Национальные школы Сибири и введение в педагогику.
Родной язык в педагогике Сибири

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Новосибирский Государственный Педагогический Университет

РЕФЕРАТ

Национальные школы Сибири и введение в педагогику. Родной язык в педагогике Сибири

Содержание

Введение

1. Национальные школы в Сибири — возникновение, развитие, перспективы

1.1 История Национального образования на Алтае в работах публицистов

1.2 Организационно — педагогические условия становления и развития алтайской национальной школы в 1917 — 1945 гг

1.3 Основные тенденции развития алтайской национальной школы в 1946—1958 гг.

2. Национальный язык у народов Сибири

Список литературы

Введение

Состояние национальной системы образования является одним из наиболее важных факторов общественного и культурного развития в сибирском регионе. Положение национальной школы, ее перспективы, специфика преподавания все еще не охвачены научными исследованиями российских и зарубежных исследователей. Система национальной школы была создана в 1920-ые годы. В эти годы органам народного образования приходилось решать множество проблем по вопросам профессиональной подготовки кадров, строительству школьных зданий, подготовки учебной и методической базы. Начиная с 1930-ых годов происходило снижение роли предмета по изучению национального языка в системе преподавания. Практическое неприменения национального языка в системе высшего образования и на производстве, отсутствие учебников и специальной литературы, было причиной перевода на русский язык предметов по естественным и точным наукам. В то же время происходило сокращение количества часов отводимых на ознакомление школьника с национальным языком, культурой и литературой. Это привело к фактически полной потери автохтонным населением Сибири, особенно молодежью, своего языка. Культуры и традиций. К тяжелым последствиям привело и помещение детей коренной национальности в интернаты, где они жили оторванными от родителей и привычной среды обитания. Некоторое улучшение ситуации произошло в 1980ые-1990ые годы. Началось более углубленное изучение языка, различных культурных аспектов и национальных ремесел. Однако. Непродуманные экономические реформы, перевод системы средней и высшей школы на самофинансирование вызвал глубокий кризис в национальной системе образования Сибири. Рассмотрим данный процесс на примере развития национальной школы в Горном Алтае в 1917—1945 гг., а также изучим проблему билингвизма у коренных народов Сибири.

1. Национальные школы в Сибири — возникновение, развитие, перспективы

1.1 История Национального образования на Алтае в работах публицистов

История образования в Горном Алтае является составной частью региональной и отечественной педагогической науки. Исторический опыт обучения и воспитания в таком своеобразном по территории и народонаселению регионе интересен и специфичен, обусловлен прежде всего национальными и культурными особенностями коренного народа — алтайцев.

Обретение в 1991 г. Горно-Алтайской автономной областью государственного суверенитета, существование ее как самостоятельного субъекта Российской Федерации — Республики Алтай — обусловило принятие законов «О языках Республики Алтай» (1993 г.), «Об образовании в Республике Алтай» (1999 г.), «Концепции национальных школ Республики Алтай» (1992 г.), обозначивших основные направления и приоритеты последующего развития народного образования.

В «Концепции…» алтайская национальная школа рассматривается как система обучения и воспитания детей и молодежи на родном языке, в основе которой лежит принцип включения их в этнокультурную среду и приобщения к культуре других народов. «Конечная цель такой школы — способствовать становлению этнической личности как носителя и продолжателя культурно — духовных ценностей народа». Десятилетний опыт деятельности республиканских учреждений образования в рамках «Концепции…» показывает, что, наряду с имеющимися успехами, в силу объективных и субъективных причин ряд ее положений до сих пор остаются не реализованными и требуют корректировки. Например, еще не решены все вопросы организации обучения алтайских детей родному языку, обеспечения школ учебниками, пособиями и педагогическими кадрами; отмечается снижение статуса родного языка и степень владения им алтайскими детьми и молодежью. Полагаем, что современные проблемы функционирования школ Республики Алтай возникли не сегодня и не случайно.

В связи с этим важным аспектом развития национальных школ в Горном Алтае является изучение истории образования в Горном Алтае, и, в частности, изучение проблемы становления и развития алтайской национальной школы, что выступает отдельным звеном в научном осмыслении не только педагогического процесса, но и истории алтайского народа в целом. Актуальность темы подтверждает «Национальная доктрина образования в Российской Федерации» (2000 г.), определившая гармонизацию этнокультурных отношений, сохранение и поддержку национально — культурной самобытности народов России, их языков и культур основными целями и задачами отечественного образования ближайших лет.

Проведенный нами анализ литературных источников показал определенную изученность процессов развития системы национального образования и школ отдельных народов Российской Федерации. Вместе с тем мы констатируем отсутствие современных обобщающих трудов по истории алтайской национальной школы.

Первые публикации о создании и развитии школ у национальностей РСФСР появились в раннесоветский период. В трудах С. М. Диманштейна, Н. К. Крупской, В. И. Ленина, А. В. Луначарского раскрываются принципы национальной политики советской власти и декларированные ею права нерусского населения на образование.

Сведения о путях формирования школьной системы Горного Алтая мы находим в статьях и очерках общественно — политических деятелей 1920 — 1930-х гг. И. С. Алагызова, П. Я. Гордиенко, Г. И. Итыгина, Л. П. Мамета, П. К. Рубашкина, Г. К. Ульянова. Написанные по следам событий, они содержат обширный фактический материал, так как их авторы явились организаторами и участниками создания советской системы просвещения.

Сорокалетний путь развития национальных школ советской России подробно освещен в сборнике статей под редакцией Ф. Ф. Советкина. Издание знакомит нас с генезисом школ автономных республик и областей РСФСР, но алтайская национальная школа в нем не представлена отдельным исследованием и освещается в общем изложении истории народного образования Горного Алтая. Ценные данные о развитии нерусской школы страны имеются в вышедших в 1960 — 1980 — х гг. очерках по истории школы и педагогической мысли народов СССР известных историков отечественной педагогики М. Н. Колмаковой, Т. Д. Корнейчика, Ф. Ф. Королева, Н. П. Кузина, Ф. Г. Паначина, З. И. Равкина.

Проблемы истории национальной школы нашли отражение в публикациях 1990 — х гг. авторов В. К. Бацына, В. А. Владыкиной, Т. Ю. Красовицкой, М. Н. Кузьмина, А. М. Родина и других. Они раскрывают основные этапы истории школы, роль партии в национальной работе, опыт языкового строительства, подготовку педагогических кадров и пр. Отмечая большую значимость названных работ, необходимо сказать о недостаточном освещении в них проблем развития алтайской школы. Некоторые данные о школах Горного Алтая представлены в трудах сибирских исследователей В. А. Демидова, П. Н. Иванова, В. Л. Соскина, А. Ф. Эфирова, Н. С. Юрцовского, сборниках по истории школы Западной Сибири под редакцией Ф. Ф. Шамахова и П. П. Костенкова. Выявленные ими особенности эволюции региональной школы позволяют нам учитывать общие для национальностей края тенденции.

При изучении проблемы исследования заслуживают большого внимания труды историков Горного Алтая. В частности, просветительская деятельность Алтайской духовной миссии рассмотрена В. Г. Бабиным, А. П. Беликовой, М. Ю. Ключниковой, Н. А. Майдуровой, Н. С. Модоровым, Г. П. Самаевым и другими учеными. История частных алтайских школ конца XIX в. исследована В. А. Муйтуевой. Среди исследований по вопросам школьной политики следует отметить монографию В. Г. Бабина, всесторонне изучившего обсуждение Государственной думой проблем образования в национальных регионах в дореволюционный период российской истории. Автор показал сложность принятия в начале прошлого века законопроектов по национальному вопросу с учетом политических требований различных партий и движений страны.

Советский период истории образования в Горном Алтае нашел освещение в статьях Н. В. Белоусовой, А. М. Варченко, П. Д. Войтика, Н. М. Екеевой, Н. Ф. Иванцовой, Е. П. Кандараковой, С. Я. Пахаева, Ф. А. Сатлаева; очерках Н. А. Витовцева и Н. Ф. Копытова. В. А. Андронкина и Ф. М. Тимофеева проследили деятельность общеобразовательной и профессиональной школы Горного Алтая периода социалистического культурного строительства.

Особое место среди региональных историко-педагогических исследований занимают труды А. П. Беликовой, раскрывшей основные тенденции развития содержания образования в школах Сибири 1920 — х гг. Из них мы извлекаем важную информацию об истоках просвещения и становления школьного дела у алтайцев. Методологическим руководством для нас являются статьи ученого о региональном подходе к выявлению особенностей развития школы и системы образования.

Большую значимость для нас имеет работа М. Ю. Ключниковой, где детально проанализирована история осуществления в Горном Алтае начального всеобуча, выявлена специфика учебно-воспитательного процесса школ XIX — начала XX вв. Историко-педагогические факты о развитии народного образования в изучаемом регионе мы находим в докторской диссертации С. П. Беловоловой по этнопедагогической культуре алтайцев. Многонациональной школе Алтая посвящено исследование С. Л. Борзенко, попытавшейся изучить процесс создания школы в 1920 — е гг. Диссертант выявила условия и тенденции становления школы у немцев, латышей, эстонцев и белорусов. Однако национальной школе для детей — алтайцев в этом труде отводится незначительное место.

Кроме названных исследований необходимо отметить работы Н. М. Боаги, М. М. Буруловой, В. В. Модоровой, Р. К. Санабасовой и Н. А. Содонокова, раскрывающие этнопедагогические основы обучения и воспитания алтайских учащихся в современной практике общеобразовательных школ Республики Алтай.

Определенный интерес для изучаемой темы представляют труды дореволюционных исследователей Горного Алтая В. И. Вербицкого, В. В. Радлова, С. П. Швецова, Н. М. Ядринцева, советских историков и этнографов Н. А. Баскакова, Л. П. Потапова, А. М. Сагалаева, Е. М. Тощаковой, Н. И. Шатиновой, литературоведов и лингвистов Н. М. Киндиковой, Н. Н. Суразаковой, Н. Б. Тайбориной, А. Т. Тыбыковой.

Таким образом, перечисленные выше работы свидетельствуют об имеющихся исследованиях по истории образования в Горном Алтае и развитию школ отдельных народов России. Однако знакомство с ними не воссоздает единой картины генезиса школы у алтайцев и показывает, что история алтайской национальной школы до сих пор не стала предметом специального и целостного изучения. Сложившиеся противоречия между необходимостью использования исторического опыта алтайской национальной школы в современных условиях и отсутствием целостного рассмотрения его специфики и научного осмысления определяют необходимость дальнейшего изучения данной проблемы, которая состоит в выяснении путей становления и развития алтайской школы, преодоления противоречия между декларированными концептуальными идеями и реалиями, определявшими развитие национальной школы, материальными, учебно-методическими и кадровыми возможностями осуществления этих идей в практике алтайского региона в изучаемый нами период.

Методологической основой изучения национального образования в Горном Алтае в трудах публицистов и журналистов является философское учение о социальной и исторической обусловленности характера деятельности школы и педагогической науки; о взаимосвязи общественного развития и образования; о диалектике общего, особенного и единичного. Исследования данного вопроса, как правило, базируются на основополагающих принципах историзма и объективности, позволяющих всесторонне, посредством анализа множества фактов познать исторические явления, получить истинное знание об объекте. В работе применены общеметодологический, аксиологический, цивилизационный, системный, культурологический, региональный подходы, взаимодействующие в рамках методологии истории образования и педагогической мысли (А.П. Беликова, М. В. Богуславский, Б. С. Гершунский, Г. Б. Корнетов, В. И. Матис, З. И. Равкин, Ф.Ф. Шамахов).

1.2 Организационно — педагогические условия становления и развития алтайской национальной школы в 1917 — 1945 гг.

Рассмотрим состояние школьного дела у алтайцев до революции. Развитие просвещения в Горном Алтае было связано с Алтайской духовной миссией. При активном участии ее деятелей М. Я. Глухарева, В. И. Вербицкого, П. И. Макушина и М. В. Чевалкова во второй половине XIX в. открылись первые миссионерские школы для детей алтайских инородцев.

Содержание образования данных учреждений определялось целью распространения среди алтайцев православия и строилось в соответствии с методической системой религиоведа — тюрколога Н. И. Ильминского. Опыт постановки педагогического процесса в инородческих школах включал в себя такие этапы, как: подготовка учителей — катихизаторов, издательская деятельность миссии, что, наряду с созданием письменности и разработкой алтайской грамматики, явилось предпосылками развития просвещения в Горном Алтае.

Дореволюционный период организации школьного дела у алтайцев известен деятельностью открытых в 1897 г. двух частных «языческих» школ братьев Кульджиных и Чокурака (Чокурая) Бийлянкина, попыткой зайсана Седьмой алтайской дючины Мыжлака организовать ремесленное училище. Их педагогическая инициатива диктовалась изменением социально — экономических условий конца XIX в. и стала фактом осознания передовыми представителями этноса необходимости повышения низкого уровня грамотности алтайцев, что было актуальным для многих национальностей дореволюционной России.

Очень важным этапом в истории развития национальных школ явились мероприятия российского правительства начала 20-го в. По введению среди народов страны начального всеобуча. Этот вопрос бурно обсуждался на заседаниях Государственной думы, инородческой секции I Всероссийского съезда по народному образованию (декабрь 1913 г.). Однако радикальных решений в области национального образования в виде официальных государственных законов принято не было.

Накануне 1917 г. уровень грамотности алтайцев с оседлым образом жизни составил 6%, у полукочевой и кочевой части населения 2%. В 28 школах Горного Алтая обучалось 1500 учащихся, из них 300 алтайцев. Эти ученики составили контингент начальных миссионерских и четырех школ Министерства народного просвещения (Бело-Ануйской, Камлакской, Черно-Ануйской, Шебалинской). Алтайцам было недоступно повышенное и профессиональное образование, так как гимназии, реальные училища и высшие учебные заведения находились за пределами уезда.

Прежде чем рассмотреть советский опыт создания алтайской национальной школы, мы обратились к деятельности местных органов самоуправления — Алтайской горной думы и Каракорум — Алтайской окружной земской управы, начавших в 1917 — 1919 гг. демократические преобразования школьной системы Горного Алтая. В результате их культурно — просветительских мероприятий были открыты Улалинская второклассная гимназия, Чемальское и Горно — Онгудайское высшие начальные училища, Чемальская учительская семинария, разработан проект развития национального образования. В начале 1919 — 1920 учебного года (далее уч. г.) в Каракорум — Алтайском уезде действовали 92 начальных школы, из них 60 алтайских. Реализацию планов Каракорумского земства по преобразованию системы просвещения остановила Гражданская война.

Формирование советской школьной системы Горного Алтая началось в марте 1920 г. с созданием уездного отдела народного образования. Алтайские школы открывались в соответствии с «Положением о Единой трудовой школе» (16 октября 1918 г.) и постановлением Наркомпроса РСФСР «О школах национальных меньшинств» от 31 октября 1918 г.

С целью координации деятельности органов власти по вопросам национальной школы руководство Горно-Алтайского уезда создало 29 июня 1920 г. при отделе народного образования подотдел просвещения национальных меньшинств под руководством И. С. Алагызова. 22 января 1921 г. он же возглавил отдел по делам национальностей при уездном ревкоме. В 1920 — 1921 уч. г. в уезде действовало 115 школ, из них 25 алтайских и 22 смешанных (алтайско — русских по составу учащихся и языку преподавания); работало пять интернатов и четыре детских дома. Установлено, что разрушительные последствия Гражданской войны и введение новой экономической политики обусловили последующее закрытие большинства алтайских школ.

Важным фактором для дальнейшего развития алтайской национальной школы явилось создание 1 июня 1922 г. Ойротской автономной области. Были проведены мероприятия по привлечению внимания общественности к нуждам школы, также достаточно эффективно создавалась учебно — материальная база учреждений образования. В первый год существования автономии в 16 алтайских и 10 смешанных школах обучалось 712 алтайских учащихся.

На основании декрета ВЦИК и Совнаркома РСФСР от 31 августа 1925 г. «О введении в РСФСР всеобщего начального обучения и построении школьной сети» в Ойротии началось планомерное формирование сети алтайских национальных школ. Массовое возведение школьных объектов финансировали средства бюджета и кредиты Центрального банка коммунального хозяйства и жилищного строительства, направленные в Ойротскую область через школьно — строительную комиссию Сибирского крайисполкома. В 1929 — 1930 уч. г. работало 57 алтайских национальных школ и 33 смешанных, где в целом обучалось 3380 детей — алтайцев.

Увеличению охвата детского населения школой серьезно препятствовали проблемы недостатка финансирования интернатов и детских домов, большого отсева учащихся, слабого посещения занятий девочками, в значительной степени связанного с первоначальным неприятием алтайцами идей советской власти о всеобщности и обязательности женского образования. Тем не менее государство всячески способствовало решению школьных проблем через привлечение дополнительных средств, широкую разъяснительную работу среди алтайцев по популяризации регулярного обучения детей, в том числе девочек.

С выходом постановления Совнаркома СССР и ЦК ВКП (б) от 15 мая 1934 г. «О структуре начальной и средней школы в СССР» в Горном Алтае получили развитие неполные средние школы. Они создавались путем открытия при начальных школах дополнительных комплектов пятых, шестых и седьмых классов, а также через преобразование школ колхозной молодежи (ШКМ). К концу 1930 гг. в области действовало 65 начальных и семь неполных средних алтайских школ; 19 начальных, семь неполных и три средних смешанных школы. В школах всех типов обучалось 7059 учащихся — алтайцев.

Алтайская национальная школа создавалась прежде всего как «школа на родном языке» на основе идей трудового политехнического обучения и воспитания школьников. Проблеме статуса алтайского языка в школьном обучении уделялось большое внимание на съездах Алтайской горной думы и Каракорума, в деятельности местных и региональных органов власти по реализации советского законодательства о национальной школе. Характерные особенности программно — методического обеспечения алтайской национальной школы: рекомендательный характер ориентировочных распоряжений Наркомпроса РСФСР, ввод комплексных программ Государственного ученого совета (ГУС), попытки целостного систематического изложения учебного материала в национальном Ойротварианте программ ГУСа. Освещены методические приемы, методы и средства освоения содержания образования в национальных школах, деятельность педагогов по повышению качества знаний учащихся.

Воспитательная работа алтайской школы характеризовалась направленностью на нравственное, интернациональное, трудовое, физическое, эстетическое и атеистическое воспитание учащихся, формирование у них чувства коллективизма и самостоятельности. Большую роль в развитии детского самоуправления сыграли национальные пионерские отряды. В изучаемый период обеспечение алтайской школы учебной литературой на родном языке осуществлялось коллективом местных авторов и переводчиков, учителями, сотрудниками литературной коллегии и национального издательства. В 1934 г. алтайские школьники Ойротской автономной области были обеспечены учебниками по всем предметам и классам (за исключением учебников по обществознанию для третьих и четвертых классов) из расчета 1:1.

Вместе с тем процесс освоения содержания образования в алтайских школах осложняли национально — региональные особенности: отдаленность горной территории от центра, ее труднодоступность, слабые средства связи, отсутствие у алтайских детей дошкольной подготовки, новизна школьной обстановки и трудности адаптации к ней детей кочевников, неразработанность орфографии алтайского языка и методики его преподавания, слабая обеспеченность школ производственными мастерскими и рабочими комнатами, не позволившая в полной мере реализовать задачи трудового политехнического образования.

Исследованиями установлено, что результативность учебно — воспитательного процесса алтайских школ снижали частые изменения Наркомпросом РСФСР структуры и объема содержания образования, нововведения в учебных планах и программах. В частности, низкие показатели алтайских учащихся по родному языку объясняются неоднократной сменой графической системы алтайской письменности. Отмечены коррективы в языковой политике советской власти, тенденции середины 1930 — х гг. к унификации национального образования и доминированию централистских приемов построения школьной системы, отходу от демократических принципов организации национальной школы и упразднению национальных органов образования.

Отдельной проблемой деятельности алтайской национальной школы изучаемого периода стало ее обеспечение педагогическими кадрами. Основной формой подготовки первых учителей Горного Алтая были краткосрочные курсы. Однако количество и качество «скороспелой» подготовки слушателей не удовлетворяло потребностям расширявшейся школьной сети и задачам организации образования на родном языке. В 1922 — 1923 уч. г. в области работало 68 учителей, из них 18 алтайцев; в 1926 — 1927 уч. г. — 168, в том числе 56 алтайцев, что не обеспечивало потребности национальных школ. Центром профессиональной подготовки учителей алтайских школ явился Ойротский национальный педагогический техникум, открытый постановлением Совнаркома РСФСР от 9 июля 1928 г. В 1931 г. Ойротский педтехникум начал подготовку учителей без отрыва от производства, создав отделение заочного обучения, в 1934 г. — вечернее отделение. Первый выпуск учителей состоялся в 1931 г. в количестве 20 человек, второй выпуск насчитывал 31 человека.

С целью подготовки кадров для школ начального всеобуча 9 августа 1932 г. в г. Ойрот — Туре был открыт национальный педагогический рабфак с набором в две группы 60 человек. 1 февраля 1933 г. при рабфаке открылось подготовительное отделение на 60 мест, где обучалось 45 алтайцев.

Кадровый состав школьного учительства качественно укрепили выпускники Коммунистического университета трудящихся Востока им. Сталина, Ленинградского института народов Севера и других вузов страны. Большое значение для повышения квалификации педагогов Горного Алтая имело открытие 1 мая 1938 г. областного педагогического кабинета и создание при нем в 1940 г. отдела национальных школ. В 1940 — 1941 уч. г. в алтайских школах работало 278 учителей.

Коррективы в школьной работе военных лет характеризовались вынужденным сокращением программного материала и сроков обучения, введением военной и физической подготовки, правил для учащихся, пятибалльной системы оценки знаний и др. Выявлено, что на организацию учебной работы негативно повлияла ликвидация в 1941 г. Ойротского национального издательства, затруднение вызвало отсутствие единых критериев проверки знаний алтайских учащихся по родному языку, использование в качестве норм оценки нормативов русского языка.

Важнейшим пунктом в плане просвещения населения Горного Алтая была подготовка кадров учительства военных лет в педагогическом училище (до 1937 г. техникуме), рабфаке, на ойротском отделении языка и литературы эвакуированного в 1941 г. в г. Ойрот — Туру Московского пединститута им. К. Либкнехта. После реэвакуации института коллектив ойротского отделения в составе 52 студентов и трех научных сотрудников продолжил обучение в стенах объединенного Московского педагогического института им. В. И. Ленина. В качестве частной проблемы рассмотрено правовое и материальное положение учительства Горного Алтая, преодоление лишений и трудностей 1941 — 1945 гг. В 1944 — 1945 уч. г. в области действовало 74 начальных и 16 семилетних алтайских школ; пять начальных, три семилетних и три средних смешанных школы. За годы войны число алтайских учащихся сократилось на 4551 человек.

Таким образом, в рассматриваемый нами период в Горном Алтае сложились следующие организационно — педагогические условия становления и развития алтайской национальной школы: организация специальных отделов по просвещению национальных меньшинств, создание сети национальных школ, формирование их учебно — материальной базы, программно — методическое обеспечение образовательного процесса, издание учебной литературы на алтайском языке, профессиональная подготовка педагогических кадров.

2.3 Основные тенденции развития алтайской национальной школы в 1946—1958 гг.

Летом 1945 г. огромными усилиями педагогов и общественности был организован учет детей школьного возраста, сбор частных пожертвований и отчислений от заработной платы в областной фонд начального всеобуча. В 1946 — 1947 уч. г. Совет Министров и Министерство просвещения РСФСР на обеспечение общедоступности школы для алтайских детей выделили 125 270 руб., более 20 тысяч метров тканей, 870 пар обуви, несколько сотен комплектов белья, что позволило открыть 28 интернатов с 1600 учащимися — алтайцами.

Мероприятия по введению начального всеобуча легли в основу деятельности Горно — Алтайского облисполкома по реализации правительственного постановления от 15 апреля 1949 г., согласно которому все школьники страны, окончившие четвертые классы, должны были продолжить обучение в пятых. Организация учета, подвоза и питания детей в школе, нормализация деятельности интернатов обусловили введение в 1952 г. в Горном Алтае семилетнего всеобуча. Этому также способствовало санкционированное Советом Министров РСФСР в январе 1952 г. дополнительное увеличение мест (на 900) в алтайских пришкольных интернатах с полным государственным обеспечением воспитанников.

Безусловно, в развитии послевоенной алтайской национальной школы были как позитивные так и негативные тенденции развития. К первым относятся восстановление школьных помещений, предотвращение отсева учащихся, усиление внимания к проблемам сиротства, укрепление материальной базы школ и интернатов, расширение типового строительства, активизация участия в возведении школьных объектов предприятий отраслевых ведомств, колхозов и совхозов области. Негативные тенденции проявились в укрупнении учебных заведений, сокращении сети малокомплектных начальных национальных школ, недостаточном обеспечении школ учебно — методическими пособиями на алтайском и русском языках, а также учебно-наглядным оборудованием. Сократительные тенденции были вызваны снижением деторождаемости военных лет, сложившимся преобладанием школ и учителей над реальным количеством учеников. Установлено, что процесс укрупнения алтайских национальных школ продолжался до 1955 г.

Таблица 1. Динамика развития национальной школьной сети в 1946 — 1955 гг.

Учебный

год

Алт. школ

Алтайские школы

Смешанные школы

Учащ-ся

алтайцев

начал

7-лет

средн

начал

7-лет

средн

1946 — 1947

88

80

8

--

12

11

--

2283

1951 — 1952

69

63

4

1

20

11

3

3808

1952 — 1953

66

59

6

1

14

16

3

3469

1953 — 1954

62

54

7

1

13

14

4

3129

1954 — 1955

61

50

10

1

12

12

3

4400

Из таблицы видно, что в первое послевоенное десятилетие в Горно — Алтайской автономной области закрылось 30 начальных алтайских школ, десять начальных школ были переведены в категорию семилетних. Четыре средних смешанных школы (Усть — Канская, Шебалинская, Онгудайская и Эликманарская) образовались из семилетних национальных школ. Первая алтайская национальная средняя школа начала функционировать 5 августа 1949 г. в г. Горно — Алтайске на материальной и учебно — методической базе Ойротского национального рабфака.

Вместе с тем в середине 1950 — х гг. в Горном Алтае остро обозначилась проблема обратного порядка — нехватки ученических мест для приема нарастающего числа учащихся послевоенных годов рождения. Полагаем, что данная ситуация возникла из — за отсутствия демографического анализа в перспективном аспекте и учета местными органами власти опыта 1920 — 1930 гг., когда открытие национальных школ ориентировалось не на фактическое количество детей, а на ожидаемый рост числа школьников всех ступеней обучения.

В целом, проявились тенденции развития содержания образования в алтайской национальной школе 1946 — 1958 гг.: проявление инициативы и творчества педагогов в поиске адекватных методических приемов политехнического обучения и воспитания школьников, учет в педагогическом процессе индивидуальных особенностей учащихся, пополнение фонда оригинальной и переводной учебной литературы, повышение образовательного уровня школьников, совершенствование воспитательной работы, расширение и укрепление взаимодействия школы с жизнью. Однако школа этих лет по — прежнему испытывала недостаток в обеспечении программно — методическими материалами и наглядными пособиями, учебным оборудованием для семилетних и средних школ. Снизилось качество знаний учащихся и сохранялось второгодничество, вызванное слабой общеобразовательной подготовкой подростков, прервавших обучение в годы войны.

Наряду с этим в развитии образовательного процесса национальной школы нарастали нежелательные тенденции сокращения бюджета учебного времени на родной (алтайский) язык и литературу, постепенного снижения статуса алтайского языка как языка преподавания, изменения мотивации в изучении родного и русского языков в пользу последнего. Данная ситуация сложилась как следствие прагматического понимания взрослым алтайским населением доминирующих позиций государственного языка в науке, культуре и профессиональном образовании. Закон Верховного Совета СССР «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР» от 24 декабря 1958 г. официально подтвердил право родителей самостоятельно выбирать школу и язык обучения своих детей. С этого момента дальнейшее изучение учащимися — алтайцами родного языка осуществлялось не в обязательном порядке, а добровольно, по волеизъявлению их родителей, что в последующие годы привело к частичной, а иногда и полной утрате алтайцами родного языка и к русскоязычию алтайской национальной школы.

Важнейшей проблемой послевоенной школьной системы Горного Алтая явилось повышение уровня квалификации учителей, большинство которых не имели образования даже в объеме семилетней школы. Например, в 1945 — 1946 уч. г. из 266 учителей — алтайцев 160 человек имели начальное образование, 100 — неполное среднее и 6 — среднее образование.

Как показал анализ источников, основными тенденциями профессиональной подготовки педагогов данного периода явились совершенствование образовательного процесса в Горно — Алтайском педагогическом училище, национальном рабфаке, на курсах учителей — предметников, повышение уровня общего и профессионального образования сельских учителей через систему заочного обучения, закрепление достижений методической службы. В 1946 — 1947 уч. г. на заочном отделении педучилища числилось 339 человек.

В национальном рабфаке за 1945 — 1949 гг. получили общеобразовательную подготовку 156 человек, составившие первые ряды студенчества открытого в 1949 г. Горно — Алтайского учительского института. Двухгодичное обучение в этом институте давало его выпускникам неоконченное высшее образование и право работать в семилетних школах области. Первый выпуск института состоялся весной 1951 г. в составе 115 человек — учителей родного (алтайского) и русского языков, литературы, физики и математики, естествознания и географии. За три года институт подготовил 356 специалистов, в том числе 49 учителей — алтайцев.

В связи с реформированием в СССР системы высшего педагогического образования в 1953 г. Горно — Алтайский учительский институт был реорганизован в педагогический (ГАГПИ). В исследовании проанализированы учебно — воспитательный процесс вуза, ход формирования материальной базы, определено его место в структуре профессиональной подготовки педагогических кадров национальных школ. ГАГПИ сыграл большую роль в повышении уровня образования учителей Горного Алтая, обеспечил школу квалифицированными учителями — предметниками. В 1956 — 1957 уч. г. в области работало 352 учителя — алтайца, из них с высшим образованием 54, неоконченным высшим — 92, средним — 201, неполным средним — 5.

Таким образом, подведем итоги и сформулируем основные выводы:

1. Предпосылками становления и развития национальной школы у алтайцев явились разработка Алтайской духовной миссией в XIX в. письменности и грамматики алтайского языка, открытие инородческих школ и подготовка учителей — катихизаторов. Большое значение имели методическая система религиоведа Н. И. Ильминского, просветительская деятельность М. Я. Глухарева и П. И. Макушина. Существенные преобразования школьной системы Горного Алтая 1917 — 1919 гг. связаны с культурно — просветительными мероприятиями Алтайской горной думы и Каракорум — Алтайской окружной управы, заложившими первые концептуальные идеи демократизации школы в виде проекта развития национального образования.

2. Становление и развитие советской системы образования в Горном Алтае началось весной 1920 г. в соответствии с декретами и постановлениями правительства об организации дела просвещения в РСФСР. Значительные достижения в создании учебно — материальной базы алтайской национальной школы обусловлены деятельностью особых отделов по просвещению национальных меньшинств (уездного, губернского, областного, краевого сибирского, центрального совнацмена), созданных в структуре наркоматов просвещения и национальностей РСФСР.

3. Основные события истории алтайской национальной школы имели общие с российскими тенденции, однако во многом обусловливались национально — региональной спецификой, проявившейся в обширности и удаленности территории от центра, слабости транспортных коммуникаций и средств связи, труднодоступности населенных пунктов Горного Алтая, нехватки учительских кадров из представителей коренной национальности. На организацию образовательного процесса существенно влияли национальные особенности алтайского населения, его языка, традиционного мировоззрения, культуры, быта и хозяйствования.

4. Профессиональная подготовка основного состава учителей алтайской национальной начальной и семилетней школы осуществлялась системой курсовых мероприятий и созданным в 1928 г. Ойротским национальным педагогическим техникумом. Значительный вклад в создание национальных кадров высшей квалификации для средних школ Горного Алтая внесли центральные, региональные и местные высшие учебные заведения, среди которых ведущее место принадлежит Московскому педагогическому государственному институту им. В. И. Ленина и Горно — Алтайскому государственному педагогическому институту.

5. Алтайская национальная школа с родным языком обучения и национальным учителем явилась важнейшим фактором культурного развития этноса, кардинально изменившим патриархальный уклад азиатской семьи, сознание и поведение алтайцев. Школа и учительская интеллигенция Горного Алтая содействовали повышению культуры и грамотности коренного населения, стояли на позициях преодоления неприятия женского образования, осуществили всеобщее начальное и семилетнее обучение алтайских детей, подготовили их к жизни, вооружили учащихся политехническими знаниями и умениями в соответствии с требованиями общества, гармонически развивали личность ребенка, воспитывали активность и целенаправленность общественника — коллективиста.

6. Решение актуальных проблем современного возрождения алтайской национальной школы, повышения уровня знания алтайцами родного языка, конкретизации национального компонента в системе образования Республики Алтай немыслимы без учета прошлого алтайской национальной школы, история которой не ограничивается тематикой и хронологическими рамками настоящего исследования. Глубокого аналитического осмысления других исследователей заслуживают направления и специфика развития школы в последующие годы, программно — методическое обеспечение учебного процесса, введение в Горном Алтае всеобщего восьмилетнего и среднего образования и подготовка педагогических кадров для восьмилетних и средних школ.

2. Национальный язык у народов Сибири

национальный школа язык педагогический

В полиэтничном и поликультурном обществе одним из важнейших вопросов является взаимоотношение национальных языков. Россия не является исключением, для многонациональной среды которой, остра проблема разумного «языкового» соотношения: русского языка, как государственного, как средства межнационального и межкультурного общения, и национального языка, который является средством сохранения традиционной культуры, истории, этнического самосознания и идентификации. Тем более, что в межкультурном общении, несмотря на то, что его участники владеют языком титульного народа (в данном случае русским), всегда присутствуют конфликты между знанием и незнанием национального языка, между «чужими и своими». В значительной степени решение данной проблемы зависит от проводимой государством политики, и, главным образом, в сфере образования. Форсированные темпы интеграции национальных меньшинств в советский период в структуру модернизируемого общества, так называемое «выравнивание культурного уровня» всех слоев населения имели как положительные, так и негативные последствия. Положительные результаты были в достаточной степени полно рассмотрены в историографии. Именно в этот период были сделаны существенные успехи в создании системы образования, формировании слоя советской интеллигенции, повышении образовательного уровня населения страны, в том числе и, так называемых, «бывших национальных окраин», в частности и сибирского региона.

Как мы уже увидели во второй главе, в 1920-е гг. проблемы доступности и всеобщности образования решались путем создания сети национальных школ, национальных алфавитов, подготовки кадров из среды коренных народов. Однако уже в 1930—1950-е гг. государство отошло от данной линии. В этот период определилась тенденция на «интернационализацию» образования. Ряд законодательных актов, принятых в этот период оказал негативное влияние на развитие национальных школ и изучение национальных языков. Так, не отменяя принципа «школа на родном языке», они предоставили право родителям учеников выбора языка обучения. Результатом стал массовый перевод большей части национальных школ на русский язык обучения в национальных районах Сибири, например, в Хакасии, Горной Шории и Горном Алтае. Введение принципа «интернационализации» образования было связано с несколькими причинами: не только с отсутствием необходимых образовательных ресурсов (подготовленных кадров, учебников и литературы на национальных языках и т. д.), что является немаловажным и в настоящее время. Например, в Таштагольском районе Кемеровской области даже в конце 1980-х — начале 1990-х гг. из 28 учителей-шорцев общеобразовательных школ только 6 человек владели своим национальным языком и могли вести кружки и факультативы по изучению родного языка. Ситуация с тех пор не улучшилась. Но также это связано с ростом межнациональных браков, что ведет к усилению ассимиляционных процессов, а также со сложившимся мнением коренных народов о достаточности для своих детей знания только разговорного родного языка.

Последнее формировалась под воздействием факторов, во многом связанных между собой:

* так, знание русского языка было более значимым для автохтонных этносов, в частности для получения дальнейшего образования; а также

* с формированием в 1960-е гг. у представителей коренных этносов отрицательного отношения к изучению родных языков в школе. Так, по мнению горно-алтайской исследовательницы Е. П. Кандараковой, современное поколение школьников в Горном Алтае воспитывается родителями, получавшими образование в 1960-е — 1970-е гг. Они не желают, чтобы их дети в школах обучались родному языку, т.к. не владеют или плохо владеют им сами; считают, что он не пригодится им в будущем; в школах все активнее пропагандируется изучение иностранных языков.

Результаты «интернационализации» и приоритетного изучения русского языка проявились уже в 1950—1970-е гг. и особенно в конце 1980-х-1990-е гг., когда в среде коренных народов Сибири обозначилась тенденция частичной утраты родного языка. Он в лучшем случае превращался в средство бытового общения, в худшем — национальная молодежь его утрачивала практически полностью. Углубление этой тенденции наблюдается вплоть до настоящего времени и не только в среде коренных народов, проживающих в регионах, в которых они составляют незначительную часть населения и не имеют автономных образований, например, в Кемеровской области, где эта тенденция проявилась более ярко. Так, у шорцев и телеутов к середине 1980-х гг. родной язык сохранился лишь на уровне бытового общения. При этом дети дошкольного и школьного возраста им почти не владеют. Но она была отмечена и в автономных образованиях — например, в Республиках Хакасия и Горный Алтай. В Хакасии в советский период хакасский язык изучали только до 50% школьников-хакасов. Вплоть до настоящего времени в школах хакасский язык изучают не как родной язык, а как второй. При этом количество детей, изучающих его, уменьшается. В результате к началу 2000-х гг. в хакасских семьях хакасский язык стал «вторым языком» в отличие от русского, которым дети владеют с раннего детства.

Сложившаяся ситуация вызывает беспокойство у национальной общественности и части коренного населения. Именно это стало одним из факторов дестабилизации общественно-политической ситуации в национальных районах Южной Сибири в конце 1980-х — начале 1990-х гг., формирования и усиления сепаратистских тенденций. Частичная утрата родного языка вплоть до настоящего времени представителями коренных народов Южной Сибири рассматривается как фактор, влияющий на процесс исчезновения национального самосознания и идентификации.

Одним из средств регуляции в целом межнациональной обстановки на региональном уровне могут выступать различные проекты и программ, разрабатываемые представителями коренных народов и поддержанные органами власти и органами образования. В них значительное место отводится изучению родного языка в сочетании с воспитанием межэтнической толерантности, начиная с детского возраста. В течение 1990-х — начале 2000-х гг. они разрабатывались и в ряде регионов Южной Сибири. К таким проектам, например, относится организация культуротворческих школ и дистанционного обучения для школьников — представителей автохтонных этносов, проведение «уроков этнической толерантности», Кратко остановимся на их характеристике.

Организация культуротворческих школ предполагает интеграцию родного языка, традиционной культуры, религиозных знаний в систему школьного образования. Общеобразовательная школа должна формировать у ученика целостную систему знаний, умений и навыков. Этнический компонент, по замыслу кураторов эксперимента, предполагает развитие творчества, системы ценностей личности, самообучения и самовоспитания, формирование национального самосознания. В настоящее время программа реализуется на базе 5 средних общеобразовательных школ в Республике Алтай (Онгудайский район, ООТП «Каракольский этно-природный парк «Уч-Энмек»).

Программа проведения «уроков этнической толерантности» в рамках гражданско-правового образования поддержана Европейской Комиссией ЮНЕСКО и реализуется на базе гимназии № 3 г. Новосибирска, а также апробирована в ряде регионов Сибири, в том числе в Республиках Алтай и Хакасия, в Кемеровской области (Горной Шории). Ее цель — содействие формированию и развитию умений и навыков межкультурного диалога и толерантного межкультурного, в том числе языкового и межнационального, взаимодействия у детей и молодежи в полиэтничном обществе. Один из основных элементов этой программы — изучение особенностей традиционной культуры (языка, религиозных верований, фольклора, истории и т. п.) и обычного права различных этносов Сибири.

Технология организации дистанционного обучения («Антенны») для школьников — представителей автохтонных этносов была разработана и апробирована на базе Новосибирского госуниверситета в начале 2000-х гг. Структура дистанционного обучения: ВУЗ, как организатор образовательного процесса (аналог приемопередающего центра) — обучаемые (аудитория, на которую и для которой осуществляется вещание) — образовательная среда (аналог радиоэфира, в котором распространяются радиоволны). При такой организации обучаются не менее 300 студентов. К 2005 г. действовало 9 таких «Антенн», в том числе в Республике Алтай и Кемеровской области (пос. Шерегеш Таштагольского района), планировалось охватить все территориально-национальные образования, в том числе и Республику Хакасия. Основными направлениям работы с молодежью были: оказание помощи старшеклассникам — представителям коренных народов в получении образования в области точных и естественных наук, поддержка программ, ориентированных на сохранение национальных языков, культуры, этнической памяти коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, подготовка и осуществление льготного набора в группу по изучению языков народов Сибири на гуманитарном факультет НГУ.

Тем не менее, в заключение, следует отметить, что несмотря на все предпринимаемые меры, ситуация с изучением родного языка в национальных районах Южной Сибири остается сложной. Вплоть до настоящего времени в ряде регионов, например, в Хакасии, Горной Шории не было разработано и введено в учебный процесс каких-либо программ, которые могли бы способствовать обучению родному языку [1, с. 395; 9, с. 108]. В лучшем случае его изучение ведется на факультативной основе. У представителей коренных народов сохраняется и суждение о том, что русский язык более значим для детей в их будущей жизни. Данное положение консервируется и на уровне государственной политики, даже при создании нормативно-правовой базы на региональном уровне, как, например, в Хакасии, где хакасский язык получил статус государственного. Однако вплоть до настоящего времени ни органы местной власти, ни сами дети и их родители этого субъекта РФ не выражают особого желания изучать «второстепенные» предметы, к которым относится и хакасский язык [1, с. 394]. Продолжает оставаться сложным и положение в Горном Алтае, хотя там и организовано обучение родным языкам. Однако эти программы не затрагивают ряд малочисленных народов, например, тубаларов, кумандинцев, так как в настоящее время они не проживают компактно и не имеют населенных пунктов, в которых можно было бы организовать школы.

А значит, конфликт между «своим» языком и русским в межкультурном общении продолжает сохраняться, как продолжают существовать и факторы для обострения межэтнической напряженности.

Список литературы

1. Кудирмекова Н. И. Профессиональная подготовка педагогических кадров алтайской национальной школы в 1920 — 1930 гг. // Вестн. Томского гос. пед. ун — та. Вып. 12. (63). Сер.: Педагогика. Томск, 2006. С. 83 — 86.

2. Кудирмекова Н. И. К вопросу о возникновении алтайской национальной школы. // Проблемы социально — экономического и экологического развития Республики Алтай: Внутривуз. сб. науч. тр. В II ч. — Ч. II. — Экономические проблемы региона, проблемы сохранения культурно — исторического наследия, социально — политические проблемы региона. — Горно — Алтайск

3. Кудирмекова Н. И. Некоторые аспекты развития национального образования в Республике Алтай по документам архивных фондов. // Архивный фонд Республики Алтай как часть культурно — исторического наследия народов Республики Алтай: Мат — лы научно — практ. конф. (27 сентября 2001 г.). — Горно — Алтайск: Изд — во ГАСРА, 2002. — С. 42 — 44.

4. Боргояков, С. А. Развитие национальной школы Республики Хакасия в условиях модернизации образования / С. А. Боргояков // Образование и устойчивое развитие коренных народов Сибири. Материалы Международной научно-практической конференции (г. Новосибирск, 26−28 апреля 2005 г .). — Новосибирск: Нонпарель, 2005.

5. Образование для коренных народов Сибири: социокультурная роль Новосибирского государственного университета / Н. С. Диканский, Ю. В. Попков, В. В. Радченко, И. В. Свиридов и др. — Новосибирск: Нонпарель

6. Тенешева, О. Н. Шорская народная культура в системе дополнительного образования / О. Н. Тенешева // Кай — культурное наследие шорского народа. Материалы Первого симпозиума по изучению форм шорского народного эпоса. — Кемерово: ОАО «Кузбасс», 2006.

7. Новак, О. Ю. Методические рекомендации по проведению уроков этнической толерантности / О. Ю. Новак. — Новосибирск, 2005.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой