Понятие убийства и его квалификация

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1. Развитие норм об уголовной ответственности за убийство

1.1 Ответственность за убийство в дореволюционном праве

1.2 Ответственность за убийство в советском уголовном праве

Глава 2. Понятие убийства и его квалификация

2.1 Понятие убийства в российском праве

2.2 Юридический состав и некоторые проблемы квалификации убийства

Заключение

Библиография

ВВЕДЕНИЕ

Защита прав человека является одной из важнейших проблем в современном мире. Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав человека и гражданина — обязанность государства, которую оно осуществляет различными способами, в том числе и с помощью уголовно-правовых мер. С учетом конституционных положений и реалий криминальной и социально-политической обстановки общества в Уголовном кодексе РФ в качестве приоритетов уголовно-правовой охраны на первое место поставлена защита личности: ее жизнь, здоровье, свобода и достоинство. Жизнь человека представляет собой основополагающую социальную ценность. «Жизнь человека — самый ценный и хрупкий дар природы» Лаврин А. Хроники Харона. Энциклопедия смерти. — М., 1993.- С. 11. Демографы утверждают, что половина жителей земли умирает преждевременно и значительная часть из них — в результате насилия. Особое место среди причин преждевременной смерти занимает убийство, которое является наиболее тяжким из признаваемых законом преступлений, поскольку посягает на естественное и неотчуждаемое, раз и навсегда данное природой и признанное государством благо — человеческую жизнь. История свидетельствует, что убийство является одним из наиболее древних преступлений. Отношение к убийству, несмотря на значительную смену эпох и цивилизаций, осталось в целом неизменным от первых времен до наших дней.

За последние 20 лет в период социально-экономических реформ криминальная обстановка в стране резко менялась: так, в 1990 году было зарегистрировано 15,6 тыс. убийств и покушений на убийство, а в 2000 году — 31,8 тыс. Согласно статистическим сведениям Федеральной службы государственной статистики (Росстат) среди зарегистрированных преступлений в 2011 году доля убийств и покушений на убийство составила 0,59% (14,3 тыс.), в 2012 году — 0,58% (13,3 тыс.), в 2013 году — 0,56% (12,4 тыс.). Согласно данным МВД РФ в Российской Федерации за январь — декабрь 2013 года в результате преступных посягательств погибло 36,7 тыс. человек (?5,1%), здоровью 52,8 тыс. человек причинен тяжкий вред (+4,3%) Статистические сведения Министерства внутренних дел Российской Федерации. Причем это только данные официальной статистики без учета латентной преступности, реальная цифра убийств может быть существенно больше.

При совершении убийства человек лишается жизни.

Невозместимость утраты человеческой жизни обуславливает важность профилактической работы и предупреждения убийств. Однако в тех случаях, когда преступление уже совершено, перед органами дознания, следствия, прокуратуры и суда встает задача привлечения к уголовной ответственности и наказания виновного. Решение этой задачи требует правильного применения уголовного закона — квалификации убийства в соответствии с его точным смыслом. Квалифицировать (от латинского quails — качество) — значит относить некоторое явление по его качественным признакам, свойствам к какому-либо разряду, виду, категории. Квалифицировать преступление — значит дать ему юридическую оценку, уголовно-правовую норму, предусматривающую это деяние. Квалификация убийства представляет собой основополагающую, фундаментальную, стержневую часть, ядро применения уголовного закона в следственной и судебной практике. При квалификации убийства аккумулируются многочисленные проблемы и уязвимые места уголовного закона, неточности теоретических концепций: не всегда верно оценивается как объективная, так и субъективная сторона преступления, эмоциональное состояние субъекта преступления. Присутствуют и спорные моменты в разъяснениях Пленума В С РФ по квалификации различных вариантов убийств, отграничения от смежных преступлений, причинения смерти по неосторожности и др.

Актуальность выбранной темы связана, во-первых, с особой значимостью охраняемых общественных отношений — общественных отношений, обеспечивающих неприкосновенность человеческой жизни, которая является высшей ценностью современного социума, поскольку «в парадигме „личность-общество-государство“ именно личность занимает главенствующее место. А, в свою очередь, право на неприкосновенность жизни является фундаментом ее правового статуса» Баулин Ю. В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. — Москва, 2009. Во-вторых, с тем обстоятельством, что, несмотря на явно прослеживающуюся тенденцию гуманизации общества, нельзя не признать наличие деструктивных процессов, проявлением которых, в частности, являются достаточно высокий уровень агрессии, жестокости, высшей и наиболее опасной формой которых, и является убийство. Изложенное свидетельствует о необходимости научного исследования и теоретического анализа понятия убийства и его квалификации, практики применения законодательства об ответственности за убийство и разработки научно обоснованных рекомендаций по совершенствованию правоприменительной практики. Все это обусловливает необходимость проводимого в настоящей работе исследования.

Цель исследования — дать характеристику уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за убийство, выявить проблемы квалификации убийства на основе изучения истории уголовной ответственности за убийство, анализа законодательных норм и судебной практики применения ст. 105 УК РФ.

Для достижения указанной цели поставлены следующие задачи:

1. Рассмотреть историю развития российского законодательства о преступлениях против жизни.

2. Рассмотреть современное понятие убийства, проанализировать его сущность.

3. Осуществить общий уголовно-правовой анализ убийства.

4. Рассмотреть вопросы квалификации убийства.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в процессе установления уголовной ответственности за убийство, а также возникающая совокупность правовых, практических и теоретических проблем при квалификации преступления.

Предметом исследования являются уголовно-правовые нормы, регламентирующие уголовную ответственность за совершение убийства.

Методологическую основу исследования составляют общие теоретические и специальные методы исследования: индукция и дедукция, анализ и синтез, исторический метод, сравнительно-правовой и статистический методы исследования.

Нормативно-правовую основу исследования составили нормы Конституции Российской Федерации, уголовно-процессуального, уголовного законодательства, иные законодательные акты, Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и др.

Теоретической основой исследования послужили научные труды в области уголовного процесса, уголовного права и криминологии, посвященные проблемам установления уголовной ответственности за совершение убийства и его квалификации, изучение и обобщение материалов научно-практических и научно-теоретических конференций, публикации в периодической научной печати.

В настоящем исследовании использованы работы таких известных отечественных специалистов в области уголовного права, как С. С. Алексеев, Ю. М. Антонян, В. М. Баранов, В. И. Борисов, И. И. Горелик, Н. С. Таганцев, A.B. Наумов, А. И. Рарог, Г. С. Саркисов и др.

Структура работы обусловлена целями и задачами исследования, необходимостью логичного и последовательного изложения материала и состоит из введения, двух глав, содержащих четыре параграфа, заключения и библиографии.

ГЛАВА 1. РАЗВИТИЕ НОРМ

ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕСТВЕННОСТИ ЗА УБИЙСТВО

1.1. Ответственность за убийство в дореволюционном праве

История развития уголовного законодательства показывает, что жизнь и здоровье человека всегда занимали особое место в системе уголовно-правовой охраны. О преступлениях против жизни на протяжении столетий писали не только специалисты-правоведы, но и философы, священнослужители, историки. Убийство является одним из наиболее древних преступлений. Вследствие этого не только древнейшие религиозные вероучения, но и книги законов всегда выделяли и рассматривали вопрос об убийстве и его последствиях, что в конечном итоге привело к установлению определенной ответственности преступников сначала перед общиной (табу и запреты), а с возникновением государств и перед обществом (признание преступлением).

Разнообразие способов совершения убийства, сложность его состава и насильственный характер вызывают необходимость тщательного изучения вопроса о том, как понимали ранее умышленное убийство, по каким признакам отграничивали его от смежных составов.

Впервые в памятниках русского права убийство, как преступление, упоминается в договоре князя Олега с греками в 911 г. Статья 4 этого договора гласит: «Русин ли убьет Христианина или Христианин Русина, да умрет на том месте, где он совершил убийство…». В данной норме нет определения понятия убийства, очевидно, тогда уже исходили из предположения, что это понятие общепринято. Однако выделены субъекты (русин, грек) и объект преступления (жизнь).

«Основным древнерусским источником светского писаного права в литературе признается Русская Правда (ее самый древний список датирован 1016 г.). Данный источник содержит нормы различного характера, в том числе и уголовно-правового. Необходимо отметить, что преступления в Русской Правде назывались „обидой“. Нормы об ответственности за убийство содержались во всех редакциях „Русской Правды“, однако в ней еще не было четкого разграничения между убийствами и другими посягательствами на жизнь» Исаев И. А. История государства и права России. — М.: Юрист, 2005.- 445 с.

Согласно статье 1 Русской Правды за убийство устанавливается право мести членов семьи убитого, с четким перечислением ее круга, а также устанавливается вира (т.е. уплата) в размере 40 гривен и дается примерный список лиц, за которых платится вира. Следует отметить, что данная норма содержит единое наказание — право мести, либо вира 40 гривен, которая не зависит от сословного положения убитого.

В период феодальной раздробленности Руси наиболее известным источником, содержащим нормы уголовно-правового характера, можно считать Псковскую судную грамоту 1467 г. Грамота не выделяла простого состава убийства, а имела ст. ст. 1 и 96, в соответствии с которыми смертной казни предавались разбойники-убийцы, т. е. лица, совершившие убийство в разбое. Способы смертной казни в Грамоте не оговаривались.

Во второй половине XIV века вокруг Московского княжества начинают объединяться русские земли. К основным документам того периода, содержащим нормы уголовного права, следует относить Судебники 1497 и 1550 гг., а также Соборное уложение 1649 года. В соответствии с нормами Судебников преступники обозначались как «лихие люди», т. е. опасные. Особо выделялись в Судебниках квалифицированные виды убийства, например государское убийство, т. е. убийство господина, за которое определяется «живота не дати» (ст. 9 Судебника 1497 г., ст. 61 Судебника 1550 г.). В период Судебников за совершенные убийства предусматривалось наказание в виде смертной казни.

Уложению, принятому Земским собором в 1649 г., характерна дальнейшая дифференциация преступлений против жизни. В нем предусматривается ответственность за различные виды убийств. Хотя преступления, посягающие на жизнь, в Уложении и не были систематизированы, в нем четко выделялись отягчающие обстоятельства убийства: совершение этого преступления в присутствии государя, на государевом дворе, а также в церкви. К тяжким относились убийства родителей, законных и незаконных детей, родственников, господина, мужа; убийства, совершенные ратными или служивыми людьми, а также сопряженные с разбоем, иным насилием или кражей. Все эти убийства наказывались смертной казнью.

«В зависимости от формы вины выделялись умышленное и неумышленное убийство; случайное (невиновное) причинение смерти было ненаказуемым, что отменяло положение, предусмотренное „Записью о душегубстве“, относившее любое лишение жизни человека к преступлениям» Исаев И. А. История государства и права России. — М.: Юрист, 2005.- 445 с.

В период царствования Петра I идет дальнейшее обострение противоречий между различными социальными группами, что обусловило проведение законодательной реформы — были утверждены Воинский артикул (1715 г.) и Морской устав (1720 г.), которые были изначально предназначены для военных, но за недостатком общего уголовного законодательства стали распространяться и на обычных граждан. В Артикуле воинском была дана более четкая дифференциация убийств, совершенных умышленно и неосторожно, дано деление убийств на простые и квалифицированные.

Воинский устав и Морской устав (1720 г.) впервые устанавливали ответственность и за покушение на убийства «намеренные к убийству». В то же время подчеркивалось, что неумышленное убийство не подлежит наказанию. Поскольку все убийства, как при отягчающих обстоятельствах, так и без них, наказывались смертной казнью, то различие состояло только в способе ее исполнения. Так, за простое убийство назначалось отсечение головы (арт. 154). За квалифицированные виды убийства назначалось повешение или колесование (арт. 161, 162, 163). Как квалифицированные убийства рассматривались отцеубийство, детоубийство, отравление, убийство по найму, убийство солдатом офицера. Впервые в российском уголовном законодательстве предусматривается ответственность за убийство на дуэли, которое относилось к квалифицированным видам. К квалифицированному виду убийства относилось и посягательство на свою жизнь: в случае самоубийства «наказанию подвергался труп, который палач должен был отволочь в бесчестное место и закопать».

«В Воинском уставе Петра I впервые упоминанается о причинной связи, как признаке элемента субъективной стороны: „Надлежит подлино ведать, что смерть всеконечно ли от бытия приключилась…“ (арт. ст. 154)» Кабурнеев Э. В. Развитие законодательства об ответственности за убийство //Журнал российского права. 2007. № 8. — СПС «Гарант».

Следующим документом, регламентирующим уголовно-правовые нормы стал Свод уголовных законов 1832 г., который вступил в силу с 1 января 1835 г. В нем была предпринята попытка дать определение понятия убийства, а именно: «Насильственная смерть, причиненная другому человеку нанесением ран, ушиба или отравления, почитается смертоубийством».

Вновь посягательство на жизнь дифференцировалось на умышленное и неосторожное. Убийство случайное, без намерения, при отсутствии малейшей неосторожности не наказывалось. Умышленные убийства подразделялись на простые и квалифицированные. Квалифицированными видами убийства признавались лишение жизни родителей, братоубийство, убийство одним из супругов другого супруга, убийство начальником подчиненного и подчиненным начальника, чадоубийство, убийство на дуэли.

Таким образом, в Своде законов, наряду с очевидными новеллами, в значительной степени суммировались нормы предшествующих периодов. И все же Свод законов уголовных был казуистичен и не отличался высоким уровнем законодательной техники.

С 1845 г. на территории Российской империи вступил в силу новый уголовный кодекс под названием «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных», действовавший с изменениями вплоть до социалистической революции 1917 г. «Указанное Уложение было наиболее прогрессивным в сравнении с предыдущими уголовно-правовыми законами» Кабурнеев Э. В. Развитие законодательства об ответственности за убийство //Журнал российского права. 2007. № 8. — СПС «Гарант».

В Уложении в разделе, посвященном преступлениям против жизни, здоровья, свободы, чести частных лиц, на первом месте были расположены преступления против жизни. В Уложении убийства дифференцировались на простые, квалифицированные, привилегированные и совершенные по неосторожности. «В Уложении о наказаниях убийства располагались по убывающей степени тяжести — от наиболее тяжких преступлений до деяний, хотя и направленных против жизни, но считавшихся невиновными и ненаказуемыми» Исаев И. А. История государства и права России. — М.: Юрист, 2005.- 445 с.

Общим основополагающим признаком ряда тяжких убийств являлся предумышленный (заранее задуманный) характер преступления. К тяжким предумышленным убийствам относились: совершенные повторно; жены или мужа, сына или дочери либо любого родственника по восходящей или нисходящей линии; начальника, господина, хозяина либо члена семьи названных лиц; беременной женщины; совершенное путем поджога, взрыва или иным способом, когда опасности подверглось несколько лиц; совершенное из засады; с целью ограбления или получения наследства; посредствам отравления.

«Система норм об ответственности за посягательства на жизнь в Уложении 1845 г. выгодно отличалась от предыдущего законодательства, она была продумана и выстроена на основе анализа предшествующего законодательства и практики его применения» Исаев И. А. История государства и права России. — М.: Юрист, 2005.- 445 с. Однако Уложение оставалось законодательством крепостного строя, которому свойственны казуистичность и громоздкость формулировок.

Критика недостатков Уложения 1845 г. подтолкнула царское правительство к принятию решения о разработке нового Уголовного уложения. Впервые к созданию проекта были привлечены ученые-криминалисты — Н. С. Таганцев, Н. А. Неклюдов, И. Я. Фойницкий. Уголовное уложение было принято в 1903 г., но в 1904 г. вступили в действие лишь статьи о политических преступлениях.

Как и в Уложении о наказаниях 1845 г., в Уголовном уложении 1903 г. преступления против частного лица размещались на последнем месте. В Уголовном уложении 1903 г. система преступлений против личности была более совершенной: отнесение убийства к квалифицированному виду зависело, например, от отношений родства (убийство матери, отца, жены, мужа), социального положения потерпевшего (должностного лица при исполнении или по поводу исполнения им служебных обязанностей), способа совершения преступления (путем отравления) и др.

Однако следует подчеркнуть, что система и редакция статей о преступлениях против жизни в Уложении была запутанной и вызывала недоразумения в практике. Вследствие этого она должна была быть заменена.

1.2 Ответственность за убийство в советском уголовном праве

«Сразу же после Октябрьской революции Советское правительство пустило „на слом“ все судебные учреждения и юридические институты царской России. Было отменено царское законодательство, Декрет о суде № 1 предписывал революционным трибуналам руководствоваться революционным правосознанием. Развитие уголовного права было обусловлено содержанием государственной власти, ее целями» Загородников Н. И. Преступления против жизни по советскому уголовному праву. — М.: Наука, 2010.

Первым законом, в котором были кодифицированы уголовно-правовые нормы, устанавливающие ответственность за преступления против жизни, явился УК РСФСР 1922 г., введенный в действие с 1 июня 1922 г. В основе структуры кодекса лежало разграничение преступлений по объекту посягательства. «Если объектом посягательства выступала только жизнь человека, то преступление признавалось убийством. В тех же случаях когда наряду с жизнью преступление посягало и на другой объект, оно было отнесено в УК к соответствующим главам» Курс советского уголовного права/Ред. кол А. А. Пионтковский, П. С. Ромашкин, В. Н. Чхиквадзе — М.: Наука. Т. 5. — СПС «Гарант».

Примечательно, что Особенная часть начиналась с государственных преступлений, глава 2 — должностные (служебные) преступления, глава 3 — нарушение правил об отделении церкви от государства, глава 4 — преступления хозяйственные. Ответственность за преступления, посягающие на жизнь, была установлена в гл. 5 УК «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности». В разделе 1 «Убийство» предусматривалась ответственность: за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах (ст. 142), за умышленное убийство без отягчающих обстоятельств (ст. 143), за умышленное убийство при смягчающих обстоятельствах (ст. 144 и ст. 145); за неосторожное убийство (ст. 147).

УК РСФСР 1922 г. относил к преступлениям против жизни производство аборта лицом, не имеющим медицинской подготовки, либо в ненадлежащих условиях (ст. 146). В отличие от Уголовного уложения 1903 г., УК РСФСР не предусмотрел в качестве самостоятельного вида убийства убийство матерью своего новорожденного ребенка.

«Между тем, недостатки Кодекса 1922 года были столь очевидными, что вскоре пришлось применять более прогрессивный на тот период времени Уголовный кодекс РСФСР 1926 года, в который частично вошли нормы об ответственности за различные виды убийства, предусмотренные предшествующим кодексом. Принятый У К РСФСР в 1926 г., по существу, оставил систему преступлений против жизни, которая была сформулирована в УК РСФСР 1922 года» Кабурнеев Э. В. Развитие законодательства об ответственности за убийство //Журнал российского права. 2007. № 8. — СПС «Гарант». Были повышены размеры санкций за преступления против жизни. Уголовное законодательство 1926 г. предусматривало следующие виды лишения жизни: 1. Убийство умышленное: а) с отягчающими обстоятельствами (ст. 136 УK); б) без отягчающих вину обстоятельств (ст. 137 УК); в) со смягчающими вину обстоятельствами (ст. ст. 138, 139 УК). 2) Неосторожное лишение жизни (ст. 139 УК).

Субъектом убийства, как и большинства остальных преступлений против жизни и здоровья, признавалось вменяемое физическое лицо, достигшее 12-летнего возраста.

«Существовавшая редакция ст. 136, на наш взгляд, была неудачной во многих отношениях. Так, например, п. „г“ ст. 136 УК РСФСР 1926 г. говорит об убийстве „с целью облегчить или скрыть другое тяжкое преступление“. Однако в советском уголовном праве не было еще понятия тяжкое преступление» Курс советского уголовного права/Ред. кол А. А. Пионтковский, П. С. Ромашкин, В. Н. Чхиквадзе — М.: Наука. Т. 5. — СПС «Гарант».

Согласно советскому уголовному законодательству (1926г.) существовала ответственность за убийство, когда с объективной стороны имело место и бездействие. Сущность подобных преступлений заключалась в несовершении действий, которые данное лицо юридически обязано было совершить, без требования наступления какого-либо результата.

В УК РСФСР 1926 г. был введен новый состав, где объектом посягательства была жизнь человека, — это «доведение лица, находящегося в материальной или иной зависимости от другого, жестоким обращением последнего или иным подобным путем до самоубийства или покушения на него». Других изменений в уголовное законодательство об ответственности за преступления против жизни не вносилось до 1954 г.

Президиум Верховного Совета СССР 30 апреля 1954 г. принял Указ «Об усилении уголовной ответственности за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах». Применение этого Указа позволило значительно усилить борьбу с умышленными убийствами при отягчающих обстоятельствах, повысить предупредительное воздействие уголовного закона. Вместе с тем практика ставила вопрос о дальнейшем совершенствовании законодательства об убийствах. Эту задачу в то время разрешил УК РСФСР 1960 г., который, сохранив прежнюю классификацию преступлений против жизни, внес серьезные изменения в характеристику обстоятельств, отягчающих умышленное убийство (ст. 102 УK РСФСР). По У К РСФСР 1926 г. перечень отягчающих обстоятельств не был исчерпывающим (п. «а» ст. 136 предусматривал умышленное убийство из корысти, ревности и иных низменных побуждений), что в ряде случаев приводило к неправильной квалификации умышленных убийств. В число отягчающих обстоятельств (ст. 102 УK РСФСР 1960 г.) были включены достаточно четкие, не требующие домысливания обстоятельства: совершение умышленного убийства из корыстных побуждений (п. «а» ст. 102); из хулиганских побуждений (п. «б» ст. 102); совершенное в связи с выполнением потерпевшим своего служебного или общественного долга (п. «в» ст. 102); с особой жестокостью (п. «г» ст. 102); совершенное способом, опасным для жизни многих людей (п. «д» ст. 102) и др.

Помимо убийства с отягчающими обстоятельствами, УK РСФСР предусматривал ответственность за убийство, совершенное без отягчающих обстоятельств (ст. 103 УK) и со смягчающими обстоятельствами, влекущих квалификацию по ст. ст. 104, 105 УК РСФСР.

Объективная сторона убийства, ответственность за которое предусматривалась ст. 103 УK, выражалась деянием в виде действия или бездействия, заключавшегося в лишении жизни другого человека и повлекшего наступление общественно опасного последствия — смерти потерпевшего. Вследствие этого под убийством в советском уголовном праве понимали деяния, связанные с умышленным лишением жизни человека. В отличие от Кодекса 1926 г. субъектом по рассматриваемым преступлениям в соответствии с нормами УК РСФСР 1960 года признавали физическое вменяемое лицо, достигшее не 12-летнего, а 14-летнего возраста.

Уточнялась диспозиция ст. 107, предусматривающая ответственность за доведения до самоубийства лица, находящегося в материальной или иной зависимости от виновного. Не только воспроизводилось указание на жестокость обращения виновного с потерпевшим, но и вместо слов «иным подобным путем» вводился признак систематического унижения личного достоинства потерпевшего.

Однако УК РСФСР 1960 г. не был свойствен приоритет общечеловеческих ценностей, преимущественное уважение прав и свобод человека. Напротив, в нем преобладала защита государственного интереса над защитой интересов граждан. В нормы УК РСФСР 1960 г., предусматривающие ответственность за преступления против жизни, был внесен ряд изменений в 1962 — 1994 гг. Это вполне закономерное явление, так как действенность и эффективность законодательства проверяется на практике, в ходе его применения. Так, в ст. 102 УК РСФСР был изменен п. «б» — предусмотрена ответственность за совершение убийства не только лица, но и его близких родственников, а также с целью воспрепятствования законной деятельности должностного лица. В число отягчающих обстоятельств убийства были включены совершение его по предварительному сговору группой лиц и на почве национальной или расовой вражды или розни Курс советского уголовного права/Ред. кол А. А. Пионтковский, П. С. Ромашкин, В. Н. Чхиквадзе — М.: Наука. Т. 5. — СПС «Гарант».

В УК РФ 1996 года впервые в истории нашего уголовного законодательства дается определение понятия убийства. Убийством признается только умышленное причинение смерти другому человеку (ч.1 ст. 105). В отличие от УК РСФСР (ст. 106) УК РФ не знает термина «неосторожное убийство», ибо в общественном сознании «убийство» ассоциируется лишь с умышленным причинением смерти. Такой подход соответствует и традициям русского дореволюционного уголовного права. Причинение смерти по неосторожности образует по новому УК РФ самостоятельный состав преступления (ст. 109).

С развитием российского общества, с укреплением нравственных и религиозных позиций происходит переоценка значимости посягательств на жизнь, о чем свидетельствует то, что в настоящее время Особенная часть УК РФ начинается с преступлений против жизни и здоровья, в частности, с убийства. За последнее время в России проведены массы реформ, в том числе, реформированию подверглось и уголовное законодательство. Была проделана огромная работа, которая продолжается и по сей день.

Глава 2. ПОНЯТИЕ УБИЙСТВА И ЕГО КВАЛИФИКАЦИЯ

2.1. Понятие убийства в российском уголовном праве

Среди всех ценностей нематериального характера, осознанных большинством людей в демократических обществах — права и свободы человека считаются самыми важными. Основным личным правом человека является право на жизнь. Оно провозглашается Конституцией Р Ф (ст. 20) и закреплено Всеобщей декларацией прав человека (ст. 3), а также Международным пактом о гражданских и политических правах, где в статье 6 сказано: «Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни» Международный пакт о гражданских и политических правах от 16. 12. 1966 г. Понятие «убийство» неразрывно связано с жизнью и смертью человека, поэтому без выяснения содержания этих понятий нельзя говорить об определении убийства.

«Жизнь человека — это не только общественное отношение, но и биологическое состояние человека. Отсюда неправомерно лишение жизни любого человека, независимо от возраста (новорожденный, престарелый, молодой и т. д.), морального и физического облика и состояния (негодяй или весьма порядочный человек; физически и умственно здоровый или тяжело больной, невменяемый и т. д.)» Страмилова Т. П. Уголовная ответственность за простое убийство: Автореф. дисс. к.ю.н. — М., 2002. — 24 с. «Жизнь — пишет Ф. Энгельс, — есть способ существования белковых тел, и этот способ существования заключается в постоянном обновлении их химических составных частей путем питания и выделения» Кудрявцев В. Н. Теоретические основы квалификации преступлений / В. Н. Кудрявцев. — М., 1963. — 16 с. С прекращением этих функций прекращается жизнь человека.

Определение начального момента жизни человека дл сих пор вызывает большую трудность. Основные точки зрения по этому вопросу сводятся к тому, что часть авторов моментом начала жизни считают определенный временной срок с момента зачатия, другие — с момента, когда ребенок отделился от утробы матери и начал самостоятельно дышать, третьи полагают, что с момента начала родов. В подтверждение первой позиции, хотелось бы обратиться к результатам проведенной в декабре 1996 года Сессии Совета Европы по биоэтике, на которой ученые пришли к выводу о том, что эмбрион является человеком уже на 14 неделе после зачатия. Поэтому посягательство на жизнь плода должно являться посягательством на жизнь человека. Аналогичную позицию занимают и некоторые отечественные ученые. Так, с точки зрения Г. Б. Романовского, лицо, находящееся в коме, поддерживается с помощью искусственных мероприятий (вентиляция легких, питание, кровообращение и т. п.), и законодатель не считает, что с потерей сознания человек утрачивает и право на жизнь. «Так почему же не рожденному еще ребенку, который не может существовать вне организма матери и самостоятельно функционировать, не обеспечить право на рождение и не создать максимальную защиту его права на жизнь в период новорожденности?!» Романовский Г. Б. Гносеология права на жизнь / Г. Б. Романовский. — СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2003. — 15 с. Также, Т. П. Страмилова считает, что уголовное законодательство должно защитить права человеческого эмбриона или плода еще в утробе матери, «так как существование эмбриона (плода) в утробе матери, сопровождающееся плацентарным дыханием, представляет собой не что иное, как форму жизни человека — только в другой биологической среде» Страмилова Т. П. Уголовная ответственность за простое убийство: Автореф. дисс. на соискание ученой степени к.ю.н. — М., 2002. — 24 с.

Нельзя не упомянуть о другом мнении, приверженцы которого связывают момент начала жизни с первым вздохом новорожденного и наступлением дыхания (Н.С. Таганцев, М. Д. Шаргородский, И. Я. Фойницкий, В. И. Теребилов и др.). Последователи данной точки зрения утверждают, что если преступление было направлено против еще не родившегося ребенка (плода), то это деяние должно рассматриваться как аборт. Придерживаясь таких же взглядов, А. Н. Красиков, утверждает, что начальным моментом жизни человека является полное изгнание или извлечение продукта зачатия из организма беременной, т. е. когда плод отделился от утробы роженицы и начал дышать Красиков А. Н. Ответственность за убийство по российскому уголовному праву. — Саратов: Изд-во «Сарат. ун-тет», 2010.

Третью точку зрения по вопросу начала жизни поддерживают такие ученые как С. В. Бородин, А. И. Коробеев, А. А Жижленко, А. А. Пионтковский, Э. Ф. Побегайло, Б. С. Утевский, предлагающие вести отсчет начала жизни новорожденного не только с момента отделения плода от утробы матери и начала самостоятельной жизни, но и во время рождения ребенка не начавшего внеутробной жизни. А. А Жижленко пишет: «Пока роды не начались будет на лицо умерщвление плода, а не убийство, но как только роды начались, а в особенности если часть младенца появилась наружу, можно говорить о рождении человека, убийство которого должно быть наказуемо» Жижиленко А. А. Преступления против личности / А. А. Жижиленко.- М., 1927. — 140 с.

Таким образом, по вопросу определения момента начала жизни, наиболее правильной представляется позиция о том, что моментом начала жизни считается начало процесса физиологических родов. Такой подход отражает гуманистическую направленность современного законодательства и обеспечивает уголовно-правовую охрану жизни не только рожденного, но и рождающегося человека.

Естественным и неизбежным завершением жизни является физиологическая смерть человека вследствие старения организма. Однако некоторая часть людей умирает в результате патологической, преждевременной смерти, вызванной болезнью или насильственными действиями. К патологической смерти относится и убийство, которое является родом насильственной смерти.

Смерть человека признавалась наступившей с момента прекращения дыхания и сердечной деятельности. Но остановка дыхания и сердцебиения еще не означает действительной смерти, так как необратимые изменения в центральной нервной системе наступают не сразу, а по истечении 5−6 мин. До истечения этого времени смерть человека называют клинической Райский М. И. Судебная медицина. — М., 1953. — 33 — 37 с.

В настоящее время Закон Р Ф от 22. 12. 1992 № 180−1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека» в ст. 9 определил установление смерти: «Заключение о смерти дается на основе констатации необратимой гибели всего головного мозга (смерть мозга)», т. е. момент начала распада нервных клеток коры головного мозга. Представляется, что окончательное определение понятия смерти должно быть выработано медицинскими работниками и юристами совместно. Таким образом, лицо признается умершим в тот момент, когда наступило необратимое и полное прекращение всех функций коры головного мозга. Именно с этого момента начинают действовать все правовые последствия, связанные со смертью индивида.

Итак, действующий УК РФ впервые в истории российского уголовного законодательства дает легальное определение убийства. Согласно ч. 1 ст. 105 УК РФ убийством признается умышленное причинение смерти другому человеку. Однако его нельзя признать полным, так как в нем не указывается на противоправность причинения смерти другому человеку. Нельзя понимать под убийством лишение жизни человека в состоянии необходимой обороны (ст. 37 УК РФ) либо при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ). Не является убийством в уголовно-правовом смысле причинение смерти другому лицу, совершенное невменяемым лицом или лицом, не достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность. С учетом данных положений в работе предлагается следующее определение убийства: убийство — это общественно опасное противоправное деяние, совершенное лицом, подлежащим уголовной ответственности, заключающееся в умышленном лишении жизни другого человека.

Важно отметить, что, во-первых, убийство — причинение смерти другому человеку. По данному признаку проводится отличие убийства от самоубийства, которое по уголовному праву России не является преступлением, а также от несчастного случая.

Во-вторых, причинение смерти — необходимое последствие преступления, предусмотренного составом ст. 105 УК РФ. Таким образом, деяние может быть квалифицировано как убийство лишь при причинении насильственной смерти потерпевшему.

В-третьих, убийство — это умышленное лишение жизни. Неумышленное, то есть неосторожное убийство УК РФ отвергается, хотя признается причинение смерти по неосторожности — ст. 109 УК РФ.

В-четвертых, в отличие от правомерного лишения жизни, несчастного случая и самоубийства, убийство преследуется как противоправное деяние, предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса.

Что же касается видов убийства, то по уровню общественной опасности и в соответствии с принципом справедливости, действующий уголовный закон четко выделяет три вида убийств: простое убийство (ч.1 ст. 105 УК РФ), убийства с отягчающими обстоятельствами (ч. 2. ст. 105 УК РФ), убийства со смягчающими обстоятельствами (ст. 106−107 УК РФ.).

Наибольшую же общественную опасность представляют убийства с отягчающими обстоятельствами или квалифицированные убийства. Квалифицированным убийством принято называть убийство, совершенное при наличии хотя бы одного из отягчающих обстоятельств (квалифицирующих признаков), перечисленных в ч. 2 ст. 105 УК РФ.

2.2. Юридический состав и

некоторые проблемы квалификации убийства

Общее учение о составе преступления является основой для выявления наличия или отсутствия в действиях лица конкретного состава преступления, т. е. теоретической базой правильной квалификации совершенного деяния. Для обоснованного привлечения к уголовной ответственности и правильной квалификации необходим тщательный анализ, каждого признака состава преступления (объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны) и их совокупности на базе диспозиции соответствующей нормы Особенной части Уголовного кодекса и фактических обстоятельств исследуемого деяния.

Итак, объект преступлений против жизни — жизнь другого человека. Объект является тем общим признаком, который объединяет все виды убийств в одну группу преступлений, посягающих на человеческую жизнь. В случае, когда выясняется объект преступления по конкретному делу, то речь идет обычно о потерпевшем, о конкретной человеческой личности.

Со смертью человека прекращается уголовно-правовая охрана его жизни, и, следовательно, нельзя говорить об убийстве, когда лицо стреляло с целью лишения жизни в уже умершего человека. Убийство при таком положении совершить невозможно, но и действия лица все же представляют общественную опасность, так как последствия не наступают по не зависящим от лица обстоятельствам. Оно должно отвечать за покушение на негодный объект. уголовный правовой ответственность убийство

Объективную сторону убийства образуют: общественно-опасное деяние, направленное на лишение жизни потерпевшего; его общественно-опасные последствия — наступление смерти потерпевшего. Обязательному установлению подлежит причинная связь между деянием и наступившими последствиями (смертельным исходом). Ф. Энгельс писал: «Причина и следствие суть представления, которые имеют значение, как таковые, только в применении к данному отдельному случаю» К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 20, стр. 635. В связи с этим по каждому делу об убийстве необходимо установить, что наступившая смерть потерпевшего — следствие определенных действий в конкретной обстановке их совершения.

Убийство относится к преступлениям с так называемым материальным составом. Оконченное убийство имеет место в тех случаях, когда в результате деяния виновного последовала смерть. При этом не имеет значения, наступила ли смерть сразу или последовала спустя какой-то промежуток времени после этого.

Убийство может быть совершено как путем действий (физических либо психических), так и бездействия. Чаще всего убийство совершается путем действия, нарушающего функции или анатомическую целостность жизненно важных органов человека. Действия, которыми причиняется смерть, в большинстве своем физические. Однако убийство может осуществляться и путем психического воздействия. Убийство путем бездействия может иметь место лишь в тех случаях, когда виновное лицо обязано было заботиться о потерпевшем и когда оно должно было и могло совершить определенные действия, могущие предотвратить смерть.

Также при выяснении объективной стороны убийства необходимо уделять внимание месту, времени, способам и орудиям, всей обстановке совершения этого преступления. Некоторые способы совершения убийства учитываются законодателем в качестве отягчающего данное преступление обстоятельства (особая жестокость, общеопасный способ — п. «д», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Субъект убийства общий, согласно положениям УК РФ (ст. 19,20,21) им может быть лишь физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 14 лет. Субъект убийства должен быть вменяем, то есть способен осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими.

Субъективная сторона убийства представляет собой психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию, характеризующееся виной, мотивом, целью и эмоциями. Некоторые ученые не включают в содержание субъективной стороны эмоции, полагая, что они не имеют сколько-нибудь существенного уголовно-правового значения. Однако эмоции включены законодателем в отдельные составы преступления.

Согласно психологической теории вины каждое общественно опасное и противоправное действие (бездействие) вменяемого человека считается волевым и сознательным. Всякое волевое и сознательное деяние мотивированно и целенаправленно, т. е. совершается по определенному мотиву и для достижения конкретных целей.

Психологическое понимание вины, ограниченное законодательно определенными формами умысла и неосторожности, представляет собой серьезную преграду для объективного вменения, в связи с чем любая фактическая, но невиновная причастность к деянию, какие бы тяжкие последствия оно не причинило, не может рассматриваться как преступление и служить основанием для привлечения к уголовной ответственности.

Субъективная сторона убийства характеризуется только умышленной виной. Умысел при этом может быть как прямым, так и косвенным. Лицо осознает, что совершает деяние (действие или бездействие), опасное для жизни другого человека, предвидит возможность или неизбежность наступления смерти потерпевшего и желает (при прямом умысле) либо сознательно допускает наступление смерти или безразлично относится к ней (при косвенном умысле). «Разграничение прямого и косвенного умысла имеет значение для индивидуализации ответственности, а в некоторых случаях и для отграничения убийства от других преступлений. Это относится, например, к квалификации покушения на убийство. Пленум Верховного Суда Р Ф в постановлении „О судебной практике по делам об умышленных убийствах“ (ст. 105 УК РФ) от 27. 01. 1999 г. № 1 (далее по тексту — постановление Пленума В С РФ № 1) разъяснил, что покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом» Дагель П. С., Котов Д. П. Субъективная сторона преступления и ее установление. — М.: Юрист, 2008.

Большое значение имеет установление по делам этой категории мотивов и целей лишения потерпевшего жизни. Мотив и цель преступления, которые принято относить к факультативным признакам субъективной стороны, в составе убийства приобретают роль обязательных признаков, поскольку от их содержания зависит квалификация убийства. Мотив — это побудительная причина к совершению преступления. Он характеризует волю субъекта. Целью является то последствие, к наступлению которого стремится виновный, совершая преступление. Мотив и цель обычно разграничиваются в законе и имеют самостоятельное значение для квалификации некоторых видов убийства.

Наряду с мотивами и целью необходимо также учитывать и эмоциональное состояние лица, совершившего преступление. Эмоции — от лат. emovec (потрясаю, волную), выполняют роль внутренних сигналов. В психологии и философии выделяют четыре основные формы эмоциональных состояний, которые различаются силой и продолжительностью: чувство, аффект, страсть, настроение. Далеко не все эмоции имеют уголовно-правовое значение, не все могут быть составным компонентом субъективной стороны преступления: уголовное право учитывает лишь те из них, которые сопровождают процесс подготовки и осуществления преступного деяния, например, аффект (сильное душевное волнение, вызванное неправомерным поведением потерпевшего). Представляется, что правильное определение субъективной стороны имеет большое юридическое значение, как для квалификации, так и для индивидуализации ответственности.

Убийство как социальное явление очень опасное преступление, которое будет жить, пока существует общество и государство, а от правильной квалификации убийства зависит судьба человека. Неправильная — нарушает принципы справедливости в уголовном праве.

При квалификации преступления происходит применение нормы Особенной части УК РФ. Для осуществления правосудия важна правильная квалификация, когда преступление получает оценку в соответствии с точным смыслом уголовно-правовой нормы и установленными фактическими обстоятельствами его совершения. «Квалификация убийства — определение, установление и юридическое закрепление точного соответствия между фактическими признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовным законом» Ярошенко О. Н. Убийство, понятие и квалификация: Дис. … канд. юрид. Наук. — Н. Новгород, 2003. — 212 c. Квалификация убийства имеет свой предмет и методы. Предметом квалификации является результат, вывод о том, что фактические признаки состава преступления убийства соответствуют признакам состава преступления, предусмотренного уголовным законом. Квалификация убийства осуществляется с использованием различных источников. Ведущими являются Уголовный кодекс Российской Федерации, а также иные нормативные акты.

«Процесс квалификации преступлений против жизни последовательный. Первоочередным этапом процесса квалификации является отыскание, подбор статьи Особенной части, которая соответствует содеянному. Следующий этап — выяснение, нет ли обстоятельств, исключающих общественную опасность (ч. 2 ст. 14 УК РФ) либо преступность деяния, необходимой обороны (ст. 37 УК РФ), причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ), крайней необходимостью (ст. 39 УК РФ), физического или психического принуждения (ст. 40 УК РФ), обоснованного риска (ст. 41 УК РФ), исполнение приказа или распоряжения (ст. 42 УК РФ). Наличие любого из этих обстоятельств исключает состав преступления и, естественно, завершает процесс квалификации. Следующим этапом процесса квалификации убийства будет установление, не является ли содеянное оконченным преступлением, содержит ли оно признаки приготовления к преступлению или покушению на него, предусмотренные ст. 30 УК РФ, то есть состав неоконченного преступления. Затем, если к содеянному причастно лицо, не участвовавшее непосредственно в совершении преступления, выясняется его роль как соучастника — организатора, подстрекателя или пособника (ст. 33, 34 УК РФ). Далее необходимо детализировать, сопоставить совокупность фактических данных, характеризующих содеянное, с составом преступления, предусмотренного статьей Особенной части УК РФ. Таким образом, происходит мысленное вычисление той или иной части фактических данных, соответствующей элементам состава преступления. Представляется, что правильная и точная квалификация убийства обеспечивает соблюдение законности при осуществлении правосудия и выражает юридическую оценку совершенного деяния» Бородин С. В. Квалификация умышленных убийств по действующему законодательству. — М.: Наука, 2010.

Необходимо отметить, что при квалификации убийства, в частности, при определении отягчающих обстоятельств, предусмотренных ч.2 ст. 105 УК РФ, перечень которых является исчерпывающим, в теории и на практике возникает множество дискуссионных вопросов. В связи с большим объемом информации и невозможностью проанализировать все отягчающие обстоятельства в настоящем исследовании будут рассмотрены отягчающиеся обстоятельства, относящиеся к объективным свойствам убийства.

Убийство двух и более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Квалифицированным видом убийства по обстоятельствам, относящимся к преступным последствиям, является убийство двух и более лиц. «Повышенная общественная опасность убийства двух или более лиц характеризуется особой тяжестью преступных последствий (смерть нескольких человек) и особой опасностью личности убийцы, который ради удовлетворения своих интересов не останавливается перед лишением жизни нескольких человек» Ярошенко О. Н. Убийство, понятие и квалификация: Дис. … канд. юрид. Наук. — Н. Новгород, 2003. — 212 c.

Для квалификации действий по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ необходимо, чтобы действия виновного охватывались единым преступным умыслом и были совершены, как правило, одновременно. Убийство двух или более лиц предполагает, что совершается единое преступление, отягощенное гибелью нескольких лиц. Формулировка «как правило» свидетельствует о том, что в определенных ситуациях разрыв во времени при убийстве двух и более лиц полностью не исключается. Посягательство на жизнь нескольких человек может следовать через определенный промежуток времени и даже не совпадать по месту совершения убийства. В данном случае необходимо, чтобы каждый факт убийства являл собой эпизод единого преступного намерения лишить жизни нескольких человек. Так, в уголовном деле, рассмотренном Верховным судом УР, выяснилось, что в связи с тем, что соседи С. — банковский служащий Х. и его сожительница, отказывались прекратить евроремонт своей квартиры, чем очень мешали С, тот решил убить их. Он проник через балкон к Х. и задушил его шарфом, после чего оставался в квартире целые сутки, ожидая приезда женщины. На следующий день задушил и ее. Хотя между убийствами прошли сутки, т. е. они не были совершены одновременно, С. был осужден по п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ, поскольку преступление отвечало главному критерию: оба деяния были охвачены единым умыслом преступника.

В судебной практике часто возникает вопрос о том, как квалифицировать одновременное совершение убийства одного лица и покушение на убийство другого при наличии единого умысла на убийство двух лиц. В соответствии с п. 5 постановления Пленума В С РФ № 1 убийство одного человека и покушение на жизнь другого не может оцениваться как оконченное преступление — убийство двух и более лиц. Если преступное намерение убить двух лиц не было осуществлено по причинам, не зависящим от воли виновного, то содеянное квалифицируется по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 и по ч. 3 ст. 30 и по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ. При этом необходимо учитывать, что последовательность действий виновного при одновременном убийстве одного лица и покушении на жизнь другого не имеет значения для квалификации по названным статьям. Примером этому может служить следующее уголовное дело. В помещении гаража во время распития спиртных напитков между П. и Ш. В присутствии К. возникла ссора, во время которой они оскорбляли друг друга. Затем Ш. Ударил П. кулаком. После этого П. с целью убийства нанес Ш. Металлической болванкой весом 7 кг. по голове удар, который пришелся вскользь, но потерпевший упал на пол без сознания. Со скамейки пытался подняться К., которого П. дважды ударил этой же болванкой по голове, от чего тот скончался на месте. Действия П. судом были квалифицированы по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ и по ч. 3 ст. 30 и по п. «а» ст. 105 УК РФ

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой