Период военного комунизма и его осмысление в художественной культуре

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Институт истории культур

Факультет культурологии

Курсовая работа

по дисциплине

История русской культуры

Период военного коммунизма и его осмысление в художественной литературе этого времени

Выполнила:

Козлова Мария Александровна,

Научный руководитель:

старший преподаватель

Волкова Мария Алексеевна

Москва, 2010

Оглавление

Введение

Глава 1. Введение всеобщей трудовой повинности

1.1 Историческая справка

1.2 Отражение введения всеобщей трудовой повинности в литературе

1.2.1 Миф о «празднике труда»

1.2.2 О привлечении к труду «бывших господ»

Глава 2. Складывание системы военного коммунизма в сельском хозяйстве

2.2 Официальная позиция

2.2.1 Миф о гармоничном единении рабочих и крестьян

2.2.2 Борьба с кулаками

2.3 Отражение реальной ситуации, сложившейся в сельском хозяйстве

2.3.1 Тяжёлое положение на селе, бедность и голод

2.3.2 Ухудшение положения казачества при советской власти

2.3.3 Злоупотребления властью, хищения и произвол

2.3.4 Противопоставление интересов города и деревни

Глава 3. Складывание системы военного коммунизма в промышленности

3.1 Историческая справка

3.2 Отражение политики военного коммунизма в промышленности в художественной литературе

3.2.1 Восстановление промышленности в сложной ситуации

3.2.2 Невозможность проведения забастовок в новых условиях

3.2.3 Негативные явления в промышленности

Глава 4. Натурализация хозяйственных отношений

4.1 Историческая справка4.2 Отражение проводимой политики в художественной литературе

4.2.1 Миф о прекрасном будущем без денег

4.2.2 Бегство от денег и натуральный обмен

4.2.3 Недостаточность пайков и спекуляция

Заключение

Список литературы

Введение

Художественная литература показывает процессы, происходящие в обществе, глазами их современников или последующих поколений. Изучение того, как отражается реальная жизнь в прозе и поэзии данного периода, позволяет создать целостный образ эпохи, понять психологию живших в то время людей, их видение происходящих на их глазах изменений. Особенно интересно проследить, как воспринимают и осмысливают люди происходящие явления в переломные периоды истории, насколько соответствует мнение интеллигенции, поэтов и писателей тем целям, которые ставят перед собой власти при проведении реформ.

В настоящей работе целью является изучение процессов, происходивших в России в период военного коммунизма, и их осмысление в художественной литературе. Данная тема является недостаточно изученной, поскольку большинство авторов либо исследуют исторические аспекты реформ, проводившихся в период военного коммунизма (Гимпельсон, Городецкий, Пайпс и другие), либо рассматривают только тенденции развития литературы в данной период (например, Фарбер). Здесь же автор применяет сравнительный метод анализа, сопоставляя происходившие в обществе в 1918—1920 гг. изменения и направления политики военного коммунизма с тем, какое отражение эти процесс нашли в прозе и поэзии данного периода.

Задачами исследования является изучение того, какие процессы, происходившие в обществе, нашли отражение в литературе, насколько их осмысление соответствует официальной позиции или отклоняется от неё, какие мифологемы, связанные со становлением нового строя, нашли отражение в прозе и поэзии первых лет после революции и насколько они соответствовали целям, которые ставили перед собой власти.

В качестве основных источников были использованы художественные произведения поэтов и писателей, вышедшие в 1918—1920-х гг. и опубликованные в газетах и журналах «Творчество», «Пролетарская культура», «Грядущее», «Вестник литературы», хранящихся в архивах Российской государственной библиотеки, романы Тодорского, Пильняка, собрания сочинений Маяковского, Бедного. Кроме того, были проработаны источники по истории и по истории литературы периода военного коммунизма (Гимпельсон, Городецкий, Файбер, Боханов и другие).

Структура работы включает в себя введение, четыре главы и заключение. В первой главе показано, какое отражение в литературе этого периода нашло введение всеобщей трудовой повинности. Во второй главе описан процесс национализации промышленности и его отражение в художественной литературе. В третьей главе описано проведение продразвёрстки в сельском хозяйстве и реакция общества на изменения в сельскохозяйственной отрасли. В четвёртой главы описаны переход к натуральному хозяйству и попытка устранения денег в этот период и то, как эти процессы отразились в прозе и поэзии. В заключении делаются основные выводы по работе, и даётся сравнительный анализ целей, которые новая власть пыталась достичь при проведении политики военного коммунизма, достигнутых результатов и отражения, которое эти процессы получили в художественной литературе.

Глава 1. Введение всеобщей трудовой повинности

1.1 Историческая справка

Военный коммунизм можно определить как «название экономической политики Советского государства в годы гражданской войны и иностранной военной интервенции в СССР 1918−1920 годов» Советская историческая энциклопедия, М., 1963 г., т. 3, с. 600. В это время осуществлялся ряд мероприятий, направленных на централизацию государственного контроля и управления всеми сферами экономической жизни, который отчасти объяснялся трудностями, созданными гражданской войной и хозяйственной разрухой, но при этом должен был способствовать и реализации идеологических установок большевиков, пришедших к власти.

Одной из первых мер, проводившихся в рамках программы военного коммунизма, было введение всеобщей трудовой повинности. В «Декларации прав трудящихся и эксплуатируемого народа», принятой в январе 1918 года и вошедшей позже в первую Советскую Конституцию, было записано: «В целях уничтожения паразитических слоёв общества и организации хозяйства вводится всеобщая трудовая повинность» «Декреты Советской власти», т. 1, с. 322.

5 октября 1918 года Совнарком принял постановление о привлечении всех неработающих людей к обязательному труду. Вместо паспортов для них вводились трудовые книжки, в которых делались отметки о выполнении общественных работ. Право передвижения в пределах страны и получения продовольственного пайка предоставлялось только тем, кто поступал на работу и получал трудовую книжку.

В декабре 1918 г. был принят «Кодекс законов о труде», предусматривавший введение трудовой повинности для всех граждан в возрасте от 16 до 50 лет Гимпельсон Е. Г. «Военный коммунизм»: политика, практика, идеология. М, «Мысль», 1973 г., с. 87, при этом не работавшие могли принудительно привлекаться к выполнению общественных работ.

Образовавшаяся в годы гражданской войны нехватка рабочих рук вызвала дальнейшее усугубление проблемы обеспечения промышленности трудовыми ресурсами, что привело к усилению милитаризации труда. 3 сентября 1918 г. Народный комиссариат труда принял постановление о принудительном направлении рабочей силы, по которому безработные не имели права отказываться от предлагаемой по их специальности работы. В начале 1920 г. возникла новая форма милитаризации — создание трудовых армий на базе военных формирований. Такие трудовые армии могли переводиться с места на место в соответствии с потребностями государства.

1.2 Отражение введения всеобщей трудовой повинности в литературе

1.2.1 Миф о «празднике труда»

Введение всеобщей трудовой повинности было вынужденной и непопулярной мерой, но для того, чтобы привлечь рабочих, стала активно внедряться мысль, что проводимая политика была вызвана не только необходимостью, но и являлась первым шагом на пути к строительству коммунистического общества. 12 апреля 1919 года рабочие-коммунисты станции Сортировочная Московско-Казанской железной дороги вышли на субботник по ремонту паровозов Боханов А. Н., Горинов М. М. История России с древнейших времён до конца XX века // http: //www. gumer. info/bibliotek_Buks/History/Bohan3/16. php, а 28 июня того же года Ленин в статье «Великий почин» дал высокую оценку героизму рабочих в тылу и расценил проведение коммунистических субботников как свидетельство наступления коммунистического отношения к труду: сознательного, коллективного и бесплатного. В дальнейшем практика проведения коммунистических субботников получила широкое распространение (например, во Всероссийском первомайском субботнике 1920 г. приняли участие уже 1,5 млн. рабочих и служащих), однако нельзя было рассчитывать на то, что лишь такими мерами можно будет восстановить хозяйство.

Однако в литературе и, особенно в поэзии 1918−1920 гг. именно такое отношение к труду нашло наиболее явное выражение. В стихотворении «Труд» Демьян Бедный писал:

«Товарищ, знай, справляя наш субботник:

К победе путь — тернист и каменист.

Кто коммунист — тот истинный работник,

Кто не работник — тот не коммунист!" Бедный Д. Собрание сочинений в 5 томах. Т. 2. Стихотворения, эпиграммы, сказки, повести (Ноябрь 1917−1920), М., ГИХЛ, 1954 г. // http: //az. lib. ru/b/bednyj_d/text_0120. shtml.

Здесь в стихотворной форме выражена та же мысль, которая содержалась и в статье Ленина «Великий почин», где он писал, что «надо добиваться, чтобы все и каждый, кто называет свое предприятие, учреждение или дело коммуной, не доказывая тяжелым трудом и практическим успехом долгого труда, образцовой и действительно коммунистической постановкой дела, высмеивался беспощадно и предавался позору, как шарлатан или пустомеля. Великий почин „коммунистических субботников“ должен быть использован также в другом отношении, именно: для чистки партии» Ленин В. И. Великий почин // http: //vilenin. eu/t39/p027.

О счастье бескорыстного труда на благо общества и Родины писали и новые революционные поэты, и представители старшего поколения. Например, В. Брюсов в стихотворении «Работа» выражает ту же мысль:

«Единое счастье — работа,

В полях, за станком, за столом, —

Работа до жаркого пота,

Работа без лишнего счёта,

Часы за упорным трудом!"

Эти настроения нашли отражение и в прозе. А. Гастев в «белом стихотворении» «Чудеса работы» также воспевает трудовой энтузиазм рабочих, получивших свободу и мечтающих в ближайшее время построить светлое коммунистическое будущее:

«- Мы все на работе.

Дадим людскую шеренгу в сто миль на кряжах Урала".

«- Это дома?

— Дом на дом, колонна на колонну, ворота на ворота. Выше неба, до звёзд.

— Это шахты?

— До лавы, до самого жаркого безумия земли… роем!" Гастев А. Чудеса работы// «Пролетарская культура», 1918 г., № 2, М., Государственное издательство, с. 29.

В другом стихотворении в прозе А. Гастева и И. Дозорова «Поэзия рабочего удара» выражен тот же миф о радости свободного труда:

«Когда гудят утренние гудки на рабочих окраинах, это вовсе не призыв к неволе. Это — песня будущего» Гастев А., Дозоров И. Поэзия рабочего удара// «Пролетарская культура», 1918 г., № 1, с. 14.

Тема вдохновенного труда была новаторской для литературы, но очень скоро она стала одной из наиболее распространённых в революционной поэзии. В 1921 г. В. Кириллов написал в стихотворении «Труду»?

«Тебя не воспели поэты в одах,

Жрецы не сжигали душистых огней,

Хоть был ты в истории тёмных водах

Христа и Будды святей" Кириллов В. Труду // http: //vcisch2. narod. ru/KIRILLOV/Kirillov. htm.

Хотя тема и была новой, но очень скоро стала обрастать штампами — такими как «знамёна труда», «пир труда», «праздник труда», «радость труда» Фарбер Л. М. Советская литература первых лет революции. 1917−1920 гг., М., Высшая школа, М., 1966 г., с. 85. Критика же этой официальной позиции в те годы была крайне редкой. В качестве примера такой критики, гораздо более правдоподобно отражавшей реалии того времени, можно привести строки из стихотворения П. Орешина «Над градом»:

«Ни тюрьмы, ни ссылки в сосновом гробу не уснули,

Ни рабская жизнь, ни безрадостный каторжный труд" Орешин П. Красная Русь. Стихи. // «Пролетарская культура», 1919 г., № 6, с. 43.

1.2.2 О привлечении к труду «бывших господ»

В пролетарской литературе первых послереволюционных лет нашло отражение и привлечение к труду бывших правящих классов. В 1918 г. Товарищество И. Д. Сытина выпустило переиздание басен И. А. Крылова в переделке «читателя-красноармейца». Ко всем басням в конце была приставлена мораль «в духе времени». Например, басня «Стрекоза и Муравей» теперь кончалась такими словами:

«Так обыватель буржуазный,

Готовый петь весь век свой праздный,

Теперь вдруг вынужден плясать

И место хлебное искать" «Перелицованный Крылов» // «Вестник литературы», 1920 г., № 3, с. 6.

Бывшим привилегированным классам при этом пришлось значительно больше работать, чтобы обеспечить себя пропитанием. Так, в июне 1918 года петроградский комиссариат продовольствия принял решение ввести «классовый паёк для различных групп трудового и нетрудового населения», уменьшающий выплаты для служащих и лиц творческих профессий по сравнению с рабочими, а 27 сентября 1918 г. «Правда» опубликовала сообщение о том, что «Наркомсобес подтверждает необходимость лишения пайков все кулацкие и буржуазные элементы деревни и города» Геллер М. Я., Некрич А. М. Утопия у власти. История Советского Союза с 1917 года до наших дней, М, «МИК», 1995 г., с. 64. В написанной значительно позже книге воспоминаний «Думы о былом. Петроград в 1919—1921 годах» Евгений Смелов писал, что «Одной из характерных особенностей того времени была масса совместителей на разных работах» Смелов Е. Думы о былом. Петроград в 1919—1921 годах. // «Русский мир», № 3, 2010 г., с. 90.

В конце 1918 года вышла в свет книга А. Тодоровского «Год с винтовкой и плугом», в которой рассказывалось о строительстве Советской власти в Весьегонском уезде и содержалось много необработанного фактического материала (писем, изданных положений и т. д.), что позволяло наглядно представить происходившие в обществе процессы. В частности, в книге так описывалось восстановление лесопильного и хромового завода: «Надо было заставить подняться купеческие руки и взяться за работу, но уже не ради личных их выгод, а ради пользы рабоче-крестьянской России. […] В этих целях были призваны в исполком три молодых энергичных и особенно дельных промышленника -- Е. Е. Ефремов, А. К. Логинов, Н. М. Козлов -- и под угрозой лишения свободы и конфискации всего имущества привлечены к созданию лесопильного и хромового (кожевенного) заводов, к оборудованию которых сразу же и было преступлено. Советская власть не ошиблись в выборе работников, а промышленники, к чести их, почти первые поняли, что имеют дело не с „двухнедельными, случайными гостями“, а с настоящими хозяевами, взявшими власть в твердые руки. Оборудование двух советских заводов „несоветскими“ руками служит хорошим примером того, как надо бороться с классом нам враждебным. Это еще полдела, если мы ударим эксплуататоров по рукам, обезвредим их или доконаем. Дело успешно будет выполнено тогда, когда мы заставим их работать, и делом, выполненным их руками, поможем улучшить новую жизнь и укрепить советскую власть» Тодорский А. Год с винтовкой и плугом. М., Советская Россия, 1958 г. // http: //vesyegonsk. net. ru/index. php? id=210&ThePage=7. В этом описании отражена и официальная позиция советской власти по отношению к бывшим правящим классам — было принято решение использовать их опыт и навыки для нового режима. Не случайно эта книга получила высокую оценку Ленина, который в статье «Маленькая картинка для выяснения больших вопросов» Ленин В. И. Маленькая картинка для выяснения больших вопросов // Полное собрание сочинений, т. 37, с. 406 // http: //vilenin. eu/t37/p406 рекомендовал взять эту книгу за образец новой литературы: больше фактов и меньше выводов.

Глава 2. Складывание системы военного коммунизма в сельском хозяйстве

2.1 Историческая справка

Ещё до октябрьской революции Временное правительство в марте 1917 года приняло декрет о введении хлебной монополии и сдаче крестьянами излишков хлеба по фиксированным ценам, однако реально никаких шагов для реализации этого декрета сделано не было.

В мае 1918 г. была введена «продовольственная диктатура», частную торговлю хлебом запретили. Поскольку в стране остро встала проблема голода и обеспечения городов и армии продовольствием, были испробованы разные способы заготовки продовольствия: частные закупки, натуральный продуктообмен, госзакупки по твёрдым ценам. Однако все эти меры были недостаточными, и 11 января 1919 г. Совнарком принял решение о введении продовольственной развёрстки на хлеб, когда было принято решение исходить при сборе урожая не из реально имеющихся излишков, а из потребностей государства. Это означало переход от экономических методов решения продовольственной проблемы к принудительным мерам, когда к сбору излишков урожая были привлечены продовольственная армия и комитеты бедноты. В 1919—1920-х гг. продовольственная развёрстка была распространена и на другие продукты питания.

Введение продразвёрстки значительно усложнило положение крестьян, поскольку в 1919 г. лишь 50% Гимпельсон Е. Г. «Военный коммунизм»: политика, практика, идеология. М, «Мысль», 1973 г., с. 60 стоимости заготовленного зерна было компенсировано деревне промышленными товарами, а в 1920 г. — ещё меньше. Чтобы избежать уплаты налога, крестьяне сокращали посевные площади, поголовье скота, прятали излишки продукции.

Ещё одной чертой проводимой политики была борьба с зажиточными хозяевами на селе и с кулаками. Так, 26 апреля 1919 г. был принят декрет ВЦИК «О льготах по взысканию натурального налога», по которому среднее крестьянство освобождалось от внесения оставшейся части продовольственного налога, зато она перекладывалась на кулаков, с которых было принято взимать налог в двукратном размере.

Кроме того, уже в годы проведения политики военного коммунизма встал вопрос о перестройки сельского хозяйства по новому принципу, о введении коммун и коллективных хозяйств, однако в масштабах страны это было сделано позднее.

Посмотрим, как эти процессы отразились в литературе этого времени.

2.2 Официальная позиция

2.2.1 Миф о гармоничном единении рабочих и крестьян

Содержание армии и обедневшего городского населения в условиях гражданской войны, разрухи и безработицы ложилось на плечи крестьян и сельского населения, у которых насильно отбирались излишки продукции, а нередко и необходимое им самим продовольствие. Однако в литературе акцент делался не на противопоставлении интересов крестьян и рабочих, а на взаимной пользе и единении этих двух классов.

В 1917 г. Н. Тихомиров написал известное стихотворение «Братья»:

«Мы с тобой родные братья,

Я — рабочий, ты — мужик.

Наши крепкие объятья —

Смерть и гибель для владык.

Я кую, ты пашешь поле,

Оба мы трудом живём.

Оба рвёмся к светлой воле,

С бою каждый шаг берём.

Я сверля земные недра,

Добываю сталь и медь.

Награжу тебя я щедро

За твои труды и снедь" Тихомиров Н. Братья // «Воспой, поэт… Стихотворения и поэмы первых лет Октября», М., Советская Россия, 1987 г., с. 134.

Обещание «наградить щедро за труды и снедь» ещё соответствовало первому году после революции, когда собираемые излишки продовольствия обменивались на товары или выкупались, но с 1919 г., когда производство резко упало, а продразвёрстка подразумевала безвозмездное изъятие продовольствия у крестьян, эта схема уже не подходила. В этих условиях возникла новая теория: вначале крестьяне помогут рабочим, а потом рабочие компенсируют им всем затраты с избытком. Такая позиция нашла наиболее явное выражение в программном стихотворении В. Маяковского «Всем Титам и Власам РСФСР», написанном в 1920 г. Вначале описано, как живут на селе два брата: Тит и Влас. Дом у них прохудился, нужно поправить, а гвоздей нет. Тит поехал в город за гвоздями, а завод стоит:

«Вбегает за гвоздями Тит,

Но в мастерской холодной

Рабочий зря без дел сидит.

«Я, — говорит, — голодный.

Дай, Тит, рабочим хлеб взаймы,

Мы здесь сидим не жравши,

А долг вернём гвоздями мы

Крестьянам, хлеба давшим" Маяковский В. Собрание сочинений в 12 томах, т. 1, М., «Правда», 1978 г., с. 206.

Тит отказался отдавать хлеб даром и поехал назад, да по дороге у лошади упала подкова, а без гвоздей её не приколотишь. Пришлось Титу заночевать в лесу, и съели его волки. А второй брат Влас оказался умнее и дал хлеб взаймы, а рабочий, наевшись, снова взялся за дело и привёз на село и плуги, и гвозди, и серпы. Заканчивается стихотворение моралью:

«Ясней сей песни нет, ей-ей,

Кривые бросим толки.

Везите, братцы, хлеб скорей,

Чтоб вас не съели волки" Там же, с. 207.

Основная идея здесь заключается в том, что лишь вместе рабочие и крестьяне смогут преодолеть все сложности и победить. Та же мысль выражена и в рассказе К. Лоптина «Спеет», где рабочий говорит крестьянину:

«- Егор, можно ли быть просто зрителем такого энтузиазма, не поддаться ему, не откликнуться на призыв голодающих братьев?

-У нас тут тоже голодающих — ой, ой, — вздыхает Егор.

— Так, Егор, положение кажется безвыходным, но наличие высокого душевного подъёма делает невозможное осуществимым" Лоптин К. Спеет // «Грядущее», 1919 г., № 1, с. 7.

2.2.2 Борьба с кулаками

В период бедствий, голода, войны редко удаётся мобилизовать волю народа к победе только за счёт трудового энтузиазма, воодушевления масс мечтами о прекрасном будущем. И в такие времена нередко возникает «образ врага», на которого обращается недовольство народа своими бедами и тяжёлым положением. В 1918—1920 гг. внешнего врага нового строя видели в иностранных державах, вторгшихся на территорию нового государства, а внутреннего врага — в белогвардейцах и в кулаках на селе, которых и винили в голоде и разрухе.

В художественной литературе этого периода представление о кулаках как «врагах народа» также нашло своё выражение. В уже упоминавшейся выше книге А. Тодорского «Год с винтовкой и плугом» приводятся документальные свидетельства этого периода, письма крестьян, сводки сельских собраний. В заметке «Кулаки душат голодных» автор пишет: «Кулак пробудился… Сладко расправил свои руки, надел смазные сапоги, помазал волосы лампадным маслом, повесил на жилете цепочку, осенил себя широким крестным знамением и не спеша принялся за свое так хорошо знакомое ремесло: драть семь шкур со своего ближнего. -- Довольно царствовать этой голи! Полно гневить бога-то! Пора начинать жить по-старому…

Так сказал Весьегонский толстосум Тит Титыч и, щурясь на весеннее солнышко, уже строил планы:

«Вот заставлю эту сволочь построить себе двухэтажный дом, покрою его листовым железом, открою трактир, заберу в руки всю волость -- и сразу сопьются все подлецы» Тодорский А. Год с винтовкой и плугом. М., Советская Россия, 1958 г. // http: //vesyegonsk. net. ru/index. php? id=210&ThePage=7.

В ответ бедняки обратились с просьбой в Совет области, чтобы им помогли силой отнять у кулаков хлеб, чтобы запретили торговлю продовольствием за деньги. Бедные крестьяне воспринимали более зажиточных соседей как своих врагов, наживавшихся на чужом несчастье.

«На селе большая лавка,

Двухэтажный дом.

И сосёт он, как пиявка,

Весь народ кругом:

Беднота пусть горько плачет,

Никнет головой, —

Он подальше хлеб запрячет,

Иль продаст с лихвой" Поэзия советской провинции // «Пролетарская культура», 1919 г., № 7−8, с. 43, —

так характеризуют кулаков в стихотворении, написанном в 1919 г.

2.3 Отражение реальной ситуации, сложившейся в сельском хозяйстве

В художественной литературе этого периода нашло выражение и отражение реально сложившейся тяжёлой ситуации на селе, и осознание несбывшихся с приходом новой власти надежд. В литературе встречается отражение основных проблем, связанных с проведением новой политики:

2.3.1 Тяжёлое положение на селе, бедность и голод

С приходом новой власти многие крестьяне надеялись на улучшение своей участи, на решение своих земельных и финансовых затруднений. Однако в реальности этим надеждам не суждено было сбыться, многие хозяйства разорялись, а крестьянам приходилось искать работу в городе.

Поэт С. Лукашин так выражает эту мысль:

«Нам пришлось наняться

В фабрику с тобой,

Думали дождаться,

Видеть край родной.

Наживём, мол, денег,

Купим лошадей,

Выстроим домишко,

Вырастим детей" Лукашин С. Стихотворения // «Пролетарская культура», 1918 г., № 2, с. 3.

2.3.2 Ухудшение положения казачества при советской власти

С приходом новой власти ухудшилось и положение казаков, которые до революции находились в привилегированном положении. «Середняки не принимали революции в её поступательном социалистическом движении: она ничего им не давала и кое-что требовала. […] А когда пришла сама Революция, она предстала казаку в виде власти города, чужих и чуждых ему комиссаров, а главной задачей её оказалось — дать землю иногороднему, то есть мужику-пришельцу, прежде кормившемуся около помещичьих и казацких земель либо как арендатор, либо как батрак» Казаков В. В краю хлеба и контр-революции // «Творчество», 1919 г., № 1−3, с. 29.

2.3.3 Злоупотребления властью, хищения и произвол

При проведении продразвёрстки, дележе хлеба и продовольствия не обходилось и без злоупотреблений. Порой отнимали не излишки хлеба, а необходимые для жизни запасы, порой занимались прямым воровством продовольствия. В рассказе Н. Ляшко «Льдинка на солнце» Ляшко Н. Льдинка на солнце" // «Творчество», 1919 г., № 8−9, с. 10 описано, как пароход вёз хлеб в другую область, а крестьяне его увидели, сели на лодки, обрезали канат у баржи, которую волок пароход, и решили сами между собой хлеб делить. Эта картина уже прямо напоминает разбой и пиратство прежних веков, а не честный делёж продовольствия в соответствии с провозглашаемыми принципами. В рассказе В. Казакова «Не едем» описано «запутанное, странное дело, где деньги, предназначавшиеся для продовольственных операций, очутились на личном счету уполномоченного по продовольствию» Казаков В. Не едем // «Творчество», 1919 г., № 1−3, с. 30.

2.3.4 Противопоставление интересов города и деревни

Хотя власти и пытались убедить сельское население, что его интересы неотделимы от интересов рабочих и армии, однако далеко не все крестьяне были готовы голодать ради помощи своим ближним и лучшего будущего. В рассказе Н. Ляшко «Лось» зажиточный крестьянин везёт продовольствие в город и продаёт по максимально возможным ценам, а на вопрос другого героя, не жалко ли ему голодающих горожан, отвечает:

«- Чего не жалко, жалко, а только не очень чтоб. Станешь городских жалеть, сам оголеешь» Ляшко Н. Лось // «Творчество», 1920 г, № 2−4, с. 4.

Таким образом, в художественной литературе, помимо представления официальной позиции, описывались и реальные факты, происходившие в деревне, однако в этот период ещё не делали каких-то обобщений. Скорее, это было зарисовками реальной жизни, сбором фактов.

миф труд рабочий крестьянин деньги

Глава 3. Складывание системы военного коммунизма в промышленности

3.1 Историческая справка

В сфере промышленности основные мероприятия, проводившиеся в годы военного коммунизма, включали в себя ускоренную национализацию крупной, средней и мелкой промышленности, а также введение органов рабочего контроля на предприятиях. Вскоре после революции, 14 ноября 1917 г., ВЦИК утвердил Положение о народном контроле, в соответствии с которым органы рабочего контроля должны были избираться рабочими и служащими данного предприятия и осуществлять контроль над производством, хранением и куплей-продажей всех продуктов и сырых материалов.

Почти сразу же после этого был принят и первый декрет о национализации в отношении Ликинской мануфактуры Городецкий Е. Н. Рождение Советского государства. 1917−1918. М, «Наука», 1987 г., с. 139, поскольку её собственник объявил о закрытии мануфактуры в связи с отсутствием денег и необходимости ремонта. Весной и летом 1918 г. национализации промышленности продолжилась. 28 июня 1918 г. Совнарком принял декрет о национализации крупных и частично средних предприятий всех основных отраслей промышленности. К осени было национализировано уже более 3000 предприятий, причём лишь около 1800 из них были действующими Боханов А. Н., Горинов М. М. История России с древнейших времён до конца XX века // http: //www. gumer. info/bibliotek_Buks/History/Bohan3/16. php. Здесь можно отметить одну интересную особенность национализации. На первом этапе национализации, поскольку Советское государство ещё не могло самостоятельно наладить процесс производства, то национализированные предприятия признавались временно «находящимися в безвозмездном арендном пользовании прежних владельцев» Гимпельсон Е. Г. «Военный коммунизм»: политика, практика, идеология. М, «Мысль», 1973 г., с. 42, которые должны были их финансировать и получать доходы на прежних основаниях. Лишь к весне 1919 г. завершился процесс фактического и полного перехода этих предприятий государству.

Результатом гражданской войны и проводимой политики стало резкое падение производства. По подсчётам С. Г. Струмилина, часовая выработка на одного рабочего в среднем для всех видов промышленного труда в 1918 г. упала на 33−35% Городецкий Е. Н. Рождение Советского государства. 1917−1918. М, «Наука», 1987 г., с. 159. Многие предприятия закрывались, голодающие рабочие бежали в города, бросая заводы.

В художественной литературе нашли отражение как положительные, так и отрицательные моменты, происходившие в это время в промышленности.

3.2 Отражение политики военного коммунизма в промышленности в художественной литературе

3.2.1 Восстановление промышленности в сложной ситуации

В первом разделе второй главы уже говорилось о воспевании трудового энтузиазма, свободного труда, что не всегда встречалось в действительности, но соответствовало задачам советской власти и находило отклик у читателей. В качестве примера такого случая, когда рабочие смогли практически с нуля восстановить завод и наладить производство можно привести эпизод из романа Бориса Пильняка «Голый год» 1920 года:

«Завод возжил удивительно просто, в силу экономической необходимости. Ушли белые, и из лесов после страха стали собираться рабочие, и рабочим нечего было есть. Вот и все. Власть менялась восемь раз,-- у рабочих осталась одна мать -- машина. На заводе не было власти,-- рабочие кооперировались артелью. На заводе не было топлива, шахты были затоплены: за заводом был конный завод Ордыниных, под ипподромом шли пласты угля,-- без нарядов стали рыть здесь уголь, коксовать времени не было, и чугунное литье пустили на антраците. Машины были погажены,-- первой пустили инструментальную. Не было смет на деньги, чем платить рабочим,-- и решили на каждого рабочего и мастера отпускать в месяц по пуду болванки, чтобы делать плуги, топоры, косы -- для товарообмена. Завод -- самовозродился, самовозжил. -- Это ли не поэма, стократ величавее воскресения Лазаря?!» Пильняк Б. Голый год // «Повесть непогашенной луны: рассказы, повести, роман», М, «Правда», 1990 г. // http: //www. belousenko. com/books/Pilnyak/pilnyak_golyj_god. htm.

В данном случае рабочие сами стремились возродить завод, были готовы не на зарплату, а на получение товаров за свой труд, проявили достаточные способности, чтобы наладить производство. В масштабе всей страны это было, скорее, исключением, действительно чудом. Поскольку у рабочих было весьма смутное представление о принципах ведения бизнеса и организации технологического процесса, то на первом этапе к налаживанию производство активно привлекали и бывших собственников — как на добровольной и платной основе (временная аренда предприятий, о которой говорилось выше), так и принудительно. В качестве примера последнего можно привести описанный в романе-хронике А. Тодорского «Год — с винтовкой и плугом», когда трёх промышленников под угрозой лишения свободы и конфискации всего имущества привлекли к созданию лесопильного и хромового (кожевенного) заводов.

3.2.2 Невозможность проведения забастовок в новых условиях

При советской власти рабочие и профсоюзы утратили возможность отстаивать свои права. В марте 1918 года в Петрограде состоялось Чрезвычайное собрание уполномоченных фабрик и заводов города, на котором было отмечено, что «Профессиональные союзы утратили самостоятельность и независимость и уже не организуют борьбы в защиту прав рабочих» Геллер М. Я., Некрич А. М. Утопия у власти, т. 1, М., «МИК», 1995 г., с. 55. Проведение забастовок в этих условиях уже было невозможно и не могло улучшить положения голодающих рабочих.

В рассказе А. Крайского «Андреич» описана ситуация, когда голодные рабочие отказывались работать, митинговали и требовали хлеба. Тогда взял слово коммунист Андреич, который сумел убедить остальных снова взяться за работу: «Нам есть хочется, а мы — бастовать. […] Если мы забастуем — вместо снега мука посыпется. Нет… Мы не будем чинить паровозы — забастуют крестьяне, не будут хлеб сеять — с голоду все и подохнем. […] Было время — бастовали — разве я не бастовал? — против хозяев, а теперь против кого? — против себя. Нет, братцы, нет! Наша сила вот в этих руках… чем больше они сделают, тем лучше для нас. Не бастовать, а работать!» Крайский А. Андреич // «Грядущее», 1921 г., № 7−8, с. 70.

Очень похоже ту же мысль выражает Владимир Маяковский в «Сказке для шахтёра-друга про шахтёрки, чуни и каменный уголь»: некий «шептун» предлагает рабочим бастовать, а забойщик убеждает их, что лишь своими силами шахтёры могут способствовать возрождению промышленности и улучшению жизни в стране:

«Если будем так стоять, —

Будем без одежды.

Не сошьёт сапожки бог,

Не обует ноженьки. ]

Эй, рабочий, Русь твоя!

Возроди и пользуй!" Маяковский В. Сказка про шахтёра-друга, про шахтёрки, чуни и каменный уголь // Собрание сочинений в 12 томах. М., «Правда», 1978 г. Т. 1, с. 208−209.

3.2.3 Негативные явления в промышленности

С введением органов рабочего контроля и самоуправления на заводах рабочие не только выиграли, но и столкнулись с новыми проблемами: отсутствием необходимого образования, опыта, управленческих знаний. В рассказе К. Лоптина один из героев жалуется: «У нас в дело управления заводом суются рабочие, ничего не смыслят, а берутся тоже. Тут нам тариф хотели понизить, а что они понимают?» Лоптин К. Спеет // «Грядущее», 1919 г., № 1, с. 7. Да и в управляющие органы порой попадали не только ответственные работники, но и те, кто хотел получить ответственную должность при новой власти, не обладая при этом достаточными знаниями. В этом смысле показателен рассказ П. Романова «Синяя куртка», где рассказывается, правда, не о выборах в органы управления заводом, а о выборах в земельный комитет, но сам процесс выборов представляется очень странным. На выборы свою кандидатуру выдвинул мужчина «в синей куртке», который уже двадцать лет назад уехал из деревни, кто-то говорит, что он даже служил жандармом в другом городе. Но когда приступают к поимённому голосованию, то никто не решается прямо высказать своё мнение, не решаются в глаза сказать, что действительно думают. А в итоге, выходя после собрания, все расстраиваются:

«- Попали…- говорили мужики, выходя.- И что за народ, бестолочь. Такого сукина сына на порог пускать было нельзя, а они его выбирают.

— Ах, черти бестолковые. Теперь засядет, будет нас гнуть да карман набивать, и ни черта с ним не сделаешь.

— Главное дело избран единогласно, вот что плохо" Романов П. Синяя куртка // Избранные произведения, М., «Художественная литература», 1988 г. // http: //az. lib. ru/r/romanow_p_s/text_2509. shtml.

Кроме того, создание органов централизованного управления и главков в масштабах всей страны тоже имело негативные последствия: бюрократизацию, волокиту, разрастание административного аппарата. Уже в первые годы после революции эти негативные явления нашли отражение и в литературе:

«Главкоцентры, центроглавки,

И хвосты у каждой лавки,

Главкоругань, центрошум,

Без бумажечки Главбум,

Главкоспичкой не закуришь,

Главтабак без табаку,

Главтелега на боку" Поэзия советской провинции // «Пролетарская культура», 1919 г., № 7−8, с. 54.

В другом стихотворении об уездном Совнаркоме автор сетует:

«Но не весел пролетарий…

Омрачают торжество

Пережитки павшей стари:

Волокита канцелярий,

Кумовство и сватовство" Там же, с. 54.

Ещё одна проблема была связана с сознательным саботажем со стороны рабочих, которые разочаровались в результатах революции, были недовольны отсутствием зарплаты, необходимостью продолжать работу в тяжёлых условиях гражданской войны и голода. Рабочие снижали производительность труда, бросали разрушенные фабрики. Часто для восстановления разорённых заводов и фабрик у рабочих не было ни стремления, ни навыков. В рассказе Н. Ляшко «Льдинка на солнце» мужики решили разобрать кирпичные постройки и разделить кирпичи между строящими новые избы крестьянами. Когда герой рассказа «в десятый раз решился уговаривать сход пригласить знающих людей и наладить в имении хозяйство, завести при нём мастерские» Ляшко Н. Льдинка на солнце" // «Творчество», 1919 г., № 8−9, с. 9, на него все ополчились, говоря, что свои насущные нужды для них важнее. Разрушение производственных связей и падение производительности труда вело также к дефициту товаров и к снижению качества продукции («хлеб замешан на соломе», «лапоть вместо сапога»).

Таким образом, в литературе нашли отражение различные процессы, происходившие в промышленности — и позиция советской власти, и описание реальности.

Глава 4. Натурализация хозяйственных отношений

4.1 Историческая справка

После революции в стране началось быстрое обесценение денег. Хотя новое правительство для обеспечения военных и хозяйственных нужд постоянно допечатывало деньги, но их не хватало, а инфляция опережала темпы роста эмиссии. В этой ситуации выход из ситуации стали искать по двум направлениям: натурализации хозяйственных отношений (выдача заработной платы рабочим товарами, а не деньгами, бартерный обмен вместо торговли) и перехода к безденежным расчётам.

Всё население страны было разделено на классовые категории, и в соответствии с категорией выдавался по карточкам продовольственный паёк. Пенсии и пособия также стали заменять натуральным обеспечением — хлебом, одеждой, обувью, дровами. В декабре 1920 г. и январе 1921 г. были приняты декреты о бесплатном предоставлении рабочим и служащим и членам их семей продовольствия, коммунальных услуг и товаров первой необходимости.

Однако одновременно продолжали выдавать и денежную зарплату, продолжали печатать деньги в большом количестве, так что официально не был принят курс на полное выведение денег из обращения и на переход к безденежной системе хозяйства. В значительной мере натурализация хозяйственных отношений явилась следствием тяжёлого экономического состояния в стране, хотя в будущем теоретики коммунизма и предсказывали отмирание денег и переход к эквивалентному обмену товарами в соответствии с трудовыми затратами в масштабах всей страны.

4.2 Отражение проводимой политики в художественной литературе

4.2.1 Миф о прекрасном будущем без денег

В художественной литературе этого периода редко встречаются упоминания о светлом коммунистическом будущем без денег, в котором выполняется лозунг «от каждого — по способностям, каждому — по потребностям!». В качестве такого редкого примера можно привести строку из рассказа А. Коллонтай «Скоро», где описывается будущее в 1970 г.: «Одежду, пищу, книги, развлечения — всё доставляет своим членам коммуна!» Коллонтай А. Скоро // «Творчество», 1919 г., № 1−3, с. 22. В написанном несколькими годами позже романе «Хождение по мукам» А. Н. Толстой во второй книге, где описывается 1918 г., отражает ту же позицию в словах одного из проходящих персонажей: «- … Да ведь поймите же вы… через полгода навсегда уничтожим самое проклятое зло — деньги… Ни голода, ни нужды, ни унижения… Бери, что тебе нужно, из общественной кладовой…» Толстой А. Н. Хождение по мукам (книга 2), М., Художественная литература, 1976 г. // http: //az. lib. ru/t/tolstoj_a_n/text_0210. shtml.

Однако если в первые годы после революции ещё существовала надежда на скорое исчезновение денег и переход к справедливому обществу будущего, то уже в 1925 г. в сатирическом рассказе «О чём пел соловей» М. Зощенко весьма скептически оценивает подобную перспективу. «Может быть, даже денег не будет. Может быть, всё будет бесплатно, даром. Скажем, даром будут навязывать какие-нибудь шубы или кашне в Гостином дворе.

— Возьмите, — скажут, — у нас, гражданин, отличную шубу.

А ты мимо пройдёшь. И сердце не забьётся.

Но тут стоит призадуматься. Ведь если выкинуть из жизни какие-то денежные счёты и корыстные мотивы, то в какие же удивительные формы выльется сама жизнь! Какие же отличные качества приобретут человеческие отношения!" Зощенко М. О чём пел соловей // Русская советская сатирическая повесть. 20-годы. М, Советская Россия, 1989 г., с. 381.

Здесь Зощенко отмечает весьма важное препятствие на пути осуществления коммунистического идеала. Ведь для того, чтобы люди довольствовались тем, что они заработали своим трудом, что им предоставила коммуна, должен измениться и сам человек, должны исчезнуть такие качества как зависть, лень, жадность.

4.2.2 Бегство от денег и натуральный обмен

Чаще в художественной литературе встречаются упоминания об утрате доверия к деньгам, о натурализации обмена. В. Маяковский в 1921 г. пишет:

«Сапоги почистить — 1 000 000.

Состояние!

Раньше б лом купил —

и даже неплохой" Маяковский В. Стихотворение о Мясницкой, о бабе и о всероссийском масштабе // Собрание сочинений в 12 томах. М., «Правда», 1978 г., т. 1, с. 221.

В рассказе Н. Ляшко «Лось» односельчане приходили выменивать у богатого крестьянина картофель и хлеб. «Если женщина не перечила, плакалась, отец смягчался, но денег не хотел и видеть. При обмене высчитывал, сколько за картофель можно было бы выручить в городе, и ворчал» Ляшко Н. Лось // «Творчество», 1920 г, № 2−4, с. 4. Горожане, получавшие зарплату обесценившимися деньгами, ехали в деревню выменивать деньги и свои товары на продовольствие. В романе Пильняка «Голый год» горожане и зажиточный крестьянин долго торгуются, причём горожане отмечают, что цена с прошлого раза резко выросла. В итоге они всё же приходят к соглашению, и обе стороны остаются довольны. «Хозяин доволен, потому что надул гостей. Гости довольны, потому что надули хозяина». В книге воспоминаний Е. Смелов пишет, что в это время, когда на смену торговле пришёл натуральный обмен, даже возник особый термин, обозначавший спекуляцию по баснословным ценам — «товарообман» Смелов Е. Думы о былом. Петроград в 1919—1921 годах. // «Русский мир», № 3, 2010 г., с. 87.

4.2.3 Недостаточность пайков и спекуляция

Пайков не хватало, поэтому людям приходилось самими обменивать обесценившиеся деньги на нужные им товары, искать дополнительную работу. В это время получает распространение спекуляция, которая строго преследовалась, но была неискоренима в условиях, когда спрос на товары резко превышал их предложение. В сатирической форме эта ситуация отразилась в стихотворении «Дедушка», в котором автор под псевдонимом Нелюдим перефразирует известное стихотворение Некрасова.

«Дедушка, что это значит:

Всем не хватает пайка,

Многие с голоду плачут

И дорожает мука?

Тысячи три с половиной

В месяц рабочим за труд!

Тут не прожить: и с мякиной

Хлеб-то — четыре за фунт?!

Значит, путём комбинаций,

С голоду — всюду грешки…

Встали на путь спекуляций,

Помощь — «Максим» и мешки" Нелюдим «Дедушка» // «Грядущее», № 9−12, 1921 г., с. 80.

Таким образом, в литературе этого периода в основном нашло отражение реальное положение дел в стране, а не возможное улучшение ситуации в будущем.

Заключение

В первые годы после революции развитие прозы отставало от развития поэзии, поскольку для осмысления происходивших событий требовалось время, сбор информации и её осмысления. В прозе в этот период преобладали короткие рассказы, очерки и зарисовки-миниатюры. Вместе с тем, следует отметить, что происходившие в обществе процессы, в том числе и проводившаяся в годы военной диктатуры экономическая политика в той или иной мере отразились в рассказах, стихотворениях и немногочисленных романах этого времени.

В литературе этого периода сосуществовали несколько направлений. Писавшие ещё до революции авторы либо не приняли происходивших изменений, восприняли их как трагическое отступление назад (Замятин, Булгаков, Пильняк), либо восприняли их как возможность построения не только новой жизни, но и новой литературы (Маяковский и футуристы). Некоторые из авторов, принявших революцию, пытались спроектировать будущее в соответствии с коммунистическими идеалами, которые нашли отражение и в политике, проводившейся в 1918—1920 годах (например, А. Коллонтай). Другие авторы развивали на основе проводившихся изменений собственные прогнозы будущего, не всегда строго соответствовавшие новой идеологии. На волне общественного подъёма сразу после революции возникло множество восторженных произведений, в которых нашли отражение мифы о новом мире, в которых было много преувеличений, идеализации (мифы о празднике труда, о мирном сосуществовании рабочих и крестьян в близком будущем без денег, бедности и принуждения к труду). Кроме того, многие произведения просто отражали сложившиеся реалии, не давая им явной оценки.

Схематично соотношение между целями, которые ставились при проведении политики военной диктатуры, результатами этой политики и отражением этих процессов в художественной литературе данного периода можно представить следующим образом.

Цели политики

Возникшие проблемы

Отражение в литературе

Введение всеобщей трудовой повинности

Решение проблемы с нехваткой рабочих рук

Принудительное распределение,

— Миф о празднике труда (особенно в поэзии) (+)

— Привлечение к труду бывших господ (+)

Политика военного коммунизма в сельском хозяйстве

Обеспечение продовольствием армии и города, борьба с голодом

— Обнищание села

— Злоупотребления при сборе продналога

— Миф о гармоничном единстве рабочих и крестьян (+)

— Борьба с кулаками (+)

— Бедность села (-)

— Злоупотребления, воровство зерна (-)

Политика военного коммунизма в промышленности

Переход промышленности в руки народа, рабочий контроль

— Развал промышленности

— Бюрократизация управления

— Рабочие больше не могли бороться за свои права

— Саботаж рабочих

— Восстановление промышленности на трудовом энтузиазме (+)

— Бастовать — не время (+)

— Некомпетентность рабочих — временна (+)

— Бюрократизация (-)

Натурализация хозяйственных отношений

Решение проблемы инфляции, обесценения денег

— Спекуляция

— Бегство от денег

— Миф о светлом будущем без денег (+)

— Бегство от денег (-)

— Недостаточность пайков, спекуляция (-)

В таблице в третьей колонке в скобках (+) означает, что в литературе нашли отражение процессы, согласующиеся с проводимой в период военного коммунизма политикой, идущие в русле основной линии, принятой руководящими органами. Знак (-) показывает, что в литературе нашли отражение проблемы и негативные явления, связанные с проводимой политикой. Таким образом, из этой таблицы видно, что в наибольшей степени в среде пишущей интеллигенции получили поддержку меры, связанные с введением всеобщей трудовой повинности, с необходимостью национализации промышленности и налаживания производства своими силами. Меньше всего плюсов видели в натурализации обмена и перспективе перехода к безденежному хозяйству, хотя и эта идея нашла отражение в литературе.

Изучение того, как политика военного коммунизма отразилась в художественной литературе этого периода позволяет лучше понять, как воспринимали современники эти события, посмотреть конкретные случаи из жизни, что позволяет обогатить наши представления об изучаемом периоде и о происходивших изменениях.

Список литературы

Справочники:

1. Советская историческая энциклопедия, М., 1963 г., т. 3

Монографии, учебники:

1. Боханов А. Н., Горинов М. М. История России с древнейших времён до конца XX века

2. Геллер М. Я., Некрич А. М. Утопия у власти. История Советского Союза с 1917 года до наших дней, М, «МИК», 1995 г.

3. Гимпельсон Е. Г. «Военный коммунизм»: политика, практика, идеология. М, «Мысль», 1973 г.

4. Городецкий Е. Н. Рождение Советского государства. 1917−1918. М, «Наука», 1987 г.

5. Пайпс Р. Русская революция, т. 2, М., РОССПЭН, 1994 г.

6. Фарбер Л. М. Советская литература первых лет революции. 1917−1920 гг., М., Высшая школа, М., 1966 г.

Статьи:

1. Ленин В. И. Великий почин

2. Ленин В. И. Маленькая картинка для выяснения больших вопросов // Полное собрание сочинений, т. 37, с. 406 // http: //vilenin. eu/t37/p406

3. Смелов Е. Думы о былом. Петроград в 1919—1921 годах. // «Русский мир», № 3, 2010 г.

Художественная литература:

1. Александровский В. Деревня // «Творчество», 1921 г., № 4−6

2. Бедный Д. Собрание сочинений в 5 томах. Т. 2. Стихотворения, эпиграммы, сказки, повести (Ноябрь 1917−1920), М., ГИХЛ, 1954 г.

3. Гастев А. Чудеса работы// «Пролетарская культура», 1918 г., № 2, М., Государственное издательство

4. Гастев А., Дозоров И. Поэзия рабочего удара// «Пролетарская культура», 1918 г., № 1

5. Замятин Е. Пещера // http: //az. lib. ru/z/zamjatin_e_i/text_0110. shtml

6. Зощенко М. О чём пел соловей // Русская советская сатирическая повесть. 20-годы. М, Советская Россия, 1989 г.

7. Казаков В. В краю хлеба и контрреволюции //"Творчество", 1919 г., № 1−3

8. Кириллов В. Труду // http: //vcisch2. narod. ru/KIRILLOV/Kirillov. htm

9. Коллонтай А. Скоро // «Творчество», 1919 г., № 1−3

10. Крайский А. Андреич // «Грядущее», 1921 г., № 7−8

11. Лоптин К. Спеет // «Грядущее», 1919 г., № 1

12. Лукашин С. Стихотворения // «Пролетарская культура», 1918 г., № 2

13. Ляшко Н. Льдинка на солнце" // «Творчество», 1919 г., № 8−9

14. Ляшко Н. Лось // «Творчество», 1920 г, № 2−4

15. Маяковский В. Собрание сочинений в 12 томах. М., «Правда», 1978 г.

16. Нелюдим «Дедушка» // «Грядущее», № 9−12, 1921 г.

17. Орешин П. Красная Русь. Стихи. // «Пролетарская культура», 1919 г., № 6

18. «Перелицованный Крылов» // «Вестник литературы», 1920 г., № 3

19. Пильняк Б. Голый год // «Повесть непогашенной луны: рассказы, повести, роман», М, «Правда», 1990 г.

20. Поэзия советской провинции // «Пролетарская культура», 1919 г., № 7−8

21. Романов П. Синяя куртка // Избранные произведения, М., «Художественная литература», 1988 г. //

22. Тихомиров Н. Братья // «Воспой, поэт… Стихотворения и поэмы первых лет Октября», М., Советская Россия, 1987 г.

23. Тодорский А. Год с винтовкой и плугом. М., Советская Россия, 1958 г. //

24. Толстой А. Н. Хождение по мукам (книга 2), М., Художественная литература, 1976 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой