Портретисты первой половины XIX в

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Санкт-Петербургский Гуманитарный Университет Профсоюзов

Реферат

по дисциплине

Основы русского искусства XIX — нач. ХХ ВЕКА

«Портретисты первой половины XIX в. «

Выполнила: студентка 3 курса,

история искусств

Белобородова И.В.

Приняла: Мутья Н. Н.

Санкт-Петербург 2013

Оглавление

  • Введение
  • 1. Портрет в творчестве О.А. Кипренского
  • 2. Портретная живопись в творчестве раннего Тропинина
  • 3. Портретная живопись в творчестве А.Г. Венецианова
  • 4. Портрет в творчестве Карла Брюллова
  • Заключение
  • Список использованной литературы:

Введение

Первая половина 19 века — яркая страница в культуре России. Все направления — литература, архитектура, живопись этой эпохи отмечены целым созвездием имен, которые принесли русскому искусству мировую известность. В XVIII веке в русской живописи господствовал стиль классицизма. Значительную роль классицизм играл и в самом начале XIX века. Однако к 1830-м годам данное направление постепенно утрачивает свое общественное значение, и все больше превращается в систему формальных канонов и традиций. Такая традиционная живопись становится холодным, официальным искусством, поддерживаемым и контролируемым Петербургской Академией художеств. Впоследствии понятие «академизм» стали употреблять для обозначения косного, оторванного от жизни искусства.

Новизну воззрений привнес в русское искусство романтизм — европейское течение, сложившееся на рубеже XVIII—XIX вв.еков. Один из основных постулатов романтизма, противоположный классицизму, — утверждение личности человека, его мыслей и мировосприятия в качестве главной ценности в искусстве. Закрепление за человеком права на личную независимость порождало особый интерес к его внутреннему миру, и в то же время предполагало свободу творчества художника. В России романтизм приобрел свою особенность: в начале века он имел героическую окраску, а в годы николаевской реакции — трагическую. В то же время романтизм в России всегда был формой художественного мышления, близкой по духу революционным и вольнолюбивым настроениям.

В целом культурная жизнь данного периода была неоднозначной и многообразной: одни преобладающие тенденции в искусстве сменялись другими. Поэтому исследователи при более детальном рассмотрении искусства первой половины XIX века его обычно делят на два периода — первую и вторую четверти столетия. Однако стоит отметить, что данное разделение условно. Кроме того, говорить о классицизме, романтизме и реализме в чистом виде в этот период не приходится: их разграничение, как хронологически, так и по признакам не является абсолютным.

Живопись в первой половине XIX века приобрело гораздо большую значимость в жизни общества, чем это было в XVIII веке. Развитие национального самосознания, вызванное победой в Отечественной войне 1812 года, подняло интерес народа к национальной культуре и истории, к отечественным талантам. Вследствие чего в течение первой четверти столетия впервые возникли общественные организации, основной задачей которых ставилось развитие искусств. Среди этих организаций были такие, как Вольное общество любителей словесности, наук и художеств, Общество поощрения художников. Появились специальные журналы, предпринимались первые попытки коллекционирования и показа русского искусства. Так, в образованных кругах приобрел известность небольшой частный «Русский музеум» П. Свиньина, а при императорском Эрмитаже в 1825 году была создана Русская галерея. В практику Академии художеств с начала века вошли периодические выставки, которые привлекали немало посетителей. При этом большим достижением был допуск на эти выставки по определенным дням простого народа, что вызывало, тем не менее, возражения некоторых журнальных критиков. Под веянием эпохи, вследствие повышения интереса общества ко всему национальному, была изменена и тематика учебных и выпускных работ в Петербургской Академии художеств: ученикам стали задавать сюжеты бытового характера, стали частыми темы из отечественной истории.

Выдающимися достижениями в русском искусстве начала 19 века характеризуется портретная живопись. Русский портрет в течение всего столетия будет являться тем жанром живописи, который наиболее непосредственно связывал художников с обществом, с выдающимися современниками. Ведь, как известно, большое количество заказов от отдельных лиц художники получали именно на портреты.

1. Портрет в творчестве О.А. Кипренского

«Первая четверть XIX века ознаменовалась в искусстве созданием романтического портрета. Основная линия развития русского романтического портрета прошла в творчестве О. А. Кипренского, раннего Тропинина и раннего Венецианова».

Ярче всего этим черты проявились в творчестве О. А. Кипренского (1782−1836). В людях, которых он портретировал, его более всего занимает жизнь души, оттенки душевного состояния, он стремиться уловить мгновения особой душевной сосредоточенности, вдохновенного порыва. Он смотрит на человека не испытующе, а понимающе, сочувственным взглядом. Стремиться к образу цельной, гармоничной личности, к образу человека чувствующего, даёт верное изображение многих своих прославленных современников.

Ему принадлежит вдохновенный, красочный портрет гусара Е. В. Давыдова (1809). В этом портрете проявляется сильный цветовой аккорд. Яркая киноварь мундира, белизна чакчир, золото и серебро шитья в окружении глубокого бархатистого сумрака предгрозового пейзажа. Здесь, сочетание напряжённого цветового решение и романтической нестройности пейзажа, придают всему облику молодого гусара внутреннюю энергию и вместе с тем одухотворённость, гармонирую с оттенком меланхолической задумчивости, на его бледном лице с чистым, открытым лбом. Перед нами характерный для той поры образ воина — защитника Отечества, защитника национальной свободы.

В портрете юного Челищева проявление контраста света и цвета выражает трепетность внутренней жизни ребёнка, всем существом внимающего, открывающийся перед ним мир. Ровесника нового века, его легко представить тем юным ревнителем славы старших братьев, каким рисовал А. С. Пушкин своего лицейского сверстника в дни Отечественной войны 1912 года. Романтические искания, освобождая жизнь от классического ригоризма, открывают новый этап развития реалистических начал. Портрет Челищева — один из первых в русском искусстве подлинно детских портретов, где специфика детского возраста дана как нечто, имеющее самостоятельную ценность и своеобразие.

Особенно хороши женские портреты Кипренского. Понимание неповторимого своеобразия человеческой личности ощущается в женских портретах, до Кипренского, как правило, более традиционных, более подчинённых той или иной идеализирующей концепции, эстетическому канону, нежели портрет мужской. Образы женщины, созданный Кипренским, имеет глубокие русские корни. Это высокий образ русской женщины, обаятельной женственной, но вместе с тем порывистой, деятельной, был увековечен в лучших портретах Кипренского, в его Растопчиной, с её задумчивым взором, как бы излучающим кроткий свет, трогательно-грустной Авдулиной, в приветливой Хвостовой.

Например, портрет Е. С Авдулиной (1822). Он поражает изысканной тонкостью живописи, ювелирной отделкой деталей и вместе с тем его красота какая-то холодная, лишённая душевного трепета. Портрет скорее именно поражает, даже восхищает мастерством письма, нежели волнует. В меланхолическом образе молодой женщины, томимой собственной бездеятельностью, нет и тени сердечности и прямодушия Растопчиной, доверчивости Хвостовой и её внутренней мягкости, соединённой с нравственной силой. В портрете Хвостовой «модель обращалась к зрителю с взглядом, полным ожидания сочувствия, она была готова раскрыть навстречу этому сочувствию своё сердце». Особенно ярко русские корни просматриваются в портрете Н. В. Кочубей. Приветливый взгляд девушки притягивает, в нём угадывается живость, готовность откликнуться на голос другого. Домашний костюм, развязанные тесёмки ворота и выбившаяся прядь волос, придают её облику простоту и естественность — черты напоминают пушкинскую Татьяну. Но примечательно, что и в домашней обстановке человек сохраняет благородный и возвышенный характер и в этом глубокое отличие портрета Кипренского от немецких портретов с их самодовольным мещанским уютом. Образ очаровательной русской девушки воплощён Кипренским в форме типичной для русского искусства. В портрете Кипренского всё дышит естественностью и милой простотой.

«Таким же замечательным мастером, как в портретной живописи, Кипренский предстаёт в многочисленных портретных рисунках, принадлежащих к наиболее интересной и ценной части его творческого наследия. По сути дела, именно Кипренский стал создателем этого нового для его времени жанра. В этой области он не имел прямых предшественников. В руках Кипренского карандашный портрет, поднятый им на огромную художественную высоту, приобретает значение вполне самостоятельного, законченного жанра, получившего вслед за тем широкое распространение в русском искусстве».

В период Отечественной войны Кипренский создаёт большой цикл портретных рисунков, ныне воскрешающих перед нами целую галерею действующих лиц исторической драмы — от прославленных его участников до оставшихся безымянными. К такому жанру относиться Портрет А. Р. Томилова.

Начиная с 1822 года Кипренский работает в жанре парадного портрета. В основе этого направления лежит принцип характеристики человека не столько «изнутри» сколько через окружающую его обстановку. Содержательности портрета художник старается теперь добиться путём подробного и тщательного воспроизведения многочисленных аксессуаров, богато разработанных околичностей — используется ли в качестве фона роскошный интерьер с анфиладой парадных комнат (как в портрете графа Д.Н. Шереметьева) или уголок парка в помещичьей усадьбе (портрет К.И. Альбрехта).

Одним из лучших в ряду портретов такого типа следует признать портрет театрала садовода-любителя А. Ф. Шишмарева (1827). «В нем нет ничего традиционно — репрезентативного. Молодой человек изображен в свободной белой рубахе, у деревенской изгороди. Позади него — сельский пейзаж с фигурами жниц. Образ молодого Шишмарева спокойно — созерцателен. Он может служить прямой антитезой раннему портрету Е. В. Давыдова. Там были буря и натиск, здесь — идиллия. В нем есть и близость к природе, и своя поэзия иного рода, лишенная взлета, — поэзия покоя, морального и физического здоровья, радости безмятежного существования в окружении простой деревенской природы. Да и природа эта, в отличие от романтической декорации портрета Давыдова, воспроизводится художником с очевидным стремлением передать ее предельно убедительно и конкретно. Вплоть до таких подробностей, как ромашки на переднем плане или присевшая на изгородь стрекоза».

Тенденции, приведшие в 1820-х годах к появлению в творчестве Кипренского этих портретов — картин, противоречивы. Но если в них (сравнительно с произведениями предыдущих лет) внутренний облик человека предстанет в значительной мере обедненным, то мир, его окружающий, получает гораздо более реальное и конкретное отображение.

Подлинного своего торжества это устремление достигается в портрете А. С. Пушкина. Портрет был написан летом 1827 года. В нем проявляется жизнеутверждающая ясность с оттенком чувственного жизнелюбия. О портрете восторженно писали, что это — живой Пушкин, и смысл этих слов, надо полагать, гораздо глубже, чем может представляться человеку не посвященному.

Кипренский был одержим мечтой дать такую систему живописи, которая давала бы полную иллюзию жизни, действую как зеркало, которое переливается столькими же красками, сколько их отражается на его поверхности. Сопричастность духовному миру 19 века позволил создать Кипренскому в своих портретах не приходящий образ, человека первой половины 19 века.

2. Портретная живопись в творчестве раннего Тропинина

К числу крупнейших русских портретистов первой четверти XIX века принадлежит соученику Кипренского по Академии художеств В. А. Тропинину (1776−1857). Знаменитый русский художник-портретист Василий Андреевич Тропинин продолжал свою творческую деятельность более полувека, большую часть жизни при этом, оставаясь крепостным. Лучшие годы творчества художника совпали по времени с периодом расцвета таланта Кипренского. Оба художника были близки своим стремлением к простоте и непринужденности образа человека. Однако персонажи Тропинина будничнее и проще, что свидетельствует о следовании художником характерных для того времени новых тенденций к демократизации искусства. Еще одной отличительной особенностью многих произведений Тропинина является их жанровый, бытовой характер.

Романтических черт в творчестве Тропинина гораздо меньше, более близок его творчеству сентиментализм рубежа XVIII—XIX вв.еков, с характерными для него идеалами близости природе, непосредственности выражения чувств, уединённой интеллектуальной жизни вдали от света. «Тёплая гамма золотисто-розовых и зеленовато-коричневых тонов, тёплые красноватые тени карнаций в портрете сына художника Арсения (1818) свидетельствуют о связях искусства Тропинина с живописной системой XVIII века. Задумчивый взгляд мальчика, свободно лежащие завитки светло-русых волос, небрежно распахнутая у ворота рубашка вызывают в памяти сентименталистические идеалы с их призывом к простоте, к жизни сердца, где-то в основе здесь лежат руссоистские идеалы свободного воспитания ребёнка вне условностей жизни общества».

Конец 1810−20-е годы и первая половина 30-х годов — время творческого расцвета Тропинина. Одна из лучших работ этих лет — портрет А. С. Пушкина (1827). В спокойной непринуждённой позе поэта, в выражении сдержанного оживления, которым дышит его лицо, чувствуется ясность мироощущения и душевное здоровье. Здесь концентрируется жизнеутверждающее начала русской культуры первой четверти XIX века, то ощущение полноты, радости творчества и бытия, которые были присущи лучшим представителям поколения того времени.

«В 30-е годы XIX века портретные образы Тропинина утрачивают поэтическую целостность, становится сложнее, многограннее, что особенно характерно, художник улавливает порой внутреннюю противоречивость духовного мира своей модели. В этом, до известной степени отражается новый этап русской жизни, который ознаменовал в среде мыслящих людей настроение рефлексии и в тоже время поиск социальных идеалов». В колорите появляется сдержанность, граничащая порой с сухостью и жесткостью. Типичными являются портреты Самарина Ю. Ф. (1840), Воейкова (1842).

3. Портретная живопись в творчестве А.Г. Венецианова

Замечательный русский художник-жанрист и портретист Алексей Гаврилович Венецианов впервые в русской живописи соединил образы крестьян и национальной природы. Венецианов — создатель целой галереи крестьянских портретов. В своих художественных произведениях живописец выражает свою идейно-эстетическую позицию. Венецианов показывал душевную привлекательность крестьян, утверждал в нем личность, отстаивая тем самым его человеческие права. Живописец глубоко сочувствовал крестьянской доле, много сил прилагал к облегчению положения крепостных художников, но в то же время он был далек от социальной критики. На творчество Венецианова оказало большое влияние классическое наследие: он не боялся использовать в своих произведениях средства старой живописи. В то же время, являясь реалистом по устремлениям, ему наряду с возвышенной гармонией классицистов было близко уважение к личности, свойственное романтизму.

«Замечательным живописцем, создателем своеобразного национально — романтического течения в русской живописи был А. Г. Венецианов. Он сочетает в своем творчестве традиции столичного академизма и русского романтизма начала 19 века». Он становится художником русского бытового жанра, обращаясь к крестьянской жизни, он создает так называемые жанровые портреты, которые содержат зачатки сюжета, а иногда перерастают в жанровые сцены. От портретов в собственном смысле Венецианов хотел даже вовсе отказаться: 1823 году он писал на портрете М. М. Философовой: «Венецианов в марте 1823 года сим оставляет свою портретную живопись». И действительно, портретов такого рода у него с тех пор встречалось мало. Он снова обращается к жанровому портрету и пишет в основном образы крестьян. Так, например «он пишет обнаженную девушку Машу в позе вакханки, т. е. с чашей в одной руке и с дугой рукой закинутой за голову. Но это поза ни сколько не делает Машу похожей на античную героиню, вся ее прелесть в том, как она неумело, напряженно держит чашу, в смущенной и чуть-чуть виноватой улыбке на ее простом, круглом, русском лице. Эта картина показывает зрителю простую русскую девушку».

Венецианов очень часто писал деревенских детей. Озабочен чем-то деловитый Захарка. «В отцовской шапке, в больших рукавицах, с топором на плече, он будто „мужичок с ноготок“, о котором несколько десятилетий спустя расскажет в стихотворении великий русский поэт Н.А. Некрасов». Портреты Венецианова показывали, как прекрасны лицом и сердцем простые люди и в этом его заслуга.

4. Портрет в творчестве Карла Брюллова

Ещё одним блистательным художником-портретистом был русский живописец первой половины 19 века К. П. Брюллов (1799−1852). Портрет занимает в творчестве художника значительное место. Брюллов овладел профессиональными навыками портретиста и выработал самостоятельный подход к задачам портретной живописи раньше, чем стал мастером исторической и жанровой картины. Развивая гуманистическую тенденцию, заложенную великими портретистами 18 века и продолженную первым русским романтиком Кипренским, он создал целую плеяду портретов, отмеченных острой наблюдательностью, точных и лаконичных по изобразительной форме и вместе с тем овеянных политическим чувством. Реалистические искания сыграли не маловажную роль в творчестве Брюллова — портретиста. Уже в первых своих работах художник проявил способность выразить характер и передать типические особенности изображаемых ими людей. Достаточно всмотреться хотя бы в портрет Доменико Марини, метателя тяжести, чтобы оценить своеобразие и меткость портретной характеристики, созданной Брюлловым. Главным, что хотел выразить здесь мастер, является неукротимая жизненная энергия, изображенного им отлета.

Ранние портреты Брюллова не ставят перед собой психологических задач и не чужды романтической идеализации натуры. Это особенно заметно в портрете Джованнины Паччини, известном под названием «Всадница». Брюллов построил этот портрет как жанровую картину с двумя персонажами, которые объединены сюжетным действием и архитектурно — пейзажным фоном. Не одна деталь не является здесь случайной, каждая форма несет смысловую и одновременно декоративную функцию, подчиненную главной задаче — создать жизнеутверждающий, глубоко гуманистический образ прекрасного человека с явным оптимистическим мировосприятием, органически связанной с окружающей его природой.

Иначе задуман портрет архитектора А. М. Горностаева, «в котором романтические тенденции Брюллова выступают с меньшей отчетливостью. Все средства рисунка и колорита намеренно подчеркнуты живописные эффекты, светотени подчинены задаче создания драматической характеристики. Резкие контрасты светотени придают лицу выражение волевого усилия, внутренней энергии, столь типичных для представителей романтизма. Именно в портретной живописи Брюллов сохранил творческую свободу, была портретная живопись, и именно здесь наиболее полно и блистательно раскрылись лучшие стороны его дарования».

В портретной живописи художника принято различать как бы два раздельных направления — с одной стороны, интимные портреты, характеризующиеся глубоким и тонким психологическим анализом, с другой — парадные, торжественные портреты — картины, где декоративные элементы преобладают над психологическими. Однако, подчёркивая это различие, можно отметить, преимущественно, внешние качества искусства Брюллова. По существу же во всех формах его портретной живописи проявляется «один и тот же идейный строй, один и тот же внутренний принцип, который можно было бы определить, как постепенное преодоление романтических концепций и непрерывное нарастание и развитие принципов реализма».

Черты романтической условности отчётливо проступают в известном портрете Н. В. Кукольника. «Изысканная и несколько нарочитая поза молодого литератора, таинственный сумрак, окутывающий его фигуру, живописная игра светотени, выделяющая его лоб и затеняющая его глаза, которые смотрят рассеяно, задумчиво и печально — весь этот круг романтических приёмов использован здесь Брюлловым для создания обобщающего образа Поэта — романтика».

В портретах-картинах, изображающих Ю. П. Самойлову, удаляющуюся с бала, Е. П. Салтыкову и сестёр О. А и А. А. Шишмаревых романтические концепции также ещё очень сильны. Как и в описанной выше «Всаднице», «эти концепции проявляются в подчёркнутой декоративности построения, и в настойчивом стремлении художника опоэтизировать облик его героинь. Торжественная и пышная красота Самойловой, мечтательность Салтыковой, внутренняя красота и девические грации юных Шишмаревых становятся доминирующими чертами в портретной характеристике, более углублённый психологический анализ остаётся как бы вне замысла художника». Но по сравнению с ранней «Всадницей», в портретах картинах конца 1830-х годов больше жизненной правды, больше индивидуальности в выражении характера, больше гармонии и ясности в композиционной структуре.

Эти черты выступают с особенной отчётливостью в замечательном портрете Самойловой. Здесь с ещё небывалой силой раскрывается дар Брюллова — колориста. «Напряжённо горящие краски этого портрета, типичные для художника цветовые контрасты красного и синего, тонко продуманные градации красных, желтоватых, чёрных и серебристо-белых тонов не только создают повышенный декоративный эффект, но и становятся главным средством выражения чувств и внутреннего содержания вложенного художником в созданный им образ».

Новую ступень в развитии портретного мастерства Брюллова отмечают работы 1840-х годов. Становление последовательно реалистического метода можно видеть в портрете И. А. Крылова, в замечательном портрете А. Н. Струговщикова. Преодолевая романтическую идеализацию натуры, проникновенно и правдиво раскрывают судьбу и характер своего героя, Брюллов даёт ему четкую и заостренную характеристику.

К позднему периоду его творчества относиться самый замечательный портрет археолога Микеланджело Ланчи. «Никогда ещё психологический анализ Брюллова не достигал такой остроты и силы, не осуществлялась в портрете такая совершенная гармония замысла и изобразительной формы». Это последнее произведение художника стало вершиной его реалистического мастерства.

портретная живопись брюллов тропинин

Заключение

Русская художественная культура истоки которой начинались с классицизма приобретший мощное народное звучание, как высокий классицизм, который отражался в живописи, постепенно переходил от романтизма к реализму в русском изобразительном искусстве. Современниками того времени особенно ценилось направление живописи русских художников в котором преобладал исторический жанр с акцентом национальной тематики. Но в тоже время в искусстве исторической живописи не ощущалось особых изменений по сравнению с мастерами второй половины XVIII века и от самого начала истории русского портрета. Часто художники России посвящали свои произведения подлинным героям древней Руси, подвиги которых воодушевляли к написанию исторических полотен. Русские живописцы начала XIX века утвердили собственный принцип описания портрета, картин выработав свои направления в живописи, в изображении человека, природы, свидетельствующий о совершенно самостоятельной образной концепции. Русские художники в своих работах отражали различные идеалы национального подъема, постепенно отказываясь от строгих принципов классицизма, навязанных академическими устоями. XIX век ознаменован высоким расцветом русской живописи, в котором художники России оставили для потомков неизгладимый след в истории отечественного изобразительного искусства, проникнутое духом всестороннего отражения жизни народа. Искусство XIX века в котором заметную роль сыграли русские художники переоценить невозможно.

Список использованной литературы:

1. Сурис Б. Кипренский-портретист. — Ленинград, 1974

2. Этюды об изобразительном искусстве / М. Алпатов, А. Баранов. — М., 1993, 192 с.

3. Емохонова Л. Г. Мировая художественная культура. — М., 2001, 544 с.

4. Стасов В. В. Избранные статьи о русской живописи. — 1984, 256 с.

5. Петров В. Н. Брюллов. — М., 1960

6. Рябцев Ю. С. История русской культуры. Художественная жизнь и быть XVIII — XIX века. — М., 1997

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой