Первая мировая война на австро-венгерском фронте

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

Глава 1. Развитие военных действий в ходе кампании 1914 г.

1.1 Галицийская операция

Глава 2. Русско-австрийский фронт в 1915 г.

2.1 Карпатская операция

2.2 Горлицкая операция

Глава 3. Военные действия против Австро-Венгрии в 1916—1917 гг.

3.1 «Брусиловский» прорыв

3.2 Летнее наступление русской армии в 1917

Заключение

Список источников и литературы

Введение

Военные действия на русско-австрийском фронте, на протяжении 90 лет слабо освещалась и однобоко трактовалась как в советской, так и в российской историографии, часто искажались и чернились даже самые светлые стороны величайших побед русского оружия, а многие события просто предавались забвению. Но, несмотря на эти условия в настоящее время данная тема начинает переживать новое осмысление, как в среде историков, так и в общественном сознании; пишутся статьи, выходят телепередачи, документальные фильмы, рассказывающие о новом видении данной проблемы. Вводятся в оборот документы, статьи, мемуары участников войны, содержащие реальное отражение событий 1914−1918 гг. на русско-австрийском фронте.

Большой интерес по-прежнему вызывают 1914 и 1916 гг., по причине блестяще спланированных 2-х галицийских операций, поставивших Австро-Венгрию на грань катастрофы. 1914 г. — первый год величайшего противостояния мировой войны, где в высочайшей степени проявились мужество, честь и доблесть русского солдата. Так же интересна блистательно проведенная русскими генералами (М.В. Алексеевым, Н. И. Ивановым и А.А. Брусиловым) Галицийская битва, длившаяся в течение месяца и показавшая всему миру силу «русского оружия» и умение русского командования ориентироваться в быстро меняющейся ситуации. Галицийская битва выявила талант многих военных руководителей, в частности, командующего 8-й пехотной армией Юго-Западного фронта генерала от кавалерии А. А. Брусилова. Его манера ведения боевых действий вошла во все военно-учебные программы ведущих стран мира и породила новый вид военной тактики (прорыв всем фронтом, используя взаимодействие авиации, артиллерии и пехоты), который использовался и в 1918 году на Западном фронте, в ходе прорыва линии «Гинденбурга», что и привело страны Антанты к победе, и во второй мировой войне при освобождении англо-американскими войсками оккупированной фашистами Франции.

1914 год явился одним из самых славных страниц в истории русской императорской армии: спасение Франции от немецкого вторжения и Сербии от полного истребления австро-венграми стало самым неоспоримым фактом этой, к сожалению, почти забытой славы, самопожертвования и доблести русских солдат. События 1916 года по-прежнему рассматриваются неоднозначно, но здесь в полной мере проявилась слава русского оружия! Россия не только сумела подняться с колен после тяжелейшего 1915 г. — года разочарования, и тыловой халатности, но и смогла в кратчайшие сроки перестроить всю систему снабжения и в конечном итоге поставить австро-венгерские армии на грань катастрофы. Лишь медлительность и недальновидность высшего генералитета не дали возможности довести величайший прорыв в военной истории до своего логического завершения и тем самым спасли Австро-Венгрию от полного поражения.

Объект исследования — история Первой мировой войны.

Предмет изучения — боевые действия на русско-австрийском фронте.

Историографию военных действий на Восточном фронте в годы Первой мировой войны и, в частности, на австро-венгерском направлении можно разделить на советский и современный этапы.

Активное изучение данной проблематики начинается в 1920—1940-е гг. А. Белой в работе «Галицийская битва» Белой А. Галицийская битва / А. Белой. — М. — Л.: Воениздат, 1929. — 234с., опубликованной в 1929 году, уделяет большое внимание стратегическим просчетам русского Верховного командования в ходе проведения военных операций 1914−1917 гг. На основе записей и воспоминаний очевидцев он создает целостную картину событий.

Крупным достижением советской историографии явилось создание на основе рассказов очевидцев и документальных свидетельств труда «Стратегический очерк войны 1914−1918 гг.» Стратегический очерк войны 1914−1918 гг., ч. I. — М.: Воениздат, 1928. — 286с. Он охватил весь ход мировой войны на восточноевропейском театре с августа 1914 г., до сентября 1917 г. Авторы сосредоточили внимание на оперативной стороне, не касаясь политических и экономических вопросов. Это обширное описание сыграло свою положительную роль в изучении истории мировой войны 1914−1918 гг. на русском фронте. Большое место отводилось деятельности верховного главнокомандования. Очерк до сих пор не теряет актуальности благодаря публикации в нем большого количества извлечений из документов Ставки верховного главнокомандующего.

Содержательную работу по истории Первой мировой войны написал А. М. Зайончковский Зайончковскиий А. М. Мировая война 1914−1918гг. Общий стратегический очерк/ А. М. Зайончковский. — М. -Л.: Воениздат, 1924. — 356с. Автор рассмотрел вооруженные силы сторон, проанализировал планы войны, подробно осветил ход военных действий на Западном и Юго-Западном фронтах. Книга ценна богатым фактическим материалом. Однако автору не удалось раскрыть причины военных неудач русской армии в 1915 г. на русско-австрийском фронте. Он утверждал, что для всестороннего анализа еще не настало время. Военные события исследовались в отрыве от общественно-политических и экономических процессов. В 1931 г. вышло второе издание, переработанное и дополненное коллективом преподавателей кафедры мировой войны Военной академии имени М. В. Фрунзе под руководством И. И. Вацетиса Зайончковскиий А. М. Мировая война. 1914−1918гг. изд. 2-е. / А. М. Зайончковский. — М. -Л.: Воениздат, 1931. — 376с. В конце 1930-х годов работа А. М. Зайончковского была выпущена новым изданием в трех томах Зайончковскиий А. М. Мировая война. 1914−1918гг. т. 1−3, изд. 3-е. / А. М. Зайончковский. — М. -Л.: Воениздат, 1938−1939. — 348с. В этом издании она подверглась дальнейшему исправлению, что значительно улучшило ее.

«Мировая война 1914−1918 гг.» долгое время оставалась самым полным описанием событий Первой мировой войны, и в частности боевых действий на важнейшем участке для русского верховного командования — русско-австрийском фронте, которое имелось в советской историографии, и служила в качестве основного учебного пособия в военных академиях. Эта работа содержит много сведений, относящихся к австро-венгерскому фронту, но не получили должного освещения вопросы стратегии и слабо показана стратегическая связь Юго-Западного фронта с другими фронтами.

С точки зрения проблемы стратегического руководства представляет значительный интерес другая работа А. М. Зайончковского, которая специально посвящена русскому фронту Зайончковский А. М. Мировая война. Маневренный период 1914—1915 годов на русском театре /А.М. Зайончковский. — М.: Воениздат, 1929. — 354с. Автор изучил управление операциями со стороны верховного главнокомандования и командования группами армий в кампаниях 1914−1915 гг., на австро-венгерском фронте. Он подробно рассмотрел проблему, но его окончательные выводы страдают определенной односторонностью.

С именем А. М. Зайончковского связана разработка капитального труда и по такой проблеме, как планирование войны на австро-венгерском фронте Зайончковский А. М. Подготовка России к империалистической войне. Очерки военной подготовки и первоначальных планов / А. М. Зайончковский. — М.: Воениздат, 1926. — 358с. Автор проследил эволюцию стратегического плана русского командования, дал ему оценку; раскрываются мероприятия в области строительства и подготовки вооруженных сил. Позднее аналогичные сюжеты были рассмотрены В. А. Меликовым в труде «Стратегическое развертывание» Меликов В. А. Стратегическое развертывание, т. I / В. А. Меликов. — М.: Воениздат, 1929. — 261с.

В процессе исследования мировой войны 1914−1918 гг., затрагивается и такая проблема, как материально-техническое обеспечение вооруженной борьбы. Проблеме боевого снабжения русской армии в Первую мировую войну посвящена монография А. А. Маниковского Маниковский А. А. Боевое снабжение русской армии в войну1914−1918гг., ч. 1−3. / А. А. Маниковский. — М-Л.: Воениздат, 1920. — 348с. Автор подробно рассмотрел эту тему и пришел к выводу, что неудачи на фронте проистекали не только от недостатка боевого снабжения. Их причины коренились глубоко в условиях жизни страны, а сам недостаток боевого снабжения являлся лишь частичным и притом внешним проявлением этих условий, как неизбежное их следствие. В 1930 г. вышло второе издание работы А. А. Маниковского, значительно переработанное и расширенное Е. З. Барсуковым Маниковский А. А. Боевое снабжение русской армии в войну1914−1918гг., ч. 1−2. / А. А. Маниковский. — М-Л.: Воениздат, 1930. — 390с. В нем более половины материала было написано заново. В 1937 г. появилось третье издание этой монографии Маниковский А. А. Боевое снабжение русской армии в войну1914−1918гг., изд. 3-е. / А. А. Маниковский. — М-Л.: Воениздат, 1937. — 392с. Исследование А. А. Маниковского существенно дополняет двухтомная монография Е. Барсукова «Русская артиллерия в мировую войну» Барсуков Е. Русская артиллерия в мировую войну, т. 1−2. / Е. Барсуков. — М.: Наука, 1938−1940. — 378с. Были опубликованы труды по всем другим видам тылового обеспечения Козлов Н. Очерк снабжения русской армии военно — техническим имуществом в мировую войну, ч. 1. / Н. Козлов. — М.: Известия, 1926. — 378с.

Советские историки много сделали в области разработки проблемы взаимоотношений России с союзниками по военным вопросам и роли русского фронта, отмечается важнейшая роль Западного и Юго-Западного участков русского фронта — австро-венгерское направление, в общем ходе Первой мировой войны. Тема нашла отражение в работах Н. Валентинова Валентинов Н. Военные соглашения России с иностранными государствами до войны / Н. Валентинов. — М.: Наука, 1932. — 395с. Благодаря документальным материалам, содержащимся в монографии, работа Н. Валентинова незаменима в процессе изучения дипломатический отношений в предвоенный и военный периоды.

Вопросы стратегического руководства широко освещались в монографических исследованиях об отдельных операциях на австро-венгерском фронте. Работы Г. К. Королькова Корольков Г. К. Несбывшиеся Канны / Г. К. Корольков. — М.: Воениздат, 1936. — 296с.; Корольков Г. К. Лодзинская операция / Г. К. Корольков. — М.: Воениздат, 1934. — 296с. «Несбывшиеся Канны» и «Лодзинская операция», отличаются обилием фактического материала и глубокими теоретическими обобщениями. Несмотря на односторонние оценки деятельности Ставки, советские военные историки отмечали, в целом, ее положительную роль в срыве замыслов противника, как на всем фронте, так и на отдельных его участках. Указывалось, что стратегическое мышление русского верховного главнокомандования стояло на достаточно высоком уровне.

В 1960—1980-е гг. в свет выходят издания, иначе рассматривающие события «Великой» войны. Среди общих работ по истории военных действий на австро-венгерском участке фронта видное место занимают труды А. А. Строкова Строков А. А. История военного искусства. Военное искусство периода империализма / А. А. Строков. — М.: Наука, 1967. — 534с. Автор обстоятельно рассмотрел вопросы происхождения и характера войны, ход военных действий на различных направлениях Юго-Западного и Западного фронтов. Монография богата фактическим материалом, в том числе подробными сведениями о численном соотношении воюющих сторон. А. А. Строков описывает ход проведения победоносных для русского оружия военных операций — Галицийская, Варшавско-Ивангородская, Карпатская, Брусиловская, дает им оценку, как блистательно проведенным с точки зрения тактического мастерства. Был сделан правильный вывод о том, что в общую победу Антанты над австро-германским блоком крупный вклад внесла Россия. Схожие проблемы рассматриваются в работах П. Ф. Кабанова «Первая мировая война 1914−1918 гг.» Кабанов П. Ф. Первая мировая война 1914−1918гг. / П. Ф. Кабанов. М.: Наука, 1964. — 351с. и В. Г. Федорова «В поисках оружия» Федоров В. Г. В поисках оружия / В. Г. Федоров. М.: Известия, 1964. — 43с. большое внимание уделяется «снарядному голоду», его причинам и последствиям для русской армии.

С середины 1970-х гг., данная проблема начинает изучаться в новом свете. Более полно реконструируется ход событий, что приводит к их переосмыслению. Проблема военного противостояния нашла свое отражение в работах таких отечественных историков как Б. Ф. Такман «Августовские пушки» Такман Б. Ф. Августовские пушки / Б. Ф. Такман. — М.: Известия, 1972. — 420с., Н. Н. Яковлев «Последняя война старой России», «1 августа 1914» Яковлев Н. Н. 1 августа 1914 / Н. Н. Яковлев. М.: Молодая гвардия, 1982. — 380с.; И. И. Ростунов «Русский фронт Первой мировой войны»; С. И. Семанов «Генерал Брусилов» Семанов С. Н. Генерал Брусилов / С. Н. Семанов. — М.: Известия, 1982. — 386с.; «Первая мировая война» Семанов С. Н. Первая мировая война / С. Н. Семанов. — М.: Известия, 1986. — 409с.; В. А. Емец «Очерки внешней политики России 1914−1917гг.» Емец В. А. Очерки внешней политики России в период первой мировой войны / В. А. Емец. — М.: Наука, 1974. — 395с.; А. Л. Сидоров «Первая мировая война» Сидоров А. Л. Первая мировая война 1914−1918 гг. / А. Л. Сидоров. — М.: Наука, 1985. — 350с. и др. Наиболее полно проблема военных действий на Русском фронте раскрыта в монографии И. И. Ростунова «Русский фронт в первой мировой войне» Ростунов И. И. Русский фронт Первой мировой войны / И. И. Ростунов. — М.: Наука, 1986. — 380с. Автором подробно и последовательно освещаются события 1914 г., с начала войны и до конца 1917 г. Он уделяет большое внимание таким операциям как Галицийская, Варшавско-Ивангородская, Лодзинская, Карпатская, Рава-Русская, Луцкая, придавая им роль ключевых операций, полностью изменивших планы воюющих сторон, в которых проявились мужество и стойкость русского солдата. Так же в данной работе полностью опровергнута точка зрения немецких историков о том, что Русский фронт играл второстепенное значение для Центральных держав. И. И. Ростунов, адекватно оценивая военные события, отмечает сильные и слабые стороны русского Верховного командования, ссылаясь на сохранившиеся документы и мемуары лиц, участвовавших в военных действиях на русско-австрийском фронте.

Одним из самых подробных изданий можно считать монографию Н. Н. Яковлева «Последняя война старой России» Яковлев Н. Н. Последняя война Старой России / Н. Н. Яковлев. — М.: Наука, 1986. — 387с. В ней автор детально описывает проведение операций 1914−1917 гг., особое внимание уделяет рассмотрению Галицийской битвы, а также поэтапно рассматривает ход Брусиловского прорыва, тщательно анализирует итоги важнейших кампаний 1914−1917 гг. Ссылаясь на воспоминания участников Первой мировой войны, он создает образную картину происходившего в Галиции и на Карпатах, выдвигает нетрадиционную для советской историографии, точку зрения об истинных причинах так называемого «снарядного голода». Анализируя факты, Н. Н. Яковлев приходит к выводу, что русские войска в основном потерпели поражение не от австро-германских войск, сколько по вине участвовавшей в управлении государства русской буржуазии, искусственно создавшей дефицит боеприпасов с целью зародить семена недоверия и вражды к самодержавной власти Николая II. Автор также ломает традиционное представление о войне как об «империалистической бойне», «войны за наживу», «войне чуждой народу», давая новое понимание тех событий, приводя точные цифры погибших, пленных и раненых в ходе кампаний 1914 г., основываясь на документах и свидетельствах участников войны Яковлев Н. Н. Последняя война Старой России / Н. Н. Яковлев. — М.: Наука, 1986. — 387с.

С.И. Семанов в монографии «Генерал Брусилов», используя воспоминания великого полководца, командовавшего доблестной 8-й армией, участвовавшей в боях за Галицийскую столицу — Львов, и прославившейся взятием неприступной австрийской крепости — Перемышль, дает четкое описание Галицийской битвы. Автор дает совершенно новую оценку Галицийской и Карпатской операциям, опровергая привычную току зрения о их безрезультатности для России. Он выделяет высокое мастерство таких генералов как М. В. Алексеев, А. А. Брусилов, Н. И. Иванов, А. Келлер, проявившееся в ходе Галицийской битвы, приведшей к разгрому австро-венгерских армий и захвату русскими войсками Галиции Семанов С. И. Генерал Брусилов / С. И. Семанов. — М.: Наука, 1982.

На современном этапе историографии Первой мировой войны — 1990−2000-е гг., выходит большое количество монографий и статей, затрагивающих тему Первой мировой войны. Появляются работы коренным образом ломающие привычное отношение к мировой войне и ее событиям, все чаще поднимается тема масонского заговора и германских денег, это прослеживается в публикациях А. Г. Масуйряна Майсурян А. Г. Россия в первой мировой войне / А. Г. Масуйрян. — М.: Дрофа, 1993. — 289с., А. В. Рявкина Рявкин А. В. Первая мировая война / А. В. Рявкин. — М.: Дрофа, 1995. — 344с., А. В. Шишова ШишовА.В. Голгофа Российской империи / А. В. Шишов. — М.: Эксмо, 2002. — 484с., А. И. Уткина Уткин А. И. Забытая трагедия. Первая мировая война / А. И. Уткин. — Смоленск.: Русич, 2000. — 640с.; Уткин А. И. Первая мировая война / А. И. Уткин. — М.: Алгоритм, 2001. — 592с., В. К. Шацилло Шацило В. К. Первая мировая война. 1914−1919. Факты. Документы / В. К. Шацило. — М.: Олма-Пресс, 2003. — 323с. «Первая мировая война. 1914−1919. Факты. Документы», В. Н. Шункова Шунков В. Н. Русская императорская армия / В. Н. Шунков. — М.: Хранитель, 2008. — 315с. и многих других.

Работа А. Г. Масуйряна охватывает ход боевых действий на Русском фронте с 1914—1917 гг. Автором переоценивается ряд событий, считавшихся ранее бескомпромиссными (разгром армии Самсонова, отступление 1915 года из Польши, Галиции и Прибалтики, Нарочинское наступление 1916 года и др.), однако несмотря на вышеперечисленные особенности монография бедна архивными документами.

Одной из самых ярких изданий является работа военного историка и писателя А. В. Шишова посвященная Первой мировой войне. Монография отражает все крупные военные события на Русском фронте. Автор детально реконструирует моменты разработки и принятия планов операций и ход боевых действий на всех фронтах. Исторический труд богат фактическими данными: приводятся архивные документы, мемуарная литература, а так же статистические данные о соотношении живой силы, боевых единиц, продовольствия, обмундирования. А. В. Шишов особое внимание уделяет рассмотрению таких операций как Галицийская битва, бои под Лодзью, бои на Карпатах и Брусиловский прорыв, делает вывод о том, что все эти военные операции блестяще спланированы и исполнены. Причиной незавершенности этих боевых действий выделяется как нехватка боеприпасов, так и произвол буржуазии, саботировавший запланированные фронтовые поставки.

Работа А. И. Уткина «Первая мировая война» Уткин А. И. Первая мировая война / А. И. Уткин. — М.: Алгоритм, 2001. — 592с., также богата фактическим материалом и подробным описанием боевых действий на Восточном фронте. Здесь дается оценка событиям с разных точек зрения и аргументируется различными источниками. В монографии автор пытается выявить причины незавершенности победоносных кампаний 1914 года, «снарядного голода», «Великого отступления», причины срыва полного разгрома австро-венгров в ходе «Брусиловского» наступления и др.

Так же выходят в свет множество научных статей, реконструировавших события Первой мировой войны: Л. Аннинский «Неизвестная война» Аннинский Л. Неизвестная война / Л. Аннинский // Родина. 1993. № 8−9. — С. 182., В. Б. Каширин «Разведчики военного шпионства» Каширин В. Б. Разведчики военного шпионства / В. Б. Каширин // Родина. 2008. № 12. — С. 135., А. В. Игнатьев «Россия и происхождение Великой войны» Игнатьев А. В. Россия и происхождение Великой войны: [Первая мировая война] / А. В. Игнатьев // Первая мировая война., 1999. — С. 92−106., Б. Д. Козенко «Несостоявшееся сближение: США и Россия в 1914—1917 гг.» Козенко Б. Д. «Несостоявшееся сближение: США и Россия в 1914—1917 гг. / Б. Д. Козенко // Первая мировая война., 1999. — С. 140−158. Эти публикации затрагивают ранее неизвестные события. А. Алексеев в статье «Россия в 1914—1915 годах. Война на два фронта» Алексеев А. Россия в 1914—1915 годах. Война на два фронта. Ч.1 / А. Алексеев // Наука и жизнь. 2007. — № 8. — С. 92−106. затрагивает проблему, стоявшую перед Россией в августе 1914 г. — ведение боевых действий на два фронта, германский и австро-венгерский. Автор, описывая тяжелейшее положение Российской империи в «немецких тисках», в условиях политических заговоров и экономической нестабильности, тем не менее, приходит к выводу, что для Центральных держав война была проиграна именно благодаря жертвам русских войск. Также автор уделяет внимание масонам, германским агентам, в том числе и большевикам как одному из разрушающих факторов Российской монархии и империи.

С точки зрения военного искусства интересна статья С. А. Солнцевой «Ударные формирования русской армии в 1917 году» Солнцева С. А. Ударные формирования русской армии в 1917 году / С. А. Солнцева // Отечественная история. 2007. — № 2. С. 95−176., которая описывает события весны — осени 1917 года, период развала армии агитационной деятельностью большевиков, бессилием Временного правительства. Основной проблемой является тема патриотизма немногих преданных Отечеству частей, готовых воевать до победы. Изображая события Летнего наступления в Галиции и южной Польше, С. А. Солнцева приходит к выводу, что наступление провалилось не по вине ставки и бездарности генералов, а по причинам нежелания основной массы солдат идти в бой, даже уже на захваченные вражеские позиции. В целом статья достаточно полно реконструирует ход боевых действий 1917 года на австро-венгерском фронте.

Таким образом, несмотря на то, что тема военных действий на русско-австрийском фронте, была достаточно полно изучена и проанализирована в советской, а позже и в российской историографии, тем не менее тема не перестает терять своей актуальности так как остается ряд не изученных проблем.

Цель: проанализировать ход военных действий русской армии 1914−1917 гг. на австро-венгерском направлении.

Задачи:

1. Проанализировать ход военной кампании 1914 г. на австро-венгерском направлении Русского фронта.

2. Проследить ход Карпатской операции, выявить причины ее незавершенности.

3. Изучить проведение Горлицкой операции и оперативную обстановку на австро-венгерском направлении в 1915 г.

4. Охарактеризовать стратегическую обстановку на юго-западном фронте к лету 1916 года.

5. Осветить летнее наступление 1917 г. и определить причины его неудачи.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 6 августа 1914 г., когда Австро-Венгрия объявляет войну Российской империи до 30 июля 1917 г. — окончания Летнего наступления на Восточном фронте.

Анализ источников: В процессе исследования были использованы различные источники: статьи, документы, воспоминания и др.

Наибольшую значимость для изучения данной проблемы имеют публикации оперативных документов в сборниках документов: «Варшавско-Ивангородская операция» Варшавско-Ивангородская операция. Сборник документов. — М.: Воениздат, 1934. — 230с., «Горлицкая операция» Горлицкая операция. Сборник документов. — М.: Воениздат, 1941. — 484с., «Галицийская операция» Галицийская операция. Сборник документов. — М.: Воениздат, 1923. — 248с., «Наступление Юго-Западного фронта в мае-июне 1916 года» Сборник документов. Наступление Юго-Западного фронта в мае-июне 1916 г. — М.: Воениздат, 1929. — 358с. Размещенные здесь документы и материалы дают подробный анализ боевых действий, соотношения сил воюющих сторон, описание тактических особенностей боев на разных участках австро-венгерского направления. Достаточно подробно реконструируются события крупнейшей кампании 1914 года — Галицийской битвы в сборнике документов «Галицийская операция». События охватывают период с 18 августа — 26 сентября с подробным описанием подготовки, хода проведения и итогов операции. Так же источник дает сведение о причинах незавершенности Галицийской битвы, ссылаясь на нехватку боеприпасов и людских резервов.

Сборник документов «Наступление Юго-Западного фронта в мае-июне 1916 года», является одним из самых подробных источников, описывающих события предшествующие «Брусиловскому» наступлению, а так же и все нюансы подготовки и осуществления великого прорыва.

Подробным образом анализировалась и использовалась в качестве источника мемуарная литература. Мемуары представляют собой ценный исторический источник. Их научное значение общепризнанно, ибо они позволяют полнее и глубже раскрыть содержание событий, существенно дополняя данные официальных документов. Большой интерес представляют воспоминания А. А. Брусилова Брусилов А. А. Мои воспоминания / А. А. Брусилов. — М.: Дрофа, 2003. — 375с., М.Д. Бонч-Бруевича Бонч-Бруевич М. Потеря нами Галиции в 1915 г. / М. Бонч-Бруевич. — М.: Воениздат, 1921. — 346с., А. И. Верховского Верховский А. И. На трудном перевале / А. И. Верховский. — М.: Наука, 1959. — 345с., Б. М. Шапошникова Шапошников Б. М. Воспоминания. Военно-научные труды / Б. М. Шапошников. — М.: Известия, 1974. — 345с., С. Д. Сазонова Сазонов С. Д. Воспоминания / С. Д. Сазонов. — М.: Дрофа, 2000. — 349с., В. А. Сухомлинова Сухомлинов В. А. Воспоминания / В. А. Сухомлинов. — М.: Наука, 2003. — 332с., Ю. Н. Данилова Данилов Ю. Н. Россия в мировой войне. 1914−1915 гг. / Ю. Н. Данилов. — М.: Наука, 1998. — 376с., А. Н. Яхонтова Яхонтов А. Н. Тяжелые дни / А. Н. Яхонтов. — М.: Вестник, 1929. — 432с. Интересны мемуары П. Гинденбурга Гинденбург П. Воспоминания / П. Гинденбург. — М.: Дрофа, 2005. — 386с., Э. Людендорфа Людендорф Э. Мои воспоминания о войне 1914−1918 гг. / Э. Людендорф. — М.: Наука, 2008. — 367с., Э. Фалькенгайна Фалькенгайн Э. Верховное командование 1914−1916 гг. / Э. Фалькенгайн. — М.: Дрофа, 2006. — 272с., Ф. Конрада фон ГетцендорфаГетцендорф К. Воспоминания / К. Гетцендорф — М.: Наука, 2000. — 358с. Мемуарные произведения, написанные германскими и австрийскими военными деятелями, дают возможность лучше понять влияние Русского фронта на стратегические решения верховного командования армий Центральных держав, но при учете особенно критического отношения. Так Э. Людендорф создает картину событий в 1914 г. на Восточном фронте в виде череды побед германских войск, как в Восточной Пруссии, так и в Галиции и на Карпатах. Описывая неспособность русского верховного командования к маневренным действиям, он придает кампаниям 1914 г. вид незначительных военных просчетов, которые вследствие развитой железнодорожной сети легко локализовывались германским командованием. «Брусиловский прорыв» 1916 года объясняет не гениальностью генерала Брусилова, как военного деятеля, не доблестью русского солдата, а всего лишь слабостью австрийской монархии в военном и политическом отношении, а также отвлеченностью германских корпусов под Верденом и Соммой. Но, несмотря на это Людендорф отдает дань уважения русским войскам, бесстрашно сражавшимся даже при отсутствии тяжелой артиллерии и при недостатке боевого снабжения. Весьма схожую картину происходившего рисует и П. Гинденбург Гинденбург П. Воспоминания / П. Гинденбург. — М.: Дрофа, 2005. — 386с. Конрад фон Гетцендорф в своих воспоминаниях так же недалеко уходит от вышеперечисленных германских генералов. Отличительной чертой является лишь то, что боевые действия рассматриваются им с точки зрения австро-венгерского генерального штаба. Так катастрофы в Галицийской и Брусиловских операциях, он объясняет плохим техническим оснащением австро-венгерских армий и их неоднородным национальным составом Гетцендорф К. Воспоминания / К. Гетцендорф — М.: Наука, 2000. — 358с.

Совершенно иную историю происходящего представляет А. А. Брусилов Брусилов А. А. Мои воспоминания/ А. А. Брусилов. — М.: Дрофа, 2003. — 375с. В своих воспоминаниях рассказывает о кампаниях 1914−1917 гг. как об одних из самых ярких страницах летописи русской славы. Автор повествует о мужестве русского солдата, об его самопожертвовании ради общего дела. Также он дает положительную оценку русскому Верховному командованию, оправдывая вторжение русских войск в Восточную Пруссию, оценивая это как вынужденный шаг для спасения союзной Франции, без чего победа была бы немыслимаБрусилов А. А. Мои воспоминания / А. А. Брусилов. — М.: Дрофа, 2003 — 375с.

Данный источник дает подробное описание военных операций 1914−1917 гг., (Галицийская, Карпатская, операция по захвату Галича и Перемышля, Луцкая), так как генерал Брусилов был лично знаком и с верховным главнокомандующим, и с командующими фронтами; лично посещал поля сражений. Кроме того, в воспоминаниях А. А. Брусилова освещены многие моменты, связанные с подготовкой и проведением одной из наиболее выдающихся стратегических операций первой мировой войны — наступления русского Юго-Западного фронта летом 1916 г. Воспоминания военных руководителей Франции и Англии отражают взаимоотношения России с союзниками в области координации стратегических усилий.

Большой интерес представляют воспоминания М.Д. Бонч-Бруевича Бонч-Бруевич М. Потеря нами Галиции в 1915 г. / М. Бонч-Бруевич. — М.: Воениздат, 1921. — 346с., где ярко и образно рассказывается о проблемах снабжения армии, отмечаются как положительную, так и отрицательную стороны русского верховного командования. В работе большое внимание уделяется стратегическим планам и подробно освещаются проблемы, с которыми сталкивается русская армия в 1915 году. Автор описывает события «Великого» отступления и «Горлицкого» прорыва, но не достаточно подкрепляет повествование фактическим материалом и архивными документами, ссылаясь в основном на мемуарную литературу.

Научная новизна работы заключается в систематизации материала о ходе боевых действий на австро-венгерском направлении, выявлении и демонстрации сильных и слабых сторон стратегии Юго-Западного фронта с учетом достижения современной исторической и военной науки.

Апробация: предварительные результаты исследования представлялись в виде курсовой работы по Истории России, а также докладывались на семинарских занятиях.

Практическое применение результатов работы возможно при преподавании истории России и Всеобщей истории в школе на уроках в 9 и 11 классах по темам: «Россия в Первой мировой войне», «Первая мировая война и ее последствия».

Данная тема остается актуальной, потому что австро-венгерское направление являлось наиболее важным в ходе первой мировой войны на Восточном фронте. Победоносные кампании 1914 г. (Галицийская, Рава-Русская, Карпатская, Луцкая и др.) коренным образом изменили расстановку сил на фронтах Первой мировой войны и начисто разбили планы австро-германского командования о молниеносном способе ведения военных действий. 1915 г. начисто разрушил планы австро-германского командования по быстрому разгрому русских сил, а 1916 г. полностью обескровил австро-венгерские армии и в ходе успешного и четко спланированного прорыва русских войск полностью похоронил надежды австро-венгерского командования на победоносный исход военных действий на Русском фронте. Лишь революционное брожение в русской армии спасли Австро-Венгрию от полного и скорого разгрома.

Глава 1. Развитие военных действий в ходе кампании 1914 г.

1. 1 Галицийская операция

Австро-венгерское командование планировало военные действия на двух фронтах: в Галиции — против России и на Балканах — против Сербии и Черногории. Не исключалась возможность образования фронта против Италии. Это обусловило составление трёх вариантов плана войны и деление сухопутных сил на три оперативных эшелона (группы): группу «А» (9 корпусов), предназначавшуюся для действий против России, «минимальную группу Балкан» (3 корпуса) — против Сербии и Черногории и группу «Б» (4 корпуса), которая являлась резервом верховного командования и могла быть использована как для усиления первых двух групп, так и для образования нового фронта в случае выступления Италии. Генеральные штабы Австро-Венгрии и Германии поддерживали между собой тесную связь, координируя свои стратегические планы. Австро-венгерский план войны против России предусматривал нанести главный удар из Галиции между Вислой и Бугом на С. -В. навстречу германским войскам, которые должны были одновременно развивать наступление из Восточной Пруссии на Ю. -В. к Седлецу в целях окружения и разгрома группировки русских войск в Польше. Австро-венгерский флот на Адриатическом море имел задачу оборонять побережье.

Русский Генеральный штаб разработал два варианта плана войны, носившие наступательный характер. Вариант «А» предусматривал развёртывание главных сил русской армии против Австро-Венгрии, вариант «Г» — против Германии, если она будет наносить главный удар на Восточном фронте. Осуществленный в действительности вариант «А» планировал концентрические наступления в Галиции и в Восточной Пруссии в целях разгрома противостоящих группировок противника, а затем общее наступление в пределы Германии и Австро-Венгрии. Для прикрытия Петрограда и Юга России выделялись две отдельные армии. Создавалась также Кавказская армия на случай вступления в войну Турции на стороне Центральных держав. Балтийскому флоту ставилась задача оборонять морские подступы к Петрограду и не допускать прорыва германского флота в Финский залив. Черноморский флот не имел утвержденного плана действий.

Австро-Венгрия развернула против России 4 армии (с 1-й по 4-ю). На правом фланге австрийских войск в районе Тарнополя развернулась группа генерала Кёвеса, всего 10 пехотных и 3 кавалерийские дивизии, 448 орудий.

В районе Львова развёртывалась 3-я армия генерала Брудермана, всего 6 пехотных и 3 кавалерийские дивизии, 288 орудий. 4-я армия генерала Ауффенберга занимала район Перемышля. В составе 4-й армии было 9 пехотных и 2 кавалерийские дивизии, 436 орудий. 1-я армия под командованием генерала Данкля развернулась на реке Сан. Всего 9 пехотных и 2 кавалерийские дивизии, 450 орудий.

2-я армия первоначально была направлена на Балканы, против Сербии, однако позднее была переброшена в Галицию против русских войск.

К началу боевых действий австро-венгерское командование развернуло против России 35,5 пехотных и 11 кавалерийских дивизий, общим числом 850 тыс. человек, 1728 орудий. По плану австрийского командования австрийские войска быстрыми ударами, при содействии германских войск с севера, должны окружить и разгромить русские войска в Западной Польше.

Российские войска развёртывались на двух основных направлениях — на северо-западном (против Германии) и юго-западном (против Австро-Венгрии). Также были созданы оперативные соединения русских войск — фронты. На северо-западном фронте под командованием генерала Жилинского были развёрнуты 2 армии (1-я и 2-я). Всего 17,5 пехотных и 8,5 кавалерийских дивизий, 1104 орудий, всего около 250 тыс. человек. Против Австро-Венгрии, на юго-западном фронте (командующий генерал Иванов) развёртывались 4 российские армии (3-я, 4-я, 5-я и 8-я). Всего к началу боевых действий войска юго-западного фронта имели 34,5 пехотных и 12,5 кавалерийских дивизий, всего около 600 тыс. человек и 2099 орудий. Главнокомандующим российской армии стал великий князь Николай Николаевич.

Военные действия на востоке начались несколько позже, нежели на западе. Германские войска в Восточной Пруссии имели оборонительные цели. Российская армия не могла начать наступление, так как войска сосредоточивались медленно из-за недостатка шоссейных и железных дорог. Австро-венгерская армия хотя и имела наступательную задачу, но вследствие начавшейся перегруппировки войск 2-й армии с сербского фронта тоже нуждалась во времени для окончательного развёртывания.

Юго-Западный фронт, как и Северо-Западный, начал свои наступательные действия преждевременно. Это диктовалось необходимостью разрядить обстановку в Восточной Пруссии. Но главную роль опять играли интересы коалиционной стратегии. 1(14) августа 1914 г. Иванов отдал предварительные распоряжения. Он предполагал во исполнение указаний верховного главнокомандующего начать наступление: 8-й армией — 6 (19) августа, 3-й армией — 7(20) августа. 4-я и 5-я армии должны были 8 (21) и 9 (22) августа продвигаться лишь своими авангардами, обеспечивая правое крыло 3-й армии, а 10 (23) августа — наступать главными силамиСтратегический очерк войны 1914−1918 гг., ч.1. — М.: Воениздат, 1922. — С. 133. 2 (15)августа, последовала директива Иванова с изложением замысла операции и роли в ней каждой армии. Задача, возложенная верховным главнокомандующим на Юго-Западный фронт, заключалась в том, чтобы «нанести поражение австро-венгерским войскам, имея в виду воспрепятствовать отходу значительных сил противника на юг за Днестр и на запад за Краков». 4-я и 5-я армии должны были наступать из района Люблина и Холма на Перемышль и Львов и Галич Меликов В. А. Стратегическое развертывание, т. I / В. А. Меликов. — М.: Воениздат, 1929. — С. 261.

План действий Юго-Западного фронта предусматривал сосредоточение основных усилий в центре, где 5-й и 3-й армиям предстояло наступать по сходящимся направлениям к Львову. Задачи 4-й и 8-й армии сводились к обеспечению наступления главной группировки с запада и юга. Русское командование намеревалось осуществить грандиозный охватывающий маневр с целью окружения основных сил австро-венгерской армии. Интересный сам по себе, план не отвечал сложившейся обстановке. В своих расчетах штаб фронта исходил из ошибочного предположения относительно рубежа развертывания войск противника. К тому времени австрийский генеральный штаб отодвинул этот рубеж на 100 км к западу и юго-западу. Следовательно операция не могла привести к окружению главной группировки неприятельских армий, которая оказывалась за флангами намеченного маневра. Уже в ходе наступления пришлось вносить существенные поправки в принятый план Меликов В. А. Стратегическое развертывание, т. I, изд. 2-е. / В. А. Меликов. — М.: Воениздат, 1939. — С. 261.

Решительные цели ставило перед собой и австро-венгерское командование. Оно предполагало главный удар нанести силами своих 1-й и 4-й армии между Вислой и Бугом в северном направлении, чтобы разгромить 4-ю и 5-ю армии русских у Люблина и Холма, выйти в тылы войск Юго-Западного фронта. Удар должен был обеспечиваться с запада наступлением вдоль левого берега Вислы группы Ф. Куммера и корпуса Р. Войрша. Имелось в виду, что одновременно с ударом 1-й и 4-й армий на север германские войска разовьют наступление на Седлец. 3-я армия прикрывала район Львова. Группа Г. Кевеса получила задачу отразить наступление русских на Стрый и Станислав.

Обе стороны проявили настойчивое желание добиться осуществления своих замыслов. Это привело к грандиозной Галицийской битве, развернувшейся между Днестром и Вислой. Ее основными этапами были Люблин-Холмская, Галич-Львовская операции, контрнаступление и общее наступление армий Юго-Западного фронта.

7 (20) августа 1-я австро-венгерская армия генерала В. Данкля двинулась с рубежа р. Сан в северо-восточном направлении. Ближайшей задачей ее являлось преодоление расположенной вдоль правого берега реки труднопроходимой Таневской лесной полосы, что должно было создать выгодные условия для дальнейшего наступления. Русское командование, получив сведения о появлении неприятельских разъездов со стороны Таневских лесов, 10 (23) августа направило к юго-западу от Люблина 4-ю армию А. Е. Зальца с задачей разбить обнаруженного противника и затем наступать к Перемышлю. Взаимные передвижения войск привели к ожесточенному встречному сражению, которое разыгралось 10−11 (23−24) августа в районе южнее Красника.

Утром 10(23) августа соединения 1-го и 5-го корпусов противника атаковали двигавшиеся от Красника части 14-го русского корпуса. Упорный бой продолжался до вечера. Под натиском превосходящих сил австро-венгров русские вынуждены были отступить. На следующий день Данкль приказал продолжать наступление, имея в виду охватить правый фланг 4-й армии. Генерал Зальц решил, обороняясь 14-м корпусом у Красника, атаковать центр и правый фланг противника войсками 16-го и Гренадерского корпусов. Боевые столкновения протекали с переменным успехом. Неприятель создал угрозу охвата армии Зальца с флангов. После двухдневных тяжелых боев русские отошли и 12(25) августа сосредоточились на позициях в 20−45 км юго-западнее и южнее Люблина Стратегический очерк войны 1914−1918 гг. — М.: Воениздат, 1926. — С. 134.

Австрийское командование, ободренное первыми успехами, 11(24) августа дало 1-й и 4-й армиям директиву о продолжении наступления в северном направлении с целью нанести поражение силам противника, находящимся между Вислой и Бугом, и оттеснить их к Полесью. Операция должна была обеспечиваться слева группой Куммера, а справа — группой И. Фердинанда, выделенной из состава 3-й армии для усиления 4-й армии Ростунов И. И. Русский фронт Первой мировой войны / И. И. Ростунов. — М.: Наука, 1976. — С. 158.

Русское командование внимательно следило за ходом событий у Красника. Анализ боевых действий дал возможность уточнить рубеж развертывания австро-венгерских армии. Левый фланг группировки противника оказался намного западнее, чем предполагалось. 4-я русская армия, получившая задачу наступать в южном направлении с целью охвата этого фланга, сама попадала под удар австро-венгров с запада. 10(23) августа М. В. Алексеев представил Н. И. Иванову записку, где изложил свои соображения относительно плана действий армий фронта. Он считал очень важным не нарушать при изменившихся условиях данных армиям указаний. Смысл его предложений сводился к тому, чтобы повернуть 4-ю и 5-ю армии с южного направления на юго-западное. На основании соображений Алексеева 10(23) августа была отдана соответствующая директива главнокомандующего фронтомЗайончковскиий А. М. Мировая война. Маневренный период 1914—1915 гг. на русском театре / А. М. Зайончковский. — М. -Л.: Воениздат, 1929. — С. 98.

Сражение под Красником потребовало дополнительных уточнений в принятом решении. Ставка указала на необходимость оказания помощи 4-й армии путем решительных действий со стороны 5-й армии против неприятельских войск, наступавших на люблинском направленииБелой А. Галицийская битва / А. Белой. — М. -Л.: Воениздат, 1929. — С. 80−81. Штаб фронта выработал новый план операции, который был изложен в директиве № 480 от 12(25) августа. 4-я армия должна была перейти к обороне. 5-й армии ставилась задача, приняв вправо и заходя своим левым крылом, нанести удар во фланг и тыл австро-венгерских войск, атакующих 4-ю армию. 3-й армии надлежало выдвинуть свои главные силы севернее Львова и наступать на Жолкиев, направляя правый фланг на Мосты — Вельки. 8-я армия получила задачу, прочно обеспечивая левый фланг фронта, выйти на рубеж Львов, МиколаевСтратегический очерк войны 1914−1918 гг., ч. 1. — М.: Воениздат, 1926. — С. 146−147.

Верховное главнокомандование приняло ряд мер по усилению правого крыла Юго-Западного фронта. Туда были направлены корпуса варшавской группы: 18-й армейский, Гвардейский и 3-й Кавказкий, а также три второочередные дивизии (80-я, 82-я и 83-я). Эти войска объединились под общим начальством генерала П. А. Лечицкого с непосредственным его главнокомандующему фронтом. Ставилась задача «воспрепятствовать, во что бы то ни стало, обходному движению австрийцев против правого фланга 4-й армии"Там же. С. 149−150. Престарелый генерал Зальц был заменен А. Е. Эвертом. Все это позволило в короткий срок обеспечить устойчивость 4-й русской армии. Сообщая Эверту о решениях Ставки, Алексеев отмечал: «Воля великого князя — сделать все, чтобы окончить у вас дело благополучно"Там же. С. 150.

12 (25) августа 5-я армия В. К. Плеве заняла следующее положение: 25-й корпус в тесном контакте с левым флангом 4-й армии развернулся на высотах у Замостья, центральные корпуса (19-й и 5-й) сосредоточились против Томашова, 17-й корпус прикрывал операцию слева в зависимости от обстановки (западнее или восточнее Буга).

С 13 (26) августа обе стороны приступили к выполнению своих замыслов. На широком фронте, простиравшимся дугою от Вислы западнее Красника до Днестра южнее Бучача, закипели ожесточенные сражения. На правом крыле Юго-Западного фронта продолжалась Люблин-Холмская операция. 1-я австро-венгерская армия стремилась развить наступление на люблинском направлении. Противник намеревался осуществить двойной охват 4-й армии русских, концентрируя основные усилия на своем левом фланге. Попытки австро-венгров выйти в тыл войск Эверта с запада успеха не имели. Все неприятельские атаки были отражены частями 18-го русского корпуса, развернутого на правом фланге 4-й армии. Лишь правому флангу армии Данкля удалось несколько потеснить Гренадерский корпус, который был вынужден оставить позиции на р. Пор и отойти к северу. В последующие дни положение на правом и в центре 4-й армии не изменилось. И только на ее левом фланге, в районе Красностава, неприятель сумел вновь потеснить русских Белой А. Галицийская битва / А. Белой. — М. -Л.: Воениздат, 1929. — С. 85.

Одновременно происходили ожесточенные боевые действия между 5-й русской и 4-й австро-венгерской армиями, известные под названием Томашовского сражения, или сражения под Комаровом. В первый же день частям 2-го корпуса австро-венгров удалось нанести поражение правофланговому 25-му корпусу 5-й армии, который отступил на Красностав по обеим берегам р. Вепржа. 19-й корпус был потеснен в сторону Комарова. 5-й корпус атаковал во фланг 6-й австро-венгерский корпус, но, действуя изолировано от других корпусов 5-й армии, развить успеха не сумел.

На следующий день Ауффенберг решил продолжать свой маневр. Генерал Плеве тоже готовился к активным действиям, направляя основные силы для разгрома австро-венгерских войск у Томашова. 19-му корпусу предстояло наступать с севера, а 5-му — с востока. 25-й корпус, обеспечивавший связь между 5-й и 4-й армиями, несмотря на понесенное им накануне поражение и сильно откинутый назад левый фланг, должен был вновь перейти в наступление и овладеть Замостьем. Левофланговый 17-й корпус притягивался ближе к 5-му корпусу. В центре оперативного построения 5-й армии создавалась плотно сосредоточенная группа из трех корпусов Белой А. Галицийская битва / А. Белой. — М. -Л.: Воениздат, 1929. — С. 87.

14−15 (27−28) августа прошли в ожесточенных атаках с обеих сторон. 25-й корпус русских продолжал отступление в районе Красностава. 19-й 5-й и 17-й корпуса отражали натиски австро-венгров. 17-й корпус 15(28) августа внезапным ударом во фланг со стороны группы И. Фердинанда был оттеснен к северу Там же. — С. 90.

Поражение 17-го корпуса и отход 25-го корпуса поставили 5-ю армию в тяжелое положение. Ее центр обнажился, и создалась угроза окружения. Командующий армией неоднократно обращался за содействием к 4-й и 3-й армиям. Эверт, ссылаясь на тяжелое положение своих войск, упорно отказывался помочь своему соседу. Н. В. Рузский намеревался двинуть свои войска на северо-запад только после взятия Львова. Лишь под влиянием категорических требований фронтового командования он 17(30) августа направил от Каменки-Струмиловой в район Мосты-Вельки части 21-го корпуса Белой А. Галицийская битва / А. Белой. — М. -Л.: Воениздат, 1929. — С. 112.

Русское командование возлагало большие надежды на наступательные действия 5-й армии, направляющий свой удар во фланг 1-й австро-венгерской армии. 15(28) августа начальник штаба фронта генерал Алексеев докладывал в Ставку о том, что положение в районе Томашова должно быть ликвидировано. Если собранные здесь австро-венгерские корпуса понесут поражение от трех корпусов 5-й армии, то это отзовется на всем австро-венгерском фронте. Томашов являлся пунктом опоры правого крыла группировки противника. Дезорганизация сил, собранных в этом пункте, развязывала сразу руки и давала возможность направить на Замостье по крайне мере два корпусаТам же. С. 156. Такого же оптимистического взгляда держался и сам командующий 5-й армии Плеве, отдавая на 16(29) августа приказ всем корпусам энергично наступать, с тем чтобы 25-й корпус мог отобрать Замостье в полдень, а южная группа корпусов под общим командованием П. П. Яковлева — нанести удар во фланг противника в направлении Томашова.

Боевые действия 16−17 (29−30) августа не принесли успеха русским. Командование 4-й австро-венгерской армии направило все усилия для окружения южной группы корпусов 5-й армии, продолжая на красноставском направлении теснить изолированный 25-й корпус. Наступление 25-го корпуса было отражено австро-венграми. Группа П. Фердинанда из 2-го корпуса противника (13-я и 25-я дивизии), атаковав 19-й корпус с запада и северо-запада, глубоко охватила его правый фланг и перерезала пути отхода 5-й армии в северном направлении. Группа И. Фердинанда охватывала восточный фланг армии Плеве. Положение усугублялось опасным движением 10-го австро-венгерского корпуса на Красностав, который был занят им 17(30) августа. Операция 1-й и 4-й армий, казалось, приближалась к успешному концу, а полный разгром трех русских корпусов (19-го, 5-го и 17-го) становился неизбежным.

Плеве писал, что, принимая во внимание положение южной группы корпусов, выдвинувшихся значительно вперед по отношению к 4-й армии, и ослабление корпусов вследствие больших потерь, он решил отступить с 5-й армией на одну линию с 4-й армиейТам же.

Отход корпусов должен был начаться 18(31) августа вечером самостоятельно на общую линию Красностав (Холм), Владимир-Волынский. Плеве распорядился, чтобы 18(31) августа на всем фронте армии были произведены энергичные контратаки с целью ввести противника в заблуждение и тем обеспечить планомерный отход 5-й армии в новый район. Положение австро-венгерских войск было не менее сложным. Упорное сражение, завязавшееся на 45-километровом пространстве от Комарова до истоков р. Гучвы, привело к большим потерям в людях. С каждым днем увеличивался опасный 60-километровый разрыв между левым флангом 3-й армии и правым флангом 4-й армии. Чтобы обеспечить фланги и тылы этих армий в районе Жолкиева, была сформирована группа Г. Демпфа Коленковский А. Маневренный период первой мировой империалистической войны войны 1914 / А. Коленковский. — М.: Воениздат, 1928. — С. 233.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой