Начальный период Великой Отечественной войны в мемуарах советских военачальников

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

  • Введение
  • Глава 1. Начальный период Великой Отечественной войны
  • 1.1 Гитлеровское вторжение
  • 1.2 Оборонительные бои лета и осени 1941 г.
  • Глава 2. Мемуары советских полководцев
  • 2.1 «Воспоминания и размышления» Г. К. Жукова
  • 2.2 «Солдатский долг» К.К. Рокоссовского
  • Глава 3. Достоинства и недостатки мемуаров
  • 3.1 Советские полководцы о Сталине
  • 3.2 О готовности к войне с Германией
  • Заключение
  • Список использованных источников и литературы

Введение

Действительно, Г. К. Жуков говорил: «История не любит сослагательных наклонений, но простое чувство сопереживания заставляет всякого пишущего на военную тему стремиться, не преувеличивая потерь, открыть значение победы» Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. В 2-х т. — 13-е изд., испр. и доп. по рукописи автора. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. — Т. 1. — С. 44..

Сегодня к этому можно было бы добавить, что исследование возможных вариантов развития ситуации должно приблизить нас к пониманию истинных причин поражений в прошлом, современного состояния России и проблем обеспечения ее безопасности в будущем.

Тем более, что всем вполне понятна никем в истории не опровергнутая старая римская истина — «Хочешь мира, готовься к войне».

Начинать дипломную работу приходится с комментария, что термин «Великая Отечественная Война» (ВОВ) не признаётся современной зарубежной историографией — согласно последней ВОВ просто часть «Второй мировой войны» (ВМВ). ВОВ действительно часть ВМВ, но является её решающей частью, определившей исход ВМВ, именно Советская армия противостояла один на один на Европейском континенте непобедимой до того немецкой армии, разгромила её и этим спасла человечество от уготованного ему существования по законам богопротивной расовой теории Гитлера.

В термине «Великая Отечественная Война» отражено выкристаллизовавшееся с начала войны единство, как всех слоёв общества, так и всех народов, проживающих на советской земле. Однако, блистательные победы советской армии, как на Европейском, так и на Азиатском континентах, не устраивали не только врагов, но и союзников. Ведь признать эти победы, — значит, признать победу советского строя, руководства страной и сплочённого им народа.

Историография вопроса. Первые сведения о событиях ВОВ население получало из газет и радиопередач. По мере накопления этой информации возникала необходимость в систематизации и её изучению. По этому вопросу было принято несколько решений ЦК ВКП (б), и в декабре 1941 г. при АН СССР была учреждена «Комиссия по истории ВОВ». Затем аналогичные комиссии были созданы во всех республиках, краях, областях, наркоматах, при аппарате ЦК ВКП (б) и в штабах Советской Армии и ВМФ.

Первыми документами, обобщающими опыт войны, были доклады руководства страны. К числу последних документов следует отнести и вышедший в 1944 г. первый том трудов «Внешняя политика СССР в период Великой Отечественной Войны». После окончания войны во многих журналах и книгах публиковались статьи об отдельных операциях и других вопросах ВМВ. К середине 50-х годов появились труды по истории и итогам Второй мировой войны, в которых немецкие генералы спешили отмежеваться от Гитлера и свалить на него всю вину за проигранные ими сражения. Несколько позже в военных журналах СССР («Военная мысль», «Морской сборник», «Военный зарубежник») начали печататься переводы статей английских и американских авторов, касающиеся отдельных вопросов ВМВ. Обобщающие же американские и английские труды нашим читателям были неизвестны.

Первый отечественный капитальный труд под названием «Сборник материалов по истории военного искусства в Великой Отечественной Войне» появился в 1955 году, но был малодоступен, поскольку имел гриф «Только для адмиралов, генералов и офицеров Советской армии и Военно-морского флота».

Такой же гриф с началом холодной войны получили упомянутые выше военные журналы. В конце 1955 г. в свободную печать поступили «Очерки истории Великой Отечественной войны», изданные АН СССР. С конца 50-х годов и до распада СССР издавалась серия «Военных мемуаров» (до 200 ед.), с 1959 г. было возобновлено издание «Военно-исторического журнала» (ВИЖ). В 1960 — 1963 г. г. вышло шеститомное издание «История Отечественной войны» История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 — 1945: В 6 т. / П. П. Андреев, И. Х. Баграмян, И. П. Барбашин и др.; Редкол. Н. А. Фокин и др. — М.: Воениздат, 1960 — 1965., с которого, по указанию Н. С. Хрущёва, началось переписывание истории ВОВ (два тома были переизданы).

Н.С. Хрущёв ненавидел И. В. Сталина за смерть своего старшего сына и сам не мог не понимать, что, как вождь он не идёт ни в какое сравнение с И. В. Сталиным. Стараясь, во что бы то ни стало, дискредитировать И. В. Сталина, имя которого было неразрывно связано с величайшими военными победами, Н. С. Хрущёв шёл и на дискредитацию самих побед, заявляя о неоправданных жертвах в начальный период войны, о неподготовленности страны к войне, о «зверствах» энкеведешников во время войны и т. п. Всё это с восторгом встречалось нашими потенциальными противниками и муссировалось ими в ущерб стране. В дальнейшем с приходом каждого нового министра обороны в историю ВОВ вносились определённые уточнения, не менявшие сути, но несколько переставлявшие акценты.

В целях упорядочивания работ по военной истории, повышения их качества и доведения до массового чтения, в начале 1966 г. вышло Постановление Ц К КПСС об учреждении в системе Минобороны всесоюзного «Института военной истории». Под его руководством и при его непосредственном участии в 1964 — 1974 гг. была издана многотомная серия (свыше 20 томов) «Вторая мировая война» в исследованиях, воспоминаниях и документах. В 1973 — 1982 гг. вышла двенадцатитомная «История Второй мировой войны» История второй мировой войны. 1939 — 1945: В 12 т. / Ин-т воен. истории М-ва обороны СССР, Ин-т марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, Ин-т всеобщей истории АН СССР, Ин-т истории СССР АН СССР. — М.: Воениздат, 1973 — 1982. В 1976 — 1980 гг. вышла восьмитомная «Советская военная энциклопедия», в которой большая часть посвящена ВОВ Советская военная энциклопедия: В 8 т. — М.: Воениздат, 1976. Последними обобщающими изданиями о ВОВ были однотомная энциклопедия Великая Отечественная война 1941 — 1945. Энциклопедия. — М., Советская энциклопедия, 1985. — 529 с. и словарь-справочник Великая Отечественная война 1941 — 1945. Словарь-справочник. — М.: Политиздат, 1988. — 615 с. Всего за период 1945 — 1985 гг. в СССР было издано около 20 тыс. наименований книг и брошюр о ВОВ.

В указанных изданиях объективно излагается динамика событий ВМВ и ВОВ, но имеет место излишняя политизация и небольшой гиперболизм. При этом главное внимание уделялось чисто военным вопросам (ходу боевых действий, целям проведения операции, эффективному использованию оружия и, особенно, моральному состоянию личного состава) без анализа не только политических, но и стратегических целей воюющих сторон.

Историография бывших союзников и противников СССР в войне — это сложнейший конгломерат различных течений, школ и группировок, объединенный общей идеологией. При этом спецификой историографии каждого из участников войны является истолкование важнейших проблем войны с точки зрения сегодняшних интересов своей страны. По направленности эта историография разделяется на две группы: объективно-доброжелательную и тенденциозно-враждебную, причем, если в первые послевоенные годы по горячим следам войны преобладало первое направление, то с началом холодной войны — второе, ставшее государственной политикой ведущих западных стран. Эта политика осуществляется в США — Центром военной истории при конгрессе, в Великобритании — Исторической секцией кабинета министров, в Германии — Военно-историческим управлением бундесвера, в Японии — отделом управления национальной обороны.

Рассматривая ВМВ как решающее событие ХХ века, страны-участники уделяют ей большое внимание. Так, в США издано 85-томное издание «Армия США во Второй мировой войне», в Англии — 80-томная «Официальная история Второй мировой войны», в Германии — 40-томное издание «Германский рейх и Вторая мировая война», в Японии — 96-томное издание «Официальная история войны Великой Восточной Азии».

Основная направленность доминирующей последнее время тенденциозно-враждебной нашей стране историографии сводится к следующему:

стремлению снять с империалистических государств ответственность за развязывание ВМВ, переложив её на СССР или, по крайней мере, рассматривать его как соучастника этой ответственности. При этом делается попытка представить нападение Гитлера как вынужденную меру защиты Европы;

преуменьшению вклада СССР и лично И. В. Сталина в дело разгрома фашистского блока, объясняя победы экономической мощью и организационными возможностями США;

тенденциозному толкованию источников победы СССР, объясняя последнюю проснувшимся национализмом и забывая, что среди сражающихся были люди двух десятков национальностей, нескольких вероисповеданий и двух рас;

лживым утверждениям, что СССР в конце войны вводил свои войска в некоторые страны вопреки желанию коренного населения.

Установить истину о политических и военных намерениях воюющих сторон можно только на основании документальных данных. Такие данные начали появляться после рассекречивания архивов воевавших сторон: англо-американских — с конца 80-х годов, советских — с начала 90-х годов. Однако, полная правда о победе СССР в войне не устраивала горбачевско-ельцинский режим. Подтверждением сказанного является развернутая в конце 80-х годов коротичевским «Огоньком» фальсификация событий ВОВ и наводнение отечественного книжного рынка с начала 90-х годов, под прикрытием «свободы слова» опусами Резуна-Суворова и Бунича, в которых бездоказательно и мифологически трактуется начало ВОВ. Причем, в декабре 1999 года, эта трактовка повторяется в телепередаче Е. Киселева. Под всякими соусами обеляется личность А. А. Власова, части которого в апреле 1945 г. защищали Берлин под командованием немецких генералов. В 1998 году без комментариев по ОРТ демонстрируется английский сериал о ВМВ, в котором битва при Эль-Аламейне приравнивается по значимости Сталинградской, а высадка союзников на Сицилию — битве на Курской дуге и т. п. Не следует забывать также, что с конца 80-х годов до распада СССР вместо теоретического журнала ЦК КПСС «Коммунист» начал выходить журнал «Из архивов ЦК ВКП (б) «под редакцией А. Яковлева, в котором публиковались негативные факты, затрагивающие деятельность КПСС, в том числе и во время ВОВ (возникновение банд-формирований, депортация неблагонадёжного населения и т. п.). В то же время продолжал функционировать упомянутый выше институт военной истории, остающийся государственным учреждением. К 55-й годовщине Победы под его руководством и при его непосредственном участии было опубликовано 23 тома рассекреченных документов (Государственного Комитета обороны, Ставки верховного главнокомандования, наркоматов обороны и военно-морских сил и других государственных и военных учреждений), свыше 200 трудов, касающихся ВОВ и четырёхтомник «Великая Отечественная война 1941 — 1945 гг. «Великая Отечественная война 1941 — 1945 гг.: Военно-исторические очерки: В 4 кн. Кн. 1: Суровые испытания. — М.: Наука, 1998. — 371 с. Несомненный интерес представляют и выпущенные издательством «Международные отношения» «Очерки истории российской внешней разведки» под редакцией Е. М. Примакова (к 2000 г. вышло четыре тома). К сожалению, все перечисленные труды, кроме последнего, изданы мизерными тиражами и проигнорированы СМИ. Лишь незначительная часть работ Института военной истории была опубликована в Военно-историческом журнале. Этот патриотический журнал, освещая военную историю периода от феодального общества до середины ХХ века, издаётся шесть раз в год тиражом 5 тыс. экземпляров.

Актуальность данной работы. Из изложенного видно, что при сложившейся ситуации, подавляющая масса населения страны и, прежде всего, молодежь не может знать всей правды о ВОВ. Рассекреченная документация не могла быть учтена в советских изданиях (т.е. до 1990 г.), а последующая за ней преподносится с англо-американской подачи, подтачивающей корни наших побед. Из всего изложенного явствует, что доведение всей правды о ВОВ до широких масс нашей страны, и, прежде всего, до молодёжи, является в настоящий момент задачей государственной важности.

Целью данной дипломной работы является рассмотрение начального периода Великой Отечественной войны в мемуарах советских полководцев. Данная цель позволила сформулировать следующие задачи данного исследования:

1. Показать исторические особенности начала Великой Отечественной войны.

2. Рассмотреть особенности создания мемуаров советскими полководцами.

3. Выявить ошибки и недоговоренности в мемуарах советских полководцев.

Глава 1. Начальный период Великой Отечественной войны

1.1 Гитлеровское вторжение

Германия напала на Советский Союз на рассвете воскресного дня 22 июня 1941 г. С первым залпом артиллерии в 3 часа 12 минут по берлинскому времени началось осуществление плана «Барбаросса», предусматривавшего исчезновение СССР с карты мира через четыре-шесть недель. Канонада на советской границе началась за полчаса до предъявления германской декларации об объявлении войны. В Берлине она была вручена министром иностранных дел И. Риббентропом советскому послу В. Г. Деканозову. В это же время германский посол в Москве Ф. Шуленбург читал декларацию заместителю председателя Совнаркома, наркому иностранных дел В. М. Молотову Война, 1941 — 1945: Факты и документы / Под. ред. О. А. Ржевского; Е. Н. Кульков, М. Ю. Мягков, А. О. Ржевский. — М.: ОЛМО-ПРЕСС, 2004. — С. 57. Немецкая сторона представляла войну как превентивную. В документе значилось: «Враждебное отношение Советского правительства и концентрация советских войск на восточной границе Германии, представляющая серьезную угрозу, вынудили правительство Третьего рейха предпринять военные контрмеры» История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 — 1945: В 6 т. / П. П. Андреев, И. Х. Баграмян, И. П. Барбашин и др.; Редкол. Н. А. Фокин и др. — М.: Воениздат, 1960 — 1965. — Т. 1. — С. 23. Впоследствии эта фашистская позиция неизменно воспроизводилась политиками и историками, пытающимися обелить величайшее преступление ХХ века. Выдумка о превентивной войне была призвана придать нападению на СССР хоть какую-то видимость морального оправдания и привлечь на свою сторону западные державы в качестве союзников для похода на Восток.

В действительности решение о вторжении было принято не потому, что СССР угрожал Германии, а потому, что гитлеровцам представлялось легко нанести поражение нашей стране. В заявлении фюрера, зачитанном по немецкому радио министром пропаганды Й. Геббельсом в 7 часов утра, утверждалось, что опасность с востока может быть быстро устранена. Если для разгрома Франции, армия которой считалась сильнейшей в мире, потребовалось шесть недель, то для того, чтобы покончить с Россией, усилий понадобиться меньше: «Нужно только громко хлопнуть дверью» Великая Отечественная война Советского Союза 1941 — 1945: Краткая история / Ред.М. М. Минасян и др. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Воениздат, 1970. — С. 42. Экономическую систему России Гитлер представлял как находящуюся в состоянии хаоса, коммунистическую диктатуру — ненавидимой народами страны. Руководитель прессы Третьего рейха Г. Фриче на Нюрнбергском процессе в 1946 г. показывал, что «никаких оснований к тому, чтобы обвинить Советский Союз в подготовке военного нападения на Германию, у нас не было. В своих выступлениях по радио я прилагал все усилия к тому, чтобы запугать народы Европы и население Германии ужасами большевизма» Анфилов В. А., Голиков Ф. И. Загадка 1941 года. О войне под разными ракурсами. — М.: Вече, 2005. — С. 83..

Внезапность нападения вызвала явное замешательство высшего руководства СССР. В первые часы войны оно обсуждало возможность предотвратить дальнейшее военное развитие событий повторением Брестского мира в новых очертаниях — уступкой Германии значительной части Украины, Белоруссии и всей Прибалтики 1941 год — уроки и выводы / Под ред. Е. В. Жукунова. — М.: Воениздат, 1992. — С. 52. В директиве Главного Военного Совета СССР, направленной в войска Начальником Генерального штаба генералом армии К. Г. Жуковым через 15 минут после трансляции речи Гитлера, предписывалось «обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу», но «границу не переходить» СССР в Великой Отечественной войне. 1941 — 1945.: Краткая хроника / Авт.: И. Г. Викторов, А. П. Емельянов, Л. М. Еремеев и др. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Воениздат, 1970. — С. 61. Приказ никак не соответствовал складывающейся обстановке. Генерал-полковник немецко-фашистской армии Ф. Гальдер, начальник генерального штаба сухопутных войск, лицо, ответственное за ежедневную оценку Красной Армии, записал в свой дневник: «Русские части захвачены в их собственных бараках, самолеты стояли нетронутыми на взлетных полосах, а атакованные войсками части запрашивали свое руководство, что им делать» Скрытая правда войны: 1941 год. — М., 1992. — С. 55..

До середины дня советский народ оставался в неведении о начавшейся войне. Председатель СНК И. В. Сталин отказался выступить с обращением к стране, ему было еще «нечего сказать народу». Видимо, он чувствовал свою вину за просчет и внезапность нападения бывшего союзника. Только в полдень 22 июня В. М. Молотов объявил собравшимся у радиоприемников и громкоговорителей о том, что «сегодня в четыре часа утра без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу и без объявления войны германские войска напали на нашу страну». Призвав советский народ дать решительный отпор агрессору, Молотов закончил свое лаконичное выступление словами, ставшими программными для всех последующих 1418 долгих дней войны: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами» О прошлом во имя будущего: Вторая мировая война: причины, итоги, уроки / Отв. ред. П. А. Жилин, П. П. Севостьянов. — М.: Изд-во АПН, 1985. — С. 67..

В первые же дни в войну против СССР на стороне Германии вступили Румыния, Финляндия, Италия, в июле к ним присоединилась Венгрия. Военные действия на границе с Финляндией начались 29 июня, на границе с Румынией — 1 июля. Вооруженные силы Германии перед нападением на Советский Союз насчитывали 8,5 млн. человек. К западным границам СССР были выдвинуты 153 дивизии (119 пехотных и кавалерийских, 33 моторизованных и танковых) и две бригады. Кроме того, у границ СССР приводились в боевую готовность 29 дивизий и 16 бригад союзников Германии. Всего в восточной группировке противника насчитывалось 5,5 млн. человек, 47,2 тыс. орудий и минометов, 4,3 тыс. танков, 5 тыс. боевых самолетов Красная Армия в победах и поражениях, 1941 — 1945 гг. / В. И. Феськов, К. А. Калашников, В. И. Голиков; Науч. ред.Э. И. Черняк; Томский гос. ун-т, Фак. военного обуч., Том. обл. краевед. музей. — Томск: Изд-во ТГУ, 2003. — С. 44..

Им противостояли советские войска в западных военных округах численностью 2,9 млн. человек. Это было более половины (60,4%) всего личного состава Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) и Военно-Морского Флота (ВМФ). Всего к июню 1941 г. в армии и флоте насчитывалось 4,8 млн. человек. Кроме того, в формированиях других ведомств, состоявших на довольствии в Наркомате обороны (НКО), находилось около 75 тыс. человек. Еще 805,3 тыс. человек военнообязанных находилось в войсках на «Больших военных сборах». С объявлением мобилизации 22 июня они были включены в списочную численность войск Красная Армия в июне 1941 года: (Статистический сборник) / К. А. Калашников, В. И. Феськов, А. Ю. Чмыхало, В. И. Голиков; Том. гос. ун-т. Факультет военного обучения; Науч. ред.Э. И. Черняк. — Томск: Изд-во Том. ун-та, 2001. — С. 23..

Всеобщая мобилизация военнообязанных мужчин 1905 — 1918 годов рождения, в возрасте от 23 до 36 лет, позволила уже к июлю пополнить армию 5,3 млн. человек (т.е. размеры армии увеличивались более чем вдвое). За все годы войны в армию и для работы в промышленности было мобилизовано, с учетом уже служивших к началу войны, 34,5 млн. человек. Более трети из них находились в армейском строю, что составляло по списку 10,5 — 11,5 млн. человек. В действующей армии из них находилось 5 — 6,5 млн. человек. (Для сравнения: на службу в вермахт были привлечены 17 893 тыс. человек) Война, 1941 — 1945: Факты и документы / Под. ред. О. А. Ржевского.; Е. Н. Кульков, М. Ю. Мягков, А. О. Ржевский. — М.: ОЛМО-ПРЕСС, 2004. — С. 45..

советский полководец воспоминание война

Мобилизация позволила сформировать в годы войны 648 новых дивизий, из них 410 — в 1941 г. Красная Армия в победах и поражениях, 1941 — 1945 гг. / В. И. Феськов, К. А. Калашников, В. И. Голиков; Науч. ред.Э. И. Черняк; Томский гос. ун-т, Фак. военного обуч., Том. обл. краевед. музей. — Томск: Изд-во ТГУ, 2003. — С. 41. Советские войска, выдвинутые к западным границам страны, имели 167 дивизий и 9 бригад, в них насчитывалось 32,9 тыс. орудий и минометов, 14,2 тыс. танков, 9,2 тыс. боевых самолетов. (16% общего числа танков и 18,5% самолетов находились в ремонте или требовали ремонта) 1941 год — уроки и выводы / Под ред. Е. В. Жукунова. — М.: Воениздат, 1992. — С. 62..

В целом силы и средства Германии и ее союзников в начале войны в 1,2 раза превосходили силы и средства СССР. В ряде позиций Вооруженные Силы ССР количественно превосходили армии противника, однако они уступали ему в стратегическом развертывании, по качеству многих образцов вооружения, в опыте и подготовке кадров. 75% советских войск, в отличие от германских, не обладали современным боевым опытом. 55% командных кадров находились на своих должностях менее шести месяцев. Это было связано с тем, что численность Красной Армии увеличилась почти вдвое с 1939 г. Кадрам был нанесен урон сталинскими чистками, в ходе которых из армии в 1937 — 1939 годы было уволено около 37 тыс. командиров различных рангов, из них большинство по политическим мотивам. Из них 3 — 4 тысячи были расстреляны как «заговорщики», 6 — 8 тыс. осуждено. Подавляющая часть уволенных и осужденных была реабилитирована и возвращена в армию до войны или в начале ее Сувениров О. Ф. Трагедия РККА 1937 — 1938. — М., 1998. — С. 103..

Настроенные на блицкриг (молниеносную войну) германские войска после недолгой артподготовки устремились вглубь СССР по трем основным направлениям. Группа армий «Север» (командующий генерал-фельдмаршал В. Лееб) имела задачу уничтожить советские войска в Прибалтике, захватить Ленинград. Группа армий «Центр» (командующий генерал-фельдмаршал Ф. Бок) наступала по линии Минск — Смоленск — Москва. Группа армий «Юг» (командующий генерал-фельдмаршал Г. Рундштедт) должна была разгромить силы Красной Армии на Западной Украине, выйти на Днепр и наступать далее в юго-восточном направлении. По планам германского командования, основную задачу войны должны были решить войска Ф. Бока, они обладали наибольшей мощью Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941 — 1945 гг. — М., 1975. — С. 53..

Советские стратеги ошиблись в определении направления основного удара, основные силы отпора врагу были сосредоточены на южном направлении.

К исходу первого дня войны германские войска продвинулись вглубь советской территории в Прибалтике на расстояние до 80 км, в Белоруссии — до 60, на Украине — до 20 км. В первый день войны германская авиация разбомбила около 70 аэродромов, уничтожив на земле 1489 самолетов. 322 советских самолета были сбиты в воздухе Скрытая правда войны: 1941 год. — М., 1992. — С. 89. Немецкие танковые колонны, не боясь воздушных ударов, могли смелее идти вперед. На основных направлениях германской армии удавалось обеспечить превосходство в три-четыре и более раз над пытавшимися наступать советскими частями. В течение решающих первых дней войны московское руководство не обеспечило управление войсками. Вершиной иррациональности и несобранности был поступивший вечером 22 июня приказ наркома обороны СССР маршала С. К. Тимошенко советским войскам «немедленно отбросить противника на его территорию» Русский архив: Великая Отечественная: Приказы народного комиссара обороны СССР. 22 июня 1941 — 1942 гг. — Т. 13 (2−2). — М.: ТЕРРА, 1997. — С. 25..

В ряде приграничных мест советские войска оказали ожесточенное сопротивление наступающим войскам противника и надолго задерживали его продвижение вглубь страны. Три с половиной тысячи защитников Брестской крепости (в их числе героически сражались представители более 30 народов СССР) во главе с капитаном И. Н. Зубачевым и полковым комиссаром Е. М. Фоминым целый месяц сковывали пехотную дивизию врага, поддерживаемую танками, артиллерией и авиацией. Контрудары 8-го, 9-го и 19-го механизированных корпусов (к началу войны было создано 9 таких корпусов и 20 находились в стадии формирования) нанесли серьезный урон наступающим танковым дивизиям в районе Дубно, Луцка и Ровно, отбросили их на 10 — 35 км., что не только замедлило вражеское наступление на Киев до конца июня, но и позволило вывести из-под угрозы окружения главные силы Юго-Западного фронта в районе Львова Великая Отечественная война Советского Союза 1941 — 1945: Краткая история / Н. И. Анисимов, П. П. Богданов, Е. Ю. Богуш и др.; Ред. комис.: П. Н. Поспелов (пред.) и др.; Ин-т марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. — М.: Воениздат, 1965. — С. 52..

Не имея должного представления об обстановке на фронтах, советское правительство занялось спешной перестройкой руководства вооруженными силами. 22 — 24 июня на базе довоенных приграничных округов были образованы Северный, Северо-Западный, Западный и Юго-Восточный фронты. Их командующими стали генерал-лейтенант М. М. Попов, генерал-полковник Ф. И. Кузнецов, генерал армии Д. Г. Павлов, генерал-полковник М. П. Кирпонос. 25 июня из 9-й и 18-й армий был сформирован Южный фронт (командующий генерал армии И.В. Тюленев). (На последующих этапах войны одновременно действовало до 10 — 15 фронтов. Фронт включал 5 — 9 общевойсковых армий, по 8 — 9 стрелковых дивизий каждая, 1 — 3 танковые армии, 1 — 2 воздушные армии, по нескольку отдельных танковых, механизированных и кавалерийских корпусов, соединения и части артиллерии, специальные войска фронтового подчинения. Численность офицеров и солдат в составе фронта достигала 800 тыс. человек) История военного искусства: В 2-х т. / Под общ. ред. П. А. Ротмистрова. — М.: Воениздат, 1963. — Т. 2 — С. 284..

На второй день войны СНК и ЦК партии создали Ставку Главного Командования во главе с маршалом Тимошенко. Наименование института говорило о восстановлении русских исторических традиций. (Последней ставкой было верховное командование России в первой мировой войне). Ставка была призвана принимать решения стратегического характера, она включала в себя маршалов Советского Союза, начальника Генерального штаба, руководителей военно-морских и военно-воздушных сил, позднее в нее были включены главы родов войск.

Смятение в Москве длилось до конца июня. Из всех приказов, поступавших в войска, фактически действовал лишь один — сражаться до последнего. Однако ситуация на фронтах к лучшему не менялась. Советские войска отступали. 24 июня они оставили Вильнюс, 28 июня были вынуждены оставить Минск. 30 июня немцы захватили Львов, вели бои за Ригу, она пала 1 июля. Непрерывной бомбардировке подвергались Мурманск, Орша, Могилев, Смоленск, Киев, Одесса, Севастополь. 29 июня Гитлер заявил: «Через четыре недели мы будем в Москве, и она будет перепахана». 30 июня Гальдер произнес: «Русские потерпели поражение в этой войне в течение первых же восьми дней». Вскоре он «уточнил»: «Кампания против России выиграна за четырнадцать дней» О прошлом во имя будущего: Вторая мировая война: причины, итоги, уроки / Отв. ред. П. А. Жилин, П. П. Севостьянов. — М.: Изд-во АПН, 1985. — С. 44. Эти оценки, пока еще вполне согласные с «планом Барбаросса» и самоуверенностью агрессора, были ошибочными. Основные события на советско-германском фронте только начинались.

1.2 Оборонительные бои лета и осени 1941 г.

Этап оборонительных боев, тяжелейших неудач и отступления Красной Армии продолжался с июня до декабря 1941 г. Немецкие войска рвались к Ленинграду, Москве и Киеву — центрам районов, в которых находилось около 70% всех военных заводов страны. Объединять и координировать усилия войск, действующих на этих направлениях, были призваны созданные 10 июля три главные командования войск направлений: Северо-Западное (главнокомандующий К. Е. Ворошилов, член Военного совета А.А. Жданов), Западное (главнокомандующий С. К. Тимошенко, член военного совета Н.А. Булганин), Юго-Западное (главнокомандующий С. М. Буденный, член военного совета Н.С. Хрущев). Главную роль на войне были призваны играть герои гражданской войны Козлов М. М. Советское стратегическое руководство в годы Великой Отечественной войны // Военно-исторический журнал. — 1985. — № 7. — С. 36..

Попытки сдержать отступление введением института военных комиссаров в Красной Армии (16 июля) и в ВМФ (20 июля), расстрелами (в июле были преданы суду, огульно обвинены в трусости, бездействии и сознательном развале управления войсками, приговорены к высшей мере наказания командующий Западным фронтом Д. В. Павлов и группа генералов Западного и Северо-Западного фронтов; всего до апреля 1942 г. было расстреляно 30 генералов) оказались безрезультативными. Институт был упразднен 9 октября 1942 г. Не принесли своих плодов и другие методы устрашения, в частности, известный приказ от 16 августа 1941 г. об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия. По этому приказу пленные командиры и политработники объявлялись «злостными дезертирами», их семьи подлежали репрессиям, родные пленных солдат лишались льгот.

Уже в первые месяцы войны Красной Армии пришлось оставить Прибалтику, Белоруссию, Молдавию, западные области Украины. В результате двухмесячного Смоленского сражения (героический город оставлен 29 июля, но бои на востоке от него продолжались до 10 сентября) германский план молниеносной войны был сорван, однако наступление немцев продолжалось. К концу июля сложилась угрожающая обстановка для советских войск в районе Киева. Г. К. Жуков предложил оставить город. Возмущенный предложением Сталин сместил Жукова с поста, новым начальником Генштаба стал маршал Шапошников. Жуков был назначен командующим Резервного фронта, и ему удалось успешно провести первую в ходе войны наступательную операцию по разгрому группировки немецких войск в районе Ельни.5 сентября город был освобожден. Это была первая, пусть не очень масштабная победа советского оружия в Отечественной войне Карпов В. В. Маршал Жуков; Его соратники и противники в дни войны и мира: Литературная мозаика. М.: Вече, АСТ-ПРЕСС, 1994.С. 68..

На других направлениях успех сопутствовал вражеским войскам.1 сентября они взяли станцию Мга, и Ленинград попал в страшное кольцо блокады. Вместе с полутора миллионами жителей в городе оказались запертыми 30 советских дивизий. 16 сентября фашисты вошли в Новгород, перерезали в Чудове Октябрьскую железную дорогу, соединявшую Москву с Ленинградом Козлов М. М. Советское стратегическое руководство в годы Великой Отечественной войны // Военно-исторический журнал. — 1985. — № 7. — С. 38..

Наступавшие на Москву войска в середине августа столкнулись с упорным сопротивлением. В начале сентября гитлеровское командование отдало приказ о переходе войск на московском направлении к временной обороне и начало готовить наступательную операцию «Тайфун» по захвату Москвы. Танковая группа немецкого генерал-полковника Х. Гудериана в начале сентября получила приказ повернуть из района Смоленска на юг. Созданный для отражения опасности Брянский фронт (командующий генерал-лейтенант А.И. Еременко) не сумел помешать движению. 16 сентября наступающие с севера немецкие войска сомкнулись западнее Киева с танковой группой Э. Клейста, наступавшей в северном направлении с юга, из района Кременчуга, оставленного советскими войсками 8 сентября О прошлом во имя будущего: Вторая мировая война: причины, итоги, уроки / Отв. ред. П. А. Жилин, П. П. Севостьянов. — М.: Изд-во АПН, 1985. — С. 23..

Окруженный Киев пал 19 сентября. 655 тыс. советских солдат были пленены, при выходе из окружения погибли командующий Юго-Западным фронтом генерал-полковник М. П. Кирпонос, член Военного совета фронта, секретарь ЦК ВКП (б) Украины М. А. Бурмистенко, начальник штаба фронта генерал-майор В. И. Тупиков. Выйдя из пределов Украины на территорию РСФСР, немецкие войска взяли Белгород (24 октября) и Курск (2 ноября). 25 октября был захвачен Харьков. К ноябрю немцы овладели юго-западной частью Донбасса. В ноябре они вышли на подступы к Ростову-на-Дону и создали угрозу прорыва на Кавказ. 21 ноября город был оставлен, но через неделю его отбили. 16 октября была сдана врагу героически сражавшаяся 73 дня и оказавшаяся в далеком тылу противника Одесса. Более ста тысяч защитников Одессы и большое количество различной техники и вооружения было перевезено в Крым кораблями и судами Черноморского флота (командующий вице-адмирал Ф.С. Октябрьский) Самсонов А. М. Вторая мировая война 1939 — 1945: Очерк важнейших событий. — М.: Наука, 1985. — С. 183. К концу октября фронт на полуострове приблизился к Севастополю. 16 ноября советские войска были вынуждены оставить крымский промышленный центр и порт Керчь. С 30 октября шло беспримерное по ожесточенности сражение за Севастополь, длившееся 250 дней и ночей История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 — 1945: В 6 т. / П. П. Андреев, И. Х. Баграмян, И. П. Барбашин и др.; Редкол. Н. А. Фокин и др. — М.: Воениздат, 1960 — 1965. — Т. 1. — С. 196..

30 сентября немецкие войска приступили к осуществлению операции под кодовым названием «Тайфун». Началась битва за Москву. Под командование фельдмаршала Бока было стянуто три четверти германских воск. Им противостояли три советских фронта. Войска Западного фронта (генерал-полковник М.С. Конев) занимали полосу обороны шириной 340 км от Осташкова до Ельни. Войска Резервного фронта (маршал С.М. Буденный) оборонялись на фронте 100 км на рославльском направлении и имели войска в тылу Западного фронта. Войска Брянского фронта (генерал-полковник А.И. Еременко) удерживали рубеж западнее и южнее Брянска протяженностью 290 км. Советские войска значительно уступали немецким в танках, авиации, противотанковой и зенитной артиллерии.

К 7 октября противнику удалось окружить в районе Вязьмы 4 советские армии. Под командованием генерал-лейтенанта М. Ф. Лукина армии до середины октября сражались в окружении. 10 октября войска Западного и Резервного фронтов были объединены в один Западный под командованием Г. К. Жукова и вели бои на Можайской линии обороны, остановив врага к концу октября на рубеже восточнее Волоколамска и далее по рекам Нара и Ока до Алексина Война, 1941 — 1945: Факты и документы / Под. ред. О. А. Ржевского; Е. Н. Кульков, М. Ю. Мягков, А. О. Ржевский. — М.: ОЛМО-ПРЕСС, 2004. — С. 132..

Немецкие танковые войска, наступавшие из районов Рославля и Шостки, обошли основные силы Брянского фронта.3 октября был захвачен Орел. Советские войска к 23 октября прорвали фронт окружения и отошли на линию Белев-Мценск-Поныри. Преодолев этот рубеж, немцы к концу месяца вышли на линию Таруса-Тула. Все попытки захвата Тулы, предпринимавшиеся с 29 октября, были отбиты. 18 ноября фашисты начали наступление с целью обхода Тулы с востока, к 25 ноября они вышли на подступы к Кашире, продвинулись в направлении Рязани, создавая угрозу прорыва в район восточнее Москвы. В результате контрударов войск Западного фронта, противник в начале декабря начал отход из выступа, образованного северо-восточнее Тулы.

Особенно тревожная обстановка складывалась к северо-западу от Москвы. 14 октября, несмотря на упорное сопротивление войск Западного фронта, немцы овладели городами Ржев и Калинин. Войскам созданного 17 октября нового Калининского фронта (генерал-полковник И.С. Конев) удалось отбить попытки прорыва немцев из Ржева на Торжок (в тыл Северо-Западному фронту) и закрепиться на рубеже Селижарово-Калинин-Волжское водохранилище. 15 ноября противник усилил натиск на клинско-солнечногорском и волоколамско-истринском направлениях. Врагу удалось выйти к Дмитрову, занять Яхрому, на одну ночь Лобню, а также несколько деревень на восточном берегу канала им. Москвы, захватить Красную Поляну, Крюково. В зимнюю ночную пургу немецкий разведбатальон прошел сквозь Химки и вышел на северо-западные пригороды Москвы в пятнадцати километрах от Кремля. В начале декабря наступление немцев выдохлось Соколов Б. В. Правда о Великой Отечественной войне: Сб. ст. — СПб.: АЛЕТЕЙЯ, 1998. — С. 82..

Самые тяжелые дни Москвы начались с 15 октября. Этим днем ГКО принял постановление об эвакуации столицы. На совещании у Сталина командующему Московским военным округом генерал-лейтенанту П. А. Артемьеву было приказано подготовить план обороны города и удерживать хотя бы часть его до тех пор, пока подойдут войска из Сибири и вышибут немцев из Москвы. Грузовики развозили взрывчатку для минирования мостов, которые должны были взрываться «при виде противника». Двести поездов и 80 тысяч грузовиков вывозили посольское и государственное имущество Анфилов В. А. Провал «Блицкрига». — М.: Наука, 1974. — С. 44. В Москве даже квалифицированные рабочие принимались в истребительные батальоны. Более полумиллиона москвичей рыли мерзлую землю, создавая оборонительные рубежи вокруг столицы.

Между тем слухи о приближении немецких войск и решении правительства покинуть Москву быстро распространились по столице. В ряде случаев они породили беспорядочное бегство административных работников разного уровня, сожжение архивной документации, грабежи брошенных магазинов. 17 октября по поручению Сталина по московскому радио выступил руководитель столичной парторганизации А. С. Щербаков и заверил: «За Москву будем драться упорно… до последней капли крови». И все же панические настроения и беспорядки в Москве не прекратились до тех пор, пока не стало ясно, что представители власти и сам Сталин остаются в Москве Комаров Н. Я. Государственный Комитет Обороны постановляет… (Некоторые вопросы организационного строительства и укрепления боевой мощи Советской Армии в годы Великой Отечественной войны) // Военно-исторический журнал. — 1989. — № 3. — С. 18..

19 октября было подписано постановление ГКО о введении в Москве осадного положения. Всякое движение, как отдельных лиц, так и транспорта, запрещалось с 12 часов ночи до 5 часов утра, нарушители порядка немедленно привлекались к ответственности. За два месяца действия этого постановления на месте было расстреляно 16 человек, 357 человек расстреляно по приговорам военного трибунала, осуждено на тюремное заключение на разные сроки 4741 человек Анфилов В. А., Голиков Ф. И. Загадка 1941 года. О войне под разными ракурсами. — М.: Вече, 2005. — С. 77. Беспорядки в Москве были пресечены. Тем временем советское командование спешно выдвигало к Москве дивизии Дальневосточной армии, которые именовались «сибирскими». 750 тыс. хорошо обученных и хорошо оснащенных солдат и офицеров готовились отражать японскую агрессию. К декабрю советская сторона располагала надежной информацией о том, что Япония не намеревалась начинать военные действия против СССР на Дальнем Востоке.

Германское командование полагало, что к декабрю 1941 г. Красная Армия выдохлась полностью. Между тем 59 новых советских пехотных и 17 кавалерийских дивизий уже ждали приказа вступить в бой. 30 ноября Г. К. Жуков представил Сталину план контрнаступления под Москвой.

Итоги летне-осенней кампании 1941 г. были ужасающими. К 1942 г. безвозвратные потери личного состава советских войск составили 3,1 млн. человек (из них 0,8 млн. были убиты и умерли от ран, 2,3 млн. пропали без вести и пленены). Вместе с санитарными потерями (раненые, контуженные, заболевшие) цифра потерь увеличивалась до 4,5 млн. человек Красная Армия в победах и поражениях, 1941 — 1945 гг. / В. И. Феськов, К. А. Калашников, В. И. Голиков; Науч. ред.Э. И. Черняк; Томский гос. ун-т, Фак. военного обуч., Том. обл. краевед. музей. — Томск: Изд-во ТГУ, 2003. — С. 52. То большое преимущество в танках и самолетах, которое имела Красная Армия в начале войны, растаяло. Противник захватил треть железнодорожных путей. Страна потеряла треть самого плодородного клина пахотной земли и имела теперь хлеба и мяса на душу населения вдвое меньше, чем до войны. Производство жизненно важных для военной индустрии алюминия, меди, марганца упало на две трети. Потеря трехсот военных заводов резко сократила поступление в армию снарядов, мин, бомб.

Падение производства боеприпасов продолжалось до конца года. Выпуск самолетов сократился с 2,3 тыс. в сентябре до 627 в ноябре. За вторую половину 1941 г. была создана лишь половина запланированного количества танков. Большая часть военных заводов еще перемещалась на восток. Миллионы квалифицированных рабочих были либо убиты, либо мобилизованы в армию, их заменили ранее не работавшие на производстве женщины, подростки и старики. Однако Челябинский тракторный завод уже принимал Харьковский дизельный цех, производивший непревзойденный дюралюминиевый мотор (создан в конструкторском бюро, которое возглавлял К.Ф. Челпан) для знаменитого Т-34, и цеха Кировского завода. Уралмаш уже сокращал время производства одного танка со 110 часов до 30.

Неудачи первого этапа войны поставили под сомнение коренные, казавшиеся ранее незыблемыми идеологические постулаты, определявшие жизнь советского общества, внутреннюю и внешнюю политику государства. Создание антигитлеровской коалиции приглушило антиимпериалистическую пропаганду. Международная классовая солидарность на поверку не обнаружила своей действенности. Германские пролетарии вопреки ожиданиям и наивным призывам из советских окопов в массе своей вовсе не спешили повернуть оружие против своего эксплуататорского правительства и не выказывали никакого почтения к СССР как отечеству мирового (т.е. и германского тоже) пролетариата. Как и пролетарии других воюющих капиталистических государств, они никак не вдохновлялись идеей использовать мировую войну для свершения мировой коммунистической революции. Национальная солидарность оказалась и была признана силой, сплачивающей несравненно прочнее, нежели классовая, не только в стане врага, но и в самом СССР. В беседе с У. Гарриманом, координатором американской программы ленд-лиза, возглавлявшим делегацию США на московском совещании представителей СССР, США и Великобритании 29 сентября — 1 октября 1941 г., Сталин сказал о своих соотечественниках: «Мы знаем, народ не хочет сражаться за мировую революцию; не будет он сражаться и за советскую власть… Может быть, будет сражаться за Россию» Соколов Б. В. Правда о Великой Отечественной войне: Сб. ст. — СПб.: АЛЕТЕЙЯ, 1998. — С. 107..

Неожиданное признание Сталина было явным признаком существенного пересмотра идейных основ партийно-политической работы в армии и стране. Отсюда — отказ от политики воинствующего атеизма и демонстрация готовности уважать традиционные верования и национальные чувства народа, прекращение гонений на Русскую Православную Церковь и благодарное признание в ней союзника в борьбе с нашествием. Отсюда — воскрешение вдохновляющих традиций старой русской армии, выразившееся, в частности, в возрождении гвардейских званий. Слово «гвардия», появившееся в России еще в петровское время, всегда означало самые отборные, боеспособные, отличающиеся особым мужеством войска. Появление этого слова в приказе Ставки ВГК от 18 сентября 1941 г. свидетельствовало о том, что лучшие боевые традиции, основой которых была преданность Родине, переходили из русской армии в советскую. О воскрешении традиций и восстановлении связи с героическим прошлым страны свидетельствовало и сталинское напутствие войск на знаменитом параде 7 ноября: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков». Английский журналист А. Верт, автор правдивой книги «Россия в войне 1941 — 1945» (1964), нашел этому идеологическому повороту довольно точную аналогию: в СССР «был провозглашен националистический нэп» Типпельскирх К. История Второй Мировой войны, 1939 — 1945: Научно-популярное издание. — СПб.: Полигон, 1999. — С. 210..

Вслед за предстоятелем Русской Православной Церкви Сталин призвал помнить имена тех, кто создал и защитил Россию, ее исторических героев, Александра Невского, Дмитрия Донского, Александра Суворова, Михаила Кутузова. 10 декабря 1941 г. был отдан приказ о снятии со всех военных газет лозунга «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», чтобы он не мог «неправильно ориентировать некоторые прослойки военнослужащих» Война, 1941 — 1945: Факты и документы / Под. ред. О. А. Ржевского; Е. Н. Кульков, М. Ю. Мягков, А. О. Ржевский. — М.: ОЛМО-ПРЕСС, 2004. — С. 76. Спасение страны и социализма виделось в превращении войны в отечественную, национальную, а не классовую. Идеологический поворот, связанный с внедрением в коммунистическую идеологию национально-патриотических лозунгов, признание духовно-культурных ценностей дореволюционной России великим достоянием СССР с позиций коммунистического фундаментализма были временным отходом от идей революции и пролетарского интернационализма и могли быть терпимыми лишь как вынужденная уступка. Тем не менее, выбор этот оказался единственно верным. Идеологический поворот предшествовал коренному повороту в ходе войны.

Глава 2. Мемуары советских полководцев

2.1 «Воспоминания и размышления» Г. К. Жукова

В октябре 1957 года Георгий Константинович Жуков был освобожден от обязанностей министра обороны. В жизни полководца наступил негаданный и крутой поворот. Из своих шестидесяти лет маршал провел на военной службе сорок два года, прошел первую мировую, гражданскую и Великую Отечественную войны. Был заместителем Верховного Главнокомандующего, членом Ставки советского Верховного Главнокомандования и представителем ее на многих фронтах, командовал фронтами. По воле Коммунистической партии и Советского правительства Жуков вел на врага миллионные массы войск, стал выдающимся героем нашего народа. Он жил на государственной даче в Сосновке, по Рублевскому шоссе в Москве. Дача была дарована ему пожизненно Советским правительством после победы под Москвой. Новый этап жизни Жукова, своеобразный и трудный, был связан с последним высоким подвигом Георгия Константиновича.

Маршал не раз затрагивал вопросы военной мемуаристики в беседах с А. М. Василевским, а также с И. X. Баграмяном. Друзья держались разных на этот счет взглядов. Если И. X. Баграмян был намерен в ближайшие же годы приступить к воспоминаниям, то А. М. Василевский откладывал мемуары на неопределенный срок. Свои соображения он подкреплял вескими аргументами, в частности тем, что вскоре после войны о мемуарах неодобрительно высказался И. В. Сталин. Именно А. М. Василевский доложил тогда генералиссимусу две первые мемуарные книги. Среди них был сборник «Штурм Берлина», создававшийся в то время, когда Г. К. Жуков находился в Германии на посту главноначальствующего Советской военной администрации. Великолепно оформленная, с многочисленными иллюстрациями книга почти в 500 страниц большого формата была издана в 1948 году и представлена И. В. Сталину. Авторы писали о том, как они воевали, штурмуя столицу фашистского рейха, что видели, чувствовали и пережили. Среди мемуаристов были солдаты, сержанты, старшины, офицеры и генералы: С. Переверткин, Ф. Зинченко, К. Самсонов, И. Сьянов, М. Егоров и другие. Иллюстрации в книгу подготовили на основе собственных «документальных зарисовок» военные художники Студии имени Грекова — Л. Голованов, А. Кокорин, Н. Соколов, их товарищи.

Как вспоминал в последующем А. М. Василевский, Сталин сказал тогда, что «писать мемуары сразу после великих событий, когда еще не успели прийти в равновесие и остыть страсти, рано, что в этих мемуарах не будет должной объективности».

Мы не знаем, сообщил или нет Александр Михайлович Василевский своему другу Г. К. Жукову мнение И. В. Сталина относительно объективности мемуаров. Ясно одно, что, получив отставку от государственных дел, Георгий Константинович твердо решил написать книгу. Взял верх благородный патриотический мотив его намерений. «Для меня, — напишет полководец, работая над „Воспоминаниями и размышлениями“, — главным было служение Родине, своему народу. И с чистой совестью могу сказать: я сделал все, чтобы выполнить этот свой долг. Данная книга является, возможно, последним из того, что я считаю обязанным сделать» Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. В 2-х т. — 13-е изд., испр. и доп. по рукописи автора. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. — Т. 1. — С. 23..

Решение давалось в муках. Было множество сомнений. Ведь всю свою жизнь маршал был связан только с деловым, сугубо военным языком: распоряжениями, приказами, директивами. Он знал его досконально и достиг в нем совершенства. Теперь же он должен был обратиться к языку литературы, пусть даже не художественной, а мемуарной, но литературы. Уместно напомнить, что Г. К. Жуков всегда благоговейно относился к образованию, которого в дореволюционном детстве был лишен. Не проявится ли сейчас этот недостаток образования?

Как ни велика была тайна замыслов Г. К. Жукова, его обращение к мысли о книге воспоминаний оказалось известным двум советским писателям — Константину Михайловичу Симонову и Сергею Сергеевичу Смирнову, знакомым маршала. Писатели предлагали полководцу свою помощь.

В 1958 году замысел создания книги созрел окончательно, но до воплощения его в жизнь прошло более восьми лет.

Хотя основные положения воспоминаний Г. К. Жукова были достаточно на первый взгляд выношены автором, книга, как говорят литераторы, сначала не пошла. Сев впервые в жизни в качестве писателя за письменный стол, маршал реально почувствовал свою неготовность к такому труду. Оказалось, что перемена деятельности нуждается в тщательной и многообразной подготовке. К ней надо было прежде всего привыкнуть и, главное, преодолеть свой же горячий характер. На это требовалось время, причем немалое: художественное слово не терпит поспешности. Надо было найти и литературную форму изложения мыслей.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой