Недействительность сделок: понятие, виды, правовые последствия

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВОСУДИЯ

Западно-Сибирский филиал

ФАКУЛЬТЕТ ПОДГОТОВКИ СПЕЦИАЛИСТОВ

ДЛЯ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ

(ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ)

КУРСОВАЯ РАБОТА

По дисциплине:

«ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО»

«Недействительность сделок: понятие, виды, правовые последствия»

Выполнила:

Студентка 3 курса 392 группы

заочной формы обучения

Гриненко Наталья Игоревна

ТОМСК

2010

Оглавление

Введение

1. Недействительность сделок. Понятие

2. Виды недействительных сделок

3. Правовые последствия недействительных сделок

Заключение

Список использованной литературы и нормативно-правовых актов

недействительность сделка пошлина

Введение

Сделки являются основной правовой формой, в которой опосредуется обмен между участниками гражданского оборота.

Посредством сделок осуществляется нормативный процесс имущественных отношений в обществе: граждане пользуются услугами предприятий бытового обслуживания, розничной торговли, транспорта, связи, распоряжаются принадлежащим им имуществом. Этот процесс продолжается в течение всей жизни человека — от рождения до самой смерти. Различные организации вступают во взаимоотношения, связанные с производством продукции, снабжению друг друга необходимыми материалами и сырьем, поставкой товаров, строительством, перевозкой грузов и выполнению научно-исследовательских, проектных и конструкторских работ. Граждане и юридические лица совершают при этом самые разнообразные действия, в результате которых возникают, изменяются и прекращаются права и обязанности.

Правовое регулирование сделок составляет один из важнейших институтов частного права. Это не случайно, поскольку гражданский оборот предполагает совершение гражданами и юридическими лицами различного рода правомерных действий, которые способны порождать, изменять и прекращать гражданские права и обязанности в силу самого факта волеизъявления, даже не будучи санкционированными со стороны государства.

Действующий Гражданский кодекс Российской Федерации впервые в России на уровне закона дал легальное определение ничтожных и оспоримых сделок, что породило множество юридических и практических проблем. Законодательное разделение недействительных сделок на ничтожные и оспоримые не является простой случайностью. Оно вызвано стремлением составителей ГК РФ учесть те или иные юридические особенности этих видов сделок, чтобы наиболее полно удовлетворить потребности гражданского оборота, который буквально с каждым днем становится все сложнее и разнообразнее. Кроме того, при наличии сделок как юридических фактов всегда найдется ситуация, когда данную сделку надо будет расторгнуть и решить вопрос о последствиях этого расторжения для сторон.

Все эти вопросы будут рассмотрены в настоящей курсовой работе.

1. Недействительность сделок. Понятие

Для более полного и всестороннего рассмотрения поставленных вопросов, думаю, необходимо начать сначала — с понятия сделок.

Значительное число статей нового Гражданского Кодекса посвящено сделкам. С точки зрения гражданского законодательства предпринимательская деятельность — независимо от того, идет ли речь о производстве, торговле, транспорте, банковских или биржевых операциях и т. п. — может быть представлена как совершение различного рода сделок.

Именно по этой причине включенный в статью 8 ГК перечень оснований возникновения гражданских прав и обязанностей начинается со сделок. Не существует исчерпывающего перечня сделок. Закон закрепляет только наиболее типичные, наиболее распространенные сделки, допуская возможность совершения и таких сделок, которые законом не предусмотрены, при условии, однако, что они не будут ему противоречить (ст. 8).

Таким образом, сделки — один из наиболее распространенных юридических фактов. Правовое регулирование сделок составляет один из важнейших институтов частного права. В силу статьи 153 ГК сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. При этом в ст. 153 ГК имеются в виду не только граждане и юридические лица РФ, но и иностранные граждане и юридические лица, а также лица без гражданства, если иное не предусмотрено федеральным законом. Помимо того, сделки могут быть совершены другими участниками регулируемых гражданским законодательством отношений Российской Федерации, муниципальными образованиями.

Поскольку закон связывает с совершением сделки установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, сделки относятся к категории юридических фактов.

Сделки всегда представляют собой волевые акты. Они совершаются по воле участников гражданского оборота.

Сделка — это действие, направленное на достижение определенного правового результата. Направленность воли субъекта, совершающего сделку, отличает ее от юридического поступка. При совершении такого поступка правовые последствия наступают только в силу достижения указанного в законе результата независимо от того, на что были направлены действия лица (находка потерянной вещи — ст. 227−229 ГК, обнаружение клада — ст. 233 ГК и др.).

Но само существование сделок, как добровольное проявление воли сторон, не может существовать без другой своей стороны — недействительности.

Недействительность представляет собой правовое понятие, которое предполагает, что закон не признает юридической силы за некоторыми действиями (актами) в случаях, если они имеют определенные недостатки с точки зрения права. Анализируя правовые проблемы недействительности сделок, необходимо остановиться на спорном вопросе о том, является ли недействительная сделка вообще сделкой. Можно выделить два признака, предлагаемых довольно часто для обоснования различий в правовой природе действительных и недействительных сделок:

— правомерность (неправомерность) действий;

— способность их порождать те юридические последствия, на которые они направлены (совпадение желаемого и результата).

Правомерность. Перейдем к рассмотрению вопроса о том, является ли недействительная сделка неправомерным деянием. Правомерность сделки — этот элемент вызывает активную научную дискуссию уже несколько десятилетий. Поскольку сделка трактуется именно как правомерное действие, возникает проблема оценки недействительных сделок. В отечественной правовой литературе имеются разные мнения по данному вопросу. Одни ученые полагают, что правомерность или неправомерность действия не выступает обязательным признаком сделки, а определяет лишь те или другие ее последствия.

Далеко не все недействительные сделки являются неправомерными. Так, например, сделка, совершенная под влиянием заблуждения, не содержит ничего противозаконного. Стороны действуют добросовестно при заключении данной сделки. Одна из сторон заблуждается при определении предмета либо правовой природы сделки. Но данное обстоятельство не является неправомерным. Сделка, совершенная гражданином, находившимся в момент ее совершения в состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, также не должна быть отнесена в разряд противозаконных.

Необходимо отметить, что ученые, обосновывающие признак правомерности сделки, подтверждение своей позиции находят в традиционной классификации юридических фактов, в соответствии с которой сделки относятся к правомерным действиям. Однако представляется неверным с точки зрения создания классификации юридических фактов проводить их деление одновременно по двум основаниям: волевому признаку, а затем — по признаку правомерности, поскольку данные признаки являются совершенно самостоятельными и в результате оценивают действия по различным основаниям.

Юридические факты следует делить по одному основанию — волевому признаку, и в этом случае оснований для признания правомерности основным признаком сделки не имеется. Более правильной представляется следующая классификация юридических фактов: факты делятся на действия (волевые) и события (неволевые); в свою очередь, действия делятся на сделки и поступки; сделки могут являться действительными и недействительными; поступки могут создавать правовой результат или являться правонарушениями.

Таким образом, признак неправомерности — это разнопорядковый, более низкий по отношению к направленности критерий, что позволяет в системе юридических фактов отнести недействительные сделки к классу сделок, а не правонарушений Афонина Е. И., Ширвис Ю. В. Указ. соч. С. 74.

Совпадение желаемого и результата.

Д.В. Дождев отмечал, что недействительная сделка не вызывает желаемого ее сторонами правового результата. Ученый проводит разграничение сделок на определенные виды в зависимости от их способности порождать правовые последствия:

— «ничтожность сделки — сделка признается несуществующей;

— недействительность — сделка не производит ожидаемого эффекта, и требование кредитора лишено исковой защиты, однако исполнение по такой сделке не считается исполнением недолжного; при восполнении отсутствующих реквизитов в дальнейшем такая сделка может получить силу;

— обратимость — сделка действительна, но по требованию одной из сторон ее эффект может быть отменен;

— оспоримость — эффект, производимый сделкой, может быть блокирован решением суда по заявлению одной из сторон"Дождев Д. В. Римское частное право: Учебник для вузов. М., 1997. С. 126. Относительно недействительных сделок Д. В. Дождев указывает: «…важно, что тот эффект, который должно производить волеизъявление, не наступает» Там же.

Многие дореволюционные цивилисты рассматривали ничтожность сделки как недействительность, которая имеет место в отношении всех лиц и не подлежит по общему правилу исправлению. К. П. Победоносцев пишет: «…что само по себе ничтожно, то ничтожно с самого начала, когда бы эта ничтожность ни обнаружилась» Победоносцев К. П. Курс гражданского права: В 3 т. Т. 3 / Под ред. В. А. Томсинова. М.: Зерцало, 2003 (Русское юридическое наследие). С. 29. В. М. Хвостов утверждает, что ничтожная сделка не может получить силы Хвостов В. М. Система римского права: Учебник. М.: Спарк, 1996. С. 188.

Г. Ф. Шершеневич указывал, что «недействительная сделка не производит таких последствий, которых предполагалось достигнуть совершением ее» Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М.: Спарк, 1995. С. 127. Н. Растеряев отмечал, что при недействительности сделок «некоторый, желаемый результат не происходит или если и происходит — не в желаемом объеме» Растеряев Н. Недействительность юридических сделок по русскому праву. СПб., 1901. С. 4. Недействительность сделки является «недостатком сделки, неспособностью произвести определенный юридический эффект, вследствие чего сделку надо понимать как юридически неправильную, недействительную» См.: Там же. С. 6.

Таким образом, по мнению указанных выше авторов, недействительная сделка не влечет последствий, которые имели в виду стороны при ее совершении, при этом наступают последствия недействительности сделки. Можно ли на основании этого обстоятельства отказать недействительной сделке в статусе сделки? Считаю, что не имеется каких-либо обоснованных аргументов для признания необходимым признаком сделки того правового результата, на достижение которого она была направлена. Действующие правовые нормы не предусматривают оснований для включения в понятие «сделка» вызываемых ею правовых последствий, в том числе непосредственно тех, на достижение которых было направлено действие.

Согласно ст. 153 ГК РФ сделками являются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, т. е. основанием для признания конкретного действия сделкой выступает его направленность, а не правовой результат. Соответственно, в законе не указывается, что сделка должна вызывать именно те последствия, на которые была направлена воля сторон, главное, чтобы действие обладало определенной направленностью. Таким образом, понятие недействительности по своему определению прежде всего относится к юридическим последствиям, а не к самой сделке как к юридическому факту.

В соответствии с указанным в ст. 166 ГК РФ понятием недействительной сделки основное различие между действительной и недействительной сделками состоит в том, что действительная сделка вызывает результат, которого хотели достичь стороны, а недействительная сделка не порождает желаемый сторонами правовой результат (согласно ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения).

Любой договор при его исполнении вызывает определенные правовые последствия. В реальной жизни до момента, пока заинтересованное лицо не заявило о недействительности сделки, суд не применил последствия недействительности ничтожной сделки, она исполняется сторонами, т. е., как и действительная, она влечет возникновение, изменение и прекращение правоотношений. Получается, что сделка до момента признания ее недействительной вызывает правовые последствия, и они совершенно не отличаются от тех последствий, на которые она была направлена и которые наступили бы и при действительности сделки. Поэтому несостоятельным представляется утверждение о том, что ничтожные сделки всегда являются безразличным для права явлением. Данные сделки должны считаться правовым основанием для совершения действий по их исполнению, пока они не признаны недействительными в судебном порядке.

Соответственно, недействительность следует рассматривать как форму лишения сделки юридической силы, предусмотренную с целью защиты нарушенных прав и интересов общества и его отдельных субъектов, т. е. как способ защиты права Афонина Е. И., Ширвис Ю. В. Указ. соч. С. 76. Данный способ защиты гражданских прав указан в ст. 12 ГК РФ (признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий недействительности оспоримой и ничтожной сделки).

Подтверждение указанной позиции (первичность «результата» перед «правомерностью») содержит и ст. 153 ГК РФ, из содержания которой следует, что сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Данное понятие не определяет ни характер действия (правомерное оно или нет), ни последствия. Не указывается, что сделкой считается правомерное действие, вызывающее правовые последствия, желаемые сторонами.

Следуя буквальному толкованию норм ГК РФ, можно прийти к выводу, что сделками выступают и действительные, и недействительные сделки, при этом основополагающим фактором для признания действий сделками является их направленность на возникновение, изменение, прекращение правоотношений. Действительные сделки вызывают правовые последствия, желаемые сторонами, а недействительные — те последствия, которые предписаны законом. Такая позиция полностью соответствует содержанию положений ГК РФ о сделках.

2. Виды недействительных сделок

Для рассмотрения отдельных составов недействительных сделок необходимо использовать их классификацию, которая, группируя недействительные сделки на основе определенных значимых признаков, позволит наиболее эффективно получить представление о самом предмете исследования.

Еще в дореволюционной науке российского права недействительные сделки подразделялись на ничтожные (абсолютно недействительные) и опровержимые (относительно недействительные) См.: Растеряев Н. Недействительность юридических сделок по русскому праву. СПб., 1901. С. 18.

Действующий ГК РФ включает в себя правила о недействительности сделок, и ст. 166 ГК РФ впервые прямо закрепляет давно существующее в теории деление недействительных сделок на:

— недействительные по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания их таковыми судом (оспоримые сделки);

— недействительные независимо от такого признания (ничтожные сделки).

Оспоримые сделки.

Оспоримыми являются сделки, недействительность которых может быть установлена только в судебном порядке (п. 1 ст. 166 ГК). До тех пор пока суд не вынесет решение о признании такой сделки недействительной, она будет считаться действительной и порождать гражданские права и обязанности.

Основания недействительности оспоримых сделок, как правило, связаны с тем или иным нарушением воли лица, заключающего сделку, или третьего лица, чья воля в силу закона имеет значение для действительности сделки. Так как распознать факт нарушения внутренней воли лица достаточно сложно, оспоримая сделка остается действительной до тех пор, пока ее недействительность не будет установлена судом.

Очевидно, что судить о нарушении внутренней воли может только лицо, чья воля предполагается нарушенной. Поэтому закон по общему правилу предоставляет право оспаривать соответствующие сделки только таким лицам (п. 2 ст. 166 ГК). В связи с тем, что в оспоримой сделке нарушается воля определенного лица, при одобрении этим лицом сделки уже после ее совершения основания недействительности отпадают и сделка становится действительной. Несмотря на то, что данное правило прямо в законе не выражено, оно широко применяется в судебной практике См. п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. № 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок» // Вестник ВАС РФ. 1998. № 7.

Основания недействительности оспоримых сделок можно классифицировать на основании того, какое из условий действительности было нарушено. Данная классификация представляется обоснованной, поскольку дает ответ на вопрос, почему соответствующее юридическое действие является недействительной сделкой. Действительность сделки зависит от действительности образующих ее элементов. Поэтому недействительные сделки могут быть сгруппированы в зависимости от того, какой из элементов сделки оказался дефектным. Так, можно подразделить недействительные сделки на сделки:

— с пороками субъектного состава,

— с пороками воли,

— с пороками формы,

— с пороками содержания.

Содержание сделки как основание возникновения гражданских правоотношений представляет собой совокупность составляющих сделку условий. Для действительности сделки необходимо, чтобы содержание сделки соответствовало требованиям закона и иных правовых актов, в противном случае налицо порок содержания сделки.

Также нормы о недействительности сделок отражают точку зрения законодателя на соотношение таких элементов сделки, как воля и волеизъявление. Законодателем определятся, какое значение будет иметь воля (соответственно — волеизъявление) при решении вопроса о действительности сделок. Для действительности сделки имеет значение, соблюдена ли установленная законом форма совершения сделки. Необходимо отметить, что данная классификация имеет условный характер. Некоторые основания недействительности могут быть отнесены как к пороку в субъекте, так и к пороку воли.

М.В. Кротов указывает, что наряду с отдельными составами недействительных сделок закон формулирует общую норму, согласно которой недействительной является любая сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов (ст. 168 ГК РФ). Роль такой общей нормы проявляется в случаях, когда совершается сделка, не имеющая пороков отдельных ее образующих элементов, но противоречащая по содержанию и своей направленности требованиям закона См.: Гражданское право: Учебник / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 2000. Т. 1. С. 256 (автор гл. 10 — М.В. Кротов). Далее ученый отмечает, что, следуя буквальному толкованию ст. 168 ГК, следует признать, что ею охватывается и дефектность элементов, образующих сделку. Норма, сформулированная в ст. 168 ГК РФ, фиксирует общее понятие недействительной сделки, однако при наличии специальной нормы, устанавливающей недействительность сделки в зависимости от дефектности отдельных ее элементов, применению подлежит специальная норма См.: Там же. С. 256.

Однако в ст. 168 ГК РФ речь идет именно о невыполнении сторонами сделки требований правовых актов, предъявляемых к ее содержанию, а не о любом нарушении. Нарушения формы сделки, несоблюдение требований, предъявляемых к участникам сделки, недопустимые пороки воли и волеизъявления рассматриваются в качестве самостоятельных оснований недействительности сделок См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т. Е. Абовой, А. Ю. Кабалкина. М.: Юрайт, 2004. С. 510. Таким образом, указанное в ст. 168 ГК РФ основание недействительности сделок предполагает именно порок содержания сделки.

Статья 168 ГК РФ указывает на общее основание недействительности сделок с пороком содержания, а ст. 169 и 170 ГК РФ содержат специальные составы недействительных сделок с пороком содержания. Сделки, совершаемые с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, представляют собой квалифицированный состав недействительной сделки, не соответствующей требованиям закона. К составу недействительной сделки с пороком содержания добавляется квалифицирующий субъективный момент — цель.

Ничтожные сделки. Отечественная цивилистика в ст. 166 ГК РФ закрепляет правило о недействительности ничтожной сделки независимо от признания ее таковой судом. Таким образом, реализуется правило классического учения о недействительности ничтожных сделок в силу закона, независимо от иска сторон или третьих лиц, т. е. недействительности, которая существует объективно и никак не связана с актом судебного признания. При этом предоставляется возможность предъявления исков о констатации ничтожности данных сделок См.: абз. 1 п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда Р Ф и Пленума Высшего Арбитражного Суда Р Ф от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ» // Вестник ВАС РФ. 1996. № 9. С. 13. Ничтожная сделка не должна рассматриваться как правовое «ничто», мертворожденный организм, не способный к существованию. Сделка до момента признания ее недействительной порождает, изменяет, прекращает имущественные отношения сторон, т. е. она создает определенные юридические последствия и они объективно ничем не отличаются от тех последствий, на которые она была направлена и которые наступили бы при действительности сделки. Признание такой сделки недействительной становится нецелесообразным, поскольку уничтожается основание для приобретения имущества, появляется неопределенность его правового состояния. Поэтому заключение о том, что ничтожные сделки всегда являются юридически безразличными для права явлениями, носит чисто теоретический характер. Данные сделки должны считаться правовым основанием для совершения действий по их исполнению, пока они не признаны недействительными в судебном порядке. Таким образом, недействительность правильнее рассматривать как форму лишения сделки юридической силы, установленную с целью охраны (защиты) нарушенных прав и интересов общества и его отдельных субъектов, т. е. как способ защиты права.

При этом за ничтожной сделкой должна признаваться возможность на санацию — устранение пороков, выступающих основанием ее недействительности. Весьма спорным представляется само утверждение традиционной доктрины о невозможности исправить пороки ничтожных сделок, поскольку гражданское законодательство должно, наоборот, поощрять субъектов устранять допущенные ими нарушения, а не создавать дополнительные препятствия и сложности для них.

Считаю, что возможность сторон в любое время устранить недостатки (пороки) сделки, как нельзя лучше соответствуют общей направленности действующего законодательства — свободы воли сторон при совершении сделки (естественно — в рамках закона). Чисто формальная недействительность сделки не может служить основанием для признания ее таковой, особенно при наличии воли сторон завершить ее.

В литературе отмечается, что недействительность ничтожных сделок установлена законом методом нормативного императива, тогда как объявление оспоримых сделок недействительными производится методом оспаривания их действительности См.: Шахматов В. П. Виды несоответствия сделок требованиям норм права // Антология уральской цивилистики. 1925 — 1989: Сб. статей. М.: Статут, 2001. С. 344. Последнее суждение в определенной мере опровергается разъяснением, содержащимся в п. 32 Постановления Пленума В С РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», согласно которому допускается рассмотрение в суде исковых требований о признании недействительной ничтожной сделки по мотиву того, что ГК РФ не исключает возможности предъявления такого рода исков.

Полагаю, что возможность обращения в суд с самостоятельным требованием о признании недействительной ничтожной сделки должна быть непременно предоставлена участникам гражданского оборота в том числе и в случае, когда исполнение по такой сделке вовсе не было произведено. В качестве обоснования необходимости искового требования о признании недействительной ничтожной сделки можно привести и такие доводы, как неочевидность обстоятельств, свидетельствующих о ничтожности сделки для участников сделки и иных лиц, предотвращение исполнения по данной сделке, определенность состояния участников сделки.

Само деление сделок на ничтожные и оспоримые должно иметь значение лишь для определения круга лиц, обладающих правом заявлять требование о недействительности сделки. При ничтожности сделки право оспаривания предоставляется любому заинтересованному лицу, при оспоримости — только лицу, чей интерес нормой охраняется. При этом ничтожные сделки, равно как и оспоримые, должны признаваться недействительными исключительно в судебном порядке. Таким образом, основное различие между недействительными сделками следует проводить по признаку управомоченных на предъявление иска субъектов.

Мнимые и притворные сделки. Несоответствие воли и волеизъявления является причиной ничтожности мнимых и притворных сделок (ст. 170 ГК).

Мнимая сделка совершается лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия.

В отличие от этого притворная сделка совершается с целью прикрыть другую сделку. К ней применяются правила о сделке, которую стороны действительно имели в виду. Например, притворным будет договор дарения, содержащий условие о встречном предоставлении в виде другой вещи или выполнения работ (п. 1 ст. 572 ГК). Отношения сторон должны при этом определяться нормами о договоре мены или подряда. Притворным будет договор возмездного оказания услуг, по которому «исполнитель» разрешает «заказчику» разместить в своем помещении оборудование «заказчика» и допускать туда его сотрудников в любое время в пределах срока действия договора. К отношениям сторон в таком случае будут применяться правила о договорах аренды недвижимости.

3. Правовые последствия недействительных сделок

В случаях, когда сделка, совершенная с нарушениями требований закона, не исполнялась, она попросту аннулируется. Если такая сделка подлежала государственной регистрации и была зарегистрирована, то на основании решения суда запись о регистрации недействительной сделки погашается. Разумеется, погашение записи может иметь место и по соглашению сторон, участвовавших в такой сделке. Иное дело, если признанная недействительной сделка полностью или частично исполнена и возникает вопрос об имущественных последствиях недействительности такой сделки.

В наиболее общем виде правовые последствия недействительности сделки сформулированы в п. 2 ст. 167 ГК РФ: «При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом».

Как видим, закон закрепляет два механизма восстановления имущественных прав, нарушенных недействительной сделкой: во-первых, это механизм возврата индивидуально-определенной вещи, переданной во исполнение недействительной сделки (двусторонняя реституция); во-вторых, это механизм осуществления денежной компенсации (возмещения стоимости имущества).

Однако имеются еще два механизма восстановления нарушенных прав: дополнительные имущественные последствия, недопущение реституции.

Начну с реституции (возврате) индивидуально-определенных вещей. Индивидуально-определенная вещь, переданная по недействительной сделке, возвращается лицу, передавшему ее по недействительной сделке, поскольку у лица, получившего такую вещь, не возникает никакого права на нее. Правила п. 2 ст. 167 ГК РФ не могут использоваться для возврата индивидуально-определенной вещи, переданной во исполнение недействительной сделки, но отчужденной третьему лицу до момента предъявления требования о применении последствий недействительности сделки.

Следовательно, требование возврата индивидуально-определенных вещей, переданных во исполнение недействительной сделки, по правилам п. 2 ст. 167 ГК РФ, может быть заявлено только стороне по недействительной сделке. Поэтому собственник не может в целях реституции своей вещи по правилам п. 2 ст. 167 ГК РФ потребовать признания недействительности всех последующих сделок по отчуждению его вещи, совершенных после первой недействительной сделки, во исполнение которой была передана вещь Гражданское право / Под ред. Е. А. Суханова. Т. 1. Изд. 3. М., 2004. С. 512. Такой вывод основывается на правовой позиции, сформулированной в Постановлении Конституционного Суда Р Ф от 21 апреля 2003 г. N 6-П «По делу о проверке конституционности положений п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ в связи с жалобами граждан О. М. Мариничевой, А. В. Немировской, З. А. Скляновой, Р. М. Скляновой и В.М. Ширяева» СЗ РФ. 2003. N 17. Ст. 1657.

Двусторонняя реституция, или, иначе говоря, возвращение сторон в первоначальное положение, существовавшее до совершения сделки, признанной недействительной, наступает во всех случаях недействительности сделки, кроме случаев, когда законом установлены иные последствия. Возврат обеими сторонами всего полученного по недействительной сделке предусмотрен для сделок, недействительных вследствие:

— нарушения предписанной законом формы;

— нарушения правил о государственной регистрации;

— выхода за пределы правоспособности юридического лица;

— выхода за пределы ограничения полномочия на совершение сделки;

— сделок, совершенных недееспособными гражданами, малолетними, не достигшими 14-летнего возраста;

— несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет и ограниченными в дееспособности гражданами

— и гражданином, не способным понимать значение своих действий и руководить ими;

— под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение.

Указанные последствия применяются к ничтожной сделке, которая была совершена с целью, противной основам правопорядка и нравственности, при условии, что ни одна из сторон сделки не действовала умышленно.

Односторонняя реституция сводится к тому, что исполненное по недействительной сделке получает обратно только добросовестная сторона сделки. Недобросовестная сторона переданного по недействительной сделке лишается. То, что недобросовестная сторона передала или должна была передать по недействительной сделке, взыскивается в доход государства, что представляет собой гражданско-правовую санкцию. Такое последствие применяется в случаях:

— заключения сделки под влиянием обмана, насилия, угрозы;

— злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной;

— заключения кабальной сделки.

Если же недобросовестная сторона не успела исполнить сделку, в доход государства передается то, что подлежит исполнению. Таким образом, в отношении недобросовестной стороны применяется санкция конфискационного характера. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается его стоимость в деньгах.

Двусторонней и односторонней реституцией правовые последствия недействительности сделок не исчерпываются, поскольку в ряде случаев закон предусматривает дополнительные имущественные последствия в виде возмещения расходов, стоимости утраченного или поврежденного имущества. В соответствии с п. 1 ст. 171 ГК РФ при недействительности сделки, совершенной гражданином, признанным недееспособным, дееспособная сторона обязана, кроме возврата полученного по такой сделке, возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны. Аналогичные имущественные последствия предусмотрены для дееспособной стороны при совершении сделки с малолетним, несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет, гражданином, ограниченным в дееспособности, а также гражданином, не способным понимать значение своих действий.

При признании недействительности сделок, совершенных под влиянием обмана, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, стечения тяжелых обстоятельств, реальный ущерб возмещается виновной стороной.

Недопущение реституции и обращение всего, что было передано или должно было быть передано по сделке, в доход государства является особым последствием, применяемым к сделке, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК РФ). Проблемам, связанным с недопущением реституции и взысканием полученного по недействительной сделке в доход государства, в отечественной литературе еще не уделялось должного внимания. Недостаточно выяснена природа этих мер, вопросы их эффективности и целесообразности применения к тем или иным составам недействительных сделок. По-видимому, во многом это объясняется тем, что, несмотря на достаточную распространенность в последнее время дел по предъявляемым в арбитражные суды (как правило, налоговыми органами) исков о признании сделок недействительными по основаниям, предусмотренным ст. 169 ГК, в практике судов относительно редки случаи удовлетворения требований о таком признании (равно как и о признании сделок недействительными на основании ст. 179 ГК) и применении в отношении сторон таких сделок мер недопустимости реституции. Тем не менее существование последних в системе российского гражданского законодательства — объективная правовая данность, принимая во внимание которую и в особенности учитывая известные события в судебно-арбитражной практике самого недавнего времени, нельзя исключать применение этих мер судами в дальнейшем, а потому и необходимость их научного осмысления.

Цель недопущения реституции, предусмотренного ст. ст. 169 и 179 ГК, состоит не в защите интересов добросовестного получателя (ибо полученное им по сделке имущество взыскивается в доход государства), а в имущественном наказании другой стороны, действовавшей недобросовестно. Такая направленность нередко приводит к смешению двух близких, тесно связанных друг с другом, но все же различных мер: недопущения реституции и обращения полученного по сделке (или причитавшегося в возмещение полученного) в доход государства (конфискации). По крайней мере применительно к теме недействительности сделок эти термины употребляются в литературе чаще всего как равнозначные.

На основании вышеизложенного, истребуя предоставленное по недействительной сделке имущество или взыскивая соответствующую компенсацию, государство не выступает ни в качестве собственника, виндицирующего свою вещь из чужого незаконного владения, ни в качестве потерпевшего, заявляющего кондикционный иск. Оно реализует в данном случае свое правомочие принудительного изъятия имущества, основание которого предусмотрено законом — ст. ст. 169 и 179 (в совокупности с п. 2 ст. 235) ГК. Такое принудительное изъятие — и именно оно, а не исполнение недействительной сделки — влечет прекращение права собственности бывшего собственника (ст. 235 ГК) и возникновение этого права у государства. Поскольку же при этом принудительное изъятие производится безвозмездно, в виде санкции за совершение правонарушения, оно является конфискацией (подп. 6 п. 2 ст. 235, ст. 243 ГК).

Этой квалификации в целом соответствует господствующее в отечественной цивилистике мнение, согласно которому изъятие полученного по недействительной сделке в доход государства представляет собой штрафную меру гражданской ответственности за совершение и исполнение определенного вида противозаконных сделок, своеобразную гражданско-правовую конфискацию См., напр.: Винавер А. Неосновательное обогащение и ст. 147 Гражданского кодекса // Право и жизнь. 1924. N 1. С. 40 и сл.; Перетерский И. С. Сделки. Договоры. М., 1929. С. 76; Генкин Д. М. Указ. соч. С. 53; он же. Право собственности в СССР. М., 1961. С. 192; Флейшиц Е. А. Указ. соч. С. 22 и сл.; Венедиктов А. В. Гражданско-правовая охрана социалистической собственности в СССР. М. -Л., 1954. С. 246 и сл.; Гавзе Ф. И., Новицкий И. Б. Сделки. Исковая давность: Рецензия // Советское государство и право. 1955. N 1. С. 134; Иоффе О. С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955. С. 15, 73; Райхер В. К. Об особом виде противозаконных сделок // Актуальные вопросы советского гражданского права. М., 1964. С. 66; он же. Конфискационные последствия сделок, противных интересам социалистического государства и общества // Правоведение. 1965. N 1. С. 59 — 67; Шахматов В. П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. Томск, 1967. С. 251 и сл.; Виткявичус П. П. Указ. соч. С. 10; Шамшов А. А. Неосновательное приобретение (сбережение) имущества и нетрудовой доход. Саратов, 1981. С. 9; Гутников О. В. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания. М.: Бератор-Пресс, 2003. С. 247.

Наряду с общими (реституция, недопустимость реституции) применяются и специальные последствия недействительности сделок. Суть специальных последствий состоит в возложении обязанности на одну из сторон возместить другой стороне реальный ущерб, понесенный ею вследствие заключения и исполнения недействительной сделки. Согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ реальный ущерб представляет собой расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, а также утрата или повреждение его имущества.

Возмещение реального ущерба предусмотрено следующими статьями Гражданского кодекса РФ:

— п. 1 ст. 171 (недействительность сделки, совершенной гражданином, признанным недееспособным);

— п. 1 ст. 172 (недействительность сделки, совершенной несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет);

— п. 1 ст. 175 (недействительность сделки, совершенной несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет);

— п. 1 ст. 176 (недействительность сделки, совершенной гражданином, ограниченным судом в дееспособности);

— п. 3 ст. 177 (недействительность сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими);

— п. 2 ст. 178 (недействительность сделки, совершенной под влиянием заблуждения);

— п. 2 ст. 179 (недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств).

Обязанность по возмещению ущерба, причиненного добросовестной потерпевшей стороне, возникает только при наличии вины контрагента. Однако отдельные авторы считают, что сложно отыскать какой-то смысл в ограничении размера убытков реальным ущербом и правильно распространить на указанные случаи действие общего правила о возмещении убытков (ст. 15 ГК РФ) Шестакова Н. Д. Недействительность сделок. СПб., 2001. С. 74.

Законом в целях защиты публичных интересов и существенных интересов участников гражданского оборота могут вводиться ограничения на применение общих правил о последствиях недействительности сделок. Так, в соответствии со ст. 566 ГК общие нормы о последствиях недействительности сделок, предусматривающие возврат или взыскание в натуре полученного по договору с одной стороны или с обеих сторон, применяются к договору продажи предприятия, если такие последствия существенно не нарушают права и охраняемые законом интересы кредиторов, продавца и покупателя, других лиц и не противоречат общественным интересам.

Сроки и размер государственной пошлины. Иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлен в течение трех лет со дня, когда началось ее исполнение (п. 1 ст. 181 ГК) (трехгодичный срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленный Гражданским кодексом РФ срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу Федерального закона от 21. 07. 2005 N 109-ФЗ (Федеральный закон от 21. 07. 2005 N 109-ФЗ). При этом момент исполнения сделки может быть весьма условным и определяется в каждом конкретном случае.

Иск о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлен в течение года со дна прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (п. 2 ст. 181 ГК).

В отношении вопроса размера уплаты государственной пошлины, уплачиваемой при обращении в суд с иском о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности, имеются несколько официальных точек зрения.

Согласно первой точке зрения при обращении в арбитражный суд с соответствующим иском речь идет о соединении в одном исковом заявлении двух требований неимущественного характера, являющихся самостоятельными См., напр.: Постановления ФАС Уральского округа от 9 марта 2006 г. N Ф09−1401/06-С5, ФАС Волго-Вятского округа от 23 октября 2006 г. по делу N А82−2816/2006−2, ФАС Западно-Сибирского округа от 17 августа 2004 г. N Ф04−5630/2004(А03−3796−16), ФАС Северо-Западного округа от 11 марта 2008 г. по делу N А56−20 321/2005, Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17 июля 2007 г. по делу N А60−10 049/2006-С11.

По требованию о признании сделки недействительной размер государственной пошлины установлен пп. 2 п. 1 ст. 333. 21 Налогового кодекса Российской Федерации и составляет для физических лиц 200 руб., для ЮЛ 4000 руб. В отношении требования о применении последствий недействительности сделки размер государственной пошлины установлен пп. 4 п. 1 ст. 333. 21 Налогового кодекса Российской Федерации (подача иных исковых заявлений неимущественного характера) и равен для физических ли 200 руб., для ЮЛ 4000 руб.

Таким образом, размер государственной пошлины по иску о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности составляет 400 руб. и 8000 руб. соответственно.

Сторонники второй точки зрения исходят из того, что иск о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности в силу ст. ст. 167, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации содержит одно (единое) требование Постановления ФАС Уральского округа от 18 марта 2009 г. № Ф09−1331/09-С6, ФАС Западно-Сибирского округа от 28 сентября 2006 г. № Ф04−5048/2006(26 097-А27−16), от 29 ноября 2005 г. № Ф04−8492/2005(17 300-А70−13). Размер государственной пошлины при обращении в арбитражный суд с указанным иском определяется в соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 333. 21 Налогового кодекса Российской Федерации, т. е. равен 4000 руб.

Так, по мнению Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Министерства финансов Российской Федерации, в силу ст. ст. 167, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации признание ничтожной сделки недействительной и применение последствий недействительности (ничтожности) сделки является одним требованием. Таким образом, размер государственной пошлины при подаче в арбитражный суд искового заявления о признании договора недействительным и применении последствий его недействительности определяется в соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 333. 21 Налогового кодекса Российской Федерации Письмо Министерства финансов Российской Федерации от 29 ноября 2007 г. N 03−05−06−03/93.

Согласно третьей точке зрения рассматриваемый иск содержит два требования, одно из которых (требование о признании сделки недействительной) носит неимущественный характер, а другое (требование о применении последствий недействительности сделки) является имущественным требованием, подлежащим оценке Пункт 5 приложения к информационному письму Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31 декабря 1992 г. № С-13/ОП-278, Постановления ФАС Поволжского округа от 11 июля 2008 г. по делу № А55−3279/2008−23, ФАС Западно-Сибирского округа от 13 июля 2006 г. № Ф04−2861/2006(22 579-А27−11), ФАС Северо-Кавказского округа от 23 января 2008 г. № Ф08−8993/07; Карнаух В. Особенности недействительности сделок по законодательству о банкротстве // СПС «КонсультантПлюс»; Павлова И. Ю. Правовые проблемы признания ничтожных сделок недействительными в судебном порядке // СПС «КонсультантПлюс». Соответственно, государственная пошлина по указанному иску уплачивается следующим образом.

По требованию о признании сделки недействительной госпошлина уплачивается на основании пп. 2 п. 1 ст. 333. 21 Налогового кодекса Российской Федерации в размере 4000 руб.

По требованию о применении последствий недействительности сделки госпошлина уплачивается в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 333. 21 Налогового кодекса Российской Федерации как при подаче искового заявления имущественного характера, подлежащего оценке (а это, как правило, очень много т.к. расчет ведется в процентах от стоимости имущества — рыночной, технической или на основании оценщика).

Согласно четвертой точке зрения, высказанной в практике Верховного Суда Российской Федерации применительно к ст. 333. 19 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку иск о признании недействительными договоров, а также спор о применении последствий недействительности сделки связан с правами на имущество, государственную пошлину при подаче такого иска следует исчислять как при подаче искового заявления имущественного характера, подлежащего оценке, в зависимости от цены иска Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2006 г., утвержденный Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2006 г. Таким образом, при предъявлении соответствующих исков в суды общей юрисдикции требование о признании сделки недействительной государственной пошлиной в фиксированном размере 2000 руб. не облагается. Государственная пошлина, уплачиваемая по иску о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности, полностью определяется ценой соответствующего иска.

На сегодняшний день, исходя из моей личной практики, суды общей юрисдикции при рассмотрении иска физического лица о признании сделки недействительной, удовлетворяются оплатой государственной пошлины в размере 200 руб., а арбитражный суд Республики Тыва рассмотрел один мой такой иск при оплаченной государственной пошлине в размере 4000 руб.

Заключение

В новейшей истории гражданского права недействительными сделками, можно сказать, пестрит как государственная, так и особенно частная экономика. Конечно, многие недействительные сделки совершались партнерами в результате слабых навыков правовой работы и неумения заключить нормальный договор, который был бы основан на законе, не противоречил ему и отражал все необходимые для данного вида правоотношений атрибуты: потом это неумение сказывалось, переходило в целую череду невыполнимых обязательств, споров, конфликтов и т. д. Однако большинство недействительных сделок были недействительными в силу того, что они такими планировались еще задолго до их совершения одной или сразу двумя сторонами.

В Гражданском Кодексе Р Ф есть специальная норма: недействительные сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179). Эта норма предусматривает множество способов недействительности сделки в зависимости от недобросовестного умысла на ее соглашение. Однако на самом деле обман, злоупотребление доверием, злонамеренные соглашения или иные злонамеренные цели могут быть источниками и составными частями и других недействительных сделок. Всего, как известно, в главе 9 (параграф 2) Гражданского Кодекса Р Ф упоминается 11 статей, посвященных разновидностям недействительных сделок (ст. ст. 168 — 173; 174 — 179). Не все диспозиции этих статей в своем содержании предусматривают наличие обмана, злокозненности партнеров и пр. Однако жизнь, в том числе судебная практика, показала, что практически в каждой из недействительных сделок могут присутствовать не только незначительные элементы обмана, но все они могут быть использованы одной, другой или вообще не участвующей в сделке стороной (посредником, родственником, государственным чиновником и т. д.) в качестве инструмента в достижении какой — либо иной, не вписывающейся в рамки достигнутого соглашения, чаще всего корыстной, преступной, обманной цели.

К сожалению, вопрос о соотношении обмана и недействительности сделок до настоящего времени в гражданском праве надлежащим образом не проработан. Имеются лишь некоторые научно-исследовательские и научно-практические работы по данному вопросу. Однако такое положение дел нисколько не должно снижать ответственности и бдительности партнеров в текущей договорной работе. Есть ли, нет ли каких-либо предостережений на сей счет, но стороны при заключении любой, даже самой простейшей, сделки должны очень внимательно и серьезно относиться к её подготовке, выработке необходимых условий, подписанию соответствующего договора. Это предостережет их от неприятностей в будущем, от обманов и невыполнения договорных условий партнерами, от затяжных споров и судебных провесов, а затем безуспешного «выбивания» долга от недобросовестного участника сделки. Удастся распознать обман в намерениях партнера — значит на семьдесят, а то и на все сто процентов удастся предотвратить недействительную сделку.

Список использованной литературы и нормативно-правовых актов

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой