Принудительные меры медицинского характера

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Действующий сегодня УПК РФ содержит в себе нормы, не имеющие единообразного толкования. Об этом указывается и в современной юридической литературе. Как следствие, принимаемые на их основе при рассмотрении конкретных уголовных дел решения являются порой диаметрально противоположными. Следует признать, что подобная сложившаяся в современном российском законодательстве практика не вполне отвечает целям построения в РФ правового государства. Внимание юридической общественности следует обратить в частности, на проблемы, возникающие при применении принудительных мер медицинского характера.

Только с помощью гласного обсуждения указанных особенностей, возможно, удастся выработать определенные рекомендации для отечественного законодателя по совершенствованию неоднозначно воспринимаемых вопросов российского законодательства. Сегодня должностные лица, занимающиеся по роду своей профессиональной деятельности применением норм права, иногда попадают в весьма сложную ситуацию, выход из которой далеко не всегда оказывается в реальности возможным в рамках правового поля.

Проблемы применения принудительных мер медицинского характера

В качестве весьма неоднозначно воспринимаемого прецедента можно указать на ситуацию, сложившуюся после вынесения Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 22 сентября 2008 года кассационного определения № 87-о08−12 по кассационному представлению государственного обвинителя Зотовой С. М. на постановление Костромского областного суда от 28 июля 2008 года. Данным постановлением Костромского областного суда Яловега Филипп Юрьевич, родившийся 21 июня 1974 года, освобожден от наказания за совершение запрещенных уголовным законом деяний, предусмотренных п.п. «а», «к» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 158 УК РФ. К нему применена судом принудительная мера медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа.

В кассационном представлении государственный обвинитель Зотова С. М. просил отменить постановление суда и направить уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд. В качестве основания для этого указано, что суд в резолютивной части постановления не указал, что принудительные меры медицинского характера назначаются Яловеге до выхода его из болезненного состояния с последующим направлением на экспертизу для решения диагностических и экспертных вопросов. Государственный обвинитель считал, что данное нарушение является существенным, поскольку препятствует в дальнейшем после выхода Яловеги из болезненного состояния возобновлению производства по уголовному делу. Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Р Ф нашла представление обоснованным и подлежащим удовлетворению.

Согласно части 2 статьи 434 УПК РФ, при производстве предварительного следствия по уголовному делу о применении принудительных мер медицинского характера подлежит доказыванию наличие у лица психических расстройств в прошлом, степень и характер психического заболевания в момент совершения деяния, запрещенного уголовным законом, или во время производства по уголовному делу.

В случае выявления у лица психического расстройства, связанного с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда, следователь, в соответствии с ч. 1 ст. 439 УПК РФ, выносит постановление о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера.

Из материалов анализируемого уголовного дела следует, что в процессе предварительного следствия у Яловеги установлено временное психическое расстройство, препятствующее определению его психического состояния в момент совершения общественно-опасного деяния. В связи с этим суд обоснованно, в соответствии с требованиями закона, вынес постановление о применении в отношении Яловеги принудительных мер медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Вместе с тем, по мнению судей судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Р Ф, как правильно указано в представлении, суд в резолютивной части постановления не указал, что принудительные меры медицинского характера назначаются Яловеге до выхода его из болезненного состояния с последующим направлением на экспертизу для решения диагностических и экспертных вопросов.

Поскольку данное обстоятельство препятствует в дальнейшем после выхода Яловеги из болезненного состояния возобновлению производства по уголовному делу, постановление судьи нельзя признать законным и обоснованным.

В связи с этим постановление судьи было отменено, а дело — направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

В результате поиска в источниках из числа юридической литературы было установлено, что право осуществлять законотворческую функцию (и то с соответствующими оговорками) возможно за Конституционным Судом Р Ф. С подобным мнением можно соглашаться или нет, но оно существует. Каких-либо мнений авторов о возможности непосредственной законотворческой деятельности судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Р Ф, несмотря на значительные предпринятые к тому автором усилия, обнаружено не было. В рассматриваемом случае фактически был создан прецедент, по определению не в полной мере соответствующий современному уровню развития отечественного законодательства.

В соответствии с указанным выше решением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Р Ф, при вынесении постановления о применении принудительных мер медицинского характера судья, рассматривающий такое уголовное дело в 1-й инстанции будет обязан указывать в своем постановлении срок действия его — до выздоровления. При этом остается невыясненным, будут ли при таких условиях продолжать действовать нормы права о необходимости повторных определений состояния психического здоровья лиц, в отношении которых были применены принудительные меры медицинского характера.

Формально ни в УК РФ, ни в УПК РФ никаких изменений (дополнений) об этом не только за последнее время, но и вообще — не было внесено. Как показывают результаты произведенных автором исследований, по состоянию на сегодняшний день не имеется каких-либо законопроектов по данной проблематике, внесенных в Государственную Думу. Интервьюирование специалистов-юристов об отношении к указанному решению судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Р Ф единодушия во мнениях не выявило.

Значительная часть респондентов определяют этот прецедент в качестве некоей судебной ошибки. Меньшая часть опрошенных специалистов-юристов считают, что подобным образом произошло изменение непосредственной правоприменительной практики без издания о том законодательного акта. В любом случае многие специалисты полагают необходимым проведение дальнейших, более углубленных, исследований указанной проблематики.

Недостатки правовой регламентации принудительных мер

принудительный медицинский следователь правовой

В статье 102 ч. 1 УК РФ указывается, что продление, изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера осуществляется судом по представлению администрации учреждения, осуществляющего принудительное лечение, на основании заключения комиссии врачей-психиатров.

Часть 2 статьи 102 УК РФ устанавливает, что лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в шесть месяцев для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении применения или об изменении такой меры.

Освидетельствование такого лица проводится по инициативе лечащего врача, если в процессе лечения он пришел к выводу о необходимости изменения принудительной меры медицинского характера либо прекращения ее применения, а также по ходатайству самого лица, его законного представителя и (или) близкого родственника. Ходатайство подается через администрацию учреждения, осуществляющего принудительное лечение, вне зависимости от времени последнего освидетельствования.

При отсутствии оснований для прекращения применения или изменения принудительной меры медицинского характера администрация учреждения, осуществляющего принудительное лечение, представляет в суд заключениедля продления принудительного лечения. Первое продление принудительного лечения может быть произведено по истечении шести месяцев с момента начала лечения, в последующем продление принудительного лечения производится ежегодно.

Согласно части 3 статьи 102 УК РФ изменение или прекращение применения принудительной меры медицинского характера осуществляется судом в случае такого изменения психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной меры либо возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера.

В случае прекращения применения принудительного лечения в психиатрическом стационаре суд может передать необходимые материалы в отношении лица, находившегося на принудительном лечении, органам здравоохранения для решения вопроса о его лечении или направлении в психоневрологическое учреждение социального обеспечения (в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о здравоохранении). Об этом говорится в части 4 статьи 102 УК РФ.

Подробно вопрос о применении, изменении и отмене принудительных мер медицинского характера проанализирован в статьях 433 — 446 УПК РФ. Но и в данных статьях действующего законодательства нет указания на необходимость суду, при вынесении постановления о применении принудительных мер медицинского характера устанавливать конкретный срок применения таких мер. В любом случае по истечению определенного, установленного в законодательстве РФ, четко фиксированного срока после начала применения по отношению к лицу принудительных мер медицинского характера, как предполагается, должно производиться повторное определение состояния его психического здоровья.

В принципе, от того, что именно и как конкретно сформулирует суд в своем постановлении о применении в отношении конкретного лица принудительных мер медицинского характера, никак не может повлиять на механизм дальнейшей реализации прав такого лица. Изложенное может быть подтверждено и мнением Рожковой Ю. В., считающей, что состояние здоровья не может служить основанием для какой бы то ни было дискриминации, а ограничения прав психически больных лиц должны быть обоснованными.

Фактически, в анализируемом выше случае можно ставить вопрос о степени соответствия сложившейся по уголовному делу ситуации содержанию части 1 статьи 47 Конституции Р Ф, устанавливающей, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Если первоначально вынесенное судьей Костромского областного суда постановление о применении принудительных мер медицинского характера было вынесено законно и обоснованно, и не имелось никаких оснований для его отмены кассационной инстанцией, то можно сделать вывод о том, что это и был судья, к подсудности которого рассмотрение данного дела было отнесено законом. Следовательно, вынесение решения по данному делу иным судьей будет находиться в противоречии с требованием части 1 статьи 47 Конституции Российской Федерации.

Применительно к подвергнутому анализу случаю из российской правоприменительной практики следует вспомнить слова Генерального директора Всемирной Организации Здравоохранения Чон Вук Ли, который сказал: «Мы видим все еще слишком много случаев нарушения прав человека лиц, страдающих от психических заболеваний. В то же время, слишком часто программы как в области здравоохранения, так и в области прав человека, не уделяют должного внимания этим проблемам и, в результате, они остаются вообще незамеченными».

По мнению доктора Чон Вук Ли, Генеральный директор ВОЗ, у нас есть варианты решений, которые позволят преломить ситуацию, как в богатых, так и в бедных странах. Чон Вук Ли призывает страны, международные организации, академическое сообщество, систему здравоохранения, юридическую систему и всех, кто имеет к этому вопросу какое-либо отношение, обратить пристальное внимание на условия жизни и лечения лиц, страдающих от психических заболеваний, и принять меры по соблюдению и защите их прав.

Опыт мирового сообщества в решении проблем

Анализируя исследуемую проблематику, следует указать, что мировое сообщество сочло необходимым принять специальный документ, который отражал бы основные идеи гуманного отношения к лицам, страдающим психическими расстройствами. Таким документом стали принятые Генеральной ассамблеей ООН 17 декабря 1991 года «Принципы защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи». В названном документе на основе принципа запрета дискриминации зафиксированы права и свободы лиц, страдающих психическими расстройствами.

Любое психически больное лицо имеет право на осуществление всех гражданских, политических, экономических, социальных и культурных прав, признанных во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, Международном пакте о гражданских и политических правах и в других соответствующих документах (в частности, в Декларации о правах инвалидов).

Ограничения прав, указанных в данном документе, допускаются лишь на основании закона в целях защиты здоровья и безопасности заинтересованного лица или других лиц, для охраны общественной безопасности, порядка, здоровья или морали либо основных прав и свобод других лиц. Для наглядной иллюстрации складывающегося положения граждан, к которым применены принудительные меры медицинского характера российскими судебными органами, кратко проанализируем механизм принятия подобного решения в Великобритании, а также в Уэльсе.

В Великобритании, а также в Уэльсе вопросам госпитализации пациентов в рамках уголовной процедуры посвящена часть 3 «Акта о психическом здоровье» (Mental Health Act) 1983 года. В соответствии с данным Актом уголовные суды (суд Короны, магистраты) выдают санкцию на направление в стационар, если лицо осуждено за преступления, вплоть до неумышленного убийства и страдает психическим заболеванием и, принимая во внимание все обстоятельства дела, предполагается, что направление в стационар является наиболее подходящим средством. Освобождение в Великобритании, а также в Уэльсе из стационара (которое необязательно означает освобождение от уголовного наказания в последующем) возможно по решению лечащего врача, руководителей психиатрического учреждения; Трибунала по вопросам психического здоровья.

Не свойственный российскому законодательству Трибунал по вопросам психического здоровья (Mental Health Review Tribunal) является в Великобритании, а также в Уэльсе независимым судебным органом, который рассматривает дела о госпитализации лиц, помещенных в психиатрические учреждения в соответствии с «Актом о психическом здоровье», и вопросы освобождения из психиатрических учреждений. В регионах Великобритании, а также в Уэльсе организуется необходимое количество составов Трибунала. Для рассмотрения каждого дела в состав Трибунала входит три человека. Члены Трибунала назначаются Лордом-Канцлером. В состав трибунала входят: юрист, психиатр и заседатель (не являющийся специалистом в юриспруденции или психиатрии). Член Трибунала, являющийся специалистом в юриспруденции, председательствует на заседаниях и ответственен за правовое обоснование решения Трибунала. Член Трибунала, являющиеся специалистом в сфере психиатрии, ответственен за консультирование других членов трибунала по вопросам медицины и психиатрии, а заседатель — обеспечивает баланс между этими специалистами.

Заключение

Опыт, подтвержденный положительными результатами многолетней практики в Великобритании, а также в Уэльсе, при условии надлежащего осознания и должной трансформации, вполне может быть применен на территории Российской Федерации. Безусловно, для подобного внесения весьма существенных корректив (изменений, дополнений) в действующее национальное законодательство, имеется потребность в значительной по своему объему законопроектной деятельности. Разработка и предложение на суд российской общественности проектов законодательного акта соответствующей направленности может быть целью дальнейшей научной деятельности по исследуемой проблематике. При разработке данного проекта закона, несомненно, должны быть в необходимой степени учтены все национальные особенности и приоритеты Российской Федерации.

Список литературы

1. Савченко А. Н. Заключение под стражу лиц, страдающих психическими заболеваниями или осужденных к лишению свободы. // Уголовный процесс. 2009. № 11.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации. М.: ЗАО «ГроссМедиа Ферлаг», 2008.

3. Рожкова Ю. В. Психиатрическая помощь в системе социальной защиты лиц, страдающих психическим расстройствами. Автореф. дисс … канд. юрид. наук. Омск: ОГУ, 2006.

4. Конституция Российской Федерации. М.: ЗАО «ГроссМедиа Ферлаг», 2008.

5. А. Деменева. Обзор практики по защите прав пациентов психиатрических учреждений в Англии и Уэльсе (по итогам стажировки в рамках программы John Smith Fellowship Programme). http: //sutyajnik. ru/documents/1211. html.

6. Дураев Т. А. Свобода передвижения в доктрине Конституционного Суда Российской Федерации. Автореф. дис… к.ю.н. Саратов: ГОУВПО «СГАП», 2007.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой