Первый русский профессиональный актёр Фёдор Волков

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

http: ///

http: ///

Первый русский профессиональный актёр Фёдор Волков: основные этапы жизни и деятельности

Содержание

  • Введение
    • 1. Анализ используемой литературы
    • 2. Основные этапы жизни и деятельности
      • Детство и юность
      • Знакомство с театром
      • Театр в Ярославле
      • Ярославцы в Петербурге
      • Учреждение русского государственного публичного театра
      • Роли Волкова
      • «Торжествующая Минерва», последние дни жизни
    • Выводы
    • Список литературы

Введение

Два века назад, 15 апреля 1763 года, умер человек. Но имя его продолжает жить. С глубоким уважением произносят это имя потомки: Федор Григорьевич Волков.

Говорят, что тот, кто родил ребенка или оставил после себя книгу, — не умирает. У Федора Григорьевича не было детей. После него не осталось книг. Утверждали, что он был сочинителем, но почти все его сочинения исчезли так же, как и его прах. Никто даже точно не знает, где была вырыта для него могила.

Ничего вещественного не осталось от него. Он рано умер — тридцати пяти лет. Он был актером. Актер же не производит материальных ценностей. Актер творит лишь произнесенным словом или жестом. Но слово и жест — мимолетны. И очень долго люди не могли научиться запечатлевать их — целых сто пятьдесят лет после смерти Волкова, до начала XX века, когда завоевал свои права кинематограф.

Но имя Федора Григорьевича продолжает жить в памяти людей, а дела его занесены на страницы истории. Ведь он оставил нам огромное наследие — его деятельность легла в основу первого российского профессионального театра. Создание русского государственного театра было важным этапом в развитии русской национальной театральной культуры.

Исходя из этого целью данной работы является рассмотрение этапов жизни и деятельности Ф. Г. Волкова и выявлении его роли в создании русского национального профессионального театра.

Я поставила перед собой следующие задачи:

• анализ детских и юношеских лет жизни, впечатлений от первых встреч с театром;

• рассмотрение его деятельности в Ярославле;

* выявление роли указов императрицы в становлении русского профессионального театра;

* изучение творческой деятельности Ф. Волкова в Российском театре.

В своей работе я использовала следующие методы:

* изучение документов, работы Волкова, отзывов и работ о нем его современников;

* исследование литературы о Ф. Г. Волкове.

1. Анализ используемой литературы

Историческое значение Ф. Г. Волкова велико. Между тем его жизнь и деятельность изучены далеко не достаточно: у нас нет капитального труда, посвященного его жизни и творчеству. В своей работе я использовала несколько книг, опираясь, главным образом, на четыре из них.

Ф. Г. Волков и русский театр его времени. Сборник материалов под ред. Ю.А. Дмитриева

Составителями этого сборника были просмотрены соответствующие фонды 19 хранилищ бывшего Советского Союза. В сборнике помещены 98 документов и 30 иллюстраций.

Документы систематизированы по тематическим группам, внутри групп расположены преимущественно в хронологическом порядке. Материалы первых двух разделов дают биографические сведения о Ф. Г. Волкове, охватывая ранний период его жизни; в третьем и четвертом разделах характеризуется состояние театра и драматургии в период, непосредственно предшествовавший созданию театра Волковым; в пятом разделе собраны документы о приезде Ф. Г. Волкова с труппой в Петербург; в шестом — об учении Волкова и некоторых членов его труппы шляхетном кадетском корпусе; седьмой раздел посвящен учреждению деятельности русского общедоступного театра, первым актером которого был Федор Григорьевич Волков; в восьмой раздел вошли документы о последней творческой работе Волкова — постановке маскарада «Торжествующая Минерва».

Перечень наиболее важных выявленных, но не публикуемых документов дан в Приложении к сборнику. Там же даются сочинения Ф. Г. Волкова и приписываемые ему; тексты ролей игранных Волковым; биография Федора Григорьевича из «Опыта исторического словаря о российских писателях» Н. И. Новикова; перечень спектаклей, шедших в Москве в годы пребывания там Волкова (1742−1749) и таблица русских спектаклей (1750−1763 гг.).

Большинство документов в сборнике публикуется полностью, однако, в некоторых случаях из документов даются лишь выдержки. Орфография и пунктуация в документах приближены к современным нам правилам,

К. Куликова, Российского театра первые актеры.

Книга посвящена старинному театральному Санкт-Петербургу. Рассказ о судьбе первых православных русских актеров — Ф. Волкова, И. Дмитревского, А. Яковлева, Е. Семеновой — дается на широком историческом фоне жизни столицы России XVIII — первой четверти XIX века,

В основу содержания книги легли журнальные и газетные публикации тех лет, мемуарные свидетельства. При работе над ней также были использованы историко-театральные публикации периодических изданий прошлого века: «Артист», «Репертуар и Пантеон», «Репертуар русского театра», «Драматический вестник», «Ежегодник императорских театров», «Пантеон», «Отечественные записки», «Русская старина», «Русский архив», «Русский вестник» и т. п.

К. Куликова, Кинжал Мельпомены.

Эта книга посвящена основателю русского театра Федору Григорьевичу Волкову. В ней в занимательной форме рассказывается о трудной и замечательной судьбе первого великого мастера русской сцены, описывается атмосфера и быт, окружавшие его, раскрываются особенности актерского искусства XVIII века.

Б. Н. Асеев, Русский драматический театр XVIi-XVIII веков.

Эта книга излагает историю русского театра от его истоков до кона XVIII века. В изложении истории древнерусского театра и театра XVIII века попытался показать своеобразие русского историко-театрального процесса этой эпохи. Главное внимание его обращено па проблемы традиций народного театра в профессиональном театральном искусстве XVII—XVIII вв.еков, на связь театра с русской передовой общественной мыслью, на становлении в драматургии и актерском искусстве XVIII века элементов реализма и народности.

В начале разделов даются краткие обзоры состояния просвещения, литературы и изобразительных искусств. Работа открывается историографическим обзором, который намечает основные этапы изучения русского старинного театра.

К. Евграфов, Федор Волков.

Это художественное произведение, в котором рассказывается о личности Ф. Г. Волкова, которая овеяна многими легендами. Так как Федор Григорьевич оставил после себя очень мало вещественных следов, писателю пришлось многое домысливать, создавать свои версии о тех или иных событиях из жизни Федора Волкова. Это единственная книга, в которой представлена хронологическая таблица «Основные даты жизни и деятельности Ф.Г. Волкова».

волков актер профессиональный театр

2. Основные этапы жизни и деятельности

Детство и юность

Федор Григорьевич Волков родился в 1728 году, 9 февраля. Детство его и юность прошли в старинных русских городах Костроме и Ярославле.

В Ярославль Федор Волков приехал в 1735 году, лет семи от роду. Был он старшим сыном костромского купца Григория Ивановича Волкова, незадолго до этого умершего. Всего у Григория Ивановича было пять сыновей: Федор, Алексей, Гаврила, Иван и Григорий. Трех старших из них и привезла с собой вдова покойного Матрена Яковлевна в Ярославль.

Здесь Матрена Ивановна нашла свое второе счастье: вышла замуж за вдового купца Федора Васильевича Полушкина. Принесла ли она в приданное своему второму мужу какой-либо капитал или нет — неизвестно. Но сам ее новым муж к тому времени уже имел состояние.

Сам Федор Васильевич был уже не молод. Имел двух детей. Сын вскоре умер, а на дочь надежда плоха. Размах же заводского дела требовал и молодой энергии, и физических сил, и знаний. и тогда устремил старый купец все свои помыслы на пасынков, и особенно на старшего, Федора. В доношении Ярославского магистрата Главному магистрату о просьбе Ф. Полушкина перевести пасынков его Волковых в Ярославское купечество (1745) говорится: «Полушкин, кроме означенных своих трех пасынков не токмо ко исправлению заводских дел, но и для произведения купечества своего никто не имеет. Коих де своих пасынков проча, он, Полушкин, для вышеобъявленных польз, приняв еще из самого малолетства сыиовне. И не щадя собственного своего капитала, содержа для обучения их при доме на своем коште учителей, и обучал грамоте, и писать, и другим наукам, також и завоцким произвождениям и купечеству». Полушкин не пожалел денег, чтобы отправить пасынков «доучиваться» в Москву.

По собственным словам Федора Григорьевича Волкова, пробыл он в Москве целых семь лет -- с 1741 по 1748 год. Позже биографы гадали, где же он там учился: в Славяно-греко-латинской академии, духовном училище или в какой-либо школе при заводе (такие школы стали функционировать еще со времен Петра I)? Вполне возможно, что именно в заводскую школу и направил его отчим.

5 марта 1744 года (когда Федору минуло шестнадцать лет) Полушкин подал прошение в ведавшую заводами Берг-коллегию: «И дабы высочайшим с. и. в. указом повелено было сие мое доношение… принять и о бытии со мною в компании вышеписанным пасынком моим дать им е. и. в. указ с прочетом и от служеб их, и от постою дворы их по силе указу уволить.» Таким образом, братья Волковы, ставшие заводчиками, освобождались и от воинской службы и от ряда налогов, и от солдатского постоя.

Знакомство с театром

Еще живя в Ярославле, Волков имел возможность познакомиться с театром и увлечься им. Первыми впечатлениями, зародившими у Волкова интерес к театру и определившими его эстетические вкусы, несомненно, были впечатления от скоморошьих выступлений, от исполнения сказок, былин, устных народных драм. В Ярославле же Федор Волков познакомился и с так называемым школьным театром, на котором семинаристы разыгрывали представления «комедий» на сюжеты из Священного писания.

Ни один из братьев Волковых в семинариях учился. Но, по всей видимости, спектакли школьного театра они видели. Во всяком случае, слышали о них непременно: многие приятели их были семинаристами. И когда Федору Волкову пришло в голову устроить театр у себя дома, то вначале он, конечно, ориентировался и на школьный театр, и на любительские представления «охочих» людей, и на народные гуляния, с их ряжеными и незамысловатыми играми во время торгов и праздников.

По уверениям ряда биографов Федор Григорьевич побывал не только в Москве. Ярославцам мог он рассказать и о Петербурге, куда, по имеющимся свидетельствам, послал его отчим. Там в 1746 году он познакомился с итальянским театром. (Волков познакомился «с живописцами, музыкантами и другими художниками, бывшими тогда при императорском Итальянском театре».) Там будто бы и свел он знакомство с немецкими актерами — «вольным комедиантом» Гильфердингом и «балаганщиком» Сколярием, труппы которых выступали в России 50-х годов. От них якобы получил немало указаний по театральному искусству, которые тщательно записывал, зарисовывал, запоминал.

«Увидя Никиту Афанасьевича Бекетова в роли Синава, я пришел в такое восхищение, что не знал, где был — на земле или на небесах. Тут родилась во мне мысль завести свой театр в Ярославле», — якобы признавался он позже Ивану Дмитревскому.

Театр в Ярославле

В 1748 году Полушкин скончался. Полушкинские заводы стали называться, но имени их новых содержателей: «Федора Волкова с братьями». Вместо того, чтобы полученное наследство употребить на расширение капитала, двадцатилетний Федор Волков стал заметно охладевать к «произведению серы, купороса и краски мумии». Вокруг него собралась молодежь. Товарищи братьев Волковых тоже были не без образования. Иван Дмитревский и Алек- сей Попов до этого какое-то время учились в семинарии, Семен Куклин служил писчиком в ярославской провинциальной канцелярии. Там же дослужились до чипа канцеляриста Иван Иконников с Яковом Поповым.

Все они стали актерами театра, который организовал в Ярославле Федор Григорьевич Волков. Вначале играли в полушкинском каменном амбаре, где построили помост, освещаемый плошками с маслом, и поставили скамейки для «смотрителей». А потом Федор Волков открыл и настоящий театр, в который вложил немало собственных средств. По-видимому, это произошло после указа «имп. Елизаветы Петровны о разрешении устройства частных театров»: «Всепресветлейшая, державнейшая, великая государыня императрица Елисавета Петровна, самодержица всероссийская, сего числа… изустным указом указать соизволила: по прошениям здешних обывателей, которые похотят для увеселения честных компаний и вечеринки с пристойною музыкою или для нынешнего предыдущего праздника русские комедии иметь в том позволение им давать и воспрещения не чинить… Декабря 21 дня 1850 году».

Судя по всему, построить театральное здание помогли ему и другие состоятельные ярославцы. Во всяком случае, первый биограф Ф. Г. Волкова II. И. Новиков на это указывает прямо: «Каждый из них согласился дать по некоторому числу денег на построение нового театра, который старанием г. Волкова и построен, столь был пространен, что мог помещать в себе до тысячи человек».

Театр, созданный Волковым, отвечал потребностям широких демократических слоев населения. Идя на встречу интересам публики, Волков сделал решительный шаг по пути превращения любительских представлений в профессиональный городской общедоступный театр. «Вскоре маленький театр стал тесен для умножающегося числа зрителей, — пишет II. И. Новиков. — Надлежало его распространить или сделать совсем новым». Созданный, но инициативе Волкова и при поддержке ярославского населения, театр давал регулярные представления, что требовало наличия постоянной труппы и профессионализации актеров-любителей.

Театр имел в репертуаре современную русскую национальную драму. Это дает основания утверждать, что в Ярославле при поддержке широких слоев населения был сделан большой шаг в сторону создания русского национального театра.

Ярославцы в Петербурге

В 1751 году известие о ярославском театре доходит до Петербурга. 5 января 152 года был издан «высочайший указ»: «…ярославских купцов Федора Григорьева сына Волкова, он же Полушкин, з братьями Гаврилом и Григорьем (который в Ярославле содержат театр и играют комедии) и кто им для того еще потребны будут, привесть в Санкт-Питербург…».

В конце января 1752 года ярославцы прибыли в Царское Село. Работа П. И. Сумарокова «О российском театре от начала оного до конца царствования Екатерины II»: «Их привезли прямо в Царское Село и, когда доложили государыне о приезде их, то и приказано было на другой день представить им „Хорева“. Они дали етце вслед за сим четыре представления: „Хорева“ в другой раз „Синава“, „Артистоны“ и „Гамлета“».

Исполнение ярославскими актерами трагедий сразу после их приезда из Ярославля означает, что эти трагедии были в их репертуаре еще до вызова Ф. Г. Волкова с его театром в Петербург.

В Петербург ярославцы были доставлены 3 февраля и «при дворе… объявлены», как докладывал в своем рапорте императрице генерал-прокурор Н. Ю. Трубецкой. В начале февраля того же года состоялось публичное выступление актеров ярославского театра в Петербурге.

Представления ярославских актеров были непохожи на спектакли французской придворной труппы и кадетов, познакомивших двор со сценическим искусством классицизма. Представления ярославских комедиантов не понравилось избалованной театральными зрелищами императрице. В отличие от «благородной» манеры кадет игра ярославцев, как впоследствии скажет Новиков «была только что природная и не весьма украшенная искусством». Да и сами провинциальные актеры — заводчики да приказные, а то и просто «посадские» люди, -- лишенные внешнего лоска и богатой одежды, разительно отличались от ее изнеженного и манерного двора.

Актеры-разночинцы, вышедшие из провинциального демократического театра, должны были подвергнуться взаимодействию дворянской идеологии и дворянской культуры. Наиболее талантливые актеры ярославского театра были отданы на обучение в Шляхетный корпус, где они проходили общий курс преподаваемых там наук, за исключением специальных военных дисциплин. Сумароков и бывшие участники кадетских спектаклей занимались с ярославцами, обучая их «представлению трагедий».

8 февраля 1754 года Елизавета приказала Федора и Григория Волковых определить для обучения в Кадетский корпус «и во всем как содержать, так и обучать против находящихся ныне в том корпусе певчих и комедиантов» (то есть товарищей Волковых -- Дмитревского и Попова), Причем, в отличие от последних, Волковым определялось жалованье: Федору — 100 рублей, а Григорию — 50. С марта 1754 года ярославский заводчик Федор Волков со своим меньшим братом Григорием стали числиться учениками Сухопутного Шляхетского корпуса.

Вскоре, правда, заводчиками они числиться перестали: сводная их сестра Матрена Кирпичева подала прошение в Берг-коллегию, чтобы полученное Волковыми наследство Полушкина передать ей, родной дочери.

Пробыл в Шляхетском корпусе Федор Григорьевич недолго. С января 1755 года он и его товарищи снова начали играть на придворной сцене.

Учреждение русского государственного публичного театра

30 августа 1756 года от имени императрицы Елизаветы был дан указ правительствующему Сенату: «Повелели мы ныне учредить Русский для представления трагедий и комедий театр, для которого отдать головкинский каменный дом, что на Васильевском острову близ кадетского дома. А для оного поведено набрать актеров и актрис: актеров из обучающихся певчих и яро- славцев в кадетском корпусе, которые к тому будут надобны, а в дополнение еще к ним актеров из других неслужащих людей, также и актрис приличное число… Дирекция того Русского театра поручается от нас бригадиру Александру Сумарокову…».

Новый театр стали называть «Российским театром». В отличие от придворных театров, предназначенных для узкого круга аристократического зрителя, он был общедоступным и давал платные представления, рассчитанные на относительно широкие слои городской публики. Основу репертуара театра составляли русские драматические произведения, преимущественно пьесы Сумарокова. Ядро труппы составили русские профессиональные актеры из числа ярославских комедиантов: Ф. Г. Волков, И. А. Дмитревский, Я. Д. Шумский и другие. Одной из первых русских актрис была А. М. Дмитревская (Мусина-Пушкина), документальные свидетельства о ее выступлениях в Российском театре относятся к концу 50-х годов. Несколько позднее появилась на русской сцене актриса Т. М. Троепольская.

Елизавета Петровна, издав указ о создании русской труппы, не очень-то расщедрилась на се содержание. На содержание театра было назначено всего 5000 рублей. Из них 1000 рублей шло на жалованье директора, а 250 — надзирателя. Положение, в которое был поставлен неокрепший, не вставший еще на ноги русский театр, оказалось очень тяжелым.

Денег не хватало не только на костюмы, но даже на сальные свечи и плошки. О восковой же «иллюминации», освещающей представления иностранцев, русским актерам и не мечталось.

Федор Григорьевич Волков стал ближайшим помощником директора Российского театра. Вместе с Дмитревским он знакомился с будущими актерами. Федор Григорьевич рисовал эскизы костюмов, занимался бутафорией, помогал репетировать (а может быть, и сам проводил репетиции), являлся основным исполнителем главных ролей.

Взаимоотношения его с Сумароковым были неровными. Федор Григорьевич читал монологи, написанные Сумароковым. Он следовал советам его. Умный и образованный Сумароков был главным учителем и наставником актера. В то же время вечно беспокойный, неуравновешенный характер директора Российского театра приносил немало огорчения Федору Григорьевичу.

Сумароков стоял за простоту в литературном языке, в поэзии и в актерском искусстве. Волков, воспитанный на традициях демократического искусства, на устной народной драме, на традициях городского демократического театра, также стоял за безыскусственность и простоту. Но понимание простоты у них было разное: Сумароков насаждал классицистическую игру, Волков преодолевал классицизм, стремясь к реализму.

Федор Григорьевич Волков не был ни дворянином, ни офицером, не почитался он и как стихотворец. Поэтому вся «черная» работа падала на него.

Репертуар театра в начале 1760-х годов был очень беден. Особенно остро ощущался недостаток комедий, отражающих русскую жизнь. Ставили главным образом трагедии Сумарокова: «Хорев», «Синав и Трувор», «Гамлет», «Семира», «Димиза», «Пустынник», играли и комедии: переводные — Мольера, Гольберга, Данкура, Руссо, а также две-три удачных комедии Хераскова и А. А. Волкова.

Театр посещался слабо; объяснялось это тем, что классицистический, особенно трагический репертуар был мало интересен демократической публике, Приобщение русских людей к театру не было легким и безболезненным. Российская труппа имела самых различных зрителе. Одни с жадным вниманием и сочувственным восторгом внимали пылким монологам трагедий и на- смешливым репликам комедий. Другие с наивным любопытством «привыкали» к непонятному им еще зрелищу. Третьи (а их тоже было достаточно) с высокомерным недоверием смотрели на театральные «забавы» и «производивших» их комедиантов.

Нередко во время действий трагедии раздавался неуместный и развязный смех какого-нибудь знатного невежи. В партере без устали грызли орехи и яблоки, а то и «на кулачки» бились. В ложах вооруженные лорнетами дамы и кавалеры часто смотрели не на сцену, а на публику, и громко, не считаясь с актерами, переговаривались между собой.

Уроки, которые получали зрители в театре, приносили свои плоды. Русская публика постепенно приобщалась к сценическому искусству. Под действием театра развивались умы, совершался сложный процесс «катарсиса» — «очищения» самих зрителей через «сострадание» к судьбе сценических героев. В этом с древних времен люди видели цель и назначение искусства.

Роли Волкова

Четверка ярославцев составила основное ядро созданной труппы. Федор Григорьевич пользовался среди них непререкаемым авторитетом. Не только как самый талантливый и ведущий исполнитель главных ролей, но и как старший товарищ -- наиболее разумный и образованный.

По учреждении Российского театра Ф. Волков «был в оный назначен первым актером». 1756−1762 годы Новиков называл годами расцвета Волкова- актера. «тогда г. Волков показал свои дарования в полном уже сиянии, и тогда-то увидели в нем великого актера; и слава его подтверждена была и иностранцами: словом, он упражнялся в сей должности до конца своей жизни с превеликою о себе похвалою»

Он поражал своих современников благородной одухотворенностью красивою лица, величавым достоинством манер, и в то же время страстностью актерского дарования. Федор Григорьевич Волков был актером-гражданином в полном смысле этого слова. Он умел вдохнуть подлинную жизнь в пространные и порою излишне многословные монологи своих трагических героев.

Трагическую музу «прелюбезную Мельпомену» Федор Григорьевич по всей видимости, так же, как и Сумароков, ставил выше комедийной музы Талии. Русская комедия того времени осмеивала нравы, людские пороки, но не поднималась еще до острых политических проблем, которые уже ставила трагедия Сумарокова.

Разумеется, комедия была ближе к повседневному быту. Она была понятней простому народу. Кстати, и современники считали Волкова не только трагическим, но и превосходным комедийным актером. И все же славу ему принесли трагические роли. Да и русский театр тех лет вошел в историю прежде всего как театр трагический, театр благородных гражданских чувств и высоких и трагических идей.

Волков играл на сцене роли трагических героев, противостоящих тиранам-властителям, и своей трактовкой ролей вызывал ненависть к тирании и тем самым призывал к борьбе с деспотизмом. Точно известно, что Волков играл роль Марса в «Новых лаврах» и Американца (Индейца) в «Прибежище добродетели» (1759) год. Сумароков эти роли писал для Волкова. По словам Новикова, в «Семире» Волков играл Оскольда. (Все это были роли, согласно делению на амплуа в XVIII веке, трагического героя.) По аналогии можно полагать, что в «Синаве и Труворе» Волков играл Трувора, в «Хореве» и «Гамлете» -- заглавные роли. В «Димизе» (названной затем «Ярополком и Димизой») — Острозора (Ярополка).

Роли Волкова в ранних трагедиях, написанных до его приезда, несколько отличаются от позднейших преобладанием личных мотивов над общественными. Хорев, Трувор, Ярополк — молодые юноши — герои-любовники. Пламенная любовь связывает их с их возлюбленными. В «Хореве» и в «Сина- вс и Труворе» любовь эта несчастна, а в «Ярополке и Димизе» развязка благополучна. Во всех этих трагедиях уделяется много места любовным диалогам, полным страсти, отчаяния, безнадежности. И только в роли Гамлета любовная тема отодвинута на второй план; на первом же месте — любящий сын, борющийся с убийцами своего отца.

Из всех ролей Волкова особняком стоит роль Марса. По существу, это длинный монолог, в котором бог войны вещает о победе, одержанной русским оружием в Семилетней войне. Монолог насыщен чувством истинного патриотизма; речь льется неудержимым бурным потоком.

«Торжествующая Минерва», последние дни жизни

В 1762 году происходит дворцовый переворот Одним из участников переворота был Федор Григорьевич Волков. Его участие удостоверяется мемуаристами и документальным материалом,

В дни коронационных торжеств Волков организовывал уличный маскарад «Торжествующая Минерва», используя в нем средства выразительности народных карнавалов, балаганов и гульбищ, скоморошьих игрищ,

В русском быту XVIII века это был не первый уличный маскарад; несколько аналогичных маскарадов было в царствование Петра I они устраивались при праздновании одержанных побед и служили одним из средств политической агитации. Таким образом, уличные маскарады имели свою традицию. Но Волков насытил маскарад новым, необычным содержанием — демократическими идеями, оглашенными во всеуслышание.

«Торжествующая Минерва» была рассчитана на городские массы. Маскарад был приурочен к масленице, то есть сближался с масленичными народными гуляньями и процессиями.

Ф. Г. Волков выступил в этом карнавале в качестве автора, режиссера и руководителя.

Очевидец маскарада А. Т. Болотов писал, что маскарад «имел целью своего осмеяния всех обыкновеннейших между людьми пороков». «Процессия была превеликая и предлинная: везены были многие и разного рода колесницы и повозки отчасти на огромных санях, отчасти на колесах с сидящими на них нагими и разным образом одетыми и что-либо представляющими людьми и поющими приличные и для каждого предмета сочиненные сатирические песни»

Но тот же Болотов добавляет, что песни, певшиеся в том маскараде, «гак полюбились, что долгое время и несколько лет сряду увеселяли ими народ, заставляя вновь их петь фабричных, которые употреблены были в упомянутые хоры и научены песням оным».

Непосредственными участниками маскарада были комедианты, студенты университета и духовной академии, школьники, певчие, разночинцы и фабричные, полковые музыканты, гудочники, рожечники, балалаечники «с рылями и волынками, трубачи, литаврщики» и др. Не упомянуты лишь композиторы. Вероятнее всего, новые слова были положены самим Волковым на популярные народные мотивы того времени; подобный прием был очень распространен в XVIII и первой половине XIX веков в комических операх и водевилях.

Маскарадные образы Волков заимствовал из самых разнообразных областей. Здесь были образы из античной мифологии: Аполлон, Минерва, Венера, Купидон, Бахус, Силен; исторические образы: Диоген, Гераклит, Демокрит. Здесь были маски итальянской народной комедии: Арлекин и Панталоне. Но наибольший интерес представляли собой образы русской действительности: откупщики, целовальники, ябеды, крючкотворы, Кривосуд, Обиралов, Взятколюб, Обдиралов, скороходы, лакеи, гайдуки, кулачные бойцы, земледельцы и другие.

Участники маскарада шумели, гремели погремушками, пели, играли на различных музыкальных инструментах, смеялись. Все они были разряжены в красочные маскарадные платья и театральные костюмы.

«Торжествующая Минерва» раскрывает мировоззрение и талант Федора Григорьевича Волкова не только как автора, педагога и режиссера, но в особенности как общественного деятеля.

Федор Григорьевич Волков умер 4 апреля 1763 г.; остается неизвестным, где он умер и где был похоронен. Екатерина II в апреле была еще в Москве, где находился и «Кабинет е. и. в.». Следовательно, указ о выдаче денег состоялся в Москве и деньги были выданы в Москве же. Но больной Волков мог находиться и умереть как в Москве, так и в Петербурге.

Н.И. Новиков в «Опыте исторического словаря» (1772) сообщает: «Смерти его, было причиною следующее обстоятельство: он получил повеление вымыслить и расположить публичный маскарад для увеселения народного, который он сочинил под именем Торжествующия Минервы. По приготовлении ко оному платья и машин, по предписанию его, представлен был сей маскарад публичным шествием Генваря 30, Февраля 1 и 2 дня 1763 года. Господин Волков, желая, чтобы наблюден был во оном везде порядок, ездил верхом и надсматривал над всеми его частями, отчего и получил сильную простуду, а потом вскоре горячку; на конец сделался у него в животе ан- тонов огонь, от чего и скончался 1763 года апреля 4 дня на 35 году от рождения, к великому и общему всех сожалению. Тело его с великолепною и богатою церемонною погребено в присутствии знатнейших придворных кавалеров и великого множества людей различного состояния в Андроньеве монастыре… «

Через двести лет там, в Москве, в Андрониевском монастыре был сооружен надгробный памятник Федору Волкову. Но тогда же еще бытовала легенда и о том, что он был похоронен не там, что йотом тело его перевезли в Петербург, и последнее пристанище нашел он на Васильевском острове, около церкви Благовещения… Найденный не так давно современными исследователями материал говорит о другом. Он позволяет полагать, что 8 апреля 1763 года Федор Григорьевич Волков был похоронен не в Петербурге или Андрониевском монастыре, а в московском Златоустовском монастыре, о чем свидетельствует внесенный туда его родственниками большой вклад.

Выводы

Народное драматическое творчество, ярославский и в особенности московский спектакли, несомненно, оказали большое влияние на зарождение и развитие интереса Волкова к театру.

Знакомясь с народными и церковно-школьными театрами, Волков понимал, какими большими возможностями обладает театральное искусство и потому, надо полагать, при организации своего театра имел в виду не простое развлечение, а создание общественно полезного учреждения.

Дело Волкова измеряется масштабами не города Ярославля, а всей России. Ярославль послужил для Волкова только отправной точкой.

Необходимость создания русского государственного публичного театра диктовалась рядом причин. Национальный театр был нужен для поднятия престижа Российской империи как просвещенного европейского государства. Профессиональный русский театр нужен был и для замены при дворе любительских кадетских спектаклей. Установление государственного театра, доступного и городскому зрителю, могло успешно противодействовать дальнейшему распространению представлений «охочих комедиантов», с трудом поддававшихся цензурному надзору. И такой театр был создан. Не последнюю роль сыграли в этом указы императрицы.

Знакомство с ролями Волкова дает основание считать, что его творчество было тесно связано с прогрессивной для того времени идейной проблематикой классицизма. «Великий актер», как называл Волкова просветитель Новиков, создавал на русской сцене образы, в которых были выражены мысли и чувства передовых людей тогдашней России.

Волков мало прожил, но он успел осуществить мечту своей жизни: высится храм сокровищницы «народного духа» — русского национального театра, и величие его грандиозно и нерушимо, ибо прочно укрепился он на основании, заложенном его великим создателем.

Список литературы

1. Ф. Г. Волков и русский театр его времени. Сборник материалов. Под ред. Ю. А. Дмитриева, — М.: All СССР, 1953 год. — т.2.

2. К. Куликова Российского театра первые актеры. — Л., 1991.

3. К. Куликова Кинжал Мельпомены. — М. -Л.: Искусство, 1963.

4. Б. Н. Асеев Русский драматический театр XVII—XVIII вв.еков. — М.; Искусство, 1958.

5. К. Евграфов, Федор Волков. — М.: Мол. гвардия, 1989. (ЖЗЛ)

6. Л. И. Кулакова, Денис Иванович Фонвизин. Биография писателя. — М.- Л.: Просвещение, 1966.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой