Принципы гражданского процесса

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Раскрыть понятие того или иного явления — значит указать на те признаки, которые являются для него существенными. Существенные признаки явления могут иметь общие черты с другими однородными явлениями и индивидуальные черты, характерные только для данного явления и отличающие его от других. Первые именуются родовыми, общими признаками, вторые — видовыми. Исходя из этого обстоятельства, авторы учебной литературы по гражданскому процессу формулируют определения принципов, обычно используя распространенный логический прием определения понятия через ближайший род и видовое отличие.

Несмотря на известные расхождения в понятии и определениях принципов гражданского процесса, следует подчеркнуть те, ставшие бесспорными или в основном устоявшимися взгляды на существенные родовые и некоторые видовые признаки рассматриваемого понятия.

Прежде всего, следует отметить единство взглядов относительно философской и социальной природы принципов. Они объективны по содержанию, ибо отражают объективные закономерности развития общественных отношений. По своей форме категория принципов субъективна, ибо является продуктом сознательного творчества законодателя, учитывающего сложившиеся социально-исторические условия.

Единодушны ученные и в том, что принципы рассматриваются в качестве основных, наиболее общих и руководящих положений гражданского процесса. Уровень общности принципов таков, что они не выводимы из других понятий, первичны.

Несмотря на дискуссионность положений, подавляющее большинство процессуалистов признают правовой характер принципов гражданского процесса, их нормативность, государственно-властный, общеобязательный характер. При этом подчеркивается разнообразие приемов нормативного закрепления принципов (как в одной норме, так и в нескольких взаимосвязанных нормах).

Ряд ученных отмечают функциональный характер принципов гражданского процесса, ибо они регламентируют деятельность соответствующих процессуальных органов в отличии от принципов судопроизводства, определяющих организацию, построение судебной системы и её отдельных звеньев.

В отличии от всякой родовой нормы права, призванной непосредственно регулировать общественные отношения, взаимоотношения людей, их организаций, принципы определяют приоритеты правовых норм и через них опосредовано регулируют поведение субъектов права.

Цели и задачи и общие условия гражданского процесса также непосредственно регулируют поведение сторон гражданского процесса. Но они не регулируют соотношения групп правовых норм, не определяют приоритетов между ними. Иначе говоря, они не имеют признака бинарности, соединения требований двух конкурирующих начал. Следовательно, регулирование соотношения двух конкурирующих между собой систем правовых норм именно тот видовой признак, который позволяет отграничивать всякий правовой принцип от смежных общеправовых положений и от конкретных норм права.

Подводя итоги вышеизложенному, можно сформулировать следующее определение: принципы гражданского процесса — это господствующие закономерные взаимосвязи конкурирующих гражданско-процессуальных и иных норм права.

Целью курсовой работы является обосновать распределение принципов гражданского процессуального права по группам, доказать правильность представленной их классификации, раскрыть сущность основных принципов действующего гражданского процессуального законодательства.

1. Понятие, значение и классификация принципов гражданского процессуального права

1.1. Понятие, способы фиксации и значение принципов

«Принципы гражданского процессуального права представляют собой руководящие положения, имеющие определяющее значение для всей системы процессуальных институтов и выражающие наиболее существенные черты этой отрасли права».

Принципы гражданского процессуального права представляют собой разновидность правовых принципов, поэтому при определении их понятия следует исходить из общетеоретических положений. Термин принцип произошел от латинского слова «principium» — «начало», «первооснова». Таким образом, принцип и начало — слова-синонимы, а это означает, что принципы права, в том числе гражданского процессуального, представляют собой его основные начала, первооснову соответствующей правовой системы. Несмотря на кажущуюся простоту понятия правового принципа, в науке сложилось несколько подходов к его определению. Одни авторы (например, Д.А. Киримов) рассматривают принципы права как научную категорию, отражающую в теоретических положениях определенные закономерности развития общественных отношений, направление и основные черты правового регулирования общественных отношений. Иными словами, принципы права не получают выражения, не фиксируются непосредственно в правовых нормах. Другие авторы (например, М.А. Гурвич) придерживались противоположного мнения, ибо полагали, что принцип права — наиболее общая правовая норма.

Наконец третья группа ученых (например В. М. Семенов, Н. А. Чечина, В.Н. Щеглов) как бы аккумулируют в своих представлениях о правовом принципе две позиции, потому что принципы права, с одной стороны, определяются как идейные, а с другой — как нормативно-руководящие начала (основы права).

Наиболее обоснованной представляется третья позиция, поскольку принцип права как руководящая идея, основополагающее начало отличается от научных и философских принципов тем, что требует закрепления в нормах права, ибо нуждается в специальной защите, обеспечивается силой государственного принуждения.

Например ГПК РФ предусматривает правило, в соответствии с которым нарушения судом при осуществлении правосудия по гражданским делам таких принципов гражданского процессуального права, как независимость судей, государственный язык судопроизводства, процессуальное равноправие сторон, состязательность, влечет безусловную (т.е независимую от правильности по существу) отмену судебных решений (ч. 2 ст. 364 ГПК РФ).

Таким образом, идейные основы (начала) права лишь тогда становятся его принципами, когда закрепляются в самом праве: его содержании и формах. Существует несколько способов фиксации (закрепления) в нормах права идейных его основ или начал: текстуальный или смысловой.

Текстуальный способ фиксации основных начал права характеризуется тем, что эти начала закрепляются в конкретных гражданских процессуальных нормах (непосредственное закрепление). При таком способе закрепления основные начала права представляю собой принципы — нормы, которые обладают всеми свойствами и структурными частями норм права, хотя действие их содержания распространяется далеко за пределами данной конкретной нормы.

В качестве примера текстуального закрепления принципов гражданского процессуального права могут служить следующие статьи ГПК РФ: ст. 5 (осуществление правосудия только судом), ст. 7 (единоличное и коллегиальное рассмотрение гражданских дел), ст. 8 (независимость судей), ст. 9 (государственный язык судопроизводства), ст. 10 (гласность), ст. 12 (состязательность и процессуальное равноправие сторон), ст. 157 (непосредственность, устность, непрерывность).

Смысловой способ фиксации в нормах идейных его начал заключается в том, что содержание конкретного принципа выводится из анализа содержания отдельных правовых норм или институтов (косвенное закрепление). При смысловом способе фиксации идейных основ права правовой принцип существует как «скрытое» в отдельной норме или институте общее правовое положение. Например, существование таких принципов гражданского процессуального права, как судебная истина, законность, обоснованность, диспозитивность, процессуальная экономия выводится из содержания ст. 1−4, 39−41, 195, ч.3 ст. 196, ст. 330, 362, 387, 392 ГПК РФ.

Таким образом, принципы российского процессуального права представляют собой обусловленные социально-экономические и политическими устоями российского государства и общества, закрепленные непосредственно в нормах гражданского процессуального права или вытекающие из его содержания правовые идеи (основные, руководящие начала), отражающие его сущность и характерные черты.

Принципы права — его «активные точки», «одухотворяющие начала», выражающие главное и решающее в его содержании. В этой связи принципы права верны лишь настолько, насколько они соответствуют природе права, отражают его глубинную сущность.

Значение принципов гражданского процессуального права заключается в том, что они являются одновременно той идеей, которая сформировалась в результате научного, профессионального и массового (обыденного) представления об идеальной модели правосудия, нормативно-руководящим началом и «рабочим инструментом» гражданского процессуального регулирования общественных отношений.

Указанные свойства принципа права обуславливают его важное и многостороннее значение.

Во-первых, принципы гражданского процессуального права как нормативно-руководящие начала (истоки) играют роль его «несущей конструкции», вокруг которой сооружается, формируется вся система гражданских процессуальных норм. Именно этим обстоятельствам объясняется то, что принципы права всегда выражают (отражают) его природу и основные черты.

Во-вторых, принципы гражданского процессуального права дают возможность понять и осознать необходимость совершенствования гражданского процессуального законодательства, т. е учитывать их при формировании новых, более прогрессивных, с точки зрения идеальной модели правосудия по гражданским делам, гражданских процессуальных норм.

В-третьих, принципы гражданского процессуального права помогают уяснить смысл и значение действующих гражданских процессуальных норм и поэтому имеют важное значение при толковании норм гражданского процессуального права.

Более того, учитывая право суда (судьи) применять аналогию процессуального права, т. е действовать исходя из принципов осуществления правосудия в РФ (п. 6 ст. 1 ГПК РФ), принципы гражданского процессуального права могут выступать в качестве непосредственного регулятора, «рабочего инструмента» гражданского процессуального регулирования отношений, возникших в связи с рассмотрением и разрешением судами общей юрисдикции гражданских и иных юридических дел.

В-четвертых, различные формы реализации права (применение, использование, и соблюдение) невозможны без правового воспитания, т. е развитие правосознания как тех, кто использует, применяет нормы права (профессиональное правосознание), так и тех, по отношению к кому применяются нормы права (обыденное или массовое правосознание).

Таким образом, принципы гражданского процессуального права играют большую роль в формировании профессионального и массового правосознания, поскольку воздействуют на всю совокупность представлений и чувств людей, выражающих субъективное отношение к действующему и желаемому праву.

Итак, принципы гражданского процессуального права выражают правовые взгляды современного общества и государства на цели и задачи, способы и средства деятельности судов общей юрисдикции по рассмотрению и разрешению ими гражданских, а так же иных юридических дел.

1. 2 Проблемы классификации принципов права

Под классификацией принципов права понимается их распределения по группам (классам) по какому-либо признаку (критерию), называемому основанием классификации.

Принципы гражданского процессуального права можно классифицировать по разным основаниям. Теория гражданского процессуального права предлагает различные классификации его принципов.

Одна группа авторов (М.Т. Авдюков, А. А. Добровольский, А. Ф. Клейман, М.К. Треушников) классифицируют принципы гражданского процессуального права по объекту правового регулирования на две большие группы: принципы организационно-функциональные, определяющие устройство судов и процесс одновременно, и принципы функциональные, определяющие только процессуальную деятельность суда и других участников гражданского процессуального отношения. К организационно-функциональным принципам указанные авторы относят принципы осуществления правосудия только судом, независимости судей, сочетания коллегиальности и единоличия в рассмотрении дел, государственного языка, гласности.

К функциональным принципам отнесены принципы законности, процессуального равноправия, устности, непосредственности, непрерывности.

Другие авторы (например, М.А. Гурвич) выделяют принципы общего значения (демократизм, законность) и принципы, регулирующие отдельные стороны гражданского процесса (диспозитивность, состязательность, равноправие и т. п.).

Третьи (например, В. М. Семенов, В.Н. Щеглов) классифицируют принципы гражданского процессуального права по двум основаниям: характеру нормативного источника, в котором закрепляются принципы и сфера их действия.

По характеру нормативного источника принципы гражданского процессуального права подразделяются на конституционные и отраслевые.

Поскольку Конституция Р Ф является юридической базой для всей правовой системы России, необходимо выделить конституционные принципы гражданского процессуального права, которые непосредственно закреплены в нормах Конституции, а поэтому влияют на всю систему гражданских процессуальных норм (гражданское процессуальное право). К конституционным принципам гражданского процессуального права относятся принципы осуществления правосудия только судом (ч. 1 ст. 118 Конституции РФ), независимость судей и подчинение их закону (ч. 1 ст. 120 Конституции РФ), гласности судебного разбирательства (ч. 1 ст. 123 Конституции РФ), состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ).

Отраслевые принципы гражданского процессуального права представляют собой нормативно-руководящие идеи, закрепленные в нормах гражданского процессуального законодательства. К ним относятся принципы законности (ст. 1, 2, 11, 195 ГПК РФ), диспозитивности (ст. 3,4, 320, 336, 376 ГПК РФ), единоличного и коллегиального рассмотрения юридических дел (ст. 7, 14, 15), устности, непосредственности и непрерывности (ст. 157), процессуальной экономии (ст. 41).

Сравнивая конституционные и отраслевые принципы, необходимо помнить, что выделение в особую группу конституционных принципов гражданского процессуального права не означает принижения роли и значения отраслевых принципов. Все принципы гражданского процессуального права: конституционные и отраслевые одинаково важны и обязательны, иначе они не были бы принципами.

По сфере действия все принципы гражданского процессуального права разбиваются на три класса: а) общеправовые, б) межотраслевые, в) отраслевые.

Под общеправовыми принципами понимаются такие нормативно-руководящие положения, которые пронизывают всю систему российского права. К их числу относятся принципы законности, всемерной охраны и защиты прав и свобод, сочетания личных и общественных интересов, единства прав и обязанностей.

Под межотраслевыми принципами гражданского процессуального права понимаются такие нормативно-руководящие идеи (положения), которые определяют облик не только гражданского процессуального права, но и других отраслей российского права (например, уголовно-процессуального и админитративно-процессуального). К межотраслевым принципам относятся принципы осуществления правосудия только судом, независимости судей, единоличного и коллегиального рассмотрения дел, судебной истины, законности, устности и т. п.

Отраслевыми принципами являются такие нормативно-руководящие начала, которые определяют облик, специфику одной определенной отрасли российского права. Отраслевые принципы гражданского процессуального права — диспозитивность, состязательность и процессуальное равноправие сторон.

«Любая классификация принципов гражданского процессуального права условна. Однако в познавательном плане наиболее полное и цельное представление о системе принципов гражданского процессуального права дает их классификация: по объекту правового регулирования и сфере действия».

С точки зрения указанных критериев принципы гражданского процессуального права могут быть разбиты на четыре группы (класса).

В первую включаются такие принципы гражданского процессуального права, как:

— осуществление правосудия только судом;

— независимость судей;

— единоличное и коллегиальное рассмотрение юридических дел;

— гласность судебного разбирательства;

— государственный язык судопроизводства.

Принципы первой группы характеризуются как организационно-функциональные и общеправовые.

Вторую группу образуют принципы функциональные и межотраслевые:

— судебная истина;

— законность;

— обоснованность;

В третью группу включаются функциональные и межотраслевые принципы гражданского процессуального права, которые в отличии от функциональных и межотраслевых принципов второй группы выражают особенности формы, а не содержания гражданского судопроизводства.

К принципам третьей группы относятся:

— устность;

— непосредственность;

-непрерывность;

— процессуальная экономия;

Таким образом, функциональные межотраслевые принципы гражданского процессуального права второй группы выражают внутренние (содержательные) особенности гражданского судопроизводства. Функциональные межотраслевые принципы гражданского процессуального права третьей группы выражают внешние (формалистические) особенности гражданского судопроизводства.

Четвертую группу образуют функционально-отраслевые принципы гражданского процессуального права. К ним относятся:

— диспозитивности;

— состязательности;

— процессуальное равноправие сторон.

Некоторые авторы выделяют еще принцип судейского руководства (он же инструкционный принцип, или принцип активности суда); а также принцип публичности.

При отнесении того или иного положения к разряду принципа права необходимо учитывать гносеологическую основу данного понятия. В гносеологическом плане под правовым принципом понимается такое правоположение, которое, во-первых, является руководящим началом или правилом; во-вторых, обладает свойством всеобщности.

Рассматривая с этих позиций принципы судейского руководства и публичности, следует признать целесообразность выделения одного (судейского руководства) и нецелесообразности выделения другого (публичности). Что касается публичности, то специфика гражданского процессуального права как его регулятора состоит в гармоничном сочетании публичных и частноправовых начал. Это означает, что публичность гражданского процессуального права не может рассматриваться в качестве его принципа, потому что не обладает для этого необходимым качеством — всеобщностью.

2. Основополагающие принципы российского гражданского процессуального права

2. 1 Принципы осуществления правосудия только судом, независимости судей, единоличного и коллегиального рассмотрения гражданских дел, гласности судебного разбирательства и государственного языка судопроизводства

Осуществление правосудия только судом.

Данный принцип является конституционным, потому что непосредственно закреплен в ч. 1 ст. 118 Конституции Р Ф: «Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом». Это правоположение воспроизводится в нормах гражданского процессуального права: в ст. 5 ГПК РФ и ст. 1 АПК РФ.

«Правосудие по гражданским делам, подведомственным судам общей юрисдикции, осуществляется только этими судами по правилам, установленным законодательством о гражданском судопроизводстве».

«Правосудие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности осуществляется арбитражными судами Российской Федерации, образованными в соответствии с Конституцией Российской Федерации и конституционным законом (далее — арбитражные суды), путем разрешения экономических споров и рассмотрения иных дел, отнесенных к их компетенции Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации и другими федеральными законами, по правилам, установленным законодательством о судопроизводстве в арбитражных судах».

Содержание принципа осуществления правосудия только судом проявляется в различных положениях гражданского процессуального права:

а) в приоритетности судебной формы защиты субъективных прав и законных интересов. Это означает, что если юридическое дело может рассматриваться и разрешаться несудебными органами (например, Комиссией по трудовым спорам, вышестоящим в порядке подчиненности органам или должностным лицам), окончательное решение по делу всегда принимает суд (ст. 45, 46 Конституции Р Ф; ст. 11, п. 2 ст. 243 ГК РФ; ст. в СК РФ; ст. 390 ТК РФ);

б) в праве суда, когда это прямо предусмотрено законом, признавать нормативные правовые акты органов власти и управления недействительными (например, ст. 12, ст. 13 ГК РФ);

в) в праве суда не применять противоречащий Конституции Р Ф или закону акт государственного или иного органа (ч. 2 ст. 120 Конституции Р Ф, ст. 12 ГК РФ и т. д.)

Независимость судей

Независимость судей является конституционным принципом. В соответствии с ч. 1 ст. 120 Конституции Р Ф и ст. 5 закона «о судебной системе Российской Федерации» судьи независимы и подчиняются только Конституции Р Ф и федеральному закону. Статья в ГПК РФ при воспроизведении данного принципа «раздвигает» лаконичные рамки конституционной нормы. При осуществлении правосудия — говорится в ст. ГПК — судьи независимы и подчиняются только Конституции Р Ф и федеральному закону. Судьи рассматривают и разрешают гражданские дела в условиях, исключающих постороннее на них воздействие. Любое вмешательство в деятельность судей по осуществлению правосудия запрещается и влечет за собой установленную законом ответственность. Независимость судей при осуществлении правосудия по гражданским делам обеспечивается политическими, экономическими и юридическими гарантиями.

Политические гарантии — законоположения, запрещающие судье быть депутатом, заниматься предпринимательской деятельностью, участвовать в политических движениях, состоять в каких-либо партиях, представлять интересы государственных, коммерческих и других организаций, отдельных должностных лиц.

Экономические гарантии независимости судей представляют собой такие законоположения, которые устанавливают для судей соответствующее их высокому статусу материальное и социальное обеспечение, бесплатное предоставление и иные социальные льготы.

Юридические гарантии независимости судей представляют собой законоположения, устанавливающие несменяемость судей (ч. 1 ст. 121 Конституции РФ), неприкосновенность судей (ч.1 ст. 122 Конституции Р Ф, ст. 16 Закона Р Ф «о статусе судей в Российской Федерации» в ред. От 15 декабря 2009 г.), строго регламентированный порядок отправления правосудия (ст. 15 и гл. 15, 16 ГПК РФ).

Несменяемость как юридическая гарантия независимости судей означает, что судья назначается на должность без ограничения каким-либо сроком, кроме случаев, предусмотренных п. 2 и 3 ст. 11 Закона Р Ф «о статусе судей в Российской Федерации».

Гарантиями независимости судей являются действующий порядок приостановления и прекращения полномочий судьи, а так же института отставки.

Неприкосновенность судьи означает, что судья, члены его семьи и их имущество находятся под особой защитой государства. Соответствующие органы государства обязаны принимать меры по обеспечению безопасности судей, членов их семей, сохранности принадлежащего им имущества, если от судей поступит соответствующие заявление. Судья имеет право на хранение и ношение служебного огнестрельного оружия. Кроме того, в законе четко оговаривается: всякое вмешательство в деятельности судьи по осуществлению им правосудия преследуется по закону, а судья не обязан отдавать какие-либо объяснения по существу рассматриваемых или находящегося в его производстве дел, а также представлять их кому бы то ни было для ознакомления иначе, как в случаях и порядке, предусмотренных гражданским процессуальным законодательством.

Говоря о независимости судей, необходимо всегда помнить о недопустимости её отождествления со вседозволенностью.

«Судья должен служить примером безупречного поведения, принципиальности и взыскательности к себе во всех отношениях. Только это обеспечит действительный и не мнимый судейский авторитет. Независимость — не личная привилегия судьи, а его ответственность перед обществом и гражданами».

Принцип единоличного и коллегиального рассмотрения гражданских дел закреплен в статье 7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации:

«1. Гражданские дела в судах первой инстанции рассматриваются судьями этих судов единолично или в предусмотренных федеральным законом случаях коллегиально.

2. В случае, если настоящим Кодексом судье предоставлено право единоличного рассматривать гражданские дела и совершать отдельные процессуальные действия, судья действует от имени суда.

3. Дела по жалобам на судебные постановления мировых судей, не вступившие в законную силу, рассматриваются в апелляционном порядке единолично судьями соответствующих районных судов.

4. Гражданские дела в судах кассационной и надзорной инстанций суды рассматривают коллегиально".

В приведенной статье закреплен принцип сочетания единоличного и коллегиального рассмотрения гражданских дел. «Наиболее существенная новелла — отказ от участия народных заседателей в рассмотрении гражданских дел и переход к профессиональному составу суда. Тем самым многолетняя практика участия представителей народа в рассмотрении гражданских дел в судах общей юрисдикции прекращена. Это контрастирует с обратной практикой арбитражных судов, где новый АПК РФ, наоборот, предусмотрел участие арбитражных заседателей как общее правило рассмотрения многих категорий дел в судах первой инстанции».

Коллегиально по общему правилу рассматриваются дела в кассационном и надзорном порядке, а так же в случаях, указанных в федеральных законах. Апелляционное производство по обжалованию решений и определений мировых судей осуществляется судьями судов общей юрисдикции единолично.

В любом случае, и при единоличном рассмотрении дела судья выступает от имени соответствующего суда, вынося решение именем Российской Федерации.

Гласность судопроизводства является конституционным принципом, в соответствии с которым разбирательство во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных в федеральным законом (ч. 1 ст. 123 Конституции Р Ф, ст. 9 закона «о судебной системе Российской Федерации», ст. 10 ГПК РФ). Гласность представляет собой такое устройство судопроизводства, при котором деятельность суда и иных участников гражданского судопроизводства оказывается доступной (открытой) для обозрения заинтересованным лицам и публике.

Имея в виду это обстоятельство, некоторые авторы отождествляют понятие гласности и публичности. Однако такое отождествление едва ли уместно, потому что в гражданском судопроизводстве (гражданском процессуальном праве) под публичностью понимается императивное (государственно-властное) начало судебного процесса в отличие от его диспозитивности. Гласность судебного процесса предпочтительнее обозначить таким термином, как «транспорентность», т. е «прозрачность».

Государственный язык судопроизводства, как принцип непосредственно закреплен в статье 9 ГПК РФ:

«1. Гражданское судопроизводство ведется на русском языке — государственном языке Российской Федерации или на государственном языке республики, которая входит в состав Российской Федерации и на территории которой находится соответствующий суд. В военных судах гражданское судопроизводство ведется на русском языке».

В приведенной статье закреплен принцип государственного языка судопроизводства, согласно которому производство в суде общей юрисдикции ведется на государственном — русском языке либо на государственном языке республики в составе РФ, а лицам, не владеющим языком, обеспечивается возможность перевода с целью понимания ими совершаемых процессуальных действий. В соответствии с ч. 1 ст. 68 Конституции Р Ф государственным языком на всей её территории является русский язык. Вместе с тем согласно ч. 2 ст. 26 Конституции Р Ф каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения. В развитии этих конституционных положений в ч. 3 ст. 10 Федерального конституционного закона «о судебной системе Российской Федерации» участвующим в деле лицам, не владеющим языком судопроизводства, обеспечивается право выступать и давать объяснения на родном языке либо на любом свободно избранным языком общения, а также пользоваться услугами переводчика. Поэтому комментируемая статья отличается по содержанию от ст. 8 ГПК РСФСР, соответствуя приведенным положениям вышеуказанного закона.

«Статус переводчика закреплен в ст. 162 ГПК РФ, а условия оплаты его труда по переводу — в ст. 94, 95, 97 ГПК РФ. При этом ГПК не предусматривает специальных квалификационных требований к переводчику, но очевидно, что в данном качестве вправе выступать лица, имеющие специальный диплом либо квалификацию переводчика, либо владеющие языком в степени, достаточной для адекватного перевода. К переводчикам относятся лица, владеющие как языками, так и навыками сурдоперевода (ч. 5 ст. 162 ГПК РФ). Оплата услуг переводчика должна производится за счет средств бюджета».

Если учесть что в каждой республике функции государственного языка возложены не на один, а на два и более языков (например, для Дагестана государственными языками являются русский и все языки народов Дагестана, число которых по некоторым подсчетам 13), то многоязычие в судебной деятельности при отправлении правосудия от имени одного и того же государства — РФ, опирающейся на единую законодательную базу, подрывает единство судебной системы РФ, нарушает принцип гласности судопроизводства, затрудняет реализацию требований общеобязательности и исполнимости судебных актов.

Кроме того, многоязычие государственного языка судопроизводства приводит к «нормативному размыванию» государственной функции государственного языка РФ в государственно-правовой сфере его функционирования. Государственный язык, являясь фундаментальным государствообразующим фактором должен выполнять в сфере правового регулирования интеграционную, а не центробежную функцию.

В этой связи представляется весьма актуальным предложением о законодательном закреплении языкового суверенитета государства, от имени которого осуществляется правосудие, т. е многоязычие государственного языка судопроизводства. Однако ст. 9 ГПК РФ, закрепляющая многоязычие языка судопроизводства, свидетельствует о том, что законодатель не воспринял эту рекомендацию.

2. 2 Принципы судебной истины, законности и обоснованности

Принцип судебной истины представляет собой такое нормативно-руководящие начало гражданского процессуального права, в соответствии с которым движение судебного процесса по конкретному гражданскому или иному юридическому делу должно идти в направлении использования всех предусмотренных гражданскими процессуальными нормами средств для достоверного, а в случае невозможности или предусмотренной законом нецелесообразности — вероятного установления обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела по существу.

В связи с подготовкой проекта ГПК РФ на страницах юридической печати развернулась острая дискуссия по вопросу об истине как принципе судопроизводства. Наиболее обоснованной представляется позиция тех авторов, которые настаивают на существовании такого принципа судопроизводства, как судебная (юридическая, формальная) истина.

Поскольку главной задачей гражданского судопроизводства являются правильное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспоренных прав, свобод и охраняемых законом интересов субъектов правовых отношений (ст. 2 ГПК РФ), то по содержанию принцип судебной истины, прежде всего, означает право и обязанность суда устанавливать действительно существующие факты, имеющие значение для правильного разрешения дела. Для этого суд обязан на этапе подготовки дела к судебному разбирательству правильно определить круг подлежащих установлению юридических фактов (предмет доказывания) и поставить их на обсуждение, даже если заинтересованные лица на какие-либо из них не сослались (ч. 2 ст. 56, ст. 148 ГПК РФ).

В процессе судебного разбирательства суд обязан: обеспечить полное, всестороннее и объективное выяснение всех обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон (ч. 2 ст. 156 ГПК РФ); возобновить рассмотрение дела по существу, если признает необходимым выяснить новые обстоятельства, имеющие значение для дела (ч. 2 ст. 151 ГПК РФ); в момент совещания по делу при вынесении решения определять, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены и какие не установлены. Если возникнет необходимость выяснения новых обстоятельств, выносится определение о возобновлении судебного разбирательства (ч. 1 и 2 ст. 196 ГПК РФ). Кроме того, суд в праве выйти за пределы заявленных истцом требований, в случаях, предусмотренных федеральным законом (ч. 3 ст. 196 ГПК РФ).

«Последствием нарушения принципа судебной истины в части установления действительных обстоятельств дела является отмена судебного акта в апелляционном (ч. 1 ст. 330 ГПК), кассационном (ч. 1 ст. 362, ст. 363, ч. 1 ст. 364 ГПК РФ), надзорном (ст. 387 ГПК РФ) порядке, а так же по вновь открывшемся обстоятельствам (ч. 2 ст. 392 ГПК РФ)».

Принцип судебной истины обуславливает такое поведение суда в процессе рассмотрения и разрешения юридического дела, которое направлено на установление юридических фактов и оценку доказательств с соблюдением установленных законом правил, поэтому судебные акты считаются истинными, пока не доказано иное. С принципом судебной истины тесно связаны принципы законности и обоснованности.

Истоки принципа законности гражданского судопроизводства следует искать в нормах Конституции Р Ф (ч. 2 ст. 4, ст. 15,18, ч. 3 ст. 90, ст. 115, ч. 2 ст. 120), Закона «о судебной системе Российской Федерации» (ст. 3,5,6), ГПК РФ (ст. 1,2,11,13), предусматривающих положения о верховенстве Конституции Р Ф и федеральных законов на свей территории РФ; обязанность суда правильно применять нормативные правовые акты при разрешении гражданских дел и строго соблюдать установленный порядок судопроизводства; обязательность и неукоснительность исполнения судебных актов, а так же законных требований, поручений, вызовов и других обращений судов всеми органами государственной власти, органами местного самоуправления, общественными объединениями, должностными лицами, физическими и юридическими лицами на всей территории РФ.

Другими словами, принцип законности гражданского судопроизводства означает такой правовой режим в сфере судопроизводства по гражданским делам, когда суд правильно применяет нормы материального закона, а участники гражданского судопроизводства строго и точно исполняют свои процессуальные обязанности, а также беспрепятственно реализуют процессуальные права.

Принцип законности гражданского судопроизводства имеет важное практическое значение, поскольку выражает органическое единство права (как материального так и процессуального) и его практического осуществления, степень реального воплощения в жизнь правовых предписаний. Как говорили древние: «Самый дурной закон лучше беззакония» (dura lex sed lex).

Практические последствия нарушения принципа законности зависит от субъекта, его нарушевшего. Нарушение судом норм материального и (или процессуального права влечет отмену, изменение судебного акта (абз. 3 и 4 ст. 328, абз. 3,4,5 ст. 361, ст. 387 ГПК РФ). Несущественное нарушение норм процессуального права является основанием для вынесения вышестоящим судом в адрес нижестоящего суда — правонарушителя частного определения сигнализационного характера.

Например, в соответствии с п. 15 постановления № 3 Пленума Верховного суда РСФСР от 24 августа 1982 «О применении судами РСФСР законодательства, регулирующего рассмотрение гражданских дел в кассационной инстанции» областным и приравненным к ним судам было рекомендовано при проверке актов судов первой инстанции в кассационном порядке реагировать на допускаемые ими ошибки, когда нет оснований для отмены или изменения судебного акта, путем вынесения в адрес суда — правонарушителя частного определения.

Нарушение требований принципа законности иными субъектами гражданского судопроизводства (неисполнение или ненадлежащего исполнения процессуальных обязанностей) в зависимости от конкретного процессуального статуса правонарушителя влечет отказ в возбуждении дела или производства, отказ в удовлетворении требований о защите права или законного интереса, применение мер принудительного характера: удаление из зала судебного заседания, наложение штрафа, принудительный привод.

Принцип обоснованности имеет более узкую сферу действия, ибо распространяется лишь на порядке документального оформления процессуальных действий (бездействия).

Суть принципа обоснованности гражданского судопроизводства состоит в том, что всякое документальное оформление процессуального поведения (обращение в суд с заявлением, ходатайством, жалобой, представлением; вынесение судебных актов: решений и определений) должно быть мотивированным. Например, в заявлении, подаваемом в суд с просьбой о возбуждении гражданского дела (исковое заявление), должны быть указаны не только обстоятельства, на которых истец основывает свою просьбу о защите субъективного права или интереса, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства (п. 5 ч. 1 ст. 131 ГПК РФ), но и «в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца и его требования (п. 4 ч. 1 ст. 131 ГПК РФ).

Согласно ч. 1 ст. 65 ГПК РФ в заявлении об обеспечении доказательств должны быть указаны не только доказательства которые необходимо обеспечить, и обстоятельства, для подтверждения которых необходимы эти доказательства, но и причины, побудившие заявителя обратиться с просьбой об обеспечении доказательств.

Далее, по действующему гражданскому процессуальному законодательству лицо, ходатайствующее об истребовании письменных и вещественных доказательств, вызове свидетелей, обязано помимо всего прочего указать причины, препятствующие самостоятельному их получению, а также какие обстоятельства, имеющие значение для дела, могут быть подтверждены этими доказательствами (ч. 2 ст. 57 ГПК РФ).

Что касается судебных актов: решений и определений, то в соответствии с действующим процессуальным законодательством выводы суда как по существу дела в целом, так и по отдельным частным вопросам судопроизводства должны быть мотивированными (ч. 1 ст. 195, ч. 1 и 4, ст. 198, ст. 199, п. 5 ст. 225, ч. 2 ст. 327, ст. 329, п. 6 ч. 2 и 3, ст. 366 ГПК РФ).

Исключения из требований принципа обоснованности представляют собой случаи вынесения решений на основе признания иска ответчиком и в случае отказа в иске в связи с признанием неуважительными причин пропуска срока исковой давности или срока обращения в суд (абз. 2 и 3 ч. 4 ст. 198 ГПК РФ). Например, согласно ч. 4 ст. 198 ГПК в случае признания иска ответчиком в мотивировочной части судебного решения может быть указано только на признание иска и принятия его судом.

Последствия нарушения принципа обоснованности судопроизводства могут быть разными: отмены необоснованных судебных актов в апелляционном или кассационном порядке (ч. 1 ст. 330, п. 1,2,3 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ); отказ в принятии заявления о выдаче судебного приказа (п. 3 ч. 1 ст. 125 ГПК РФ); оставление заявления, жалобы, представления без движения (ст. 136,323,341).

2. 3 Принципы устности, непосредственности, непрерывности и процессуальной экономии.

Принцип устности судопроизводства непосредственно закреплён в ч. 2 ст. 157 ГПК РФ, а также в других нормах ГПК (ч. 1и 2 ст. 158, ст. 160−162, 164, 165, 170−172, ч. 1 ст. 173, 174, 177, 180−182, 186, 187, 189, 190, 193) предусматривающих устную форму ведения судебного заседания по делу; общения суда с участниками судебного процесса, в частности разъяснения им их процессуальных прав и обязанностей, а также последствий совершения ими процессуальных действий; выслушивания объяснений, мнений сторон и иных участвующих в деле лиц, а так же их мнения как по существу дела в целом, так и по отдельным, частным вопросам судебного разбирательства; допроса свидетелей; оглашения письменных доказательств и заключения эксперта; заслушивания консультаций и пояснений специалиста или их оглашения, если они были даны в письменной форме; оглашения судебных актов.

«Принцип устности гражданского судопроизводства представляет собой закрепленные в гражданском процессуальном законе в общей форме и конкретизированные в ряде норм правила проведения судебных заседаний, устанавливающие устную форму общения суда и других участников процесса, исследование доказательственного материала и доведение до сведения участников процесса и присутствующих в зале судебного заседания публике выводы суда как по существу дела в целом, так и по частным вопросам судопроизводства, путем оглашения решения или определения.

Принцип устности гражданского судопроизводства тесно связан с его гласносностью, потому что невозможно представить себе гласное судебное разбирательство без устности, личного общения суда с участниками судебного процесса. При устной форме судопроизводства суду гораздо легчен воспринимать фактический и доказательственный материал сразу и во всей его полноте, устранять сомнения путем дополнительного опроса участвующих в деле лиц и допроса свидетелей.

Таким образом, устность безусловно, ускоряет процесс судебного разбирательства дел и тем самым облегчает суду решение одной из главных задач гражданского судопроизводства — своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел (ст. 2 ГПК РФ). В то же время недопустимо противопоставление устности гражданского судопроизводства его письменности.

«Требование закона об обязательной письменной форме процессуальных документов (исковое заявление, жалобы, представления судебного акта), а также протоколирование судебного разбирательства дела не нарушают принципа устности, потому что все документы подлежат оглашению. Письменная форма некоторых процессуальных действий участвующих в деле лиц, а также протоколирование отдельных процессуальных действий и хода судебного разбирательства дела облегчает защиту законных прав и интересов лиц, участвующих в деле, проверку законности и обоснованности судебных актов.

Принцип непосредственности закреплен в ч. 1,2 ст. 157 и иных формах ГПК РФ. Данный принцип является руководящим началом при исследовании доказательств и установлении обстоятельств, имеющих значение для дела, поскольку определяет способы и методы восприятия судом доказательственного материала.

По содержанию принцип непосредственности означает, во-первых, обязанность суда первой инстанции при рассмотрении дела непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушивать объяснения участвующих в деле лиц, показания свидетелей, заключение эксперта; ознакомиться с письменными доказательствами; осмотреть вещественные доказательства.

Во-вторых, принцип непосредственности означает, что доказательства по делу должны быть получены, как правило, из первоисточника. Речь идет о первоначальных доказательствах, к числу которых относятся показания свидетеля — очевидца, подлинник документа. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 71 ГПК РФ письменные доказательства, как правило, представляются в подлиннике. Если представлена копия документа, суд в праве в случае необходимости потребовать представления подлинника. При затруднительности представления документов суд может потребовать представления надлежащим образом заверенных копий или провести осмотр и исследование письменного доказательства в месте его хранения. Согласно ст. 72 ГПК РФ подлинные документы, имеющиеся в деле, по просьбе представивших эти документы лиц, возвращаются им после вступления решения суда в законную силу. В этом случае в деле остаются засвидетельствованные судьёй копии письменных доказательств.

В-третьих принцип непосредственности означает, что суд вправе мотивировать соё решение по делу только теми доказательствами, которые были им исследованы в судебном заседании (ч. 2 ст. 195 ГПК РФ).

В-четвертых, принцип непосредственности означает, что доказательства по делу исследует и оценивает тот состав суда, который должен разрешить дело по существу и вынести решение: «Разбирательство дела происходит устно и при неизменности состава судей. В случае замены одного из судей в процессе рассмотрения дела разбирательство должно быть произведено с самого начала».

Непрерывность. Принцип непрерывности гражданского судопроизводства закреплен в ч. 3 ст. 157 ГПК РФ. Указанный принцип означает, что судебное заседание по каждому делу происходит непрерывно, кроме времени, предназначенного для отдыха. До окончания рассмотрения начатого дела или до отложения его слушания суд не вправе рассматривать другие гражданские, уголовные и административные дела.

Принцип непрерывности судопроизводства способствует быстрому и правильному рассмотрению дела, благодаря максимальной концентрации внимания судей в момент рассмотрения одного конкретного дела.

Исключение из принципа непрерывности предусмотрено ст. 199 ГПК РФ, согласно которой составление мотивированного решения суда может быть отложено на срок не более чем на пять дней с момента окончания разбирательства дела.

Процессуальная экономия.

Принцип процессуальной экономии в самом общем виде закреплен в ст. 2 ГПК РФ, устанавливающей в качестве главных задач гражданского судопроизводства правильное и своевременное рассмотрение и разрешение судом гражданского дела. Данный принцип означает достижение наибольшего процессуального результата с наименьшими затратами труда за счет рационального использования процессуальных средств и методов защиты субъективных прав и охраняемых законом интересов.

Принцип процессуальной экономии конкретизируется в ряде гражданских процессуальных норм и институтов. Например, только действием принципа процессуальной экономии можно объяснить существование в гражданском судопроизводстве таких институтов и правил, как замена ненадлежащего ответчика (ст. 41 ГПК РФ); факультативное соучастие (ст. 46 ГПК РФ); соединение и разъединение нескольких исковых требований (ч. 3,4 ст. 151 ГПК РФ); участие третьих лиц (ст. 42, 43 ГПК РФ) и др.

2. 4 Принципы диспозитивности, состязательности и процессуального равноправия сторон.

Диспозитивность.

Принцип диспозитивности представляет собой нормативно-руководящие положения, пронизывающие всю систему норм гражданского процессуального права, в соответствии с которым возникновение, изменение, развитие и прекращение процесса по конкретному гражданскому делу обуславливается инициативой сторон и иных заинтересованных лиц, реализуемой в пределах установленных законом и под контролем суда.

Принцип диспозитивности определяет, во-первых, порядок возбуждения дела в суде (возникновение гражданского процессуального отношения). Сущность диспозитивности в этой части выражается двумя афоризмами: «никто не может быть принужден к предъявлению иска против своей воли» (nemo invitus agere cogitur) и «нет судьи без истца» (nemo judex sine actore).

По действующему гражданскому процессуальному законодательству (ст. 3,4 ГПК РФ) суд приступает к рассмотрению дела по заявлению заинтересованного лица. Под заинтересованным лицом имеется ввиду не только, чье субъективное право или интерес нарушены, но и прокурор, а также органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации и отдельные граждане управомоченные законом на защиту чужого права или интереса.

В настоящий момент изъятия из действия принципа диспозитивности, когда инициативу в возбуждении и гражданского дела проявляет лицо, не имеющее личного (материально-правового) интереса к делу, сведены к минимуму. Это выражается в том, что согласно ч. 1 ст. 46 ГПК органы государственной власти, органы местного самоуправление, организации и граждане в праве обращаться в суд с иском (заявлением) в защиту прав, свобод или охраняемых законом интересов других лиц только по их просьбе. Согласие не требуется лишь в случаях предъявления иска в защиту прав, свобод и интересов неопределенного круга лиц, а также недееспособных и несовершеннолетних граждан.

В соответствии с ч. 1 ст. 45 ГПК РФ и п. 4 ст. 27 Закона «о прокуратуре Российской Федерации» прокурор вправе предъявлять и поддерживать в суде иски в случаях, когда гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности или в силу других уважительных причин не может лично отстаивать в суде свои права или свободы; или когда нарушены права и свободы значительного числа граждан, либо в силу иных обстоятельств нарушение приобрело особое общественное значение.

Случаи, когда гражданские дела рассматриваются по инициативе самого суда, весьма немногочисленны и прямо предусмотрены в законе. К их числу относятся, например, случаи, указанные в ст. 24 СК РФ. Так, если отсутствует соглашение между разводящимися супругами по вопросам места жительства и содержания несовершеннолетних детей, суд по собственной инициативе при расторжении брака обязан определить, с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после развода, а так же с кого из родителей и в каких размерах взыскиваются алименты на их детей. Думается, что исключения из принципа диспозитивности следует расценивать как средство, обеспечивающее разумное сочетание частных и публичных начал гражданского процессуального права, частных (субъективных) и общественных интересов.

Во-вторых, принцип диспозитивности определяет порядок изменения процесса по конкретному делу. Изменение процесса по гражданскому делу может быть обусловлено изменением предмета, основания и субъективного состава иска (ст. 39 ГПК РФ).

В-третьих, принцип диспозитивности определяет порядок развития гражданского процесса по конкретному делу. Речь идет о возможности перехода дела из одной стадии в другую по инициативе заинтересованных лиц. Так, апелляционное производство по пересмотру актов мирового судьи возбуждается по апелляционной жалобе сторон и других участвующих в деле лиц (ч. 1 ст. 320 ГПК РФ) или апелляционному представлению прокурора, участвующего в деле (ч. 2 ст. 320 ГПК РФ). Кассационное производство — по кассационной жалобе (представлению) лиц, участвующих в деле (ст. 336). Пересмотр судебных актов в порядке судебного надзора может быть инициирован лицами, участвующими в деле, и другими лицами, если их права и законные интересы нарушены судебным постановлением (ч. 1,3 ст. 376 ГПК). Проверка судебного акта по вновь открывшемся обстоятельствам может быть возбуждена по заявлению участвующих в деле лиц, в том числе прокурора (ст. 394). Исполнительное производство возбуждается по заявлению взыскателя — заинтересованного лица (п. 1 ст. 9 Закона «об исполнительном производстве»).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой