Проблемы рецепции римского частного права в российском гражданском законодательстве

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Федеральное агентство по образованию Российской Федерации

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

Факультет юриспруденции

ПРОБЛЕМЫ РЕЦЕПЦИИ РИМСКОГО ЧАСТНОГО ПРАВА В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

КУРСОВАЯ РАБОТА

Исполнитель:

студент 4 курса группы

очного отделения

факультета юриспруденции

Булгакова Екатерина Евгеньевна

Научный руководитель:

к.и.н., доцент

Ильченко Вера Никитична

Екатеринбург 2009

ОГЛАВЛЕНИЕ

  • Глава 1. ВЛИЯНИЕ РИМСКОГО ПРАВА НА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИИ
    • 1. Основные теоретические понятия и факторы, определяющие рецепцию права
    • 2. Особенности рецепции римского права в России
  • ГЛАВА 2. ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА
    • 1. Истоки юридического лица
    • 2. Сравнительная характеристика юридических лиц в Римском праве и гражданском законодательстве РФ
  • ГЛАВА 3. НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО
    • 1. Римское наследственное право
    • 2. Понятие завещания по гражданскому законодательству РФ
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
  • ВВЕДЕНИЕ
  • Отечественное гражданское право, находясь в постоянном динамическом процессе, впитало в себя все основные тенденции развития государства и его правовой системы с тем, чтобы быть адекватной тому или иному историческому периоду. Каждый отрезок истории наложил свой отпечаток на цивилистику. Зародившись еще в дореволюционный период, она стремительно уловила новые тенденции развития советского государства и получила логическое продолжение в современной России.
  • Сегодня гражданское право представляет собой одну из важнейших отраслей отечественного права. Его особая роль обусловлена широким спектром общественных отношений, подлежащих правовому регулированию в гражданском обществе, а главное место в гражданско-правовом регулировании отведено гражданскому законодательству. Актуальность рассмотрения данного вопроса состоит, в первую очередь, в том, что современный этап развития правовой системы российского государства, по сути, является переходным, и на нём невозможно избежать внедрения в российское право элементов правовых систем иностранных государств. Непременная интеграция России в мировое сообщества также потребует приведения отечественного законодательства в полное соответствие с общеевропейскими и мировыми стандартами, и здесь, безусловно, нельзя обойтись без рецепции правовых институтов зарубежных государств. Сейчас в России происходит трансформация правовой системы из социалистической в романо-германскую, основанную, свою очередь, на традициях римского права.
  • Несмотря на то, что в настоящее время понятие «законодательство» законодателем употребляется неоднозначно и состав его варьируется в зависимости от отрасли российского права, гражданское законодательство четко определено и состоит из Гражданского кодекса Российской Федерации и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов, регулирующих гражданские отношения. При этом важно отметить, что в советское время в состав гражданского законодательства включались также подзаконные акты с преобладающим содержанием гражданско-правовых норм.
  • Предмет исследования — рецепция римского частного права в гражданском законодательстве. Объект исследования — законы (законодательные акты), подзаконные нормативные акты РФ, а так же нормы римского права.
  • Цель и задачи исследования. Целью исследования является рассмотрение вопросов по проблемам рецепции римского частного права в гражданском законодательстве РФ. В соответствии с указанной целью исследование направлено на решение следующих задач: — обозначить исторические факторы, влияющие на рецепцию римского права в России;
  • — проанализировать влияние римского права на гражданское законодательство;
  • — провести сравнительную характеристику римского частного права и российского гражданского законодательства.
  • Методологической основой настоящего исследования является диалектический метод, как общефилософский метод познания. Наряду с ним в работе применялись присущие юридической науке частные методы исследования: историко-правовой, сравнительно-правовой, формально-логический, а также различные способы неофициального толкования нормативных актов.
  • Теоретическая и практическая значимость исследования определяется его актуальностью, научной новизной и выводами как теоретического, так и практического характера. Теоретические положения, изложенные в работе, могут быть использованы для дальнейших научных исследований как данной проблематики, так и непосредственно связанных с ней вопросов.

Глава 1. ВЛИЯНИЕ РИМСКОГО ПРАВА НА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИИ

1. Основные теоретические понятия и факторы, определяющие рецепцию права

Прежде чем перейти к дальнейшему изложению, необходимо уточнить исходные теоретические понятия.

В переводе с латинского «receptio» означает «принятие», что по большей части раскрывает содержание рецепции в юридическом смысле, под которой подразумевается заимствование (принятие) одной правовой системой элементов другой правовой системы, которое может быть вызвано целым рядом различных факторов (правовыми, социально-экономическими, религиозно-этническими и т. д.), и проявляется как в виде заимствования прошлого правового опыта, так и элементов современных правовых систем.

Одна из особенностей соотношения понятий «рецепция» и «правопреемственность» заключается в том, что в научной литературе нет единого мнения по этому вопросу, так, одни авторы отождествляют эти понятия, другие — считают одно входящим в состав другого, но мнение относительно того, является ли правопреемственность элементом рецепции или же, наоборот, рецепция представляется структурным звеном в системе правопреемственности, также окончательно не утвердилось. Наиболее фундаментальным трудом в этой области является работа болгарского правоведа Нено Неновски «Преемственность в праве», где автор определяет преемственность как «связь между разными этапами (ступенями) в развитии права как социального явления, что суть этой связи состоит в сохранении определенных элементов или сторон права (в его сущности, содержании, форме, структуре, функциях и др.) при соответствующих его изменениях», при этом обращая внимание на то, что преемственность может быть как положительной, так и отрицательной, то есть носить негативные последствия. Неновски различает преемственность «по вертикали» (во времени) и «по горизонтали» (в пространстве). В любом случае, однако, преемственность по смыслу этого понятия предполагает исторически последовательный характер, и в этом плане «вертикальная» преемственность отличается от «горизонтальной» лишь тем, что означает сохранение элементов при переходе в новые качественные состояния одной и той же национальной правовой системы. «Горизонтальная» же преемственность заключается в восприятии прошлого правового опыта других (территориально) государств. Болгарский правовед считает, что рецепцию права следует рассматривать как специфическую форму правопреемственности. Соотнеся между собой понятия рецепции и правопреемственности, можно придти к выводу о сомнительности данного утверждения Неновски, так как именно рецепция включает в своё содержание правопреемственность, которая, в свою очередь, зачастую проявляется в виде преемственности «по вертикали», то есть во времени.

В. А. Рыбаков определяет правопреемственность следующим образом: «Преемственность права — процесс сложный и противоречивый. Процесс, потому что отдельные элементы переходят из одного типа права или этапа развития в другой, то есть происходит движение, в результате которого осуществляется и развитие права… Он также предполагает две стадии: во-первых, передачу накопившегося правового материала одним типом (этапом) права другому, во-вторых, усвоение и использование новым типом (этапом) права этих правовых ценностей. Сложность процесса преемственности заключается в том, что воспринятые элементы старого права не являются абсолютно „чистыми“, они таят тенденцию борьбы с новым, могут при определённых условиях быть проводником отрицательного, старого. Развитие права невозможно без преемственности, являющейся основой поступательного движения».

Таким образом, подводя итог, можно сказать, что рецепцией права можно назвать любое заимствование одной правовой системой элементов другой правовой системы, термином «преемственность» же следует обозначать лишь правовое заимствование тех правовых институтов, которые как бы испытываются временем, проходят через своеобразный «фильтр» общечеловеческой культуры.

2. Особенности рецепции римского права в России

Римское право оказало на Россию не меньшее влияние, чем на западную Европу. Однако своеобразие этого влияния заключалось в том, что Кодекс и Дигесты Юстиниана проникли в Россию в X—XII вв. из Византии вместе с христианством.

Элементы византийского права начали проникать на Русь еще в начале Х века, в связи с заключением русско-византийских договоров 911 и 945 гг. После 988 г. Князем Владимиром Святославовичем была предпринята попытка ввести в действие на Руси непосредственно византийского свода законов VIII века — Эклоги. В частности, именно этим документом предусматривалось введение системы физических наказаний за преступления, вплоть до смертной казни, взамен действовавших судебных штрафов — «вир». Однако попытка стремительного перехода к византийской системе уголовного наказания потерпела неудачу, возможно из-за опустения княжеской казны в связи с отсутствием важного источника дохода -- вирных платежей. Позднее, римское право более осторожно вводилось с учетом русского обычного права — в Правде Ярослава и других документах.

Однако, если княжеские своды хотя и ссылались на греческие, т. е. византийские законы, но преимущественно опирались на местное, обычное право, то православная церковь была наиболее последовательным проводником римско-византийского права. Наиболее древние пласты брачного, обязательственного и налогового права именно в этот период активно заимствовались из Дигест и Кодекса Юстиниана. Многие судебники древней Руси прямо ссылаются на греческие переводы Юстиниана, заимствуя порой как систему, так и отдельные юридические нормы. Известны также древнейшие переводы на русский язык отдельных Новелл Юстиниана, выдержек из его Кодекса и Дигест, собранных, в частности, в знаменитом своде церковного права, так называемой «Кормчей книге» XII в. Вообще известно, что церковные суды, напрямую руководствовавшиеся нормами римско-византийского права, имели довольно обширную юрисдикцию, распространявшуюся и на лиц, не принадлежавших церкви, активно вмешиваясь таким образом в гражданское судопроизводство.

Вторая волна влияния римского права на Россию связана с падением Константинополя в 1453 г. и гибелью Восточной римской империи. Русскими царями были унаследованы некоторые принципы и положения публичного римско-византийского права. Хотя в XV—XVII вв. они в своих судебниках продолжали ссылаться на греческие законы как на один из основных источников права, однако о серьезной рецепции римского частного права в России можно говорить лишь с некоторой натяжкой. Традиционно в древней Руси большее внимание уделялось публичному праву.

Лишь начиная с XVIII в. можно говорить о рецепции в России римского частного права в западно-европейском понимании этого слова. Это связано со стремлением Петра I и последующих императоров построить российские законы на принципах европейских гражданских институтов. Во второй половине XVIII в., во время царствования Екатерины II (Великой), находившейся, как известно, под сильным влиянием идей французских просветителей, начало формироваться в России частное право, понимаемое как законодательное ограничение произвольного вмешательства государства в частную, прежде всего в экономическую жизнь. В это время ее указами устанавливается понятие частной собственности как свободы в использовании своего имущества независимо от «казенного интереса». Это, однако, было привилегией лишь одного сословия — дворян.

Только в 60-е гг. XIX в. во времена реформ Александра II, отменившего крепостное право, частная собственность и частное право получили окончательное признание для всего населения. С этим периодом связан и бурный рост научного интереса к римскому праву в России. В конце XIX-начале XX в. публикуются десятки пособий и учебников по римскому праву, многие из которых выдержали по несколько изданий в течении короткого промежутка времени. Во многих университетах открываются кафедры римского права, на которых проводятся спецкурсы и семинары по римскому частному и публичному праву, по источникам римского права, подробно изучаются оригинальные латинские тексты Законов XII таблиц, Институций Гая, Дигест и Кодекса Юстиниана. Труды германских ученых, а именно «пандектная» школа права, оказали в тот период сильнейшее и по существу непреходящее до сих пор влияние на российское гражданское право. Построенная на использовании начал римского частного права, кодификация гражданского законодательства Германии стала своего рода «моделью» для проекта российского гражданского уложения (так и не принятого в качестве закона до Октябрьской революции 1917 г.). Тем не менее, многие законодательные решения, основанные на этих подходах, были затем закреплены в российских гражданских кодексах 1922, 1964 и 1994 гг. После революции 1917 г. Советская власть вместе с буржуазным правом отказалась и от его основы — рецепции римского права. В 1922 г. при разработке первого в истории России Гражданского кодекса В. И. Ленин указал. что «мы ничего частого не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное», что и было положено в основу нового законодательства. Таким образом, период существования в России частного права в отношении всего гражданского коллектива, а не отдельных сословий, продолжался всего около 50 лет. В результате публичная власть в России практически никогда не испытывала никаких ограничений для любого произвольного вмешательства в дела своих подданных или граждан. Эти традиций, к сожалению, продолжаются и в настоящее время.

Современная Россия восстанавливает и развивает частноправовые традиции, основанные на положениях римского нрава, с учетом современного мирового опыта. Яркое тому свидетельство — новый Гражданский кодекс Российской Федерации, закрепивший и развивший в своих правилах наиболее прогрессивные постулаты цивилистики.

Рассуждая о проблемах рецепции в современной России, исследователи считают, что одной из характерных тенденций развития правовой жизни России периода перестройки и реформ являлась подмена целей средствами. Она, в частности, выражалась в том, что нередко в правовую систему вводились ранее не существовавшие юридические инструменты, однако при этом подобные нововведения производились без соответствующего обоснования их целесообразности и необходимости. Либо такое обоснование сводилось к констатации факта, что данное правовое средство длительное время успешно работает в правовых системах других государств, хорошо себя там зарекомендовало, что оно является элементом демократического права и т. д.

В современных российских исследованиях прослеживается идеологическое обоснование необходимости теории римского права для России. Отмечается, что переход от государственно-плановой к рыночной экономике в современной России обусловил стремительное развитие частноправовых отношений, а этот факт повлек для России необходимость «вернуться в лоно Европейской цивилизации». Естественно, что такой «возврат» коснулся и науки римского права. Положения теории римского права в виде романо-германской цивилистической модели стали в полном объеме наполнять правовую систему Российской Федерации.

21 октября 1994 г. Государственной думой принят Гражданский кодекс РФ. Он продолжил традиции первого советского гражданского кодекса Российской Федерации, во многом улучшив его положения. Такое улучшение произошло в связи с отказом от жестких идеологических положений, введением отдельных институтов теории частного права, модернизаций положений уже работающих. Общее построение Гражданского кодекса РФ в определенной мере совпадает с системой изложения в Институциях Гая и Юстиниана, т. е. материал изложен в последовательности, которая кратко обозначается формулой: «лица — вещи — обязательства».

В литературе отмечается, что Россия, вступив в сферу рыночных отношений и переориентированности на капиталистические отношения в экономике, неизбежно присоединилась к тем тенденциям развития, которые свойственны другим капиталистическим странам.

Современный гражданский кодекс вобрал в себя ценности римского права. Но в силу идеологического компонента разработчиками постоянно подчеркивается «отечественность» российского кодекса, например: «Проект второй части Кодекса базируется на российской правовой традиции, которую всегда характеризовал самостоятельный подход к решению своих гражданско-правовых проблем, вырабатываемых с учетом достижений иностранных частноправовых исследований».

Но «бурного расцвета» частного права, несмотря на оптимизм исследователей, в России пока не наблюдается. Многие институты, детально разработанные в римском праве, такие как сервитут и прочее, только «пробивают» себе дорогу в народном правосознании. Приходится констатировать, что современный гражданский кодекс в России это еще не «почвенное произведение». Именно как почвенное произведение был справедливо охарактеризован кодекс Наполеона французским исследователем XIX в., «так как будучи привит к дереву Франции, он черпает свои соки из французской земли, потому и сам оплодотворил эту землю».

Таким образом, несмотря на полный возврат российского законодателя к римскому праву в Гражданском кодексе, многие проблемы остаются нерешенными. А основные механизмы частного права, основанные на римском праве, будут запущены только тогда, когда общество будет постоянно улучшать свои материальные потребности. Тогда и произойдет «бурный расцвет» римского права в России, ожидаемый общественностью.

ГЛАВА 2. ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА

1. Истоки юридического лица

В юридической литературе нет единого мнения по поводу того, где кроются истоки понятия юридического лица. Многие ученые относят создание этого понятия к важнейшим заслугам римского частного права. Отмечая незначительный удельный вес таких субъектов в гражданском обороте Рима и отсутствие самого термина «юридическое лицо», такие ученые, тем не менее, делают вывод о том, что «основная мысль о юридическом лице как приеме юридической техники для введения в оборот имущественной массы, так или иначе обособленной от имущества физических лиц, была выражена римским правом отчетливо». Авторы отмечают, что издревле в имущественных отношениях наряду с физическими лицами участвовали и их объединения, определенным образом организованные и располагавшие известными имущественными средствами. В Древнем Риме существовали частные корпорации: союзы с религиозными целями, профессиональные союзы ремесленников. Много новых корпораций появляется в период республики, среди которых необходимо особо отметить объединения предпринимателей, бравших на откуп государственные доходы, управлявших на основе договоров государственными имениями и обладавших значительным имуществом. Однако это имущество рассматривалось древним правом как принадлежавшее либо каждому участнику в определенной доле, либо одному из участников, казначею, который вел дела корпорации и отвечал перед ее членами. Поэтому можно говорить о наличии в той или иной степени организованном сообществе, созданном с определенной целью -- объединения имущества. И все же появление таких образований свидетельствует об ограниченности субъективного состава частноправовых отношений.

А правовое положение муниципий -- городских общин, которым римское государство, включая их в свой состав и наделяя их жителей римским гражданством, предоставляло самоуправление и хозяйственную самостоятельность, более отчетливо выражало идею юридического лица. Претор признал за муниципиями право выступать в суде от своего имени через назначаемых муниципальным советом представителей. Тем самым муниципия была признана субъектом имущественных прав. Таким образом, идея юридического лица получила признание в процессуальном праве. В материальном же праве при заключении сделок вопрос об их юридических последствиях еще долго оставался неясным из-за неопределенности правового статуса нового субъекта.

Институт юридического лица не нашел своего оформления в римском праве. Тем не менее, положительным итогом всего хода развития римских корпораций явилось следующее. Римские юристы признали, что:

-- корпорация может рассматриваться в сфере частного права так же, как рассматривается физическое лицо;

-- юридическое существование корпорации не прекращается и не нарушается с выходом отдельных членов из состава объединения;

-- имущество корпорации обособлено от имущества ее членов («если что-либо должны корпорации, то мы не должны ее отдельным членам; того, что должна корпорация, не должны ее отдельные члены».

-- корпорация вступает в правовые отношения с другими лицами при посредстве физических лиц, уполномоченных на то в установленном порядке.

Итак, хотя понятие юридического лица в римском праве не получило полной и детальной разработки, «идея юридического лица в римском праве была выдвинута и разрешена». С такой позицией не согласны другие российские ученые, которые считают, что «начало истории понятия юридического лица следует отнести к раннему средневековью». Они утверждают, что идея корпорации как особого, отличного от отдельного человека субъекта права, выдвинутая римской правовой мыслью, принадлежит не частному, а публичному праву, и поэтому истоки понятия юридического лица как института частного права следует искать не в римском праве, а в позднейших эпохах. Их точка зрения базируется на следующем.

В то время как весь строй римского цивильного быта существеннейшим образом определяется началом личности и особенностями правоотношений каждого гражданина, картины средневекового быта имеют совершенно противоположные черты. Здесь не отдельный человек является правоспособным, а союз (корпорация). Во всем этом быте прослеживается черта обезличенности, где известный и постоянный характер правоотношений определяется принадлежностью человека к союзу (корпорации), и принадлежность эта передается из поколения в поколение. В этих условиях задачи юриспруденции и законодательства заключаются в том, чтобы определить скорее права корпораций и отношение к ним прав отдельных, входящих в них лиц, чем права лиц как самостоятельных единиц общежития. Средневековые глоссаторы разрабатывали понятие корпорации как союза, признанного государством в качестве субъекта права, а их преемники, канонисты, различали в связи с этим понятия «лицо» и «человек» и начинали рассуждать о природе этого лица. Но, как отмечается в литературе, даже в средние века «представления о юридических лицах все еще испытывали сильное влияние догматов римского права». Глоссаторы и постглоссаторы, ограничиваясь комментированием античных текстов, пытались приспособить их к потребностям развивающегося хозяйства. Эта тенденция прослеживается и в одном из первых определений понятия юридического лица, данном папой Иннокентием IV в 1245 г. Он писал, что юридическое лицо существует лишь в понятии, оно не одарено телом, а значит, не обладает волей.

Дальнейшее развитие конструкция юридического лица получила в Новое время, когда появились крупные торговые предприятия, на которых вырабатывалась техника коллективного ведения крупных дел. Здесь уже сама жизнь подсказывала необходимость детальной разработки статуса этих объединений и регламентации их правового положения.

Термин «юридическое лицо» был впервые использован в гражданском праве. Развитие института юридического лица было тесно связано с бурным ростом капиталистической экономики, требовавшей капиталов. Институт юридического лица и стал правовой формой такой концентрации. Детальное теоретическое осмысление феномена юридического лица осуществлялось в Германии в рамках работы над германским гражданским уложением. Старое, феодальное германское право не пошло дальше признания понятия физического лица, и, по словам разработчиков уложения, формула, объявляющая, что имущество организованного социального союза есть личная собственность нового идеального субъекта, и на этом основании вводящая социальное, общественное имущество в круг гражданского права и резко отделяющая его от имущества отдельных членов союза, -- эта формула юридического лица найдена в области римского права и принята нами на почве рецепции римского права. Удачная разработка института юридического лица в германском праве во многом объясняется тем, что идеи римских цивилистов легли на благоприятную почву в виде интенсивно развивающихся экономических отношений. Бурная индустриализация страны, резкая активизация различного рода социальных групп хозяйственных и нехозяйственных объединений объективно требовали четкого юридического оформления организации как самостоятельного субъекта права. И Германское гражданское уложение, принятое в 1896 г., уделило статусу юридических лиц пристальное внимание. В Уложении юридическим лицам посвящено около 70 параграфов. Кроме того, в Германии, как и во многих других странах, нормы, регламентирующие правовое положение отдельных видов юридических лиц, собраны в так называемом специальном законодательстве. Становление и совершенствование столь сложного и важного социального института, как юридическое лицо, едва ли возможно без его серьезных исследований. Они велись на протяжении всей истории существования юридических лиц, способствовали созданию в XIX в. фундаментальных теорий, активно продолжаются и в современной цивилистике.

И все же главным вопросом является то, как законодатель будет обращаться с понятием юридического лица, обращая теоретические разработки ученых в практическую плоскость. И здесь следует указать на трудности, с которыми столкнулась российская правовая наука в поисках определения понятия юридического лица, вызванные не только сложностью самой проблемы или несовершенством законодательства, но и своеобразием политического и экономического развития России.

2. Сравнительная характеристика юридических лиц в Римском праве и гражданском законодательстве РФ

При сравнении условий создания и деятельности юридических лиц в Римском праве и в современном Российском праве сразу бросается в глаза тот факт, что краеугольный камень гражданского права юридического лица — способность отвечать своим имуществом по своим обязательством, который был выявлен римскими юристами и являлся для них основной причинной, по которой необходимо было создать особый институт юридического лица был просто игнорирован Российскими законодателями при написании и принятии Закона «О предприятиях и предпринимательской деятельности». Практика применения такого положения сразу же выявила этот недостаток, и статистика показывает, что количество нарушений прав собственности было выявлено именно в товариществах с ограниченной ответственностью.

Другой признак — имущественная обособленность — является практически идентичным как в Римском праве, так и в ГК, что показывает высокий уровень развитости и основополагающей сущности Римского права.

Третий признак — правосубъектность — изменился в историческом плане, поскольку, постольку изменились отношения в обществе и прежде всего в экономике. Коммерческие объединения заняли доминирующее положения, светская власть встала выше религиозной. С этим же связаны появление необходимости в использовании юридическим лицом собственного наименования и более четком определении организационного единства, а также появление большего количества организационно-правовых форм. Если в Римском праве сначала использовался распорядительный порядок создания юридических лиц, как проявление свободы и лояльности общества к этому вопросу, а затем разрешительный порядок, характерный для авторитарных и тоталитарных государств, то в ГК предусмотрен нормативно-явочный порядок, демонстрирующий демократическую направленность гражданского права современной России и ее стремление стать правовым государством.

«Появление среди учредительных документов учредительного договора говорит о создании особого института как самостоятельного договорного типа»

При создании коммерческой организации важнейшим вопросом является определение долей участия между участниками. Этот вопрос в Римском праве игнорировался.

Важной особенностью стала возможность создания юридического лица одним лицом. Этот факт можно рассмотреть как расширение прав и свобод отдельных лиц, которые имеют право отвечать по результатам определенной деятельности в пределах данной деятельности.

ГЛАВА 3. НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО

1. Римское наследственное право

Впервые вопрос по наследованию был поставлен в Римском праве, которое определяло правовое положение субъектов, имущественных отношений и устанавливало возможность субъектов совершать сделки имущественного характера. Римские юристы делили право своей страны на две большие области: публичная, которая защищала интересы государства и частная, защищающая и регулирующая интересы частных лиц, а именно брачно-семейные отношения, собственность, обязательные права, а так же наследование и наследственные отношения.

Понятие наследования включает в себя категорию универсального преемства, т.к. для возникновения права наследования у одного или нескольких лиц, недостаточно факта смерти наследодателя, но и необходимо, чтобы на наследника переходили все права и обязанности умершего. В наследовании по древнему цивильному праву основным документом являлся свод законов, называемые законами XII таблиц. Законы XII таблиц знали два основания наследования: наследование по завещание и наследование по закону, которое имело место, если наследодатель умирал, не оставив завещание. При отсутствии завещания имущество умершего переходило к наследникам по закону. В наследовании по закону основным являются правила, устанавливающие круг законных наследников и размер наследственной доли каждого из них. По цивильному праву круг законных наследников соответствовал сущности агнатского родства и составлял три очереди:

— К первой очереди наследников относились лица, непосредственно находившиеся во власти наследодателя (это жена умершего, его дети, усыновленные и внуки от ранее умерших сыновей).

— Ко второй очереди (за неимением первых) к наследованию призывались лица, которые состояли в ближайшей по степени восходящих родственников умершего.

— К третей очереди наследников относились остальные родственники по порядку близости, при этом ближайшая степень родства устраняет дальнейшую.

Если же наследников не было или эти лица отказывались от наследства или умирают, не успев его принять, наследство признавалось выморочным и в основном переходило во владение церкви, а иногда и монастырям.

Наследование по завещанию в римском праве. Собственник имущества имел право сам определить, к кому и в каком объеме после его смерти должны перейти входящие в это имущество права и обязанности. Волевой акт собственника, посвященный вопросам такого рода, называется завещанием. Для того, чтобы этот акт имел юридическую силу он нуждался в определенном оформлении. Цивильное право допускало три различных способа составления завещания:

— завещание воина, объявлявшееся в строю перед военным сражением;

— провозглашение завещателем своей предсмертной воли в курантных собраниях;

— завещание посредством меди и весов.

В праве того периода было принято различать частные и публичные завещания. Частные завещания составлялись в присутствии семи свидетелей, а публичные завещания совершались перед магистратом, судом или императором.

В содержании завещания, прежде всего, определялись наследники, назначенные его составителем. Для назначения наследников необходимо было обладать активной завещательной способностью. Её не было у умалишенных, несовершеннолетних, расточителей, а так же у всех подвластных (кроме воинов, за которыми сохранялось право завещательного распоряжения военным пекулием). С другой стороны, назначить наследниками можно было лишь кого-нибудь из числа тех, кто обладал пассивной завещательной способностью.

Она не признавалась ни за перегринами, ни за объединениями и завещательной способности не было у рабов. Если завещание освобождало из рабства, то разрешалось здесь же назначить его наследником по завещанию.

Завещатель определял размер наследственной доли по своему усмотрению, выделяемой каждому из наследников. Однако некоторые из числа законных наследников не могли быть лишены наследства полностью. Круг таких наследников, с переходом от одной эпохи к другой, меняется. В более позднее время к их числу относились восходящие и нисходящие родственники, а так же родные братья и сестры наследодателя. Меняется и размер той части наследственного имущества, которая переходила к ним в обязательном порядке. На позднем этапе периода он составлял 14 законной доли.

Для того, что бы такой акт имел юридическую силу завещания, наследодатель должен был определить наследников, с указанием либо на передачу всего наследственного имущества одному наследнику, либо выдел определенных долей каждому из наследников с учетом обязательной доли.

Наследование по закону в римском праве. Если собственник не оставил завещание, которым определена судьба принадлежащего ему имущества, на случай его смерти, то это имущество переходило к лицам, указанным в законе XII таблиц. Наследование по закону происходило всякий раз, когда из-за отсутствия завещания оно всецело определялось порядком, закрепленным в нормах действующего права.

Наследниками по закону признавались лица, состоявшие в родстве с наследодателем.

Римляне различали агнатское родство, основанное на общей подвластности, и когнатское родство, основанное на общности по кровному происхождению. По мере разрушения патриархальных связей агнатское родство всё более вытесняется когнатским, а впоследствии и вовсе выходит из употребления. Цивильное право подразделяло законных наследников на три очереди:

— Свои наследники, которые входили в семью родственников, а получив наследство, продолжали обладать имуществом, которое и раньше было в сфере данной семьи. Своими считались наследники, становившиеся в результате смерти наследодателя юридически самостоятельными лицами.

-Агнаты — это лица, которые в прошлом были связаны с наследодателем отношениями подвластности. Если имелось несколько агнатов, то к наследованию призывался ближайший, то есть стоявший в кровном отношении к умершему ближе, чем прочие агнаты.

— Когнаты, то есть кровные родственники умершего, а так же бывший родственник вольноотпущенника в качестве его патрона. Как и во второй очереди, ближайший когнат вытеснял более отдаленного.

Аналогичных начал придерживалось и преторское право, хотя соотношение между агнатским и когнатским ему меняется в пользу родства когнатского.

Претор различает уже не три, а четыре очереди законных наследников:

— Свои наследники, а так же дети наследодателя, даже вышедшие из-под его власти как эмансипированные или в установленном порядке кем-либо усыновленные (если ко времени смерти наследодателя они стали юридически самостоятельны)

— Патроны умершего вольноотпущенника, а так же все агнаты с вытеснением из них более отдаленных

— Все кровные родственники наследодателя, не далее шестой степени родства.

— Переживший наследодателя супруг (в случае брака).

В Новеллах Юстиниана вообще не упоминается об агнатских родственниках, зато выделяются пять очередей законных наследников из числа когнатских родственников:

1. все нисходящие родственники умершего.

2. все восходящие родственники, а так же родные братья и сестры (с условием что близкие родственники устраняют от наследования родственников отдаленных.

3. неполнородные братья и сестры умершего, то есть имевшего с наследодателем общего отца при разных матерях или общую мать, при разных отцах.

4. все прочие кровные родственники без каких-либо ограничений.

5. переживший супруг.

Под открытием наследства понимается наступление фактов, ввиду которых принадлежавшие собственнику имущество становится наследственным и может быть принято лицами, для которых оно в этом качестве предназначено. Нормы Римского права связывали открытие наследства со смертью наследодателя. Однако переход прав происходит только в момент вступления в наследство, когда наследник выражает волю принять наследство.

С точки зрения принятия наследства все наследники подразделяются на две категории:

— Свои наследники, то есть проживавшие с наследодателем до момента его смерти и переход к ним имущества означало оставление этого имущества в той же семье. В связи с этим закон исключал возможность отказа от этого наследства.

— Все прочие наследники. Они именовались внешними и посторонними, так как они находились вне подвластности наследодателя и не образовывали совместно с ним единой семьи. Поскольку переход к наследникам этой категории выводил имущество за пределы данной семьи, закон обязывал их к принятию наследства. Поэтому они именовались добровольными. Претор признавал наследников принявшими наследство, если они обращались с просьбой о вводе их во владение наследственным имуществом. Уложение Юстиниана для принятия наследства считало достаточным простое заявление воли, совершенное путем подачи магистрату соответствующего письменного заявления.

Наследник считался принципиально ответственным за долги наследства неограниченно, как за свои собственные. Избежать этого он мог только посредством непринятия наследства, если его пассив превышает актив. В праве Юстиниана было установлено, что если наследник не позднее трёх месяцев после открытия наследства произведет опись и оценку наследуемого имущества, то ответственность наследника по долгам наследства ограничивается размерами актива наследства. При этом принятие наследства приводило к слиянию имущественных масс наследника и наследодателя, теперь кредиторы как наследника, так и наследодателя могли искать удовлетворение из всего объединенного имущества.

Следствием приобретения наследства было так же погашение взаимных обязательств, существовавших между наследником и наследодателем, и прекращение сервитутов, которые имел наследодатель на имущество наследника или наоборот.

Выморочное наследство. Если наследство не принято ни одним наследником как по завещанию, так и по закону (потому ли, что наследников не осталось или они не пожелали принять наследство) наследство становилось выморочным. В древнейшем праве такое имущество считалось ничьим и могло быть захвачено каждым желающим. Начиная со времен принципата, выморочное имущество передавалось государству. В период абсолютной монархии из этого порядка было установлено то исключение, что за муниципальным сенатом, церковью или монастырём было признано преимущественное право на получение выморочного имущества после лиц, принадлежавших к этим организациям.

Завещательный отказ. Завещательным отказом называлось распоряжение, которое делалось в завещании наследодателем и состояло в предоставлении определенному лицу какого-то права или иной выгоды за счет наследственного имущества. Преемство лица, в пользу которого назначен завещательный отказ, носило сингулярный характер, то есть он является преемником наследодателя в отдельном праве, но не в какой-то доле наследства и на нем не лежала ответственность за долги наследодателя. Завещательный отказ можно было оставить только в завещании, но нельзя было возложить завещательный отказ на наследника по закону.

С помощью завещательного отказа устанавливалось непосредственное право собственности лица, в пользу которого назначен завещательный отказ, на известную вещь завещателя. Так же существовал завещательный отказ, обязывающий наследника передать кому-то что-то, при этом лицу, в пользу которого назначен завещательный отказ, предоставлялось только обязательное право требовать от наследника исполнения воли завещателя.

Точность формулировок, ясность построения и аргументации и глубокая жизненность, конкретность и практичность права и вместе с тем полное соответствие всех юридических выводов интересам господствующего класса — всё это является отличительными признаками частного Римского права. Недаром многие римские юридические выражения перешли в века.

Труд римских юристов — это многовековый, дошедший до нас труд, приведший в первые века н.э. к детальной разработке всех юридических вопросов, связанных с относительно сложной хозяйственной жизнью того времени.

В силу исторической судьбы Римского права, сделавшей его одним из факторов развития гражданского права и особенно современного значения для изменяющейся системы права России, знакомство с ним необходимо каждому образованному юристу.

2. Понятие завещания по гражданскому законодательству РФ

Гражданское законодательство РФ устанавливает два основания наследования. В соответствии со статьей 1118 3 части ГК РФ «Распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания» — наследование по завещанию. Наследование по закону — это наследование на условиях и в порядке, указанных в законе и не измененных наследодателем.

Права и обязанности наследодателя переходят к перечисленным в законе наследникам в соответствии с установленной очередностью предусмотренной статьями 1142−1145 и 1148 глава 63 третьей части ГК. В реальной жизни наследование по закону встречается гораздо чаще, чем наследование по завещанию. Прежде всего, следует обратить внимание на то, на что упорно в течение многих лет указывает статистика стран, которые бесспорно следует отнести к числу демократических правовых государств с развитой рыночной экономикой, Германии, Англии, Франции, Нидерландов и многих других: около 70 процентов граждан не оставляют завещаний. В России завещание, это нечто особенное, оставляемое до недавнего времени лишь небольшим числом весьма «продвинутых» в юриспруденции граждан. Причин тому много — невысокая правовая культура части населения, смерть в раннем возрасте, скоропостижная смерть, суеверная боязнь составлением завещания ускорить естественное течение событий и другие.

Итак, для наследования нужны основания — либо завещание, либо по закону и это не может быть предметом соглашения. Если нет наследников ни по завещанию, ни по закону, то право наследования переходит к государству (статья 1141 ГК). В нашей литературе наиболее распространено определение завещания как односторонней сделки, выражающей личное распоряжение гражданина на случай своей смерти, сделанное в установленном законом форме и направленное, прежде всего, на распределение наследственной массы между лицами, названными завещателем своими наследниками, в порядке, установленном завещателем. Завещание, как акт выражения воли завещателя, представляет собой одностороннюю сделку и не предполагает какого-либо встречного волеизъявления другого лица.

По общему правилу, только нотариус имеет право удостоверить завещание (специальная форма). Исключение составляют следующие случаи (форма завещания специальная). Простая форма составления завещания допускается лишь при чрезвычайных обстоятельствах, когда гражданин, который находится в положении, явно угрожающем его жизни, и в силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств лишен возможности совершить завещание в соответствии с законодательством страны, может изложить последнюю волю в отношении своего имущества в простой письменной форме. Изложение гражданином последней воли в простой письменной форме признается завещанием, если завещатель в присутствии двух свидетелей собственноручно написал и подписал документ, из содержания которого следует, что он представляет собой завещание.

Нотариус и иное лицо, удостоверяющее завещание, не могут быть свидетелями в силу своего служебного положения и того, что они знают, что и кому конкретно завещал завещатель. Они проверяют правильность составления завещания, прочитывают его, перед тем как удостоверить. Лицо, в пользу которого составлено завещание или сделан завещательный отказ, супруг такого лица, его дети и родители также не имеют права быть свидетелями в силу того, что являются заинтересованной стороной и могут оказывать давление (активное или пассивное) на завещателя. Их присутствие в роли свидетелей нарушает основной принцип наследования — тайну завещания.

Что же касается граждан, не обладающих полной дееспособностью, то они не могут быть свидетелями в силу закона.

Не могут быть свидетелями неграмотные. Законодатель указал на такую категорию лиц в силу того, что они могут подписать все, что угодно, не имея возможности прочитать завещания.

Вторая категория граждан, которые не могут быть свидетелями, — это лица, не владеющие в достаточной степени языком, т. е. способные изъясняться на данном языке, но на очень примитивном, бытовом уровне.

Если свидетель, при необходимости его присутствия во время совершения завещания, не отвечает указанным в статье требованиям, завещание признается недействительным.

Законодательство предусматривает так же закрытую форму завещания.

Закрытое завещание является тайным, секретным, скрытым от других лиц, даже от нотариуса. Оно должно быть написано собственноручно.

Закрытое завещание завещатель в заклеенном конверте передает нотариусу в присутствии двух свидетелей, которые ставят на конверте свои подписи. Подписи двух свидетелей на конверте будут означать, что завещание написано, но они не могут разглашать факт его существования. После подписания двумя свидетелями закрытого завещания данный конверт в их присутствии запечатывается нотариусом в другой конверт, на котором нотариус делает надпись, содержащую сведения о завещателе, о месте и дате принятия, фамилии, имени, отчестве и месте жительства каждого свидетеля в соответствии с документом, удостоверяющим его личность. К свидетелям применяются нормы ст. 1124 ГК. РФ. Нотариус сообщает завещателю об обязательной доле при наследовании, которая может изменить данное завещание в той или иной мере, и делает надпись на втором конверте. Он выдает завещателю документ, подтверждающий принятие закрытого завещания.

Вскрытие закрытого завещания возможно только в случае смерти завещателя. Только по представлении свидетельства о смерти лица, совершившего закрытое завещание, нотариус не позднее чем через пятнадцать дней со дня представления вскрывает конверт с завещанием в присутствии не менее двух свидетелей и заинтересованных лиц из числа наследников по закону. Заинтересованные лица из числа наследников по закону сами решают, приходить им на оглашение завещания или нет. После вскрытия конверта текст содержащегося в нем документа сразу же оглашается нотариусом. Нотариус обязан составить протокол о вскрытии конверта, подписываемый им и свидетелями. Таким образом, нотариус, огласив завещание, наследникам выдает нотариально заверенную копию протокола, а подлинный текст закрытого завещания оставляет у себя и хранит в своих архивах.

Желание передать нажитое имущество своим близким — совершенно естественное желание каждого человека. И отсюда вопросы наследования становятся практическими. Путём составления завещания, человек определяет круг лиц, которым он хотел бы завещать своё имущество.

Составление завещаний становится более свободным. Идеология третьей части ГК РФ, как объясняют её составители, заключается в том, чтобы мягким, консервативным образом (без радикальных изменений) усилить свободу института частной собственности. Государство теперь становится претендентом на наследство только по воле наследодателя, либо в случаях признания наследства выморочным. Кроме того, по мнению разработчиков, свобода составления завещания чрезвычайно важна для участника рыночных отношений, так как стимулирует эти самые отношения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Существование такого явления, как рецепция права, невозможно опровергнуть. Так же, как и сложно отрицать факт влияния римского права на русское право, которое оказывало влияние на российскую правовую систему на разных этапах её развития в разной степени, но, тем не менее, сыграло важную роль в её становлении и развитии.

Существенным для России является тот факт, что рецепция римского правового опыта здесь носила волновой характер, и каждая из волн рецепции совпадала с наиболее важными событиями в жизни страны, связанными с глобальными изменениями в Российском государстве.

Ещё одной особенностью рецепции римского права в России является то, что первоначально российская правовая система полностью копирует заимствуемые элементы правовой системы, а затем тотальная рецепция прекращается, и русское право развивается самостоятельно, хотя в его основе лежат заимствованные правовые нормы, институты и принципы.

Другой вопрос состоит в том, возможно ли развитие правовой системы исключительно самостоятельно, без использования элементов других правовых систем. Дать ответ на этот вопрос достаточно сложно, но ответ на него, несмотря ни на что, скорее всего, будет отрицательным. Ни одна правовая система в мире не обошлась без заимствования чужого правового опыта. Где-то эти заимствования были минимальными, а где-то происходила тотальная рецепция зарубежного правового опыта; где-то результатом рецепции стала модернизация правовой системы, где-то влияние чужого правового опыта не принесло должного результата, но дало ответ на вопрос, как именно должна развиваться дальше правовая система.

Развитие правовой системы с использованием зарубежного правого опыта можно объяснить ещё и тем, что такое заимствования является наиболее рационального решения возникающих проблем. В данном случае нет необходимости задействовать экономические и человеческие ресурсы в то время, когда можно обратить свой взгляд в истории и там найти нужный ответ.

Так или иначе, хочется надеяться, что в век глобализации российская правовая система заимствует только те элементы иностранного и международного права, которые действительно займут свое достойное место в российском праве, но в то же время, сохранит свою самобытность и неповторимость, связанную с особым мировоззрением русского народа.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты:

1. Декларация прав и свобод человека и гражданина от 22. 11. 91 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР 1991 г.

2. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12. 12. 1993).

3. Конституция РСФСР 1918 года. (http: //constitution. garant. ru.).

4. Конституция РСФСР 1925 года. (http: //constitution. garant. ru.).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой