Понятие уголовного права в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Управление образования администрации города Искитима

Новосибирской области

МОУ СОШ № 11

Реферат по правоведению: «Понятие уголовного права в России»

Выполнила:

Андрейченко Алла

Искитим 2008

Понятие уголовного права России

Уголовное право как самостоятельная отрасль, естественно, представляет собой совокупность однородных норм: Причем эта однородность в первую очередь обусловлена их содержанием. Содержательно эти нормы сориентированы, с одной стороны, на деяние, которое (согласно действующему на данный период уголовному законодательству) признается преступлением, а с другой -- на правоприменителя, который обязан оценивать совершенное деяние как преступное только в соответствии с требованиями уголовного закона и на основании его. Кроме того, однородность норм выражается и в их общей функциональной направленности. В конечном счете эти нормы предназначены воздействовать на взаимоотношения людей друг с другом, на их отношения с государством (в лице соответствующих органов) в случае совершения преступного акта; предотвращать подобные деяния в последующем.

Известно, что необходимость существования уголовного права осознается, а тем более воспринимается далеко не всеми членами общества. Однако от этого оно не утрачивает своей социальной ценности. Как раз наоборот, уголовное право утратило бы свою основную цель, если бы ориентировалось только на принцип добровольности исполнения. Требование здесь немыслимо без принудительного элемента, гарантом которого выступает государство. Принудительность уголовно-правовых норм должна быть в равной степени применима ко всем, кто совершит преступление. В определенной степени именно этим обусловлен общеобязательный характер норм уголовного права.

Общеобязательность уголовно-правовых норм предполагает, с одной стороны, что каждый, совершивший преступление, обязан претерпеть воздействие на себе уголовной ответственности, а с другой -- что правоприменитель в этом случае обязан (а не имеет право) использовать уголовно-правовые нормы.

Принудительность норм уголовного права, сопряженная с их общеобязательностью, предполагает свойство двоякого рода: во-первых, защитить потерпевшего (обиженного), т. е. восстановить или компенсировать его права и интересы, нарушенные преступлением; во-вторых, образумить преступника (обидчика), т. е. принудить его к претерпеванию тех нежелательных последствий, которые он должен (по обязанности, добровольно на себя возложенной фактом совершения преступления) понести. Иными словами, механизм уголовно-правовой защиты интересов общества от преступных посягательств есть своего рода удовлетворение потребностей каждого человека и всех людей вместе в безопасных условиях их бытия. Если право вообще и уголовное в том числе не удовлетворяет эти потребности (независимо от причин), то оно как социальный регулятор утрачивает свои нравственные и фактические позиции и теряет авторитет среди населения, превращаясь в балласт. Удовлетворение же указанных потребностей как бы подключает уголовное право к живительным социальным источникам, подпитывающим и утверждающим его как необходимый и достаточно эффективный государственно-правовой регулятор отношений между людьми.

Самостоятельность уголовного права не страдает от того, что оно оказывается включенным в систему других общественных регуляторов. Только в совокупном их взаимодействии уголовное право и может проявлять свою самостоятельность. Вне системы оно становится зловещим придатком криминально-правовой стихии. Автономность уголовного права позволяет установить совокупность признаков, с помощью которых то или иное порицаемое деяние признается преступным в силу того, что угрожает нормальному развитию или даже существованию той или иной сферы человеческого общественного или государственного бытия, т. е. становится общественно опасным.

Любое посягательство на субъект общественных отношений, морально одобряемых и нормативно урегулированных, представляет определенную опасность. Однако характер и степень этой опасности могут быть различными. Соответственно формы официальной реакции должны быть адекватны опасности такого посягательства. В одних случаях государство (законодатель) ограничивается мерами по восстановлению нарушенных законных прав потерпевшего, если речь идет о нарушении его имущественных прав, способных к восстановлению (гражданско-правовое воздействие); в других к нарушителю могут быть применены меры дисциплинарного или административного воздействия. При более опасных посягательствах действуют уголовно-правовые предписания, предполагающие уголовную ответственность.

Исходя из изложенного, можно сделать заключение, что уголовное право устанавливает прежде всего основание и пределы уголовной ответственности за те деяния, которые признаются преступлениями, и предусматривает возможность применения к виновному определенного наказания. Данное заключение подводит к логическому выводу о том, что уголовное право регулирует и случаи освобождения (при наличии законных на то оснований) от уголовной ответственности.

Бесспорным в этой связи является утверждение, что нормы уголовного права устанавливаются только государством в лице его законодательного органа.

Таким образом, уголовное право есть самостоятельная отрасль единой правовой системы, представляющая собой совокупность однородных норм высшего органа государственной власти, которые содержат описание признаков, позволяющих правоприменителю признавать деяние преступлением, и определяют основание и пределы уголовной ответственности, а равно условия освобождения от уголовной ответственности и наказания.

Система уголовного права

В результате длительной исторической эволюции уголовно-правовые нормы, рассеянные по различным источникам, постепенно сформировались в определенную систему, обладающую множеством собственных (присущих только системе) элементов: институт (совокупность однородных норм), отдельная норма, гипотеза, диспозиция, санкция нормы и т. д.; как автономная, она взаимодействует с другими системными образованиями (уголовно-процессуальным, гражданским, административным правом, моралью, психологией, статистикой и т. д.); для системы уголовного права характерна иерархичность строения (норма, группа норм, институт и др.).

Уголовное право включает в свою структуру Общую и Особенную части. В настоящее время ни у кого не вызывает сомнения необходимость такой градации. Однако еще до ХУШ в. действовали отдельные уголовные законы, определявшие конкретные преступления и предусматривающие за них конкретные санкции.

В Общей части содержатся нормы, определяющие: задачи и принципы уголовного права; основания уголовной ответственности и освобождения от нее; пределы действия уголовных законов по кругу лиц, во времени и пространстве; понятие преступления, вины, вменяемости, невменяемости, стадий совершения преступления, соучастия, давности, обстоятельств, исключающих преступность деяния. Дана система наказаний, общие и специальные основания назначения наказания и освобождения от него и др.

Особенная часть уголовного права конкретизирует объем и содержание уголовной ответственности применительно к каждому составу преступления.

Между их нормами существует тесная и неразрывная связь, так как практически невозможно применить нормы Особенной части без правил, закрепленных в Общей части. Их неразрывность определена единством содержания. Институты Общей части выполняют роль своеобразной уголовно-правовой матрицы; они имеют значение фундаментальных положений, предопределяющих всю систему уголовного права и по существу структуру его Особенной части, круг ее институтов и входящий в них перечень деяний, признаваемых преступлениями.

Иными словами, нормы Общей части, кумулируя в себе уголовно-правовые положения универсального характера, делегируют их свойства (признаки) институтам Особенной части, ориентируя тем самым законодателя на оптимально допустимые объем и содержание составов преступлений, видов и размеров наказаний, позволяющих правоприменителю решать задачу борьбы с преступностью. Именно потому нормы Общей части уголовного права носят в основном обязывающий характер, предписывают органам правосудия руководствоваться содержащимися в них постановлениями или учитывать их, применяя нормы Особенной части. В этом проявляется органическая связь Общей и Особенной частей уголовного права на уровне правоприменительной деятельности.

Вместе с тем нельзя видеть системность уголовного права лишь в его делении на две части. Как система взаимосвязанных юридических норм уголовное право слагается из соответствующих институтов, наиболее крупными из которых являются институты преступления и наказания. Они в свою очередь включают более дробные по объему, но внушительные по содержанию пединституты: например, стадии преступной деятельности, соучастие, множественность, виды наказаний, судимость и т. д. Институты состоят из отдельных норм (статей уголовного закона), содержащих не только гипотезу, диспозицию и санкцию, но и в определенных случаях различные виды составов преступлений (части статей уголовного закона): простой, привилегированный, квалифицированный и особо квалифицированный.

Уголовно-правовая система реализует себя с помощью механизма, включающего объективные и. субъективные факторы.

Объективные факторы -- это прежде всего изменение социально-правовых реалий. Вместе с тем любая правовая система, в том числе и уголовно-правовая, в силу своей статичности в определенной, а порой и в весьма существенной мере консервативна, результатом чего неизбежно возникает ее разрыв с действительностью, что чревато появлением социальных зон, не охраняемых уголовным законом. И чем больше таких зон, тем выше уровень криминогенности. Вот почему именно в различные, особенно переходные, периоды так остро стоит вопрос обновления и значительного усовершенствования уголовного законодательства.

Субъективные факторы действия уголовно-правовой системы заключаются в сознательном (субъективном) восприятии законодателем, правоприменителем и гражданами тех или иных уголовно-правовых велений. В этом плане очень важна выработка указанными субъектами своего собственного видения оптимальной модели отношения к системе уголовно-правовых норм. Если, например, законодатель улавливает зарождающиеся аномальные отношения, стимулирующие криминал, он может локализовать их своевременным установлением уголовно-правового контроля за этими отношениями.

Изложенное убеждает в одном -- развитие уголовно-правовой системы, в основе которой лежит действующее уголовное законодательство, должно осуществляться постоянно и с учетом самых разнообразных факторов, в том числе и исторических, ибо уголовно-правовые нормы, обладая социально-правовой пластикой, не лишены «янусовского двуличия»: при оценке содеянного они обращены в прошлое, а при наказании -- в будущее.

Кроме того, исторический срез анализа уголовно-правовой системы позволяет выделить следующие основные направления ее развития:

во-первых, коррекция отдельных норм уголовного права с целью приведения их в соответствие с изменившейся и постоянно изменяющейся системой социальных реалий;

во-вторых, постоянное изменение приоритетов, методов убеждения и принуждения в зависимости от категории совершаемых преступлений и степени опасности преступников.

Уголовно-правовая система непосредственно влияет на систему уголовного законодательства, имеющего с первой теснейшую связь, однако сохраняющего свою относительную самостоятельность.

Преступное деяние необходимо рассматривать в двух ракурсах: как отношение преступника к нарушаемому им личному, общественному или государственному благу; как отношение к преступнику государства, общества, потерпевшего.

В совокупности элементов уголовно-правового механизма защиты интересов личности, общества и государства от преступных посягательств должна соблюдаться четкая функциональная иерархия. Связующим, стержневым элементом выступает деятельное лицо (преступник). Нет деятеля -- нельзя вести речь и о преступлении. В связке «преступник» и «преступление» первое -- исходно, второе -- результат.

В свою очередь деяние, содержащее необходимые уго-ловно-правовые признаки, является единственным основанием уголовной ответственности. В паре «преступление» и «уголовная ответственность» ведущая роль отдается преступлению. Нет преступления -- нет основания вести речь об уголовной ответственности.

Далее, уголовная ответственность должна быть реализована судом: либо путем освобождения лица от уголовной ответственности, либо путем осуждения лица и назначения ему наказания.

Таким образом, совершая преступление, человек включает очень сложный в нравственном, психологическом, правовом и содержательном смысле механизм, действующий по принципу бумеранга: зло, им сотворенное, возвращается (должно возвращаться) воздаянием уголовно-правовой кары.

Органическая связь указанных элементов предопределяет динамику их взаимодействия, что, в свою очередь, обусловливает специфику функций, содержания предмета и метода уголовно-правового регулирования.

Функции уголовного права, предмет и метод уголовно-правового регулирования

Социальные ценности, созданные многовековой деятельностью людей, уголовное право (в содружестве с другими социально-правовыми регуляторами) охраняет от потенциальных (возможных) преступников и преступных посягательств. Такова охранительная функция.

Своими позитивными, социально-ценностными свойствами уголовное право обращено прежде всего к честным, нормопослушным гражданам, побуждая их включиться в сложный, но необходимый для развития личности, общества и государства охранительный механизм. Чем большее число людей вовлекается в его орбиту, тем меньший удельный вес должен иметь в нем уголовно-правовой регулятор. В этой связи одной из главных задач уголовного права в сфере действия охранительной функции является борьба с преступной психологией, идеологией уголовного мира и криминальным образом жизни.

Карательные, репрессивные свойства уголовное право в первую очередь обращает к тому, кто совершил (либо пытался совершить) преступление, стремясь всей силой своего принудительного заряда локализовать, а в последующем разрушить возникшее в результате этого отклоняющееся (аномальное) отношение. Конечной целью уголовного права в этом плане является «вытеснение» подобных отношений из общественной жизни. Устрашающие атрибуты, неизбежно сопутствующие процессу реализации карательных уголовно-правовых институтов (правда, с различной степенью воздействия), сориентированы на всех (в том числе и на тех, кто уже совершил преступление) субъектов общественных отношений с целью удержать их от преступного поведения (в том числе в будущем). Именно в этом и заключается основной смысл регулятивной функции. Оперативно реагируя на совершенное преступление, нормы уголовного права тем самым предотвращают наступление более разрушительного (зачастую невосполнимого) вреда социально значимым интересам людей, как бы упреждая возможные преступные посягательства. На этом этапе регулятивная функция трансформируется в охранительную. Можно сказать, что регулятивная функция есть активная (деятельная) форма охраны субъектов общественных отношений, необходимо проявляющаяся в экстремальных (преступных) ситуациях.

Если образно представить совокупность общественных отношений, подлежащих охране уголовно-правовыми средствами, в виде огромного склада, то уголовное право, по меткому выражению М. И. Ковалева, можно представить в роли сторожа (часового), готового отразить любое вторжение на охраняемый им объект. Сторож (часовой) -- весьма примитивная модель одной из основных функций уголовного права, хотя и довольно точно отражает ее суть.

Обе функции уголовного права можно, опять же образно, представить в роли печной заслонки, с одной стороны которой находится то, что так необходимо и потому подлежит охране (защите) -- свет, тепло, уют. С другой ее стороны то, что вредно и даже опасно и в силу этого подлежит вытеснению (устранению) -- дым, гарь, копоть, смрад и т. д.

Естественно, что указанные функции неравнозначны с точки зрения условно ожидаемого социального результата их реализации. Одна из них (регулятивная) решает прежде всего тактические задачи, другая (охранительная) рассчитана на дальнюю перспективу. Однако, действуя вместе, взаимообусловленно и взаимопроникновенно, они составляют суть механизма уголовно-правового регулирования.

Исходя из общетеоретического постулата образование отдельных отраслей права можно обосновать, а тем более объяснить прежде всего спецификой предмета регулирования. Известно, что предметом правового регулирования выступают социальные отношения. Установить предмет непосредственного уголовно-правового регулирования -- значит выделить группу общественных отношений, отличающихся (качественно) определенным единством. Вместе с тем было бы неверно думать, что указанные отношения однородны во всех своих проявлениях. Обособленность регулирования нормами одной отрасли права неоднородных или не полностью однородных общественных отношений обусловлена их сложностью и многообразием, тесной, а порой и неразрывной взаимосвязью. Подобно тому, как солнечный свет состоит из световых волн различной длины, что определяет различные цвета светового спектра, право, в том числе и уголовное, регулирует совокупность различных по социальной значимости и оттенкам содержания общественных связей.

Отношения, регулируемые уголовно-правовыми нормами, органично распадаются на две неоднозначные в социально-ценностном восприятии группы: на отношения необходимые, позитивные, а потому и социально полезные и отношения отклоняющиеся, негативные и в силу этого социально вредные. Если первая группа отношений (в которых заинтересовано все общество или подавляющее большинство его представителей) необходимо охраняется (защищается), наряду с уголовным правом, всей совокупностью нравственных, социальных и правовых регуляторов, то вторая группа (интерес криминально настроенных людей) обусловливает необходимость властного (принудительного) вмешательства государства путем применения уголовно-правового воздействия. Указанные группы в результате их юридического оформления приобретают статус правоотношений, в том числе и уголовных.

Итак, раскрывая суть предмета уголовно-правового регулирования, можно выделить две основные и потому универсальные поведенческие сферы человеческого бытия, в которых активно функционируют нормы уголовного права:

а) сфера правомерного поведения граждан по причинению вреда при наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния (необходимая оборона, крайняя необходимость, задержание преступника, обоснованный риск и т. д.); б) преступное поведение, сопряженное с совершением общественно опасного посягательства. Связующим компонентом этих сфер является отклоняющееся (аномальное) отношение, свидетельствующее о наличии социального конфликта, порожденного преступным актом одной из сторон этих отношений. Именно это отклоняющееся отношение и является предметом уголовно-правового регулирования, ибо только наличие этого вида отношения между людьми снимает предохранительное пусковое устройство всегда находящегося в повышенной готовности уголовно-правового регулятивного механизма. С исчезновением (устранением) отклоняющегося отношения регулятивная функция уступает место функции охранительной, которая (в отличие от регулятивной функции) не имеет остановок. Она действует непрерывно с момента вступления в силу соответствующего уголовного закона и до его полной отмены.

Приведенное позволяет сделать вывод о том, что уголовное право сориентировано на два предмета. Первый -- охрана наиболее важных для общества отношений независимо от сферы человеческой деятельности (производственной, управленческой, имущественной, духовной и т. д.). Факт совершения преступления является юридическим основанием для возникновения особых отношений между преступником и потерпевшим, интересы которого представляет государство в лице его правоприменительных органов. Содержание второго предмета как раз и составляют отклоняющиеся (аномальные) отношения, противоречащие интересам не только отдельных граждан, но и общества в целом.

В теории прочно господствует мнение, согласно которому отрасли права различаются не только по предмету, но и методу правового регулирования. Как известно, метод определяется спецификой предмета и потому выступает в качестве вторичного. Можно заключить, что он как лакмусовая бумажка выявляет особенности предмета регулирования. Будучи неразрывны, предмет и метод различаются функционально. Если первый отвечает на вопрос, какие общественные отношения должны регулироваться нормами уголовного права, то второй показывает, каким образом

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой