Первые кооперативы в России

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Менеджмент


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Идея кооперации, т. е. сотрудничества, очень древняя. Зарождение ее совпадает с началом человеческого общества. На первых ступенях развития культуры люди, в силу окружающих условий, вынуждены были объединятся в группы для более успешной борьбы за существование. Такое объединение среди первобытных людей вызывалось тем, что встречавшиеся на и пути препятствия (дикие звери, непроходимые леса и т. д.) были не под силу отдельному человеку. Поэтому — совместная охота, рыбная ловля, вырубка леса. Но как ни широко было применение идеи кооперации на заре человеческой истории, она не имела корней в сознании людей. Ее пользовались как вспомогательным средством для достижения хозяйственных целей и совершенно не подозревали, что она может стать постоянной экономической системой. Понятно, что исчезновение препятствий, должно было повлечь за собой пренебрежение этой идеей. Действительно, по мере развития цивилизации и хозяйственной жизни, когда успела установиться известная безопасность и появилась возможность приобретать предметы потребления в обмен на денежные знаки, действовать объединенными усилиями больше не представлялось необходимым, за исключением редких случаев: нашествия врагов, общественного бедствия и т. д. Что касается современного понимания идеи «кооперации» по первым ввел слово «кооперация» Роберт Оуэн, это произошло в начале XIX столетия в Англии, но он не может рассматриваться как прямой родоначальник кооперативного движения. Хотя он уделял внимание потребительским обществам, его деятельность, главным образом, была направлена на реорганизацию рабочего класса на коммунистических началах. В тоже время во Франции Шарль Фурье критиковал существующий экономический строй в основном с точки зрения потребителя. По мнению Фурье, класс посредников между потребителем и производителем не только бесполезен, но и вреден. Единственное средство для уничтожения всего этого общественного зла — товарищество. Фурье доказывал, что при организации производства и потребления на товарищеских началах всякий сможет с незначительной затратой труда получить гораздо больше материальных благ, чем имеют немногие избранные, богачи.

Впервые идея «кооперации» была применена на практике в середине XIX века английскими ткачами города Рочделя, которых с тех пор принято называть «рочдельскими пионерами». Находясь в материальной нужде, 28 рочдельских ткачей организовали в октябре 1844 г. общество, ставившее себе целью доставить своим членам доброкачественные продукты по справедливым ценам. При этом учредители обязались соблюдать следующие принципы:

свободный доступ в общество для новых членов;

равенство всех в обсуждении дел общества и его управления;

распределение прибыли по забору;

отчисление части прибыли в резервный и образовательный фонды и т. д.

Эти принципы вполне доказали свою целесообразность, поскольку их предприятие дало блестящие результаты сначала в Англии, а потом — во всей Европе. Кооперативное движение показало, что там, где они строго соблюдались, кооперативные организации могли развиваться и укрепляться; напротив, там, где пытались эти принципы заменить другими, кооперативы либо гибли, либо вырождались в капиталистические предприятия.

Замечательно, что в своей практической и окончательной форме идея кооперации не была изобретена каким-либо гениальным реформатором или мыслителем, а возникла самопроизвольно в недрах самого народа.

Кооперация -- одно из важнейших достижений европейской цивилизации второй половины XIXв. Она позволила значительно увеличить производительность труда в народном хозяйстве, повы-сить качество жизни, способствовала просвещению самых широких слоев населения, росту их гражданского статуса и человеческого до-стоинства. Развиваясь вглубь и вширь, втягивая в себя все новые социальные, хозяйственные и профессиональные группы, коопера-ция на протяжении многих десятилетий сохраняет одни и те же принципы организации и формы практического осуществления.

1. История развития кооперации в России

1. 1. Развитие кооперации в дореволюционной России.

Возник-новение первых кооперативных организаций в России относится к 60-м годам XIX в., то есть к тому же времени, когда они стали распространяться в передовых странах Европы. Более того, Рос-сия даже опережала в этом отношении многие из них.

В России зачинателями кооперативного движения были братья Лучинины, создавшие ссудо-сберегательное товарищество в 1865 г. в селе Да-ровитое Ветлужского уезда Костромской губернии. Подчеркнем, что речь идет о товариществе, официально офор-мленном, имеющем утвержденный властями устав. К тому времени в разных местах Российской империи уже существовало мно-жество стихийно образовавшихся товариществ и артелей.

Дореволюционную коопера-цию России можно подразделить на два периода: пер-вый, охватывающий 1864−1904 гг., когда потребительская кооперация развивалась в условиях капитализма свободной конкуренции; второй — с 1905 по 1917 г., когда это развитие шло уже в условиях монополистического капитализма, накануне Октябрьской социалистической революции.

Первый период характеризуется медленным развити-ем потребительской кооперации. Рабочие были еще свя-заны с сельским хозяйством, добрая половина из них редко прибегала к услугам частных торговцев. В силу большого размера пая при низкой заработной плате мно-гим рабочим кооперативы были просто недоступны. Напуганное размахом стачечного движения царское правительство в 1886 г. запретило выдачу заработной платы натурой через лавки фабрикантов и заводчиков. Поэтому харчевые лавки стали прикрывать кооператив-ной вывеской. Деятельность зависимых обществ потреби-телей, насаждаемых предпринимателями, вызывала у ра-бочих законный протест и неприязнь; рабочие называли такие кооперативы «грабиловками». Россия была аграрной страной, однако в силу сохра-нения пережитков крепостничества долгое время кресть-янские кооперативы оставались весьма малочисленными Кооперативное движение потребителей оживилось только с начала 90-х годов, когда наметился бурный промышленный подъем и новый, пролетарский этап осво-бодительного движения. Ускорилось развитие потребительской кооперации в деревне. Деловой вестник «Российской кооперации» 2006. № 10(72) С. 10−20

Всего за 1864−1904 гг. было образовано 1604 об-щества потребителей, из них 654 было закрыто. На начало 1905 г. в стране существовало 950 таких кооперативов. Количественно стали преобладать крестьянские потребительские общества. Из 227 рабочих обществ 224 были зависимыми и лишь 3 — независимыми.

В России существовала сложная процедура утверж-дения устава каждого вновь организуемого коопера-тива. По ходатайству кооператоров в 1897 г. правитель-ство утвердило нормальный (типовой) устав потреби-тельского общества. С этого момента уставы стали утверждаться на местах губернаторами, что несколько облегчило создание новых обществ потребителей.

В 1898 г. был организован первый в стране союз потребительских обществ, учредителями которого стали 18 обществ потребителей из Москвы, Московской губер-нии, с Украины, Урала, из Сибири и Средней Азии. Он был назван Московским союзом потребительских обществ (МСПО), но фактически выполнял функции всероссийского центра потребительской кооперации, соз-дание которого было запрещено царским правительством. Первым председателем бюро (правления) союза был избран полковник — известный московский кооператор Н. П. Гибнер (1858−1924), а председателем ревизионной комиссии — экономист, профессор И. X. Озеров (1869−1942).

В отличие от западноевропейских стран, в которых создавались два национальных центра кооперации, т. е. общество оптовых закупок и кооперативный союз, в России было найдено более удачное решение вопроса о круге деятельности кооперативного союза: МСПО стал выполнять функции двух центров — хозяйственного и ор-ганизационного. В 1903 г. он приступил к изданию журнала «Союз потребителей». Из объединения первич-ных кооперативов МСПО все более превращался в союз союзов потребительских обществ.

Во втором периоде, начало которого совпало с первой русской революцией 1905−1907 гг., развитие потреби-тельской кооперации ускорилось. Это объяснялось рядом причин. В ходе революции были завоеваны некоторые демократические свободы, отменены грабительские вы-купные платежи с крестьян за землю. Вместе с тем моно-полии искусственно попытали цепы на товары, пользую-щиеся спросом у рабочих и крестьян. За первые тринад-цать лет XX в. цены на основные товары выросли на 36,8%, а с 1913 по 1917 г. — более чем в 6 раз.

За 1905−1913гг. в стране было вновь создано 9752 потребительских кооператива, из них было закрыто только 622, к началу 1914 г. функционировало 10 080. Боль-шинство потребительских обществ возникло среди кре-стьянства. С 3 до 100 увеличилось количество независи-мых рабочих кооперативов, которые часто создавались в пику зависимым. В независимых потребительских ко-оперативах устанавливался умеренный размер паевого взноса, вносить который разрешалось с рассрочкой. В члены кооператива могли вступить рабочие любого пред-приятия данной местности, но не принимались предста-вители заводской администрации: кооперативными делами рабочие управляли самостоятельно. Активнее прово-дили эти кооперативы массовые, культурно-просветитель-ные мероприятия.

По инициативе МСПО в 1912 г. был учрежден Мос-ковский народный банк, ставший кредитным центром всех видов дореволюционной кооперации и сыгравший существенную роль в развитии кооперативного движения в стране. Уже тогда МСПО осуществлял и внешнетор-говые функции. Позднее он открыл сеть своих контор в Лондоне, Нью-Йорке, Шанхае и других городах.

Потребительская кооперация в годы первой мировой войны развивалась в обстановке невиданного роста цен на товары. Правительство привлекало кооперацию к заготовкам продуктов для снабжения армии. Товары рас-пределялись среди населения по карточкам.

После Февральской революции 1917 г. в условиях кризиса экономики, разгула спекуляции и растущей общественной активности масс произошел новый подъ-ем кооперативного движения. Уже к концу указанного года в стране действовало 35 тыс. потребительских ко-оперативов. Общее число членов-пайщиков превысило 11,5 млн. человек, их обслуживало примерно 50 тыс. кооперативных лавок. Имелось более 400 местных союзов потребительских обществ. Крупным союзным объедине-нием являлся Закупсбыт — Союз сибирских кооператив-ных союзов. МСПО был переименован во Всероссий-ский центральный союз потребительских обществ (Цент-росоюз). Эта сеть лавок, обществ и союзов представляла собой налаженный хозяйственный аппарат.

В дореволюционной экономике потребительская ко-операция играла незначительную роль. Ее удельный вес в товарообороте страны перед первой мировой войной сос-тавлял всего 7%. Кооперативные организации платили большие налоги за право торговли, нуждались в банков-ских кредитах, имели плохо оборудованные лавки с при-митивным весоизмерительным хозяйством. Они не поль-зовались поддержкой правительства в конкурентной борьбе с частными торговцами. Обычно на селе действо-вало однолавочное экономически слабое потребительское общество; выгоднее отличался от него городской многолавочный кооператив с большим числом членов. Царизм открыто проявлял свое политическое недоверие ко всем кооперативам как общественным организациям. Собра-ния и съезды кооператоров контролировались жандар-мами.

Кооперативы вели конкурентную борьбу с частными торговцами за свою долю в общей массе прибылей и способствовали уменьшению расходов своих членов на приобретение товаров. Определенная часть прибыли по-требительских обществ после уплаты налогов зачисля-лась в их основной и запасный капиталы, другая часть распределялась между членами кооперативов — по паям и забору товаров. Поэтому требовался учет забора (по-купок) товаров каждым пайщиком в течение года, и для этого кооперативы применяли один из трех способов: 1) запись продавцом сумм покупок в членскую книжку пайщика и особую книгу в лавке; 2) выдача пайщику специальной марки с указанием суммы покупки при расплате за товар в лавке; 3) внесение пайщиком в кооператив заранее денежного аванса, выдача ему чеко-вой книжки и оплата им покупок в дальнейшем че-ками.

Каждый из способов позволял потребительскому ко-оперативу подсчитать забор товаров. Но кто больше покупал? Конечно, зажиточные слои населения, которые преобладали среди членов кооперативов. Следовательно, и большая часть выгод от кооперативной деятельности доставалась им. Основная масса бедноты оставалась вне кооперации.

Развитие потребительской кооперации сдерживалось политическим бесправием народа. Объясняя причину ма-лочисленности кооперативов в стране, В. И. Ленин в 1903 г. писал, что их «до тех пор будет мало, покуда не будет политической свободы» Ленин В. И. Поли, собр. соч. Т. 7. С. 160.

Волна кооперативного движения в 1915—1917 гг. из центральных районов докатилась до Сахалина и Камчат-ки. Однако в таких национально-колониальных окраинах империи, как Средняя Азия и Казахстан, кооперати-вы встречались исключительно редко. Это объяснялось колониальной политикой царского самодержавия, господ-ством докапиталистических общественных отношений, неграмотностью значительной части населения.

Кооперативная демократия была разновидностью гос-подствующей демократии, хотя и сравнительно привле-кательной. В дореволюционный период было проведено 32 собрания уполномоченных МСПО. Съезды и собра-ния кооперативов созывались и на местах. В органах управления и контроля потребительской кооперации принимали участие и ее рядовые члены, что развива-ло самодеятельность масс. Большая заслуга кооперации состояла в том, что проводилась разнообразная куль-турно-просветительная работа. Союзы издавали книги и журналы, инструктировали кооперативных работников, организовывали курсы по подготовке служащих.

В потребительских обществах рабочие и крестьяне приобретали навыки совместного управления торговыми и другими предприятиями. «Но поприще для серьезного приложения этих навыков, — писал В. И. Ленин, — мо-жет создать лишь переход власти к пролетариату» Ленин В. И. Поли, собр. соч. Т. IIC. 370.

1.2. Политический момент на рубеже веков и вопрос кооперации.

Мы столь подробно останавливаемся на различных подходах к кооперации того времени, поскольку в конце XIX начале XX в. социалистические идеи владели умами большей части русской ин-теллигенции и широко дискутировался вопрос о социалистичес-ком преобразовании жизни крестьян. Многие, прежде всего боль-шевики, отвергали взвешенный подход к кооперации, выступая за полную коллективизацию. С их стороны это было логично, по-скольку их доктрина вообще отвергала частную собственность. Против них выступили революционные деятели иного толка.

В частности, Г. В. Плеханов, освободившись от народнической идеологии и став марксистом, категорически выступал против полного кооперирования сельскохозяйственного производства, считая, что «от общественной обработки полей немногим больше до коммунизма, чем от общественной работы на барщине или от „общественных запашек“, вводившихся при царе Николае Павло-виче с помощью штыков и розог».

И уж совсем не принимали самой идеи коллективизации в аг-рарной сфере теоретики анархизма — учения, имевшего значи-тельное число последователей как среди интеллигенции, так и среди мелкобуржуазных слоев.

На большевистском подходе к кооперации остановимся под-робнее, так как ему было суждено утвердиться на долгие годы на российской земле и ввергнуть ее в запустение. Для большевиков согласно их теории кооперация была одним из трех китов наряду с индустриализацией и культурной революцией, на которых осно-вывалась концепция строительства социализма. В. И. Ленин в ста-тье «О кооперации» писал: «Собственно говоря, нам осталось только одно: сделать наше население настолько „цивилизован-ным“, чтобы оно поняло все выгоды от поголовного участия в ко-операции и наладило это участие. Только это. Никакие другие премудрости нам не нужны теперь для того, чтобы перейти к со-циализму. Но для того, чтобы совершить это только, нужен це-лый переворот, целая полоса культурного развития всей народной массы… А строй цивилизованных кооператоров при обществен-ной собственности на средства производства, при классовой побе-де пролетариата над буржуазией -- это есть строй социализма».

При кажущейся близости подходов Ленина и Туган-Барановского к кооперации есть принципиальные расхождения. Туган-Барановский видит в кооперации помимо всего прочего и путь к развитию крестьянина как культурного человека, гражданина, члена общества. Ленин же считает возможным успех в кооперации только после того, как удастся сделать население цивилизован-ным, т. е. предполагается, что пока народная масса к кооперации не готова.

Однако самые существенные расхождения в другом. Туган-Барановский за индивидуальное ведение крестьянского хозяйства, за формирование на селе зажиточных крестьян-собственников, и в этом разделяет позиции Столыпина. В кооперации он видит путь к повышению эффективности хозяйствования, средство крестьянину в конкурентной борьбе с крупными капиталистичес-кими хозяйствами. Ленин же не оставляет шанса для существования индивидуальных крестьянских хозяйств, руководствуясь как конечной целью построением социализма независимо от тоге, нравится такой социализм крестьянам или нет.

Итак, намеренно огрубляя анализ, чтобы резче, контрастнее высветить позиции противоборствующих сторон, можно прийти к следующим выводам.

В реформе Столыпина достаточно полно сочетаются экономи-ческие и политические цели, тогда как у его противников превали-руют идеологические и политические мотивы. У Столыпина крах общины открывает простор для инициативы, деловой хватки и со-зидательной работы, стимулируя резкий рост производительности труда и объемов продукции в сельском хозяйстве, и одновременно создает условия для мощной поддержки существующего строя со стороны слоя зажиточных крестьян, обеспечивая в государстве со-циальную и политическую стабильность. Большевики же, проводя коллективизацию, поступаются эффективностью сельскохозяй-ственного производства, но зато ликвидируют опасность реставра-ции капитализма, уравнивая всех через колхозы и совхозы.

Столыпин, разрушая общину и тем самым выбивая экономи-ческую и социальную базу из-под вековой общинной психологии, пытается на смену ей сформировать в наиболее активной части аграриев новую психологию -- независимого предпринимателя. Его оппоненты, свершив Октябрьскую революцию и взяв курс на сплошную коллективизацию села, реанимирует, как это ни пара-доксально звучит (конечно, на ином уровне), элементы общинных представлений, создавая уже не крестьянский, а колхозно-совхоз-ный «мир».

1.3. Кооперация на фоне реформ Столыпина.

Рассмотрим вопрос о развитии кооперативного движения в период активного проведения Столыпинской ре-формы. Многие причины, сводившие прежде на нет организатор-скую работу и финансовые вложения земств, в это время уже не оказывали столь отрицательного воздействия. Земства остались верными курсу на кооперирование крестьян, сделав выводы из неудач начального периода. Неплохое представ-ление об этом можно получить на основании постановления Мос-ковского губернского земского собрания, принятого в феврале 1911 г. :

«Полного успеха мероприятий по улучшению экономического быта населения можно ожидать только в том случае, когда в осно-ву их будут положены принципы самопомощи и самодеятельности населения, осуществляемые кооперативными организациями раз-ного рода, а потому содействие кооперативным учреждениям дол-жно быть признано одной из самых важных и неотложных задач земства.

Распространение сведений о кооперации, советы и указания по упорядочению и

развитию деятельности существующих коопера-тивных учреждений и по устройству новых и другие обязанности инструкторского характера, независимо от лиц специально при-глашенных, должны быть возложены на земскую агрономическую и кустарную организации.

В видах объединения деятельности кооперативных учрежде-ний, установления живой связи между ними, лучшего выявления нужд и потребности кооперативного дела и способов их удовлет-ворения должны быть созываемы не реже 1 раза в год совещания представителей кооперативных учреждений, уездные при уезд-ных управах и губернское при губернской управе" Румянцев М. Столыпинская аграрная реформа: предпосылки, задачи и итоги // Вопросы экономики. — 1990. — № 10. — С. 31. с отнесением потребных на этот предмет расходов на первых порах «а счет под-лежащих земств…

При экономическом отделении губернской земской управы должна быть учреждена должность специалиста по кооперативно-му делу, на обязанности коего лежали бы: составление сводного отчета о деятельности кооперативных учреждений, подготовка ма-териалов к губернскому кооперативному совещанию и участие в уездных совещаниях, исследования и консультации по вопросам кооперации, разработка сети кооперативных учреждений, устрой-ство бесед, чтений и курсов по кооперативному делу…

В видах финансирования кооперативных учреждений, изыска-ния и привлечения необходимых для этой цели средств должны быть учреждены земские кассы мелкого кредита, действующие на банковских основаниях…

Уездные кассы мелкого кредита должны обслуживать нужды только кооперативных учреждений, губернская касса нужды только уездных касс, а также союзных кооперативных учрежде-ний, имеющих губернский характер…

При земских кассах мелкого кредита желательно учреждение специальных фондов: 1) для выдачи в основные капиталы коопе-ративных учреждений мелкого кредита; 2) для выдачи долгосроч-ных ссуд кооперативам; 3) для выдачи ссуд кооперативным учреж-дениям на ведение ими посреднических операций.

В видах объединения и упорядочения всех вообще операций губернского и уездных земств по отпуску населению в кредит тра-вяных и хлебных семян, земледельческих машин и орудий, кро-вельного Железа, пожарных труб, по выдаче ссуд на пруды и ко-лодцы и прочие, операции эти желательно производить через по-средство земских касс мелкого кредита, за счет специальных средств и на основании правил, устанавливаемых земскими собра-ниями.

… Разрешить управе выдавать в отдельных случаях уездным кас-сам мелкого кредита ссуды каждая по 1000 руб. на образование ос-новных капиталов кооперативных учреждений мелкого кредита.

Таким образом, органы местного самоуправления (каковыми тогда были земства), располагающие властными прерогативами и финансовыми возможностями, объявляют содействие коопера-тивным организациям своей важнейшей задачей. Указываются ве-домства, на которые возлагаются обязанности по распростране-нию информации и ведению консультационной работы в этом направлении; регламентируется даже периодичность проведения со-вещаний представителей кооперации (наверное, и тогда были проблемы с исполнительской дисциплиной).

Мы видим, что еще в царской России в структуры местного са-моуправления включались представители кооперативных учреж-дении.

Вообще в цитируемом документе немало поучительного. Чего стоит, например, положение о выдаче уездным кассам кредитов «на образование основных капиталов». Имея столь мощную под-держку от земств, а также благодаря росту числа самостоятельных хозяев в результате Столыпинской реформы кооперация в России встала на путь быстрого количественного и качественного разви-тия.

В книге С. Маслова можно найти весьма выразительные данные на сей счет. Количество кооперативов в России к 1914 г. всего составило 32 975 из них кредитных кооперативов 13 839, далее шли потребительские 10 000, сельскохозяйственных 8576, ремонтных 500 и 60 прочих. По общему коли-честву кооперативных организаций Россия уступала только Гер-мании. К сожалению, мы не располагаем сравнительными данны-ми за более позднее время, но другие источники утверждают, что за несколько последующих лет Россия вышла на первое место в мире по уровню развития кооперации. Во всяком случае, в 1916 г. численность кооперативов достигла уже 47 тыс., в 1918 г. 50−53 тыс. Потребительские общества среди них составляли более 50%, кредитные кооперативы около 30%. С. Маслов считает, что на 1 января 1917 г. в стране было не менее 10,5 млн. членов кредитной кооперации, а потребительской порядка 3 млн. Вместе с членами семей получается, что около 70 млн. граждан России (примерно 40% населения) имели отно-шение к кооперации.

Оговоримся, что приведенные цифры касаются кооперации в целом, включая жителей как города, так и деревни. Не располагая точными данными об их соотношении, С. Маелов, тем не менее, считал, что абсолютное большинство кооператоров были крестья-нами.

По оценкам автора, кредитных кооперативов на селе было 16,5 тыс., сельскохозяйственных товариществ 2,1 тыс., сельско-хозяйственных обществ 6,1 тыс., маслодельных артелей 3 тыс. Посмотрим, что представляла собой сельская кооперация в ка-кой-нибудь типичной губернии Российской империи.

Перед нами «Обзор агрономических мероприятий в Костромс-кой губернии за 1911−1912 годы» Карл Хелер «Отечественное и иностранное предпринимательство в России 19 — начало 20 веков» С. 124.

, в котором есть интересу-ющие нас сведения. Всего в губернии насчитывалось к началу года 162 кооперативных учреждения, в том числе 88 кредитных и ссудо-сберегательных товариществ, 62 сельскохозяйственных обще-ства, 5 молочных артелей, 1 товарищество по сортировке зерна, 6 картофелетерочных товариществ. О темпах развития кооперации можно судить по тому, что в течение года открылось вновь: 35 кредитных товариществ, 10 сельскохозяйственных обществ, 3 мо-лочных артели и 1 картофелетерочное общество.

Представляет интерес информация по отдельным уездам. Так, в Буйском уезде 4 кредитных товарищества было открыто «без участия и ведома земства» (оказывается, возможно, было и такое). Три сельскохозяйственных общества Варнавинского уезда уст-роили опытные поля, на которых посеяли овес, пшеницу, клевер, корнеплоды и другие растения перспективных, но недостаточно освоенных сортов. Они же проводили опыты с использованием различных минеральных удобрений. Бельшевское сельскохозяй-ственное общество на участке в 0,5 дес. создало показательный огород и хмельник. Многие общества выписали новые сельскохо-зяйственные машины и орудия.

В Ветлужском уезде велись работы по «организации обще-ственных лавок сбыта и закупки продуктов, организации сельскохозяйственных складов, прокатных и зерноочистительных пунк-тов… опытно-показательных полей, огородов, случных пунктов и других мероприятий, направленных на улучшение хозяйства» Карл Хелер «Отечественное и иностранное предпринимательство в России 19 — начало 20 веков» С. 32−35.

В Костромском уезде, где имелось 45 кооперативов различного профиля, очень развита была кредитная кооперация. «С целью расширения деятельности кооперативов в уезде и снабжения их денежными средствами при уездной управе открыта уездная земс-кая касса мелкого кредита с 6 июня 1911 года. Ссуды выдаются исключительно кооперативным учреждениям уезда. При управе имеется особый инструктор по кооперации, на обязанности коего лежит постоянное руководство и наблюдение за деятельностью кооператива, выяснение кредитоспособности каждого кооперати-ва».

В Макарьевском уезде в текущем году возникли артели: рогож-ная в деревне Доенкино и ложкарная в деревне Бортное. В селе Шадрине этого же уезда состоялось «…общее собрание сельскохо-зяйственного общества, Ш котором постановлено устроить потре-бительское общество на паях, что имеет весьма большое значение, т. к. капитал сельскохозяйственного общества, как составленный главным образом из земских субсидий, с каждым годом уменьша-ется… В силу чего внесенные паи членами могут заменить со вре-менем земскую субсидию».

Представляет интерес информация о Токаревском обществе Солигалечского уезда; в него вошли 10 человек. Были поставлены цели: проведение опытов по применению минеральных удобре-ний, улучшению лугов, испытанию новых сортов хлебов, внедре-нию прогрессивных технологий обработки почвы и т. д. Общество открыло склад, с которого вело торговлю сельскохозяйственными орудиями, скобяными и бакалейными товарами, предметами до-машнего обихода. Из 800 руб. капитала общества 200 составляли паевые взносы, 200 безвозвратные пособия, 400 руб. беспро-центная ссуда.

Дьяконовское общество Юрьевского уезда главное внимание уделяло льноводству: «…устроило льно-обдельную станцию с не-фтяным двигателем… поставлена 10-вальная и 3-вальная мялка за-вода Хрущева. Трепальная камера на 10 станков… вентилятор Блекмана… Приход денег в общество за 1911 г. 3053 р. 76 к., рас-ход 3020 р. 80 к., имущество 4789 р. 31 к.».

Из «Обзора земской агрономической деятельности в Орловс-кой губернии за 1913−1914 год» мы узнаем, что в то время в губернии было 214 кредитных товариществ, 18 ссудо-сберегательных товариществ, 20 сельскохозяйственных обществ, 4 сельскохо-зяйственных товарищества, 10 маслодельных артелей, 5 кустарных артелей, 306 потребительских обществ. Оборот кредитных и ссудо-сберегательных товариществ на начало 1914 г. составил около 9 млн руб., вклады около 3,5 млн. К кредитно-сберегательным операциям в той или иной мере было привлечено более 209 млн. членов, или 67% всех крестьянских хозяйств губернии.

Деятельность кредитных кооперативов выходила за рамки только денежных операций. Они занимались также залоговыми операциями с зерном, посреднической деятельностью по продаже сельскохозяйственных машин и орудий, инвентаря, семян, орга-низовывали прокатные и зерноочистительные пункты. В некото-рых уездах кредитные товарищества создавали случные пункты, поставляли племенных животных, формировали библиотеки со специальной и просветительской литературой.

В 1914 г. в губернии был создан Союз кредитных товариществ, в который вступило 11 товариществ из различных уездов. Союз располагал своими амбарами, складами, подъездными путями. Он получил и выполнил крупный государственный заказ на снабже-ние действующей армии овсом.

Из других кооперативных организаций губернии особый инте-рес представляют молочные артели, хотя их было всего 10. Они появились в 1913 г. по инициативе латышей и эстонцев, пересе-лившихся на земли, когда-то принадлежавшие помещикам. Хоро-шие доходы артелей стимулировали различные улучшения в жи-вотноводстве, особенно в части кормления животных и селекци-онной работы.

2. Некоторые типы кооперативов и их союзы

2.1. «Большая артель»

Сосланные в Сибирь на каторгу после неудавшегося восстания на Сенатской площади декабристы еще в период пребывания в читинском остроге (1827−1830 годы) Из литературных источников известно, что в 1813 г в Риге было основано кредитно-потребительское общество, но документально эта версия не подтверждена. А. П. Макаренко Теория и история кооперативного движения создали артельное хозяйство с общественным питанием и огородами. Это было добровольное договорное объединение без устава, руководителем (хозяином) которого был по выбору сначала И.С. Повало-Швейковский, спустя год А.Е.

Розен, которого сменил П.С. Бобрищев-Пушкин. В 1830 году декабристы были переведены из Читы в Петровский Завод (ныне город Петровск-Забайкальский в Читинской области). Продолжая отбывать сроки наказания, здесь они приняли устав артели, разработанный комиссией в составе девяти декабристов:

Е.П. Оболенского, П.С. Бобрищева-Пушкина, П. А. Муханова, М. Ф. Митькова и других. Составление устава было разрешено комендантом острога генералом С. Р. Лепарским. Организация получила привычное в русском народе название артели, а позднее стала именоваться «Большой артелью». Терминов «общество потребителей» и «кооператив» в России еще не существовало. В 1832 году декабристы создали «Малую артель», представлявшую собой общество

взаимопомощи с функциями судно-заемного товарищества Деловой вестник «Российской кооперации» 2006. № 12(72).С. 30−40. Устав «Большой артели», составленный в обстановке открытости работы комиссии, был принят без голосования и 2 марта 1831 года вступил в силу. Устав состоял из 13 разделов, 106 параграфов. Рукописный текст устава хранится в Государственном историческом музее в Москве, а впервые он опубликован в 1872 году в «Записках»

декабриста Н. В. Басаргина, который одно время был избранным хозяином

(руководителем) «Большой артели». Каковы основные положения этого обширного документа?

Во первых, цель артели декабристов заключалась в удовлетворении личных потребностей ее участников. Для достижения поставленной цели создавалась годовая общественная сумма, которая складывалась из взносов-авансов членов артели, стоимости пайка мукой и денежного довольствия от казны. Артель не преследовала цели получения прибыли.

Во вторых, артель строила свою деятельность на началах самоуправления. Важным органом артели была выборная постоянная комиссия (управление), состоявшая из хозяина (руководителя), закупщика товаров и бухгалтера-казначея. Избирался также огородник. Несение этих общественных должностей было обязательным.

В третьих, обеспечивались демократические выборы в органы управления и контроля путем тайного (закрытого) голосования. Членство в артели было добровольным. Действовал принцип равенства прав и обязанностей участников. Каждый из членов артели имел право одного голоса. Самыми активными выборными руководителями «Большой артели» были декабристы Н. В. Басаргин, И. И. Горбачевский, Д. И. Завалишин, А. В. Поджио, И. И. Пущин, А. Н. Сутгоф, П. И. Свистунов, М. М. Спиридов. Впервой книге многотомного академического издания

«Кооперация. Страницы истории», вышедшей в 1998 году, приведен список декабристов, занимавших выборные должности в артелях. Оказывается, не менее 20 декабристов такие должности занимали только в «Большой артели»! Средством достижения цели артели являлась ее многогранная хозяйственная деятельность.

Для удовлетворения нужд и потребностей своих 70 участников «Большая артель» занималась общественным питанием (в форме совместного довольствия) и розничной торговлей, имела огороды по соседству с тюрьмой, откармливала закупленный гуртом и предназначенный для забоя скот, сбывала излишки овощей со своего огорода местным жителям. Декабристы завели бытовые мастерские

(портновскую, обувную, переплетную), открыли аптеку, парикмахерскую,

прачечную и баню. Скромная по объему торговая деятельность охватывала не только непосредственных участников артели, но частично и прибывших в Сибирь вслед за мужьями жен декабристов с детьми и прислугой, которые проживали вне острога. Выборные лица артели аккуратно вели в книгах утвержденной формы бухгалтерский учет движения денежных сумм по системе двойной записи. Устав артели свидетельствует о подлинной гласности в ее работе, о том, что бухгалтерские книги были доступны каждому участнику для наведения какой-либо справки. Созданная в явочном порядке «Большая артель» просуществовала

до 1836 года. Она самоликвидировалась в связи с тем, что к тому времени большинство узников, отбыв назначенные им сроки каторги, покинули тюремные камеры и отправились на поселение. Несомненно, декабристами были европейски образованные представители элитных слоев российского общества. Некоторые из них, преследуя армию Наполеона, еще в 1814 году участвовали во взятии Парижа. Не исключая возможности влияния на декабристов идей западных социалистов-утопистов, необходимо, однако, отметить, что самобытные артели они создавали сугубо на практической основе. По форме «Большая артель» декабристов была близка к кооперативу, по существу же являлась видом взаимопомощи.

Возникновение классических кооперативов в России было предвосхищено наличием традиционных форм объединения и взаимопомощи. «Большая артель» явилась одной из таких переходных форм. До начала массового кооперативного движения.

2. 2 Кредитная кооперация

В рамкам данной курсовой невозможно подробно рассмотреть все типы кооперативов, но на некоторых мы все же остановимся под-робнее. Наибольшего внимания заслуживает кредитная кооперация, охватывающая наибольшую часть крестьянства. Бурный рост ее приходится на те годы, когда Столыпинская реформа уже нача-ла давать свои результаты. Новый класс крестьян-собственников нуждался в средствах для развития своего хозяйства.

Число кредитных кооперативов постоянно росло, так с 1900 г. по 1917 г. их суммарный оборот вырос с 40,3 млн руб. до 601,5 млн. рублей

С ростом числа кредитных кооперативов, увеличением их обо-ротов естественным было появление центров, объединяющих мел-кие кредитные организации. Они создавались для перемещения капиталов между отдельными товариществами, привлечения средств со стороны, осуществления совместных закупочных опе-раций, развития кредитного дела в целом, защиты интересов коо-перативного движения во властных структурах.

Затем наступил следующий этап интеграции объединение в единую систему при посредстве центральных кредитных банков. Так было в большинстве европейских стран; в России функцию центрального кредитного учреждения стал выполнять Московс-кий народный банк, образованный в 1912 г. О его успехах говорит стремительный рост масштабов операций: 4 млн руб. в 1913 г., 8 млн. в 1914 г., 27 млн. в 1915 г., 83 млн. в 1916 г., 321 млн руб. в 1917 г.

Это был банк, созданный кредитными товариществами; он ими контролировался и их обслуживал. В 1916 г. 68,4% его акций при-надлежало кредитным кооперативам и их союзам, 12,8% объе-динениям потребителей, 5,4% сельскохозяйственным товари-ществам и союзам, 5% другим учреждениям и только 8,4% час-тным лицам.

2. 3 Сыроваренная артель

В мае 1866 года в селе Отроковичи Тверской губернии заработала первая в России кооперативная сыроварня, объединившая группу крестьян для сбыта молока, производимого в их хозяйствах. Артель возникла благодаря инициативе и усилиям молодого морского офицера в отставке Н. В. Верещагина (родного брата известного художника-баталиста), изучившего молочное дело в Швейцарии, и при денежной поддержке Вольного экономического общества. Автор новейшего исследования этой страницы истории отечественной кооперации А. В. Гутерц сообщает, что только за два года Верещагин организовал более дюжины сыроваренных артелей. Успехом увенчались хлопоты Верещагина об учреждении правительственной Школы молочного хозяйства. Она была открыта весной 1871 года в селе Димоново Тверской губернии и подготовила более тысячи специалистов по выработке сгущенного молока, сыров, сливочного масла, других молочных продуктов. Верещагин основал газету «Скотоводство», а позже «Вестник русского сельского хозяйства», где опубликовал свыше 160 своих статей. Он организовал несколько молочных выставок. Строя русское сыро и маслоделие, Верещагин выполнил колоссальный объем исследовательской, экспериментальной, внедренческой, организаторской работы, который по нынешним меркам по плечу только крупному научно-исследовательскому институту, если не министерству. Конечно, в первые годы становления молочной кооперации случались и неудачи (как, например, роспуск артелей, переход их в частные руки), однако ее история имела счастливое продолжение в форме весьма успешного кооперативного маслоделия.

2. 4 Маслодельные артели

Особого разговора заслуживают маслодельные артели. Во-пер-вых, это была одна из, самых распространенных и эффективных форм сельской кооперации, способствовавших росту благосостоя-ния крестьян и их самосознания. Во-вторых, именно в них произ-водилось знаменитое российское масло, дававшее стране валюты в несколько раз больше, чем вся золотодобывающая промышлен-ность. Передовые позиции здесь занимала Вологодская губерния.

Если сыроделие зародилось здесь еще в 30−40-е годы XIX в., то первое предприятие по производству масла было открыто в 1871 г. в селе Марфино Вологодского уезда. Отрасль стала быстро расширяться с открытием железнодорожного сообщения между Волог-дой и Москвой; до этого производить скоропортящийся продукт не было возможности. Теперь же маслоделие стало быстро вытес-нять сыроварение. Если в 1860 г. в губернии было 5 сыроваренных заводов и ни одного маслодельного, то в 1875 г. уже соответ-ственно 16 и 11, 1879 г. -30 и 51, 1894 г. -10 и 376, 1898 г. -5 и 637.

Сначала маслодельные заводы, как правило, принадлежали по-мещикам и сдавались в аренду предпринимателям; на них перера-батывалось молоко как с помещичьих ферм, так и сдаваемое крес-тьянами. Но уже с конца 80-х годов началось разорение помещи-ков-маслоделов, не выдержавших конкуренции с деревенскими лавочниками, которые стали скупать у крестьян молоко, предос-тавляя им товарный кредит. Крестьянам это было удобно, хотя они и переплачивали за забираемые товары 30−50% и более. При лавках стали открываться мелкие заводы (их средняя годовая про-изводительность в 1888 г. составляла около 1670 руб.). Отдельные помещики пытались привлечь крестьян на свою сторону, создавая с ними совместные артели. Из этого ничего не вышло -- слишком разными были интересы сословий. С середины 1900-х годов маслодельные артели стали создавать-ся уже по инициативе самих крестьян, чему способствовал ряд об-стоятельств: во-первых, рост цен на масло, а во-вторых, стремле-ние крестьян освободиться от гнета посредников-лавочников, скупавших у них молоко.

Важно отметить, что стремление крестьян иметь свою дешевую лавку больше стимулировало их к созданию артели, чем желание иметь собственное маслодельное производство. Первой в губер-нии (1904г.) стала Шурбовская маслодельная артель Кадниковского уезда. К концу 1912 г. таких артелей в уезде было уже 38. В Вологодском уезде первая артель появилась в 1905 г., но к 1912 г. их число достигло 82. В других частях губернии их было гораздо меньше. Настоящий бум начался в 1910 г.; за три года было создано 107 артелей -- более 2/3 от их общего количества на начало 1913 г.

Как уже говорилось, артели возникали в основном по инициа-тиве самих крестьян. Но, как показало проведенное в 1913 г. ис-следование, это верно лишь отчасти (на 80%). Среди других ини-циаторов можно отметить врача, священника, земских и прави-тельственных чиновников. Юридическим документом, служащим основанием для открытия артели, был договор или Устав; впро-чем, некоторые из них не имели ни того, ни другого.

Для организации производства требовался первоначальный ка-питал; он должен был формироваться за счет взносов артельщи-ков. Но фактически лишь немногие из них могли внести более или менее значительные суммы. Основным источником средств стали займы у частных лиц (в том числе у скупщиков масла), у земств, у Вологодского общества сельского хозяйства. Размеры кредитов могли быть от нескольких сот до нескольких тысяч руб-лей. Ни о какой чрезмерной и длительной кабале речь не шла; за-долженность погашалась в основном путем отчислений с реализо-ванного масла.

В результате жесткой конкурентной борьбы между мелкими ча-стными заводами лавочников и вновь создаваемыми артелями су-щественно возросли цены на молоко (до 20% и более). Частники в борьбе с артелями использовали, как теперь бы сказали, приемы недобросовестной конкуренции -- подкупали старост, влиятельных крестьян, распускали слухи о введении вы-соких налогов на артельщиков, производили разного рода пожерт-вования в пользу селений и т. д. Но главным, традиционно российским способом воздействия на крестьян стало их спаивание.

2. 5. Сибирский союз маслодельных артелей

Пока мы говорили только о вологодских маслодельных арте-лях; в губернии в 1912 г. их было 159. В целом по России их коли-чество к началу 1915 г. достигло 2,7 тыс. В Сибири эти артели не ограничивались переработкой молока и реализацией готовой продукции; они обеспечивали крестьян необходимыми товарами, сельскохозяйственной техникой, а затем ехали оказывать услуги и по реализации хлеба. Уровень развития Кооперации в Сибири вообще был довольно высоким, она охватывала многие стороны крестьянского хозяйства. Кооперативы, как и везде, объединялись в союзы. «Сибирский союз маслодельных артелей, писал М. И. Туган-Барановский, является, быть может, самым значительным делом русской кооперации. Возник тот союз в 1907 г. В 1912 г. союзу принадлежало уже 382 артели со 170 артельными потребительскими лавками, причем товарные обороты союза достигли почти 7 с половиной миллионов рублей… В 1912 г. союзу удалось организовать сбыт своего масла непосред-ственно на лондонском рынке, в Лондоне была учреждена ком-пания на паях под названием „Союз сибирских кооперативных товариществ“, к которой перешли все заграничные операции по сбыту масла сибирских артелей. В 1915 г. в союзе участвовало 829 артелей и 628 артельных потребительских обществ, совокупный оборот которых достигал 20 млн руб.».

2.6. Машинные товарищества.

О машинных товариществах имеет смысл говорить не потому, что они охватывали большое число крестьян или имели особое значение для развития села в начале XX в. В то время по-прежне-му господствовал ручной труд. Важно другое указание на невоз-можность использования машинной техники в мелких частных хозяйствах со временем станет главным аргументом большевиков в пользу коллективизации. Более того, и в конце XX в. консерва-тивные силы будут использовать его против развития частного сектора на селе. Поэтому важно посмотреть, как не в теории, а на практике российские крестьяне приобщались к машинной техни-ке, оставаясь самостоятельными хозяевами.

Если создание пунктов проката сельскохозяйственных машин и орудий получило повсеместное распространение сразу же с ут-верждением системы земского самоуправления, то массовое обра-зование кооперативов по совместному использованию сельскохо-зяйственной техники приходится уже на годы первой мировой войны. Объяснить это можно двумя обстоятельствами. Во-первых, война забрала наиболее трудоспособную рабочую силу, и механи-зация могла частично компенсировать ее убыль. Во-вторых, к се-редине 10-х годов был достигнут значительный прогресс в сель-скохозяйственном машиностроении; появились самые современ-ные почвообрабатывающие, уборочные, очистительные и другие машины, значительно повышавшие производительность труда крестьянина.

В-третьих, практика работы прокатных пунктов вы-явила, с одной стороны полезность машин, с другой неэффек-тивность такой формы организации их использования.

Об этом можно судить, например, по корреспонденции из Ко-тельнического уезда Вятской губернии в «Крестьянской газете»: «Небольшое количество машин при большом на них требовании заставляло многих членов не раз подолгу ждать очереди на пользование ими. Дешевая прокатная плата, установленная обществом, а также и бесплатное пользование инвентарем для местных кресть-ян не всегда оказывались полезными. К дешевому делу и отноше-ние оказывалось дешевым».

Машинные товарищества часто возникали в рамках уже дей-ствовавших общесельскохозяйственных товариществ; чтобы пользоваться кредитом на выгодных условиях, они одновременно становились членами кредитных кооперативов. О бурном росте числа машинных товариществ именно в военные годы, несмотря на отсутствие исчерпывающей статистики, говорит масса частной информации. Если в 1913 г. по всей России их насчитывалось только 77, то в 1916 г. уже известно о существовании 20 таких то-вариществ только в Маломыжском и 25 в Слободском уездах Вят-ской губернии. Они были широко распространены в Петербургс-кой, Ярославской, Вологодской, Рязанской, Курской, Харьковс-кой и других губерниях. Неплохое представление о машинных то-вариществах и об их значении для крестьян дают слова одного из их членов, крестьянина Вельского уезда Вологодской губернии Андрея Платова, опубликованные в газете «Северный хозяин»:

«У нас в селении 34 домохозяина, из них не состоят в товари-ществе только трое. Каждый домохозяин нашей деревни в от-дельности не имеет возможности купить двух и даже одной маши-ны. Товарищество же имеет ручную молотилку… три веялки № 1 завода Феникс в Риге, 2 соломорезки, двухвальную мялку Хруще-ва, дранковый струг для изготовления дранки для крыши, пожар-ную машину и благоустроенный товарищеский колодец. Нашими машинами и мы пользуемся сообща, без шуму, потихоньку, и их хватает для обслуживания не только товарищей, но часто (напри-мер, льномялка) отпускаются машины и в соседние селения. То-варищество устраивается так: собираются несколько крестьян и сообща обсуждают, какая им необходима сельскохозяйственная машина. Для покупки таковой делается складочный фонд, для чего по уговору каждый товарищ вносит определенную сумму ежемесячно или раз в год, как ему удобнее. В нашем товариществе вносят по 5 коп. каждый месяц, а также берут иногда сообща ка-кую-либо платную работу и вырученные за эту работу деньги це-ликом вносят в товарищество. Так, например, мы сообща возили камень в посад Верховажский, брали выстилку дороги и т. д. Для хранения денег из среды товарищества выбирается казначей, ко-торый ведет книгу прихода и расхода. Для каждой машины также выбирается заведующий, который ведает этой машиной, хранит ее, ведет порядок пользования ею и присматривает за ней. Если мне нужна какая-либо машина, я иду к заведующему ею и спра-шиваю, когда могу пользоваться машиною в очередь… Все товари-щи пользуются машинами бесплатно».

2. 7. Менее крупные артели

Вскоре после отмены крепостного права в Петербурге возникла столярная артель, устав которой был утвержден в 1864 году. Основал артель некто И. Мельников. Артельщиками были 12 краснодеревщиков и русские, и финны, и немцы, обосновавшиеся в столице. Мебель они производили на дому, а сбывали ее частью заказчикам непосредственно, частью через артельный магазин-салон на Литейном, напротив Мариинской больницы. По свидетельству историка кооперации М. Л. Хейсина, в 1871 году артель все еще процветала, напоминая зажиточную компанию.

Появились артели башмачников, пряжечников, прачек, женские издательская и швейная артели. А в декабре 1863 года группа молодых художников создала артель (устав утвержден 9 июня 1865 года), которая действовала в течение семи лет. Выборным руководителем Петербургской артели художников был крупнейший мастер кисти И. Н. Крамской.

В 1870 году была создана первая артель кузнецов в городе Твери, но она, как и другие артели этого профиля, распалась после появления гвоздей машинного производства. Погибла и возникшая в 1872 году Павловская ножевая артель в Нижегородской губернии, правда, она в 1890 году возродилась как знаменитая Павловская кустарная артель и была очень успешной.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой