Некоторые аспекты административно-правового регулирования профилактики пьянства, алкоголизма и наркомании

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Некоторые аспекты административно-правового регулирования профилактики пьянства, алкоголизма и наркомании

Проблема профилактики пьянства и алкоголизма и их взаимосвязи с антиобщественным поведением была предметом обсуждения еще в трудах философов античности Платона и Аристотеля, которые способствовали становлению и развитию европейской государственной правовой системы [1, c. 405]. Уже в конце XIX начале XX века ученые обращали внимание на необходимость выявления и принятия мер воздействия со стороны государства на лиц, еще не совершивших ни преступления, ни проступка, от которых, исходя из их поведения, можно ожидать совершения противоправных деяний. Так, А. Принс в работе «Защита общества и преобразование уголовного права» отмечает: «…И если власть начинает понимать, что единственным действительным средством против преступлений, совершенных под влиянием алкоголизма, является предупреждение, если она принимает на себя обязанность лишить опасных алкоголиков возможности вредить, прежде даже, чем они начали действовать, если существуют уже убежища для привычных пьяниц и если бесчисленные законопроекты признают пользу этих учреждений, то это значит, что надо усвоить точку зрения защиты общества» [2, с. 19−20].

Изложенные выше суждения не потеряли своей актуальности и в настоящее время. Так, удельный вес лиц, совершивших преступления в состоянии алкогольного опьянения, постепенно возрастает, о чем свидетельствуют данные, приведенные в таблице 1.

В связи с этим на современном этапе развития общественных отношений в ходе реализации государственными органами правоохранительной функции большое внимание уделяется проблеме профилактики пьянства, алкоголизма и наркомании. Вместе с тем, как показывает практика, правоприменители сталкиваются в данном направлении с существенными проблемами, которые обусловлены в большей степени несовершенством законодательства, регулирующего данный вид деятельности. Актуальным остается вопрос обеспечения гарантий соблюдения прав и свобод граждан, в отношении которых применяются меры административно-правового принуждения с профилактической целью.

Одной из эффективных мер профилактики пьянства, алкоголизма и детерминированных ими административных правонарушений и преступлений является административно-правовое принуждение, применяемое в отношении хронических алкоголиков в соответствии с Законом Республики Беларусь «О мерах принудительного воздействия в отношении хронических алкоголиков и наркоманов, систематически нарушающих общественный порядок или права других лиц» от 21 июня 1991 года [4].

Среди ученых-административистов дискуссионным остается вопрос о том, к какому виду мер административно-правового принуждения относится направление хронических алкоголиков и наркоманов в лечебно-трудовой профилакторий (далее — ЛТП). Так, Х. Р. Алимов, Д. Н. Бахрах, В. Г. Розенфельд считают, что это мера административно-правового пресечения [5, с. 32], [6, с. 8−9], [7, с. 59]. Наибольший интерес представляет мнение А. Н. Крамника о наличии отдельного вида мер административно-правового принуждения — принудительного лечения, к которым и относится рассматриваемая мера воздействия, применяемая к хроническим алкоголикам и наркоманам [8, с. 107].

Согласно ч.2 п. 1 вышеуказанного закона закрепляется возможность вынесения районным (городским) судом решения о принудительной изоляции в ЛТП для медико-социальной реадаптации с обязательным привлечением к труду хронических алкоголиков и наркоманов, которые в связи со злоупотреблением алкоголем или на почве употребления наркотических средств систематически привлекались к ответственности за нарушение общественного порядка или прав других лиц. Наряду с этим в законе отсутствует достаточная конкретизация оснований и порядка принятия решения о направлении хронических алкоголиков и наркоманов в ЛТП, что влечет за собой его неоднозначное толкование правоприменителем, а соответственно — принятие решений о направлении лиц в ЛТП по различным основаниям. Об этом свидетельствует анализ практики рассмотрения судами дел о направлении в ЛТП хронических алкоголиков, сложившейся в различных регионах республики. Так, среднее количество совершенных лицом в состоянии алкогольного опьянения правонарушений, явившихся основанием для вынесения судом решения о направлении в ЛТП, колеблется по Республике от 3,6 (суд Октябрьского района г. Минска) до 7,8 (суд Гродненского района) (таблица 2). Таким образом, в регионах республики вследствие отсутствия единообразного толкования закона принимаются решения о направлении лиц в ЛТП по различным основаниям. Данное положение ведет к нарушению принципа законности, предполагающего единообразное применение закона на всей территории Республики Беларусь, а также принципа равенства граждан перед законом, предусмотренного ст. 22 Конституции [9, c. 9].

В целях устранения вышеуказанной проблемы, возникшей в правоприменительной практике из-за отсутствия достаточной конкретизации отдельных положений Закона Республики Беларусь «О мерах принудительного воздействия в отношении хронических алкоголиков и наркоманов, систематически нарушающих общественный порядок или права других лиц», рассмотрим соответствующие неоднозначно толкуемые термины и словосочетания. Это в первую очередь относится к пониманию словосочетания «систематическое нарушение», содержащегося в ч.2 п. 1 рассматриваемого закона. Трудно согласиться с мнением некоторых авторов, понимающих под систематичностью совершение лицом правонарушения после привлечения его к административной ответственности за аналогичные противоправные действия [10, с. 37]. В административном законодательстве значение термина «систематическое нарушение» не разъясняется. В то же время ч.1 ст. 2.5 КоАП Республики Беларусь содержит категорию «повторность», под которой понимается совершение двух или более административных правонарушений, предусмотренных одной и той же статьей Особенной части КоАП [11, с. 11]. В общей теории права понятия «повторность» и «систематичность» не являются тождественными. Думается, что отрасль административного права не является здесь исключением и применение категории «повторность» в тех случаях, когда в норме имеется указание на систематичность каких-либо действий, будет неверным. В таких ситуациях правоприменителю следует пользоваться аналогией закона, экстраполируя на данные правоотношения, к примеру положение ч. 15 ст. 4 У К Республики Беларусь, согласно которой под систематичностью понимается «признак, указывающий на совершение лицом более двух тождественных или однородных правонарушений» [12].

На этом рассматриваемые проблемы неоднозначного толкования данной законодательной нормы не исчерпываются. Они находят свое продолжение в связи с закреплением в качестве основания для принятия решения о направлении лица в ЛТП факта совершения им правонарушения, посягающего на определенный объект — общественный порядок или права других лиц. Закон «О мерах принудительного воздействия в отношении хронических алкоголиков и наркоманов, систематически нарушающих общественный порядок или права других лиц» принят в период действия КоАП РБ 1984 года, глава 13 которого включала 15 правонарушений, посягающих на общественный порядок. Вместе с тем далеко не каждое из них могло быть принято во внимание при рассмотрении вопроса о направлении лица в ЛТП [13, с. 119−125]. В гл. 17 КоАП Республики Беларусь 2003 года «Административные правонарушения против общественного порядка и нравственности» содержится 8 составов административных правонарушений, в четырех из которых одним из объектов посягательства является общественный порядок: мелкое хулиганство, стрельба из огнестрельного оружия в населенном пункте или в месте, не предназначенном для стрельбы, распитие в общественном месте алкогольных напитков или появление в пьяном виде. Подчеркнем, что объектом посягательства данных административных правонарушений является не только общественный порядок, но и общественная безопасность, общественная нравственность, спокойствие граждан, их честь и достоинство, что нашло свое отражение в научно-практическом комментарии к аналогичным статьям кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях [14, с. 742, 789]. Таким образом, это не решило проблему выделения в отдельную группу действий, совершение которых в состоянии алкогольного опьянения либо в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, психотропных, токсических или других одурманивающих веществ, необходимо учитывать при принятии решения о направлении лица в ЛТП. Как показывает практика, к таковым относятся следующие составы: мелкое хулиганство; распитие алкогольных напитков в общественном месте или появление в общественном месте в пьяном виде. Спорным видится применение в исследуемой норме словосочетания «права других лиц». В КоАП Республики Беларусь отсутствует отдельная глава, объединяющая правонарушения по данному объекту посягательства. В главе 5 КоАП РФ под названием «Административные правонарушения, посягающие на права граждан» закреплено 52 правонарушения, преимущественно связанного со сферой избирательных прав граждан. Ни одно из них не может быть рассмотрено в качестве основания для принятия решения о направлении лица в ЛТП, даже если оно совершено в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Поэтому употребление законодателем словосочетания «права других лиц» в рассматриваемом случае видится некорректным. К правонарушениям, систематическое совершение которых позволяет суду принять решение о направлении лица в ЛТП, можно отнести деяние, предусмотренное ст. 9.1 КоАП Республики Беларусь 2003 года (умышленное причинение телесного повреждения), объектом посягательства которого является здоровье человека. Однако законодательное закрепление совершения лицом данного правонарушения в качестве основания для принятия решения о направлении в ЛТП путем определения объекта посягательства также невозможно, так как он присущ многим другим. Таким образом, закрепление в качестве основания для применения мер принудительного воздействия в отношении хронических алкоголиков и наркоманов совершения действий, посягающих на определенный объект, порождает неоднозначные толкования, что недопустимо при применении данной меры административно-правового принуждения, ограничивающей неотъемлемые конституционные права граждан на свободу передвижения (ст. 30), выбор рода занятий и работы в соответствии с призванием, способностями, образованием, профессиональной подготовкой (ст. 41) и другие.

На основании вышеизложенного представляется необходимым законодательно закрепить конкретные основания применения принудительного воздействия к хроническим алкоголикам и наркоманам в виде исчерпывающего перечня составов административных правонарушений, влекущих указанные последствия, вне связи с объектом посягательства. Это будет способствовать единообразному толкованию и применению законодательных норм в рассматриваемой области правоотношений, а соответственно — квалифицированному разрешению юридических споров. В ходе проведенного эмпирического исследования установлено, что в качестве основания для вынесения решения о применении принудительного воздействия в виде направления в ЛТП в 100% случаев являлись административные правонарушения, предусмотренные ст. 17.1 (мелкое хулиганство), ст. 17.3 (распитие алкогольных напитков в общественном месте или появление в общественном месте в пьяном виде), ст. 9.1 (умышленное причинение телесного повреждения) КоАП Республики Беларусь (ст. 17.1 — 54,1%, ст. 17.3 — 45,4%, ст. 9.1 — 0,5%). Указанные административные правонарушения имеют наибольшую взаимосвязь с преступлениями, совершенными в состоянии алкогольного опьянения в общественных местах и в сфере семейно-бытовых отношений, поэтому систематическое их совершение свидетельствует о склонности лица к данным видам преступлений. Считаем целесообразным систематическое совершение вышеуказанных административных правонарушений рассматривать в качестве основания направления в учреждения здравоохранения для обследования с целью установления наличия либо отсутствия диагноза хронического алкоголизма, наркомании, токсикомании и последующего принятия решения о направлении лица в ЛТП.

В ходе анализа ч.1 п. 3 Закона «О мерах принудительного воздействия в отношении хронических алкоголиков и наркоманов, систематически нарушающих общественный порядок или права других лиц» возникает также вопрос о том, какой вид ответственности (уголовной, дисциплинарной или административной) имеет в виду законодатель, закрепляя основания для направления в ЛТП. В данном случае вести речь о привлечении субъекта к уголовной ответственности за нарушение общественного порядка или прав других лиц нецелесообразно, так как в случае совершения преступления лицами, страдающими хроническим алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией, суд при наличии медицинского заключения наряду с наказанием за совершенное преступление может принять решение о применении к ним принудительных мер безопасности и лечения в соответствии со ст. 107 У К Республики Беларусь. Таким образом, имеется предусмотренная законом возможность применения мер принудительного медицинского характера в отношении всех лиц, совершивших преступления, независимо от вида назначенного наказания. Отдельная категория лиц, совершивших преступления, может быть изолирована, в том числе на длительный срок, в зависимости от степени тяжести содеянного путем применения предусмотренного санкцией наказания. Напротив, применение принудительных мер воздействия в отношении лица, совершившего административное правонарушение в состоянии алкогольного опьянения либо в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, психотропных, токсических или других одурманивающих веществ, законодателем не предусмотрено в связи с тем, что степень общественной опасности по сравнению с преступлением невысока и невозможно сделать вывод о склонности лица к противоправным деяниям исходя из единичного случая. Именно поэтому законодательством должно быть предусмотрено применение принудительного воздействия к лицам, систематически совершающим административные правонарушения, так как это свидетельствует о закономерности развития процесса формирования личности, склонной к совершению не только административных правонарушений, но и преступлений, а, следовательно, «потенциальной опасности» для общества, требующей принятия к субъекту соответствующих мер административно-правового принуждения. В ходе проведенного эмпирического исследования установлено, что судом в качестве основания для направления в ЛТП рассматривались только постановления о наложении взысканий за совершение административных правонарушений в 100% случаев. Привлечение лица к уголовной ответственности и совершение дисциплинарного проступка учитывались при вынесении соответствующего решения как информация, характеризующая личность.

Спорным является вопрос о включении в перечень оснований направления в учреждения здравоохранения для обследования и установления диагноза о хроническом алкоголизме или наркомании такого обязательного признака, как привлечение лица к установленной законом ответственности за совершение правонарушений. На основании ст. 4.1 КоАП Республики Беларусь административная ответственность выражается в применении административного взыскания к физическому лицу, совершившему административное правонарушение. В связи с этим представляет интерес мнение А. Н. Крамника, который выделяет три этапа ответственности: порицание (осуждение) и назначение административного взыскания; применение (исполнение) назначенного взыскания; порицаемость (судимость) [8, с. 136]. С учетом толкования рассматриваемой нормы можно считать, что административная ответственность заключается лишь в исполнении административного взыскания, в связи с чем лицо считается привлеченным к административной ответственности также с момента его исполнения. Подобный подход к определению административной ответственности влечет за собой трудности при реализации положений анализируемой нормы. Так, лица, в отношении которых решается вопрос о направлении в ЛТП, в подавляющем большинстве нигде не работают и ведут антиобщественный образ жизни, в связи с чем наложенное на них административное взыскание, например в виде штрафа, зачастую исполнить не представляется возможным даже в принудительном порядке. Подобная проблема возникает и при исчислении срока, по истечении которого физическое лицо считается не подвергавшимся административному взысканию. Такой срок согласно ст. 2.8 КоАП Республики Беларусь начинает течь со дня окончания исполнения административного взыскания.

Санкция же, например ч.1 ст. 17.3 КоАП Республики Беларусь, не предусматривает иного вида административного взыскания кроме штрафа. При закреплении оснований применения принудительного воздействия в отношении хронических алкоголиков и наркоманов целесообразно использовать словосочетание «лицо, подвергнутое административному взысканию», под которым согласно п. 12 ч.1 ст. 1.4 ПИКоАП Республики Беларусь понимается физическое или юридическое лицо, в отношении которого вступило в законную силу постановление о наложении административного взыскания [15].

Согласно ч.1 п. 3 закона направление лиц в учреждения здравоохранения для обследования и установления диагноза хронического алкоголизма или наркомании осуществляется на основании мотивированного постановления органа внутренних дел. В ходе проведенного эмпирического исследования установлено, что во всех случаях соответствующее постановление выносилось участковым инспектором милиции и утверждалось начальником либо заместителем начальника ОВД. В связи с необходимостью конкретизации вышеуказанного порядка и в целях обеспечения усиления законности действий административных органов представляется необходимым установить персональную ответственность руководителей ОВД путем законодательного закрепления обязательного утверждения постановления начальником либо заместителем начальника ОВД.

Следует подчеркнуть, что кроме хронических алкоголиков и наркоманов не меньшую потенциальную угрозу для общества представляют токсикоманы, систематически совершающие правонарушения. Именно по этой причине в статье 107 УК предусматривается возможность применения принудительных мер безопасности и лечения к лицам, совершившим преступление, страдающим не только хроническим алкоголизмом, наркоманией, но и токсикоманией [12]. В связи с изложенным считаем целесообразным включить в перечень лиц, в отношении которых применяется принудительное воздействие в рамках рассматриваемого закона, также лиц, страдающих токсикоманией.

Оправданным будет внесение изменений в ч.1 п. 3 Закона «О мерах принудительного воздействия в отношении хронических алкоголиков и наркоманов, систематически нарушающих общественный порядок или права других лиц» от 21 июня 1991 года следующего содержания: основанием направления в учреждения здравоохранения для обследования с целью установления наличия либо отсутствия диагноза хронического алкоголизма, наркомании, токсикомании является наличие более двух вступивших в законную силу постановлений суда, органа, ведущего административный процесс, о наложении административных взысканий на лицо за совершение в течение года правонарушений, предусмотренных ст. 17.1 КоАП РБ (мелкое хулиганство), ст. 17.3 КоАП РБ (распитие алкогольных напитков в общественном месте или появление в общественном месте в пьяном виде), ст. 9.1 КоАП РБ (умышленное причинение телесного повреждения), в состоянии алкогольного опьянения либо в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, психотропных, токсических или других одурманивающих веществ, а также соответствующего мотивированного постановления уполномоченного сотрудника органа внутренних дел, утвержденного начальником (заместителем начальника) органа внутренних дел.

После проведения медицинского освидетельствования и вынесения соответствующего медицинского заключения о признании лица страдающим хроническим алкоголизмом, наркоманией и нуждающимся в принудительной изоляции и медико-социальной реадаптации с обязательным привлечением к труду в лечебно-трудовом профилактории, при отсутствии для этого медицинских противопоказаний согласно пункту 4 рассматриваемого закона данное лицо подлежит вызову в районный (городской) орган внутренних дел для объявления ему официального предупреждения о том, что в случае нарушения им в состоянии алкогольного опьянения либо в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, психотропных, токсических или других одурманивающих веществ, в течение года общественного порядка или прав других лиц, будет возбуждено ходатайство о направлении его в ЛТП. Исследование показало, что ни в одном официальном предупреждении время и место его вынесения не указывались. Поэтому считаем целесообразным закрепить в законе конкретную форму данного предупреждения, установив необходимость указания в нем даты, времени и места его вынесения с целью устранения спорных вопросов, связанных с совершением лицом административного правонарушения, посягающего на общественный порядок или права других лиц, в состоянии алкогольного опьянения либо в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, в день объявления официального предупреждения. Реализация данного положения позволит заинтересованным сторонам более эффективно осуществлять проверку факта вынесения официального предупреждения, что будет способствовать усилению гарантий соблюдения прав и законных интересов лиц. В целях устранения фактов «формализма», нарушения установленного порядка объявления данного предупреждения оправданным будет закрепление в законе возможности его объявления только начальником либо заместителем начальника органа внутренних дел, начальником, заместителем начальника отдела (отделения) охраны правопорядка и профилактики, начальником, заместителем начальника городского отделения милиции (ГОМ). Данная практика уже сложилась в некоторых районах республики. Проведенным исследованием установлено, что в материалах о направлении лиц в ЛТП судов Ленинского района г. Гродно, Гродненского района в 100% случаев официальные предупреждения выносились начальником либо заместителем начальника ОВД, согласно материалам суда Ленинского района г. Минска 30% предупреждений выносилось последними, 44% - начальником либо заместителем начальника ГОМ и 26% - участковыми инспекторами милиции. В судах Октябрьского района г. Минска, Оршанского района и г. Орши в материалах о направлении лиц в ЛТП содержались только официальные предупреждения, объявляемые участковыми, старшими участковыми инспекторами милиции. Также установлено, что регистрация данных предупреждений не ведется. Целесообразно ведение ОВД специального журнала, где должны регистрироваться официальные предупреждения в день его объявления с присвоением соответствующего номера, что позволит усилить контроль законности в деятельности должностных лиц ОВД. В случае отказа лица, которому объявляется официальное предупреждение, от его подписи необходимо закрепить требование его объявления в присутствии не менее двух свидетелей, удостоверяющих данный факт своими подписями. Реализация данного положения позволит судье, рассматривающему материал о направлении лица в ЛТП, при возникновении спора исследовать факт объявления официального предупреждения, в том числе и путем опроса свидетелей.

В практической деятельности ОВД зачастую возникает вопрос о порядке принудительного медицинского обследования лиц рассматриваемой категории. Так, в ч.2 п. 3 закона указано, что в случае уклонения от медицинского обследования лицо может быть подвергнуто в установленном законодательством порядке принудительному медицинскому обследованию, однако порядок его проведения не регламентирован. Подобная проблема возникает и в случае отказа лица добровольно явиться в ОВД для объявления официального предупреждения, а также в суд на рассмотрение соответствующего дела, когда без присутствия лица, в отношении которого решается вопрос о направлении в ЛТП, принять законное решение не представляется возможным.

Изложенное оправдывает правовое закрепление возможности осуществления сотрудниками ОВД привода в перечисленных выше ситуациях в целях практической реализации положений рассматриваемого закона. Учитывая аналогию регламентирования порядка осуществления привода, изложенного в ст. 8. 12 ПИКоАП Республики Беларусь, целесообразно дополнить рассматриваемый закон отдельным пунктом следующего содержания: «В случае уклонения лица от наркологического или медицинского освидетельствования, а также от добровольной явки по вызову без уважительной причины в орган внутренних дел для объявления ему официального предупреждения или в суд оно может быть подвергнуто приводу в наркологическое учреждение, ОВД либо суд соответственно на основании мотивированного постановления уполномоченного должностного лица ОВД, утвержденного начальником (заместителем начальника) ОВД, либо постановления судьи. Об осуществлении привода уполномоченным лицом наркологического учреждения, ОВД судьей делается соответствующая запись в постановлении о приводе, которое приобщается к материалу с ходатайством о направлении лица в ЛТП».

В республике отсутствует единый подход к определению количества совершенных лицом в течение года правонарушений после признания хроническим алкоголиком, наркоманом или токсикоманом и вынесения официального предупреждения, являющегося основанием для возбуждения ходатайства о принудительной изоляции его в ЛТП (согласно данным, полученным в ходе изучения материалов о направлении лиц в ЛТП, суда Ленинского района г. Гродно для этого необходимо 1 административное правонарушение в 8% случаев, 4 — 76%, 5 и более — 16%; суда Оршанского района и г. Орши — 1 административное правонарушение — 100% случаев). Справедливым представляется мнение некоторых авторов о том, что для этого достаточно совершения одного правонарушения [10, с. 37]. Данное предложение может быть обосновано тем, что в период принятия рассматриваемого закона действовал КоАП Республики Беларусь 1984 года, согласно которому протоколы за совершение административных правонарушений, предусмотренных ст. ст. 156, 159, на которых преимущественно основывались материалы о направлении лиц в ЛТП, составлялись и рассматривались уполномоченными на то должностными лицами ОВД, в связи с чем судебный контроль обоснованности принятых решений осуществлялся зачастую лишь после вступления в законную силу постановлений о наложении административных взысканий и истечения сроков на обжалование принятых решений, что не могло не отразиться на обеспечении гарантий соблюдения прав и свобод граждан [13, с. 189−190, 223−224]. Ситуация резко изменилась после введения в действие с 1 марта 2007 г. КоАП и ПИКоАП Республики Беларусь 2003 года. Так, согласно ст. 3.2 ПИКоАП Республики Беларусь только судом рассматриваются правонарушения, предусмотренные ст. ст. 9. 1, 17. 1, ч.2 ст. 17.3 КоАП Республики Беларусь, наиболее часто совершаемые лицами, в отношении которых возбуждается ходатайство о направлении в ЛТП. При этом контроль обоснованности привлечения субъектов к ответственности за совершение вышеуказанных правонарушений значительно возрос. В связи с изложенным необходимо внесение дополнений в Закон «О мерах принудительного воздействия в отношении хронических алкоголиков и наркоманов, систематически нарушающих общественный порядок или права других лиц» следующего содержания: «Основанием для возбуждения ходатайства о направлении лица в ЛТП является совершение им в состоянии алкогольного опьянения либо в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, психотропных, токсических или других одурманивающих веществ, одного из административных правонарушений, указанных в п. 3 ч.1 закона, за которое оно было подвергнуто административному взысканию после признания его хроническим алкоголиком или наркоманом, токсикоманом и вынесения официального предупреждения». Сказанное позволит избежать неоднозначности при толковании закона, будет способствовать повышению оперативности применения профилактического воздействия в отношении хронических алкоголиков, наркоманов и токсикоманов.

Направление хронических алкоголиков и наркоманов в ЛТП имеет бесспорно большое профилактическое значение, однако эффективность применения сотрудниками ОВД данной меры должна оцениваться не только по числу лиц, в отношении которых по ходатайству ОВД применена судом данная мера, но в первую очередь — по количеству субъектов, злоупотреблявших спиртными напитками либо употреблявших наркотические средства, которые под воздействием применяемой в отношении их системы профилактических мер исправились, их поведение стало характеризоваться как правомерное, преодолели влечение к алкоголю и наркотическим средствам. Необходима разработка и внедрение в практическую деятельность системы учета данной категории лиц в целях поощрения сотрудников ОВД, наиболее эффективно организовавших профилактическую работу на обслуживаемом участке и добившихся преодоления влечения лиц к алкоголю и наркотическим средствам без применения принудительного лечения. Данные нововведения повлекут экономию материальных средств, так как поставленные цели будут достигаться чаще без направления лица в ЛТП, а также усилят гарантии соблюдения прав и свобод граждан, потому что устранится возможная заинтересованность правоприменителя в отсутствии факта исправления лица, в отношении которого может быть возбуждено ходатайство о направлении в ЛТП.

Необходимо учитывать, что эффективность реализации норм Закона «О мерах принудительного воздействия в отношении хронических алкоголиков и наркоманов, систематически нарушающих общественный порядок или права других лиц» в отношении наркоманов в правоприменительной практике очень низка. Так, в ходе проведенных исследований установлено, что в 100% случаев решение о направлении в ЛТП принималось только в отношении лиц, страдающих хроническим алкоголизмом. В связи с этим целесообразно рассмотрение вопроса о применении рассмотренного порядка направления в ЛТП в отношении лиц, страдающих хроническим алкоголизмом, и разработке отдельных оснований — в отношении лиц, страдающих наркоманией и токсикоманией, учитывая специфику процесса доказывания правонарушений, совершенных под воздействием наркотических средств, психотропных, токсических или других одурманивающих веществ и особенностей поведения данной категории граждан.

Приведенное исследование позволяет сделать следующие выводы:

целесообразно внесение изменений в п. 3 ч.1 Закона «О мерах принудительного воздействия в отношении хронических алкоголиков и наркоманов, систематически нарушающих общественный порядок или права других лиц» от 21 июня 1991 года следующего содержания: «Основанием направления в учреждения здравоохранения для обследования с целью установления наличия либо отсутствия диагноза хронического алкоголизма, наркомании, токсикомании является наличие более двух вступивших в законную силу постановлений суда, органа, ведущего административный процесс, о наложении административных взысканий на лицо за совершение в течение года правонарушений, предусмотренных ст. 17.1 КоАП РБ (мелкое хулиганство), ст. 17.3 КоАП РБ (распитие алкогольных напитков в общественном месте или появление в общественном месте в пьяном виде), ст. 9.1 КоАП РБ (умышленное причинение телесного повреждения), в состоянии алкогольного опьянения либо в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, психотропных, токсических или других одурманивающих веществ, а также соответствующего мотивированного постановления уполномоченного сотрудника органа внутренних дел, утвержденного начальником (заместителем начальника) органа внутренних дел»;

закрепить в качестве основания для возбуждения ходатайства о направлении лица в ЛТП совершение им в состоянии алкогольного опьянения либо в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, психотропных, токсических или других одурманивающих веществ, одного из административных правонарушений, указанных в п. 3 ч.1 рассматриваемого закона, за которое оно было подвергнуто административному взысканию после признания его хроническим алкоголиком или наркоманом, токсикоманом и вынесения официального предупреждения;

законодательно закрепить форму официального предупреждения с обязательным указанием даты, места и времени его вынесения. В случае отказа лица от его подписания данный факт должен быть удостоверен не менее чем двумя свидетелями. Правом вынесения предупреждения наделить начальника, заместителя начальника ОВД, начальника, заместителя начальника отдела (отделения) охраны правопорядка и профилактики, начальника, заместителя начальника ГОМ. В ОВД ввести специальные журналы для регистрации официальных предупреждений;

закрепить в нормативных правовых актах МВД в качестве одного из критериев оценки эффективности профилактической деятельности участковых инспекторов милиции количество лиц, преодолевших влечение к алкоголю и наркотическим средствам без применения принудительного лечения в результате соответствующего профилактического воздействия.

Изложенные предложения по совершенствованию законодательства, регулирующего рассматриваемую область правоотношений, направлены на совершенствование правоприменительной практики и соответственно повышение эффективности работы по профилактике пьянства, алкоголизма и наркомании, а также обеспечение дополнительных гарантий по соблюдению прав и свобод лиц, к которым будет применяться данная мера.

Таблица 1. Сведения о количестве выявленных лиц, совершивших преступления в состоянии алкогольного опьянения с 2004 по 2008 годы [3]

Год

2004 г.

2005 г.

2006 г.

2007 г.

2008 г.

Выявлено лиц, совершивших преступления в состоянии алкогольного опьянения

25 330

28 636

28 039

26 405

26 147

Удельный вес, %

30,8

32,6

35,6

33,9

35,8

Таблица 2. Среднее количество совершенных лицом правонарушений, явившихся основанием для вынесения судом решения о направлении его в ЛТП

Наименование суда Показатель

Ленинского р-на г. Минска

Октябрьского р-на г. Минска

Ленинского р-на г. Гродно

Гродненского р-на

Оршанского р-на и г. Орши

Количество изученных дел

50

50

50

20

40

Среднее количество правонарушений

4,4

3,6

7,6

7,8

3,7

административный правовой алкоголизм профилактика

Литература

1. Платон. Государство. Законы. Политик / предисл. Е. И. Темкова. — М.: Мысль, 1998. — 798 с. — (Из классического наследия).

2. Принс, Ад. Защита общества и преобразование уголовного права / Ад Принс; перевод с фр. Е. Маркеловой; под ред. и с предисл. проф. Г. С. Фельдштейна. — М.: Книгоиздательство «В. И. Знаменский и Ко», 1912. — 174 с.

3. Статистические сведения Информационно-аналитического управления МВД Республики Беларусь.

4. О мерах принудительного воздействия в отношении хронических алкоголиков и наркоманов, систематически нарушающих общественный порядок или права других лиц: Закон Респ. Беларусь, 21 июня 1991 г., № 2/298 // КонсультантПлюс: Версия Проф. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2008.

5. Алимов, Х. Р. Меры административного принуждения, применяемые против пьянства и алкоголизма: учеб. пособие / Х. Р. Алимов. — Ташкент: Ташкентская Высшая школа МВД СССР, 1980. — 46 с.

6. Бахрах, Д.Н. Административно-правовые меры борьбы с пьянством / Д. Н. Бахрах. — М.: Юридическая литература, 1973. — 56 с.

7. Розенфельд, В. Г. Пьянство и алкоголизм: организационно-правовые средства борьбы с ними / В. Г. Розенфельд, В. С. Основин. — Воронеж: Воронежский университет, 1988. — 206 с.

8. Крамник, А.Н. Административно-правовое принуждение / А. Н. Крамник. — Минск: Тесей, 2005. — 208 с.

9. Конституция Республики Беларусь 1994 года: с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 нояб. 1996 г. и 17 октяб. 2004 г. — Минск: Амалфея, 2007. — 48 с.

10. Мильто, И. О принудительной изоляции в лечебно-трудовых профилакториях хронических алкоголиков и наркоманов / И. Мильто, С. Горбачева // Судовы веснік. — 2005. — № 4. — С. 35−37.

11. Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях: принят Палатой представителей 17 дек. 2002 г.: одобр. Советом Респ.2 апр. 2003 г.: текст Кодекса по состоянию на 14 февр. 2007 г. — Минск: Амалфея, 2007. — 302 с.

12. Уголовный кодекс Республики Беларусь: принят Палатой представителей 2 июня 1999 г.: одобрен Советом Респ. 24 июня 1999 г.: текст Кодекса по состоянию на 21 июля 2008 г. // КонсультантПлюс: Версия Проф. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2008.

13. Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях: принят Верховным Советом Республики Беларусь от 6 дек. 1984 г.: текст Кодекса по состоянию на 14 апр. 2006 г. — Минск: Амалфея, 2006. — 304 с.

14. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: научно-практический комментарий / А. М. Аликеева [и др. ]; под общ. ред.В. Е. Северюгина. — М.: Юристь, 2004. — 1103 с.

15. Процессуально-исполнительный кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях: принят Палатой представителей 9 нояб. 2006 г.: одобрен Советом Респ.1 дек. 2006 г.: текст по сост. на 14 февр. 2007 г. — Минск: Амалфея, 2007. — 178 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой