Невротические внутриличностные конфликты

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

АЛМАТИНСКИЙ ФИЛИАЛ НЕГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО

УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ»

Факультет культуры

Кафедра общеобразовательных дисциплин

курсовая РАБОТА

по дисциплине Конфликтология

по теме Невротические внутриличностные конфликты

Выполнила студентка:

401ПВ группы 4 курса

вечернего отделения

Подкидышева

Евгения Эдуардовна

Проверил: старший преподаватель кафедры ООД

Сембаева А.М.

Алматы, 2013

Оглавление

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. Что такое невротический конфликт

Глава 2. Концепция невротического конфликта по З. Фрейду

Глава 3. Острота невротических конфликтов по К. Хорни

Глава 4. Перспективы

Глава 5. Эмпирическое исследование наличия неврозов в подростковом и среднем юношеском возрасте.

5.1 Цель, задачи, описание использованных методик

3.2 Анализ результатов эмпирического исследования

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Список использованной литературы.

Введение

Невроз — психическое расстройство (Как правило, конфликтогенное) нервно психическое расстройство которое возникает в результате нарушения особенно значимых жизненных отношений человека и проявляется в специфических, клинических феноменах при отсутствии психотических явлений. Леонтьев А. Н., Пробема развития психики. М.: «МГУ» 2010 г. — 352 с.

Для возникновения невроза решающей является значимость для личности нарушенного отношения. В таком понимании невроз — болезнь, обусловленная действием информации, семантической (смысловой) её стороной — психологическими травмами и конфликтами, порождающими длительное эмоциональное напряжение.

Невротический конфликт обусловлен наличием одинаково сильных, но противоречащих друг другу внутренних тенденций и потребностей, например таких, как борьба между выживанием и долгом, между моральными принципами и личными привязанностями. Итогом становиться фиктивно символическое разрешение конфликта, ложное удовлетворения в форме осуществления навящевых ритуальных действий (третичные черты), значение которых может быть понято только на основе их генетического анализа, позволяющего установить тесную связь между симптомами болезненного состояния и характером внутренних противоречий. Адам Д., Восприятие, сознание, память, М.: «Речь» 1983 г. — 152 с.

При этом, если даже одна из тенденций становиться доминирующей, но продолжает встречать противодействия другой, благоприятные возможности для усиления напряжения и возникновения невроза, навящевых состояний продолжают сохраняться. Возможная причина подобного конфликта — воспитания в условиях запугивания и лишения собственной инициативы, предъявления к ребенку противоречивых требований, приводящих к чувству неполноценности и отрыва от реальной жизни, воспитание не реальных жизненных установок. Аведисова А. С, Вериго Н. Н, Шизофрения и когнитивный дефицит, М.: «Диалектика «2001 г. — 577 с.

Актуальность. В условиях современной цивилизации каждый индивид сталкивается с ситуацией выбора между двумя равно значимыми для него факторами жизни, личные желания и требования социума вводят человека в состояние внутри личностного конфликта. Тогда как у нормального человека конфликт осознаваем, у невротика он происходит на уровне бессознательного, что осложняет для него процесс разрешения конфликта и приводит к серьёзным психотравмирующим последствиям.

Цель. Изучение степени влияния возраста на наличие невротического внутриличностного конфликта.

Задачи.

1. Дать определение невротического конфликта.

2. Рассмотреть теоретические модели невротического внутри личностного конфликта.

3. Проанализировать возрастные особенности наличия невротического внутри личностного конфликта.

4. Провести сравнительный анализ возрастных особенностей проявления неврозов в подростковом и среднем юношеском возрасте.

Объект исследования. Школьники 7−8 классов Гуманитарной школы гимназии № 111 и студенты вечернего отделения АФ СПбГУП.

Предмет исследования. Влияние возраста индивида на наличие невротического внутриличностного конфликта.

Гипотеза. Если предположить что невротический внутриличностный конфликт зависит от возрастных особенностей, то за счёт психической и эмоциональной напряженности у подростков наибольшая склонность к появлению такого рода внутриличностного конфликта.

Глава 1. Что такое невротический конфликт

Невротический конфликт является основой психоневроза. Вследствие конфликта блокируется разрядка побуждений и возникает состояние «запруживания» психики. Из-за этой запруды способность эго справляться с возбуждением постепенно снижается. По сути все факторы располагающие к неврозам это своего рода травмы: стимулы, которыми без труда можно было бы овладеть, не будь запруды, теперь создают недостаточность.

Невротический конфликт, согласно одному из вариантов определения, представляет собой конфликт между тенденцией к разрядке и другой тенденцией, направленной на предотвращение разрядки. Выраженность стремления к разрядке, за частую зависит не столько от природы стимулов, сколько от физико-химического состояния каждого отдельного организма. В целом можно уравнять тенденцию к разрядке с влечениями (инстинктивными побуждениями). Фильтрация побуждений, или решение о допущении разрядки, определяется как функция эго. Таким образом получается что невротический конфликт возникает между влечениями, другими словами между ид и эго. Березин Ф. Б, Социально — психологическая адаптация при невротических и психосоматических расстройствах. М.: «Журнал невропатологии и психиатрии», 1994 г. — 38 — 43 с.

Невротический конфликт — термин Мясищева (1960), обозначает основное психологическое противоречие, способное повлечь развитие невроза. Например, это конфликт между бессознательным (желанием) и сознанием (чувством долга).

Невратический конфликт — это противоречие между личностью и значимыми для нее сторонами действительности, непродуктивно и нерационально разрешаемое, что сопровождается появлением болезненно — тягостных переживаний неудачи, неудовлетворения потребностей, недостижимости жизненных целей, невосполнимости потери и пр. неполадки в значимых для индивида отраслях жизни, воплощается в психотравмирующих ситуациях. Закладывается в большинстве случаев в детстве, в условиях нарушенных отношений с микросоциальным обществом, особенно — с родителями. В психологии при изучении конфликта невротического исключительное внимание уделяется психоаналитическим концепциям личности.

Глава 2. Концепция невротического конфликта по З. Фрейду

невротический конфликт подростковый эмоциональный

Невротическим конфликтом принято считать, прежде всего, конфликт бессознательный, а точнее, конфликт между полностью или отчасти бессознательными устремлениями. Несмотря на то, что подобные явления возникают под несомненным воздействием окружающего нас мира, невротический конфликт имеет сугубо интрапсихический характер. Другими словами, данное явление развивается на основе «психического аппарата».

Если рассматривать проблему с точки зрения индивидуальной психологии то невротический конфликт возникает между потребностями человека и требованиями социума. В тоже время на уровне метапсихологии это выглядит как конфликт между разными инстанциями (между эго, супер эго и ид). Прототипом невротического конфликта можно считать противоречие между естественными сексуальными и извращенными или агресивными потребностями. Также к этому можно отнести противостояние между писаными и негласными законами общества.

Как было сказано ранее, в контексте метапсихологии речь идет о противоречии между эго, супер-эго и ид. Из этой теории можно сделать вывод, что невротический конфликт не относится к патологии, так как является естественным способом выражения противостояния индивида обществу. Наличие данного вида конфликта лишь указывает на то, что интересы и потребности индивида не стираются без следа в процессе социализации.

Этот конфликт оборачивается неврозом исключительно в том случае, если под давлением возросших потребностей или участившихся случаев депривации порог минимального удовлетворения снижается, и отказывают некогда эффективные приемы психологической переработки переживаний.

В рамках клинической картины выражением этого состояния являются те или иные симптомы, а на уровне переживаний -- душевные муки и страдания. Фрейд считал, что невротический симптом представляет собой лишь попытку разрешения ключевого конфликта. В этом случае конфликт может оказаться вполне осмысленным и изобретательным способом адаптации, благодаря которому индивид получает «на худой конец» возможность и в дальнейшем совмещать взаимоисключающие потребности. Согласно Фрейду, ключевой конфликт в жизни индивида происходит в детском возрасте на этапе перехода от двухсторонних отношений к трехсторонним отношениям. Собчик Л. Н., Психология индивидуальности. СПб .: «Речь» 2003 г. — 1056 с

Фрейд назвал этот конфликт «эдиповым комплексом» и считал его «стержневым комплексом», то есть конфликтом, лежащим в основе невроза. Возникновение адекватного невротического конфликта является существенной предпосылкой нормального Психологического развития, поскольку условием противоречия между структурными и динамическими элементами психики является минимальный уровень их развития и дифференциации.

В случае адекватного психосоциального развития их развитие и дифференциация достигают подобного уровня на эдиповой стадии, то есть в возрасте 4--5 лет.

Против фрейдовской концепции конфликта, которая лежит в основе психоаналитической традиции, можно выдвинуть несколько возражений:

1) Фрейд переоценивал значение эдипова комплекса для развития человека; так как в центре внимания оказались тяжелые перемены, протекающие на эдиповой стадии, конфликты, возникающие на более ранних стадиях развития, отступили на второй план.

2) В построенной Фрейдом теории конфликтов уделяется минимальное внимание так называемым постэдиповым конфликтам, которые протекают на более поздних стадиях развития. Они рассматриваются либо как способ разрядки, либо как результат повторного оживления инфантильных конфликтов. Такой подход может быть опасен тем, что значение последующих конфликтов для развития индивида недооценивается.

3) В связи с тем, что в ходе развития психоанализа представления об анамнезе и социологические представления во многом оставались наивными, возникла тенденция к произвольному наделению специфического типа конфликта или особого паттерна развития конфликта статусом универсального фактора. Таким образом, невротическому конфликту в развитии ребенка не уделялось должного внимания, в следствие чего его последствия в жизни индивида были недооценены.

Глава 3. Острота невротических конфликтов по К. Хорни

Для начала хотелось бы отметить: не только невротики имеют конфликты. У каждого индивида в жизни наступает переломный момент, когда наши интересы, наши убеждения сталкиваются с интересами и убеждениями окружающего нас мира. А поскольку такие столкновения носят повседневный характер, внутренние конфликты составляют неотъемлемую часть всей человеческой жизни.

Одним из весомых отличий человека от животного является наличие у первых исключительного права выбора, необходимости принимать решения, это же является его бременем. Мы можем и обязаны выбирать между противоположными желаниями. К примеру, мы можем хотеть остаться одни и послушать музыку, и в тоже время мы желаем побыть с другом и посмотреть интересный фильм. Возможен также конфликт между желаниями и обязательствами: мы можем захотеть прочитать интереснейшую книгу и в тоже время необходимо выполнить свои обязанности на работе. Мы разрываемся между желанием быть популярным среди сверстников, и в тоже время страхом добиться тем самым осуждения со стороны общества.

Вид, интенсивность и сфера действия такого рода конфликтов по большей части определяются обществом в котором мы развиваемся. Если в обществе все стабильно, традиции укоренены в истории, то разнообразие выборов ограничено, а значит причины для конфликта между индивидами сводятся к минимуму. Интересы и верность к чему-то одному может стать помехой для проявления интереса к чему-то другому, личные желания могут стать несовместимы с требованиями общества. Райковский Я., Эксперементальная психология эмоций. М.: «Москва» 2010 г.- 154 с

Но если цивилизация находится в состоянии быстрого изменения, когда принципиально противоречащие ценности и дивергентные способы жизни сосуществуют бок о бок, то выборы, которые должен делать индивид, многозначны и трудны. Человек может безукоризненно следовать требованиям общества или мыслить иначе, жить как все или в уединении, иметь уважение или же презрение, воспитывать своих детей под строгим контролем или давать им полную свободу выбора; он может верить в различные моральные нормы для мужчин и женщин или полагать, что они должны быть равными, и т. д. и т. п.

Нет сомнений, что выборы, схожие с указанными, должны делать люди, живущие в нашей цивилизации, и поэтому следует предположить широкое распространение конфликтов указанного вида. Но поражает то, что большая часть людей не осознает их и, следовательно, не участвует в их осознанном разрешении. Гораздо чаще они пассивны и подчиняются воле случая. Они не знают, где находятся; они вступают в компромиссы, не осознавая этого; они являются участниками конфликта, не подозревая об этом. При этом речь идет о нормальных людях, не имея в виду ни среднего, ни идеального человека, а только человека, не являющегося невротиком. Осипов В. П., Руководство по психиатрии, М.: «Владос», 2008 г. — 596 с.

Поэтому должны существовать предпосылки осознания противоречащих друг другу элементов нашей духовной жизни и принятия решения в таких условиях. Таких предпосылок четыре.

Во-первых, мы должны осознавать объект наших желаний и даже более того — объект наших чувств. Действительно ли нам нравятся люди, с которыми мы общаемся или же нам просто это внушили? Действительно ли мы желаем стать преподавателем или фармацевтом, или нас привлекает высоко оплачиваемая и уважаемая профессия? Многие из нас не могут ответить на эти вопросы. Получается, что на самом деле мы не знаем чего хотим, о чем мечтаем и что чувствуем.

Во-вторых, так как конфликты зачастую затрагивают наши личные убеждения, мысли которые мы изрекаем, веру которой мы придерживаемся, это предполагает, что у нас развита своя собственная система ценностей. Убеждения, которые мы просто позаимствовали у кого-то вовсе не являются частью нашего «Я». А значит, едва ли они обладают достаточной силой, чтобы вызывать конфликты или служить ведущим критерием при принятии решений. Такие убеждения, если на них оказывается воздействие, легко заменяются другими. Если мы просто заимствуем ценности нашего окружения, то конфликты, существенные для нашего существования, не возникают. Если, например, ребенок, никогда не сомневался в мудрости своих родителей, то при вопросе о выборе профессии навряд ли возникнет конфликт, даже если предложенная родителями профессия в корне отличается от той, что он сам для себя выбрал. Захаров А. И., Происхождение и психотерапия детских неврозов. СПб .: «КАРО», 2006 г. — 672 с

В-третьих, когда мы осознаем наличие конфликта, мы должны найти в себе силы отказаться от одного из противоречащих друг другу убеждений. Однако редки человек может осознанно отказаться от чего-то что как ему кажется имеет большое значение в его жизни. К тому же большинство людей не чувствуют себя на столько счастливыми в жизни, чтобы найти в себе силы хоть от чего-то отказаться. Чувства у такого человека настолько запутаны, что он просто не может определить, что для него на самом деле важно, а что просто обман, или безобидная причуда. Ананьев Б. Г. О проблемах современного человекознания, СПб .: 2000 г. — 272 с.

Наконец, принятие решения предполагает готовность и способность нести за него ответственность. Последнее включает риск принятия неверного решения и готовность разделить его последствия без обвинения других. В нашем обществе живет очень мало людей, способных отвечать за свой выбор и брать вину за свои ошибки исключительно на себя.

Сознательное участие в конфликтах, хотя это и способно доставлять страдание, может быть бесценным достоинством. Участие в собственных конфликтах, дает нам право обладать внутренней силой и волей к принятию важных решений. Бернз Р., развитие Я — концепции и воспитания. М.: «Прогресс», 2009 г. — 442 с.

Когда конфликты касаются самого важного в жизни человека, решать их гораздо сложнее. Но если в человеке достаточно сил, энергии и терпения, то нет никаких причин попробовать сделать это хотя бы в принципе. Решение таких конфликтов дает нам понимание о важности факторов, определяющих наш выбор, что помогает выбрать правильный путь в жизни. Соколова Е. Т., Проективные методы исследования личности. М.: «МГУ» 1980 г. — 385 с.

Трудности, которыми характеризуется осознание и разрешение конфликта, сильно возрастают, если речь заходит о невротике. Следует упомянуть, что невроз — это в любом случае вопрос времени. Когда речь заходит о невротике, то неизменно имеется в виду «человек в той степени, в которой он является невротиком». Невротику всегда проблематично осознать свои чувства и желания. Часто единственными чувствами, которые невротик может ясно осознавать, являются чувства страха и гнева. Но даже и эти чувства могут быть вытеснены.

Те подлинные идеалы, которые действительно существуют, для невротиков становятся настолько компульсивными, что лишаются всякой способности указывать направление. Под властью этих компульсивных тенденций способность отвергать теряет всякую силу, а способность брать на себя ответственность почти утрачивается. Зейгарник Б. В., Патопсихология. М.: «МГУ», 1986 г. — 278 с.

Невротические конфликты могут быть связаны с теми же общими проблемами, которые сбивают с толку и нормального человека. Какими же тогда характерными признаками обладают невротические конфликты?

Приведем сначала в качестве иллюстрации слегка упрощенный пример. Инженер, участвующий в одном общем проекте, часто страдал от приступов утомления и раздражительности. Один из них был вызван следующим случаем. При обсуждении специальных технических вопросов его замечания были восприняты менее одобрительно, чем замечания коллег. Вскоре после этого обсуждения в его отсутствие было принято окончательное решение, а ему было отказано в последующем праве представлять свои предложения. В этих обстоятельствах он мог посчитать процедуру принятия решения несправедливой и вступить в борьбу или безоговорочно присоединиться к мнению большинства. Каждое из этих действий было бы последовательным. Но он не сделал ни первого, ни второго. Хотя он чувствовал себя глубоко оскорбленным невниманием своих коллег, он не боролся. Его сознание фиксировало лишь состояние раздражения. Убийственная ярость проявлялась только в его снах. Эта вытесненная ярость — смесь ярости против других и ярости против себя за свою уступчивость — и была главной причиной его утомляемости.

Неспособность инженера действовать последовательно объяснялась несколькими причинами. Он создал идеализированный образ самого себя, который требует уважения и безоговорочной поддержки со стороны других. В то время инженер еще не осознавал подобной зависимости: он просто действовал, предполагая, что никого более умного и компетентного, чем он, в группе не было. Любое невнимание к его персоне могло поставить под сомнение истинность его идеального образа и спровоцировать ярость. Кроме того, он обладал бессознательными садистскими импульсами ругать и унижать других — аттитюд настолько неприятный для него, что он скрывал его под маской чрезмерного дружелюбия. К этому добавлялась бессознательная потребность эксплуатировать людей, вынуждающая его быть с ними любезным. Зависимость от других отягощалась компульсивной потребностью в поддержке и любви, объединенной, как это обычно бывает, с аттитюдами уступчивости, успокоения и отказа от борьбы.

Таким образом, конфликт произошел между деструктивной агрессией — яростью в ответ на противостояние и садистскими наклонностями, с одной стороны, и потребностью в понимании и поддержке вместе с желанием казаться справедливым, с другой стороны. Результатом явилось незаметно произошедшее внутреннее изменение, внешне проявившееся в усталости.

Рассматривая факторы, включенные в конфликт, мы поражены, во-первых, их абсолютной несовместимостью. Действительно, трудно вообразить более удаленные друг от друга противоположности, чем высокомерное требование уважения и стремящаяся вызвать благосклонность покорность.

Во-вторых, конфликт в целом остается бессознательным. Действующие в нем противоречащие друг другу тенденции не осознаются и представляют глубоко вытесненные влечения.

В-третьих, эти тенденции носят компульсивный характер. Даже если бы он понимал чрезмерность своих требований, существование и природу своей зависимости, он не смог бы изменить эти факторы по своему желанию. Чтобы быть способным изменить их, обычно требуется значительная аналитическая работа. Он подчинялся каждой из действующих на него принудительных сил, ни над одной из которых он не имел контроля: он не мог, даже если бы и захотел, отказать ни от одной из этих потребностей, рожденных сильнейшей внутренней необходимостью самозащиты.

Десять невротических потребностей, описанных Хорни Райковский Я., Эксперементальная психология эмоций. М.: «Москва» 2010 г.- 154 с.

Избыточная потребность

Проявления в поведении

1. В любви и одобрении

Ненасытное стремление быть любимым и объектом восхищения со стороны других; повышенная чувствительность и восприимчивость к критике, отверганию или недружелюбию

2. В руководящем партнере

Чрезмерная зависимость от других и боязнь получить отказ или остаться в одиночестве; переоценка любви — убежденность в том, что любовь может решить все

3. В четких ограничениях

Предпочтение такого жизненного стиля, при котором первостепенное значение имеют ограничения и установленный порядок; нетребовательность, довольствование малым и подчинение другим

4. Во власти

Доминирование и контроль над другими как самоцель; презрительное отношение к слабости

5. В эксплуатировании других

Боязнь быть используемым другими или боязнь выглядеть «тупым» в их глазах, но нежелание предпринять что-нибудь такое, чтобы перехитрить их

6. В общественном признании

Желание быть объектом восхищения со стороны других; представление о себе формируется в зависимости от общественного статуса

7. В восхищении собой

Стремление создать приукрашенный образ себя, лишенный недостатков и ограничений; потребность в комплиментах и лести со стороны окружающих

8. В честолюбии

Сильное стремление быть самым лучшим, невзирая на последствия; страх неудачи

9. В самодостаточности и независимости

Избегание любых отношений, предполагающих взятие на себя каких-либо обязательств; дистанцирование от всех и вся

10. В безупречности и неопровержимости

Попытки быть морально непогрешимым и безупречным во всех отношениях; поддержание впечатления совершенства и добродетели

Принимая во внимание неясную линию демаркации между нормальными и невротическими конфликтами, их фундаментальное различие определяется тем, что несоответствие конфликтующих влечений для нормального человека намного менее значимо, чем для невротика. Выбор нормального человека лежит между вполне выполнимыми действиями, которые под силу совершить достаточно интегрированной личности. Выражаясь графически, конфликтующие направления поведения расходятся не более чем на 90 градусов для нормального человека в отличие от возможности разойтись на 180 градусов для невротика. Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. Л.: Издательство ЛГУ, 1968 г. — 339 с.

Нормальный конфликт касается фактического выбора между двумя понятиями, которыми человек в равной степени дорожит, и как бы сложно не было человеку, легче принять решение и отказать от чего-то как ему кажется менее важного, или менее желаемого. У невротика ситуация противоположная. Он зажат между двумя действиями, которые ему в равной степени совершать не хочется. Поэтому решение в общедоступном смысле ему не доступно. Конфликт может быть разрешен только работой с невротическими влечениями и таким изменением отношений невротика к другим и к самому себе, чтобы он смог освободиться от этих влечений полностью.

Эти характерные особенности объясняют остроту невротических конфликтов. Такие конфликты не только трудно распознавать; они не только делают человека беспомощным, но также обладают разрушительной силой, бояться которой он имеет все основания. Если мы не знаем указанных характерных черт и не учитываем их, то мы не поймем отчаянных попыток невротика, составляющих основную часть его невроза, решить свой конфликт.

Глава 4. Перспективы

За несколько последних десятилетий все чаще возникают сомнения в том, что структурная модель, которая включает в себя ид, эго и супер-эго, подходит для определения и классификации психических конфликтов. Согласно традиционной концепции, конфликт обусловлен тем, что между тремя этими инстанциями личности нагнетается напряжение. Ко всему прочему одной из предпосылок формирования защитного механизма является определенный уровень развития эго. Некоторые психоаналитики до сего момента используют трактовку структурной модели для определения конфликтов, однако некоторые уже замещают ее представлениями, связанными с теорией объектных отношений. В данной теории речь идет о доэдиповых комплексах, возникающих задолго до появления эдиповых. Осипов В. П., Руководство по психиатрии, М.: «Владос», 2008 г. — 596 с.

Основополагающими элементами модели конфликта, созданной в рамках теории объектных отношений, являются переживания, возникающие у ребенка в ходе взаимодействия со своими родителями, то есть отношения самости и объекта, в основе которых лежат конфликтные переживания в том случае, если речь идет о постоянном воспроизведении определенного стереотипа отношений.

Создатели теории объектных отношений и теории самости пролили свет на то, что помимо психосексуальных и агрессивных импульсов существуют и другие потребности удовлетворение которых необходимо для нормального развития ребенка. В данном случае следует обратить внимание не только на запреты продиктованные моральными принципами и соображениями, но и на отсутствие у родителей знаний мешающих учитывать те или иные потребности ребенка соответствующие стадии его развития.

В последние годы многие психоаналитики стали сомневаться стоит ли разделять конфликтные переживания личности на эдиповы конфликты и дефицит, возникающий до наступления эдиповой стадии. Сравнивая различия между дивергентным и конвергентным конфликтами они приходят к выводу, что даже в основе доэдипова дефицита лежит дивергентный конфликт.

Подобный конфликт представляет собой категоричную дилемму и выражается на уровне переживаний в виде резкого противопоставления двух импульсов. Примером подобной дилеммы могут служить следующие формулировки: либо я буду независимым, либо меня поработят; либо я буду превыше всего, либо меня удостоят презрения. В случае сближения с людьми индивиду угрожает полная потеря собственной личности, в случае автономного существования — абсолютное одиночество.

Иными словами, речь идет о дивергенции эмоциональных состояний, которая противоречит диалектическим принципам. Как правило, конфликты первого и второго типов сосуществуют дополняя друг друга. При наличии конвергентных конфликтов осознаванию бессознательных импульсов препятствуют тревога, стыд и чувство вины; дивергентные конфликты оказывают пагубное влияние на психологическую защиту от депрессивных аффектов, поскольку выражение определенных эмоций влечет за собой отказ от других переживаний. Конвергентные конфликты устраняются, как правило" с помощью анализа переноса и благодаря инсайту. Зейгарник Б. В., Патопсихология. М.: «МГУ», 1986 г. — 278 с.

Дивергентные конфликты преодолеваются в ходе длительного процесса научения, благодаря которому анализанд постепенно избавляется от склонности к категоричности.

Глава 5. Эмпирическое исследование наличия неврозов в подростковом и среднем юношеском возрасте

5.1 Цель, задачи, описание использованных методик

Целью эмпирического исследования явилось установление возрастных особенностей наличия невроза в подростковом и среднем юношеском возрасте.

Задачи эмпирического исследования:

— выявить процентаж наличия неврозов в подростковом возрасте;

— выявить процентаж наличия неврозов в среднем юношеском возрасте;

— провести сравнительный анализ возрастных особенностей проявления неврозов в подростковом и среднем юношеском возрасте.

Эмпирическое исследование проводилось по комплексу методик:

1. Методика «Прогноз» — разработана в Санкт-Петербургской военно медицинской академии и предназначена для определения уровня НПУ, риска дезадаптации в стрессе. Она особенно информативна при подборе лиц, пригодных для работы или службы в трудных, непредсказуемых условиях, где к человеку предъявляются повышенные требования. При профилактике и диагностике эмоционального состояния особое значение придается так называемой нервно-психической неустойчивости, которая является отражением одновременно психического и соматического уровня здоровья индивида. Нервно-психическая устойчивость (НПУ) показывает риск дезадаптации личности в условиях стресса, то есть тогда, когда система эмоционального отражения функционирует в критических условиях, вызываемых внешними, равно как и внутренними факторами.

2. Методика экспресс-диагностики невроза К. Хека и Х. Хесса — разработан для быстрой диагностики состояния невроза. Опросник включает в себя 40 вопросов с двумя вариантами ответа (да, нет). Респонденту необходимо выбрать один из вариантов ответа, который больше подходит ему.

3. Методика на выявление невроза Зунга — диагностика вероятности невроза у испытуемого. Опросник включает в себя 34 вопроса с двумя вариантами ответа (да, нет). Респонденту необходимо выбрать один из вариантов ответа, который больше подходит ему.

4. Методика «Тревожность и Депрессия» — Выявление состояние тревожности и депрессии, обусловленные неуравновешенностью нервных процессов. Предлагается ответить на вопросы анкеты, которая сопровождается следующей инструкцией: «Просим Вас ответить на серию вопросов, которые помогут нам выяснить ваше самочувствие. Отвечайте, пожалуйста, искренне». (если состояний, указанных в вопросе, у Вас никогда не было, поставьте 5 баллов; если встречаются очень редко — 4 балла; если бывают временами — 3 балла; если они бывают часто — 2 балла; если почти постоянно или всегда — 1 балл).

В опросе приняли участие студенты Алматинского Филиала Санкт-Петербургского Университета Профсоюзов, 3 курса факультета культуры, также учащиеся 7 класса гимназии школы № 113 в возрасте 13−14 лет.

Количество опрошенных составило 40 человек, из них 20 студентов, 20 школьников.

3.2 Анализ результатов эмпирического исследования

Результаты 1 серии: с помощью методики испытуемые обеих выборок были распределены по уровням нервно-психической устойчивости (таблица 1).

Таблица 1. Сравнительные показатели уровня нервно-психической устойчивости у испытуемых подросткового и среднего юношеского возраста, в %:

Выборка испытуемых

Показатели

Низкий

Средний

Высокий

Испытуемые подросткового возраста

55

-

45

Испытуемые среднего юношеского возраста

20

10

70

Были выявлены различия в типологических особенностях личности испытуемых подросткового и среднего юношеского возраста. Сравнительный анализ показал, что у испытуемых подросткового возраста наиболее часто встречается низкий уровень нервно-психической устойчивости (55%), на втором месте — высокий уровень (45%), средний уровень у испытуемых отсутствует (0%). Что касается испытуемых среднего юношеского возраста, то у них наиболее распространен высокий уровень нервно-психической устойчивости (70%), на втором месте — низкий уровень (20%), и наиболее выражен в этом возрасте средний уровень (10%).

Результаты 2 серии: С помощью методики «Экспресс-диагностика невроза» К. Хека и Х. Хесса были выявлены различия в уровнях вероятности наличия невроза в подростковом и среднем юношеском возрасте (таблица 2).

Таблица 2. Сравнительный анализ уровней вероятности наличия невроза, в %.

Выборка

Вероятность наличия невроза

Низкий уровень

Средний уровень

Высокий уровень

Испытуемые подрасткового возраста

12

48

40

Испытуемые среднего юношеского возраста

20

-

80

Из таблицы 2 видно, что у испытуемых подросткового возраста вероятность наличия невроза в 2 раза ниже, чем у испытуемых среднего юношеского возраста. У испытуемых подросткового возраста наиболее выражен — средний уровень (48%), на втором месте — высокий уровень (40%), и наименее выражен низкий уровень вероятности наличия невроза. Что касается испытуемых среднего юношеского возраста наибольшее количество человек имеют высокую вероятность наличия невроза (80%), далее идут студенты не склонные к неврозу (20%), средний уровень отсутствует.

Рисунок 1. Сравнительный анализ уровня вероятности наличия невроза в подростковом и среднем юношеском возрасте.

Результаты 3 серии: С помощью методики на выявление невроза Зунга были выявлены различия в уровнях выраженности невроза в подростковом и среднем юношеском возрасте (таблица 3).

Таблица 3. Сравнительный анализ уровней выраженности невроза, в %.

Выборка

Уровни

Низкий

Средний

Высокий

Испытуемые подросткового возраста

54

26

20

Испытуемые среднего юношеского возраста

62

13

25

Сравнительный анализ выявил, что у испытуемых подросткового возраста наиболее выражен низкий уровень невроза (54%), далее идет средний уровень выраженности невроза (26%), наименее часто встречается в подростковом возрасте высокий уровень невроза (20%). Что касается среднего юношеского возраста, ситуация несколько иная: низкий уровень невроза встречается в 62% случаев, средний — 13%, высокий — 25% (рис. 2).

Рисунок 2. Сравнительный анализ уровня выраженности невроза в подростковом и среднем юношеском возрасте.

Результаты 4 серии: с помощью методики «Тревожность и Депрессия» были выявлены типологические различия в уровне выраженности тревожности и депрессии у испытуемых подросткового и среднего юношеского возраста (таблица 4,5).

Таблица 4. Анализ уровня депрессии у испытуемых подросткового и среднего юношеского возраста, в %.

выборка

Уровни депрессии

низкий

заниженный

средний

завышенный

высокий

Испытуемые подросткового возраста

4

16

40

30

10

Испытуемые юношекого возраста

7

23

50

15

5

Анализ показал, что у испытуемых подросткового возраста наиболее выражен средний уровень депрессии (40%), далее — завышенный (30%), заниженный (16%), высокий (10%), и наименее выражен низкий (4%).

Что касается среднего юношеского возраста наиболее выражен средний уровень депрессии (50%), далее заниженный (23%), завышенный (15%), и наименее выражены низкий уровень (7%) и высокий уровень (5%) депрессии (рис. 4).

Таблица 5. Анализ уровня тревожности у испытуемых подросткового и среднего юношеского возраста, в %.

выборка

Уровни тревожности

низкий

заниженный

средний

завышенный

высокий

Испытуемые подросткового возраста

3

15

52

30

0

Испытуемые среднего юношеского возраста

0

42

54

4

0

Анализ показал, что у испытуемых подросткового возраста наиболее выражен средний уровень тревожности (52%), далее завышенный (30%), заниженный уровень (15%) и наименее выраженный низкий уровень тревожности (3%), высокий уровень тревожности не выражен (0%).

Что касается испытуемых среднего юношеского возраста: наиболее выражен средний уровень тревожности (54%), далее заниженный (42%) и наименее выражен завышенный уровень тревожности (4%), низкий и высокий уровень не выражены (0%) (рис. 5).

Рисунок 4. Анализ уровня депрессии у испытуемых подросткового и среднего юношеского возраста.

Рисунок 5. Анализ уровня депрессии у испытуемых подросткового и среднего юношеского возраста.

Заключение

Таким образом, подводя итоги, можно сказать следующее. Невратический конфликт — это противоречие между личностью и значимыми для нее сторонами действительности, непродуктивно и нерационально разрешаемое, что сопровождается появлением болезненно — тягостных переживаний неудачи, неудовлетворения потребностей, недостижимости жизненных целей, невосполнимости потери и пр.

Фрейд назвал этот конфликт «эдиповым комплексом» и считал его «стержневым комплексом», то есть конфликтом, лежащим в основе невроза. Возникновение адекватного невротического конфликта является существенной предпосылкой нормального Психологического развития, поскольку условием противоречия между структурными и динамическими элементами психики является минимальный уровень их развития и дифференциации.

Карен Хорни определяла невротический конфликт как обычные внутриличностный конфликт, однако, возникающий у невротика. То есть она утверждала, что единственным отличием между невротическим и обычным внутриличностным конфликтом является наличие у индивида того или иного невротического расстройства.

Из проведенного эмпирического иледования можно сделать следующие выводы:

1. Сравнительный анализ вероятности наличия невроза у подростков и юношей показал следующую картину. Наиболее высокий показатель у обеих групп это низкий уровень вероятности, наименее выражен высокий уровень, однако средний уровень вероятности проявления невроза проявляется только у подростков.

2. Сравнительный анализ уровня выраженности невроза не показал особых различий между испытуемыми двух групп. Наиболее часто встречается низкий уровень, далее средний, и наименьшие показатели у высокого уровня выраженности невроза.

3. Анализ уровня депрессии и уровня тревожности в обоих возрастах также не показал особых различий. Наиболее выражен средний уровень, далее заниженный и завышенный. Наименее выражены высокий и низкий уровни.

Таким образом, выдвинутая нами гипотеза не подтвердилась. Вероятность наличия невроза не зависит от возраста индивида, это зависит исключительно от личных психических особенностей каждого испытуемого.

Список использованной литературы

1. Аведисова А. С, Вериго Н. Н, Шизофрения и когнитивный дефицит, М.: «Диалектика «2001 г. — 577 с.

2. Адам Д., Восприятие, сознание, память, М.: «Речь» 1983 г. — 152 с.

3. Ананьев Б. Г. О проблемах современного человекознания, СПб .: 2000 г. — 272 с.

4. Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. Л.: Издательство ЛГУ, 1968 г. — 339 с.

5. Бардышевская М. К. Диагностика эмоциональных нарушений у детей. М.: «Психология», 2003 г. — 320 с.

6. Березин Ф. Б, Социально — психологическая адаптация при невротических и психосоматических расстройствах. М.: «Журнал невропатологии и психиатрии», 1994 г. — 38 — 43 с.

7. Бернз Р., развитие Я — концепции и воспитания. М.: «Прогресс», 2009 г. — 442 с.

8. Захаров А. И., Происхождение и психотерапия детских неврозов. СПб .: «КАРО», 2006 г. — 672 с.

9. Зейгарник Б. В., Патопсихология. М.: «МГУ», 1986 г. — 278 с.

10. Леонтьев А. Н., Пробема развития психики. М.: «МГУ» 2010 г. — 352 с.

11. Осипов В. П., Руководство по психиатрии, М.: «Владос», 2008 г. — 596 с.

12. Райковский Я., Эксперементальная психология эмоций. М.: «Москва» 2010 г.- 154 с.

13. Собчик Л. Н., Психология индивидуальности. СПб .: «Речь» 2003 г. — 1056 с.

14. Соколова Е. Т., Проективные методы исследования личности. М.: «МГУ» 1980 г. — 385 с.

15. Урбанцев Л. П., Психология в соматической клинике. Ярославль .: 2003 г. — 913 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой