Проблемы расширения Североатлантического альянса и геополитические внешнеполитические ориентиры РФ

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Международные отношения и мировая экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

План

  • ВВЕДЕНИЕ
  • 1. ПРОБЛЕМЫ РАСШИРЕНИЯ НАТО: ИСТОРИЧЕСКАЯ ОШИБКА ИЛИ НЕИЗБЕЖНЫЙ ПРОЦЕСС
  • 2. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА ЕВРОПЕЙСКОМ КОНТИНЕНТЕ
  • 3. ПЛАНЫ РАСШИРЕНИЯ НАТО И ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ ОРИЕНТИРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

В последнее время в средствах массовой информации не только России, но и мира идет острая дискуссия по проблеме расширения НАТО, а также по тем проблемам, которые сопутствуют данному движению -- реформирование этого блока, программа «Партнерство во имя мира», тактика НАТО в бывшей Югославии и т. д.

Безусловно, эта проблема имеет громадное значение для России, уже сегодня определяет не только внешнюю политику нашего государства, но и в зависимости от позиции западных государств в отношении расширения НАТО будет предопределен, а впоследствии и материализован тот или иной внутренний экономический и политический курс Российской Федерации.

В силу того места, которую Россия продолжает занимать в мировой политике, проблема приобретает не столько и не только внутренний характер, а глобальный. Как бы то ни было, Россия неизбежно воспримет расширение НАТО как недружественный акт, как объединение всей Европы против нее. И тогда не исключен вариант, что Россия вынуждена будет отказаться от сотрудничества с альянсом, расширять и углублять военно-политическую интеграцию СНГ, искать союзников не Юге и на Востоке.

Справедливости ради следует заметить, что Запад в последнее время постоянно подчеркивает: условие вступления в НАТО -- нормализация отношений с Россией, а также отсутствие пограничных споров с соседями.

Фундаментальная озабоченность России состоит не только в том, что в НАТО могут вступить антироссийски настроенные страны, которые, соответственно, усилят антироссийскую ориентацию альянса. Быть может, еще важнее то, что в этом случае она окажется вне расширяющегося военного союза вместо того, чтобы быть внутри формирующейся евроатлантической системы коллективной безопасности.

Расширение НАТО выбрасывает Россию из процесса принятия важнейших решений мировой политики, то есть ставит ее вне мировой политики. Парадоксально, но факт: политически Россия оказалась сейчас дальше от НАТО, чем бывший СССР. В 1990—1991 гг., когда распадался Варшавский договор, речь шла об интеграции СССР в НАТО, об «Общеевропейском доме». Во всяком случае, тогда СССР был активным участником создания общеевропейской архитектуры, формирования общеевропейской системы безопасности. Теперь же Россию -- правопреемницу СССР -- бесцеремонно выставляют из процесса самого обсуждения будущей системы безопасности и по существу ставят перед свершившимся фактом. Россия, мол, не имеет права «вето».

В то же время, если предположить, что расширение НАТО все-таки состоится, то Европа опять станет на перепутье, вновь на протяжении нашего столетия окажется расколотой, разобщенной и пораженной соперничеством и враждой. И тогда России, скорее всего, придется противостоять в одиночку уже всем остальным европейским странам. Поэтому исследование огромного пласта проблематики, связанного с планами расширения НАТО и приоритетами внешней политики России, имеет огромное значение.

В данной работе автор на основе анализа публикаций в отечественных и зарубежных средствах массовой информации пытается проследить генезис проблемы расширения НАТО и спрогнозировать приоритеты внешнеполитического курса Российской Федерации в связи с возникновением данной проблемы. Естественно, данная работа нисколько не претендует на всеохватность такого сложного и многопланового вопроса, каким является НАТО и влияние этого альянса на европейский процесс. Реферат следует рассматривать, как лишь небольшую попытку аналитико-прогностического исследования.

1. ПРОБЛЕМЫ РАСШИРЕНИЯ НАТО: ИСТОРИЧЕСКАЯ ОШИБКА ИЛИ НЕИЗБЕЖНЫЙ ПРОЦЕСС

На проблему расширения НАТО на сегодняшний день существуют две диаметрально противоположные точки зрения.

Что же скрывается за объявлением 28 сентября с.г. решением руководства НАТО о расширении блока? Несомненно, главную скрипку здесь играют те круги США, которые намерены сохранить Североатлантический союз и после окончания «холодной войны» в качестве главного орудия доминирующего американского влияния в Европе. По известному афоризму бывшего генерального секретаря НАТО -- Исмэя, этот альянс преследовал триединую цель: «Держать Америку в Европе, держать Германию в узде, держать Россию вне Европы». Это как нельзя лучше выражало суть европейской политики США. В прошлом оправданием для существования НАТО служила советская угроза. И вдруг эта угроза исчезла, Советский Союз пал в декабре 1991 года жертвой личных амбиций Ельцина. Европейская часть России, образовавшаяся на обломках союза, сократилась до размеров, существовавших в XVII веке. В результате развала экономики и научно-технического потенциала России валовой национальный продукт страны упал примерно до 15% американского. Все это, безусловно, отвечало интересам США, они остались единственной в мире сверхдержавой.

Что касается мотивов расширения НАТО, то они выглядят весьма зыбко и легковесно. Иными они и не могут быть. Во-первых, это кажущаяся неопределенность пути, по которому пойдет Россия. А вдруг в ней победит воинствующий авторитаризм, и она вновь обернется к собиранию земель и возникнет российский вариант Югославии? Жириновщина в лице российских националистов, экстремистов и великодержавников разных мастей явилась великолепным подарком для инициаторов расширения НАТО. Во-вторых, это обеспечение безопасности стран Восточной Европы от возможной российской угрозы. Но, как это хорошо известно западным политикам, никакой реальной опасности этим странам со стороны России не исходит и в обозримом будущем исходить не может. Ей, как говорится, не до того. В-третьих, это приобщение через НАТО этих стран к западной демократии, содействие их политической стабилизации. Но почему это должно происходить в рамках военного блока? Разве они не могут сами добиться этого находясь вне блока? Безусловно, для этих стран важна интеграция в западноевропейские политические и экономические структуры. Это должно происходить эволюционно и вести к их сближению и последующему слиянию с Европейским союзом. Такое развитие явилось бы важнейшим этапом на пути к европейскому единству и должно быть только приветствоваться Россией. Однако для этого требуется длительное время, а руководство НАТО торопится.

Двадцатого октября под председательством первого заместителя министра обороны Андрея Кокошина состоялось заседание рабочей группы Межведомственной комиссии по оборонной безопасности Совета безопасности РФ.

В ходе совещания рабочей группы МВК отмечалось, что в частных беседах с рядом представителей западных стран звучала мысль, что задача расширения НАТО -- обеспечить также сдерживание растущей мощи и политического влияния Германии.

Судя по ряду выступлений, государства Центральной и Восточной Европы рассматривают Россию как потенциальный источник нестабильности в ближайшие 10−15 лет, чем и обуславливается их настойчивое стремление к скорейшей интеграции в политические и военные структуры Североатлантического союза.

Касаясь проблемы расширения НАТО, официальные представители блока утверждали, что это станет еще одним шагом на пути к достижению основной цели альянса -- укрепления безопасности и стабильности всего евроатлантического региона в целом в рамках широкой европейской архитектуры безопасности, основанной на подлинном сотрудничестве. Решение о расширении будет делом самой НАТО. Ни одна страна за пределами альянса не имеет права вето или права надзора за этим процессом и решениями.

Отношение России к намерению расширения НАТО однозначно. Так, первый заместитель министра обороны Андрей Кокошин на заседании рабочей группы Межведомственной комиссии по оборонной безопасности Совета Безопасности Р Ф отметил, в частности, следующее: «Реализация планов расширения НАТО на Восток, безусловно, будет одной из крупнейших исторических ошибок западных политиков, последствия которой могут самым драматическим образом проявиться и в краткосрочной, и долгосрочной перспективе. Намерения со стороны западных политических деятелей относительно расширения Североатлантического альянса в значительной мере является инерцией той эйфории, которая все еще не прошла на Западе от победы в «холодной войне». Сторонники расширения НАТО на Восток оказались, по словам Кокошина, не в состоянии оценить следующую фазу мировой политики, особенно в глобальном контексте, а не только в Евроатлантическом масштабе.

Не раз высказывался по этой животрепещущей проблеме президент Российской Федерации Б. Н. Ельцин. В частности, большой резонанс имело интервью Бориса Ельцина французскому телевидению накануне его визита во Францию. Так по отношению к НАТО и США президент был жесток. В связи с планами расширения альянса он призвал на помощь население Российской Федерации: «Если бы только одного президента нервировало -- это да. Но это нервирует весть народ». По его убеждению, свидетельствующему о знании чеховских слов про ружье, которое стреляет обязательно, если уж висит на стене, наличие двух блоков неизбежно приведет к столкновению.

Короче говоря, президент в очень резких тонах нарисовал картины возможного Европы в состояние «холодной войны», если экспансия НАТО осуществится.

Другими словами, Европа опять стоит на перепутье. Все больше скатывание российской элиты на позиции национализма, дурной великодержавности и «особого российского пути», ее растущие антизападные сантименты -- будь то из популистских, демагогических соображений борьбы за власть или по причине извращенных убеждений -- грозят нашему континенту и России новыми бедами. В странах Восточной и Западной Европы эти тенденции в российской политической жизни вновь вызывают опасения по поводу возможности возникновения новой «угрозы с Востока». Вместо былого антисоветизма в Европе все большее распространение получает русофобия. США и их главные европейские партнеры, пользуясь слабостью России и страхами восточноевропейцев, продвигают свои интересы на Восток Европы. К чему все это приведет? Какие приоритеты во внешнеполитической деятельности России должны проявиться как в теоретической, так и в практической областях?

2. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА ЕВРОПЕЙСКОМ КОНТИНЕНТЕ

После окончания холодной войны снова, как злой рок, дал знать о себе трагический цикл европейского развития. Европа все больше и больше стала погружаться в его начальную стадию. И если не удастся приостановить дальнейшее разрастание этого цикла, то европейский континент в четвертый раз на протяжении нашего столетия окажется расколотым, разобщенным и пораженным опасным соперничеством и враждой. Только в этом случае России скорей всего придется противостоять в одиночку уже всем остальным европейским странам.

В чем причины подобного деструктивного развития? Неужели оно фатально и неизбежно? Рассмотрим прежде всего фактор российской политики. Конечно надо учитывать влияние на нее объективных трудностей и грубых ошибок в трансформации тоталитарной советской системы в демократическое общество, воздействие связанных с этим экономических потрясений, политической нестабильности и непредсказуемости развития, разгула преступности и коррупции. Это породило в российском обществе широкое недовольство, экстремистские настроения, ностальгию по прошлому, болезненное чувство униженности страны и граждан, оживление националистических, антизападных и великодержавных пережитков.

Должна ли была официальная российская политика идти на поводу у этих тенденций? Не поставила ли она свою власти в стране в чрезмерную зависимость от развития этих тенденций? И в какой мере она сама явилась носительницей этих тенденций? К несчастью, официальный курс России впитал в себя и то, и другое, и третье. В результате его вектор резко отклонился от правильного направления, отвечающего национальным интересам России. А одним из главных составляющих этих интересов, так же как и интересов других европейских стран, является недопущение нового раскола Европы, новой конфронтации на континенте. Россия сможет осуществить демократические преобразования и добиться подлинного прогресса только на путях тесного сотрудничества с Западом. Она должна активно подключиться к строительству единой Европы, прообразом которой является Европейский союз. Только так можно предотвратить новый трагический цикл европейского развития.

Но, видимо, события в России и реакция Запада на возможные последствия идут в направлении их взаимного отчуждения и нового раскола континента. Среди прегрешений российской политики, подтолкнувшей Европу на этот путь, можно в первую очередь назвать войну в Чечне, опозорившую Россию и возродившую в европейской общественности былые страхи по поводу российского имперского экспансионизма и силового решения возникающих проблем. К этому можно причислить и в высшей степени неразумную и прямо-таки опасную позицию, занятую в последнее время Думою, президентом и военными кругами в югославском вопросе. Что касается югославской войны, то здесь прежде всего необходима солидарность России с Западом (а не истерическая демонстрация славянской солидарности с сербами), чтобы прекратить ее, в том числе и силовым воздействием на воюющие стороны, пока они окончательно не истребили друг друга. Хорошо известно, к чему вели односторонние действия великой державы в локальных конфликтах в Европе и других регионах, а тем более противопоставление себя другим великим державам и мировому сообществу государств. Это всегда служило поводом к расширению конфликта и перерастанию его в большую войну.

Если обратиться теперь к анализу западной политики в Европе, в том числе в отношении России, то нетрудно заметить, что и на нее падает большая доля вины и ответственности за возможный новый раскол континента. Пагубную роль в этом может сыграть расширение НАТО на Восток. Неуклюжими выглядят расхожие утверждения, что НАТО в этом случае идет навстречу центрально-европейским странам, просящим укрыть их от новой российской опасности под зонтиком блока. Вопрос о расширении НАТО и заполнении Соединенными Штатами военно-политического вакуума в Восточной Европе после ухода из этого региона Советского Союза был поставлен еще в 1990 г. влиятельными американскими политиками типа Киссенджера, представляющими геополитическое направление «реальной политики». Вспомним, что этот вопрос -- занял центральное место на переговорах «Два плюс Четыре». И президент Буш, и госсекретарь Бейкер, как и канцлер Коль, заверили тогда Горбачева, что Североатлантический союз не будет расширен на Восток. В подписанных в сентябре 1990 года договорах лидеры НАТО взяли на себя обязательство не размещать даже на территории Восточной Германии иностранных сил после вывода оттуда советских войск. Ныне об этом забыли.

Какой же должна была стать российская политика Вашингтона в новой раскладке сил в Европе и в мире? Можно ли было ожидать, что США вопреки сугубому прагматизму американцев великодушно помогут России стать на ноги, как они это сделали в отношении побежденных западных немцев? Конечно, нет. Западную Германию они возродили из пепла по корыстным соображениям в качестве основного противовеса советской экспансии. Объективно это было большим благом и для Германии, и для Европы. Немцы обязаны американской помощи своим высоким жизненным уровнем и сильной демократией. В отношении же России американская политика делать этого не стала и не станет. Сильная Россия не в интересах США. Зачем им мощный конкурент? Они достаточно натерпелись от Советского Союза и были рады, когда он исчез.

Что касается главных европейских партнеров США по НАТО, то и они видят для себя большой резон в расширении блока. Россия как политический и экономический партнер утратила для них былой интерес. И в этом виновата сама российская политика. Пожалуй, единственное, что их может интересовать, так это нейтрализация ядерного потенциала России. Приближение НАТО к российским границам способно принести в этом смысле значительные преимущества. Кроме того, это сулит Германии и другим странам НАТО немалые политические и экономические выгоды.

Со сравнительно недавнего времени Центральная Европа, и прежде всего четыре постсоциалистические страны -- Польша, Чехия, Словакия и Венгрия,-- превратились в центр притяжения политической энергии основных субъектов европейских международных отношений. Более того, впервые в истории эти страны сами стали их активными субъектами. Впечатление таково, что инициированные Западом дебаты о расширении НАТО создают и ситуацию, когда именно они держат в руке «золотой ключик» к системе европейской безопасности.

Такое положение можно было бы только приветствовать, если бы не одно важное обстоятельство: к сожалению, законное желание стран Центральной Европы обеспечить свою безопасность в силу роковой политической логики, а в большей степени и в результате сознательной линии Запада, трансформировалось в их стремление любой ценой вступить в НАТО и приобрело явный антироссийский оттенок. Во всяком случае, именно так это воспринимается в Москве.

Одна из основных причин сложившегося положения состоит в том, что Россия длительное время практически не занималась этим важным регионом Европы, по существу, отдав его на откуп другим странам. Односторонняя прозападная ориентация российской дипломатии привела к тому, что важнейшие интересы России в этой стратегической зоне вообще игнорировались. Регулярного диалога с «вышеградцами» не было, а отдельные встречи и консультации носили чисто формальный характер.

Однако вряд ли было бы правильным во всем обвинять наших дипломатов. Пассивность России в отношении этой группы центральноевропейских стран была связана и с вполне объективным процессом самоидентификации, осознания собственных национальных, в том числе региональных интересов. Россия все еще «входит в свой размер», формирует свои представления о национальной безопасности. По иронии судьбы, дебаты о расширении НАТО стимулировали этот процесс.

В итоге сейчас Россия заново открывает для себя страны Центральной Европы. В этом есть и свое историческое преимущество: здесь все как бы начинается с чистого листа. Новая суверенная посткоммунистическая страна открывает новые посткоммунистические страны, которые, в свою очередь, заново открывают для себя Россию. Вполне очевидно, что этап этот чрезвычайно ответственный, способный предопределить отношения России с данными странами на десятилетия вперед. Вот почему здесь особенно важна четкая и всесторонне продуманная линия поведения, взвешенность, деликатность, видение перспективы.

Можно с уверенностью сказать: курс на сближение со странами Центральной Европы, возрастание удельного веса этих стран в системе международных приоритетов России станет одной из определяющих черт ее внешней политики.

Поэтому, строго говоря, Россия и страны Центральной Европы не должны между собой обсуждать проблему расширения НАТО. Это все тот же бесконечный и бесплодный спор с Западом -- на этот раз через посредство Центральной Европы, в котором последний нас пока не слышит или делает вид, что не слышит. Со странами Центральной Европы мы должны обсуждать не будущее НАТО, а будущее Европы.

В этой связи было бы крайне желательно отделить двусторонние отношения России с Польшей, Чехией, Словакией и Венгрией от проблематики расширения НАТО. Если же это окажется невозможным… то можно было бы предложить «вышеградцам» следующую формулу: Россия уважает стратегический выбор этих стран и не может возражать против их вступления в НАТО; в то же время она выступает против расширения НАТО и ожидает от всех европейских, в том числе и центральноевропейских стран, учета ее озабоченностей. Другими словами, в твердой позиции России против расширения НАТО нет никакой антипольской (-чешской, -словацкой, -венгерской) направленности. Только на такой основе можно начинать взаимодействовать по широкому кругу вопросов европейской безопасности, если учесть, что и в России, и в центральной Европе сложились устойчивые представления и взгляды на эту проблему.

Почему же Вашингтон пошел на риск нового раскола Европы? Дело, очевидно, в том, что их всех стран НАТО Соединенный Штаты меньше всего заинтересованы в создании общеевропейского дома, даже с их участием. Общеевропейские процессы ставят под вопрос существование НАТО. Они могут привести к тому, что в Европе может возникнуть мощный центр экономической силы, равного которому не будет в мире. Это было бы очень серьезным вызовом супердержаве США. Политика объединения Европы создает такие возможности более тесного сотрудничества и сближения России и Германии -- двух самых крупных европейских держав -- чего Вашингтон сильно опасается. В этом его интересы совпадают с интересами в первую очередь Польши и Франции. Государственная политика этих стран все еще пребывает во власти «синдрома Раппало», многократно усиленного пактом между Гитлером и Сталиным. В результате расширения НАТО Германия и Россия в четвертый раз в этом веке могут оказаться снова друг против друга, даже если дело не дойдет до новой конфронтации, а приведет лишь к «холодному миру».

Пока же надо думать о том, как снизить отрицательный эффект расширения НАТО для России и Европы в целом. С российской стороны было бы непростительной оплошностью и труднопоправимой ошибкой драматизировать ситуацию, идти на обострение отношений с Западом, впасть в гибельную милитаризацию страны, самоизоляцию, зажим демократии. Надо избегать всяких действий и поводов, которые могут вести к расколу Европы, новой конфронтации и дальнейшей консолидации НАТО на антироссийских позициях. В высшей степени безответственно угрожать Западу третьей мировой войной в случае расширения НАТО, как это позволил себе генерал Лебедь.

Наоборот, в ответ на восточноевропейскую акцию Североатлантического альянса необходимы конструктивные усилия, направленные на устранение страхов и опасений общественности стран Восточной и Западной Европы по поводу новой «российской угрозы», на включение России в европейские структуры: Совет Европы, Европейский парламент и проч., на углубление сотрудничества с органами НАТО. Надо иметь в виду, что усиление антизападного крена российской политики лишает Россию последних остатков влияния в странах Восточной Европы, ибо эти страны связывают свое будущее с Западом. Наконец, нужна реалистическая концепция новой системы общеевропейской безопасности, отвечающей изменившейся ситуации в Европе и включающей в себя наряду со странами НАТО, Россию Украину, Беларусь и прибалтийские страны.

В конечном счете следует стремиться к тому, чтобы Центральная Европа превратилась не в барьер, а в мост между Россией и Западом. Интересам России не отвечает стремление определенных кругов региона играть роль нового санитарного кордона и сделать из этого положения источник извлечения политических и экономических дивидендов.

3. ПЛАНЫ РАСШИРЕНИЯ НАТО И ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ ОРИЕНТИРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конечно, Россия уже присоединилась к «Партнерству ради мира». Однако проявлять какой-либо особый энтузиазм в отношении этой программы пока рано. Расширение НАТО сделает невозможным ее участие в «Партнерстве». И наоборот, развитие партнерства, наполнение его конкретным реальным содержанием способно снять те озабоченности некоторых стран, которых стимулируют расширение НАТО. К сожалению, однако, уже сейчас даже весьма отдаленная и проблематичная перспектива расширения альянса ощутимо сужает возможности сотрудничества Россия -- НАТО.

Нам давно пора вместо постоянных, ставших почти ритуальными, заявлений о российском великодержавии четко и гласно определить сначала для себя, а потом и для наших оппонентов сферы приоритетных интересов, от которых мы отказываться не собираемся. Хотя бы для того, чтобы они могли предсказать наше поведение и не нагнетали напряженность, неожиданно для себя столкнувшись с нежеланием России делать шаги им на встречу и не желая при этом терять лицо.

Сила страны не в готовности к авантюрам и не в склонности удивлять партнеров сюрпризами и масштабными инициативами (чем грешил, например, Михаил Горбачев: инициатив было тем больше, чем хуже обстояли дела внутри страны), а в умении точно соразмерить свои силы и определить свои реальные интересы.

Даже не искушенные в политике люди понимают, что ножки надо подтягивать по одежке. Нельзя стремиться к определению сферы своего влияния, не наведя порядка в собственном доме и не наладив партнерских отношений с соседними государствами.

В связи с этим ясно вырисовывается один из партнеров в нашей политике -- отношения со странами СНГ.

Безусловно, российская внешняя политика должна быть направлена на недопущение новой холодной войны и военного противостояния. Но если партнеры в системе взаимоотношений опираются, во-первых, на коллективную организацию и коллективные решения, а, во-вторых, на силу, то и Россия не только вправе, но и обязана защищать свои интересы с опорой на Содружество Независимых Государств и на объединенный оборонный потенциал. И это не имперские амбиции, а реалии сегодняшней ситуации.

Если исходить из того, что будущая российская общественно-политическая и экономическая системы будут весьма отличаться от западных образцов, а так же из того, что новый баланс сил в мире побудит многие страны (особенно региональные державы) к укреплению своего оборонного потенциала, то можно легко предсказать, в каком направлении следует действовать России в новой ситуации -- в направлении укрепления своей обороноспособности, создания оборонительного союза в рамках СНГ (о чем 8 сентября с.г. на весь мир объявил президент России Борис Ельцин), способного быть противовесом НАТО. И, наконец, в направлении создания нового паритета сил, сберегающего мир и стабильность на нашей планете. Да, именно в этом направлении, хотя это будет стоить очень дорого.

Но согласятся ли страны СНГ на создание военного блока с Россией по типу ОВД? Если судить по их реакции на заявление Бориса Ельцина 8 сентября, такого согласия Россия едва ли добьется. Во всяком случае в обозримом будущем.

Действительно, не является ли призыв к созданию военного блока стран СНГ призывом вернуться к состоянию холодной войны, конфронтационному противостоянию антагонистических блоков Запада и Востока. На мой взгляд, не является, если стороны проявят благоразумие, расчет и прагматизм и будут исходить из принципа оборонной достаточности.

Короче говоря, речь идет как о том, чтобы на практике руководствоваться доктриной оборонной достаточности, так и о том, чтобы контролировать (а еще лучше -- блокировать) гонку вооружений.

Но надо признать и то, что поддержание своего ВПК и сохранение его высокой эффективности является насущной, более того -- жизненно важной потребностью России. Даже в ее нынешнем состоянии. Сказанное, однако, вовсе не означает, что современной России надо возрождать советский ВПК во всем его могуществе и масштабах. Это было бы также гибельно для новой России, как и полная ликвидация ВПК. Как и во всякой другой сфере нашей общественной и государственной жизни, здесь важно отсечь крайности.

Чтобы российский ВПК способствовал сохранению баланса сил в мире и защите государственных интересов самой России, ему достаточно сосредоточится на наиболее важных в современных условиях военных областях. Потребуется разработать и новую концепцию национальной безопасности, согласующуюся с новой расстановкой сил в мире.

Подытоживая сказанное, можно отметить следующее.

Ошибку совершили не только новые российские политики, идеализировавшие Запад. Ошибку совершили и страны НАТО, решившие двинуться на Восток. Ничего хуже для нарождающейся российской демократии в западных столицах придумать не могли. Разве не ясно, что возврат к жестокому противостоянию меду Западом и Востоком неизбежно приведет к возрождению советского ВПК и авторитарного строя со всеми вытекающими из этого последствиями для России и для мира. Пройти между Сциллой и Харибдой нам едва ли удастся. Хотя именно сейчас это было бы крайне необходимо.

Как бы то ни было, Россия неизбежно воспримет расширение НАТО как недружественный акт, как объединение всей Европы против русской опасности. Не исключен вариант, что она будет отвечать отказом от сотрудничества с альянсом, военно-политической интеграцией СНГ, мерами вооружения, опорой на ядерное сдерживание, поиском союзников на Юге и Востоке. Вот тогда-то у стран Центральной Европы в действительности возникнут причины для страхов перед Россией, и они должны будут признать, что вместе с Западом способствовали этому. Страны региона должны быть заинтересованы в предсказуемом, демократическом и рыночном развитии России, что дает им наиболее надежные гарантии безопасности. Расширение же альянса могло бы толкнуть Россию в обратном направлении. Иными словами, расширение НАТО может привести именно к тому, чего страны Центральной Европы хотят избежать «расширением зоны стабильности и демократии в Европе».

Какой же выход мог бы быть найден из создавшегося положения? Прежде всего притормозить расширение НАТО, пока не проявятся результаты стратегического диалога между блоком и Россией, отношения между ними не трансформируются в реальное партнерство, и Москва перестанет рассматривать НАТО как потенциальную угрозу для своей безопасности. cевероатлантический альянс геополитический

Отношения России с Западом проходят сейчас своего рода испытательный срок на зрелость и способность адаптироваться к требованиям цивилизованного, взаимоуважительного диалога и долговременного равноправного партнерства. Альтернатива очевидна -- реанимация противостояния и военно-силового противоборства (не надо путать последнее с естественным процессом геополитической конкуренции) -- со всеми вытекающими последствиями для новой международной системы. Россия сделала выбор в пользу обеспечения национально-государственных интересов через партнерство и сотрудничество.

Подписанный 14 сентября с.г. президентом России Указ об утверждении стратегического курса Российской Федерации с государствами -- участниками СНГ, казалось бы, ставя двойку российской дипломатии, одновременно возвращает ее из положения «с ног на голову» в естественное, объявляя, что «на территории СНГ сосредоточены наша главные интересы в области экономики, обороны, безопасности», а «главной целью политики России в отношении СНГ является создание интегрированного экономически и политически объединения государств, способного претендовать на достойное место в мировом сообществе».

Хотелось бы, чтобы указ остался не просто очередной бумажкой, а руководством к серьезным и последовательным действиям. Потому что в его контексте просматривается идея: сильное Содружество -- сильная Россия.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Ивашов Леонид. Сильное СНГ -- сильная Россия. «Независимая газета», № 103 от 20. 10. 95.

Лавров Сергей. Наша дипломатия отстаивает интересы России. «Независимая газета», № 102 от 19. 10. 95.

Плейс Яков. Новая Россия и паритет сил. «Независимая газета», № 98 от 13. 10. 95.

Коршунов Сергей. Россия заново открывает для себя Центральную Европу. «Независимая газета», № 112 от 02. 11. 95.

Дашичев Вячеслав. Европейская трагедия. «Независимая газета», № 95 от 10. 10. 95.

Черногорский Димитрий. Плацдарм для наступления. «Независимая газета», № 103 от 20. 10. 95.

Егоров Вадим. Планы расширения НАТО. «Независимая газета», № 104 от 21. 10. 95.

Коротченко Игорь. Жесткая позиция. «Независимая газета», № 95 от 10. 10. 95.

Рыбкин Иван. Парламент и дипломатия. «Независимая газета», № 115 от 05. 11. 95.

Трофимов Владимир. СНВ-2 можно подтопить, либо подвесить. «Независимая газета», № 109 от 28. 10. 95.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой