Национальный вопрос в Югославии в межвоенный период

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Международные отношения и мировая экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Введение
  • 1. Образование Югославского государства
  • 2. Причины возникновения национального вопроса в Югославии
  • 3. Обострение национального вопроса
  • 4. Попытки разрешения национального вопроса
  • Заключение
  • Литература

Введение

Этнический национализм является одной из наиболее актуальных проблем в современном мире. Пример Югославии наглядно показывает, какую опасность представляет для полиэтничного государства распространение этнонационалистических идей.

Хотя проблема этнического национализма чрезвычайно актуальна для многих стран мира, Балканы уже много лет остаются, пожалуй, наиболее конфликтогенным регионом в Европе и одним из наиболее конфликтогенных регионов мира. Если в отношении Западной Европы можно говорить лишь об угрозе возникновения межэтнических столкновений, то в Юго-Восточной Европе, на Балканах эти конфликты, время от времени перерастающие в войны малого масштаба, уже более двух десятков лет дестабилизируют обстановку в этом регионе.

Для предотвращения распада государств на этнические составляющие необходимо понимание причин межнациональных конфликтов и механизма их возникновения. Разумеется, для того, чтобы понять глубинные причины этих конфликтов и саму природу этнонационализма, нужны глубокие, исследования в истории межэтнических взаимоотношений.

Обращаясь к истокам этнонационалистических настроений в Югославии, и отечественные и зарубежные (сербские и хорватские) исследователи вполне обосновано обращаются к периоду создания и существования единого государства южных славян Мартынова М. Ю. Этнические аспекты современного балканского кризиса. — М., 1996.С. 90..

Интересно исследование, написанное В. Косиком о политических и социальных проблемах зарождения и развития Югославии. Монография посвящена промежутку от создания страны вплоть до начала войны с Германией. Автор проводит структурный анализ националистических и монархических организаций в Югославии, выделяя их по национальному признаку. Отдельно он разбирает противоречия между конкретными народами в рамках многонационального государства.

Имеется также более ранняя работа на данную тему принадлежащая перу Л. Неманова о сербско-хорватском противостоянии, вышедшая до войны. В ней автор подробно, насколько это было возможно на тот момент, разбирает проблему противостояния хорватов и сербов как в историческом аспекте, так и исходя из реалий кануна Второй мировой войны.

Проблеме жизни славян Югославии в прошлом — ХХ столетии посвящена коллективная монография под ред. Е. П. Серапиновой. Авторов книги объединила идея показать, как менялась жизнь славянских народов в периоды войн и конфликтов XX века. В центре внимания авторов нации и национальные меньшинства, движение Сопротивления и коллаборационизм, политические партии, благотворительные и общественные организации, эмигранты, беженцы, женщины, молодежь, творческая интеллигенция. Большая роль отведена религиозным и национальным проблемам.

В 1970 г. в СССР вышла интересная монография «Образование многонационального государства Югославии», автором которой был югославский историк М. М. Джурич, посвященная проблеме образования Югославии как единого государства.

Рассматривая проблему национальных противоречий, которые могли привести к конфликту, автор приходит к выводу что основная проблема состояла в том, что Государство Югославия образовалось в результате объединения с лишком разнящихся между собой югославянских земель. Среди них были как независимые государства — Сербия, Черногория, так и земли, входившие в состав Австро-Венгрии — Хорватия. Босния и Герцеговина, Словения и др Джурич М. М. Образование многонационального государства Югославии (1918−1921 гг.) — М.: Издательство Московского университета, 1970. С. 122.

Именно включение в состав единого, управляемого из центра государства разнородных земель, часть из которых не обладала историческим опытом независимого существования, способствовало зарождению будущих конфликтов.

Интересна также статья Гуськовой Е. Ю. «Албанское национальное движение и идея объединения албанских земель», в которой рассматривается проблема взаимоотношений албанцев и сербов в таких регионах как Косово и Метохия.

Автор отмечает, что отечественная историческая наука изучала, главным образом, историю Албании или историю Югославии как государств, история же межнациональных противоречий в отдельных районах Югославии, таких как Косово и Метохия, Македония или Черногория не была предметом специального научного исследования.

О противоречиях между хорватами и сербами пишет в своей статье «Создание Югославского государства в 1918 г.: Уроки истории» известный советский славист Ю. Писарев. Он рассматривает вопрос о том, почему народы столь разные, хотя и родственные друг другу решили образовать общее государство. На этот вопрос он дает довольно простой ответ — Хорватия боялась территориальных претензий со стороны более сильных соседей. Поэтому она вынуждена была согласиться на вступление в общее с сербами государство.

Интересной является и статья С. А. Романенко «Между национальной и пролетарской диктатурой». В ней разбирается проблема выбора путей решения национального вопроса и вопроса о единстве страны, который сделали руководители политических сил в Югославии в 30−40 гг. ХХ в. Прежде всего рассматривается идейное столкновение правых и левых, монархистов, националистов и коммунистов. Объектом данной работы является история Югославии в начале ХХ века Романенко С. А. Между национальной и пролетарской диктатурой. — Международный исторический журнал, № 5, 1999.

национальный югославия хорват серб

Соответственно, предметом исследования была выбрана история данного государства в период между двумя мировыми войнами в контексте противостояния национальных групп.

Цель данной работы состоит в том, чтобы, изучив национальные противоречия, существовавшие в Югославии в межвоенный период, понять причину возникновения югославского национального вопроса.

Из этого вытекают конкретные задачи данной работы:

рассмотреть процесс формирования Югославского государства с целью выявления причин такого решения югославянских народов;

проанализировать состояние межнациональных отношений в стране в межвоенный период;

выявить «болевые точки» в межнациональных отношениях и процесс формирования конфликтов на этнической почве.

Хронологические рамки работы охватывают период с 1918 по 1941 гг., то есть первый период существования югославского государства.

1. Образование Югославского государства

Ситуация, сложившаяся в Юго-Восточной Европе в период после Первой мировой войны, вынудила политические партии югославянских земель распадающейся империи Габсбургов поспешить с созданием своих органов власти и на основе предварительных переговоров между партиями 5−6 октября 1918 г. в Загребе было образовано народное вече. В него вошли депутаты саборов Хорватии, Боснии и Герцеговины, выборных органов самоуправления Словении, Истрии и Далмации. Решение о поддержке народного веча в Загребе приняли руководители социал-демократов Хорватии, Словении и Славонии. Против сотрудничества с буржуазными партиями и народным вече высказались социал-демократы Боснии и Герцеговины. Позже, когда крах империи Габсбургов стал очевиден, в состав народного веча вошла хорвато-сербская коалиция.

29 октября 1918 г. вече провозгласило создание Государства словенцев, хорватов и сербов с полным отделением от империи Габсбургов и приступило к формированию правительства и местных органов власти.

Государство словенцев, хорватов и сербов просуществовало месяц с небольшим, с 29 октября по 1 декабря 1918 г. Продолжавшиеся революционные выступления, оккупация войсками Италии районов Далмации, отсутствие собственных вооруженных сил, чтобы воспрепятствовать агрессии — все это привело к тому, что большая часть его ведущих политических партий решилась на слияние с Сербией. 24 ноября 1918 г. народное вече в Загребе приняло решение об объединении Государства словенцев, хорватов и сербов с Королевством Сербия Задохин А. Г., Низовский А. Ю. Пороховой погреб Европы. — М.: Вече, 2000. С. 19..

26 ноября черногорская народная скупщина в г. Подгорице провозгласила свержение династии Негошей, конфисковала королевское имущество и вынесла решение об объединении с Сербией, возглавляемой династией Карагеоргиевичей. Решение об объединении с Сербией народная скупщина Воеводины приняла 25 ноября 1918 г.

1 декабря 1918 г. делегация народного веча в Загребе вручила в Белграде обращение к принцу-регенту Александру (1888−1934) об объединении. Александр, в свою очередь, провозгласил образование Королевства сербов, хорватов и словенцев (Королевство СХС). Названный день считается официальной датой создания югославского государства.

Созданное в декабре 1918 года Королевство сербов, хорватов и словенцев было крупным европейским государством. Его площадь составляла 248 тысяч квадратных километров, население — 12 миллионов человек. Самым большим по численности народом многонационального королевства были сербы, составлявшие 39% населения. Второй по численности этнической группой были хорваты, третьей — словенцы. Кроме этого, в Королевстве проживали венгры, албанцы, македонцы, боснийские мусульмане, цыгане, евреи, влахи, турки, болгары, немцы, итальянцы, румыны.

Образование объединенного государства имело большое значение для югославянских народов.

Сербия восстановила независимость, повысила свой международный авторитет, став центром объединения южных славян. Хорватия. Словения, Далмация, Босния и Герцеговина и другие югославянские земли бывшей Австро-Венгрии освободились от гнета монархии Габсбургов. Черногория и Македония включились в общий процесс политической, экономической и культурной жизни югославянских народов. В едином государстве стал создаваться общий рынок, возникли новые возможности для роста капиталистических производительных сил, развития науки, культуры, искусства, прикладных знаний. Объединенная Югославия получила значительные гарантии для успешной защиты от агрессии других держав, стала играть видную роль на Балканах Писарев Ю. А. Создание югославского государства в 1918 г.: Уроки истории..

2. Причины возникновения национального вопроса в Югославии

Наряду с позитивными итогами объединения ранее разрозненных югославянских земель в ходе этого процесса выявились и просчеты, оказавшие впоследствии отрицательное влияние на государственное строительство.

Так, при создании Королевства сербов, хорватов и словенцев не был учтен важный принцип равенства всех проживающих в нем народов. Манифест принца-регента Сербии Александра Карагеоргиевича. обнародованный 1 декабря 1918 г. и Видовданская конституция 1921 г. игнорировали права национальных меньшинств — албанцев, венгров, македонцев, турок, боснийцев-мусульман и других народов, оказавшихся в составе объединенного югославского государства.

Уже при административно-территориальном разделе страны на округа и уезды правительством были обойдены интересы национальных меньшинств. В Воеводине были образованы только сербские органы власти, хотя наряду с сербами там проживали венгры, румыны, хорваты, украинцы и др. В Хорватии, наоборот, национальным меньшинством оказались сербы, несмотря на то, что они составляли одну треть населения этой страны. В Косово игнорировались права албанцев, в Македонии — македонцев.

Каждый из этих народов имел собственную историю, культуру, язык, традиции, много веков эти народы жили раздельно и в разных условиях, каждый из них за свою многовековую историю испытал различные политические, культурные, экономические, социальные влияния, каждый находился на своем уровне экономического развития.

В связи с этим, одной из главных черт югославской экономики являлась большая неравномерность в промышленном развитии отдельных областей страны. Наиболее развитыми в экономическом отношении были бывшие территории Австро-Венгрии — Словения, Хорватия и Воеводина. Главные города этих областей — Загреб, Осиек, Любляна, Марибор — являлись крупными промышленными центрами. Сербия оставалась отсталой аграрной страной, к тому же разоренной трехлетней австрийской оккупацией. Промышленность была развита слабо, зато большую роль в Сербии играл местный торгово-ростовщический капитал. Черногория, Македония, Босния и Герцеговина были еще более слаборазвитыми территориями, в Черногории даже сохранялись остатки родоплеменного уклада. Эта неравномерность экономического развития с учетом фактора многонациональности объективно являлась миной замедленного действия, заложенной под фундамент югославской государственности.

Другой миной стало то, что Королевство сербов, хорватов и словенцев было образовано недемократическим путем. Созданное фактически в условиях внешне — и внутриполитического цейтнота, королевство не являлось объединением равноправных народов, и уже на начальном этапе существования Югославского государства существовала большая разница между формальными и фактическими правами населявших его народов. Несмотря на «трехименное» название страны, хорваты и словенцы не пользовались равноправием с сербами, а македонцы, черногорцы, албанцы и мусульмане вообще не принимались в расчет. Вся реальная власть в государстве принадлежала сербской финансовой и политической элите. В результате благое и, несомненно, плодотворное дело создания единого государства южных славян попало в заведомо неблагоприятные условия.

Состоящая из разных по экономическому уровню развития и укладу областей страна не имела на первых порах единого рынка, практически отсутствовал внутренний товарообмен. Не было и единой денежной системы — в стране параллельно обращались несколько валют — сербская, черногорская, австрийская. При этом экономика Сербии и Черногории сильно пострадала от войны и оккупации, а экономика бывших австро-венгерских земель, вошедших в состав Государства сербов, хорватов и словенцев, была дезорганизована. Экономическую базу нового государства фактически предстояло создавать заново. И уже первые годы его существования показали, что способности правящей элиты не соответствуют масштабам государственных задач.

3. Обострение национального вопроса

Первым и наиболее острым вопросом, который стоял перед многонациональной страной, был вопрос о национальном равноправии. В Словении и особенно в Хорватии, где были сильны республиканские настроения, вызвал большое недоумение манифест принца-регента Александра Карагеоргиевича, которым провозглашалось создание Королевства сербов, хорватов и словенцев. В этом манифесте ни слова не говорилось о национальных правах народов, вошедших в единое югославское государство.

Практически на следующий день в Загребе и по всей Хорватии начались стихийные акции протеста, участники которых требовали предоставления Хорватии независимости. Это движение возглавила Хорватская народная крестьянская партия и ее лидер Степан Радич. Крестьянская партия организовала кампанию по сбору подписей под петицией о предоставлении независимости Хорватии. Было собрано почти 167 тысяч подписей, и хорватские представители вручили ее в Версале президенту США Вильсону и министру иностранных дел Франции Пишону Шумов С. А., Андреев А. А. (сост.) История Югославии. — М.: Монолит-Евролинц-Традиция, 2002.С. 492. Но великие державы проигнорировали югославские проблемы — когда речь шла о переделе мира, будущее балканских народов никого не интересовало.

Между тем лидеры Хорватской крестьянской партии продолжали требовать предоставления Хорватии права на самоопределение. На партийной конференции 2 февраля 1919 года Степан Радич заявил, что его партия выступает за самостоятельную, республиканскую конституцию Хорватии, за провозглашение «миролюбивой крестьянской республики» в составе единой Югославии, пусть и монархической. О выходе Хорватии из состава единого югославского государства речь не шла.

Но в Белграде ни о каких компромиссах и думать не желали. Сербская правящая верхушка рассматривала все югославянские территории, вошедшие в состав Королевства сербов, хорватов и словенцев, как «военный приз», полученный Сербией за ее участие в войне, благодаря которому Сербия наконец стала Великой Сербией.

Эта националистическая узколобость в итоге привела к тому, что государственное образование югославян так и не смогло интегрироваться в единый организм. Великодержавная политика Белграда вызвала протест у всех без исключения народов, входивших в состав королевства. Не была исключением даже Черногория. Уже в январе 1919 года командующий сербскими войсками в Черногории полковник Д. Милутинович доносил в Белград: «Недовольство Сербией всеобщее, так как обмануты все надежды: и политические, и экономические. «История Югославии. — М., 1963, т. 2.С. 44

На почве недовольства политикой правящих сербских кругов среди народов Югославии началось широкое распространение национализма. Ненависть к правящему сербскому режиму на бытовом уровне переносилась на сербский народ. Проявления национализма со стороны других народов, фактически спровоцированные Белградом, плюс великосербская шовинистическая пропаганда — все это привело к тому, что в сознании рядовых сербов сформировался устойчивый стереотип, своеобразный комплекс неполноценности: «все против нас», «нас все ненавидят», «мы — народ-мученик». Между сербами и другими народами Югославии образовалась трещина, а затем пропасть отчуждения, и пропаганда великодержавного шовинизма находила у простых сербов вполне сочувственный отклик: раз «они» ненавидят «наших», значит, мы будем платить им тем же. В результате сам сербский народ становился заложником той антиславянской политики, которую проводила сербская правящая клика, поддерживаемая державами Антанты. Ненависть порождала ненависть — так югославские народы попали в замкнутый круг, из которого не могут выбраться до сих пор.

4. Попытки разрешения национального вопроса

В начале апреля 1921 года начало свою работу Учредительное собрание, которому предстояло обсудить проект конституции страны. Пестрота состава Учредительного собрания отражала пестроту этнического состава королевства и такую же пестроту взглядов на будущее страны. Старейшая к тому времени Сербская радикальная партия представляла интересы политической элиты старой, довоенной Сербии и стояла на великодержавных позициях. Сербская демократическая партия была создана в 1919 году представителями сербского населения, проживавшего на бывших территориях Австро-Венгрии, и имела свой взгляд на будущее устройство страны, который, однако, являлся только вариантом великосербских устремлений. Представители Хорватии и Словении требовали автономии в составе единой Югославии. Высказывались даже идеи создания федеративного государства под властью династии Карагеоргиевичей. Хорватская крестьянская партия и компартия выступали за республиканскую форму правления Задохин А. Г., Низовский А. Ю. Пороховой погреб Европы. — М.: Вече, 2000. С. 23..

Наличие столь разных позиций по такому принципиальному вопросу, как будущее устройство страны, очевидно, требовало длительной дискуссии и терпеливого поиска компромисса хотя бы между главными политическими силами. Но не таких взглядов придерживались в Белграде и не так смотрели на судьбу Югославии великие державы.

В результате работа Учредительного собрания зашла в тупик. Последней каплей стало предложение правительства принять коллективную клятву на верность королю Александру Карагеоргиевичу. Перед голосованием текста клятвы сторонники республиканской формы правления — депутаты от Хорватской крестьянской партии Степана Радича и Коммунистической партии — в знак протеста демонстративно покинули зал заседаний.

В условиях бойкота со стороны левой оппозиции правительству удалось провести через Учредительное собрание свой проект конституции. Она была принята 28 июня 1921 года, в памятный для сербов «Видов дан» — день битвы на Косовом поле, и поэтому получила название «Видовданской конституции».

Новая конституция узаконивала неравноправное положение народов королевства в унитарном государстве. Сербское меньшинство становилось господствующей нацией. Права несербов, которые составляли почти 60% населения страны, полностью игнорировались, конституционно закреплялось неравноправное положение Македонии и Черногории. Страна искусственно разделялась на 33 административно-территориальных единицы без учета их национального состава, в каждую из которых король назначал губернатора (жупана). Никаких органов местного национального самоуправления не предусматривалось.

Подобная конституция, вероятно, была бы уместна в государстве, где основная нация составляла хотя бы половину его населения. Для Югославии же эта узаконенная дискриминация большинства населения фактически предрешала скорый и неизбежный распад страны. Более того, Видовданская конституция дискредитировала идею единого славянского государства на Балканах, то есть шла вразрез с принципами славянского единства и тем самым имела ярко выраженную антиславянскую направленность. На этом бесспорном факте активно спекулировали хорватские националисты, чья пропаганда настойчиво внедряла в сознание хорватов мысль о том, что Видовданская конституция и сама Югославия навязаны хорватам иностранными державами исключительно для блага сербов.

Особенно страдало от политики сербизации население Македонии, которую власти переименовали в Южную Сербию. В рамках политики насильственной сербизации белградское правительство переселяло в Македонию ветеранов сербской армии, полиции, жандармерии, а также русских белогвардейцев-эмигрантов. Для них выделялись лучшие земли, которые отнимались у местных крестьян. Попытки протеста со стороны македонцев подавлялись карательными отрядами. Такую же политику белградское правительство проводило и в Косово, где большинство населения составляли албанцы. Подобные действия провоцировали межнациональные конфликты в стране.

Ответом на политику сербизации со стороны местного населения стало движение комитаджиев. Так назывались бойцы небольших повстанческих отрядов, которые в 1923—1926 годы развернули партизанскую борьбу в Македонии и Косово. Комитаджиев поддерживали все слои населения этих областей. В Македонии повстанческое движение возглавила Объединенная внутренняя македонская революционная организация (Объединенная ВМРО), в руководство которой вошли и представители компартии Югославии. Объединенная ВМРО ставила своей целью добиться автономии Македонии и преобразования Королевства сербов, хорватов и словенцев в федерацию балканских республик. Карательные меры, предпринятые Белградом против македонцев, только обострили положение.

6 января 1929 года король Александр совершил в стране государственный переворот. Было объявлено чрезвычайное положение, скупщина распущена, к власти пришло правительство во главе с генералом Петром Живковичем, руководителем тайной организации «Белая рука».

Через несколько месяцев после переворота были проведены административные реформы. Прежнее название страны — Королевство сербов, хорватов и словенцев — упразднялось. Отныне страна получила официальное название Королевство Югославия. По новому административно-территориальному делению она разделялась на 9 провинций (бановин) и столичный округ. Границы провинций в основном соответствовали историческим областям Югославии.

3 сентября 1931 года была опубликована новая конституция Югославии. От предыдущей она отличалась только расширением полномочий короля, страна по сути превращалась в абсолютную монархию. В отношении национальных прав народов Югославии ничего не изменилось. В стране продолжались убийства противников режима, в основном коммунистов и хорватских политических деятелей.

После убийства Степана Радича 20 июня 1928 года и переворота 1929 года межнациональные отношения в Югославии вступили в новую фазу. Начало стремительно набирать силу новое политическое движение — усташи. В 1931 году усташи окончательно оформились в самостоятельную организацию.

Убийство короля Александра в 1934 году вызвало перегруппировку политических сил в стране. Укрепились позиции сербской оппозиции, представители которой предпринимали попытки найти общий язык с хорватскими политиками. Результатом перегруппировки сил стало пришедшее к власти в 1935 году правительство М. Стоядиновича — бывшего министра финансов, председателя белградской фондовой биржи. Стоядиновичу удалось привлечь к сотрудничеству Мусульманскую партию и Словенскую клерикальную партию, представители которой вошли в правительство. Представители Хорватской крестьянской партии войти в правительство Стоядиновича отказались. Партия сербских националистов — Югославская национальная партия — вынуждена была перейти в оппозицию Шумов С. А., Андреев А. А. (сост.) История Югославии. — М.: Монолит-Евролинц-Традиция, 2002. С. 487..

Видя реальную опасность распада страны, правительство Стоядиновича искало компромисса с хорватами. Лидер ведущей политической силы Хорватии — Хорватской крестьянской партии, В. Мачек, занявший этот пост после гибели Степана Радича, требовал от Белграда признания за Хорватией права на самостоятельное устройство, пересмотра конституции и предоставления хорватам равных с сербами прав не на словах, а на деле. Личные переговоры Стоядиновича с Мачеком успехом не увенчались. Тогда югославский премьер попытался найти поддержку у хорватской католической церкви. Летом 1935 года Югославия заключила с Ватиканом соглашение — конкордат, по которому существенно расширялись права католической церкви в Югославии. Тем самым белградское правительство рассчитывало снизить национальную напряженность в Хорватии и Словении и снять с себя обвинения в религиозном притеснении национальных меньшинств.

Однако подписание конкордата вызвало резкий протест у сербских шовинистов и у Сербской православной церкви, являвшейся одним из оплотов сербского национализма. Сербское духовенство вступило в открытую полемику с правительством. 19 июля 1937 года, в канун ратификации конкордата в скупщине, в Белграде состоялся массовый крестный ход, организованный Сербской православной церковью. 23 июля скупщина, несмотря на протесты националистов, большинством голосов ратифицировала конкордат. Престарелый сербский патриарх Варнава на другой день скончался. По Белграду поползли слухи, что патриарха отравили. Это еще больше обострило отношения власти с сербскими националистами и вызвало взрыв религиозного фанатизма. Похороны патриарха вылились в массовую антиправительственную демонстрацию. Сербская православная церковь предала анафеме и отлучила от церкви премьера Стоядиновича и всех министров и депутатов православного вероисповедания, голосовавших за ратификацию конкордата. В итоге противостояние правительства и православной церкви завершилось фактической отменой конкордата. Попытка урегулировать межнациональные отношения в стране провалилась. В результате католическая церковь, оттесненная на обочину политической жизни, стала прибежищем сепаратистских сил, разжигавших национальную рознь в стране. Для Югославии, где католики составляли более трети населения, это было очень опасно Валев Э. Б. Югославский клубок // География. — М., 1996. — Фебр., № 7.С. 9.

В канун начала Второй мировой войны, 4 февраля 1939 года, правительство М. Стоядиновича ушло в отставку. Новый премьер-министр Драгиша Цветкович в очередной раз попытался консолидировать югославское общество перед лицом обострившейся международной обстановки. Развал Чехословакии наглядно продемонстрировал югославскому руководству, как будет осуществляться развал Югославии. Самым слабым местом во внутренней политике являлся хорватский вопрос, и правительство Цветковича приложило максимум усилий, чтобы успеть разрешить его.

Трудные переговоры Белграда и Загреба продолжались в течение всего лета 1939 года. Наконец, 26 августа было подписано соглашение между правительством и коалицией хорватских политических партий, предусматривавшее переустройство государства: Хорватия выделялась в автономную Хорватскую бановину, получавшую собственные органы власти — Хорватский сабор (парламент) и королевского наместника — бана. Законодательные и исполнительные органы Хорватской бановины получали широкие полномочия. Кроме того, В. Мачек становился заместителем премьер-министра Югославии.

Это был крупный, но, увы, явно запоздалый успех Белграда. Если бы подобная схема была реализована в начале 1920-х годов, то, возможно, межвоенной Югославии удалось бы избежать многих проблем в межнациональных отношениях, которые в итоге и привели к распаду страны и сотням тысячам человеческих жертв. Почти двадцать лет потребовалось, чтобы в Белграде сформировалась генерация более или менее ответственных политиков, сумевших понять или хотя бы приблизиться к пониманию роли межнациональных отношений в судьбе многонациональной страны, где ни одна нация не составляет к тому же большинства.

Кроме того, автономизация Хорватии создала прецедент, вызвавший ответную реакцию других национальных движений. Словенские политики потребовали предоставить Словении такие же права, какие получила Хорватия. Оскорбленные сербские националисты заявили, что после разрешения «хорватского вопроса» в стране возник «сербский вопрос», и начали кампанию по «защите сербства», требуя предоставления автономии Сербии. В результате национальные противоречия в Югославии после создания Хорватской бановины усилились Задохин А. Г., Низовский А. Ю. Пороховой погреб Европы. — М.: Вече, 2000. С. 23..

Заключение

К сожалению, эксперимент по созданию объединенного государства южных славян оказался неудачным. Это государство было создано в результате взаимодействия нескольких разнородных факторов, казалось бы суливших успех этому предприятию.

В 1918 г. на карте Европы появилось Королевство сербов, хорватов и словенцев, объединившее южных славян под эгидой Сербии. Но уже вскоре проявились проблемы, которые не учитывались при создании нового государства. Создатели Югославии отказались от принципа федерации и возникло единое централизованное государство, в рамках которого объединились народы слишком разного уровня развития, к тому же принадлежавшие к различным цивилизационным типам.

Итогом непродуманной и порочной национальной политики стал быстрый подъем национально-сепаратистских настроений в большинстве районов страны. Сформировались националистические организации, которые, требуя на словах реорганизации государственного устройства с предоставлением нациям и национальностям прав широкой автономии, на деле взяли курс на раскол страны.

Особо стоит отметить, что в межвоенный период в рядах националистов вызрела идея не просто отделения от Югославии, а создания на своей территории «моноэтнических» государств посредством проведения того, что сегодня мы называем этническими чистками с изгнанием всех национально-чуждых жителей.

Таким образом, в межвоенный период национальный вопрос в Югославии разрешить не удалось, наоборот — межнациональные отношения в стране серьезно обострились. Это явилось главной причиной слабости югославского государства, к 1941 году оказавшемуся на пороге новой войны.

Литература

1. [Электронный ресурс] Гуськова Е. Ю. Албанское национальное движение и идея объединения албанских земель // URL: < guskova. ru/w/yuhis/2006−01/> (Дата обращения: 27. 01. 2012)

2. [Электронный ресурс] Захаров А. М. Национальный вопрос в Югославии: Внешнеполитический аспект. // URL: < cheloveknauka. com/natsionalnyy-vopros-v-yugoslavii-1941−1945-gg-vneshnepoliticheskiy-aspekt. HTM> (Дата обращения: 24. 01. 2012)

3. [Электронный ресурс] Клименко З. В. Югославский кризис и его международные последствия // URL: < www. pravo. xpcc. ru/book_z292_page

4. _18. html> (Дата обращения: 25. 01. 2012)

5. [Электронный ресурс] Косик В. Опыт истории страны, которой не было: Сербия в 1914 — 1941 гг. // URL: < www. archipelag. ru/geopolitics/ piryadok/balkany/knot/332/> (Дата обращения: 27. 01. 2012)

6. [Электронный ресурс] Писарев Ю. А. Создание югославского государства в 1918 г.: Уроки истории // URL: < vivovoco. rsl. ru/VV/ PAPERS/HISTORY/

7. SERBIAN. HTM> (Дата обращения: 24. 01. 2012)

8. Валев Э. Б. Югославский клубок // География. — М., 1996. — Фебр., № 7.

9. Джурич М. М. Образование многонационального государства Югославии (1918−1921 гг.) — М.: Издательство Московского университета, 1970.

10. Задохин А. Г., Низовский А. Ю. Пороховой погреб Европы. — М.: Вече, 2000.

11. Мартынова М. Ю. Этнические аспекты современного балканского кризиса. — М., 1996.

12. Романенко С. А. Между национальной и пролетарской диктатурой. — Международный исторический журнал, № 5, 1999.

13. Шумов С. А., Андреев А. А. (сост.) История Югославии. — М.: Монолит-Евролинц-Традиция, 2002. — 492 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой