Национальная политика и политическая социология

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Политология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Задания для самостоятельной работы

1. Социально-этнические процессы в современной Украине. Национальная политика

2. Политическая социология и политический маркетинг

1. Социально-этнические процессы в современной Украине. Национальная политика

В современном мире проживает около 3,5 тысяч наций, народностей, этнических племен. Большинство народов составляет многонациональные государства. Если в странах Европы насчитывается около 300 наций и народностей, в США, Канаде, Латинской Америке проживает около 600 наций и народностей) то в Азии, Африке, Австралии более 2600 различных наций и народностей и этнических общностей, племен и родов. Здесь не происходит ни ассимиляции, ни длительной интеграции. Процессы консолидации возможны только в середине крупных этносов.

Современные этнические процессы неоднозначны. До 70-х годов XX века в мире существовало мнение, что по мере развития индустриального общества сглаживаются языковые и религиозные различия, исчезают этнические границы. Однако ярко выраженная тенденция унификации образа жизни народов, но не произошло сглаживание разнообразия и этнической окраски в одежде, еде, жизни, интернационализации общественного производства и т. д. 70 — 80-е годы XX в. стали переломными в истории многих государств и этносов в связи с провозглашением на всех континентах планеты этнического возрождения.

Реальное совместная жизнь наций и народностей далеко от безпроблемности. Основная беда заключалась в том, что противоречия, социальные бедствия загонялись в глубь, становились латентными. В национальной политике не учитывалась специфическая особенность национальных и межнациональных отношений, как своеобразных общественных отношений. Своеобразие национальных отношений заключалась в том, что национальные отношения включали отношения всех сфер общественной жизни — экономические, социальные, политические, духовные, предусматривали их анализ как единства материального и идеального. Это вызывалось тем, что стали болезненно заявлять стремление национальной замкнутости, местничества, потребительские настроения. В экономической сфере разворачивается интенсивный процесс интернационализации экономических отношений. Национальный компонент в экономике перестает играть решающую роль, а выдвигаются общегосударственные интересы, экономическая целесообразность и производственная необходимость.

Непонимание таких явлений привело тому, что национальные аспекты развития экономики стали представляться как функциональные специфические отрасли народного хозяйства, свойственных одному или нескольким нациям. Игнорирование национально-особенного в экономике, значительные просчеты в реализации назревших проблем материального производства, слабое учета интересов людей проявлялись в огромных социально-экономических потерях, утрате национального суверенитета, в диктате сильных высоко развитых государств и наций.

Анализ просчетов в национальной политике в Украине показывает, если интересы представителей одной нации и национальности преувеличиваются, то это ведет к ущемление интересов других национальностей. Политика местничества проявилась и в странах Прибалтики, Молдавии, в Казахстане, когда общие верные рассуждения о национальном суверенитете вернулись межнациональной напряженностью, возрождением и недоверием между коренным населением и представителями других наций. И много недостатков в современном обществе стали своеобразным продолжением достоинств, когда в национальной политике реализуются неоправданно приоритеты.

Украина длительный период делилась всем необходимым с Россией, Молдовой, Казахстаном, Закавказьем в интересах их экономического и социального развития, теперь попала в чрезвычайно тяжелое, даже зависимое положение: население большинства регионов Украины живет хуже, чем население многих соседних государств. Это стало определенной основой для появления украинского национализма, особенно в тех случаях, когда в угоду неправильно понятым национальным интересам одних народов их права и обеспечение этих прав доминировали над стремлениями других наций и народностей. И то, что раньше считалось оправданным в отношениях между народами, стало препятствием дальнейшему развитию национальных отношений.

Распад СССР, создание суверенных государств и резкое обострение взаимоотношений между нациями, народами, этническими общностями выявили те подспудно политические процессы, что скрыто в жизни многих народов. Попытки на новой основе реанимировать процесс создания Союза не только как экономическое пространство, но и политическое единство, имеют слабую поддержку, часто встречают или сопротивление или неоднозначное его трактовки. Готовность возродить Союз основном проявляется в глубинных пластах общественного сознания, чем в действиях национальных лидеров. С целью формирования национальной политики социология должна сосредоточить внимание на изучении специфики и особенностей национальных и межнациональных отношений, раскрыть их место и роль в сфере общественной жизни. Стоит подробнее выяснить идеи суверенитета, самостоятельности Украины потому, что эти идеи привлекательны, потому способствуют рациональной и эффективной организации национального хозяйства и тем, что в национальном самосознании получает отражение идея защиты национальных интересов, достижения справедливости.

В социологии наций становится важным направлением исследований социальная сфера, потому что именно в социальной сфере решаются вопросы социальной структуры, создаются условия для повседневной жизни людей и др., становится острее влияние факторов, связанных с функционированием общественного сознания, сложившегося в начале 90-х годов, требует более детального анализа национальных отношений.

Особым направлением социологии наций является и многообразие интересов и явлений, происходящих в духовной жизни общества и охватывают образование, культуру, науку, межнациональное общение и др. Интернационализация экономической и социальной жизни объективно толкает национальное самосознание рассматривать духовную жизнь как наиболее полное воплощение достижений национальной культуры, сферу национальной самобытности. И это действительно так. Именно культура, язык, обычаи и традиции народа хранят больше, чем другие сферы общественной жизни, национально-особенное, специфическое, присущее именно нации, народности и т. д. Естественно, национальный фактор все больше приобретает ведущее значение.

Что такое национальная политика? Кто есть ее субъектами? В чем состоит мерило эффективности и национальной политики? Что говорит об этом опыт человечества, Украины, других стран СНГ?

Национальная политика -- это целенаправленная деятельность из регулирования отношений между этносами, нациями и группами (народами), что оказывается в сознательном влиянии государственных и общественных организаций на развитие межнациональных и межэтнических отношений с целью их нормализации, стабилизации и гармонизации. Национальные отношения вместе с нациями, народностями и другими этническими общностями являются объектами национальной политики. А ее субъектами становятся государство, органы государственной власти, политические партии, общественные организации и т. п.

В теории и на практике нужно учитывать, что национальная политика, социальная политика, экономическая политика, демографическая политика и другие виды политической деятельности тесно взаимосвязанные между собой. В разных системах связи они соотносятся как общее и особое, целое и часть. Социальные, экономические, языковые, демографические аспекты национальной политики превращают ее в составную часть этих видов политики.

Вместе с тем национальная политика как система является концентрированным выражением социальной, экономической, языковой, демографической политики.

В национальной политике нужно различать стратегические и текущие задачи. Стратегические задачи в сфере национальных отношений являются общими для всех наций и народностей любого государства и рассчитанные на определенный исторический период. Что касается политики текущего момента, то она определяет цели и задача, которые вытекают из сегодняшней ситуации. Затем в механизме национальной политики очень важным есть дифференцирован подход, который учитывает конкретную ситуацию данного региона или национально-территориальной единицы. Разрабатывая региональную национальную политику, необходимо принимать во внимание географические факторы, демографические процессы, исторические особенности формирования данной наций или народности, ее национальной государственности, национальный состав населения, соотношение коренного и некоренного населения, религиозность, особенности национальной психологии, национальные традиции, обычае, взаимоотношения данной республики с соседними и т. д.

В любом случае непременным условием эффективной национальной политики есть учеты закономерностей, тенденций развития наций и национальных отношений, научный подход к анализу существующих проблем. Там, где вопрос национальной политики рассматриваются не на началах научного анализа, и, становятся неминуемыми просчеты и ошибки. Это, в свою очередь, создает основу для обострения национальных чувств и недоразумений между теми или другими группами населения, восстановление стариков межнациональных споров.

Политическая практика удостоверяет, что эффективной есть такая национальная политика, которая отвечает демократическим принципам решения национальных проблем. Для этого надо не только внедрить у жизнь принцип равноправия наций, а еще и дополнить провозглашение юридическо-правового равенства наций их фактическим равенством в экономической, социальной и культурно-духовной сферах жизни. Реализация разных мер для развития наций и народностей, которые живут ныне в Украине, должны сопровождаться также преодолением тех негативных последствий, которые принесла «национальная политика», осуществляемая сталинской тоталитарной системой.

Августовские события 1991 года в бывшем СССР открыли новую страницу в межнациональных отношениях и со всей остротой поставили перед политическими деятелями новых независимых государств требование относиться к решению национальных проблем из позиций взвешенности, четкого учета реалий жизни, из позиций последовательного демократизма и социальной справедливости. Осуществление именно такой политики способно обеспечить реализацию жизненно важных интересов всех и каждой отдельно взятой наций и народностей. Одним из положительных примеров именно такого политического подхода могут быть принятые Верховной Радой Украины закон о гражданстве, Декларация прав национальностей Украины, договори между Украиной, Российской Федерацией и другими республиками бывшего СССР, которые создали необходимые правовые основы для развития дружеских добрососедских взаимоотношений между народами этих государств. Так, например, в Декларации прав национальностей Украины что «Украинское государство гарантирует всем народам, национальным группам, гражданам, которые проживают на ее территории, уровне политические, экономические, социальные и духовно-культурные права. Представители народов и социальных групп избираются на равных правах к органам государственной власти всех уровней, занимают любые должности в органах управления, на предприятиях, в учреждениях и организациях. Дискриминация за национальным признаком запрещается и наказывается по закону». Итак, в этом важном государственном документе провозглашается и гарантируется в законодательном порядке широкий круг прав граждан во всех сферах общественной жизни. Реализация положений Декларации будет содействовать налаживанию дружеских отношений, мирному сожительству граждан свыше 100 национальностей, которые живут в Украине.

В национальной политике важно не только своевременно «снять» уже существующие разногласия, а и их предусмотреть. Так, например, переход к рыночным отношениям объективно содержит в себе возможность обострения национальных разногласий, поскольку отличия в уровнях социально-экономического развития республик и регионов приводят к неодинаковым стартовым возможностям. Другой пример. Демократизация избирательного процесса и переход на альтернативную систему выдвижения и выборов депутатов могут привести к сужению в законодательных органах представительства тех или других народов, потери принципа пропорционального представительства наций и народностей в структуре власти, которая, в свою очередь, будет порождать межнациональное недоверие и образа.

В национальной политике кардинальным есть вопросы о соотношении общечеловеческого и национального моментов, нахождения образов их гармонизации. Взаимодействие национальных и общечеловеческих интересов есть сложной и характеризуется наличием существенных разногласий, зато удачное объединение этих интересов создает такая взаимосвязь и такую взаимозависимость, которые обеспечивают прогрессивное развитие как всего содружества, так и отдельных наций и народностей.

Продолжительное время в нашем обществе в теории и на практике властвовал тезис о приоритете общечеловеческого над национальным, о безусловном подчинении национального общечеловеческому. Это привело к тому, что под поводом защиты общечеловеческих, общегосударственных интересов игнорировались национальные, ограничивались права республик, усиливались тенденции к унитаризму. Современная национальная практика не воспринимает такого подхода. Национальное и общечеловеческое находятся в диалектическом единстве, где на первый план выходит то одно, то другое в зависимости от исторических условий и конкретных задач.

Научная концепция национальной политики вытекает из определения национальных ценностей и интересов каждого народа, их диалектического синтеза с общечеловеческими. При современных условиях целесообразно подчеркивать не на подчинении национальных интересов общечеловеческим, а на них согласовании. Это не происходит само собой, а достигается последовательной и активной национальной политикой, для проведения которой необходимо создать действующие государственные, общественные и экономические механизмы, которые бы обеспечивали такое органическое объединение интересов.

Суть научно обоснованной национальной политики в Украине -- это постоянный баланс общегосударственных, общечеловеческих интересов всех народов и этнических групп, которые здесь проживают.

Однако в национальной политике любого многонационального государства возможные и проявления национализма. Национализм -- явление многогранное и разнообразное. Но за всей многообразии конкретных проявлений он имеет определяющий признак: признание собственной национальной исключительности и противопоставления своей наций другим. Национализм -- это старание обеспечить господствующее положение своей наций, удовлетворить ее интересы без учета интересов других народов или даже за счет их ограничение. Ясная вещь, что национализм одних может порождать только национализм других.

В национальной политике важно четко отделять в самом деле национальное от националистического. Это одна из необходимых условий политического руководства и управления. К национальному принадлежит законное, справедливое стремление каждой наций сохранить свою самобытность, язык, традиции, уклад жизни, историческую память -- все то, без чего у человека нет национального самочувствия и национального достоинства.

Националистическое -- это болезненное, искаженное, доказанное к крайностям национальное чувство. Причем переход одного в другое происходит часто незаметно для самого человека, под влиянием эмоций. Так, при условиях недостаточной политической и общей культуры справедливые требования реального суверенитета иногда превращаются в национализм и изоляционизм. За тех самых условий, когда не удовлетворяются элементарные социальные нужды, значительного распространения могут набрать идеи национальной обособленности, национальной нетерпимости, попытки искать виновников среди представителей других наций.

Иногда тяжело бывает отличить национальное от националистического. Граница между ними часто малозаметная. Национализм, паразитируя на естественных национальных чувствах, стремлении к национальному возрождению, старается вести свою политическую игру на деформациях прошлого. За недостаточного уровня политической и общей культуры, за взрыва страстей и эмоций в сознание народа легко внедряется бацилла национализма, который рано или поздно разрушит любой общественный организм, «съест» душа народа.

Вот как писал об этом еще прошлого столетия выдающийся российский мыслитель В. Соловьев: «национализм, или национальный эгоизм, то есть стремление отдельного народа к утверждению себя за счет других народностей, к господству над ними, является полнейшим искажением национальной идеи; в нем народности со здоровой, положительной силы превращается в болезненное, негативное усилие, опасное для высших людских интересов, способно довести народ к упадку и гибели. «

Характеризуя чрезвычайно большое значение национальной проблемы для дальнейшего развития России, М. С. Грушевский отмечал, что «без преобразования России в свободный союз народов немыслимое полное обновление, ее полнейшее освобождение от темных пережитков прошлого». Ученый также подчеркивал, что стойкими в общественной жизни есть лишь те отношения между нациями, которые базируются на взаимной выгоде, на таком развитии, когда свобода и суверенитет одного народа не ограничивают свободы и суверенитета другого. «

В национальной политике нужно четко различать рост национального самосознания и национализма. Рост национального самосознания -- это естественное и законное следствие экономического и культурного прогресса народов

Противодействуя любым проявлениям национализма, важно быть чутким и чувствительным ко всем законных требований и ожиданий национального характера. Но необходимо видеть и то, что ныне появились безответственные политиканы, своего рода национал-карьеристы, которые паразитируют на идеях и лозунгах обновления, выдавая узкогрупповые интересы за общенациональные.

Главная задача в сфере этнонациональной жизни -отход от политики национального диктата и национального насилия. В национальной политике клин клином не выбивают. Однако в Украине определенные политические силы действуют именно так, как делалось за тоталитарного общества, только будто с «противоположным знаком». Если национальная политика в бывшем СССР строилась на насильническому «слиянии» народов и наций в один «советский народ», то теперь определенные националистические силы ее строят на таком же насильническом их размежевании или на ассимиляции национальных меньшинств национальным большинством. Считая, что нации определяются исключительно «генофондом», а следовательно, национальность конкретный человек установлен «априори», от рождения, кое-кто в решении национального вопроса снова выходит из искусственно сконструированных идеологических схем и постулатов, навязывая их каждому гражданину, игнорируя его собственное мнение, его старание, его убеждение, его счастье.

Старание на «массу», а не на личность, неотъемлемое от насилия над этой личностью, давно уже стало чем-то наподобие «условного рефлекса» для нашего общества. Сначала «массой» полагал пролетариат, а теперь кое-кто передал эту роль «народам» и «нациям». Это приводит не только к экономическим и социальным неладам, к политическому напряжению, а и к кровопролитию (Закавказье, Югославия). Национальная жизнь не признает насилия. Как нельзя искусственно ускорить ход этнического развития человечества, согнать нации до одной «груды», так нельзя искусственно сводить заборы между нациями, консервировать отличия между ними. И то, и то есть одинаково опасным и одинаково трагическим.

Какое же общество должно быть в нашей многонациональной Украине? Нормальное цивилизованное общество без лишнего уклона к «национальному» или (как раньше) к «классовому». Общество, где превыше всего будет цениться Человек, а все другое будет производным от этой наивысшей ценности. Общество, где спокойно и свободно живут и развиваются разные народы, не мешая друг другу, не убивая друг друга, не подчиняясь друг другу и не требуя такого покорения от других. Не истерическая биологическая закомплексованность, не националистическая само-замкнутость, а счастье человеческое -вот где высший критерий развития и прогресса любого общества.

Итак, конечная цель последовательно демократической национальной политики состоит в согласовании национальных и межнациональных отношений. Исходя из этого, можно сделать вывод, что гармонизация межнациональных отношений есть возможной, если, во-первых, процесс единения, сближение, а потом и интеграции наций происходит естественно, когда постепенно вызревают для этого процесса объективные и субъективные предпосылки. Во-вторых, гармонизация межнациональных отношений может состояться, если правильно выбрано политические формы объединения народов (федерация, конфедерация, содружество, ассоциация и т. п.) и гарантированно свободный выход из объединения. В-третьих, если интегративные процессы обеспечивают реальные положительные результаты для всех участников такого объединения. В-четвертых, если субъекты сообщества будут оставаться равными в своих правах и обязанностях, а определенное ограничение сферы реализации их суверенитета (что почти всегда неизбежно) будет добровольным самоограничением, а не следствием давки более сильных (ярким примером такого положительного объединения есть отношения 15 стран Европы в рамках созданного ими Европейского Союза). В-пятых, если процесс интеграции будет нацелено не на нивелирование этнонациональных отличий, а на максимальное развитие этнонациональной самобытности народов. В-шестых, если национальная политика будет гибкой, способной быстро приспосабливаться к вечно сменным условиям жизни и развития народов и наций. Затем главным фактором гармонизации национальных и межнациональных отношений есть создания правового демократического государства. Практика свидетельствует, что за тоталитарных и авторитарных режимов неизбежно возникает дисгармония в межнациональных отношениях, которая приводит к этнополитических конфликтов, хаоса и насилия в обществе.

Все это дает возможность приходить к общему выводу, что гармонизация межнациональных отношений -не состояние, а беспрерывный процесс. Управление этим процессом со стороны государства хоть и очень сложная, но абсолютно реальная вещь. Усилие и средства, израсходованные на такое руководство, есть целиком оправданными. Реальный пример этого -Швейцария, Финляндия, Швеция, Норвегия, которые обеспечивают ныне своим гражданам или не наивысший в мире жизненный уровень и характеризуются высокой стабильностью этнополитической ситуации.

2. Политическая социология и политический маркетинг

Предмет политической социологии как науки и научной дисциплины является темой незавершенных дискуссий. Это связано с тем, что политическая социология сформировалась как результат синтеза социологических и политических знаний, социологизации политической науки, развиваясь в рамках каждой из этих наук. Поэтому она определяется иногда как дочерняя дисциплина социологии и политологии.

Понятие «социология политики» безошибочно определяет участок, подразделение общего поля социологии так же, как, например, социология религии, отдыха и т. д. Используя его, мы уточняем, что подход, область или фокус исследования социологичны.

Понятие «политическая социология», напротив, нечетко. Оно может употребляться как синоним социологии политики, но может означать и что-либо другое. Употребление понятия политической социологии делает фокус подхода неясным. Многие европейские исследователи, подобно Морису Дюверже, полагают, что «в самом общем смысле эти два понятия (политическая социология и политические науки) синонимичны»

Определяя линию, разделяющую социологию и политическую науку, Смелсер утверждает: «Фокус научной дисциплины может быть охарактеризован перечнем зависимых и независимых переменных, которыми занимается исследователь». Социология может быть определена как дисциплина, которая «предпочитает в качестве объясняющих переломных социально-структурные условия». Соответственно, политическая наука может быть определена как наука, предпочитающая использовать в этих целях политико-структурные условия. Бендикс и Липсет придерживаются этой же точки зрения, утверждая, что «политическая наука начинает с государства и исследует, как оно воздействует на общество, а политическая социология начинает с общества и изучает, как оно влияет на государство"8.

Можно также утверждать, что независимыми переменными причинами, детерминантами или факторами для социолога являются в основном социальные структуры; в то время как независимыми переменами-причинами, детерминантами или факторами для политических исследователей являются в основном политические структуры.

После разделения политической науки и социологии встает вопрос о наведении мостов через пропасть, их разделяющую, -- мостов интердисциплинарных. Политическая социология является одним из таких связующих мостов. Она -- междисциплинарный гибрид, в котором должны сочетаться социальные и политические объясняющие переменные.

Следует признать, что предложенное определение политической социологии в значительной степени нормативно. Создание политической социологии как подлинно междисциплинарного подхода, как результат сбалансированного перекрестного соглашения между социологами и политологами является скорее задачей будущего, чем характеристикой сегодняшнего ее состояния. В действительности многое из того, что определяется как «политическая социология», -- это не что иное, как социология политики, незнакомая с политической наукой.

Политическая социология сегодня представляет собой зачастую «социологическую редукцию» политики. Этот подход так же легитимен, как и остальные, но мы будем именовать его «социологией политики». В своей часто цитируемой энциклопедической статье Яновиц утверждает, что наряду со стратификационным подходом всегда существует и «институциональный подход» к политической социологии, определенный влиянием Вебера, у которого «политические институты являются… независимыми источниками социетальных изменений"9.

Политическая социология рождается только тогда, когда социологический и «политологический» подходы сочетаются и пересекаются. Если «социология политики» имеет дело с неполитическими причинами того, почему люди в политической жизни поступают именно так10, то политические социологи должны для выяснения этого включать и политические причины. Подлинная политическая социология в связи с этим является междисциплинарным прорывом, занимающимся поиском широкомасштабных моделей, включающих в качестве переменных данные каждого составляющего компонента.

Если, например, речь идет о партиях, подлинная политическая социология предполагает объяснение того, как партии обусловлены обществом и как общество определяется наличной партийной системой. Сказать, что партийная система является следствием данных социально-экономических условий, означает представить лишь часть картины. Полная картина требует объяснения, в какой мере партии являются зависимой переменной, отражающей социальную стратификацию и разделение общества на классы и, наоборот, степень, до которой это разделение определяет действия элиты и отражает структуры партийной системы.

Мы живем во все более политизирующемся мире. Это не просто означает, что политическое участие и/или политическая мобилизация становятся всемирным феноменом. Это означает прежде всего, что власть власти возрастает огромными темпами, сравнимыми с темпами роста технологии в отношении как манипулятивных и принудительных возможностей государственной власти, так и ситуации отсутствия таковой. Чем больше роль политики, тем меньше роль «объективных факторов». Все наши объективные долженствования все в большей мере подчинены и обусловлены политической неопределенностью. Тем выше в этих условиях значимость политических наук, способных предсказать эту неопределенность.

Как рассматривают предмет этой науки современные исследователи, какие точки зрения наиболее часто встречаются в этой связи, какие тут возможны подходы?

1. Политическая социология определяется как социологическое объяснение проявления власти, как такая интерпретация общей социологической теории, которая проблеме власти отводит центральное место (Ежи Вятр).

2. Как наука, занимающаяся общественными основами власти во всех институционализированных секторах общества (Моррис Яновиц).

3. Как дисциплина, изучающая взаимоотношения между обществом и государством, между социальным строем и политическими институтами (Сеймур Mapтин Липсет).

4. Как приложение общей системы отсчета переменных и объяснительных моделей социологии к исследованию комплекса различных видов политической деятельности и политического сознания (по аналогии с подходом Дж. Н. Смелзера к определению экономической социологии).

5. Как ветвь социологической науки, раскрывающая отношение общества к государству и институтам распределения и формирования власти, которое проявляется прежде всего в направленности политического сознания и политического поведения. «Политическая социология, -- отмечают Ж. Т. Тощенко г и В. Э. Бойков, -- призвана ответить на вопрос: как осознаются индивидом, социальными группами и слоями, партиями и общественными организациями существующая политическая реальность, система властных отношений, их политические права и свободы. Это дает основание представить, как гражданское общество взаимодействует с политическими институтами, структурами».

6. Как «наука о взаимодействии между политикой и обществом, между социальным строем и политическими институтами и процессами. Она выясняет влияние остальной, неполитической части общества и всей социальной системы на политику, а также ее огромное воздействие на свою окружающую среду».

Как бы ни отличались подходы к предмету политической социологии, ясно, что речь идет об изучении влияния социальных отношений (социальной сферы) на политические (политическую) и политических на социальные, иначе говоря, о диалектике их взаимодействия и взаимовлияния. Последнее проявляется в политической деятельности и политическом поведении людей, составляющих те или иные социальные общности и имеющих свои специфические интересы, содержание которых предполагает создание и функционирование специальных политических и общественных структур, институтов, организаций.

Политические социологи должны сосредоточиваться на рассмотрении того, как общество воздействует на государство, изучая «силовое поведение» во всех его проявлениях и во всей совокупности инструментов, с помощью которых оно реализуется. Это практически делает политическую социологию тождественной всей социологии. На практике, однако, политические социологи пытаются концентрировать внимание на «силовом поведении» в той степени, в какой это позволяет понимать специфику и способ работы политической системы.

Мы исходим из того, что политическая социология -- это отрасль социологии, концентрирующаяся главным образом на анализе взаимодействия политики и общества. При этом политика определяется в терминах класса действий, а не в понятиях совокупности институтов или организаций. Мы рассматриваем политику как особую совокупность социальных действий, отраженных или формируемых в многочисленных и разнообразных организационных контекстах.

Изначально получивший развитие в США, политический маркетинг пришел во Францию в 60-е годы, обретя свою собственную логику и свои ценности. Благодаря инициативе генерала Де Голля, политический маркетинг активно вводится в электоральный процесс в период президентских выборов 1965 года: в него включаются телевидение, опросы общественного мнения, афиши и эксперты по коммуникации. Тем не менее, по мнению известного французского политолога Филиппа Маарека, лишь выборы 1974 года стали переходным этапом в эволюции политической коммуникации и маркетинга, что было связано с появлением теледебатов кандидатов; кроме этого, впервые в СМИ получает легитимность информация о личной жизни кандидата — так возникает неофициальный образ претендентов на пост президента, что было невозможно во времена Де Голля. К началу 80-х годов «емкое понятие «маркетинг» уже захватило все сферы жизни Франции, соединяя в себе, казалось бы, несоединимое: практичность потребителя и извечное стремление человека к воплощению своей мечты, непреложность и объективность цифр, характеризующих рынок и клиента, и возрастающие возможности манипулятивных функций всякого рода зондажей, банализацию сценария и персонализацию «марки» политика, каналы массовой информации как инструмент демократизации общества и превращения его в режиссируемый спектакль. Но главное, именно маркетинг, ставший неизбежным элементом продвижения к власти политиков, аккумулировал в себе и секреты создания ««марки» и того, как она может завоевать рынок политический и своего потребителя — общество».

Ф. Маарек предостерегает от механистического переноса принципов, методов и направлений коммерческого маркетинга в сферу политического. Они значительно различаются спецификой процесса приобретения и потребления, а политические события гораздо более непредсказуемы, чем развитие коммерческого сценария. Политический маркетинг помимо этого не сводится к использованию суммы методов «промоушена», он с самого начала задействует целую систему политической коммуникации.

В политический маркетинг входит и избирательный, имеющий более ограниченную цель: помочь политическим партиям и кандидатам разработать и провести эффективную выборную кампанию. Политическая реклама активизируется в период перед выборами, когда обостряется политическая борьба, когда на карту ставится политическое будущее страны или региона, когда возрастают шансы на достижение вершин власти политическими силами, когда ужесточается конкуренция между ними. От того, насколько умело организована кампания, насколько полно учтены все нюансы политического выбора, насколько правильно расставлены акценты в представлении кандидатов и их программ в решающей степени будет зависеть успех тех или иных сил на выборах.

Так называемый эффект «падения Берлинской стены» существенно повлиял на изменении логики политического маркетинга. Президентская кампания 1995 года во многом нетипична, ибо она принадлежит уже новой эпохе, где прежние стереотипы теряют актуальность, она «…окончательно превратила электоральный сценарий в борьбу марок. На ее логике завязаны не только усилия специалистов по рекламе и маркетингу: ее продвижение вовлекает в электоральный спектакль крупные финансы и средства массовой информации: траектории бизнеса и политики окончательно пересекаются в политическом маркетинге».

Поэтому был отвергнут классический сценарий борьбы между левыми и правыми: именно по этой причине сначала основное действие полностью было сведено к соперничеству Жака Ширака и Эдуарда Балладюра — представителей правого лагеря. Оно развивалось настолько остро, что общество на какое-то время забыло о выходе на сцену еще одного участника — социалиста. Лишь к концу восстановилась традиционная расстановка сил — во втором туре за президентское кресло вступили в борьбу социалист Лионель Жоспен и Жак Ширак от Объединения в поддержку Республики. Но и ее кульминация — теледебаты двух участников второго тура за неделю до голосования — тоже отличались своей спецификой: дискуссия соперников практически лишена остроты прежних идеологических противоречий. Так, Л. Жоспен выступил под маркой «кандидата-гражданина», усилив только к концу кампании социалистическое измерение своей программы. Это дало ему возможность нейтрализовать недовольство части французов слишком длительным пребыванием социалистов у власти. Э. Балладюр заявил о себе как о «свободном кандидате», не связанном идеологическими обязательствами ни с какой партией.

Итак, «Французы не полагают более, что правые или левые противостоят друг другу по основным проблемам развития общества. Все только вообразимые предложения перекочевывают из одного политического лагеря в другой без комплексов и табу. Различия основываются на человеке, манере, его стиле».

Конструирование марки политика и ее «существование» в общественно-политическом пространстве в электоральный период президентской кампании 1995 года подчиняются все более жестким правилам. Некоторые из них сформулировал французский политолог Ф. Маарек.

Во-первых, «марка политика» должна пребывать в гармонии с его личностью, не приходя с ней в противоречие. Для иллюстрации он приводит классическую ошибку, допущенную Валери Жискар Д’Эстеном. Рискуя предстать перед избирателями как «крупный буржуа», он решил завоевать симпатии простых избирателей, не имеющих высокого социального статуса. Для этого он демонстрировал свое умение играть на аккордеоне, зная приверженность к этому инструменту именно этой категории французов. Телепередачи, в которых Д’Эстен музицировал, привлекли всеобщее внимание и, казалось, уже растопили некоторую неприязнь к нему у части общество. Однако возникшая «близость» вкусов мгновенно исчезла, когда кандидат не смог ответить в прямом эфире на вопрос о стоимости билета в парижском метро.

Перед началом любой кампании только исследование позволяет сконструировать ее стратегию, что позволяет сэкономить время и деньги. По мнению Ф. Маарека, исследование включает два основных этапа: определение направлений кампании и анализ «пространства» (потенциальные объекты коммуникации с точки зрения политических конкурентов); конкретная постановка целей кампании — выделение сегментов электората, создание «марки» кандидата.

Одним словом, к первому пункту относится сбор всевозможных статистических данных и создание максимально точного портрета своего избирателя, а ко второму — его количественное и качественное изучение.

Качественное исследование заключается в создании трех мини групп, выражающих позитивное, негативное и неопределенное мнение о потенциальном кандидате. В течение дебатов участники дают оценку кандидату, а также набрасывают его идеальный портрет, который был бы для них привлекателен. Затем необходимо только сопоставить сильные и слабые стороны кандидата с сильными сторонами его идеального образа и, в соответствии с этим, что-то оставить, что-то изменить или усилить.

Опрос общественного мнения позволяет впоследствии что-то подтвердить, опровергнуть и выявить намерения голосования.

политический маркетинг социология

Использованная литература:

1. Арутюнов С. А. Народы и культуры: развитие и взаимодействие. — М., 1989.

2. Астахов Д. И., Калугин В. М. Межнациональные отношения: некоторые социально-политические и экономические аспекты. — Л., 1989.

3. Національні відносини на Україні. — К., 1991.

4. Соціологія: Підручник За ред. проф. В. П. Андрющенка, проф. M.I. Горлача. — К. -Харків, 1998.

Электронные источники

politmarketing. ru

sbiblio. com

socipolit. ru

sociology. kharkov. ua

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой