Переводческие трансформации

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Введение
  • 1. Переводческие трансформации
  • 1.1 Процесс перевода
  • 1.2 Понятие единицы перевода
  • 1.3 Представления о трансформациях в современной теории перевода
  • 1.4 Виды трансформаций
  • 2. Виды переводческих трансформаций на материале рассказа
  • Заключение
  • Список использованных источников

Введение

То, что при переводе для отдельных фрагментов текста существуют соответствия в виде вполне определенных слов, переводчики заметили очень давно. Об этом свидетельствуют, например, древние шумеро-аккадские словари (параллельные списки выражений), которые и использовались как подспорье для перевода.

В двадцатом веке появляются попытки создать классификацию соответствий. Одну из первых мы можем считать классификацию «закономерных соответствий», предложенную в 1950 г. Я. И. Рецкером. Рецкер различает 3 категории закономерных соответствий:

1) эквиваленты;

2) аналоги;

3) адекватные замены. В целом ряде работ аналоги получили название вариантных соответствий, а адекватные замены стали называть трансформациями.

В данной курсовой работе мы придерживались концепции переводческих трансформаций В. Н. Комиссарова.

Преобразования, с помощью которых можно осуществить переход от единиц оригинала к единицам перевода в указанном смысле, называются переводческими (межъязыковыми) трансформациями.

Основные типы лексических трансформаций, применяемых в процессе перевода с участием различных ИЯ и ПЯ, включают следующие переводческие приемы: переводческое транскрибирование и транслитерацию, калькирование и лексико-семантические замены (конкретизацию, генерализацию, модуляцию). К наиболее распространенным грамматическим трансформациям принадлежат: синтаксическое уподобление (дословный перевод), членение предложения, объединение предложений, грамматические замены (формы слова, части речи или члена предложения). К комплексным лексико-грамматическим трансформациям относятся антонимический перевод, экспликация (описательный перевод) и компенсация [9].

Объектом исследования данной работы являются виды переводческих трансформаций.

Предметом исследования являются концепции переводческих трансформаций в трудах отечественных лингвистов.

Актуальность данной работы заключается в необходимости современных исследований в области теории перевода, которые обусловлены комплексным характером переводческих трансформаций.

Научная новизна исследования состоит в анализе концепций переводческих трансформаций.

Цель исследования заключается в изучении проблемы видов трансформаций в трудах отечественных ученых.

Цель исследования предопределила следующие задачи:

1) изучить научную литературу по материалам исследования

2) анализ видов переводческих трансформаций на материале рассказа С. Моэма «Луиза» (перевод с английского А. Бальюри).

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в выявлении особенностей переводческих трансформаций, а также в применении результатов проведенного анализа на практике.

Материалом исследования является рассказ С. Моэма «Луиза» (перевод с английского А. Бальюри).

Теоретической основой исследования являются работы В. Н. Комиссарова, Л. С. Бархударова, Т. А. Казаковой, А. Паршина, В. С. Виноградова.

Методы исследования:

1) научно-исследовательский

2) описательный

3) метод комплексного анализа

переводческая трансформация лингвист лексический

Данная работа состоит из введения, двух частей (теоретической и практической) и заключения.

В первой части мы рассмотрели понятие единицы перевода, виды переводческих трансформаций, процесс перевода, представления о трансформациях в современной теории перевода.

Во второй части исследования мы представили анализ видов переводческих трансформаций на материале рассказа С. Моэма «Луиза» (перевод с английского А. Бальюри) и выводы.

В заключении представлены результаты и выводы данной исследовательской работы относительно проблемы переводческих трансформаций.

1. Переводческие трансформации

1.1 Процесс перевода

Слово «перевод» имеет несколько различных значений. Так, в «Толковом словаре русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова указывается на наличие у этого слова пяти значений, 1 большинство которых, понятно, не имеет отношения к интересующей нас проблеме (напр., 'перевод заведующего на другую должность', 'почтовый перевод' и др.). Но даже когда слово «перевод» употребляется в смысле 'перевод с одного языка на другой', оно и в этом случае имеет два разных значения:

1) «Перевод как результат определенного процесса», то есть обозначение самого переведенного текста (напр., в предложениях: «Это — очень хороший перевод романа Диккенса», «Недавно вышел в свет новый перевод поэмы Байрона „Паломничество Чайльд-Гарольда“ на русский язык», «Он читал этого автора в переводе» и т. п.

2) «Перевод как сам процесс», то есть как действие от глагола переводить, в результате которого появляется текст перевода в первом значении.

Предметом лингвистической теории перевода является научное описание процесса перевода как межъязыковой трансформации, то есть преобразования текста на одном языке в эквивалентный ему текст на другом языке [1].

Перевод — это вид языкового посредничества, при котором на другом языке создается текст, предназначенный для полноправной замены оригинала в качестве коммуникативно-равноценного последнему [2].

Любое речевое произведение, помимо языка, на котором оно строится, предполагает также наличие определенных экстралингвистических факторов, как то: темы (предмета) сообщения, участников речевого акта, обладающих определенной лингвистической и экстралингвистической информацией, и обстановки (ситуации) общения. Экстралингвистические, то есть неязыковые факторы речи не представляют собой некий «сверхъязыковой остаток», как полагал А. И. Смирницкий, они являются неотъемлемыми составными частями самого процесса речи (коммуникативного акта), без которых речь немыслима [1].

Перевод — это вид языкового посредничества, который всецело ориентирован на иноязычный оригинал. Перевод рассматривается как иноязычная форма существования сообщения, содержащегося в оригинале. Межъязыковая коммуникация, осуществляемая через посредство перевода, в наибольшей степени воспроизводит процесс непосредственного речевого общения, при котором коммуниканты пользуются одним и тем же языком [3].

Изучение процесса перевода (процессуальная транслатология) традиционно неразрывно связано с его преподаванием и первоначально в основном осуществлялось в целях преподавания перевода, хотя в последнее время в разных странах проводится целый ряд экспериментов с чисто исследовательскими целями. Но до сих пор о процессе перевода нам известно далеко не все.

Пожалуй, никто из ученых не отрицает того, что процесс перевода складывается из стадии восприятия текста и стадии его воспроизведения.Д. Селескович, строя свои выводы на наблюдениях за процессом синхронного перевода, понимает стадию восприятия как извлечение смысла, минуя языковое содержание; воспроизведение же состоит, по мнению Д. Селескович, из операций над идеями, а не над языковыми знаками.Д. Селескович отрицает этап анализа в устном переводе и ставит под сомнение результаты письменного перевода, поскольку, анализируя текст, письменный переводчик может упустить из виду основной смысл текста.

Исследователи процесса письменного перевода (например, Х. Крингс) видят в нем 3 этапа: восприятие, воспроизведение и контроль готового текста; комплекс конкретных действий переводчика на каждом из этапов получил название переводческих стратегий.

Наиболее исследованным этапом является этап воспроизведения, т. е. собственно перевод, и те конкретные средства, с помощью которых он осуществляется: единицы перевода, а также разновидности соотношений языковых средств, которые устанавливаются в процессе перевода [4].

Процесс перевода, как бы он быстро ни совершался в отдельных, особо благоприятных или просто легких случаях, неизбежно распадается на два момента. Чтобы перевести, необходимо, прежде всего понять, точно уяснить, истолковать самому себе переводимое (с помощью языковых образов, т. е. уже с элементами перевода), мысленно проанализировать (если оригинал представляет ту или иную сложность), критически оценить его.

Далее, чтобы перевести, нужно найти, выбрать соответствующие средства выражения в ПЯ (слова, словосочетания, грамматические формы). Таким образом, процесс перевода предполагает сознательное установление соотношений между данными ИЯ и ПЯ. Это — предпосылка для него.

Всякое истолкование подлинника, верное или неверное, и отношение к нему со стороны переводчика, положительное или отрицательное, имеет результатом — в ходе перевода — отбор речевых средств из состава ПЯ [5].

1.2 Понятие единицы перевода

Одним из самых проблемных вопросов теории перевода является определение единицы перевода. Единица — минимальная самостоятельная структура в составе целого, не искажающая значение этого целого [6].

Единицы перевода — минимальные единицы, подлежащие переводу, или единицы переводческой эквивалентности, т. е. единицы ИЯ, имеющие эквивалент в тексте ПЯ. Сам термин «единица перевода» был предложен Ж. Вине и Ж. Дарбельне. В дискуссиях о размерах этой единицы и ее характере ученые пришли к выводу, что размеры этой единицы не стабильны, они могут варьироваться в широких пределах, а сама единица является операционной. Исследователи подчеркивают психолингвистический характер единицы перевода. В частности, О. И. Бородович полагает, что «локус этой единицы не в каком-либо из двух текстов, а в мозгу переводчика» [4].

Поскольку задача перевода — передать содержащуюся в тексте информацию, то, вероятно, логичнее считать единицей перевода не единицы языка, а единицы информации. И здесь мы приходим к выводу, что единица перевода зависит от типа переводимого текста. Тексты с преобладающей информацией первого рода передают логическую информацию, т. е. мысли автора, следовательно, единицей этого типа текстов можно считать законченную мысль [6].

Проблемы перевода — это, в основном, проблемы анализа, понимания и построения текста. Не случайно, многие переводоведы рассматривают текст в качестве основной единицы перевода (ЕП). Для этого есть несколько оснований. Во-первых, поскольку текст представляет собой единое смысловое целое, значения всех его элементов взаимосвязаны и подчинены этому целому. Таким образом, текст является той единицей, в рамках которой решается вопрос о контекстуальном значении всех языковых средств. Во-вторых, при оценке значимости неизбежных потерь при переводе действует принцип преобладания целого над частью. В-третьих, конечной целью переводчика является создание текста, который отвечал бы требованиям когезии и когерентности, и все решения переводчика принимаются с учетом этих требований. Конечно, признание текста основной единицей перевода не решает проблем, связанных с передачей отдельных элементов его содержания, но оно подчеркивает важность текстологических аспектов перевода [2].

В.Н. Комиссаров в своей работе «Современное переводоведение» предлагает считать единицей перевода весь текст целиком. Но в таком случае стирается различие между частью и целым, что неприемлемо методологически [6].

Предполагается, что в процессе перевода в оригинальном тексте вычленяются все элементарные содержательные единицы и их компоненты и им подбираются в языке перевода равнозначные или сходные по содержанию единицы. Таким образом, перевод сводится к анализу содержательных компонентов исходного текста, и синтезу смысла в материале языка перевода. Обычное содержание любой речевой единицы рассматривается как единство, состоящее из набора элементарных смысловых, стилистических, стилевых и т. п. характеристик, которому подбирается соответствия в языке перевода. При такой трактовке процесс перевода осуществляется не столько на уровне слов и предложений, сколько на уровне элементарных содержательных компонентов. Чем выше степень совпадения таких элементарных смыслов в языке оригинала и перевода, тем адекватнее перевод [7].

Даже знаменательное слово, не говоря уже о словах служебных, не является постоянной самостоятельной единицей перевода. Смысл слова не автономен, он зависит как в оригинале, так и в переводе от контекста, проясняется в контексте (иногда — достаточно широком), и это всегда учитывается сколько-нибудь опытным и внимательным переводчиком.

Но постоянной самостоятельной единицей перевода не может быть признан и гораздо больший по объему и формально законченный отрезок текста, каким является предложение. Смысл предложения далеко не всегда абсолютно автономен, а часто зависит от содержания окружающих предложений, целого абзаца, а иногда и от соседних абзацев. Строго говоря, не только слово, не только предложение, но порой и более крупный отрезок текста (цепь предложений или даже абзац) нельзя считать постоянной единицей перевода, ибо слишком переменный характер имеют смысловые отношения между всеми этими отрезками текста (и не только в произведении художественной литературы). Таким образом, каждое слово и даже каждое предложение, как в оригинале, так и в переводе соотносятся с огромной массой других элементов текста, и поэтому, даже говоря о переводе отдельно взятого слова, всегда приходится учитывать роль окружения, контекста, который в известных случаях может потребовать поисков нового варианта [5].

Основой единицы перевода может служить не только слово, но любая языковая единица: от фонемы до сверхфразового единства. Главным условием правильности определения исходной единицы, подлежащей переводу, является выявление текстовой функции той или иной исходной единицы. Неадекватность пословного перевода обусловлена именно неверной оценкой текстовых функций языковых единиц: попадая в ту или иную речевую (устную или письменную) ситуацию, слово как единица языка оказывается связанным системными отношениями с другими словами данного текста/высказывания, то есть попадает в ситуативную зависимость или ряд зависимостей от условий текста. Эти зависимости, как уже было сказано, носят системный характер и составляют иерархию контекстов, от минимального (соседнего слова) до максимального (всего текста или даже сверхтекстовых связей).

Наиболее сложные случаи в определении единицы перевода связаны с группой максимальных контекстуальных зависимостей, когда знаковая функция отдельной языковой единицы определяется за пределами предложения, а иногда и за пределами целого текста.

Предложение вовсе не обязательно составляет самостоятельную единицу текста: оно может входить в более сложные сверхфразовые единства, языковые характеристики которых в той или иной мере зависят от целого, и эта зависимость требует различных языковых решений в разных языках [8].

1.3 Представления о трансформациях в современной теории перевода

То, что при переводе для отдельных фрагментов текста существуют соответствия в виде вполне определенных слов, переводчики заметили очень давно. Об этом свидетельствуют, например, древние шумеро-аккадские словари (параллельные списки выражений), которые и использовались как подспорье для перевода.

В двадцатом веке появляются попытки создать классификацию соответствий. Одну из первых мы можем считать классификацию «закономерных соответствий», предложенную в 1950 г. Я. И. Рецкером. Рецкер различает 3 категории закономерных соответствий:

1) эквиваленты;

2) аналоги;

3) адекватные замены. В целом ряде работ аналоги получили название вариантных соответствий, а адекватные замены стали называть трансформациями.

Сам термин «трансформация» стал толковаться все более широко, что привело к его неоднозначному употреблению. Другое место он стал занимать иногда и в классификациях соответствий. Так, Т. Р. Левицкая и А. М. Фитерман делят все соответствия на эквиваленты и трансформации и понимают под эквивалентами не только лексические, но и грамматические соответствия. Трансформациями авторы называют соответствия, появляющиеся в переводе в тех случаях, когда эквивалент отсутствует, они разграничивают грамматические, лексические и стилистические трансформации.

В западном переводоведении термин «трансформация» встречается крайне редко; по большей части используется понятие «соответствие». В частности, В. Колер предлагает количественный параметр для разграничения соответсвий: один — один (Eins-zu-eins-Entsprechung), один — много (Eins-zu-viele-Entsprechung), много — один (Viele-zu-eins-Entsprechung), один — ноль (Eins-zu-Null-Entsprechung) и один — часть (Eins-zu-Teil-Entsprechung) [4].

В процессе членения исходного текста и определения единиц перевода выделяются два типа текстовых единиц, подлежащих переводу: единицы со стандартной зависимостью от контекста и единицы с нестандартной зависимостью. Перевод единиц со стандартной зависимостью, или, по В. Н. Комиссарову, типологически эквивалентных единиц, как правило, сравнительно легко осуществляется на уровне лексико-грамматических соответствий с учетом типологических характеристик двух языков. Эти единицы составляют большинство в любом обычном тексте и определяют основу перевода. При этом преобразования исходных единиц такого типа носят также стандартный характер и сводятся к межъязыковым соответствиям.

Единицы с нестандартной зависимостью требуют особой переводческой технологии, так как их структура и функции могут существенно различаться в двух языках и в условиях различных социально-культурных традиций, а также индивидуального опыта автора исходного текста, переводчика и получателя переводного текста. При переводе этих единиц требуются специальные приемы преобразования, при этом важно учитывать сочетание таких факторов, как языковой, культурологический и психологический.

Языковой фактор выражается в том, что переводчик применяет тот или иной' вид трансформации определенных элементов исходного текста: транслитерацию, калькирование, модификацию, замену, переводческий комментарий и т. п.

Культурологический фактор выражается в определении меры информационной упорядоченности переводимого элемента в рамках и за пределами исходного текста на основании представлений о социально-культурной традиции, связанной с употреблением этого элемента вообще и в данном конкретном тексте в частности.

Психологический фактор выражается в переводческой оценке меры информационной упорядоченности данного элемента на основании личного опыта и предположениях об опыте автора исходного текста и/или получателя переводного текста.

С языковой точки зрения, для перевода таких единиц исходного текста, для которых стандартные соответствия не пригодны, в распоряжении переводчика имеются три основных группы приемов: лексические, грамматические и стилистические.

Лексические приемы применимы, когда в исходном тексте встречается нестандартная языковая единица на уровне слова, например, какое-либо имя собственное, присущее исходной языковой культуре и отсутствующее в переводящем языке; термин в той или иной профессиональной области; слова, обозначающие предметы, явления и понятия, характерные для исходной культуры или для традиционного именования элементов третьей культуры, но отсутствующие или имеющие иную структурно-функциональную упорядоченность в переводящей культуре. Такие слова занимают очень важное место в процессе перевода, так как, будучи сравнительно независимыми, от контекста, они, тем не менее, придают переводному тексту различную направленность, в зависимости от выбора переводчика. Так, русские имена славянского происхождения типа Людмила или Светлана, будучи переданными по-английски с помощью традиционного приема транслитерации как Ludmila или Svetlana, выполнят роль внутритекстового имени, но безусловно потеряют при этом внетекстовые ассоциации: в частности, таким путем невозможно без потерь или комментария перевести такие выражения, как Людмила — людям мила, Светлана — светлая, и т. п.

Наиболее распространенными приемами перевода нестандартных лексических элементов исходного текста являются: транслитерация/транскрипция, калькирование, семантическая модификация, описание, комментарий, смешанный (параллельный) перевод.

Грамматические приемы применимы, когда объектом перевода, отягощенным нестандартными зависимостями, является та или иная грамматическая структура исходного текста, от морфемы до сверхфразового единства. По сравнению с лексическими проблемами этот вид проблем представляет собой меньшую сложность для переводчика, однако имеет свою специфику и требует определенных приемов. Например, абсолютные причастные обороты, часто употребимые в английском языке, требуют преобразования грамматической структуры предложения при переводе на русский:

The work having been done, everybody felt a great relief.

Когда дело было сделано, все почувствовали огромное облегчение.

Или: Выполнив работу, все почувствовали огромное облегчение.

Преобразования могут затрагивать любые грамматические формы, в том числе и те, которые могут иметь в других контекстах и прямое соответствие. При переводе с английского языка на русский довольно часто имеет место несоответствие функций глагольных форм, именных словосочетаний и других грамматических единиц, обусловленные не столько типологическими различиями, сколько различиями в культурно-речевых традициях относительно данного вида контекста. Например, в традиции английских кулинарных рецептов употребляется преимущественно императив как форма представления кулинарного действия, тогда как в русском языке ту же функцию выполняет, как правило, неопределенно-личная форма глагола, совпадающая с формой третьего лица, единственного числа + частица — ся:

Bake the buns till light golden,

Булочки выпекаются до появления золотистой корочки.

Этот вид преобразований относится к числу грамматических замен, которые заключаются в изменении характера грамматической формы, если исходная форма либо отсутствует в переводящем языке, либо выполняет иные функции.

Помимо функциональной замены и добавления, к числу наиболее распространенных приемов относятся грамматические трансформации, антонимический перевод, нулевой перевод и целый ряд других [8].

1.4 Виды трансформаций

И.С. Алексеева в своей работе «Введение в переводоведение» под трансформациями понимает межъязыковые преобразования, требующие перестройки на лексическом, грамматическом и текстовом уровне. В процессе перевода встречаются трансформации 4 элементарных типов:

1) перестановки;

2) замены;

3) добавления;

4) опущения.

Рассмотрим основные типы переводческих трансформаций. Все они могут быть языковыми (объективными) и речевыми (контекстуальными).

1. Перестановка. Это изменение в переводе расположения (порядка следования) языковых элементов, соответствующих языковым элементам подлинника. Перестановкам могут подвергаться слова, словосочетания, части сложного предложения, элементарные предложения внутри сложного, самостоятельные предложения в системе целого текста. Наиболее частотны перестановки членов предложения — изменение порядка слов.

I’ll1 come2 late3 today4. — Сегодня4 я1 приду2 поздно3.

Перестановка в придаточном предложении связана с объективными различиями в закономерностях порядка слов в русском и английском языках.

2. Замена. Это наиболее распространенный вид переводческих трансформаций.

1) Замены форм слова часто зависят от расхождений в грамматическом строе языков. Такие замены объективны: beans (ед. ч.) — фасоль (мн. ч.). Падежные замены — при различии в управлении.

2) Замены частей речи: popular protest — протест населения (прил. + сущ. — сущ. + сущ.); Latin American peoples — народ Латинской Америки (прил. + прил. + сущ. — сущ. + прил. + сущ.).

Словосочетания такого рода, хотя и являются разложимыми, постепенно приобретают в речи клишированный характер; тогда выбор становится излишним, и трансформация-замена приближается к однозначному эквиваленту.

3) Замены членов предложения — необходимы тогда, когда происходит перестройка синтаксической структуры: замена членов предложения, замена английского пассива на активный залог при переводе на русский язык.

4) Синтаксические замены в сложном предложении:

Замена сложного предложения простым; замена простого предложения на сложное; замена сложносочиненного предложения на сложноподчиненное; замена союзной связи в сложноподчиненном русском предложении на бессоюзную в английском.

5) Лексические замены. Среди случаев лексических замен наиболее часто встречаются, пожалуй, четыре: частичное изменение семного состава исходной лексемы, перераспределение семного состава исходной лексемы, конкретизация и генерализация.

Частичное изменение семного состава исходной системы. Применение такого рода лексической замены обусловлено контекстом, как широким, в том числе ситуативным, так и узким — сочетаемостью в рамках литературной нормы ПЯ.

Перераспределение семного состава исходной лексемы. Такое перераспределение необходимо, если исходная лексема содержит в своем составе семы, которые невозможно передать одной лексемой ПЯ, а также в случае, если есть опасность нарушить правила сочетаемости.

Конкретизацией обычно называют замену слова или словосочетания ИЯ с более широким референциальным значением на слово или словосочетания ПЯ с более узким референциальным значением. Конкретизация может быть языковой и контекстуальной.

Генерализация — замена, обратная конкретизации, когда в переводе появляется слово с более широким референциальным значением, нежели слово ИЯ.

3. Добавления. Представляют собой расширение текста подлинника, связанное с необходимостью полноты передачи его содержания, а также различиями в грамматическом строе.

4. Опущения. Часто представляют собой операцию, обратную добавлениям, если речь идет об объективных расхождениях между языками. Контекстуальные опущения бывают связаны с видом перевода (в устном последовательном и синхронном переводе они связаны с компрессией теста и не затрагивают только инвариантные соответствия).

5. Антонимический перевод. Применяется тогда, когда прямой путь невозможен или нежелателен. Это комплексная лексико-грамматическая замена, которая заключается в трансформации утвердительной конструкции в отрицательную.

6. Компенсация. Относится к разновидностям трансформации. Различается позиционная и разноуровневая (или качественная) компенсация.

7. Описательный перевод. Представляет собой лексическую замену с генерализацией, сопровождаемую лексическими добавлениями и построенную по принципу определения понятия [4].

Преобразования, с помощью которых можно осуществить переход от единиц оригинала к единицам перевода в указанном смысле, называются переводческими (межъязыковыми) трансформациями. Поскольку переводческие трансформации осуществляются с языковыми единицами, имеющими как план содержания, так и план выражения, они носят формально-семантический характер, преобразуя как форму, так и значение исходных единиц.

В рамках описания процесса перевода переводческие трансформации рассматриваются не в статическом плане как средство анализа отношений между единицами ИЯ и их словарными соответствиями, а в плане динамическом как способы перевода, которые может использовать переводчик при переводе различных оригиналов в тех случаях, когда словарное соответствие отсутствует или не может быть использовано по условиям контекста. В зависимости от характера единиц ИЯ, которые рассматриваются как исходные в операции преобразования, переводческие трансформации подразделяются на лексические и грамматические. Кроме того, существуют также комплексные лексико-грамматические трансформации, где преобразования либо затрагивают одновременно лексические и грамматические единицы оригинала, либо являются межуровневыми, т. е. осуществляют переход от лексических единиц к грамматическим и наоборот.

Основные типы лексических трансформаций, применяемых в процессе перевода с участием различных ИЯ и ПЯ, включают следующие переводческие приемы: переводческое транскрибирование и транслитерацию, калькирование и лексико-семантические замены (конкретизацию, генерализацию, модуляцию). К наиболее распространенным грамматическим трансформациям принадлежат: синтаксическое уподобление (дословный перевод), членение предложения, объединение предложений, грамматические замены (формы слова, части речи или члена предложения). К комплексным лексико-грамматическим трансформациям относятся антонимический перевод, экспликация (описательный перевод) и компенсация.

Транскрипция и транслитерация — это способы перевода лексической единицы оригинала путем воссоздания ее формы с помощью букв ПЯ. При транскрипции воспроизводится звуковая форма иноязычного слова, а при транслитерации его графическая форма (буквенный состав). Ведущим способом в современной переводческой практике является транскрипция с сохранением некоторых элементов транслитерации. Поскольку фонетические и графические системы языков значительно отличаются друг от друга, передача формы слова ИЯ на языке перевода всегда несколько условна и приблизительна: absurdist — абсурдист (автор произведения абсурда), kleptocracy — клептократия (воровская элита), skateboarding — скейтбординг (катание на роликовой доске). Для каждой пары языков разрабатываются правила передачи звукового состава слова ИЯ, указываются случаи сохранения элементов транслитерации и традиционные исключения из правил, принятых в настоящее время.

Калькирование — это способ перевода лексической единицы оригинала путем замены ее составных частей — морфем или слов (в случае устойчивых словосочетаний) их лексическими соответствиями в ПЯ. Сущность калькирования заключается в создании нового слова или устойчивого сочетания в ПЯ, копирующего структуру исходной лексической единицы. Именно так поступает переводчик, переводя superpower как «сверхдержава», mass culture как «массовая культура», green revolution как «зеленая революция». В ряде случаев использование приема калькирования сопровождается изменением порядка следования калькируемых элементов: first-strike weapon — оружие первого удара, land-based missile — ракета наземного базирования, Rapid Deployment Force — силы быстрого развертывания.

Лексико-семантические замены — это способ перевода лексических единиц оригинала путем использования в переводе единиц ПЯ, значение которых не совпадает со значениями исходных единиц, но может быть выведено из них с помощью определенного типа логических преобразований. Основными видами подобных замен являются конкретизация, генерализация и модуляция (смысловое развитие) значения исходной единицы.

Конкретизацией называется замена слова или словосочетания ИЯ с более широким предметно-логическим значением словом и словосочетанием ПЯ с более узким значением. В результате применения этой трансформации создаваемое соответствие и исходная лексическая единица оказываются в логических отношениях включения: единица ИЯ выражает родовое понятие, а единица ПЯ — входящее в нее видовое понятие:

Dinny waited in a corridor which smelled of disinfectant. Динни ждала в коридоре, пропахшем карболкой. Не was at the ceremony. Он присутствовал на церемонии.

В ряде случаев применение конкретизации связано с тем, что в ПЯ отсутствует слово со столь широким значением. Так, английское существительное thing имеет очень абстрактное значение (an entity of any kind) и на русский язык всегда переводится путем конкретизации: «вещь, предмет, дело, факт, случай, существо» и т. д.

Конкретизация часто применяется и тогда, когда в ПЯ есть слово со столь же широким значением и соответствующей коннотацией, поскольку такие слова могут обладать разной степенью употребительности в ИЯ и ПЯ. При переводе таких слов конкретизация является весьма распространенным способом перевода. В романе Ч. Диккенса «Давид Копперфилд» следующим образом описывается поведение матери героя, испуганной внезапным появлением грозной мисс Бетси:

My mother had left her chair in her agitation, and gone behind it in the corner. Взволнованная матушка вскочила со своего кресла и забилась в угол позади него.

Генерализацией называется замена единицы ИЯ, имеющей более узкое значение, единицей ПЯ с более широким значением, т. е. преобразование, обратное конкретизации. Создаваемое соответствие выражает родовое понятие, включающее исходное видовое:

Не visits me practically every weekend. Он ездит ко мне почти каждую неделю.

Использование слова с более общим значением избавляет переводчика от необходимости уточнять, субботу или воскресенье имеет в виду автор, говоря о «уик-энде».

Иногда конкретное наименование какого-либо предмета ничего не говорит Рецептору перевода или нерелевантно в условиях данного контекста:

Jane used to drive to market with her mother in their La Salle convertible.

Джейн ездила со своей матерью на рынок в их машине.

Методом генерализации могут создаваться и регулярные соответствия единицам ИЯ: foot — нога, wrist watch — наручные часы и т. д.

Модуляцией или смысловым развитием называется замена слова или словосочетания ИЯ единицей ПЯ, значение которой логически выводится из значения исходной единицы. Наиболее часто значения соотнесенных слов в оригинале и переводе оказываются при этом связанными причинно-следственными отношениями: I don’t blame them. — Я их понимаю. (Причина заменена следствием: я их не виню потому, что я их понимаю). He’s dead now. — Он умер. (Он умер, стало быть, он сейчас мертв.) При использовании метода модуляции причинно-следственные отношения часто имеют более широкий характер, но логическая связь между двумя наименованиями всегда сохраняется:

Manson slung his bag up and climbed into the battered gig behind a tall, angular black horse. (A. Cronin)

Мэнсон поставил свой чемодан и влез в расхлябанную двуколку, запряженную крупной костлявой черной лошадью.

Синтаксическое уподобление (дословный перевод) — это способ перевода, при котором синтаксическая структура оригинала преобразуется в аналогичную структуру ПЯ. Этот тип «нулевой» трансформации применяется в тех случаях, когда в ИЯ и ПЯ существуют параллельные синтаксические структуры. Синтаксическое уподобление может приводить к полному соответствию количества языковых единиц и порядка их расположения в оригинале и переводе: I always remember his words — Я всегда помню его слова.

Членение предложения — это способ перевода, при котором синтаксическая структура предложения в оригинале преобразуется в две или более предикативные структуры ПЯ. Трансформация членения приводит либо к преобразованию простого предложения ИЯ в сложное предложение ПЯ, либо к преобразованию простого или сложного предложения ИЯ в два или более самостоятельных предложения в ПЯ:

The annual surveys of the Labour Government were not discussed with the workers at any stage, but only with the employers.

Ежегодные обзоры лейбористского правительства не обсуждались среди рабочих ни на каком этапе. Они обсуждались только с предпринимателями.

Объединение предложений — это способ перевода, при котором синтаксическая структура в оригинале преобразуется путем соединения двух простых предложений в одно сложное. Эта трансформация — обратная по сравнению с предыдущей:

That was a long time ago. It seemed like fifty years ago.

Это было давно — казалось, что прошло лет пятьдесят.

Грамматические замены — это способ перевода, при котором грамматическая единица в оригинале преобразуется в единицу ПЯ с иным грамматическим значением. Замене может подвергаться грамматическая единица ИЯ любого уровня: словоформа, часть речи, член предложения, предложение определенного типа. Понятно, что при переводе всегда происходит замена форм ИЯ на формы ПЯ. Грамматическая замена как особый способ перевода подразумевает не просто употребление в переводе форм ПЯ, а отказ от использования форм ПЯ, аналогичных исходным, замену таких форм на иные, отличающиеся от них по выражаемому содержанию (грамматическому значению). Так, в английском и русском языке существуют формы единственного и множественного числа, и, как правило, соотнесенные существительные в оригинале и в переводе употреблены в том же самом числе, за исключением случаев, когда форме единственного числа в английском соответствует форма множественного числа в русском (money — деньги, ink — чернила и т. п.) или наоборот английскому множественному соответствует русское единственное (struggles — борьба, outskirts — окраина и т. п.).

Весьма распространенным видом грамматической замены в процессе перевода является замена части речи. Для англо-русских переводов наиболее характерны замены существительного глаголом и прилагательного существительным. В английском языке имена деятелей (обычно с суффиксом — еr) широко употребляются не только для обозначения лиц определенной профессии (ср. русские имена «писатель, художник, певец, танцор» и др.), но и для характеристики действий «непрофессионалов». Значения таких существительных регулярно передаются в переводе с помощью русских глаголов:

Не is a poor swimmer. — Он плохо плавает. She is no good as a letter-writer. — Она не умеет писать письма.

Замена типа предложения приводит к синтаксической перестройке, сходной с преобразованиями при использовании трансформации членения или объединения. В процессе перевода сложное предложение может заменяться простым (It was so dark that I could not see her. — Я ее не мог видеть в такой темноте.); главное предложение может заменяться придаточным и наоборот (While I was eating my eggs, these two nuns with suitcases came in. — Я ел яичницу, когда вошли эти две монахини с чемоданами.); сложноподчиненное предложение может заменяться сложносочиненным и наоборот (I didn’t sleep too long, because I think it was only around ten o’clock when I woke up. I felt pretty hungry as soon as I had a cigarette. — Спал я недолго, было часов десять, когда я проснулся).

Антонимический перевод — это лексико-грамматическая трансформация, при которой замена утвердительной формы в оригинале на отрицательную форму в переводе или, наоборот, отрицательной на утвердительную сопровождается заменой лексической единицы ИЯ на единицу ПЯ с противоположным значением:

Nothing changed in my home town.

Все осталось прежним в моем родном городе.

Экспликация или описательный перевод — это лексико-грамматическая трансформация, при которой лексическая единица ИЯ заменяется словосочетанием, эксплицирующим ее значение, т. е. дающим более или менее полное объяснение или определение этого значения на ПЯ. С помощью экспликации можно передать значение любого безэквивалентного слова в оригинале: conservationist — сторонник охраны окружающей среды, whistle-stop speech — выступления кандидата в ходе предвыборной агитационной поездки. Поэтому наиболее успешно этот способ перевода применяется в тех случаях, где можно обойтись сравнительно кратким объяснением:

Саr owners from the midway towns ran a shuttle service for parents visiting the children injured in the accident.

Владельцы автомашин из городов, лежащих между этими двумя пунктами, непрерывно привозили и отвозили родителей, которые навещали своих детей, пострадавших во время крушения.

Компенсация — это способ перевода, при котором элементы смысла, утраченные при переводе единицы ИЯ в оригинале, передаются в тексте перевода каким-либо другим средством, причем необязательно в том же самом месте текста, что и в оригинале. Таким образом, восполняется («компенсируется») утраченный смысл, и, в целом, содержание оригинала воспроизводится с большей полнотой. При этом нередко грамматические средства оригинала заменяются лексическими и наоборот. Героиня романа У. Теккерея «Ярмарка тщеславия» следующим образом описывает невежество своего хозяина, сэра Питта Кроули:

«Serve him right,» said Sir Pitt; «him and his family has been cheating me on that farm these hundred and fifty years». Sir Pitt might have said, 'he and Ms family to be sure; but rich baronets do not need to be careful about grammar as poor governesses must be.

«Он со своей семейкой облапошивал меня на этой ферме целых полтораста лет!». Сэр Питт мог бы, конечно, выражаться поделикатнее, но богатым баронетам не приходится особенно стесняться в выражениях, не то, что нам, бедным гувернанткам.

Во всех случаях в языке перевода подыскивается какое-либо средство, передающее утраченный элемент содержания оригинала [9].

Сформулируем основные выводы по теоретической части курсовой работы:

В процессе перевода устанавливаются определенные отношения между двумя текстами на разных языках (текстом оригинала и текстом перевода). Сопоставляя такие тексты, можно раскрыть внутренний механизм перевода, выявить эквивалентные единицы, а также обнаружить изменения формы и содержания, происходящие при замене единицы оригинала эквивалентной ей единицей текста перевода.

Единицы перевода — минимальные единицы, подлежащие переводу, или единицы переводческой эквивалентности, т. е. единицы ИЯ, имеющие эквивалент в тексте ПЯ.

Основой единицы перевода может служить не только слово, но любая языковая единица: от фонемы до сверхфразового единства. Главным условием правильности определения исходной единицы, подлежащей переводу, является выявление текстовой функции той или иной исходной единицы.

Преобразования, с помощью которых можно осуществить переход от единиц оригинала к единицам перевода в указанном смысле, называются переводческими (межъязыковыми) трансформациями.

Основные типы лексических трансформаций, применяемых в процессе перевода с участием различных ИЯ и ПЯ, включают следующие переводческие приемы: переводческое транскрибирование и транслитерацию, калькирование и лексико-семантические замены (конкретизацию, генерализацию, модуляцию). К наиболее распространенным грамматическим трансформациям принадлежат: синтаксическое уподобление (дословный перевод), членение предложения, объединение предложений, грамматические замены (формы слова, части речи или члена предложения). К комплексным лексико-грамматическим трансформациям относятся антонимический перевод, экспликация (описательный перевод) и компенсация.

2. Виды переводческих трансформаций на материале рассказа

С. Моэма «Луиза» (перевод с английского А. Бальюри)

В данной части курсовой работы мы представляем анализ переводческих трансформаций на материале рассказа У. С. Моэма «Луиза», перевод с английского А. Бальюри («Louise» by Somerset Maugham).

Таблица 1 — анализ переводческих трансформаций

Оригинал

Перевод

Переводческие трансформации

I could never understand1 why Louise2 bothered with me3. She disliked me and4 I knew that behind my back5, in that gentle way of hers6, she seldom lost the opportunity of saying7 a disagreeable thing about me8. She had too much delicacy9 ever to make a direct statement10, but with a hint and a sigh and a little flutter of her beautiful hands11 she was able to make her meaning plain12. She was a mistress of cold praise13.

Никогда не мог понять1, что Луизе2 от меня нужно3. Я не нравился ей, и4 она редко упускала возможность сказать7 (с присущей ей мягкостью6) какую-нибудь пакость обо мне8 за моей спиной5. Ей вполне хватало такта9 не делать это напрямую10, но намёком, знаком или едва уловимым движением кистей изящных рук11 она умела выразить суждение предельно ясно12. По части же холодных комплиментов Луиза была настоящей мастерицей13.

1 грамматическая замена, замена типа предложения

2 транскрипция с сохранением элементов транслитерации

3 модуляция

4 дословный перевод

5 конкретизация, грамматическая замена, изменение порядка слов в предложении

6 генерализация

7 калькирование

8 конкретизация

9 грамматическая замена, замена типа предложения

10 антонимический перевод, компенсация

11 модуляция, грамматическая замена, замена типа предложения

12 компенсация

13 грамматическая замена, изменение порядка слов в предложении, генерализация

It was true that1 we had known one another almost intimately2, for five-and-twenty years3, but it was impossible for me to believe that4 she could be affected by the claims of old association5. She thought me6 a coarse, brutal, cynical, and vulgar fellow7. I was puzzled at her not taking the obvious course and dropping me8. She did nothing of the kind9; indeed, she would not leave me alone10; she was constantly asking me to lunch and dine with her11 and once or twice a year invited me to spend a week-end at her house in the country12.

И хотя1 мы знали друг друга довольно близко2, трудно поверить, что4 мои напоминания о нашей 25-летней дружбе3 возымели бы действие и прекратили сплетни5. В её глазах я был6 омерзительным, циничным и бессердечным грубияном7. Вот я и удивлялся, почему она не оставит меня в покое, что было бы естественно8. Но она и не думала9; напротив, совсем не избегала меня10, и я регулярно получал от неё приглашения на обед и ужин11, а раз или два в год — приглашение провести выходные в её загородном доме12.

1 замена типа предложения, компенсация

2 дословный перевод

3 модуляция

4 замена типа предложения, калькирование

5 замена типа предложения, компенсация

6 модуляция

7 калькирование

8 замена типа предложения, изменение порядка слов в предложении, антонимический перевод, калькирование

9 модуляция

10 замена типа предложения, модуляция

11 объединение предложений, генерализация

12 замена типа предложения, замена части речи (глагола существительным), калькирование

At last I thought1 that I had discovered her motive2. She had an uneasy suspicion3 that I did not believe in her4; and if that was why she did not like me5, it was also why she sought my acquaintance6: it galled her that I alone should look upon her as a comic figure7 and she could not rest8 till I acknowledged9 myself mistaken10 and defeated11.

Наконец, мне показалось1, что я разгадал её2: Луизу терзало тяжёлое подозрение3, что я ей не верю4. Вот почему она не жаловала меня5 и вот почему поддерживала наше знакомство6; её злило, что я единственный, кто смотрит на неё как на комедианта7, и она дала себе зарок не останавливаться8 до тех пор, пока я не признаю9 свою неправоту10 и не буду посрамлён11.

1 замена типа предложения, калькирование

2 конкретизация

3 модуляция

4 дословный перевод, замена типа предложения

5 замена типа синтаксической связи, калькирование

6 замена типа предложения, замена части речи, объединение предложения, калькирование

7 компенсация

8 генерализация

9 дословный перевод

10 замена части речи

11 конкретизация

Perhaps she had an inkling1 that I saw the face behind the mask and because I alone held out2 was determined that sooner or later I too should take the mask for the face3. I was never quite certain that she was a complete humbug4. I wondered5 whether she fooled herself as thoroughly6 as she fooled the world7 or whether there was some spark of humour at the bottom of her heart8. If there was it might be that she was attracted to me9, as a pair of crooks might be attracted to one another, by the knowledge11 that we shared a secret that was hidden from everybody else12.

Но, быть может, она догадывалась1, что только я вижу её истинное лицо сквозь надетую маску2 и рассчитывала, что рано или поздно я эту маску приму за настоящее лицо3.

Я не был до конца уверен в том, что Луиза законченная обманщица4, и сам задавался вопросом5, дурачит ли она себя так же основательно6, как и всех остальных7, или же в глубине души посмеивается над своим розыгрышем8. Если так, то, возможно, Луиза могла бы даже вызвать мою симпатию9, как проникаются ею друг к другу два мошенника, осознавая11, что хранят тайну, сокрытую от других12.

1 калькирование

2 модуляция

3 калькирование

4 объединение предложений, замена части речи, калькирование

5 замена типа предложения, экспликация

6 дословный перевод

7 конкретизация, замена типа предложения

8 замена типа предложения, модуляция

9 модуляция

10 генерализация, изменение порядка слов в предложении

11 замена части речи

12 калькирование

I knew Louise before1 she married2. She was then a frail, delicate girl with large and melancholy eyes3. Her father and mother worshipped her with an anxious adoration4, for some illness, scarlet fever I think5, left her with a weak heart6 and she had to take the greatest care of herself7. When Tom Maitland proposed to her8 they were dismayed9, for they were convinced10 that she was much too delicate for the strenuous state of marriage11.

Я познакомился с Луизой1 ещё до её замужества2. В то время это была хрупкая, болезненная девушка с большими грустными глазами3. Отец и мать обожали и оберегали её4, ибо какой-то недуг (подозреваю, что скарлатина5) ослабил её сердце6, и впредь она должна была очень тщательно следить за своим здоровьем7. И когда Том Мэйтлэнд сделал Луизе предложение8, родители не на шутку встревожились9, поскольку полагали10, что она слишком болезненна для такого беспокойного дела, как брак11.

1 модуляция

2 замена части речи

3 изменение порядка слов в предложении, дословный перевод

4 генерализация, замена типа предложения

5 замена типа предложения, изменение порядка слов в предложении, калькирование

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой