Недействительность сделок

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Юридическая природа недействительности сделок. Понятие и классификация недействительных сделок

1.1 Юридическая природа и сущность сделки

1.2 Недействительность сделок как правовая категория

1.3 Классификация оснований недействительности сделок

2. Юридическая природа и виды оспоримых сделок

2.1 Оспоримость сделок и ее виды

2.2 Оспоримость сделок с пороками субъектного состава

2.3 Оспоримость сделок с пороками воли

3. Юридическая природа и виды ничтожных сделок

3.1 Ничтожность сделок и ее виды

3.2 Ничтожность сделок с пороками воли

3.3 Ничтожность сделок с пороками субъектного состава

3.4 Ничтожность сделок с пороками содержания

Заключение

Глоссарий

Библиография

ВВЕДЕНИЕ

Сфера общественных отношений, регулируемых правом, весьма широка и разнообразна. В первую очередь это обусловлено наличием в праве универсального инструментария, который дает ему возможность наиболее быстро и эффективно регламентировать практически любые отношения, в самых различных областях жизни общества. И одним из подобных инструментов выступает сделка. Являясь институтом преимущественно гражданского права, она представляет собой универсальную форму регламентации громадного массива социально-экономических отношений в таких сферах как имущественный оборот, жилищная и семейная сферы и т. д. Посредством совершения сделок рядовые члены общества и их различные объединения имеют возможность изменять объем принадлежащих им прав и обязанностей в соответствующих областях общественных отношений. При этом универсальность сделки заключается в том, что по своей сути она может выражаться в совершении практически любого действия, которое способно привести к возникновению, изменению или прекращению у участников указанных отношений определенных прав или обязанностей. Обратной стороной такой универсальности сделок является возможность различного рода злоупотреблений при их совершении. В связи с этим особое значение приобретает вопрос о выработке в праве, требований и условий, которые обеспечили бы защиту участников правоотношений от совершения сделок, которые могут нарушить их права и породить иные не неблагоприятные последствия. Решением этого вопроса стал институт недействительности сделок. Основная задача существования данного института заключается в определении условий, при наличии которых совершенная сделка не повлечет за собой никаких юридических последствий.

Достаточно ярко проиллюстрировать необходимость существования института недействительности сделок может ситуация, складывавшаяся в нашей стране на протяжении 1990-х — начале 2000-х годов. Это время знаменовалось поистине громадными изменениями, которые происходили во всех областях жизни российского общества. Особенно сильным изменениям подверглись социально-экономическая сфера. Россия стала на путь построения рыночной экономики, что повлекло коммерциализацию огромного массива отношений. И одним из следствий этого стал значительный рост числа заключаемых сделок. Однако отсутствие в большинстве отраслей имущественных отношений договорной практики и слабая проработанность средств защиты прав юридических и физических лиц привели к огромному количеству злоупотреблений и махинаций в сфере совершения сделок. Пользуясь несовершенством законодательства и отсутствием соответствующей практики, различные недобросовестные участники гражданских правоотношений нанесли значительный экономический ущерб государству. Неуполномоченные лица за бесценок покупали и продавали предприятия, объекты недвижимости, посредством совершения мнимых или притворных сделок получали легализацию огромные суммы денежных средств, добытых преступным или иным не законным путем. При совершении многих сделок в качестве сторон выступали лица, признанные недееспособными или ограниченно дееспособными, тогда как фактические участники сделок оставались в стороне. Очень часто в качестве стимулов к совершению сделок применялись угрозы, шантаж или обман.

В большей или меньшей степени проблему удалось разрешить только с принятием 21 октября 1994 года части I Гражданского кодекса РФ. В содержание нового Кодекса в главу 9 «Сделки» был включен параграф 2 «Недействительность сделок». Такое обособление норм, касающихся недействительности сделок, от прочих положений о сделке, стало свидетельством возрастающей роли и увеличения практической потребности в данном институте.

Гражданский кодекс добавил несколько новых оснований недействительности сделки, но самым главным его достижением явилась более детальная проработка механизма признания сделок недействительными, а так же уточнение порядка применения последствий недействительности сделки. Тем не менее, разрешив и урегулировав ряд насущных вопросов, касающихся правил и оснований признания сделок недействительными, новый Гражданский кодекс породил целый ряд проблем.

Так, например, весьма проблемным на настоящее время является вопрос о соотношении несовершенных (не заключенных) и недействительных сделок. Весьма специфичны и вызывают много нареканий такие формы недействительности сделок как мнимая и притворная сделка. Юридически сложным является доказывание таких оснований недействительности сделок как совершение сделки гражданином не способным понимать значения своих действий или руководить ими, а так же совершение сделки под влиянием заблуждения. Все эти проблемы требуют своего решения, ведь от этого во многом будет зависеть «чистота» гражданского оборота, что в свою очередь способно оказать позитивное влияние на экономическую сферу. К тому же правовая защищенность участников гражданского оборота, является одной из составляющих экономического благополучия любого государства.

Таким образом, на наш взгляд вопрос недействительности сделок в гражданском праве России является достаточно актуальным на сегодняшний день. И именно этим обосновывается наш выбор его в качестве темы настоящей дипломной работы.

Весьма убедительным подтверждением актуальности выбранной темы является уровень ее разработанности в юридической литературе.

Достаточно полно юридическая природа недействительности сделок раскрыта в учебниках Гражданское право под редакцией профессоров А. П. Сергеева и Ю. К. Толстого. Авторы учебника предложили свою классификацию оснований недействительности сделок, основанную на том порок, какого из составных элементов сделки, является основанием ее недействительности. Несколько иного принципа придерживаются авторы учебника «Гражданское право» под общей редакцией профессора Е. А. Суханова. Рассматривая основания и последствия недействительности сделок, авторы подразделяют их на абсолютно недействительные и относительно недействительные. Общими чертами обоих учебников является теоретический подход к исследованию института недействительности.

Значительно больше внимания практической стороне вопроса уделяет в своем курсе лекций «Гражданское право России. Общая часть» доктор юридических наук профессор О. Н. Садиков. Структура его исследования напоминает постатейный комментарий. При этом он не пытается произвести классификацию оснований недействительности сделки, каждое из них рассматривается самостоятельно и в том же порядке, в каком они изложены непосредственно в самом Гражданском кодексе. Слабой стороной данной работы является неубедительная теоретическая база. Достаточно большое внимание уделено теме недействительности сделок в ряде научно-практических комментариев к части первой Гражданского кодекса РФ. В частности следует упомянуть «Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации» под редакцией профессоров Т. Е. Абовой и Ю. А. Кабалкина, «Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (учебно-практический)» под редакцией профессора С. А. Степанова, «Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая: учебно-практический комментарий» под редакцией профессора А. П. Сергеева. Отличительной чертой указанных комментариев является удачное сочетание глубокой теоретической проработки содержания каждой отдельно взятой нормы и анализа содержания судебной практики.

Таким же образом можно охарактеризовать и фундаментальный труд О. В. Гутникова «Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания». Большое внимание в его работе уделено вопросам истории развития института недействительных сделок, а так же прослеживается историческая преемственность в его развитии от римского частного права до наших дней. В то же время многие суждения, высказываемые О. В. Гутниковым, являются очень смелыми и подвергаются резкой критике со стороны других ученых.

Достаточно часто тема недействительности сделок освещалась и в юридической периодике. При этом различные авторы уделяли внимание как теоретическим, так и практическим проблемам, связанным с недействительностью сделок. Так исследованию общих начал института недействительности сделок посвящены работы С. В. Шарова «Недействительность сделок: основания и последствия», А. М. Эрделевского «Недействительность сделок», С. Зинченко и Б. Газарьяна «Ничтожные и оспоримые сделки в практике предпринимательства», Ю. П. Егорова «Несостоявшиеся сделки». Отдельным аспектам недействительности сделок посвящены статьи Н. Толчеева «Разграничение ничтожных и оспоримых сделок», Ю. А. Тарасенко «О мнимости сделки (анализ одного спора)», М. Масленникова «Недействительность притворных сделок», В. А. Петрушкина «Недействительность сделки совершенной под влиянием заблуждения», О. Кабышева, В. Пустозеровой, И. Сиротиной «Сделки и их недействительность», О. Шерстневой «Спорные сделки»

Учитывая хорошую разработанность выбранной нами темы дипломной работы, можно сформулировать ее цель. Наиболее приемлемой целью в данном случае представляется изучение правовой природы института недействительности сделок, а так же его места в гражданском праве России. Для достижения указанной цели необходимо решить целый ряд задач.

Во-первых, изучить юридическую природу непосредственно самой сделки, так как институт недействительности носит производный от него характер.

Во-вторых, необходимо исследовать юридическую природу самого института недействительности сделок и рассмотреть возможные варианты классификации ее оснований.

В-третьих, необходимо провести анализ непосредственно самих оснований недействительности сделок, выявить их наиболее характерные черты и особенности. При этом на наш взгляд особое внимание следует уделить проблеме доказывания недействительности сделки в ходе судебного разбирательства. Для этого потребуется изучить юридическую природу оспоримости сделок, а так же рассмотреть конкретные виды оспоримых сделок с пороками субъектного состава и с пороками воли. Точно так же необходимо будет исследовать природу и виды ничтожных сделок, непосредственно рассмотреть ничтожные сделки с пороками субъектного состава, пороками воли и пороками содержания.

Только разрешив указанные задачи, возможно, будет достичь цели настоящей дипломной работы.

В ходе реализации поставленных задач, необходимо будет изучить весь комплекс правовых норм, связанных с институтом недействительности сделки. В первую очередь, должно провести анализ положений главы 9 «Сделки» части первой Гражданского кодекса РФ. Параграф 1 данной главы содержит общие правила, касающиеся непосредственно правовой природы и существенных черт, присущих сделке, в то время как параграф 2 полностью посвящен институту недействительности сделок. Кроме того, достаточно большое количество статей прочих глав Гражданского кодекса, так или иначе, связаны с институтом недействительности, и мы для большей наглядности время от времени будем прибегать к анализу содержащихся в них положений. Точно так же отдельные норы других Федеральных законов (например, Земельный и Семейный кодексы, и т. д.) содержат положения, имеющие непосредственное отношение к недействительности сделок. Очень важным источником, регулирующим многие вопросы, связанные с данным институтом, являются материалы судебной практики. Конечно, официально, действующее законодательство не признает за ней статуса источника права, но в действительности ее значение в формировании правоприменительной практики трудно переоценить. Так, решению целого ряда вопросов в сфере недействительности сделок посвящены Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф и Пленума Высшего Арбитражного Суда Р Ф от 01 июля 1996 г. 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», Постановление Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. № 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 ГК РФ при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок», Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Р Ф от 30 апреля 2009 г. № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» и т. д.

Итак, сформулировав цели и задачи настоящей работы и определив нормативную и научно-практическую базу можно приступать к исполнению непосредственно самой работы.

1. ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛОК. ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК

1. 1 ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА И СУЩНОСТЬ СДЕЛКИ

На современном этапе развития гражданского права наиболее универсальным основанием возникновения, изменения и прекращения, гражданских прав и обязанностей является сделка. Что во многом обусловлено ее юридической природой.

По своей сути сделка представляет собой универсальную правовую категорию, которая охватывает огромный перечень юридических фактов в форме действия, объединенных рядом общих признаков. При чем универсальность сделок проявляется в первую очередь в том, что законодательство не предусматривает конкретно, какие действия тех или иных субъектов права являются сделками. Закон лишь устанавливает перечень требований, которым должно соответствовать действие, чтобы получить статус сделки. Поэтому для того, чтобы лучше понять юридическую природу данной правовой категории необходимо в первую очередь проанализировать ее определение, закрепленное в законодательстве. Так статья 153 ГК РФ гласит, что сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ «Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая» // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

Основной чертой сделки, которую можно сразу же выделить из данного определения служит то, что любая сделка это, прежде всего действие. И как любое действие она обязательно включает в себя элемент воли. Наличие в структуре сделки указанной составляющей объясняется тем, что любое действие, которое влечет за собой те или иные правовые последствия, должно в своей основе иметь определенную цель, для которой оно совершается. Так, например, Е. А. Суханов определял волю как «детерминированное и мотивированное желание лица достичь поставленной цели» Гражданское право: Учебник. В 2-х т. Т.1 полутом II. /Под ред. проф. Е. А. Суханова. М., 2004. С. 178..

Однако стоит отметить тот факт, что воля представляет собой лишь внутреннее побуждение лица к совершению сделки. Непосредственно внешним проявлением воли к совершению сделки является волеизъявление. Именно оно делает доступной волю лица на совершение сделки для других участников гражданского оборота и как справедливо отмечал О. Н. Садиков: «Этот признак сделки позволяет отграничить ее от юридических поступков (например, обнаружения находки или клада) и юридических событий (например, стихийных бедствий)…» Гражданское право России, общая часть (курс лекций)/ Под ред. проф. О. Н. Садикова. М., 2004. С. 86. Еще одной существенной чертой воли является ее абсолютный характер. То есть любое лицо, совершающее сделку, ставит перед собой конкретные цели и задачи, которые оно предполагает достигнуть путем совершения сделки. При этом предполагается, что воля лица формируется без какого-либо воздействия извне, посредством осознания лицом необходимости наступления определенных правовых последствий. Если же воля лица будет формироваться под воздействием каких-либо внешних факторов (например, насилие, обман, угроза насилием), то в результате совершения такой сделки «наступают последствия, отличающиеся от тех, которые присущи сделке при обычных условиях ее совершения» Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой/ Под. ред. проф. Т. Е. Абовой и А. Ю. Кабалкина. М., 2003. С. 399. Иными словами порок воли является одним из оснований недействительности сделки (ст. 177−179 ГК РФ).

В отличие от воли, которая должна носить абсолютный характер, волеизъявление может проявляться несколькими способами. Так, например, авторы учебника «Гражданское право» под общей редакцией Ю. К. Толстого и А. П. Сергеева выделили три группы способов (или форм) выражения внутренней воли:

1. Прямое волеизъявление, совершаемое в устной или письменной форме, когда содержание воли лица можно достоверно установить из составленного им документа (расписки, договора, завещания и т. д.) или из его слов, как правило, произнесенных в присутствии свидетелей.

2. Косвенное волеизъявление, когда воля лица на совершение сделки, проявляется в его действиях (например, приобретение напитков в специальном автомате, символическое вручение вещи и т. д.).

3. Изъявление воли посредством молчания, то есть когда от лица не исходит никаких действий, которые свидетельствовали бы о его нежелании совершить сделку. Гражданское право. Том 1. Учебник. Издание шестое, переработанное и дополненное/Под ред. проф. А. П. Сергеева, К. Ю. Толстого. М., 2002. С. 281.

Следует сразу же отметить, что в ныне действующем гражданском законодательстве России явно прослеживается приоритет принципа воли над волеизъявлением, поэтому воля является более важным элементом сделки нежели волеизъявление Егоров Ю. П. Воля и ее изъявление в сделках// Законодательство. 2004. № 10. С. 37.

Применение конкретной формы совершения сделок во многом зависит, от соответствующего указания на это в законе. При чем очень часто закон устанавливает, что та или иная сделка может быть совершена только в одной форме, в первую очередь это касается письменной формы сделок. В то же время несоблюдение сторонами сделки требований закона о форме волеизъявления является основанием для признания сделки недействительной (п. 2 ст. 162 ГК РФ).

Исходя из указанных признаков сделок, можно сделать вывод о следующей их характерной черте — это обязательное соответствие требованиям закона или говоря иными словами правомерность. По мнению многих современных авторов, указанный признак является основополагающим признаком сделки. Так как он позволяет отличить сделку от действий, напрямую нарушающих закон, а так же от действий, противоречащих законам и иным нормативным актам. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой/ Под. ред. проф. Т. Е. Абовой и А. Ю. Кабалкина. М., 2003. С. 397. Кроме того, правовые последствия, соответствующие воле сторон, может породить только такой юридический факт, который будет удовлетворять всем требованиям закона. Иначе и не возможно было бы предположить, какой именно правовой результат будет достигнут вследствие совершения сделки.

Если рассматривать требование правомерности сделки в контексте положений общей части Гражданского кодекса, то можно заметить противоречие между данной чертой сделок и принципом свободы договора. Однако данное несоответствие является таковым лишь на первый взгляд. Согласно п. 2 ст. 421 ГК РФ стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренных законами или иными правовыми актами. То есть, принцип свободы договора предусматривает возможность заключения любой двусторонней или многосторонней сделки, не нарушающей прямо или косвенно требований законов и иных нормативно-правовых актов. Тем самым, подобные сделки даже, несмотря на отсутствие, нормативно-правовых актов, регулирующих соответствующие отношения, остаются правомерными.

Дополнительным критерием правомерности сделки является ее соответствие требованиям нравственности. Данное положение основывается на п. 3 ст. 10 ГК РФ, который предусматривает, что участники гражданских правоотношений должны осуществлять свои обязанности разумно и добросовестно. Современное законодательство не дает легального определения понятию добросовестности. Однако на основании анализа ряда норм Гражданского кодекса современным российским цивилистам удалось сформулировать несколько определений данной правовой категории. На наш взгляд наиболее удачным среди них является определение В. И. Емельянова. По его мнению «лицо следует считать добросовестным в том случае, когда оно действует без умысла причинить вред другому лицу, а также не допускает легкомыслия (самонадеянности) и небрежности по отношению к возможному причинению вреда». Емельянов В. И. Разумность, добросовестность, не злоупотребление гражданскими правами. М., 2002. С. 43. Таким образом, нравственность, являясь составным элементом поведения субъектов гражданских правоотношений, представляет собой стремление участников гражданского оборота порождать только такие правовые последствия, которые не причинят вреда другим лицам, а так же не повлекут за собой иных не благоприятных последствий.

Очень тесно связана с признаком правомерности сделок и такая правовая категория как кауза или основание сделки. Данное понятие является основополагающим для определения юридической природы сделок. Как отмечал А. В. Кашанин оно обуславливает «свойство договора быть, в отличие от простой совокупности двух встречных обещаний, целостным явлением, порождающим единое обязательственное правоотношение» Кашанин А. В. Кауза гражданско-правового договора как выражение его сущности// Журнал российского права. 2001. № 4. С. 16. Хотя здесь сразу же необходимо уточнить то обстоятельство, что кауза присуща далеко не всем сделкам и существует целая категория так называемых абстрактных сделок, не имеющих правового основания. В то же время нет единства и среди ученых по поводу того, что представляет собой кауза. Основной спор ведется по поводу того, является ли кауза типовым правовым результатом, который должен быть достигнут исполнением сделки Гражданское право. Том 1. Учебник. Издание шестое, переработанное и дополненное/Под ред. проф. А. П. Сергеева, К. Ю. Толстого. М., 2002. С. 282. или она представляет собой правовую цель, преследуемую субъектами при совершении сделки. Гражданское право: Учебник. В 2-х т. Т.1 полутом II. /Под редакцией Е. А. Суханова. М., 2004. С. 179.

Как нам представляется, наиболее верной является первая позиция. Во-первых, это обусловлено тем, что правовой результат в отличие от правовой цели является объективно существующим. То есть после совершения сделки у ее сторон возникают совершенно определенные права и обязанности. В то же время правовая цель носит субъективный характер и является более трудной для восприятия другими участниками гражданских правоотношений. Кроме того, наличие определенной правовой цели далеко не всегда является гарантией того, что соответствующий правовой результат будет достигнут. Ведь цель представляет собой лишь желаемые последствия, к наступлению которых стремятся участники гражданских правоотношений. Поэтому даже выраженная способом, дающим возможность достоверно установить ее содержание, правовая цель не может лечь в основу сделки. Вследствие чего использование правового результата в качестве основного элемента кауза является наиболее предпочтительным. Конечно же, можно возразить, что на момент заключения сделки правовой результат отсутствует как таковой, а имеется лишь его ожидание, которое и называется правовой целью. Однако возможны ситуации, когда правовая цель будет зафиксирована в договоре, но при этом сама сделка будет признана недействительной вследствие отсутствия воли сторон на возникновение соответствующих правовых последствий (мнимая сделка). Если же правовая цель все же будет достигнута сторонами, то речь уже будет идти о юридическом результате. Таким образом, получается, что правовая цель является лишь составной частью каузы, а не основным ее элементом.

Еще одной специфической чертой сделки, которая отмечается некоторыми учеными, является целевой характер сделок. То есть, являясь институтом гражданского права, сделки служат своеобразным инструментом, посредством которого происходит трансформация внутренней (психической) воли лица в конкретные гражданско-правовые последствия. То есть сделка существует именно для того, что бы удовлетворять требования гражданского оборота, и она порождает только те последствия, которые непосредственно предусмотрены гражданским законодательством или хотя бы не противоречат ему.

Таким образом, по своей юридической природе сделка представляет собой юридический факт в форме волевого, правомерного действия Красавчиков О. А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958. С. 129., совершенного способом, определенным в законе, и направленным на создание определенного юридического результата, в виде возникновения, изменения, прекращения, гражданских прав и обязанностей.

Понимание юридической сущности института сделки необходимо нам для того, чтобы как можно более точно определиться с теми условиями и

обстоятельствами, наличие которых влечет за собой недействительность сделки.

1. 2 НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ СДЕЛОК КАК ПРАВОВАЯ КАТЕГОРИЯ

Но прежде чем рассматривать обстоятельства и условия, которые ведут к недействительности сделки, необходимо установить, что же собой представляет недействительность сделок как правовая категория. Однако дать ответ на данный вопрос достаточно сложно по той причине, что действующее законодательство не содержит легального определения недействительности сделок. В результате это приводит к тому, что различные ученые-цивилисты по разному начинают раскрывать сущность данной категории гражданского права. Если проанализировать непосредственно само словосочетание недействительность сделок, то можно сделать определенные выводы.

Так с точки зрения лексикологии «недействительность» означает отсутствие какого-либо действия, или возможности его совершения. Исходя из этого, можно предположить следующее. Законодатель, присваивая данному институту его название, подразумевал под этим, что сделки, обладающие признаками недействительности, являются не действующими, фактически не влекут никаких правовых последствий.

Следует отметить так же, что термин недействительная сделка появился в российском законодательстве достаточно давно. Уже в девятнадцатом веке многие российские цивилисты указывали на то, что правовая категория недействительности сделок несколько уже своего лексического смысла. В частности видный отечественный специалист в сфере гражданского права, один из основоположников российской цивилистики Д. И. Мейер справедливо полагал, что «по смыслу слова под понятие о недействительности подходит и такая сделка, которая оказывается бессильной в юридическом быту по отсутствии условия, которое определено для ее существования самими участниками сделки; но такую сделку мы называем несостоявшейся, находя это название более соответствующим ее природе» Д. И. Мейер. Русское гражданское право //СПС «Консультант плюс». Фактически проблема отграничения недействительных и несостоявшихся сделок не решена и поныне. Необходимость разрешения данной проблемы продиктована в первую очередь тем, что несостоявшиеся и недействительные сделки влекут за собой различные правовые последствия. Поэтому на наш взгляд, рассматривая юридическую природу недействительности сделок, необходимо определиться и с тем, что собой представляет несостоявшаяся (незаключенная) сделка. Ибо это поможет лучше понять и суть института недействительности.

Гражданский кодекс РФ не содержит определения несостоявшейся сделки. Только в ряде статей встречаются указания на те условия, при отсутствии которых сделка считается не заключенной. На основании анализа данных положений можно сделать вывод о том, что под несовершенной (не заключенной) понимается такая сделка, которая не удовлетворяет одному из обязательных (существенных) условий. То есть фактически речь идет об отсутствии одного из конститутивных элементов сделки. И поэтому вполне правомерным является вопрос о том, возможно ли вообще назвать такое действие сделкой. Ведь отсутствие какого-либо из конститутивных элементов сделки, свидетельствует о неполноте волеизъявления субъектов гражданских отношений. Так, например, в соответствии с п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 15 января 1998 г. N 26 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге» отсутствие в договоре о залоге сведений, индивидуально определяющих заложенное имущество, договор о залоге не может считаться заключенным Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Р Ф от 15 января 1998 г. N 26 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге"// Вестник ВАС РФ, 1998. N 3. С. 71. Вследствие чего подобные действия не удовлетворяют требованиям, предъявляемым законом к сделке. То есть фактически сделка отсутствует не только как юридический, но и как социальный факт.

В целом же именно с дефектностью социальной, а не правовой основы сделки, многие современные цивилисты связывают факт не заключения сделки. В частности Ю. П. Егоров отмечал, что несостоявшаяся сделка — это факт, свидетельствующий об отсутствии фактической возможности реализовать признаваемый законом интерес в связи с дефектностью социальной основы сделок. Егоров Ю. П. Несостоявшиеся сделки. // Журнал российского права. 2004. № 10. С. 43. В то время как недействительность сделок специалисты связывают именно с порочностью их юридического состава. Из этого следует, что незаключенная сделка не влечет правовых последствий, так как она не является юридическим фактом. А в строгом смысле она не является даже сделкой. По этому на наш взгляд являются неосновательными мнения некоторых цивилистов о том, что несостоявшиеся сделки представляют собой разновидность недействительных сделок. Шахматов В. П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. Томск, 1967. С. 81−93. Хотя ради справедливости следует отметить то обстоятельство, что многие ученые оспаривают сам факт отнесения недействительных сделок собственно к сделкам.

И вопрос этот является весьма важным для определения сути недействительности сделок как правовой категории. Ведь как отмечалось выше, основополагающим признаком сделки является правомерность. В то время как недействительность сделок, в общем ее выражении (ст. 168 ГК РФ), представляет собой несоответствие заключенной сделки требованиям законов и иных нормативно правовых актов. Или говоря иными словами, недействительная сделка является не правомерной. Если исходить из подобных представлений сразу же напрашивается вывод о том, что недействительные сделки сделками как таковыми не являются. Например, подобного мнения придерживался видный советский цивилист — профессор И. С. Перетерский. В частности он считал, что «сделка — это действие, дозволенное законом. Действия, хотя бы и вызывающие юридические последствия, но не те, которые имели в виду участники, не пользуются защитой закона и не являются сделками». Перетерский И. С. Гражданский кодекс РСФСР. Научный комментарий. Вып. 5. Сделки. Договоры. М., 1929. С. 6. Таким образом, недействительность сделок понимается как явление, в рамках которого любая сделка теряет качество юридического факта изменять, прекращать и создавать права и обязанности. Но если следовать такому подходу, то закономерно возникает вопрос, что же представляет собой недействительная сделка?

В связи с этим в отечественной цивилистике получила развитие теория, согласно которой недействительная сделка понимается как деликт Хейфец Ф. С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М., 2000. С. 38. При этом некоторыми учеными высказывались мнения и о двойственной природе сделок. Так Н. В. Рабинович считала, что недействительная сделка по своей форме и содержанию образуется именно как сделка, но все же по своей природе является правонарушением. Рабинович Н. В. Недействительность сделок и ее последствия: Автореф. дисс… докт. юрид. наук. Л., 1961. С. 7. На наш взгляд отнесение недействительных сделок к деликтам является не верным. Ведь как справедливо указывала Н. В. Рабинович, недействительная сделка возникает в соответствующей форме и наделена конкретным содержанием. Очень существенную роль здесь играет и то обстоятельство, что многие недействительные сделки (это, как правило, оспоримые) существуют как правомерные до определенного момента. То есть они в любом случае являются сделками, и признание судом их недействительности не влечет за собой обращение таких сделок в правонарушения. Просто они приобретают особый статус, вследствие порочности отдельных своих конститутивных элементов. Фактически недействительные сделки представляют особую категорию сделок, которые можно назвать порочными Эрделевский А. М. Недействительность сделок// «Российская юстиция». 1999. N 11. С. 12. Их основное отличие от правомерных сделок состоит в том, что правомерные влекут за собой только те правовые последствия, на которые рассчитывали стороны сделки. Тогда как недействительные влекут за собой такие правовые последствия, которые прямо указаны в законе, независимо от воли участников сделки. При чем во всех случаях данные последствия носят типовой характер (односторонняя или двусторонняя реституция). То есть фактически последствия недействительности сделок носят отменительный характер и направлены на возврат сторон в первоначальное состояние, в котором они находились до совершения сделки. Именно данное обстоятельство и свидетельствует о том, что недействительные сделки все же являются особым видом сделок, а не правонарушением. Ведь в результате совершения деликта остается какой-то объективно-существующий результат, в виде нарушенного права, поврежденного имущества или здоровья и причинно-следственная связь между данными последствиями и неправомерными действиями сторон. А после заключения недействительной сделки наступление таких последствий, как правило, не наблюдается. Наоборот, основаниями недействительности сделок являются нарушения, допущенные еще на стадии заключения сделки. Кроме того, правонарушение является таковым с момента его непосредственного совершения и не может иметь никаких иных последствий, помимо предусмотренных законом. В то время как в некоторых случаях за недействительными сделками может быть признано качество правомерной сделки. Например, сделки совершенные недееспособным гражданином или несовершеннолетним, не достигшим возраста четырнадцати лет (ст. ст. 172, 173 ГК РФ) могут быть признаны действительными в судебном порядке, если будет установлено, что они были совершены к выгоде указанных граждан.

Еще одним существенным отличием правонарушения от недействительных сделок является то, что в результате совершения деликта имеется пострадавшая сторона, которой был причинен материальный, физический и моральный ущерб. Как правило, другая сторона, выступает в качестве причинителя вреда. На нее возлагается обязанность возместить потерпевшей стороне ущерб. При чем возможны ситуации, когда размер возмещения превышает стоимость причиненного ущерба (например, ст. 1084 ГК РФ) В случае же признания сделки недействительной для сторон наступают определенные правовые последствия. Однако размеры возмещения, передаваемого сторонами друг другу в порядке реституции, практически всегда ограничены законом размерами исполненного. Единственным случаем, когда одной из сторон предоставляется возможность получить от другой стороны возмещение убытков в форме реального ущерба, является совершение сделок недееспособными гражданами в возрасте до четырнадцати лет или гражданами, признанными недееспособными. Кроме того, необходимо отметить, что обязанность возместить ущерб вследствие совершения недействительной сделки возлагается на дееспособную сторону только при наличии вины. Конечно, данное обстоятельство несколько сближает недействительные сделки с правонарушением, однако подобные положения скорее являются исключением из общего правила и поэтому принимать их во внимание не следует. На основании изложенного, можно сделать вывод о том, что недействительные сделки все же относятся к формам договорных, а не деликтных обязательств. Просто недействительность сделок представляет собой такое правовое явление, при наличии которого все сделки, не соответствующие требованиям закона, фактически теряют свою юридическую силу, то есть практически институт недействительности сделок охраняет имущественный оборот от порочных юридических действий (фактов), которые могут повлечь за собой нарушение прав физических и юридических лиц. Здесь хотелось бы отметить то обстоятельство, что многие современные цивилисты указывают на то, что недействительность сделки может быть связан не только с порочностью сделки как юридического факта, но и порочностью сделки как правоотношения. Так, например, А. А. Кисилев полагает, что «когда говорят о „недействительности сделки“, должна иметься в виду недействительность (отрицание) тех прав и обязанностей, которые должны были наступить из сделки, но в силу определенных оснований не наступили. Таким образом, речь идет не об отрицании сделки — юридического факта, а об отрицании сделки — правоотношения» Кисилев А. А. Понятие недействительности сделок // СПС «Консультант плюс». При этом следует учитывать то обстоятельство, что по своему содержанию сделка как правоотношение является более емким понятием, нежели сделка как юридический факт.

Из общей теории права известно, что любое правоотношение состоит из четырех основных элементов: субъекта, объекта, содержания и формы. Однако помимо вышеуказанных элементов для возникновения правоотношения необходимо соответствующее основание. И как раз таким основанием, порождающим правоотношение, выступает юридический факт, ибо он представляет собой действия, которые совершает сторона (стороны) для того, чтобы создать, изменить, прекратить гражданские права и обязанности Гутников О. В. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания. М., 2004. С. 24. Таким образом, получается, что порочность сделки как юридического факта неотвратимо влечет за собой недействительность сделки как правоотношения. Однако порочность остальных элементов сделки не влечет за собой порочности самого юридического факта. Из приведенных выше рассуждений следует, что недействительность сделок должна включать в себя значительно более широкий перечень оснований, ведущих к аннулированию юридического результата сделки, нежели основания порочности юридических фактов. Данное обстоятельство является дополнительным доказательством того, что недействительная сделка по своей юридической природе все же является сделкой.

Таким образом, недействительность сделок, представляет собой правовую категорию, включающую в себя совокупность оснований, при наличии которых любая сделка теряет свою самостоятельность и влечет только те правовые последствия, которые прямо предусмотрены законом, а так же механизм применения данных последствий. По нашему мнению, недействительность сделок это не просто явление юридического аннулирования результатов сделки (именно результатов, а не самой сделки), но основание применения специальных мер, направленных на защиту прав участников сделки, а в некоторых случаях всего правопорядка и общественной нравственности.

1. 3 КЛАССИФИКАЦИЯ ОСНОВАНИЙ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛОК

Однако для того, что бы определить какие именно последствия повлечет за собой признание конкретной сделки недействительной, необходимо решить вопрос о разграничении сделок на оспоримые и ничтожные.

Наиболее важные основания разделения сделок на виды заложены в положениях ст. 168 ГК РФ. Данная статья гласит, что сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) или не зависимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

Таким образом, законодатель закрепил легальное разделение сделок на две основные категории: оспоримые и ничтожные. Н. И. Толчеев выделил три критерия, которые лежат в основе данного разграничения. Во-первых, это правовое основание недействительности сделки, во-вторых, способ констатации недействительности и, в-третьих, субъекты, наделенные правом обращения в суд с требованиями о признании сделки недействительной или применении последствий недействительности сделок Толчеев Н. Разграничение оспоримых сделок // «эж-ЮРИСТ». 2003. № 35. С. 12..

Под правовым основанием недействительности сделки, по нашему мнению, следует понимать порочность тех элементов сделки как юридического факта и сделки как правоотношения, которые и влекут ее недействительность. Из содержания ст. 166 ГК РФ следует, что любой закон (в том числе и сам Кодекс) должны содержать прямое указание на то, что конкретный порок или недостаток сделки делает ее оспоримой. Подобное правило фактически подтверждено и нормой ст. 168, которая устанавливает, что «сделка не соответствующая требованиям закона или иным правовым актам, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения». Исходя из того, что любая недействительная сделка возникает в результате нарушения закона, получается что она ничтожна, если нет прямого указания в законе на ее оспоримость Артемов В. Недействительность сделок и их последствия: отдельные аспекты// Хозяйство и право. 2002. № 9. С. 114. Хотя законодатель не отрицает и возможности закрепления в нормативных актах и прямых указаний на ничтожность сделок. Такие примеры в законодательстве РФ имеются (например, ст. ст. 162,165 ГК РФ). Таким образом, критерий правого основания практически напрямую зависит от его закрепления в законодательном акте.

Следующий критерий разграничения недействительных сделок основывается на различных способах констатации недействительности. Фактически ст. 166 ГК РФ установила обязательную судебную форму констатации недействительности только для оспоримых сделок, тогда как в отношении ничтожных сказано, что они не нуждаются в признании их недействительными. Данное положение, на наш взгляд, носит весьма спорный характер. Ведь изначально ничтожность сделки предполагается очевидной, раз законодатель не предусматривает никакого обязательного порядка признания данного факта. Однако судебная практика нашла выход из сложившейся ситуации. Так п. 32 Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф и Пленума Высшего Арбитражного Суда Р Ф от 01 июля 1996 г. 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» предусматривает следующее: «Учитывая, что Кодекс не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица… При удовлетворении иска в мотивировочной части решения суда о признании сделки недействительной должно быть указано, что сделка является ничтожной. В этом случае последствия недействительности ничтожной сделки применяются судом по требованию любого заинтересованного лица либо по собственной инициативе» Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф и Пленума Высшего Арбитражного Суда Р Ф от 01 июля 1996 г. 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"// Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. N 9. С. 27.

Последним критерием разграничения сделок на оспоримые и ничтожные выступает круг субъектов, которые имеют право требовать признания сделки недействительной или применения последствий ее недействительности. Согласно п. 2 ст. 166 ГК РФ правом на обращение в суд с требованием признания недействительности сделки наделены только лица, напрямую указанные в законе, тогда как требовать применения последствий недействительности сделки вправе, любое лицо, чьи права и законные интересы затронуты такой сделкой. Устанавливая подобное правило, законодатель, очевидно, исходил из того, что оспоримая сделка все же может соответствовать интересам сторон, ее совершивших. Поэтому стороны самостоятельно решают вопрос о необходимости оспаривания сделки. И только прямое указание закона может предоставить стороне сделки или иному лицу полномочия выступать в суде с иском о признании сделки недействительной. В тоже время ничтожная сделка предполагается изначально неправомерной и не порождающей юридических последствий, даже вопреки желанию сторон такой сделки. Поэтому законодатель и предоставил любому лицу, которое считает, что та или иная сделка является ничтожной, возможность требовать в судебном порядке применения последствий ее недействительности.

При этом может возникнуть такая ситуация, когда лицо, обратившее с подобным иском, не сможет подтвердить, что его права и законные интересы нарушены. То есть такое лицо будет являться ненадлежащим истцом. Однако сам факт ничтожности сделки будет подтвержден в ходе судебного заседания. Возникает вопрос, если ст. 166 устанавливает право суда, а не обязанность применять последствия ничтожности сделки, какими критериями должен руководствоваться суд, принимая решение о применении или не применении последствий недействительности сделки? На настоящий момент, судебная практика ответа на данный вопрос не дает. Очевидно, суд исходя из общих начал гражданского законодательства, должен руководствоваться требованиями разумности и справедливости. Хотя такое положение, конечно же, не в полной мере соответствует общему негативному отношению к ничтожным сделкам, закрепленному в нормах Гражданского кодекса РФ.

На наш взгляд исправить положение можно было бы путем установления именно обязанности суда, применять последствия недействительности ничтожных сделок.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой