Переход Молдавии от Средневековья к Новому времени

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат

Переход Молдавии от Средневековья к Новому времени

1. Социально-экономическое развитие

Под влиянием внешнеполитического фактора -- русско-турецких войн второй половины XVIII-начала XIX в., -- османский гнет начал ослабевать, что создало условия для выхода страны из состояния экономического упадка. Период позднего феодализма, начавшийся в Молдавском государстве, характеризовался важными экономическими сдвигами во многих областях хозяйства.

В последней трети XVIII- начале XIX в. после определенного демографического спада происходит значительный рост численности населения

— примерно на 18%, хотя территория Молдавского государства сократилась вследствие захвата Буковины Австрией. К 1803 г. на землях Молдавии проживало более 700 тыс. человек. В Бессарабии к этому времени насчитывалось около 150 тыс. человек, а к 1812 г. на ее территории засвидетельствованы 55 тыс. семейств, т. е. примерно 250−275 тыс. человек.

Рост численности населения произошел как за счет более высокого естественного прироста, так и в связи с усилением миграционного потока сербов и болгар из-за Дуная, молдаван и украинцев с Буковины и из других областей. Переселенцы получали от господарей податные льготы и оседали в пределах страны. В Кишиневе в начале XIX в. получили льготы 486 семей сербов. В 1811 г. в болгарских колониях Валахии и Молдавии проживало свыше 14 тыс. задунайских переселенцев, а в бессарабском крае их насчитывалось 2624 семьи.

Демографический процесс явился одним из факторов, определивших прогресс в производительных силах страны. Преодоление экономического упадка происходит во всех отраслях сельского хозяйства, в традиционной животноводческо-земледельческой структуре которого повышается удельный вес земледелия. Во второй половине XVIII в. потребности Порты в земле постоянно росли. В связи с этим молдавскими господарями издавались распоряжения, требовавшие увеличения посевных площадей в стране. В 1810 г. площадь зерновых культур занимала немногим более 5% площадей уездов, причем меньшая ее часть приходилась на горные уезды, большая -- на лесостепные. По оценке бояр, в 1783 г. общий объем сбора зерна составлял 110тыс. тонн, ав 1810 г. -- уже 223 тыс. тонн, или по 332 кг зерна на душу населения. Однако хлеба в стране не хватало, так как значительную часть урожая отбирала Турция, а с учетом зерна для посева норма потребления на душу населения составляла 20 пудов.

Анализ структуры посевных площадей зерновых культур страны за 1810 г. указывает на преобладание посевов кукурузы (более чем на 20,5 тыс. десятин) над посевами всех остальных зерновых культур. Сказывался тот факт, что кукуруза употреблялась населением в пищу и шла на откорм скота и что Порта не требовала ее в качестве обязательной поставки. В основной отрасли сельского хозяйства страны -- живодновод- стве -- заметно растет поголовье скота. В середине XVIII в. в условиях упадка экономики в княжестве насчитывалось около 400 тыс. голов крупного рогатого скота, в 1785 г. -- уже примерно 800 тыс. Сюда входил рабочий и продуктивный скот, а также молодняк. В 1769 г. налогом с овец -- гоштиной -- было обложено 888 тыс. овец, а в 1812 г. их число достигает 2,7 млн. голов.

В связи с увеличением экспорта вина и сушеных фруктов, особенно в Россию, расширяются площади под садами и виноградниками, развивается виноградарство. В 1763 г. в стране было обложено налогом 1,3 млн. ведер вина (1 ведро = 15 л), а в 1807 г. -- уже около 2,5 млн. ведер. При этом льготы господствующего класса равнялись 150 тыс. не обложенных налогом ведер.

Ослабление экономической зависимости княжества от Османской империи после русско-турецких войн второй половины XVIII в. создало благоприятные условия для расширения внутреннего рынка, усиления экономических связей между городом и деревней. Растет количество городов. Если в 1774 г. здесь насчитывалось 32 города, то по переписи 1803 г. -- уже 41 город и местечко, в том числе города Бельцы, Бричаны, Фалешты, Влэдены, Теленешты, Леово, Херца, Тузора, Фэлтичены. Большинство местечек и городов возникло на севере страны, что объясняется ростом торговых отношений с Россией и Польшей. Оживилась экономика городов, связанных с европейской торговлей (Яссы, Ботошаны), и центров, расположенных на важнейших путях внутренней торговли (Одо- бешты, Кишинев, Оргеев, Сороки).

Численность населения городов росла, но неравномерно. В конце XVII в. городские жители Молдавии составляли лишь 9% ее населения. Удельный вес ремесленников в составе городов был незначительным, большая часть их проживала в селах, на монастырских и боярских землях. В 1774 г. в 21 городе имелось около 1,5 тыс. ремесленников 122 профессий, что составляло 27% всех ремесленников государства и 63% всех специальностей. В Молдавии отсутствовала специализация городов в производстве тех или иных товаров, однако преобладали ремесла, связанные с переработкой скотоводческого сырья. В центрах с относительно развитыми ремеслами были распространены цеховые формы объединения представителей одной или нескольких профессий для лучшей организации изготовления и сбыта продукции. Так, в начале XIX в.

в Кишиневе были учреждены цехи сапожников, шубников, портняжный, столярный, плотницкий и др. Однако отделение города от деревни не приняло ярко выраженного характера. В городах были развиты различные промыслы -- рыболовство, пчеловодство, добыча соли и др., которые вовлекали горожан в товарно-денежные отношения. Жители Орге- ева занимались вывариванием селитры, в Сороках получали в большом количестве мел с днестровских берегов, оргеевцы добывали известняк. К началу XIX в. население только двух городов -- Ясс и Ботошан -- занималось преимущественно ремеслом и торговлей, экономика остальных определялась выраженными аграрными чертами.

В ватре и хотаре города получили развитие наиболее товарные отрасли сельского хозяйства -- виноградарство и скотоводство. Успешная реализация вина, винограда, скота и продуктов скотоводства на внутреннем и внешнем рынках позволяла горожанам платить пошлины и налоги. В свою очередь, сохранение сельскохозяйственных угодий в руках горожан тормозило дальнейшее развитие промышленности и сосредоточение капитала в руках ремесленников.

На протяжении XVIII в. господари продолжали жаловать городские земли светским и духовным феодалам, стремясь заручиться их поддержкой для избрания на очередной срок. К началу XIX в. удельный вес господарских городов составлял лишь 17%. Владельцы взимали с горожан помимо государственных ряд частновладельческих повинностей. Если боярину жаловались и хотар, и ватра, то жители отрабатывали дневную барщину. Купцы, желавшие продавать свои товары на рынках городов, должны были платить за въезд в город, городской мостовой сбор, весовой сбор, налог с оборота и др. Только чтобы продать бочку вина, купцу надо было уплатить 12 всевозможных пошлин и налогов, которые поднимали цену вина до 50%. В привилегированном положении находились иностранные купцы: они освобождались от посемейного, подворного и других налогов и платили только 3% пошлины.

Большая часть ростовщических операций в княжестве проводилась также не местными, а иностранными ростовщиками, в руках которых сосредоточились огромные суммы денег.

Города Молдавии стали центрами торгового обмена, здесь на ежедневных и еженедельных торгах и ярмарках складывался весь молдавский рынок. В конце XVIII в. большие ярмарки собирались в Кишиневе, Атаках, Бельцах, Яссах, Хотине, они втягивали княжество в орбиту международной торговли со странами Центральной Европы, Россией и Польшей. Основным предметом вывоза из Молдавии было сырье -- вино, мед, воск, соль, шерсть, невыделанная кожа. После заключения в 1783 г. русско-турецкого договора, установившего трехпроцентную пошлину для русских купцов, интенсивное развитие получили торговые отношения между двумя государствами. В Россию отправлялись главным образом вино и фрукты, орехи, соль, восточные товары.

Возможности экспорта у Молдавского княжества были ограничены из-за выкачивания материальных средств страны Портой. Неравноправные договоры, заключенные Турцией с европейскими державами, сокращали емкость внутреннего молдавского рынка и открывали его для развитых в промышленном отношении стран. Происходила многоступенчатая утечка капитала из княжества.

На рубеже XVIII—XIX вв. в городах уже существовали предпосылки для возникновения элементов капиталистических отношений, но развивались они слабо. Мануфактуры, составляющие первоначальную форму капиталистического способа производства, действовали преимущественно в сельской местности.

Предприятия мануфактурного типа встречались лишь в некоторых городах. Например, в Галаце действовала судоверфь, на которой строились транспортные и военные корабли для нужд Порты, в Яссах -- типография митрополита. На всех мануфактурных предприятиях работало приблизительно 1000 человек, из которых 80% было занято на дунайских верфях и соляных копях. Квалифицированную рабочую силу составляли иностранные наемные рабочие. Обслуживались мануфактуры приписанными к ним крестьянами, работавшими взамен уплаты податей.

Высокий удельный вес централизованной формы феодальной эксплуатации являлся существенной преградой в превращении свободных рук в товар. Вся заработная плата наемного рабочего уходила на выплату государственных налогов. Накоплению капитала препятствовала и существовавшая система раскладки повинностей при круговой поруке и по доходу каждой семьи, кроме налогов с производства и торгового оборота. Гарантии на прибыль от вложенного капитала и на сохранность самого капитала под прессом оттоманского гнета отсутствовали. Консервировался феодальный строй, а процесс первоначального накопления находился в Молдавском княжестве в стадии зарождения.

Социальные отношения Новый статус Молдавского княжества, провозглашенный Кючук-Кайнарджийским договором и расширенный в последующих трактатах и соглашениях, предусматривал сокращение объемов дани Порте до размеров, не обременительных для страны. Турецкие чиновники потеряли право вмешиваться во внутренние дела княжества. Сбор денежной подати возлагался теперь на господаря, а Порта обязывалась не требовать с жителей каких- либо других поборов и повинностей и платить по рыночной цене за продовольствие, покупаемое в Молдавии. Однако Турция не соблюдала принятых ею обязательств. Уже в 1783 г. Порта затребовала помимо указанной подати сумму, более чем в 5 раз ее превышавшую.

В конце XVIII в. весь прибавочный продукт Молдавии распределялся примерно следующим образом: Портой присваивалось до 50%, господарю и казне уходило до 20%, боярам и церкви -- до 30%. Система экономического гнета не ограничивалась только повинностями, налагавшимися на княжество Портой. Другой ее стороной была грабительская политика господарей и верхушки правящего феодального класса Молдавского княжества.

В конце XVIII в. в Молдавии крестьянский двор платил в среднем государственные подати на сумму в 75−100 леев (9−13 золотых), в то время как средняя величина стоимости владельческих повинностей равнялась 14−18 леям. Кроме податного налога -- бира -- население платило прямые налоги со скота, а также косвенные налоги (с оборота, на соль и др.).

Воспользовавшись снижением требований Порты, молдавское боярство старалось укрепить свои экономические позиции путем усиления частно-феодального гнета крестьян. Вотчинники попытались резко увеличить объем отработочной ренты с 12 до 36 барщинных дней в году. Господарь Григорий Гика в уложении от 30 сентября 1777 г. к 12 урочным дням добавил лишь 2 дня для работы, необходимых владельцу. Требования бояр не были удовлетворены, так как рост барщины снизил бы 'платежеспособность крестьян как налогоплательщиков.

Частновладельческая эксплуатация увеличивалась за счет роста натуральных рент, взимания оброка. Так, если прежде оброк со скота покрывался отработочными повинностями, то теперь за использование леса для пастьбы скота с крестьян стали взимать десятину -- дижму. Более того, землевладельцы отделяли часть земель из общего пользования крестьянской общины и сдавали их в аренду крестьянам за плату, которая определялась рыночной ценой. Отдельные вотчинники, не увеличивая повинностей крестьян, стали применять сезонный и постоянный наемный труд, развивать промыслы с предпринимательским уклоном, открывать отдельные мануфактуры. Таким образом, в условиях позднего феодализма рост удельного веса сеньоральных форм эксплуатации крестьян начинает переплетаться с элементами зарождающихся буржуазных отношений.

После реформ середины XVIII в. крестьяне стали подразделяться на категории не по степени зависимости от владельцев вотчин, а по их зависимости от феодального государства. Непривилегированная часть населения села и города входила в состав бирников, которых в селах называли царанами. Увеличение крупного феодального землевладения в результате отчуждения земель под видом дарений вызвало сокращение мелкого резешского (царане, жившие на своей земле в долевых селах) землевладения. В 1785 г. господарь А. Маврокордат вынужден был закозаконодательно запретить систему «дарения» резешских земель.

Основным сословием господствующего класса являлось боярство, состоявшее из более чем 300 семейств. Все бояре, занимавшие должности от великого до третьего логофета, освобождались от подушного налога, и каждый боярин стал получать отчисление из суммы государственных налогов. Потомки бояр третьего ранга -- мазилы -- и потомки церковнослужителей, не получившие церковного сана, вносили в казну стабильный подворный налог, но пользовались льготами при уплате податей с имущества. Значительная часть военно-служилого сословия (служиторы, калараши, доробаны и др.) была причислена к тягловому населению, а остальная передана в распоряжение государственного аппарата и взамен податных льгот выполняла полицейские функции.

Централизованная система эксплуатации нивелировала экономическое положение различных групп и создавала трудности, которые вставали на пути зарождения и развития новых отношений.

Особенности социально-экономического и развития Молдавского княжества определили формы классовой борьбы населения. Гнет Оттоманской Порты, непомерные налоги и частнофеодальная эксплуатация обусловили активные выступления народных масс.

Распространенной формой классовой борьбы в этот период был отказ от уплаты податей и несения других повинностей. В декабре 1794 г. проходили волнения в Кишиневском уезде, в мае 1795 г. -- в Оргеевском уезде и Яссах. Поток жалоб господарю и в диван с выражением недовольства поборами никогда не прекращался. В августе 1795 г. в Яссы прибыли 100 выборных человек из Оргеевского, Сорокского и Ясского уездов с требованиями к господарю. Нужды народа были выражены в прокламации, разбросанной по улицам города на молдавском, греческом и турецком языках еще в мае того же года: «…господарь хочет кровью бедных обогатить родню свою… и множество других людей, коих он у себя имеет… разорил отечество наше, ограбил нас, похитил хлеб наш, а не заплатил за оный ни одной пары… молдаване… требуют денег за пшеницу, мед, масла и все другое, что он с нас силою взял… мы требуем деньги и имеем способ для требования оных…». Выборные однодворцы Оргеевского уезда также требовали оплаты за 24 тыс. кг пшеницы и проса, «а иначе сами к нему приступят». От угроз дело доходило до открытых выступлений. В 1795 г. жители нескольких сел Гречанского уезда прогнали сборщиков господарской десятины и оказали сопротивление присланной карательной команде.

Активно боролось за свои права и городское население. Злоупотребления владельца г. Бырлад привели к тяжбе горожан. Они представили

А. Маврокордату грамоту Стефана Великого, в которой город объявлялся собственностью господаря, что и было подтверждено. Эффективной формой борьбы горожан против жалований угодий владельцам являлось самовольное использование земель хотара. Например, жители Ботошан в 1776 г. построили себе дома на землях, жалованных монастырю св. Николая из Попоуц, и отказались платить налоги.

Широкий размах получило гайдуцкое движение, особенно славилось имя бесстрашного Бужора. В 1794 г. в районе Оргеева и Кишинева, неподалеку от Днестра появились 100 вооруженных гайдуков, среди которых были и лица, служившие ранее в составе русских войск. Действия их носили ярко выраженную антифеодальную направленность. В 1795 г. гайдуцкий отряд из двадцати человек напал на дом молдавского боярина Василия Муту в с. Пригурены, вблизи Ясс. Отступая в лес под натиском отряда полиции, гайдуки сказали, что они «…только малые воры, а они, бояре, большие, и обещали таким же образом поступить и с другими, кои им в руки попадутся».

Господарь М. Суцу, укрепляя карательный аппарат, вынужден был в 1795 г. указом установить ответственность местной администрации за поимку гайдуков.

Турецко-фанариотский гнет обусловил и такую форму антифеодальной борьбы, как массовое бегство населения в другие уезды и за пределы княжества. В декабре 1794 г. молдавские крестьяне Путнянского уезда бежали в пределы Валашского княжества. Документы сообщают, что в апреле 1796 г. «из Нямценского, Сучавского и Ясского уездов жители начинают разбегаться по Молдавии, где могут сыскать себе пропитание…». Особенно усилилось движение за переселение в пределы России. В течение 1795 г. наблюдалось массовое бегство туда жителей Бендерского, Сорокского и других уездов. Только из Сорокского уезда на российскую сторону через Днестр перешло «до 300 возов семей».

Солдаты-молдаване из числа переселившихся служили в арнаутских частях русской армии. В период войн с Турцией русское командование объявляло о наборе добровольцев (волонтеров), которые сражались с оружием в руках в русской армии или в самостоятельных отрядах под контролем русского командования. Объединения волонтеров были довольно многочисленными. Например, в отряде майора Минотова сражалось около тысячи человек, а в волонтерской команде подполковника Никорицэ, награжденной за взятие Измаила, -- около 400, в отряде у Андронаки Руди, действовавшем в районе Бричан, было 50 человек. За годы войны 1768−1774 гг. по всей Молдавии в среднем каждые десять дворов посылали на помощь русской армии по одному добровольцу. Волонтеры активно действовали и в период русско-турецкой войны 1787−1791 гг. Семьи волонтеров по распоряжению русского главнокомандующего получали освобождение от земских налогов и повинностей, что подтверждалось специальными документами.

Молдавские бояре препятствовали уходу крестьян и горожан в волонтеры, так как последние прекращали выполнять повинности, а иногда обращали оружие не только против турок, но и против местных угнетателей. В связи с этим русское командование стало регулировать состав добровольцев, в число которых принимались конники, вооруженные за свой счет.

Крестьяне, считая себя волонтерами, отказывались платить барщину и оброк. В 1774 г. волонтерское движение в 48 селах Сорокского и в Лапушнянско-Оргеевском уездах: переросло в открытое крестьянское восстание. После неудачных попыток усмирить крестьян при помощи священников в район восстания были посланы войска.

Классовая и освободительная борьба трудящихся масс Молдавии находила поддержку и сочувствие со стороны русских и украинских крестьян. Русские солдаты вступали в отряды гайдуков. Например, среди молдаван такого отряда в Хотинском уезде было восемь бывших русских солдат. Продолжались связи молдавских гайдуков с западноукраинскими народными мстителями -- опришками. Молдавские крестьяне, спасавшиеся от поборов, укрывались украинцами, а жители Молдавии освобождали беглых русских крестьян, как, например, в с. Чинишеуцы Оргеевского уезда и др.

молдавия миграционный производственный экономический

2. Международные отношения Молдавского княжества в конце XVIII- начале XIX в.

Русско-турецкая война 1768−1774 гг. существенно изменила внешнеполитическую в 1774—1787 гг. обстановку в Юго-Восточной Европе, в том числе положение Молдавского княжества. Условия Кючук-Кайнарджийского мирного договора закрепляли и расширяли внутриполитическую автономию княжества, предусматривали для него облегчения и льготы, признавали за Россией права покровительства христианским подданным султана. Порта затягивала его ратификацию и старалась добиться пересмотра ряда его условий, в первую очередь относительно Молдавии и Мунтении. Ее поддерживали западные страны, обеспокоенные ростом влияния России в упомянутых княжествах. Столкнувшись, однако, с решительной позицией русской дипломатии, Порта в январе 1775 г. ратифицировала названный договор.

В конце 1774 г. Австрия, пользуясь благоприятными обстоятельствами, оккупировала северные цинуты Молдавского княжества.

Согласно австро-турецкой конвенции от 7 мая 1775 г. около 68 тыс. жителей Буковины попали под власть Габсбургов.

Следствием Кючук-Кайнарджийского договора явилось усиление национально-освободительных стремлений молдавского народа.

Власти княжества обращались к Петербургу с ходатайствами, в которых просили поддержки в претворении в жизнь обязательств Порты по Кю-чук-Кайнарджийскому договору и дальнейшему расширению внутренней автономии. Воспользовавшись нарушениями Портой взятых на себя обязательств, Россия подняла вопрос о положении княжества. Объявленная частью Кючук-Кайнарджийского договора Айналы-Кавакская конвенция (март 1779 г.) подтвердила юридическую силу уступок Порты в пользу Молдавии, перечислила ее обязательства в отношении княжества. В ней конкретизировались статьи, облегчавшие положение Молдавии, включая и вопрос о возвращении последней 15 сел, присоединенных к райям.

Важным инструментом для усиления контроля за осуществлением политики покровительства в княжествах и влияния в Юго-Восточной Европе явилось учреждение российского консульства, открытие которого предусматривалось Кючук-Кайнарджийским договором. В декабре 1779 г. было учреждено российское генеральное консульство в Молдавии, Мунтении и Бессарабии с резиденцией в Бухаресте, которое из-за противодействия Стамбула и ряда западных держав было открыто лишь в 1782 г. Стремясь нейтрализовать действия русского консула, Порта согласилась открыть также австрийское (1783 г.) и прусское (1786 г.) консульства. Учреждение иностранных консульств способствовало возрождению тенденции к некоторой самостоятельности во внешней политике Молдавского княжества.

В начале 80-х гг. в русских дипломатических кругах появился так называемый греческий проект, в котором были очерчены возможные действия России в случае разрушения Османской империи и раздела ее владений. Предусматривалось объединение Молдавии с Мунтенией и Бессарабией (южной частью Днестровско-Прутского междуречья) в независимую область, которая под управлением наследственного государя господствующей здесь христианской веры составляла бы буферное государство между тремя империями.

После присоединения Крыма (1783 г.) переговоры о Молдавии протекали в обстановке напряженных отношений между Петербургом и Стамбулом. В соответствии с соглашением от 28 декабря 1783 г. Порта обязалась точно выполнять условия Кючук-Кайнарджийского договора и Айналы-Кавакской конвенции, касавшиеся Молдавии. Позднее был уточнен статус княжества: порядок назначения и смещения господарей, фиксирование и размер дани и порядок ее взимания, привлечение местных бояр к управлению княжеством и др.

Подписание договора и соглашения способствовало временному ослаблению фискального гнета Порты и ее власти, укреплению автономии княжества, росту освободительного движения. Расширение русско-молдавских политических связей, рост влияния России в княжестве усилили реваншистские устремления правящих кругов Османской империи.

Стремясь возвратить потерянные территории и позиции, Порта, поддержанная Англией и Пруссией, сместила господаря Молдавии Алексадра II Маврокордата, а в июне 1787 г. потребовала прекращения покровительства Россией Молдавии и Мунтении, отзыва русских консулов и других уступок. В августе 1787 г. султан объявил России войну. Петербург не был готов к войне и стремился решить конфликт мирным путем на основе признания Портой Кючук-Кайнарджийского договора и последующих соглашений, отвергнутых Стамбулом.

План и цели войны, одобренные русским правительством в ноябре 1787 г., предусматривали в союзе с Австрией завоевание земель между Бугом и Днестром, установление русской границы по р. Днестр с включением Аккермана, а турецкой -- по Дунаю, объединение Молдавии, Мунтении и Бессарабии в независимую область, на которую будет распространяться русское влияние.

На территории Молдавии война началась вводом австрийских войск и осадой Хотина. Турецкие войска, направленные в Хотин и Бендеры, бесчинствовали, грабили, убивали. Вооруженные отряды местных жителей и господарская стража вступили с ними в борьбу. Опасаясь концентрации в княжестве турецко-татарских войск, бояре и духовенство обращались к командующим русскими и австрийскими войсками за помощью. Заняв часть Молдавии, австрийская армия ограничивалась оборонительными действиями, установив здесь оккупационный режим.

В апреле 1788 г. русская армия под руководством П. А. Румянцева подошла к Днестру и вступила на территорию княжества. Перед ее вводом в феврале 1788 г. Екатерина II обратилась к боярам, духовенству и всем жителям Молдавии с призывом вооружиться и содействовать всеми силами русскому оружию против османских войск. В манифесте содержалось обещание освободить Молдавию от османского ига.

Добровольческое движение получило широкий размах. Пополнялись прибывшие с армией волонтерские команды, образованные при русских дивизиях, из числа бежавших за Днестр жителей княжества. Надеясь освободиться от несения тяжелых феодальных повинностей, особенно стремились в волонтерские команды крестьяне, ибо семьи волонтеров освобождались от уплаты налогов и повинностей. К концу войны в составе волонтерских формирований русской армии насчитывалось до 10 тыс. добровольцев. Примерно столько же обслуживали русскую армию. Они участвовали в битвах у Фокшан, Рымника, в штурме Измаила. Командовали волонтерскими подразделениями майор Иордак, Хыржеу, подполковники Никорицэ и Кантакузино, полковник Гуржий и др.

Вступление иностранных войск в Молдавию и ведение здесь военных операций обострили внутриполитическое положение в княжестве. Усиление феодальной эксплуатации, злоупотребления местных властей и командиров армейских подразделений, несение тяжелых повинностей, связанных с обеспечением постоя, снабжением продовольствием воинских частей и транспортировкой военных грузов, ремонтом дорог, мостов и крепостей, резко ухудшили материальное положение местного населения. Расширялась антифеодальная борьба. Возрастало недовольство боярства по поводу освобождения семей волонтеров от феодальных повинностей.

Часть бояр заняла протурецкую позицию. Чтобы не допустить дальнейшего развития нежелательных для России явлений, русское командование осуществило ряд мер. Протурецки настроенные члены дивана (боярского совета) были заменены боярами прорусской ориентации, председателем дивана назначен представитель русского командования, ограничены чрезмерные поборы.

Потерпевшая ряд военных поражений, Порта запросила мира. В августе 1791 г. в Систове был заключен австрийско-турецкий мирный договор на основе сохранения довоенного статус-кво. 29 декабря 1791 г. был подписан русско-турецкий мирный договор. В нем подтверждались все положения Кючук-Кайнарджийского договора, Айналы-Кавакской конвенции и акта султана 1783 г., касавшиеся Молдавии. Фиксировались дополнительные обязательства Порты в отношении княжества: не требовать контрибуции или платежей за годы войны, освободить его на два года от налогов, предоставить лицам, желавшим переселиться, право свободного выезда в течение 14 месяцев со дня ратификации мирного договора.

Граница между Россией и Портой была установлена по р. Днестр. К России отошла территория между Бугом и Днестром, южнее р. Ягорлык, включая и южную зону Приднестровья. Его северная часть была включена в состав Российской империи в результате второго раздела Речи Посполитой в 1793 г. Опасаясь преследований со стороны Порты, вместе с русской армией Молдавию покинуло значительное число ее жителей. Большинство из них переселилось за Днестр, где сторонники России из числа боярства получили огромные земельные владения. Здесь были заложены селения Григориополь (1792), Тирасполь (1795) и др.

Молдавия стала ареной острого соперничества между Россией, Австрией и Францией, определившего во многом политическую обстановку в княжестве.

Французская буржуазная революция существенным образом изменила международные отношения в Европе. По инициативе Англии против Франции была создана военная коалиция, в которую вошли Австрия, Россия и Пруссия. Осознавая стратегическое положение Молдавии как плацдарма в борьбе против России и Австрии, французская дипломатия предприняла активные действия по укреплению своего влияния в княжестве. В 1796 г. французскому правительству удалось добиться согласия Порты на учреждение своего консульства в княжествах Молдавии и Мунтении. Учитывая проявление частью местных бояр определенных симпатий к буржуазной Франции, французские консулы стремились подорвать влияние России в княжестве, отвлечь молдавское боярство и духовенство от ориентации на нее. Между тем по мере расширения французской агрессии в бассейне Средиземного моря наметилось сближение Порты с Россией, завершившееся заключением в декабре 1798 г. русско-турецкого оборонительного союза. Французское консульство в княжествах было упразднено.

Однако по вопросу о княжествах отношения между Петербургом и Стамбулом оставались сложными. Действия русской дипломатии в Молдавии и в Стамбуле были направлены на то, чтобы добиться точного выполнения Портой принятых обязательств, ограничить произвол турецко-фанариотских властей, стимулировать прорусскую ориентацию, противодействовать проискам дипломатий других европейских держав.

В 1802 г. Порта издала специальный документ, а в течение сентября 1802-февраля 1803 г. было оформлено русско-турецкое соглашение, в соответствии с которыми права и привилегии Молдавии в системе Османской империи были подтверждены, расширены и конкретизированы. Признавалось право России защищать перед Портой интересы Молдавского княжества, устанавливался семилетний срок правления господарей, досрочное смещение которых могло произойти только при совершении ими тяжкого преступления, признанного обеими сторонами. Порте запрещалось повышать подати и повинности сверх фиксированных норм, изменять порядок взимания их.

Заключением турецко-французского мирного договора (1802 г.), возобновлением деятельности французского консульства в княжествах (1803 г.) открылись перед Францией широкие возможности для восстановления своих позиций в пределах Османской империи. Предпринятые Петербургом усилия с целью препятствовать сближению Стамбула с Парижем, предотвратить антирусскую деятельность в княжествах французской дипломатии не увенчались успехом.

Подстрекаемые Францией реваншистские круги Порты развернули бурную деятельность по возвращении потерянных ранее территорий, ликвидации влияния России в княжествах и восстановлению там неограниченной власти султана. Начавшиеся с конца 1805 г. военные приготовления в районах русско- турецкой границы еще более обострили недоверие в отношениях между Россией и Османской империей.

Замена господарей Молдавии и Мунтени лицами профранцузской ориентации, угроза закрытия черноморских проливов Босфор и Дарданеллы для русских военных судов, а также превращения Балканского региона во французский плацдарм в случае войны против России, нежелание Порты выполнять принятые обязательства в отношении княжеств вынудили Петербург прибегнуть к радикальным мерам воздействия. В ноябре 1806 г. русские войска вступили в Молдавию с целью заставить Порту отказаться от союзнических отношений с Францией, выполнить принятые ранее обязательства в отношении княжеств, гарантируя их безопасность, обеспечить свободный проход русских военных судов через черноморские проливы. Порта отказалась выполнить эти ультимативные требования и в декабре 1806 г. объявила войну России.

На начальном этапе войны в планы России не входило намерение аннексировать Молдавию и Мунтению, военная оккупация их рассматривалась как временная. Россия осудила действия К. Ипсиланти, который, объявив себя господарем Мунтении и Молдавии, в январе 1807 г. призвал жителей княжеств присягнуть на верность России. Однако попытки урегулировать отношения с Портой мирным путем не увенчались успехом.

Ввод русской армии в Молдавию стимулировал освободительные стремления молдавского народа. В составе русской армии начали формироваться воинские подразделения из представителей княжества и Балканских стран. Часть этих подразделений состояла из волонтеров, изъявивших желание принять русское подданство, а после войны поселиться со своими семействами в пределах России, другие комплектовались волонтерами, готовыми служить в русской армии только во время войны. Во главе волонтерских отрядов назначались офицеры -- выходцы из Молдавии, участники предыдущей русско-турецкой войны. К лету 1807 г. количество волонтеров выросло до 20 тыс. Они участвовали во многих операциях русской армии. Местные жители также оказывали ей постоянную помощь.

Однако длительное нахождение войск и ведение военных действий на территории Молдавии резко ухудшили экономическое положение княжества. Злоупотребления местных властей и командования воинских подразделений усугубляли ситуацию. В княжестве была учреждена русская гражданская администрация, в диване заседали сторонники России. В 1807 г. молдавские земли бывших турецких рай были возвращены княжеству, на них распространилась власть дивана.

По условиям Тильзитского мира (июнь 1807 г.), заключенного между Россией и Францией, Молдавия и Мунтения вошли в сферу влияния России, а Франция стала посредником предстоящих русско-турецких мирных переговоров. Однако заключенное с помощью Франции Слобод- зейское перемирие (август 1807 г.) между Россией и Турцией не принесло существенного сдвига в русско-турецких переговорах. Россия настаивала на установлении русско-турецкой границы по Дунаю и присоединении княжеств. Порта этому противилась. Тогда Россия решила осуществить намеченный план непосредственно с Францией, подписав в октябре 1808 г. в Эрфурте русско-французское секретное соглашение, согласно которому Париж признал присоединение княжеств к России. Отказавшись, однако, от посредничества в русско-турецких переговорах, Франция всячески препятствовала осуществлению планов России.

Обострение международной обстановки в Европе, реальная угроза войны с Францией вынудили Россию активизировать военные действия и ускорить ведение мирных переговоров с Портой. Потерпев военное поражение под Рущуком, Стамбул пошел на переговоры, которые завершились в Бухаресте подписанием 16 мая 1812 г. русско-турецкого мирного договора. По его условиям Порта уступала России восточную часть Молдавского княжества -- территорию Днестровско-Прутского междуречья, которая с 1813 г. стала называться Бессарабией. Остальная часть княжества оставалась под турецким владычеством.

Последующее развитие разделенных в 1812 г. частей Молдавского княжества в различной государственно-политической, социально-экономической и культурной среде оказало неоднозначное влияние на их исторические судьбы.

Список литературы

1. Берг Л. С. Бессарабия. Страна-Люди-Хозяйство. Кишинёв: «Университас», 1993.

2. История Молдавской ССР. С древнейших времён до наших дней. Кишинёв: Штиинца, 1982.

3. История Республики Молдова. С древнейших времён до наших дней = Istoria Republicii Moldova: din cele mai vechi timpuri pina in zilele noastre / Асоциация учёных Молдовы им. Н. Милеску-Спэтару. изд. 2-е, переработанное и дополненное. Кишинёв: Elan Poligraf, 2002. С. 182 190.

4. Кинг Ч. Молдоване. Румыния, Россия и политика в области культуры.

5. Левит И. Э. Год судьбоносный. От провозглашения Молдавской Республики до ликвидации автономии Бессарабии. Ноябрь 1917 ноябрь 1918. Кишинёв: Центральная типография, 2000.

6. Молдавская Советская Социалистическая Республика. Кишинёв: Главная редакция Молдавской Советской Энциклопедии, 1979. С. 108 110.

7. Ожог И. А., Шаров И. М. Краткий курс лекций по истории румын. Кишинёв, 1992. Т. 3.

8. Стати В. История Молдовы. Кишинёв: Tipografia Centrala, 2002. С. 272 308.

9. Ткачук М. Е. 1999. Гетика, которую мы потеряли. (Из антологии хронологических разрывов) Stratum plus. 1999, № 3. СПб. — Кишинёв-Одесса. С. 274−305.

10. Ch. King, The Moldovans: Romania, Russia, and the Politics of Culture. Hoover Institution, 2002.

11. The next Enlargement of the EU: Criteria and Implication. — Center for European Policy Studies. — Brussels, 1995.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой