Проблемы эвтаназии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

1. Общее понятие и виды эвтаназии

Первые упоминания термина «эвтаназия» встречаются в XVI веке в работах британского философа Фрэнсиса Бэкона. В частности, в своей книге «О достоинстве и приумножении наук» он применяет слово «эвтаназия» для обозначения «легкой смерти», избавляющей от страданий.

Далее наиболее известная веха в распространении термина — вторая моровая война. В некоторых европейских странах благодаря развитию философии евгеники, эвтаназия приобрела достаточно весомую популярность, но дискредитация и подмена понятий, а также действия нацистов привели к полному уничтожению этих идей.

В современной науке нет единого мнения касательно определения эвтаназии. Более того, учеными используется даже целый ряд вариантов самого термина: эвтаназия, эйтаназия, эутаназия. Однако по сути это всего лишь различные формы транскрипции одного и того же слова, образованного от греческих ех — «хороший» и иЬнбфпт — «смерть». Исторически сложилось, что наибольшее распространение получил именно термин «эвтаназия. Очевидно, что его целесообразно использовать и в дальнейшем, не вдаваясь в лингвистические тонкости.

Большой юридический словарь, повторяя легальную дефиницию, данную в Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, определяет эвтаназию как удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни.

Энциклопедия «Википедия» дает определение эвтаназии как практики прекращения (или сокращения) жизни человека, страдающего неизлечимым заболеванием, испытывающего невыносимые страдания, удовлетворения просьбы без медицинских показаний в безболезненной или минимально болезненной форме с целью прекращения страданий.

В Большой медицинской энциклопедии говорится, что эвтаназия — намеренное ускорение наступления смерти неизлечимого больного с целью прекращения его страданий.

Ученые-юристы также не выработали единого мнения о том, что же представляет собой эвтаназия.

С.В. Бородин, В. А. Глушков долгое время рассматривали эту проблему. Они соглашаются с определением эвтаназии как ускорения наступления смерти неизлечимого больного с целью прекращения его страданий и, вместе с тем, дают определение применительно к уголовно-правовому контексту: эвтаназия — умышленное лишение жизни безнадежно больного человека для избавления его от страданий.

По мнению Н. Г. Кадникова эвтаназия — это процесс умерщвления безнадежно больных людей по их просьбе.

О.С. Капинус заявляет, что под эвтаназией следует понимать умышленное причинение смерти неизлечимому больному, осуществленное по его просьбе медицинским работником, а также иным лицом по мотиву сострадания к больному и с целью избавления его от невыносимых физических страданий.

В.Н. Куц, вступая с О. С. Капинус в полемику, говорит, что эвтаназия (автор применяет формулировку «эйтаназия») — это реализация врачом самостоятельно высказанного осмысленного желания смертельно больного пациента о прекращении своей жизни. В то время как прекращение жизни безнадежного больного, не способного высказать свое желание, осуществленное по просьбе его законных представителей или по решению консилиума врачей предлагает называть ортоназией.

А.И. Рарог выражает несогласие с последней позицией и отмечает, что «понимание О. С. Капинус эвтаназии как „умышленного причинения смерти неизлечимо больному, осуществленное по его просьбе медицинским работником, а также иным лицом…“ в большей степени отвечает потребностям практики, нуждающейся в установлении ответственности за умышленное умерщвление неизлечимо больных не только врачами, но и иными лицами».

Проанализировав различные мнения в научной доктрине, можно установить те вопросы, которые являются спорными, и те, в понимании которых все ученые сходятся.

Не вызывает сомнений и споров факт, что эвтаназия есть умышленное причинение смерти больному. Также большинство авторов согласны с тем, что цель эвтаназии — прекращение страданий. И на этом, пожалуй, единство мнений заканчивается.

Спорными в уголовно-правовой науке являются вопросы:

1) о субъекте эвтаназии: только ли это медицинский работник или им может быть и другое лицо;

2) о том, чья воля может побуждать к эвтаназии: самого больного, его законных представителей, его родственников, консилиума врачей;

3) о том, классифицируется ли эвтаназия на активную и пассивную, или же это только активное действие;

4) о том, наконец, возможна ли легализация эвтаназии, и если нет, то какая должна быть предусмотрена ответственность за эвтаназию.

Небезынтересно, какие мнения сложились в доктрине о характеристике эвтаназии как деяния. Так, ряд авторов считает, что эвтаназия может быть как активным действием, так и бездействием. Это и уже упомянутые А. И. Рарог и О. С. Капинус, и, например, Ю. А. Чернышева.

Исходя из этого предлагается классифицировать по критерию активности поведения эвтаназию на активную и пассивную. В самом общем виде можно дать следующие определения этим разновидностям эвтаназии.

Активная эвтаназия — умышленные действия, которые заведомо влекут непосредственно за собой смерть больного.

Пассивная эвтаназия — намеренное прекращение действий для поддержания жизни больного.

На наш взгляд, эта классификация удачна, значима и отражает помимо способа эвтаназии и другой аспект. Ключевым моментом является непосредственная причина смерти: в случае активной эвтаназии смерть больного наступает в результате действий других лиц (например, смертельная инъекция), а в случае пассивной же причиной смерти является само заболевание, а прекращение действий не является исключительным, необходимым и достаточным условием наступления смерти в определенный момент.

Некоторые авторы считают, что совершенно безразлично, производится ли причинение смерти путем действия или бездействия. С этой позицией нельзя согласиться, ведь известно, что способ совершения деяния имеет значительную важность для его квалификации, и нет никаких оснований, чтобы утверждать обратное.

Более того, В. Н. Куц и Я. О. Тринева и вовсе заявляют, что эвтаназией могут быть признаны только активные действия, в то время как прекращение действий будет считаться ортоназией.

Профессор Рарог совершенно справедливо указывает, что термин «ортаназия» существует лишь в медико-исследовательских целях, и введение его в правовой оборот вызовет только необоснованное смешение понятий.

Таким образом, можно говорить о том, что в самом общем виде эвтаназия — это умышленное деяние, направленное на прекращение жизни неизлечимого больного лица с целью избавления его от страданий. Эвтаназию можно условно подразделить на два вида по критерию активности действий и непосредственной причины смерти: эвтаназия активная и пассивная.

Вопросы о том, кто является субъектом эвтаназии, по чьей воле может быть проведена эвтаназия, следует ли ее легализовать, остаются открытыми и будут рассмотрены в следующих главах, после чего будет представлено оптимальное, на наш взгляд, определение эвтаназии.

2. Право на смерть. Эвтаназия как реализация права на смерть

Личные права современного человека закреплены на сегодняшний день множеством международных и внутригосударственных нормативных актов.

Всеобщая декларация прав человека, а вслед за ней и Конституция Российской Федерации декларируют право на жизнь.

В статье 3 Всеобщей декларации прав человека говорится: «Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность». Статья 20 Конституции Российской Федерации также прямо указывает, что каждый имеет право на жизнь.

К сожалению, ни один нормативный акт, включая Конституцию, не содержит развернутого определения данного права, что в свою очередь порождает множество вопросов. Подразумевает ли право человека на жизнь возможность распоряжаться ею? Может ли человек отказаться от этого права? Отсутствие четкого определения не дает ответов на этот вопрос и не позволяет однозначно раскрыть содержание права на жизнь.

Рассуждая логически, некоторые исследователи приходят к выводу, что Конституция косвенно закрепляет и право на смерть. Так, например, А. А Малиновский рассуждает о том, что «юридически невозможно себе представить, что человек, имея право жить, не имеет право умереть, что он свободен на законных основаниях распоряжаться своей собственностью, но не жизнью».

Ю.А. Дмитриев и Е. В. Шленева придерживаются позиции, что «конституционное установление права на жизнь логически означает юридическое закрепление права человека на смерть; очевидно, раз право на жизнь относится к числу личных прав человека, его реализация осуществляется им индивидуально и самостоятельно, независимо от воли других».

Исходя из норм международного и национального права, по своей сути право на жизнь означает возможность прожить человеком биологически отпущенный ему срок и умереть по его истечении. То есть, иными словами, право на жизнь подразумевает, более того, на наш взгляд, включает в себя и право на естественную (ненасильственную) смерть.

Обратившись к международным медицинско-правовым актам, можно обнаружить и прямое упоминание права на смерть. Например, Лиссабонская декларация о правах пациента декларирует: пациент имеет право умереть достойно. Согласно Венецианской декларации о терминальном состоянии, врач может прекратить по просьбе умирающего (а если он без сознания — по просьбе его родственников) его лечение, способное лишь отсрочить наступление неизбежной кончины. Лиссабонская декларация также указывает, что «пациент имеет право, получив адекватную информацию, согласиться на лечение или отказаться от него», независимо от того, повлечет ли отказ от лечения гибель.

Отечественное право также декларирует право отказаться от лечения.

«Гражданин или его законный представитель имеет право отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения < …>.

При отказе от медицинского вмешательства гражданину или его законному представителю в доступной для него форме должны быть разъяснены возможные последствия. Отказ от медицинского вмешательства с указанием возможных последствий оформляется записью в медицинской документации и подписывается гражданином либо его законным представителем, а также медицинским работником.

При отказе родителей или иных законных представителей лица, не достигшего возраста 15 лет, либо законных представителей лица, признанного в установленном законом порядке недееспособным, от медицинской помощи, необходимой для спасения жизни указанных лиц, больничное учреждение имеет право обратиться в суд для защиты интересов этих лиц".

Несмотря на то, что в современной правовой науке не принято выделять приоритетность какого-либо из поколений прав, нельзя не согласиться с тем, что права, составляющие первое поколение (а именно к нему относится право на жизнь), явились фундаментом для формирования следующих поколений прав. Однако самостоятельный отказ от важнейшего, фундаментального права — права на жизнь, как известно, в настоящее время сегодня законодательно не наказуем. Это вопрос этики, морали, религии, мировоззрения как такового.

Известно, что человек реализует принадлежащие ему личные права самостоятельно. Таким образом, и решение о добровольном уходе из жизни он должен принимать самостоятельно, равно как и открыто выражать его.

Но как видно из изложенного, законодательство стоит на позиции, что решение об отказе от медицинской помощи (а значит, и решение о прекращении жизни больного) может быть принято другими лицами: близкими родственниками, законными представителями.

На наш взгляд, это недопустимо. Если следовать букве и логике такого закона, получается, что, например, законные представители, опекуны недееспособных по своему усмотрению могут в произвольный момент требовать причинения смерти своим подопечным. Ведь недееспособный в принципе не может юридически изъявить свою волю, вне зависимости от того, пребывает ли он в терминальном состоянии или нет.

Закон обозначает случаи, когда человек может правомерно распоряжаться жизнью другого лица, и большинство этих случаев (для лиц — общих субъектов уголовного права) указано в главе 8 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Пребывание близкого или подопечного в бессознательном состоянии и наличие у него неизлечимого заболевания в качестве такого случая не указано ни в уголовном, ни в каком-либо другом законе.

Исходя из изложенного, видится, что больной должен самостоятельно явно и недвусмысленно заявить о своем желании прибегнуть к эвтаназии. Недопустимо произвольно решать этот вопрос, когда больной не способен самостоятельно выразить свою волю.

Поэтому эвтаназией, на наш взгляд, следует считать только то деяние, которое совершается по явно и недвусмысленно выраженной воле больного.

3. Уголовно-правовая оценка эвтаназии

Ключевым вопросом, касающимся эвтаназии, в уголовном праве является вопрос ее юридической оценки. Для этого необходимо определить объект, субъект, объективную и субъективную стороны данного деяния и соответствие их нормам законодательства.

И если объект (или, по крайней мере, один из объектов), которому причиняется вред, не вызывает споров — это жизнь человека, если субъективную сторону можно однозначно определить как прямой умысел (деяние с целью причинения смерти больному), то вопросы субъекта и объективной стороны более сложны.

Размышления об объективной стороне эвтаназии и выводы (эвтаназия может быть произведена как путем действия, так и путем бездействия) изложены в предыдущих главах, значит, необходимо рассмотреть оставшийся спорный момент субъекта эвтаназии.

Кроме того, для комплексного анализа существующих в мире тенденций в правовой оценки эвтаназии полезно обратиться к зарубежному опыту.

3.1 Уголовно-правовая оценка эвтаназии за рубежом

В иностранных государствах вопросы добровольного ухода из жизни, эвтаназии имеют богатую историю. Вот лишь некоторые события двадцатого века.

1935 г. — образовано «Добровольное общество легкой смерти» в Англии, впоследствии получившее известность как «Выход».

1936 г. — по неофициальным сведениям английский король Георг V прибегает к эвтаназии при содействии лорда Доусона.

1974 г. — доктор Георг Мейер публикует «Признания хирурга», в которых описывает механизм осуществления эвтаназии, практиковавшийся в его клинике.

1976 г. — добровольные общества легкой смерти созданы в Японии и Германии. В Токио состоялась первая международная конференция организаций такого рода.

1980 г. — опубликовано первое в мире пособие по самоубийствам «Как умирать с достоинством».

1995 г. — Верховный суд Ирландии принимает решение об удалении трубки кормления у женщины, которая не приходила в сознание в течение 20 лет.

1996 г. — девять окружных судов США отстаивают конституционность самоубийства при содействии врача.

В австралийском штате Северная территория был принят законодательный акт под названием «Права неизлечимо больных». В нем оговариваются следующие условия: лицо, требующее эвтаназии, старше 18 лет, испытывает невыносимые физические и моральные страдания, его недуг не поддается лечению. Кроме врача, к которому обратился пациент, свою подпись под диагнозом должен поставить еще один специалист того же профиля и психиатр. Задача последнего — убедиться, что желание пациента покончить с собой не вызвано депрессией или стрессом. Первый акт эвтаназии в Австралии был осуществлен с помощью управляемой при помощи компьютера системы введения в организм летальной медикаментозной дозы.

1997 г. — Сенат штата Мичиган (США) запретил «самоубийство при содействии врача» через день после того, как известный поборник эвтаназии Джек Кеворкян помог расстаться с жизнью одной из жительниц штата. За последние 10 лет Джек Кеворкян, известный под прозвищем «Доктор Смерть», помог расстаться с жизнью примерно сотне больных. По некоторым сведениям, среди них были и люди, хотя и выразившие желание расстаться с жизнью, но не страдавшие неизлечимыми болезнями. Джек Кеворкян четырежды представал перед судом, однако обвинительный приговор ему был вынесен только в 1999 г. Кеворкян был осужден к заключению сроком от 10 до 25 лет в исправительном учреждении штата Мичиган и в 2007 году был досрочно освобожден за примерное поведение.

В мае 1997 года Колумбия издала закон, разрешающий эвтаназию; Филиппины и Южная Африка тоже рассматривали такую возможность.

1 апреля 2002 года власти Нидерландов легализовали эвтаназию. Закон, одобряющий эвтаназию, был принят голландским парламентом в апреле 2001 г., а в впервые вопрос о легализации убийства из милосердия в Нидерландах начали рассматривать около 20 лет назад.

Чуть позже, в том же 2002 году парламент Бельгии принял законопроект об эвтаназии. Новый законопроект разрешил эвтаназию в отношении и по просьбе человека, пожелавшего покончить с жизнью. Теперь добровольно умереть при помощи врачей смогут достигшие 18-летнего возраста граждане Бельгии после специального добровольного и повторного требования в письменном виде. Если пациент не в состоянии написать свою просьбу, по его выбору запрос может быть написан другим человеком, достигшим совершеннолетнего возраста.

Вслед за Нидерландами закон об эвтаназии был принят в Бельгии. Депутаты бельгийской Палаты представителей приняли закон о частичной легализации эвтаназии, завершив, таким образом, законодательную процедуру, начатую в 1999 г. В результате Бельгия стала второй страной в мире после Нидерландов, где эвтаназия разрешена при определенных, оговоренных законом условиях.

В Великобритании медикам за подобные действия грозит до 14 лет тюрьмы, после долгих обсуждений принят закон о безусловном запрещении любой эвтаназии в медицинской практике. В Испании эвтаназия однозначно трактуется как убийство. В Германии допускают пассивную форму эвтаназии: по просьбе безнадежно больного человека медики могут прекратить с помощью медикаментов продлевать ему жизнь. «Пассивная» эвтаназия практикуется довольно давно в Швейцарии. В соответствии с законодательством штата Индиана (США) действует так называемое прижизненное завещание, в котором пациент официально подтверждает свою волю на то, чтобы его жизнь не продлевалась искусственным образом при определенных обстоятельствах. В 1977 году в штате Калифорния (США) после долгих лет обсуждений на референдумах был принят первый в мире закон «О праве человека на смерть», по которому неизлечимо больные люди могут оформить документ с изъявлением желания отключить реанимационную аппаратуру. Хотя пока этот закон «не работает» ввиду отказа медицинского персонала на проведение эвтаназии.

Разумеется, законодательство различных зарубежных стран не может одинаково оценивать эвтаназию, что наглядно продемонстрировано выборкой. Но все же определенные тенденции выделить можно. Если пассивная эвтаназия еще может законодательно допускаться, то активная практически повсеместно считается преступлением.

3. 2 Уголовно-правовая оценка эвтаназии в России

Согласно действующему отечественному законодательству эвтаназия находится под однозначным запретом. Однако в то же время и, более того, тем же правовым актом декларируется право человека на отказ от медицинской помощи, что в определенных обстоятельствах может представлять собой не что иное, как пассивную эвтаназию!

Данный парадокс свидетельствует о том, что Российское законодательство в сфере эвтаназии необходимо совершенствовать.

Действующий уголовный закон оценивает эвтаназию как простое убийство, совершенное по мотиву сострадания (ч. 1 ст. 105 УК РФ). Но, с другой стороны, при определенных обстоятельствах, следуя букве закона, эвтаназию можно оценить и как квалифицированное убийство, а именно убийство лица заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Такая оценка вызывает вопросы и споры.

Согласно особо подчеркиваемому указанию Верховного Суда Р Ф, необходимо по каждому делу о причинении смерти другому лицу необходимо всесторонне, полно и объективно исследовать все обстоятельства дела, устанавливать причины и условия, способствовавшие совершению деяния. Очевидно, что формулировка «убийство по мотиву сострадания» не может отразить всей специфики причинения смерти в результате эвтаназии. Значит, необходимы изменения в уголовном законе.

Ряд авторов выступает за принципиальную легализацию эвтаназии. Некоторые ограничиваются лаконичной формулировкой, что эвтаназия — это убийство, и не видят необходимости в дополнении уголовного закона.

С.В. Бородин указывает на необходимость дополнения уголовного законодательства привилегированными составами убийства из сострадания и по просьбе потерпевшего.

Однако прежде чем ответить на вопрос о том, как должна быть юридически оценена эвтаназия, необходимо определиться с субъектом этого деяния.

На наш взгляд, О. С. Капинус и А. И. Рарог совершенно справедливо говорят о том, что эвтаназию может производить не только медицинский работник, но и иное лицо. При этом роль медицинского работника в оценке состояния больного никоим образом не умаляется.

Очевидно, что прекратить медицинскую помощь может только медицинский работник, но произвести активные действия, направленные на причинение смерти больному, может любое лицо. Таким образом, субъект пассивной эвтаназии — только медицинский работник, субъект активной — как медицинский работник, так и другое лицо. Различие субъектов, помимо всего прочего, лишний раз подтверждает справедливость подразделения эвтаназии на пассивную и активную.

Таким образом, на наш взгляд, эвтаназию, в определенной степени согласившись с мнением О. С. Капинус, можно определить как умышленное причинение смерти неизлечимому больному, осуществленное по его просьбе медицинским работником или иным лицом по мотиву сострадания к больному и с целью избавления его от невыносимых страданий.

На наш взгляд пассивную эвтаназию, равно как и предоставление информации о способах самоубийства необходимо вывести из сферы действия уголовного закона. Для оценки же активной эвтаназии необходимо введение нового привилегированного состава убийства.

Заключение

Проблема эвтаназии до сих пор остаётся противоречивой. В случае законодательной легализации эвтаназии многие так же будут считать, что она не имеет право на существование. Крайне велика опасность недобросовестного соблюдения всех этапов осуществления эвтаназии. Основная причина этому — человеческий фактор. С другой стороны, нельзя отрицать, что эвтаназия уже фактически существует в нашей жизни. С течением времени появляются новые проблемы, напрямую связанные с эвтаназией.

Так, например, проблемой будет определение круга пациентов, в отношении которых может быть применена эвтаназия. Такие критерии как неотвратимость летального исхода, исчерпанность всех возможных медицинских средств и продолжительность применения медикаментозного лечения не могут однозначно определять включение пациентов в число лиц, в отношении которых может быть применена эвтаназия. Наука непрерывно двигается вперёд и всё, что с утра было недостижимо, к вечеру становится обыденным. Медицина не стоит на месте и понятие бесперспективности необходимо применять очень осторожно. Практикам известны случаи самоизлечения, в том числе и от онкологических заболеваний, хотя многими учёными данный факт не признаётся.

К сожалению, дать ответы на все вопросы не представляется возможным, и потому тема эвтаназии ещё долго будет заставлять учёных всего мира обращаться к ней снова и снова.

Основные выводы данной работы таковы:

1) эвтаназия — умышленное деяние, может выражаться как в активном действии, так и в бездействии;

2) принимать решение и выражать волю прибегнуть к эвтаназии должен непосредственно сам больной;

3) осуществлять эвтаназию может как медицинский работник, так и, в отдельных случаях, иное лицо;

4) целесообразно легализовать только пассивную эвтаназию, а активная должна признаваться привилегированным убийством.

эвтаназия смерть уголовный пациент

Список литературы

1. Конституция РФ

2. Уголовный кодекс РФ

3. Постановление пленума Верховного Суда Р Ф от 27. 01. 1999 г. О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ) (в ред. ППВС РФ от 06. 02. 2007 № 7)

4. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (утв. ВС РФ 22. 07. 1993 № 5487−1) (ред. от 27. 12. 2009)

5. Всеобщая декларация прав человека. Принята и провозглашена резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи от 10 декабря 1948 года

6. Лиссабонская декларация о правах пациента. Принята 34-ой Всемирной Медицинской Ассамблеей, Лиссабон, Португалия сентябрь-октябрь 1981

7. Венецианская декларация о терминальных состояниях. Принята 35-ой Всемирной Медицинской Ассамблеей, Венеция, Италия, октябрь 1983

8. Декларация об эвтаназии. Принята 39-й Всемирной медицинской ассамблеей, Мадрид, октябрь 1987

9. Уголовное право. Особенная часть: учебник / под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И Чучаева. — М., 2008

10. Уголовное право. Особенная часть: учебник для вузов / отв. ред. И. Я. Козаченко, Г. П. Новоселов. — М.: Норма, 2008. — 1008 с.

11. Уголовное право. Общая и Особенная части: учебник / под ред. Кадникова Н. Г. — М., 2006. — 911 с.

12. Бородин С. В. Преступления против жизни / Юридический центр Пресс — 2003, 496 с.

13. Капинус О. С. Эвтаназия как социально-правовое явление / О. С. Капинус. — М., 2006. — 402 с.

14. Бородин С. В. Убийство из сострадания / С. В. Бородин, В. А. Глушков // Общественные науки и современность. — 1992. — № 4. — С. 138−145

15. Тасаков С. В. Запрет эвтаназии унижает человеческое достоинство // Российская юстиция. — 2009. — № 2

16. Малиновский А. А. Имеет ли человек право на смерть? // Российская юстиция. — 2002. — № 8. — С. 54.

17. Куц В. Н., Тринева Я. О. Капинус О.С. Эвтаназия как социально-правовое явление / О. С. Капинус. — М., 2006 // Уголовное право. — 2007. — № 5. — С. 133−137

18. Рарог А. И. В связи с рецензией на книгу Капинус О. С. Эвтаназия как социально-правовое явление // Уголовное право. — 2007. — № 5. — С. 138−142

19. Алиев Т. Т. Эвтаназия в России: право человека на ее осуществление // Современное право. — 2008. — № 4. — С. 46−52

20. Чернышева Ю. А. Эвтаназия: прошлое, настоящее, будущее // Закон и право. — 2008. — № 5. — С. 54

21. Чернышева Ю. А. Эвтаназия или простое убийство // Российский криминологический взгляд. — 2007. — № 2. — С. 190−192.

22. Бэкон Ф. О достоинстве и приумножении наук = De Augmentis Scientiarium / Francis Bacon (взято с сайта http: //filosof. historic. ru/)

23. Хрусталев Ю. М. Эвтаназия: сущность и проблемы, взгляд в будущее // Философские науки. — 2006. — № 7. — С. 17−29

24. Панищев А. Л. Эвтаназия и врач: от биоэтики и права к антропологии и человеку // Успехи современного естествознания. — 2005. — № 4. — С. 17−19

25. Знаков В. В. Понимание экзистенциального выбора: жизнь в страданиях или эвтаназия // Вопросы психологии. — 2009. — № 6 — С. 3−12

26. Гумницкий Г. А. Эвтаназия: возможность, необходимость, право // Здравый смысл. — 2008. — № 4. — С. 36−37

27. Павлова Ю. В. Проблемы эвтаназии в праве // Здравый смысл. — 2005. — № 3.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой