Понятия, виды и условия гражданско-правового договора

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Понятия, виды и условия гражданско-правового договора

Содержание

  • Введение
  • 1. Понятие гражданско-правового договора
  • 1.1 Соотношение понятий «сделка» и «договор»
  • 2. Виды договоров
  • 2.1 Реальный и консенсуальный договор
  • 2.2 Возмездный и безвозмездный договор
  • 2.3 Односторонний и двусторонний договор
  • 2.4 Публичный договор и договор присоединения
  • 2.5 Иные виды договоров
  • Заключение
  • Список использованной литературы
  • Введение
  • В рыночном хозяйстве договор становится одним из основных способов регулирования экономических взаимосвязей, так как их участники, будучи собственниками, по своему усмотрению определяют направления и порядок использования принадлежащего им имущества.
  • В процессе подготовки, составления или заключения гражданско-правового договора или его реализации между участниками гражданских правоотношений могут возникнуть разногласия, касающиеся смысла, содержания или формы того или иного договорного условия. Именно в этих случаях возникает необходимость в непроизвольном, надлежащем и правомерном толковании положений заключаемых или уже заключенных договоров, которое помогает привести реальную волю сторон договорного соглашения в соответствие с внешней формой его выражения, письменно закрепленного в тексте договора.
  • Вопросы гражданско-правовой характеристики договоров являются актуальными для российской правовой действительности.
  • Нестабильность гражданско-правовых договоров и, как следствие, гражданского оборота является одной из проблем российского гражданского права. Так, А. Г. Карапетов отмечает, что недействительными, незаключенными признаются огромное количество сделок. Проблема нестабильности гражданско-правовых договоров и, соответственно, дестабилизации гражданского оборота является не национальной, а интернациональной, решить ее без вмешательства государства не удается.
  • Всем этим обусловлена актуальность настоящего исследования.
  • Целью работы является исследование общих положений, касающихся гражданско-правового договора.
  • Задачами работы являются:
  • — определить понятие гражданско-правового договора;
  • — охарактеризовать соотношение понятий сделка и договор;
  • — рассмотреть виды договоров в гражданском праве;
  • -охарактеризовать реальный и консенсуальный договор;
  • — исследовать возмездный и безвозмездный договор;
  • — рассмотреть односторонний двусторонний договор;
  • — рассмотреть публичный договор и договор присоединения;
  • — рассмотреть иные виды договоров в гражданском праве.
  • Работа состоит из введения, основной части, разбитой на параграфы, заключения и списка используемой литературы.

1. Понятие гражданско-правового договора

В соответствии с п. 1 ст. 420 ГК РФ договором признается соглашение двух либо нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Что бы ни понимать под «соглашением», через которое определяется договор, — сам ли процесс его достижения (т.е. собственно действия нескольких лиц, направленные на то, чтобы выработать нормы и правила регламентации своих отношений) либо результат такого процесса, уже достигнутое соглашение (т.е. совокупность норм и правил, выработанных сторонами общественных отношений с целью их автономной регламентации), выходит, что договор представляет собой разновидность сделки — двух- или многостороннюю сделку. Именно так определяет место договора в системе юридических фактов не только гражданское правоведение, но и гражданское законодательство (см.: пп. 1 п. 1 ст. 8, п. 1 ст. 154, п. 2 ст. 307 ГК РФ). Понятие сделки, таким образом, является родовым по отношению к договору, а понятие договора — видовым по отношению к сделке. Договор — это вид сделки.

Договор в первом смысле — это основания возникновения прав и обязанностей — составляет ступень в классификации юридических фактов. Таким образом, он должен соответствовать основным их признакам то есть он должен порождать права и обязанности. В этом плане договор может быть поставлен в один ряд с односторонними сделками, с деликтами, административными актами, юридическими поступками и т. д.

Стоит отметить еще, что договор, рассматриваемый в качестве отдельного вида гражданско-правовых сделок (как юридический факт, порождающий обязательственное правоотношение), является лишь одним из аспектов понятия «договор». Ученые обычно выделяют и другие аспекты понятия «договор», а именно — понятием «договор» обозначается и само обязательственное правоотношение, например, договор купли-продажи, договор аренды, договор подряда и др., и форма его существования, например, договор продажи недвижимости должен быть заключен в форме единого документа за подписью продавца и покупателя.

То есть, за понятием «договор» стоит многоаспектная гражданско-правовая категория, которая определяется тремя значениями — договор как отдельный вид сделок, порождающих обязательственно-правовое отношение («договор-сделка»); договор как само обязательственное правоотношение («договор-правоотношение») и, договор как форма существования соответствующего правоотношения («договор-документ»).

Таким образом, слово «договор» было бы целесообразно употреблять для обозначения трех следующих понятий:

1) юридический факт-действие — основание возникновения прав и обязанностей;

2) объективный юридический эффект такого действия — система правил поведения участников действия, источника индивидуально-правового регулирования отношений между ними (признание подобного значения за терминами «сделка» и «договор» поможет разъяснить смысл многих устойчивых юридических выражений и словосочетаний, в частности таких, как условия договора, подписание договора, оформление договора);

3) внешняя форма выражения этих правил (обычно — документ). Для обозначения же юридического результата в виде системы субъективных прав и юридических обязанностей, предопределенных содержанием нормативного и индивидуального (договорного) регулирования, вполне достаточно термина «гражданские правоотношения», в том числе «обязательственные правоотношения» или «обязательства».

Договорные отношения субъектов гражданского права основаны на их взаимном юридическом равенстве, исключающем властное подчинение одной стороны другой. Следовательно, заключение договора и формирование его условий по общему правилу должны носить добровольный характер, базирующийся исключительно на соглашении сторон и определяемый их частными интересами. На этой основе формируется одно из основополагающих начал частноправового регулирования — принцип свободы договора (п. 1 ст. 1, ст. 421 ГК).

Термин «договор» широко используется во многих отраслях законодательства (налоговом, таможенном, административном и т. д.), что отражает общую тенденцию «раскрепощения» государством тех общественных отношений, которые ранее рассматривались как не допускающие автономного регулирования. Такая тенденция в настоящее время является объективной реальностью, требующей адекватной реакции на нее со стороны цивилистической науки. При этом указания на то, что «понятие „договор“ имеет исключительно гражданско-правовую природу», здесь явно недостаточно, поскольку оно не способно конструктивно решить рассматриваемый вопрос на уровне закономерностей правового регулирования тех или иных общественных отношений.

Представляется, что употребление термина «договор» за пределами гражданского права избежать вряд ли удастся. Связано это с самой природой договора как соглашения, имеющего волевое начало и порождающего известные правовые последствия. Кроме того, договору присуще такое качество, как свобода, что обусловливает частое использование рассматриваемого понятия и в политических целях. Поэтому остается только констатировать, что там, где усмотрят хотя бы самую небольшую долю свободы в установлении, изменении или прекращении прав и обязанностей, будут непременно обращаться к категории «договор».

Сказанное, однако, ни в коей мере не может служить основанием для непоколебимого ни при каких социально-политических установках, господствующих в обществе в конкретный момент времени, вывода о том, что все составляющие конструкцию договора элементы находят наиболее яркое воплощение именно в гражданско-правовом договоре. Уже только по этой причине рассматриваемое понятие должно признаваться имманентно присущим гражданскому праву, хотя вполне может заимствоваться у него и другими правовыми отраслями.

1.1 Соотношение понятий «сделка» и «договор»

ГК РФ установлено, что к договорам применяются правила о двух- и многосторонних сделках, которые предусмотрены главой 9 ГК РФ (п. 2 ст. 420).

Указанные положения вызвали много дискуссий ученых и некоторые проблемы в судебно-арбитражной практике по различным вопросам, в частности о соотношении категорий «сделка» и «договор», целесообразности введения законодательством ограничений применения к договорам общих положений о недействительности сделок, о возможности квалификации в качестве самостоятельных сделок действий по исполнению договорных обязательств, последовательности рассмотрения судом требований о недействительности договора и признании его незаключенным.

Всем понятно, что каждый договор является сделкой. Однако стоит различать состав сделки как юридического факта (наличие волеизъявления, соответствие волеизъявления внутренней воле, содержание волеизъявления) от состава сделки как правоотношения (субъект правоотношения с его свойствами (право- и конкретная дееспособность), объект правоотношения (поведение обязанных лиц, предмет материального мира, на что должно быть направлено поведение лиц), содержание правоотношения (те юридические последствия или права и обязанности, на возникновение которых направлена сделка), основание возникновения правоотношения (сделка как юридический факт).

Скорее всего, стоит говорить и о том, что договор представляет собой отдельный вид гражданско-правовых сделок, который имеют свои видообразующие признаки, а также — договор -это всегда соглашение сторон.

Указанная связь понятий договора и сделки должна предопределять и способ правового регулирования соответствующих правоотношений. Вряд ли можно признать целесообразным прямое и непосредственное применение к договору в полном объеме общих положений о сделках, не учитывающих специфических видообразующих признаков договора (как это предусмотрено сегодня в п. 2 ст. 420 ГК РФ). Более предпочтительным, как представляется, было бы такое правовое регулирование, при котором к договорам в первую очередь применялись бы специальные правила, которые в проекте Федерального закона N 47 538−6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» предполагается включить в ГК РФ (например, о возможности неприменения нормы ст. 425 ГК РФ, согласно которой условия договора могут распространяться на отношения сторон, возникшие до его заключения; о том, что в предусмотренных законом или договором случаях договор вступает в силу с момента нотариального засвидетельствования даты его заключения; о недействительности договора и последствиях его недействительности и др.), а общие положения о сделках подлежали бы лишь субсидиарному применению при отсутствии таких специальных правил.

Договор в его качестве сделки порождает определенные права и обязанности сторон. Правда подлинное содержание юридической связи сторон этим не исчерпывается. Безусловным элементом служит весь массив императивных гражданско-правовых норм.

2. Виды договоров

Классификация договоров осуществляется по различным основаниям.

Деление договоров на двусторонние и многосторонние осуществляется в зависимости от направленности волеизъявлений. Если воли сторон направлены навстречу друг другу, то договор является двусторонним. Если же воли сторон (даже если их всего две) направлены на достижение общей цели («в одну точку»), то договор считается многосторонним. Большинство договоров двусторонние (купля-продажа, дарение, рента и др.). Многосторонних договоров немного (о совместной деятельности, о создании юридического лица).

Бывают договоры консенсуальные и реальные, возмездные и безвозмездные и др.

Договоры принято делить на имущественные и организационные. Такое деление осуществляется исходя из объекта и содержания правового отношения, порождаемого договором. Имущественным является договор, на основе которого возникает имущественно-правовая связь (имущественное отношение); он обеспечивает перемещение материальных благ (товарообмен). Организационный договор направлен на то, чтобы обеспечить возникновение в будущем имущественных отношений, упорядочить эти отношения.

Подавляющее число договоров являются имущественными: купля-продажа, мена, дарение, аренда и т. д.

Организационных договоров сравнительно немного. Ими являются договоры о создании юридических лиц (см. ст. 9 Федерального закона «Об акционерных обществах» и ст. 11 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»), договоры об организации перевозок и др.

Выделяются договоры предварительные (ст. 429 ГК), публичные (ст. 426 ГК), присоединения (ст. 428 ГК).

В законе устанавливается ряд особенностей на тот случай, если в договоре участвует потребитель — гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (Закон РФ «О защите прав потребителей»; ГК РФ (п. 3 ст. 492, п. 6 ст. 503, п. 3 ст. 730) и т. д.).

2.1 Реальный и консенсуальный договор

Известно, что классифицирующим признаком деления договоров на консенсуальные и реальные является момент времени, с которого соответствующий договор считается заключенным.

Консенсуальными признаются договоры, которые считаются заключенными с момента, когда стороны достигли между собой соглашения по всем его существенным условиям и облекли его при этом в требуемую законом форму (п. 1 ст. 432 и п. 1 ст. 433 ГК РФ).

Для заключения реального договора необходима также передача имущества (п. 2 ст. 433 ГК РФ). Другими словами, реальный договор считается заключенным, когда имеют место два факта: достигнуто соглашение между сторонами и в процессе заключения договора одна сторона передала другой стороне имущество.

Реальный договор считается заключенным в момент акцепта оферты, а не в момент получения акцепта оферентом, что свойственно консенсуальным договорам. Следовательно, реальный договор отличается от консенсуального не количеством юридических фактов, необходимых для признания его заключенным, а исключительно моментом, с которым связывается заключение (достижение) сторонами соглашения по существенным условиям (таким моментом и выступает передача имущества).

В то же время как консенсуальный, так и реальный договоры могут подлежать государственной регистрации, с актом которой законодатель лишь по общему правилу связывает момент завершения (перфекции) соответствующего юридического состава и приобретение вследствие этого соглашением значения юридического факта (п. 3 ст. 433 ГК РФ). Однако данное обстоятельство вовсе не является основанием для вывода о том, что классификация договоров на реальные и консенсуальные носит не общий, а частный характер.

Если обратиться к анализу договоров, поименованных в ГК РФ, легко установить, что в консенсуальных договорах обязанности сторон выражены с применением слова «обязуется». Это означает, что сами действия по передаче вещи, имущества, денег относятся к исполнению договора.

Напротив, в определениях реальных договоров содержится указание на то, что эти действия уже совершены, а термин «обязуется» не применяется.

Используя данный формальный признак (наличие или отсутствие в определении слова «обязуется»), можно выделить из общей массы договоров следующие реальные договоры: ренты (ст. 583 ГК РФ), пожизненного содержания с иждивением (ст. 601), перевозки груза (ст. 785), займа (ст. 807), банковского вклада (ст. 834), доверительного управления имуществом (ст. 1012). Вместе с тем становится очевидным, что следующие виды договоров являются консенсуальными: купли-продажи (ст. 454), мены (ст. 567), аренды (ст. 606), найма жилого помещения (ст. 671), подряда (ст. 702), на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ (ст. 769), перевозки пассажира (ст. 786), кредитный (ст. 819), банковского счета (ст. 845), имущественного страхования (ст. 929), личного страхования (ст. 934), поручения (ст. 971), комиссии (ст. 990), агентский (ст. 1005), коммерческой концессии (ст. 1027), простого товарищества (ст. 1041 ГК РФ).

Особого анализа требуют договоры дарения и хранения. Хотя оба договора являются реальными (п. 1 ст. 572 и соответственно п. 1 ст. 886 ГК РФ), у них имеются разновидности: договор обещания дарения (п. 2 ст. 572) и договор, предусматривающий обязанность принять вещь на хранение в определенный срок (п. 2 ст. 886 ГК РФ). Эти разновидности являются консенсуальными договорами.

Договор обещания дарения и договор, содержащий обязанность принять вещь на хранение в определенный срок, следовало бы считать предварительными договорами либо в крайнем случае особыми видами договоров, не меняющими реального характера договоров дарения и хранения.

2.2 Возмездный и безвозмездный договор

Определение возмездных и безвозмездных договоров содержится в Гражданском кодексе Российской Федерации. Согласно статье 423 Гражданского кодекса Российской Федерации: договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, является возмездным. Безвозмездным признается договор, по которому одна сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления.

То есть, возмездность и безвозмездность договоров зависят от того, существует ли плата или иное встречное предоставление другой стороны.

Статья 423 Гражданского кодекса Российской Федерации содержит общий принцип возмездности договоров.

Соответственно, в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации договор считается возмездным, если сторона не доказала его безвозмездность.

Данная концепция была подтверждена существующей судебной практикой. Примером может служить Определение Высшего Арбитражного Суда Р Ф от 5 апреля 2007 г. N 3138/07.

Следует отметить, что отсутствие в договоре указания на цену либо же встречное предоставление не может автоматически означать безвозмездность договора. В этом случае возмездность может быть прописана в иных документах между сторонами или установлена на основании ст. 424 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Наиболее часто за передаваемые товары, выполняемые работы, и оказываемые услуги производится плата в виде определенной денежной суммы. Другое встречное предоставление может выражаться в передаче иного имущества, результатов работ, оказании иных услуг. Например, по договору мены каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороны один товар в обмен на другой (ст. 567 ГК). Гражданин Петров по просьбе гражданина Иванова выполнил определенную работу. Взамен гражданину Петрову предоставляется право пользования жильем (частью жилого помещения), принадлежащим гражданину Иванову. В таком случае для гражданина Иванова встречным предоставлением является результат работы, а для гражданина Петрова — право пользования жильем.

Очень часто объектом (или предметом) договора в законе называется определенное материальное благо, например, объекты аренды перечислены в ст. 607 ГК, объекты доверительного управления — в статье 1013 ГК. Но встречное предоставление — это тоже объект правового отношения, порождаемого соответствующим договором. Такой объект часто называют эквивалентным. Правда, стоит иметь в виду условность словосочетания «эквивалентный объект», поскольку эквивалентности может и не быть.

Безвозмездность договора следует из указаний закона и иных правовых актов, она вытекает из содержания или существа договора. Следует отметить, что по общему правилу указания закона и иных правовых актов на безвозмездность того или иного договора она предопределена существом договора. Так, например, договор дарения, естественно, возмездным быть не может (что и нашло отражение в ст. 572 ГК), точно так же, как договор безвозмездного пользования имуществом (ссуды) (ст. 689 ГК).

Безвозмездность договора существенно определяет содержание правовых норм, конкретизирующих права и обязанности сторон. Так как здесь нет встречного предоставления, постольку субъект, передающий что-либо, выполняющий работу, за которую не будет взиматься плата, и т. д., обладает большей свободой, нежели участники возмездных договорных отношений. Кроме того, безвозмездные отношения обычно базируются на некой особой связи субъектов, продиктованы этическими соображениями. Обстоятельства такого рода не могут игнорироваться законом. В статье 577 ГК РФ предусматривается право дарителя отказаться от договора дарения, если после заключения договора имущественное или семейное положение изменилось настолько, что исполнение договора в новых условиях приведет к существенному снижению уровня его жизни. Даритель вправе отменить дарение, в частности, если одаряемый совершил покушение на его жизнь, жизнь кого-либо из членов его семьи или близких родственников либо умышленно причинил дарителю телесные повреждения (ст. 578 ГК).

Презумпция возмездности договора особенно важна, если стороны заключили договор, законом не предусмотренный, но ему не противоречащий, и умолчали о встречном предоставлении. Такой договор является возмездным, если не доказана его безвозмездность.

2. 3 Односторонний и двусторонний договор

Деление сделок на двусторонние или многосторонние и односторонние традиционно. Его основанием считается количественный признак — это число сторон, выражающих волю. Здесь важно различать стороны и участников сделки. Например, в договоре дарения присутствуют две стороны — это даритель и одаряемый.

Для того чтобы договор состоялся, необходимостью является волеизъявление как минимум двух сторон. Причем если воли сторон носят встречный характер, то договор является двусторонним. Если воли сторон (даже если их всего две) направлены на достижение общей цели («в одну точку»), то договор считается многосторонним.

Большинство договоров в гражданском праве являются двусторонними (это, например, купля-продажа, мена, дарение, аренда, подряд, комиссия, поручение, страхование и др.). Ярким примером многостороннего договора является договор простого товарищества (договор о совместной деятельности). В этом случае двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели (ст. 1041 ГК). Многосторонним будет также договор, направленный на создание юридического лица.

Следует отметить, что разграничение двусторонних и многосторонних договоров имеет важное практическое значение, например, при решении вопроса о том, какими правовыми нормами регулируются те либо иные общественные отношения.

В практике заключения многосторонних договоров зачастую предложение заключить договор исходит сразу от нескольких лиц (например, в случае направления двумя или более участниками единого проекта договора другим его участникам). Поскольку предложение заключить договор — непременно волеизъявление, обладающее свойством юридической инициативы в заключении договора, то офертой в многостороннем договоре является волеизъявление того участника, который первым сделал предложение заключить многосторонний договор, т. е. выступил с инициативой в заключении данного договора. Соответственно, если предложения о заключении многостороннего договора исходят одновременно от нескольких лиц, все они должны признаваться оферентами. Поэтому в многостороннем договоре может быть как один оферент, так и несколько оферентов сразу. При этом всех остальных лиц, участвующих в заключении договора, следует считать акцептантами.

2.4 Публичный договор и договор присоединения

Законодательное определение публичного договора дано в абз. 1 п. 1 ст. 426 ГК РФ, в силу которого под публичным договором разумеется договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т. п.).

Приведенное определение со времени принятия ГК РФ получило достаточно широкое и детальное исследование на страницах цивилистической литературы, при этом в целом авторами отмечается неудачность его трактовки и наличие в нем существенных недостатков.

Для того чтобы договор мог быть признан публичным, необходимо наличие одновременно двух обстоятельств: 1) сторонами такого договора выступают коммерческая организация и потребитель (как физическое, так и юридическое лицо); 2) характер деятельности организации таков, что она должна осуществлять свою деятельность в отношении каждого, кто к ней обратится.

Основная масса публичных договоров может быть заключена лишь коммерческими организациями. К числу таких публичных договоров относятся договор энергоснабжения (п. 1 ст. 539 ГК РФ), договор перевозки транспортом общего пользования (абз. 1 п. 1 ст. 789 ГК РФ), договор банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин (п. 1 ст. 834 ГК РФ), договор банковского счета (п. 2 ст. 846 ГК РФ), договор складского хранения, заключаемый товарным складом общего пользования (абз. 2 п. 1 ст. 907, п. 1 ст. 908 ГК РФ), договор хранения в ломбарде вещей, принадлежащих гражданину (п. 1 ст. 919 ГК РФ), договор хранения в камерах хранения транспортных организаций (п. 1 ст. 923 ГК РФ). Однако нельзя отрицать того очевидного обстоятельства, что в ряде публичных договоров на обязанной стороне могут выступать и некоммерческие организации. Однако, учитывая, что абз. 1 п. 1 ст. 426 ГК РФ содержит общую и институтообразующую норму, именно в нем должно указываться на то, что в качестве обязанных субъектов публичного договора в принципе могут выступать все лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность. И лишь в специальных нормах, посвященных отдельным видам публичных договоров, в силу специфики последних их обязанными субъектами должны называться лишь коммерческие организации — профессиональные участники соответствующей сферы рынка товаров, работ или услуг.

Предпринимательская деятельность участника гражданского оборота может быть признана публичной только тогда, когда неопределенному кругу лиц становится известно о том, что этот участник заключает договоры определенного вида с каждым, кто к нему обратится. Само же по себе заключение хозяйствующим субъектом договора с государственным (муниципальным) органом на осуществление публичной деятельности подобной информации неопределенному кругу лиц предоставить не может.

По указанным соображениям не может вытекать обязанность субъекта по заключению публичного договора и из его учредительных документов. При этом коммерческая организация в силу принадлежащей ей, как правило, общей правоспособности вправе иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом, что следует из абз. 2 п. 1 ст. 49 ГК РФ. Поэтому в ряде случаев указание на тот или иной вид фактически осуществляемой коммерческой организацией деятельности в ее учредительных документах может и отсутствовать, однако это вовсе не должно служить препятствием для признания при определенных условиях такой деятельности публичной.

Как известно, понятия и другие основные положения о договоре присоединения закреплены в ст. 428 ГК РФ. Квалифицирующим признаком договора присоединения в российском гражданском праве является указание на то, что это не только договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах, но и то, что такие условия должны быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом (п. 1 ст. 428 ГК РФ). По смыслу ГК РФ договор присоединения — это договор, заключение которого возможно лишь посредством принятия всех условий в целом.

Договоры, которые полностью принимаются на тех условиях, которые сформулированы заранее в стандартных формах и исключают всякие индивидуализирующие условия, достаточно редки на практике. Наиболее ярким примером такого договора, с которым сталкиваются в последнее время в равной мере и граждане, и юридические лица, является лицензионный договор на право использования программного обеспечения, условия которого изложены на экземпляре программы или ее упаковке (п. 3 ст. 1286 ГК РФ), или соглашения, заключаемые в электронной форме путем щелчка мыши (Click-wrap agreement), например лицензионные договоры, заключаемые в сети Интернет. Присоединение к условиям такого договора действительно происходит «в целом», и присоединяющаяся сторона не участвует в выработке условий данного договора.

Однако многие договоры, которые с точки зрения их экономической сущности являются договорами присоединения, содержат в себе условия, которые были «выбраны» присоединяющейся стороной, т. е. с точки зрения теории договорного права являются результатом совместного волеизъявления сторон: например, договоры купли-продажи, страхования, банковского вклада, банковского счета.

Так, например, на практике существует немало видов банков, которые предлагают гибкие условия банковского вклада, где гражданин может определить некоторые условия: сроки вклада, наличие права пополнить вклад или забрать его часть без расторжения договора, не говоря уже о размере вклада, что является само собой разумеющимся. Данный договор, заключенный с гражданином, является договором присоединения, что отмечалось КС РФ. Однако в выборе наиболее существенных его условий участвует в равной степени и присоединяющаяся сторона. В качестве других примеров можно привести согласованные сторонами условия договора присоединения, включенные исходя из потребностей конкретного клиента: наименование или количество товара (являющееся конкретизацией условия о предмете договора купли-продажи (п. 3 ст. 455 ГК РФ)).

Договор страхования имущества или ответственности по договору. Некоторые условия таких договоров неизбежно являются индивидуальными, например условие о размере страховой суммы и страховой премии, которые, как правило, определяются по результатам анализа вероятности наступления страхового случая в каждом конкретном случае. Наличие таких индивидуальных условий приводит некоторые суды к выводу о том, что такие договоры не являются договорами присоединения. Например, в одном решении суд, сравнив два договора страхования имущества, заключенных страховой организацией с разными страхователями, пришел к выводу, что раз условия договоров различны, следовательно, ответчиком (страховщиком) при заключении договоров страхования не используются формуляры. Такое требование экстремальной стандартизации договорных условий в корне противоречит существу страховой деятельности, которая основывается на тщательном контроле принятых на себя страховых рисков, обеспечиваемом актуарными расчетами.

Некоторые способы заключения договора могут свидетельствовать об отсутствии согласования каких-либо его условий. Как правило, это связано с наличием конклюдентных действий в качестве акцепта (п. 3 ст. 438 ГК РФ). Например, вскрытие упаковки или в некоторых случаях установка программного обеспечения означают согласие с лицензионными условиями, вход в автобус или метро — согласие с условиями договора перевозки и т. д. Совершение действий по выполнению указанных в оферте условий договора будет являться полным и безоговорочным акцептом условий оферты. При этом «для признания соответствующих действий адресата оферты акцептом Кодекс не требует выполнения условий оферты в полном объеме. В этих целях для квалификации указанных действий в качестве акцепта достаточно, чтобы лицо, получившее оферту (в том числе проект договора), приступило к ее исполнению на условиях, указанных в оферте и в установленный для ее акцепта срок».

В тех же случаях, когда договор заключается в письменном виде в форме единого документа или путем обмена документами, в качестве ориентира могут использоваться следующие критерии.

1. Доминирующее положение стороны, использующей стандартные условия на соответствующем рынке, или по крайней мере ее большая рыночная власть, обусловливающая несопоставимость переговорных возможностей сторон (bargaining power). Полноценных переговоров по условиям договора между, например, железнодорожной компанией — перевозчиком и отправителем — среднестатистической компанией быть не может. Железнодорожный перевозчик не испытывает недостатка в клиентах в силу исключительного положения инфраструктуры, и в ответ на предложение отправителя отредактировать пункт об ответственности или исключить некоторые обязанности отправителя последует отказ и последующее смирение отправителя с выставленными условиями. Таким образом, наличие доминирующего положения у стороны, использующей стандартные условия, на соответствующем рынке товара или услуги может являться сильным аргументом в пользу того, что такая сторона не расположена обсуждать условия договора со своими контрагентами (исключение будет делаться лишь для отдельных «крупных и надежных клиентов»).

2. Лицо, использующее стандартные условия, специализируется на предоставлении товаров или услуг, которые выступают предметом договора присоединения. Это означает, что указанное лицо является профессионалом в данной области, имеет представление о связанных с нею рисках, заключает соответствующие договоры на регулярной основе. Тем самым создаются предпосылки для стандартизации условий и перекладывания рисков на присоединяющуюся сторону. В совокупности с вышеуказанным критерием данные критерии могут являться одними из основных при решении вопроса о квалификации заключенного соглашения в качестве договора присоединения.

3. В качестве лица, использующего стандартные условия, выступает транснациональная компания. Такие компании при определении условий ведения бизнеса, как правило, исходят из необходимости обеспечения единообразия используемых условий договора в различных странах как необходимого условия для проведения единой политики в рамках компании. Основанием для отклонений от общего согласованного стандарта, как правило, могут являться лишь императивные положения локального законодательства. Изменение «чувствительных» (sensitive) условий такого стандартного договора, например условий об ограничении ответственности, порядке расторжения договора, обычно требует длительных согласований внутри транснациональной компании, которые далеко не всегда завершаются принятием редакции контрагента. При указанных обстоятельствах контрагенты таких компаний обычно соглашаются с предложенными условиями, рассчитывая на то, что многие из них не придется применять на практике.

4. В качестве присоединяющейся стороны выступает лицо, которое может быть охарактеризовано как «слабая сторона».

5. Наличие высокого и постоянного спроса на соответствующие товары или услуги. Возможность заключить договор с множеством других контрагентов сделает несговорчивой даже некогда лояльную и внимательную к нуждам своих клиентов компанию.

6. Публичный характер договора. В соответствии с п. 2 ст. 426 ГК РФ условия публичного договора должны быть равными в отношении всех потребителей, за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей. Таким образом, исходя из существующего правового регулирования публичных договоров свобода сторон в определении условий таких договоров в максимальной степени ограничена. Требование равенства условий публичного договора для всех потребителей обусловливает присоединение к условиям такого договора в целом. О возможных коллизиях и проблемах, возникающих в связи с одновременным применением, будет сказано далее.

7. Указания нормативных правовых актов.

8. Сопутствующая заключению договора переписка. Порой такая переписка позволяет сделать вполне обоснованные выводы о позиции стороны, которая использует стандартные условия, и оценить реальные возможности присоединившейся стороны изменить какие-либо условия. При этом следует отметить, что эффективная защита в рамках п. 2 ст. 428 ГК РФ может существовать лишь при условии либерализации требований, предъявляемых судами к доказательствам в электронном виде, поскольку в настоящее время в большинстве случаев обсуждение и согласование договоров осуществляются сторонами с использованием электронных средств связи: по факсу, по электронной почте и т. п. В настоящее время единого подхода к допустимости такого рода доказательств судами не выработано. Таким образом, наличие возможности у присоединяющейся стороны заключить конкретный договор иным, чем путем присоединения к его условиям в целом, способом определяется в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела, к числу которых относятся: экономическое положение и статус сторон, характер товара или услуги, цель их приобретения, тип договора, переписка сторон.

2. 5 Иные виды договоров

Смешанные, непоименованные и комплексные договоры являются составными частями принципа свободы договора.

В настоящее время нормы о смешанном договоре содержатся в п. 3 ст. 421 ГК РФ. В соответствии с данным пунктом под смешанным договором понимается договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами.

Многие же вопросы, имеющие важное значение для уяснения существа смешанного договора и практического применения данной конструкции, прямо не урегулированы. Неясно, в частности, следующее: что необходимо понимать под «элементами смешанного договора», какими признаками он характеризуется? Является ли смешанным договор, содержащий наряду с основным договором обеспечительное (акцессорное) обязательство (кредитный договор с залоговым обеспечением), договор, включающий главное и дополнительное (вспомогательное) обязательства (договор поставки товара с условиями о его предварительном изготовлении, доставке и установке)? Меры ответственности какого договорного института следует применять к отношениям из договора на поставку и установку торгового павильона, если в результате его последующей эксплуатации возникают дефекты, — нормы о купле-продаже, предоставляющие в этом случае покупателю возможность своими силами устранить обнаруженные дефекты, или о подряде, не допускающие подобной возможности?

Анализ правоприменительной практики и юридической литературы по данной проблеме свидетельствует о противоречивых взглядах на природу смешанных договоров, характер порождаемых ими обязательств и правовое регулирование. Сложившаяся судебная практика, касающаяся применения конструкции смешанного договора в гражданском обороте России, не отличается единообразием, демонстрируя зачастую принципиально противоположные подходы, что негативно сказывается на привлекательности смешанного договора для участников гражданского оборота, которые учитывают риски его заключения.

Под элементами смешанного договора, содержание которых в законе не раскрывается, следует понимать: 1) договорные типы или виды (подвиды) договоров, включая договорные условия, которые в законодательстве РФ рассматриваются как соглашения (например, условие-соглашение о подсудности, акцессорные соглашения, а также соглашения о прекращении обязательств); 2) элементы таких договорных типов, видов (подвидов) договоров — индивидуально-определенные обязательства, исполнение которых имеет решающее значение для содержания договора (например, обязательство по выполнению работ в договоре подряда), включая договорные условия, которые содержат указание на обязанность одной из его сторон, отвечающую признакам обязательства, при этом такое обязательство должно быть не свойственно другому обязательству в составе договора и не охватываться его содержанием (например, обязательство покупателя в договоре поставки предоставить поставщику банковскую гарантию).

Положения п. 3 ст. 421 ГК РФ должны толковаться расширительно, а в идеале — соответствующим образом скорректированы, чтобы отразить такую модель смешения. В этой связи не лишено смысла высказанное А. И. Батлером предложение уточнить формулировку п. 3 ст. 421 ГК РФ следующим образом: «Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, как предусмотренных, так и не предусмотренных законом и иными правовыми актами (смешанный договор)». Таким образом, для квалификации договора в качестве смешанного достаточно, чтобы хотя бы один из нескольких элементов смешанного договора был упомянут в законодательстве как тип (вид) договора.

Действующее законодательство РФ не знает такого понятия, как «комплексный договор», не определяет его признаки, понятие и существо, а также не устанавливает его соотношение с категорией «смешанный договор». Вместе с тем данным понятием активно оперируют гражданско-правовая наука и правоприменительная практика. В юридической литературе нет единства мнений по вопросам, связанным с пониманием комплексного договора и определением его соотношения со смешанным договором, предлагаются самые различные подходы.

Можно выделить два преобладающих подхода к пониманию существа комплексного договора, один из которых доминирует в доктрине, а другой — в правоприменительной практике. В отличие от гражданско-правовой доктрины судебная практика в качестве комплексных признает договоры, включающие несколько обязательств одного вида, в то время как в доктрине большинством исследователей поддерживается взгляд на комплексный договор как включающий обязательства различного вида, объединенные единой целью и для удобства включенные в один такой договор.

Согласно п. 1 ст. 429 ГК РФ по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором.

Из приведенного легального определения с необходимой ясностью следует, что деление всех гражданско-правовых договоров на основные и предварительные производится исходя из такого критерия, как специфика их юридической направленности: если основной договор всегда направлен на достижение известной (типовой) правовой цели, именуемой в доктрине каузой, то предварительный договор, в конечном счете также преследующий данную цель, вместе с тем всегда имеет еще одну, промежуточную цель в виде возложения на стороны специфических обязанностей заключить основной договор. Иными словами, участники гражданского оборота, имея в виду достижение типовой правовой цели посредством заключения и исполнения основного договора, преследуют совершением предварительного договора и такую непосредственную, но вместе с тем промежуточную в означенном смысле цель, как обеспечение заключения основного договора (создание юридических предпосылок для обязательного его заключения).

Правовое значение предварительного договора, по которому стороны приняли на себя обязательство заключить в будущем реальный договор, состоит в предоставлении заинтересованной стороне права требовать заключения соответствующего основного договора и компенсации потерь, вызванных задержкой в заключении договора, а в случае, когда заключение договора оказывается невозможным в силу причин, за которые отвечает контрагент, — права на возмещение убытков, причиненных уклонением от заключения основного договора.

В последние годы в юридической литературе, посвященной правовому регулированию предпринимательства в РФ, появились словосочетания «договоры в сфере предпринимательской деятельности», «предпринимательские договоры». Появление новых юридических конструкций в теории частного права обусловлено экономической ситуацией в стране в начале и середине 90-х гг., а именно бурным развитием предпринимательства и превращением его в значимый сектор российской экономики. сделка договор консенсуальный гражданский

В правовой литературе договоры в сфере предпринимательской деятельности в самом общем виде определяются как гражданско-правовые договоры между предпринимателями или с их участием, связанные с осуществлением предпринимателями их деятельности.

Несомненно, предприниматель является обязательным участником таких договоров, поскольку совершать договоры в сфере предпринимательской деятельности может только субъект этой деятельности. Все иные лица совершают иные договоры, которые могут быть связаны с предпринимательской деятельностью, но не иначе как косвенно, т. е. находятся вне этой сферы.

Договоры с участием предпринимателя — это договоры, в которых предприниматель является одной из сторон. Прежде всего это гражданско-правовые договоры предпринимателей с гражданами — потребителями, приобретающими их продукцию исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Договоры предпринимателей с некоммерческими организациями, не осуществляющими предпринимательскую деятельность, более близки к договорам между предпринимателями по признаку цели приобретения и использования имущества, не связанной с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

Понятие «предпринимательские договоры» обычно используется в литературе как синоним понятия «договоры в сфере предпринимательской деятельности».

Заключение

Договор как правовая категория многопланов. В этой связи при определении сущности договора подлежат обязательному анализу все возможные ее проявления. В этом смысле в гражданском праве традиционно подчеркивается, что понятие договора необходимо рассматривать сразу в трех значениях: как сделку (юридический факт), как правоотношение и как документ.

Принципиальное отличие гражданско-правового договора от договоров публично-правовых отраслей (международного договора, административного договора, договора налогового кредита, бюджетного договора, таможенного договора и т. п.) в силу прямой противоположности методов частного и публичного права очевидно и не требует каких-либо дополнительных пояснений. Естественно, что и возникновение публичных договоров (в широком смысле) может быть подчинено правилам, регулирующим вопросы заключения гражданско-правовых договоров, если только на этот счет имеется специальное указание законодателя. Однако в последнем случае публичный договор отнюдь не превращается в гражданско-правовой.

Договоры подразделяются на реальные и консенсуальные, возмездные и безвозмездные договоры, односторонние и двусторонние, публичные договоры и договоры присоединения и др.

Судебной практикой выработано много различных подходов к толкованию того или иного вида договоров в гражданском праве.

Список использованной литературы

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26. 01. 1996 N 14-ФЗ // Российская газета, N 23, 06. 02. 1996, N 24.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30. 11. 1994 N 51-ФЗ // Российская газета, N 238−239, 08. 12. 1994.

3. Постановление К С РФ от 23 февраля 1999 г. N 4-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 г. „О банках и банковской деятельности“ в связи с жалобами граждан О. Ю. Веселяшкиной, А. Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазоренко» // Вестник К С РФ. 1999. N 3.

4. Определение ВАС РФ от 28 декабря 2010 г. N ВАС-17 530/10 // СПС КонсультантПлюс.

5. Определение Высшего Арбитражного Суда Р Ф от 5 апреля 2007 г. N 3138/07 // СПС КонсультантПлюс.

6. Проект Федерального закона N 47 538−6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 27. 04. 2012) // СПС «КонсультантПлюс».

7. Батлер Е. В. Непоименованные договоры. М., 2008. С. 22.

8. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. 3-е изд., стереотип. М.: Статут, 2001. С. 17 — 18.

9. Буркова А. Некоторые гражданско-правовые вопросы, связанные с безвозмездностью договоров // Юрист, 2009, N 2.

10. Бычков А. И. Конструкции непоименованного, смешанного и комплексного договоров в гражданском праве России // Адвокатская практика. 2012. N 2. С. 27 — 31.

11. Бычков А. И. Смешанный договор в гражданском праве РФ // Юрист. 2012. N 20. С. 18 — 25.

12. Гражданское право: учебник: в 3 т. / С. С. Алексеев, И. З. Аюшеева, А. С. Васильев и др.; под ред. С. А. Степанова. М.: Проспект; Екатеринбург: Институт частного права, 2010. Т. 1. 640 с.

13. Груздев В. В. Возникновение договорного обязательства по российскому гражданскому праву: монография. М.: Волтерс Клувер, 2010. 272 с.

14. Договор: Постатейный комментарий глав 27, 28 и 29 Гражданского кодекса Российской Федерации / Б. М. Гонгало, М. Ф. Казанцев, П. В. Крашенинников и др.; под ред. П. В. Крашенинникова. М.: Статут, 2010. 237 с.

15. Карапетов А. Г. Свобода договора и пределы императивности норм гражданского права // Вестник ВАС РФ. 2009. N 11. С. 101.

16. Карапетов А. Г., Савельев А. И. Свобода договора и ее пределы: в 2 т. М.: Статут, 2012. Т. 2: Пределы свободы определения условий договора в зарубежном и российском праве. 453 с.

17. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая: учеб. -практич. комментарий (постатейный) / Е. Н. Абрамова, Н. Н. Аверченко, Ю. В. Байгушева и др.; под ред. А. П. Сергеева. М.: Проспект, 2010. 912 с.

18. Мельников В. С. К вопросу о понятии гражданско-правового договора: проблемы теории и правоприменительной практики // Российский судья. 2012. N 12. С. 36 — 39.

19. Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / В. В. Андропов, К. П. Беляев, Б. М. Гонгало и др.; под ред. П. В. Крашенинникова. М.: Статут, 2011. 1326 с.

20. Савельев А. И. Договор присоединения в российском гражданском праве // Вестник гражданского права. 2010. N 5. С. 13 — 75.

21. Татарская Е. В. Правовая природа смешанных договоров // Российская юстиция. 2010. N 4.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой