Проблемы современного Китая

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Международные отношения и мировая экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

РОСТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ «РИНХ»

Факультет Лингвистики и журналистики

Кафедра исторических наук и политологии

КУРСОВАЯ РАБОТА

на тему: «Проблемы современного Китая»

Автор курсовой работы

Студентка гр. 721-рег Зубарева

Наталья Павловна

Проверила Горбунова

Наталья Вадимовна

Ростов-на-Дону2011г.

Оглавление

Введение

Глава 1. Истоки современных проблем в Китае

Глава 2. Проблемы современного Китая

Заключение

Список литературы

Введение

Нет, наверное, государства, чья судьба была бы обделена вниманием политиков, экономистов, военных. В центре этого внимания традиционно находятся державы, определяющие ход развития мировой истории или способные оказать на нее значительное влияние. Это США, Россия, объединенная Европа, Япония.

Но есть страна, внимание к которой в последние годы приковывается непроизвольно. За ней пристально следят не только «узкие» специалисты и не только ведущих держав, но широкие массы просто любопытствующих, ибо следить за ней — интересно. Это — Китай.

Что же так притягивает внимание к этой азиатской, еще недавно такой отсталой стране? Ее экзотика? Ее политическое и религиозное своеобразие? Или сумасшедший темп развития экономики, неведомый развитому Западу с его наукой?

И первое, и второе, и третье. А еще то, что на наших глазах недавняя Золушка превращается в прекрасного Принца. А такое зрелище, согласитесь, не может не завораживать.

В последнее время всё больше авторов обращается к теме Китая. Государственное устройство и экономическая система Китая просто и доступно описаны в работах С. Н. Раковского («Китай в современном мире») и В. В. Малявина («Китайская цивилизация»). В. Г. Гельбрас останавливает своё внимание на экономических преобразованиях последних десятилетий, а К. А. Егоров раскрывает особенности политических процессов в Китае. Множество статей, посвященных специфике и проблемам современного Китая, размещено в интернет-источниках. Среди авторов таких статей можно особенно выделить Б. Виноградского, Ю. Соломатина, М. Сухарева.

Что же представляет собой Китай? В чем его специфика и в чем секрет расцвета? Почему другие страны не могут развиваться подобным образом? И какие проблемы влекут за собой преобразования?

Для того, чтобы ответить на эти вопросы, необходимо хотя бы кратко ознакомиться с теми историческими процессами и предпосылками, которые предопределили современное политическое и экономическое положение в Китае. Основываясь на понимании истоков проблем КНР на современном этапе, мы сможем лучше понять их особенности и пути их решения.

Итак, целью нашей работы является обзор и характеристика проблем современного Китая.

Для достижения поставленной нами цели представляется целесообразным решить следующие задачи:

— изучить литературу, посвященную развитию Китая на современном этапе;

— проанализировать истоки и предпосылки особого пути развития Китая;

— раскрыть специфику экономических и социальных проблем современного Китая.

Глава 1. Истоки современных проблем в Китае

Итак, постараемся ответить на ряд вопросов, без которых нам было бы трудно понять специфику современного Китая и его проблем. Китай — это социалистическое государство, член Совета Безопасности ООН, третья ядерная держава после США и России, третья страна пилотируемой космонавтики. Неграмотность составляет менее 5%. Руководит страной партийно-государственный аппарат в составе:

1. Генеральный секретарь правящей коммунистической партии.

2. Председатель Китайской Народной Республики (он же — Генеральный Секретарь Ц К КПК).

3. Председатель Постоянного Комитета Всекитайского собрания народных представителей.

4. Глава Правительства.

5. Председатель Центрального Военного Совета (осуществляет контроль над армией и силовыми структурами; он же — Генеральный Секретарь Ц К КПК).

Теоретический фундамент деятельности КПК:

1. Марксизм-Ленинизм.

2. Идеи Мао Цзедуна.

3. Теория Дэн Сяопина о строительстве социализма с китайской спецификой.

4. Важные идеи Цзян Цзэмина о тройном представительстве.

И тут возникает первое противоречие: с одной стороны, четко видна жесткая вертикаль власти с неоспоримым всесторонним контролем правящей партии над всеми жизненно важными сферами страны. Казалось бы, диктатура. Но КПК охватывает не более 5% населения и не выходит за эти рамки, давая свободно функционировать в стране еще восьми политическим партиям. В любой другой современной стране партия власти с удовольствием вобрала бы в себя безграничное множество желающих платить членские взносы и отдавать свои голоса на выборах. Да и не вяжутся как-то с представлениями о диктатуре два основополагающих принципа реформ Дэн Сяопина, представляющих экономический фундамент Государственной политики партии:

1. Все реформы должны проводиться в интересах абсолютного большинства населения, которое должно иметь очевидную выгоду от этого.

2. Для абсолютного большинства населения цена реформ должна быть приемлемой.

Для того, чтобы разобраться в этой проблеме, надо вспомнить истоки возникновения марксизма в Китае. А возник он под воздействием победы Октябрьской социалистической революции в России. Победа над неизмеримо более сильным врагом, поддерживаемым к тому же интервенцией ведущих западных держав, и быстрое восстановление страны после разрухи были бы невозможны без организующей и руководящей национальной идеи, вокруг которой сплотились массы. Этой идеей был марксизм-ленинизм, целью — построение социалистического строя, несущего людям равенство, защиту государства, достаток, справедливость. И идея, и цель оказались как нельзя кстати в Китае, ищущем выхода из тупика, в который была загнана страна. Надо сказать, что с древних времен и вплоть до 19 века Китай развивался автономно, замкнуто, не испытывая внешнего давления. Обрушившаяся в 19 веке западная экспансия выбила страну из привычного русла, повергла в хаос, выход из которого найти было крайне затруднительно. Цивилизованные и ученые европейцы безжалостно рвали на части территорию Китая, варварски грабя его ресурсы. Страна, раздираемая бесконечными междоусобными войнами и восстаниями доведенных до отчаяния людей, искала выход. Нашелся он лишь в 20-х годах XX века, и нашелся на примере молодой Советской республики. Марксизм-ленинизм и идея социализма объединила китайский народ и привела его к подъему национально-освободительного движения, завершившегося созданием Китайской Народной Республики.

Проводником коммунизма в Китай стал Мао Цзэдун (1893−1976). Однако Мао (как, впрочем, все китайские философы и политики) был сперва китайцем, и лишь потом марксистом. Он провел марксизм не в чистом виде, а переосмыслив в контексте национальных интересов своей страны и дополнив своими идеями. Из диалектического материализма особое внимание было уделено единству и борьбе противоположностей, а главным источником нашего знания считалось чувственное восприятие. Но для практической стороны важнее казался исторический материализм с его схемой, где производительные силы определяют развитие производственных отношений, экономический базис определяет политическую надстройку, надстройка определяет развитие экономики. Созвучной программе Мао оказалась и идея перманентной революции, в соответствии с которой революция должна продолжаться даже в социалистическом обществе, так как ниспровергнутая буржуазия непременно попытается повлиять через своих агентов на компартию и разложить ее. Мао был противником книжного знания. Он утверждал: «Простолюдины — самые умные; аристократы — самые глупые». А вот в области этики социалистические нормы оказались созвучны одной из традиционных религий Китая — конфуцианству с его приоритетом общественных ценностей над личными.

Думается, здесь уместно совершить небольшой исторический экскурс с целью краткого ознакомления с основами традиционных религий и философии Китая. Без этого нам сложно будет правильно понять процессы, происходящие сегодня в Китае.

Итак, как мы уже упоминали, религия и философия Поднебесной уникальна тем, что начала и долгое время продолжала свое развитие в изоляции, не испытывая влияния извне. Изначально в стране мирно сосуществовали две веры, два философских учения: конфуцианство и даосизм. В обеих религиях отсутствует идея монотеизма, более того — в них вообще мало места уделяется понятию «Бог» как таковому. Поэтому и даосизм, и конфуцианство в Китае — не столько религии, сколько философские учения. Основной идеей здесь является забота о человеке и его благосостоянии (концепция Тянь-Минь, или Воля Неба). Само Небо слышит и видит так же, как люди, поэтому принимает активное участие в их судьбах. Эта концепция пронизывает всю последующую философию и религию Китая, определяя позицию государства во многих вопросах. То есть можно сказать, что в философии Китая едва ли не определяющее значение имеет этическая сторона.

Обе эти школы — конфуцианство и даосизм — окончательно оформились в VI в. до н.э. А во II веке до н.э. к ним добавился буддизм, пришедший в Китай из Индии через Центральную Азию. Несмотря на две уже существующие религии, буддизм укоренился в стране, видимо потому, что имел много общего и с даосизмом, и с конфуцианством. В основе буддизма лежит проповедь милосердия, равенства всех людей перед лицом страданий, обещание воздаяния за добрые дела и кары за злые.

Как же повлияли эти философские учения (религии) на формирование политического и экономического курса страны? Повторимся, что после обретения Китаем независимости перед ним встал нелегкий выбор пути дальнейшего развития. Свой вклад в разработку этого пути внесли не только политические руководители страны, но и философы. Это и Кан Ювэй с его идеей Великого Единения (или Великого Равенства), опирающегося на конфуцианство и буддизм, и Ху Ши с резким порицанием восточной и восхвалением западной цивилизации с ее рационализмом как стимулом развития философии и науки, и Тань Сытун, которому, по его мнению, удалось найти гармоничный синтез Востока и Запада.

Определяющим же в XX веке стал курс, разработанный философом и политиком Сунь Ятсеном (1866−1925г.г.). В основе его идеи лежат три народных принципа: национализм, народовластие и народное благосостояние. Национализм — это сплочение людей одной расы, одного языка, религии и обычаев, людей-братьев, вокруг идеи борьбы за независимость, за самоуправление, за создание совершенного Государства с целью добиться общественного благосостояния и могущества, с целью защиты от внешних врагов. Для народовластия необходимо равенство. А благосостояние возможно только в условиях демократии. Земля должна принадлежать крестьянам. Управленческое меньшинство должно считаться с мнением масс. Идеи реформы Сунь Ятсен изложил в своем труде «План государственного строительства». Их и использовал Мао Цзэдун в ходе переработки идей марксизма применительно к Китаю. От них отталкивался и Дэн Сяопин при создании теории строительства социализма с китайской спецификой.

Таким образом, мы видим, что идеи обновления Китая на основе марксизма в наибольшей степени соответствовали традиционному типу общественного сознания с его стремлением к восстановлению «справедливого» и «гармоничного» социального порядка через тотальное регулирование всей жизни общества мощным государством. Идеи политических деятелей 20 века не только не противоречат, но и имеют много общего с традиционными философскими взглядами.

Глава 2. Проблемы современного Китая

Современный Китай представляет собой уникальный образец синтеза социализма и капитализма на основе морально-этических и традиционных религиозных норм при главенствующей роли коммунистической партии. Возможно ли такое? К каким экономическим результатам привел этот курс и возникновением каких проблем он сопровождался?

Утверждается, что антагонизма между социализмом с его плановой экономикой и капитализмом с рыночной не может быть в стране, где правит Коммунистическая партия Китая. Все экономические процессы находятся под неусыпным контролем партии. Также под контролем находятся противоречия между разными формами собственности, между трудом и капиталом. Во главе угла находится лозунг: «Все лучшее из социализма и капитализма — в экономику страны!» Капиталист, частник рассматривается как строитель социализма, а следовательно, имеет равные права с другими гражданами, в том числе с членами КПК. Обогащение в рамках закона было признано моральным, эксплуатация в определенных рамках — допустимой. Коммунистический лозунг классовой борьбы стал рассматриваться как потерявший актуальность. У Китая сформировалась четкая национальная идея — величие страны и нации. Вот лишь два лозунга современной КПК:

1. Собственность, которая помогает развитию Китая, — это собственность, а та, которая мешает — не собственность.

2. Все, что содействует развитию производительных сил — хорошо, а все, что мешает — плохо.

Создателем (или, как его называют, архитектором) китайских реформ явился Дэн Сяопин. Если в двух словах, то суть их сводится к сочетанию экономического либерализма с твердой политической властью. До сегодняшнего дня, несмотря на обилие внутренних и внешних проблем, политика эта ведет к укреплению экономической мощи страны. По поводу же риторических споров, что именно строит Китай, капитализм или социализм, хорошо сказал тот же Дэн Сяопин: «Неважно, какого цвета кошка. Главное, чтобы она хорошо ловила мышей». Результат — темпы роста ВВП почти каждый год составляют 10−11%. (Такие темпы были только в ФРГ и Японии в 50−60-е годы.) Реформы Дэн Сяопина сократили число людей в стране ниже уровня бедности с 1978 г по 2006 г с 53 до 7% (хотя это составляет 93 млн. человек).

Новая идеология привела к тому, что дети известных партийных функционеров легально стали заниматься бизнесом (в авангарде этого явления стал Ли Сяопэн, сын спикера парламента Ли Пэна). В результате провозглашения нового курса страны около ста тысяч бизнесменов подали заявления о вступлении в Коммунистическую партию.

Итак, можно сказать, что идеологическое противоречие в стране было, в принципе, решено. Хотя рыночная экономика любой страны неизбежно тянет за собой такой опасное явление, как коррупция. Став обычным явлением, она не только подрывает экономические отношения, но и разлагает работников, в том числе кадровых, которые в новых экономических условиях имеют возможность заниматься коммерческой деятельностью.

Благодатной почвой для коррупции стали акционерные компании с участием либо иностранного капитала, либо властных структур под видом Государства. Это — первая проблема, ставшая на пути становления нового строя.

С этой проблемой тесно смыкается и другая, которую можно дифференцировать и как внутреннюю, и как внешнюю. Связана она со стремлением Запада (особенно США) внедрить в Китае западные ценности, идеологию, нравственность, экономические модели. В Китае до сегодняшнего дня сменились четыре поколения революционеров: Мао Цзедун, Дэн Сяопин, Цзян Цзэминь, Ху Дзиньтао. Все они так или иначе неуклонно проводили в жизнь идеи, направленные на обретение Китаем политической и экономической независимости и могущества на основе своих национальных интересов. Это тем более важно в условиях, когда, с одной стороны, у государства есть жизненная потребность перенять западные достижения в различных областях знаний, а с другой — возродить и сохранить интерес народа к национальному духовному наследию. В такой обстановке неизбежно возникновение политической оппозиции с прозападными настроениями. При условии недостаточно сильной государственной и политической власти неизбежен раскол, что было бы на руку Западу (в особенности США) и привело бы к импорту в страну своих ценностей и идеалов, грозящих Китаю потерей своего лица. При нынешнем политическом руководстве КНР это невозможно. Но США возлагают большие надежды на будущее «пятое» поколение партийцев — «прагматиков», отличающейся большей ориентированностью на капиталистические ценности, надеясь в конце концов одержать победу над сильным соперником без войны, как это было в СССР.

Говоря о внутренних проблемах Китая, надо сказать, что многие из них проистекают из неравномерности расселения жителей по регионам, продиктованного неравномерностью развития инфраструктуры. А это, в свою очередь, связано с крайне неравномерным распределением производственных и научных мощностей.

Дело в том, что начиная с 80-х годов XX века в Китае усиленными темпами стали развиваться Особые Экономические Зоны, что привело к резкому подъему экономики страны. Особенно мощные промышленные и научные центры сосредоточились в прибрежных провинциях. Это Шэнчжэнь, Чжухай, Шаньтоу в провинции Гуандун, Сямэнь в провинции Фуцзянь. Появилось множество закрытых научных и военно-промышленных центров (типа Силиконовой Долины). Шэнчжэнь — бывший рыбацкий поселок рядом с Гонконгом. Ныне — город с населением более пяти миллионов жителей, обилием небоскребов, с метрополитеном. В нем разместились тысячи фирм, сотни банков и одна из двух фондовых бирж Китая (после Шанхайской). Почти вся экономика Шэнчжэня ориентирована на внешний рынок. В нем успешно функционирует автозавод, а производство жестких дисков для ПК составляет 25% мирового. Бывший бедный поселок Донгуан ныне превратился в полуторамилионный город, в котором, в том числе, производится 60% микроволновых печей в мире. Вообще же Гуандун является одним из крупнейших в Азии машиностроительно-сборочных районов. Здесь производят легковые авто, персональные компьютеры, оргтехнику, бытовую технику, телефоны (в том числе мобильные) и многое другое. А в целом Шенчжэнская зона дает 15% экспорта страны, причем половина представляет высокотехнологичные производства.

Надо сказать, что за последние 10 лет расходы на научные цели, в первую очередь в области индустрии, выросли в Китае в 2,5 раза. Ежегодно более 200 тысяч человек получают дипломы по инженерным специальностям. Китай планирует строительство сорока новых АЭС. В итоге промышленность Китая — первая в мире по числу предприятий и числу занятых на производстве людей. Страна занимает ведущие позиции по добыче угля, производству электроэнергии, выплавке стали, чугуна, меди, алюминия, продукции машиностроения, включая новейшие отрасли, производству минеральных удобрений, химических волокон, цемента, других строительных материалов, хлопчатобумажных и шелковых тканей, пищевкусовых добавок.

Изменились, соответственно, и потребности китайцев. Если в 1950−60-е гг потребительскими символами Китая были «три крутящих» (часы, велосипед, швейная машинка) плюс миска риса, то сейчас ими стали квартира, машина, интернет.

Многие города — экономические центры Китая, — стали такими мощными, что сопоставимы с целыми зарубежными государствами. В этих условиях экономика Китая неизбежно выходит за пределы страны, заставляя работать на себя от ¼ до 1/3 мировой экономики.

Чем же обусловлены столь высокие темпы развития гигантской экономики Китая, в основном индустриальной? Это:

· Огромные и пока дешевые трудовые ресурсы

· Высокая дисциплина и работоспособность китайцев

· Интенсивное использование своих природно-сырьевых ресурсов

· Признание лидерства Китая многими развивающимися странами в противовес диктаторской политике США

· Активное сотрудничество со странами Азии, Африки, Латинской Америки (покупка у них железных руд и руд цветных металлов, продажа им недорогих потребительских товаров).

Однако успехи экономики имеют свою оборотную сторону, и она таит в себе немалую опасность. Дело в том, что тепловая энергетика, черная и цветная металлургия, химическая промышленность неизбежно являются колоссальными загрязнителями окружающей среды. Только металлургические заводы сбрасывают ежегодно до 3−4 млрд. м3 сточных вод, выводят в атмосферу до 600−700 млрд. м3 вредных газов, оставляют десятки миллионов тонн шлаков. Над городами — промышленными центрами Северного, Северо-Восточного Китая и некоторыми на Востоке страны почти всегда висят черные клубы дыма. Экологический ущерб составляет до 10% ВВП. Китай — второй после США загрязнитель атмосферы. Вместе эти страны дают 40% выбросов СО2 в атмосферу.

И это не единственная внутренняя проблема Китая, связанная с индустрией.

Как уже говорилось, наиболее развитыми являются приморские портовые районы страны. Центральные районы Китая считаются среднеразвитыми, а Тибет и горно-лесные районы Юго-Запада — слаборазвитыми. Это естественным образом влечет за собой неравномерность распределения доходов. Так, в развитых зонах ВВП на душу населения составляет более пяти тысяч долларов в год, а кое-где он доходит и до 10 тысяч (Шанхай, Пекин, Тянизин, Гуанчжоу, Шэнчжень). В то же время валовый внутренний продукт в центральных районах страны, например, в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, составляет 2−3 тыс. долл., а в горных и пустынных районах (например, в Тибете) — 1−2 тыс. долл. и меньше. Редко в какой стране можно встретить такое сильное расслоение населения по доходам.

Надо сказать, что в социально — экономическом плане существуют два разных Китая: городской и деревенский. Городской, особенно восточный регион, дает до 80% прибыли страны. Богатый горожанин на содержание своего автомобиля тратит 1/3 годового дохода крестьянина. Учитывая колоссальную разницу в доходах и в уровне жизни, жители из сельских районов стремятся перебраться в города. Ежегодно происходит массовая плановая и неплановая миграция населения, порождающая множество дополнительных проблем, которые не всегда успевает решить Государство. Экономика в стране, таким образом, как бы идет впереди национальной политики.

Обеспечивая экономику страны, города и Особые Экономические зоны занимают очень небольшую территорию. Высокая плотность населения в этих районах обусловлена высокой концентрацией высокотехнологичного производства, требующего участия людей, на ограниченной территории. Но естественное в этих условиях многоэтажное строительство (чтобы отнимать как можно меньше сельскохозяйственных земель) ведет к серьезному проседанию почвы (на несколько сантиметров в год) в Шанхае, Пекине, Тянцзине. Кроме того, встает вопрос пресной воды, дефицит которой вызван ее нерациональным использованием. Так, В том же Пекине потребление воды на душу населения в 4 раза выше, чем в среднем в мире и в 80 раз выше, чем в Японии. Перенаселение городов влечет за собой резкое загрязнение их атмосферы и почвы, непомерно большой объем бытовых отходов.

Еще одна проблема, которая до сих пор не решена в Китае, — продовольственная. Точнее, речь идет о сельскохозяйственной продукции. Китайцы говорят: «В мире никто не может накормить Китай, кроме самого Китая». В то же время, население страны выросло с 1950 г в 2,4 раза, а посевные площади за этот же период сократились на 1/6 — со 130 млн. га до 108. Их на душу населения в настоящее время приходится всего лишь по 0,07 га (то есть по 7 соток посевных площадей на человека, на которых надо вырастить пшеницу, рис, овощи, фрукты, чтобы прокормить человека в течение года). Нигде в мире нет таких низких показателей. Положение усугубляется тем, что ежегодно часть сельхозземель неизбежно застраивается или отводится под индустриальное производство. Свыше 40 млн. крестьян не имеют земли в собственности.

Но и оставшиеся посевные площади не могут прокормить население страны. В сельскохозяйственных районах постоянно бывают засухи, наводнения и другие стихийные бедствия, уничтожающие значительную часть урожая. В итоге нехватка зерновых ежегодно составляет до 40 млн. тонн. Китай вынужден закупать зерно в США, Канаде и Австралии, что не только затратно, но и ведет к экономической зависимости от государств — поставщиков, что, в свою очередь, не укрепляет независимость государства.

При таком положении, естественно, не может идти речи о высоких доходах жителей сельскохозяйственных районов, что и порождает вышеупомянутую миграцию в города.

Справедливости ради надо отметить, что правительство Китая озабочено этой проблемой и предпринимает немало шагов на пути ее решения. Так, в начале мая этого года агентство Синьхуа сообщило о «Великом переселении» сельских жителей из провинции Шэньси. С начала 2011 г там установилась сильнейшая за последние 10 лет засуха. Население страдает от нехватки питьевой воды. Переселение в более благополучные районы займет 10 лет, переселены будут 392 тысячи человек. Кроме провинции Шэньси переселение захватит и северные районы, которые также часто страдают от засухи. Кроме того, помимо прямых инвестиций и компенсаций ущерба от стихийных бедствий, еще в 90-е годы правительством страны была разработана схема, призванная уменьшить миграционный поток и стимулировать занятость сельского населения без выезда в город. Это — создание такой отрасли народного хозяйства, как Сельская Индустрия. Она представляет собой сеть волостно-поселковых предприятий. Количество работающих на одном предприятии очень невелико — от 4−5 до 10−15 человек. Часто предприятие составляют члены одной семьи. Таких предприятий в стране около 25 млн., а численность работающих на них достигает 150 млн. человек. Предприятия выпускают недорогую одежду, обувь, пищевкусовые продукты, сельхозмашины, различное оборудование и многое другое. Часть продукции волостно-поселковые предприятия изготавливают по заказам крупных предприятий, в том числе государственных (например, машины и их части, различное оборудование, которое отличается высоким качеством изготовления).

Среди внутренних проблем Китая хочется еще упомянуть проблему демографии. Всего в мире проживают около 6,7 миллиардов человек, при этом китайское население составляет 20% от этого числа. В Китае проживают 55 национальностей, наиболее крупные из которых — уйгуры, тибетцы, ханьцы. Демографическая политика государства, в соответствии с которой в стране действует принцип «одна семья — один ребенок», не коснулась нацменьшинств. Идея планировать рождаемость появилась в Китае ещё при жизни Мао Цзэдуна. Уже в конце 50-х было ясно, что огромное количество людей перегружает земельные, водные и энергетические ресурсы страны. Однако Великий Кормчий, увлёкшись Культурной революцией, отложил решение проблемы перенаселения до лучших времён. Второе поколение руководителей Китая — поколение реформаторов, которому досталась истощённая и нищая страна — затягивать с контролем над появлением новых граждан не стало. Уже в 1970 г всех граждан Китая официально обязали «осуществлять планирование рождаемости» (ст. 49 Конституции КНР), чтобы «привести рост населения в соответствие с планами экономического и социального развития» (ст. 25 Конституции КНР).

В доказательство серьёзности своих намерений власти Китая ввели беспрецедентно жёсткие правила. Так, например, согласно Закону о народонаселении КНР, в случае смерти единственного ребёнка до достижения им 18 лет, его родители не имеют права как на рождение ещё одного ребёнка, так и на усыновление без специального разрешения. Сельским жителям разрешено заводить второго ребёнка только в том случае, если первенцем была девочка, а в Пекине право на рождение второго ребёнка семья получает в том случае, если оба родителя сами являются единственными детьми. Всем остальным за рождение второго ребёнка придётся заплатить штраф порядка 10 годовых доходов.

Поэтому китайские семьи, мечтающие о втором или третьем ребенке, часто ездят рожать его в Сянган (китайское название Гонконга), где подобных ограничений нет. Кстати, двойная польза от этого китайским роженицам еще и та, что ребенок, родившийся в Сянгане, получает гонконгское гражданство, что очень ценится в Китае. (Надо сказать, что уже в мае 2011 г между Китаем и Гонконгом достигнута договоренность о запрете принимать рожениц из Китая Государственными госпиталями и роддомами. Частных подобных заведений этот запрет не коснулся, но рожать там дорого: курс родовой программы стоит от 100 тыс. юаней.) 19 января 2010 г вице-премьер Китая Ли Кэцян заявил, что «Китай продолжит стремится к низким показателям рождаемости».

Рассматривая внутренние проблемы современного Китая, нельзя обойти стороной некоторые слабые стороны его экономики. Первая из них — это сильная зависимость от внешнего рынка. Мы уже говорили, что большая часть производимой в стране продукции ориентирована на внешний рынок. Чтобы понять, почему китайская продукция пользуется устойчивым спросом почти во всех странах мира, с которыми у Китая есть торговые связи, надо вспомнить «Теорию сравнительного преимущества». Сравнивая условия производства Китая и стран Евросоюза и США, «невооруженным глазом» видны параметры, определяющие низкую себестоимость китайских товаров. Это: дешевая рабочая сила, дешевые технологии, высокая работоспособность и дисциплина, недоступные Западным странам. В результате низкой себестоимости товары имеют низкую цену и находятся в более выгодных условиях по сравнению с европейскими или американскими.

Высокая конкурентоспособность китайских товаров — это несомненное преимущество. Но только до той поры, пока спрос на эти товары не войдет в противоречие с интересами стран — импортеров. А учитывая, что 50% всего объема торговли Китая — это США, Япония и страны Евросоюза, которые, несмотря на высокий уровень товарообмена, с настороженностью смотрят на усиление экономической и военной мощи Китая, китайскому руководству приходится строить экономику с оглядкой на этот немаловажный и тревожный фактор. А прецеденты уже есть. Так, буквально недавно, в мае 2011 г, в странах Евросоюза была запрещена традиционная китайская медицина. Даже в ущерб здоровью своих граждан. В результате не только осталась без работы целая армия китайских врачей, но и была сделана попытка подорвать имидж страны. Формальным же поводом послужило внезапное озарение европравительства, что для приготовления лечебных препаратов используются не только травы, но и органы редких животных. Как будто без Евросоюза этих животных будет истребляться меньше.

Вторая слабая сторона китайской экономики — это слаборазвитая сфера потребления внутри страны. Вспомним, что весь XX век в Китае отмечен знаком перемен. В начале века это — отсталая, технически неразвитая аграрная страна без четкой национальной идеи; в конце века — одна из ведущих мировых держав. Преобразования неизменно сопровождались реформами как в политической, так и в экономической сферах. Обилие реформ всегда порождало неуверенность в завтрашнем дне, а неуверенность, в свою очередь, породило стремление к бережливости, желание меньше тратить и больше копить, дабы не остаться при очередной реформе без средств к существованию. Пример Перестройки в СССР заметно активизировал этот процесс, наглядно показав печальные последствия некоторых преобразований. В СССР население перестало тратить деньги по причине их отсутствия, а в Китае — из желания сохранить «на черный день». Но в обоих случаях это привело к резкому падению финансовых поступлений в бюджет со стороны внутреннего рынка. А это, в свою очередь, повлекло за собой большую зависимость от внешнего рынка. Несмотря на экономическое благополучие и стабильность в настоящее время, норма потребления в Китае продолжает устойчиво снижаться. Так, в 1996 г она составляла около 60%, а в 2004 г — всего 53,6%. Для сравнения скажем, что в развитых странах норма потребления обычно составляет приблизительно 78%, а в развивающихся — 65%. Способствует этому процессу и крайне неравномерное распределение сбережений: на долю богатых их приходится 66,4%, тогда как на долю беднейших — 1,3%.

Говоря о расслоении китайского общества, надо иметь в виду крайне резкий его характер. Официально в Китае около 240 тысяч долларовых миллионера. Это на первый взгляд огромное число, на самом деле составляет ничтожную часть населения страны. То же самое относится и к среднему классу — 150 млн. человек составляют лишь 11% населения Китая. Почти 9/10 жителей КНР — низшие по доходам слои.

Третья слабая сторона китайской экономики — высокий уровень инвестиций, порождаемый слаборазвитой сферой потребления и недостаточным наполнением бюджета. В развитых странах инвестиции никогда не превышали 35%. В Китае в 2007 году они составили 47,2%. Высокий уровень инвестиций в совокупности с высоким уровнем сбережений и низким уровнем потребления обуславливают низкий уровень жизни основной массы населения страны.

социальный политика экономический китай

Заключение

На основе изучения литературы, посвященной развитию Китая на современном этапе его истории, и анализа предпосылок и особенностей экономической и социальной политики современного Китая, можно сделать вывод о том, что, несмотря на запредельно высокий уровень роста экономики Китая, внутри страны на сегодняшний день остаются нерешенными множество проблем. Одна из них — крайне неравномерное распределение производства по территории страны. Основная часть его, дающая почти всю прибыль государства, сосредоточена в приморских районах, имеющих развитую систему транспортных магистралей — водных, воздушных, автомобильных и железнодорожных. Производство этих районов в основном высокотехнологичное. В противовес этим районам, центральные и западные территории страны являются в основном аграрными, работающими на внутренний потребительский рынок. С вышесказанным связана и другая проблема Китая — крайне неравномерное распределение доходов. Житель сельских районов, в отличие от весьма обеспеченного горожанина, вынужден довольствоваться весьма скромным заработком, к тому же не имея возможности получать качественное образование и медицинское обслуживание. Это ведет к третьей проблеме — вынужденному переселению людей из бедных провинций в города, и без того перенаселенные, и к четвертой — низкие внутренние поступления в казну государства по причине тотальной экономии граждан, продиктованной неуверенностью в завтрашнем дне. Здесь же надо упомянуть и связанную с высокой концентрацией людских и технологических ресурсов проблему — это высоких уровень загрязнения окружающей среды промышленными и бытовыми отходами. Проблемой является и государственное ограничение рождаемости как одно из средств решения других проблем. Среди острых вопросов нельзя не упомянуть и сильную зависимость экономики Китая от других стран. Это не только тот факт, что почти все производство страны ориентировано на внешний рынок, но и стратегическая зависимость от сырьевых и продовольственных поставок извне. А это, в свою очередь, определяет внешнюю политику Китая, освещение которой не входит в тему нашей работы.

В завершение надо сказать, что Китай имеет уникальную систему государственного и партийного управления, гармонично сочетающую элементы социализма и капитализма, жесткое планирование и рыночные отношения, государственный контроль и свободу предпринимательства. В основе государственной политики лежит идея процветания страны и его народа, обеспечение безопасности и независимости от любого давления извне. Политика страны удивительным образом сочетает достижения Запада, в основном в области высоких технологий, идеи марксизма-ленинизма, адаптированные Мао Цзэдуном и Дэн Сяопином к чисто китайским условиям, с традиционными китайскими религиями и философскими учениями — конфуцианством, даосизмом и буддизмом.

Возможно, в этих уникальных сочетаниях и кроется секрет процветания Китая — страны с древними традициями и, несомненно, великим будущим.

Литература

1. Васильев Л. С. История Востока. М.: Высшая школа, 1994. Т.2. -495 с.

2. Гельбрас В. Г. Экономическая реформа в КНР: очерки, наблюдения, размышления. М., 1990. — 227с.

3. Дэн Сяопин. Основные вопросы истории Китая: речи и беседы 1982−1987 гг. М: Политиздат, 1988. — 184 с.

4. Егоров К. А. Китайская Народная Республика: политическая система и политическая динамика (80-е гг.). М: Наука, 1993. — 254 с.

5. Малявин В. В. Китайская цивилизация. М., 2000. — 438с.

6. Меликсетов А. В., Писарев А. А. История Китая. М: Издательство московского университета, 2004. — 634 с.

7. Раковский С. Н., «Китай в современном мире» // Сб. статей «Великие мыслители Востока» /Под ред. Яна П. Магрила. М: «Крон-Пресс», 1997. — 176 с.

8. Соломатин Ю. Современный Китай. //Газета «Дуэль"№ 32 от 10 авг. 2004. С. 18.

9. Тертицкий К. М. Китайцы: традиционные ценности в современном мире. Ч. 1−2. М, 1994. — 365 с.

10. Тихвинский С. Л. и др. Китай: история в лицах и событиях. М: Политиздат, 1991. — 236 с.

11. Виногродский Б. Современный Китай. http: //student. km. ru/ref_show_frame. asp? id=E3D18702745F40E1BC4887BE325D53EF

12. Почему современный Китай не может стать мировым лидером в XXI веке? www. epochtimes. ru.

13. Раковский С. Н. http: //geo. 1september. ru/2007/19/7. htm

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой