Перевод метафор в романах C. Шелдона

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

  • Введение
  • 1. Теоретическая часть
  • 1.1 Определения
  • 1.2 Классификация
  • 1.3 Перевод
  • 2. Практическая часть
  • Заключение
  • Библиография

Введение

В различных языковых стилях, особенно в стилях художественной литературы, широко используются языковые средства, усиливающие действенность высказывания благодаря тому, что к чисто логическому его содержанию добавляются различные экспрессивно-эмоциональные оттенки. Художественная речь отличается от всех прочих форм речи прежде всего тем, что она выполняет эстетическую функцию. Реализация этой функции означает представление окружающей действительности в образной, конкретно-чувственной форме. Слова, типичные для художественной литературы, не просто информативны, а описательны, то есть обладают способностью давать определенному предмету характеристику, дополнительную к тем его признакам, которые визуально закреплены за данной словарной единицей и зафиксированы в словарях. Усиление выразительности речи достигается различными средствами, в первую очередь использованием тропов, так называемых лексических средств создания образности. Тропы характеризуются одновременной реализацией двух значений: словарного и контекстуального предметно-логического. В силу этого осмысление тропов составляет сложный процесс, сопровождающийся выявлением связей между тремя компонентами — словарным значением тропа, его контекстуальным значением и значениями других слов текста http: //referat. ru/pub/item/10 360..

Тропы — это лексические изобразительно-выразительные средства, в котором слово или словосочетание употребляется в преобразованном значении Арнольд И.В. Стилистика. Современный английский язык. М.; 2002. — С. 123. В основе тропа лежит сопоставление понятия, представленного в традиционном употреблении лексической единицы, и понятия, передаваемого этой же единицей в художественной речи при выполнении специальной стилистической функции. Другими словами, это некое сопоставление двух понятий, которые представляются близкими в каком-то отношении.

Одним из наиболее распространенных видов тропа является метафора.

Тема данного исследования — перевод метафор в романах С. Шелдона. Актуальность данной темы заключается в том, что метафора как явление языка и речи, несомненно, представляет большой теоретический и практический интерес. Изучение природы метафорического переноса, анализ многоплановых языковых сдвигов, которые он вызывает, рассмотрение зависимости метафоры от ее синтагматических и парадигматических связей помогает проникнуть в сложную систему лексики Смирницкий А.И. Лексикология английского языка. М., 1956. — С. 201., увидеть скрытые в ней безграничные возможности образования новых лексических единиц, вскрыть динамику семантических отношении внутри лексической системы данного синхронного среза.

Тайна метафоры привлекала к себе крупнейших мыслителей — от древнегреческого философа и ученого Аристотеля до Ж. Ж. Руссо и Г. Гегеля и далее до Э. Кассирере, Х. Ортеги-и-Гассета и многих других. О метафоре написано множество работ. О ней высказывались не только ученые, но и сами ее творцы — писатели, поэты и художники. Нет критика, который бы не имел собственного мнения о природе и эстетической ценности метафоры. И это понятно, ведь метафора — неотъемлемое явление нашей речи, которое можно найти не только в художественных текстах, но и в любом другом тексте, так как не существует фрагмента, который бы понимался только буквально. Изучение метафоры традиционно, но было бы неверно думать, что оно поддерживается только силой традиции. Напротив, оно становится все более интенсивным и быстро расширяется, захватывая разные области знания — философию, логику, психологию, литературоведение, теорию изящных искусств, семиотику, риторику и разные школы лингвистики.

Метафора всегда была объектом пристального внимания лингвистов. Теоретический интерес к ее изучению возрос в последние десятилетия и, по словам Н. Д. Арутюновой, «связан с широким использованием метафоры в различных видах дискурса» Арутюнова Н.Д. Функциональные типы языковой метафоры, 1978. — С. 15. Дискурс — связный текст в совокупности с прагматическими, социокультурными, психологическими и другими факторами; речь как целенаправленное социальное действие http: //rubricon. com.

Многие проблемы, связанные с метафорой, остаются нерешенными. Например, нет единого подхода к ее пониманию. Рассмотрению основных определений и толкований термина «метафора» посвящена первая глава данной работы. Перевод метафоры связан с решением целого ряда лингвистических, литературоведческих, культурологических и др. проблем. Так, практика перевода показывает, что большинство стертых английских метафор (метафор, которые мы употребляем каждый день, не обращая внимания на скрывающуюся в них образность: теплые отношения, благодатная тень и т. д.) имеют русские эквиваленты, зафиксированные в лексикографии. Авторские же метафоры, придающие тексту особую образность и выразительность, не имеют готовых эквивалентов и вызывают затруднения при переводе.

Настоящая дипломная работа выполняется с целью исследования употребляемых Сидни Шелдоном в своих произведениях метафор на предмет выявления их особенностей, играющих роль при выборе способов их перевода на русский язык. Предметом исследования являются предпочтительные и уже применяемые способы перевода метафор упомянутого автора. Объёктом исследования являются примеры метафор, выявленные в текстах избранных для исследования произведений автора и в их переводах на русский язык, выполненных разными переводчиками. Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

определение термина метафора;

классификация метафор по типам;

изучение распространённых способов перевода метафор;

выборка, анализ и классификация используемых в текстах Сидни Шелдона (на примере романов «Nothing lasts forever», «The naked face» и «If tomorrow comes») метафор;

выявление и формулировка основных задач и проблем, стоящих перед переводчиком при переносе авторских метафор на русский язык;

Поставленные задачи: дать определение и проанализировать основные понятия, содержащиеся в исследовании, раскрыть особенности перевода метафор.

Среди методов исследования выделены теоретические методы: анализ лингвистической, энциклопедической, поэтической литературы; анализ практического материала: романов С. Шелдона на английском языке и в переводе на русский.

Материал исследования изложен в следующей последовательности:

введение

теоретическая часть

практическая часть

заключение

библиография

Во введении дается обоснование актуальности работы, определяются цели, задачи, объекты, предмет, а также методы исследования.

В теоретической части раскрываются понятие метафоры, приводятся описания существующих классификаций метафор и выявляются особенности их перевода на русский язык.

В практической части проводится классификация метафор, выявленых в текстах романов «Ничто не вечно», «Сорвать маску» и «Если наступит завтра». Также проводится параллельный анализ оригинальных метафор и встречаемых в переведённых на русский язык романах выбираемых переводчиками русских эквивалентов. Выявляются самые часто используемые на практике приёмы их перевода, самые распространённые ошибки и неточности перевода и приводятся вероятные пути их устранения.

Заключение обобщает результаты проведённых исследований и содержит окончательную их формулировку в виде рекомендаций переводчику.

шелдон метафора перевод роман

1. Теоретическая часть

1.1 Определения

В лингвистику метафора пришла из риторики, где она расценивалась как средство изобразительной речи и эстетики. Аристотель — первый, кто рассмотрел в своих трудах «Поэтика» и «Риторика» понятие метафоры. В классической риторике она была представлена в основном как отклонение от нормы — перенос имени одного предмета на другой. Цель данного переноса — либо заполнить лексическую лакуну (пропуск, пробел, недостающее место в тексте) (номинативная функция), либо «украсить» речь, убедить (главная цель риторической речи).

Затем проблема метафоры вышла из ведения риторики и переместилась в лингвистику. Так появилась сравнительная концепция метафоры. Согласно этой версии, метафора — это изобразительное переосмысление «обычного» наименования. Метафора представлялась как скрытое сравнение. Теория сравнения утверждала, что метафорическое высказывание связано со сравнением двух или более объектов.

Позднее в XIX—XX вв.еке с возникновением семантической теории языка сравнительная точка зрения подверглась серьезной критике. Ее главными оппонентами были Дж. Серль и М. Блэк. Первый утверждал, что метафора связана с вербальной оппозицией или взаимодействием двух семантических смыслов — а именно, метафорически употребленного выражения и окружающего буквального контекста Серль Дж. Метафора // Теория метафоры. — М., 1990. — С. 36. .М. Блэк был одним из первых, кто четко обосновал следующее положение: «В ряде случаев было бы более правильно говорить, что метафора именно создает, а не выражает сходство!» Блэк М. Метафора // Теория метафоры. — М., 1990. — С. 17. В ответ на сравнительную теорию метафоры М. Блэк, а за ним и многие другие исследователи, занялись разработкой так называемой теории семантического взаимодействия. Они также отмечали, что метафора не раскрывает сходство, а скорее создает его. Она раскрывает сходство между вещами, которые до этого никому не приходило в голову сравнивать.

В XX веке на фоне развития новых направлений метафора становится для лингвистики в целом некоторым объединяющим феноменом, исследование которого кладет начало развитию когнитивной науки. Однако до последних десятилетий XX века, когда проблема статуса метафоры в концептуальной теории стала привлекать особое внимание лингвистов, исследования на этот счет носили случайный характер и не выделялись в отдельные обоснованные теории. Детальному рассмотрению метафоры как способа мышления в рамках когнитивной лингвистики посвящена работа Э. Маккормака «Когнитивная теория метафоры», в которой он дает определение метафоре как некоему познавательному процессу. По Э. Маккормаку, причиной возникновения метафоры является сопоставление семантических концептов, в значительной степени несопоставимых, человеческим разумом путем определенных организованных операций. С одной стороны, метафора предполагает наличие сходства между свойствами ее семантических референтов, поскольку она должна быть понята, а с другой стороны — несходства между ними, так как метафора призвана создать некий новый смысл. Постановка вопроса о концептуальной метафоре дала толчок исследованиям в сфере мыслительных процессов человека. Это привело исследователей к тому, что метафора — это, прежде всего, вербализированный прием мышления о мире http: //referat. ru/pub/item/10 360.

Метафора может быть отнесена к наиболее распространенным экспрессивным средствам языка.

Рассмотрим существующие определения метафоры.

Ш. Балли считал, что метафорические сближения «обычно основываются на смутных аналогиях, порой совершенно нелогичных» Балли Ш. Французская стилистика. М., 1961. — С. 221. Являясь особой формой краткого, эмоционально насыщенного сравнения Аристотель. Поэтика. М., 1957. — С. 117., «метафора, если она не штампована, есть акт утверждения индивидуального миропонимания» Виноградов В.В. Стиль Пушкина. М., 1945. — С. 89., она всегда оригинальна в выборе объектов для сравнения и неожиданна по лексической сочетаемости. Но, возникая как единичное явление речи, многие метафоры превращаются в штампы; наша речь изобилует стертыми метафорами типа «железная воля», «нить рассуждений»; a stream of people (поток людей), to cast an eye (a look, a glance) at (over, on) (бросить взгляд на); a drop of hope (капля надежды); to hide a secret (скрывать секрет).

Метафора (от греческого metaphora «перенос») — это перенос наименований, основанный на ассоциации по сходству (формы, цвета, места, поведения, звучания) Арнольд И.В. Лексикология современного английского языка. М., 1959. — С. 70..

Так, слово belly («живот», «брюхо») может обозначать «утолщение пласта или жилы»; dome («купол») может — употребляться в значении «небесный свод»; to bore («сверлить») — в значении «надоедать»; to fleeсe («стричь овец») может быть употреблено в значении «обдирать», «вымогать деньги» Агамджанова В.И. Синтагматические и парадигматические связи слова при метафорическом переносе. Рига, 1971. — С. 36..

О метафоре пишут со времен Аристотеля, о ней существует большая научная литература, которая не замыкается границами лингвистики. К Аристотелю восходит рассмотрение метафоры с точки зрения лежащего в ее основе сравнения, аналогии. Примерами рассмотрения метафоры с данной точки зрения являются следующие определения:

Метафора — «иноречие, инословие, иносказанье; обиняк; риторический троп, перенос прямого значения к косвенному, по сходству понятий» Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. 1979. — С 323..

И.Р. Гальперин дает следующее определение метафоры: «Отношение предметно-логического значения и значения контекстуального, основанное на сходстве признаков двух понятий, называется метафорой» Гальперин И.Р. Очерки по стилистике английского языка. М., 1958. — С. 125. Далее говорится, что «метафора может быть выражена любой значимой частью речи», и затем, «для реализации метафоры необходим контекст, в котором члены сочетания выступают только в одном предметно-логическом значении, уточняя то слово, которое несет двойное значение — метафору».

Нечаев Г. А. в кратком лингвистическом словаре дает определение метафоры как «вида переноса значения слова, основанный на сходстве предметов, явлений по форме, по цвету, по звучанию, по характеру движения, по поведению и т. п., например: ножка ребенка и ножка стула» Нечаев Г. А. Краткий лингвистический словарь. 1976. — С. 89..

Метафора — «оборот речи, состоящий в употреблении слов и выражений в переносном смысле на основе какой-нибудь аналогии, сходства, сравнения» Ожегов С.И. Словарь русского языка. — М., 1973. — С. 320..

Герберт Рид писал: «Метафора есть синтез нескольких объектов наблюдения в единый доминирующий образ» Read H. English prose style, London, 1952. — p. 24..

Метафора — «употребление слова в переносном значении на основе сходства предметов и явлений. „Дворянское гнездо“, „крыло самолета“. В отличие от двучленного сравнения, в котором приводится и то, что сравнивается, и то, с чем сравнивается, метафора содержит только второе, что создает компактность и образность употребления слов. Метафора — один из распространенных тропов, так как сходство между предметами и явлениями может быть основано на самых различных чертах» Розенталь Д.Э., Теленкова М. А. Словарь-справочник лингвистических терминов. М., 1976 — С. 176..

Метафора — «употребление слова или выражения в переносном значении, основанное на сходстве, сравнении, аналогии, а также слово или выражение, таким образом употребленное» Словарь русского языка / Под ред.А. П. Евгеньевой. М., 1986 — С. 259..

Определение метафоры, данное Е. Т. Черкасовой, несколько шире: «Слово, образно говоря, „переносится“ в отвлеченный метафорический план, хотя новое значение в нем кристаллизуется далеко не всегда. либо возникает новое значение (метафорическое), либо — потенциальные возможности создания такого значения на базе метафорического употребления слова». И далее: «Границы, в пределах которых закономерна речь о метафоре, определяются границами самих частей речи: понятие „метафора“ применимо только в отношении слова в пределах одной и той же части речи, и притом — только в пределах одного и того же слова» Черкасова Е.Т. Опыт лингвистической интерпретации тропов (метафора), М., 1968. — С. 5..

Также существует точка зрения, согласно которой метафора является тропом. Следует уточнить, что троп в Советском энциклопедическом словаре определяется как оборот речи, в котором слово или выражение употреблено в переносном значении в целях достижения большей художественной выразительности. В основе тропа лежит сопоставление двух понятий, которые представляются нашему сознанию близкими в каком-либо отношении Советский энциклопедический словарь / Гл. ред.А. М. Прохоров. — 4-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1989. — С. 1032..

Метафора (греч. — перенесение) — один из основных тропов художественной речи. Метафорическим слово или выражение становится тогда, когда оно употребляется не в прямом, а в переносном значении. В основе метафоры лежит неназванное сравнение предмета с каким-либо другим предметом на основании признака, общего для обоих сопоставляемых членов. Будучи по своей конструкции образным выражением, основанным на сравнении, метафора в различных формах и модификациях присутствует во всяком поэтическом тропе Квятковский А. Поэтический словарь., М., 1966. — С. 156..

Метафора — «троп или механизм речи, состоящий в употреблении слова, обозначающего некоторый класс предметов, явлений и т. п., для характеризации или наименования объекта, входящего в другой класс, либо наименования другого класса объектов, аналогично данному в каком-либо отношении. В расширительном смысле термин „метафора“ применяется к любым видам употребления слов в их непрямом значении» Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред.: Ярцева В. Н. — М., 1990. — С. 296..

Метафора — «вид тропа, в котором отдельные слова или выражения сближаются по сходству их значений или по контрасту. Метафора образуется по принципу олицетворения («вода бежит»), овеществления («стальные нервы»), отвлечения («поле деятельности») и т. д. «Словарь литературоведческих терминов / ред. — сост.: Л. И. Тимофеев и С. В. Тураев. — М., 1974. — С. 208..

Метафора — «троп, перенесение свойств одного предмета (явления) на другой на основании признака, общего для обоих сопоставляемых членов („говор волн“, „бронза мускулов“)» Советский энциклопедический словарь / Гл. ред.А. М. Прохоров. — М., 1989. — С. 807..

Метафора — «троп, оборот речи, состоящий в употреблении слов и выражений в переносном смысле на основе какой-нибудь аналогии, сходства, например говор волн, змеи сердечной угрызенья» Толковый словарь русского языка / Гл. ред. Б. М. Волин и проф.Д. Н. Ушаков. — М., 1938. — С. 197..

Следующее определение метафоры не относится к приведенной выше классификации: Метафора — «языковой феномен, которому соответствует некая модель действительности, определяемая мышлением человека и влияющая на выбор альтернатив в процессе принятия решений» Нелюбин Л.Л. Толковый перевоведческий словарь. М., 2003. — С. 109..

В английском языке метафора рассматривается несколько иначе. Это можно видеть в следующих определениях.

Metaphor — «1) a way of describing smth by referring to it as smth different and suggesting that it has similar qualities to that thing. = simile: She uses some wonderful images and metaphors in her writing. 2) mixed metaphors — the use of 2 different metaphors at the same time to describe smth especially in a way that seems silly or funny. 3) smth that represents a general idea or quality: Their relationship is a metaphor for the failure of communication in the modern world» Longman Dictionary of Contemporary English / director Della Summers. — 2003. — P. 1035..

Metaphor — «a figure of speech, based on some resemblance of a literal to an implied subject» The New American Webster Handy College Dictionary. — P. 290..

Metaphor — «the use of a word or phrase to indicate smth different from (through related in some way to) the literal meaning, as in «I’ll make him eat his words» or «She has a heart of stone» Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English. A S Hornby. — P. 780..

Еще один спорный момент в определении метафоры. Она часто определяется как сокращенное сравнение: Метафора — образ, который указывает на действительность не прямо, а косвенно, через сравнение Вейман Р. «Новая критика» и развитие буржуазного литературоведения, М., 1965. — С. 282. А также: Metaphor — «is a comparison between two things, accomplished by a „carrying over“ or a word from its normal use to a new use» Richards I. A. Theory of Metaphor, Manuel Bilsky, Modern Philology., 1952. — Р. 130. И. Р. Гальперин возражает такому определению метафоры. Он пишет: «Метафора есть способ отождествления двух понятий, которые представляются сходными. Сравнение же сопоставляет предметы, понятия, не отождествляя их, рассматривая их изолированно» Гальперин И.Р. Очерки по стилистике английского языка. М., 1968. — С. 127. «Мы сравниваем определенные качества одного объекта с общими качествами другого объекта: это и есть сравнение. Если мы пойдем дальше и до некоторой степени отождествим человека и белку — мы создадим метафору», — пишет Г. Рид Read H. English prose style, London, 1952, — Р. 25..

Итак, метафора не имеет однозначного определения. В практическом исследовании метафоры как стилистического явления целесообразно исходить из того, что она основана на отношении предметно-логического значения и значения контекстуального Гальперин И.Р. Очерки по стилистике английского языка. М., 1958. — С. 127., она содержит «скрытое сравнение, осуществляемое путем применения названия одного предмета к другому и выявляющее таким образом какую-нибудь важную черту второго» Арнольд И.В. Лексикология современного английского языка. М., 1959. — С. 69..

Метафора тесно связана с другими лексическими стилистическими приемами. Разграничение метафоры и сравнения, например, является дискуссионным вопросом.Ф. Уилрайт предлагает игнорировать наличие формальных элементов типа связующих слов like (подобный), such as (такой как), as if (как будто) и т. п., обычно рассматриваемых как грамматический признак сравнения. По его мнению, строка Р. Бернса «Oh, my love is like a red, red rose» более метафорична (хотя и рассматривается как сравнение в силу наличия слова like), чем сокращенное утверждение-метафора My love is a red rose. Метафора, по мнению Ф. Уилрайта, характеризуется «качеством семантических преобразований, которые ей свойственны», а не «правилами грамматических форм» Уилрайт Ф. Метафора и реальность // Теория метафоры. М., 1990. — С. 108..

Исходя из вышеизложенного, можно попытаться дать следующее рабочее определение метафоры как структурно-семантического единства.

Метафорой называется основанный на сходстве синтез двух или более объектов наблюдения в единый доминирующий образ, выраженный в речи самостоятельным, внутренне уравновешенным структурным с единством.

1.2 Классификация

В лингвистике существует несколько трактовок по вопросу о классификации метафор. Разные исследователи выделяют их в определенные типы, разрабатывают различные подходы и критерии, в соответствии с которыми распределяют затем метафоры по разным классам.

Так, Н. Д. Арутюнова, показывая функциональные типы языковой метафоры, вычленяет с этой точки зрения:

1) номинативную метафору (генетическую, утратившую образный элемент),

2) образную,

3) когнитивную (признаковую) и 4) генерализирующую (как конечный результат когнитивной метафоры) Арутюнова Н.Д. Функциональные типы языковой метафоры. 19 780. — С. 340..

В.Г. Гак выстраивает свою типологию, опираясь на характер семантических процессов, происходящих при метафоризации. Эта типология выглядит следующим образом: А. Полный метафорический перенос:

1) двусторонняя метафора (голова - котелок);

2) односторонняя семасиологическая метафора (ножка стула);

3) односторонняя ономасиологическая метафора (волынить).Б. Частичный метафорический перенос (зубец вилки) Гак В.Г. К проблеме общих семантических законов // Общее и романское языкознание. М., 1972. — С. 151. .

В типологии Ю. И. Левина рубрики вычленяются по способу реализации компаративного элемента:

1) метафоры-сравнения (колоннада рощи);

2) метафоры-загадки (клавиши - булыжники);

3) метафоры, приписывающие объекту свойства другого объекта (ядовитый взгляд, жизнь сгорела) Левин Ю.И. Структура русской метафоры // Труды по знаковым системам. Тарту, 1965. — С. 293. . (здесь выделение третьего пункта едва ли можно признать оправданным методологически, ибо приписывать объекту свойства другого объекта является обязательным и неустранимым признаком и семантической сущностью любой метафоры) Скляревская Г. Н. Метафора в системе языка. — СПб, 1993. — С. 30..

По способу воздействия на адресата некоторые лингвисты (в частности, Ф. Уилрайт и др.) делят метафоры на эпифоры и диафоры. Для первых основной является экспрессивная функция (апелляция к воображению), для вторых — суггестивная (апелляция к интуиции). По когнитивной функции метафоры делятся на второстепенные (побочные) и базисные (ключевые). Первые определяют представление о конкретном объекте или частной категории объектов (представление о совести как о «когтистом звере»), вторые (это всегда диафоры) определяют способ мышления о мире (картину мира) или о его фундамент, части («Весь мир театр, и мы его актеры») Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред.: Ярцева В. Н. — М., 1990. — С. 296..

Однако существуют и другие частные взгляды на классификацию метафор. К примеру, Дж. Лакофф и М. Джонсон выделяют два типа метафор: онтологические, то есть метафоры, позволяющие видеть события, действия, эмоции, идеи и т. д. как некую субстанцию, и ориентированные, то есть метафоры, не определяющие один концепт в терминах другого, но организующие всю систему концептов в отношении друг к другу Lakoff, George, Johnson, Mark. Metaphors We Live By. Chicago-London, 1980. — С. 45..

Как показывает наблюдение (произведенное, главным образом, на материале русского и английского языков), для реализации значения метафоры совершенно необходимо наличие нескольких сопутствующих ей слов, входящих в единство с нею и расшифровывающих ее значение. Эти слова в тексте могут примыкать к метафоре или отделяться от нее другими словами, иногда довольно многочисленными, но, тем не менее, связь их с метафорой, их, так сказать, взаимообусловленное одновременное действие, являются несомненным фактом.

Метафору и связанные с нею расшифровывающие слова можно обозначить термином метафорическая группа. Понятие о метафорической группе дает возможность детально разобраться в некоторых вопросах контекстуальной реализации значения метафор разного типа.

В субстантивной метафорической группе центром является метафора-существительное. Субстантивная метафорическая группа имеет несколько разновидностей:

А. Метафора-существительное грамматически является предикативным членом, значение ее расшифровывается подлежащим:

The house was a white elephant. (Galsworthy, «The Man of Property»).

Очень близок к этому очень распространен случай, когда метафора-существительное является приложением к другому существительному или его эквиваленту, расшифровывающему ее значение:

Ты, свинья, уехал, со мной не простился. (Горький, «Коновалов»).

You, skunk, do go away from my place!

Б. Существительное-метафора реализуется существительным в функции определения в родительном падеже (для английского языка предложная конструкция с «of» и сравнительно редко possessive case (притяжательный падеж):

You see, he is a sprig of nobility. (Marryat, «Percival Keene»).

Примечательно, что большинство подобных метафорических групп в высокой степени фразеологизировано, так как входящие в них метафоры прочно спаиваются с расшифровывающим элементом, и переносное значение (но не прямое!) ограничено в сочетаемости с другими определениями. Фразеоолгизм — устойчивое сочетание слов с осложненной семантикой, не образующихся по порождающим структурно — семантическим моделям переменных сочетаний Кунин А. В. Курс фразеологии современного английского языка. — М., 1996. — С. 5. Так, например, русское слово «нить», также и английское «thread» в метафорическом значении часто сочетаются с существительными типа «рассуждение», «размышление», «повествование» и пр.

Еще большая фразеологизация видна в таких многочисленных и в русском, и в английском языках метафорических группах, как «нос лодки», «ручка зонтика», «ушко иголки», «бородка ключа», «the leg of the table» («ножка стола»), «the eye of the needle» («игольное ушко»), «the mouth of the river» («устье реки») и т. д.

В. Метафора-существительное реализуется глаголом. В метафорическую группу этого типа очень часто входит глагол «называть» («to call»), по природе своего значения требующий второго дополнения.

Не is not very quick in temper. He is what we call a slow coach (Marryat, «Percival Keene»).

Центром метафорической группы — метафорой — могут быть и другие части речи: прилагательное (и причастие), глагол, наречие. В этих случаях в состав метафорической группы в качестве расшифровывающего метафору слова должно обязательно входить имя существительное или его эквивалент. Только метафорическая группа с метафорой-наречием может обходиться без существительного, да и то лишь относительно, в силу параллелизма с аналогичными и соотносительными адъективными метафорическими группами.

Адъективная метафорическая группа (с центром метафорой-прилагательным) имеет вид: прилагательное + существительное.

Свойством адъективной метафорической группы является высокая степень фразеологизированности. Так: «железный характер», «каменное сердце», «горячая любовь», «зеленый юнец», «горький опыт» и т. п.

К адъективной метафоре следует отнести и случаи, когда центром группы является метафора-причастие, например: «бегущая змеею тропа».

Метафора-глагол образует метафорическую группу с расшифровывающим существительным обычно в функции дополнения и значительно реже в функции субъекта. Глагольной метафорической группе присуще то же качество, о котором говорилось относительно других метафорических групп: высокая степень фразеологизированности. Глагол-метафора, как правило, способен сочетаться в группу с ограниченным количеством расшифровывающих слов. Например, по-русски с глаголом «переломить» в переносном значении могут быть употреблены существительные: «характер», «гордость», «нездоровье», «сон». То же и в английском. Глагол «to break» образует метафорическую группу лишь с немногими существительными: silence, rule, promise, contract, money, health.

Но наряду с глаголами, ограниченными в способности контекстуального сочетания, имеется большое количество глаголов, более самостоятельных в этом отношении: для русского «насолить» в метафорическом значении принципиально приемлемо любое косвенное дополнение, лишь бы оно выражало одушевленный предмет («насолить соседу»). Точно так же обстоит дело и с аналогичным по значению английским глаголом «to pepper» («перчить»).

I think that we have peppered that Frenchmen very well (Marryat, «Percival Keene»).

Метафора-наречие образует метафорическую группу чаще всего с расшифровывающим глаголом, причем во многих случаях данное сочетание является сильно фразеологизированным:

«Very creditable.» Dr. Hammerfied muttered lamely" (London, «The Iron Heeh»).

«I congratulate you most warmly» (Wilde, «The Picture of D. Grey»).

Метафорическая группа наречия, в отличие от адъективной, глагольной и некоторых разновидностей субстантивной метафорических групп, своеобразна в том отношении, что в нее не обязательно должно включаться в качестве расшифровывающего слова имя существительное или его эквивалент: «кисло улыбаться», «сладко спать», «тепло относиться».

Следует отметить разницу в выражении одинакового понятия с адвербиальным оттенком в английском и русском языках. Русский язык широко использует субстантивную метафорическую группу с существительным-метафорой в творительном падеже в функции обстоятельства, английский язык прибегает к образованию отыменного наречия, а чаще — к прямому сравнению:

The boys cuffed each other wolfishly (чему по-русски соответствует, конечно, не «по-волчьи», а «волчатами»), или:

Не sank as a stone («Он камнем пошел на дно»).

The boy flew as an arrow («Мальчик бежал, как стрела»).

Известно, что язык располагает не только метафорами-словами, но и огромным количеством метафор-выражений, представляющих из себя фразеологизированные словосочетания и сопоставимых со свободными словосочетаниями тех же слов, иначе говоря, имеющих прямое и переносное значения.

Для реализации переносного значения этих выражений, точно так же как и для реализации значения метафоры-слова, необходима метафорическая группа, имеющая обычно более развернутый вид по сравнению с группой метафоры-слова, что легко объяснимо, если учесть, что выражение структурно всегда сложнее слова.

You soon will reap the harvest of what you have done (Marryat, «Percival Keene»). («Скоро ты пожнешь плоды своей работы»).

Таким образом, структурная форма фразеологической метафорической контекстуальной группы не имеет принципиального отличия от метафорических контекстуальных групп, образуемых словами-метафорами.

Итак, предпринята попытка произвести разбор структуры контекстуальной реализации метафор — различных частей речи. Показательно, что контекстуальное оформление метафорических слов имеет достаточно четкую структуру, позволяющую говорить о типичных формулах. Выделение понятия и термина «контекстуальная метафорическая группа» представляется целесообразным и полезным, и не только в плане теоретическом, а также и в практическом плане. Известно, что одной из наибольших методических трудностей обучения иностранному языку является именно материал, касающийся особенностей контекстуальной сочетаемости лексических единиц изучаемого чужого языка, так как обучающийся всегда находится в плену навыков, приобретенных на базе языка родного, а законы словосочетаемости носят в каждом конкретном языке специфический характер и в числе других составных элементов создают своеобразие идиоматического строя. Поэтому необходимо иметь методический прием, позволяющий в какой-то степени преодолевать действие адаптации и облегчать постижение обучающимся законов словосочетаемости в изучаемом языке.

Нами выделены контекстуальные метафорические группы следующих типов: субстантивная, адъективная, глагольная, адвербиальная и фразеологическая. Безусловно, этим не исчерпывается структурное многообразие возможной классификации контекстуальных групп, в языке их значительно больше, и мы взяли лишь наиболее характерные и четко выделяющиеся, чтобы обосновать принцип в общем виде. Но даже и эта предварительная классификация позволяет уже сделать некоторые выводы о природе контекстуальной группы. Наиболее ярко выраженным ее свойством является стремление к фразеологизированности. Многие контекстуальные группы становятся фразеологическими оборотами, причем процесс фразеологи-зации порою заходит так далеко, что возникают неразложимые комплексы типа сращений. Фразеологизации контекстуальных групп способствует тот факт, что сочетаемость отдельных слов всегда ограничена более или менее постоянным количеством других слов, с которыми данное слово способно соединяться в группу. В языке много несочетаемых слов. Если рассматривать словарный состав под этим углом зрения, то он будет выглядеть не как некий хаос произвольно сталкивающихся единиц, а как масса организованных ядер, отделяющихся одно от другого и созданных определенным количеством взаимно тяготеющих друг к другу единиц. Это и придает словарному составу языка характер системы.

Другим свойством контекстуальной группы является ее номинативность, выражающаяся в факте наличия элемента с номинативным значением, всегда выступающего в качестве решающего общее семантическое содержание группы. Как было отмечено, только адвербиальная группа свободна от номинативной окраски, да и то лишь относительно.

Выделение контекстуальной группы в качестве лексикологической категории намечает некоторые новые перспективы в лексикографической работе. Очевидно, не была бы лишена некоторой практической пользы попытка составления словаря того или иного конкретного языка по принципу выделения контекстуальных групп, что позволило бы фиксировать не только общее значение приводимых в словаре лексических единиц, но также раскрывать их конкретные, контекстуальные значения, характер их сочетаемости с другими единицами словарного состава Лясота Ю.Л. Понятие о контекстуальной (метафорической) группе. Ученые записки дальневосточного государственного университета. Выпуск 5. 1962. — С. 99..

1.3 Перевод

Перевод — это деятельность, которая заключается в вариативном перевыражении, перекодировании текста, порожденного на одном языке, в текст на другом языке, осуществляемая переводчиком, который творчески выбирает вариант в зависимости от вариативных ресурсов языка, вида перевода, типа текста и под воздействием собственной индивидуальности; перевод — это также и результат описанной выше деятельности Алексеева И.С. Введение в переводоведение: Учеб. пособие для студ. филол. и лингв. фак. высш. учеб. заведений. — СПб: Филол. факультет СПбГУ; М.: Изд. центр «Академия», 2004. — 352 с. — С. 7..

Переводчик встречается с необходимостью передать различные выразительные средства, употребленные в исходном тексте, чаще, чем может показаться на первый взгляд. Практически любой текст включает те или иные тропы, фигуры речи или другие средства придания выразительности высказыванию, составляющие особую функцию языковых единиц — стилистическую. Перевод различного рода стилистических функций с языка на язык требует преобразований особого рода, помогающих сохранить или модифицировать исходную эмоционально-эстетическую информацию.

Наиболее характерной стилистической единицей является метафора. В российском переводоведении метафорам традиционно уделялось и уделяется большое внимание. Так как перевод метафор — это одна из основных трудностей теории переводимости. Метафоры разделяются здесь в зависимости от степени сложности перевода на традиционные, стертые, авторские и развернутые.

В унаследованной от более древних состояний английского языка «животной» метафоре закрепились типологически иные признаки, нежели те, что закрепились в русской культуре. Значительная часть названий животных и птиц в английском культурно-речевом сознании связаны с понятием-образом «he» («он»), хотя в современной грамматической системе относятся к среднему роду «it». В частности, довольно часто употребляется метафорическая основа «he» в связи с образами Frog (лягушка), Fish (рыба), Caterpillar (гусеница), Tortoise (черепаха), тогда как в русском языке все эти имена являются грамматическими единицами женского рода и соответственно ассоциируются с женским полом. В переводе переводчику приходится добавлять слово-носитель мужского рода (например, «старик», «учитель» и т. д.) чтобы исходное олицетворение было более естественным в русском контексте, где слова «лягушка», «рыба» женского рода и не ассоциируется непосредственно с мужским полом: старик-лягушка, рыба-учитель.

Другую сторону проблемы «животной» метафоры представляет собой различие эмоционально-оценочных ассоциаций, связанных с тем или иным образом животного, традиционно употребляемым как основа метафоры или метафорического сравнения. Ньюмарк отмечает, в частности, специфику метафорического употребления слова «horse» («лошадь») в английской традиции: этот образ, как правило, связан с положительными оценками типа «породистый», «здоровый», «грациозный» и т. п. Newmark P. The translation of Metaphor. — Babel, vol. 26, № 2, p. 96..

В русской традиции «лошадиная» метафора преимущественно сопровождается иными, а то и прямо противоположными ассоциациями: «неуклюжий», «сильный», «некрасивый», «грубый», «здоровенный» и т. п. Эти ассоциации особенно отчетливо проявляются, если «лошадиная» метафора относится к женщине: «конь-баба» или «кобыла» — это большая, сильная, неуклюжая, некрасивая женщина. При таком различии следующий образ из английского текста может вызвать осложнения при переводе на русский язык:

Не thought of her as of a horse from his stables.

Безусловной ошибкой является перевод «Она напоминала ему лошадь из его конюшен», поскольку в исходном тексте этот образ относится к молодой грациозной девушке. Следовательно, переводчику надо применить здесь либо добавление («напоминала породистую, скаковую лошадь»), либо морфологическую замену («напоминала лошадку»), либо сочетание обоих приемов («напоминала породистую лошадку»).

Еще одно различие, касающееся традиций «животной» метафоры, заключается в наличии или отсутствии синонимов, выражающих оттенки метафорического значения. Так, в русском языке метафорическое употребление слова «свинья» может выражать такую оценку, как «грязный, подлый», а с другой стороны, оно же употребляется в значении «толстый, жирный». Поскольку эти оценки могут не совпадать, то в русской речи они актуализируются контекстом, тогда как при переводе на английский язык требуют разных метафорических единиц.

Во многих случаях развернутая метафора требует структурного преобразования, которое заключается как в словесном, так и в грамматическом изменении исходного текста, если этого требуют различия в принципах комбинаторики между исходным и переводящим языками:

I woke early to see the kiss of the sunrise summoning a rosy flush to the western cliffs, which sight never fails to raise my spirits.

Я встала пораньше и видела, как от солнечного поцелуя на восходе вспыхнули румянцем западные скалы — зрелище, которое меня неизменно вдохновляет.

Структурное преобразование исходных стилистических единиц в данном примере вызвано различием в традициях грамматического олицетворения в английском и русском языках. Если воспроизвести дословно исходную структуру, то предложение получит искусственные для русского языка комбинаторные сочетания: «увидеть поцелуй восходящего солнца, вызывающий розовый румянец у западных скал, зрелище, которое никогда не перестает поднимать мне настроение''.

В некоторых случаях при переводе метафоры следует иметь в виду расхождение в традиционных ассоциациях, связанных с тем или иным представлением. Например, в большинстве случаев английский эпитет «black», употребляемый в метафорическом смысле, может переводиться дословно, поскольку соответствует русской традиции:

black day — черный день

black deed — черное дело, и т. д.

Однако в ряде ситуаций метафорические функции эпитета в русском и английском языках расходятся и тогда требуется образная замена:

black sheep — паршивая овца

black frost — трескучий мороз, и т. п.

Еще одно условие при переводе метафорических единиц связано с метафорами фольклорного происхождения, в которых носителями эмоционально-оценочной информации могут служить термины цвета, размера, возраста и т. п. Так, русские метафорические выражения красная девица, добрый молодец, и подобные им, безусловно, не могут быть переданы прямым соответствием: red maiden — это всего лишь «рыжая девица», a fine fellow — «замечательный парень». Для того чтобы передать исходное метафорическое значение «красная» — «красивая», следует употребить либо слово в прямом значении (например, «beautiful»), либо традиционный фольклорный эпитет («a fair maiden», «a brave man»).

Необходимость различного рода преобразований исходной метафоры может диктоваться не только требованиями языковых различий, но и различиями в социально-культурных установках относительно той или иной сферы употребления метафорических оборотов речи. Наиболее характерный пример таких различий — область рекламных текстов, где метафора может быть как деталью, так и образной основой целого, и изменение метафорической единицы в переводе способно повлечь за собой реконструкцию остального текста.

Особую проблему создают при переводе метафорические единицы, принцип построения которых отличается в исходном и переводящем языках. В таких случаях преобразования могут быть весьма значительными, в частности, могут сопровождаться заменой самого стилистического статуса единицы, например, вместо исходной метафоры в переводном тексте может появиться сравнение или метафорический эпитет или иной троп. Так, английские метафорические обороты типа a dream of a dress, a beast of a car, a barrel of a man, an angel of a girl в переводе на русский язык неизбежно меняют свою стилистическую принадлежность, преобразуясь либо в сравнение (не платье, а мечта; не человек, а бочка какая-то; не машина, а зверь; и т. п.), либо в эпитет (бочкоподобный толстяк, ангелоподобная девушка), либо в метафору, основанную на другом принципе уподобления (девушка — настоящий ангел, платье моей мечты, зверь-машина).

В тексте метафору можно переводить следующими способами:

1. Полный перевод, который применяется для метафорических единиц в том случае, если в исходном и переводящем языке совпадают как правила сочетаемости, так и традиции выражения эмоционально-оценочной информации, употребленные в данной метафоре.

Добавление / опущение используется в тех случаях, когда мера подразумеваемости подобия в исходном и переводящем языках различна, и требуется либо экспликация подразумеваемого в исходном тексте смысла (прием добавления), либо, напротив, импликация словесно выраженного в исходном тексте (прием опущения).

Замена применяется в случаях лексического или ассоциативного несоответствия между элементами метафоры в исходном и переводящем языках.

Структурное преобразование применяется при различии традиций грамматического оформления метафоры в исходном и переводящем языках.

Традиционное соответствие употребляется в отношении метафор фольклорного, библейского, античного происхождения, когда в исходном и переводящем языках сложились разные способы выражения метафорического подобия.

Параллельное именование метафорической основы используется при переводе текстов, построенных на распространенной метафоре, когда по межъязыковым условиям требуется замена или структурное преобразование исходной метафоры, а по характеру передаваемой информации исходный образ необходимо сохранить Казакова Т.А. Практические основы перевода. English — Russian. — Серия: Изучаем иностранные языки. — СПб.: «Изд-во Союз», — 2000, — 320 с. — С. 246..

Основные проблемы при переводе встречаются именно тогда, когда переводчик пытается найти достойный эквивалент подобной метафоре. Сталкиваясь с авторской метафорой, большинство переводчиков стоят за верность авторскому тексту, но признают возможность маневра, когда это вызвано языковой или художественной необходимостью. Они пытаются увидеть подлинник вместе с автором как бы его глазами, и передать увиденное верно отобранными средствами своего языка. Они не довольствуются тем, чтобы без разбора перетащить в перевод все слова оригинала, не учитывая их относительной функции в разных языках. Они стараются, выявив и уяснив для себя суть, найти в своем языке соответствующие языковое и художественное выражение.

Таким образом, не вызывает сомнений утверждение о том, что перевод художественных текстов — самый трудный и своеобразный из всех типов перевода. Ведь именно в художественных текстах во всем спектре представлены выразительные средства языка: сравнения, аллегории, метафоры, аллюзии, оксюмороны и т. д. Ведь именно речь художественной литературы отличается особенной образностью.

Интерес к художественной литературе разных народов не ослабевал никогда. Да это и понятно, так как совокупность художественных произведений писателей и поэтов одной страны представляет собой культурное достояние этой страны. Переводчик несет ответственность за адекватную передачу смысла, эмоциональной окраски и своеобразия подлинника художественного произведения. На своем пути переводчик сталкивается с определенными трудностями, особенно там, где речь идет о передаче метафорических образов. Поэтому актуальность работы по совершенствованию приемов перевода сохраняется и по сей день.

2. Практическая часть

«Сидни Шелдон — это уже давно не просто имя, это брэнд, который символизирует успех и еще раз успех на поприще массовой литературы. Сидни Шелдон — как хороший повар, в книге рецептов которого содержатся исключительно бестселлеры. Как и почему так получилось, не имеет значения. По Шелдону снимают фильмы, „под Шелдона“ пишут многочисленные авторы детективов и мелодрам, славе Шелдона завидуют» http: //rus. delfi. lv/news/entertainment/books/article. php? id=12 118 009.

Сидни Шелдон родился 11 февраля 1917, в Чикаго, Штате Иллинойс. Учился в Северо-западном университете, но вскоре бросил учебу и записался добровольцем в армию Военно-Воздушных Сил США. В 1941 году вышел в отставку и начал сотрудничать с Беном Робертсом — одним из постановщиков на Бродвее. Именно тогда Сидни Шелдон написал свой первый сценарий, который получил премию «Академия» (Academy Award) за самый оригинальный сценарий «Бакалавр и Бобби-Соксер» («The Bachelor and the Bobby-Soxer», 1947). А в 1959 г. был удостоен премии «Тони» за сценарий мюзикла «Рыжая». С 1963 Шелдон начинает писать и производить телесериалы, благодаря которым он достиг невероятной популярности. За «Шоу Патти Дюка» (The Patty Duke Show, 1963−1966) и «Мечта о Дженни» (I Dream of Jeannie, 1967−1970) он получил несколько премий Эмми.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой