Немецкие пословицы как объект исследования

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Міністерство освіти і науки, молоді та спорту України

Дніпропетровський національний університет імені Олеся Гончара

Факультет української й іноземної філології та мистецтвознавства

Кафедра германської філології

Курсова робота

«(Німецькі) прислів'я як об'єкт дослідження»

Виконавець:

студентка гр. УН- 10−1 А.В. Сагайдак

Керівник:

доц. кафедри германської Т. І. Манякіна

мови

Дніпропетровськ

2013

Введение

Известно, что человек индивидуаленен, его мысли и характер — неповторимы, усовершенствование его речи говорит об развитие уровня языка. А пословицы способствуют раскрытию особенностей существования любого народа, также улучшению знаний и передачи информации.

В пословицах отражен богатый исторический опыт народа, представления, связанные с трудовой деятельностью, бытом и культурой людей. Содержание пословиц специфично. Они реагируют на все явления действительности, отражают жизнь и мировоззрение народа во всем многообразии, они передают бытовые, социальные, философские, религиозные, морально-этические, эстетические народные взгляды. Пословицы обобщают опыт народа, выведенный из его общественной практики.

При правильном использовании пословиц их содержание придает речи неповторимое своеобразие и особую выразительность. Все вместе взятые они отражают жизнь полнее, чем какой-либо другой жанр фольклора.

Итак, тема данной курсовой работы: «(Немецкие) пословицы как объект исследования. «

Цель данной курсовой работы заключается в том, чтобы найти связь между немецкими и русскими пословицами, указать на трудности, возникающие при переводе на русский язык, а также продемонстрировать способы разрешения этих трудностей.

Употребляя ту или иную пословицу в конкретной ситуации, говорящий стремится подтвердить и подчеркнуть суть сказанного. Такие акценты неизбежны в любые времена, соответственно, пословицы были есть и будут в нашей речи. Отсюда следует, что переводчик должен уметь грамотно их перевести, донести их смысл до слушателей. В этом и состоит актуальность нашей работы.

В ходе работы над данной курсовой мы провели исследования и анализ около 400 немецких пословиц.

Необходимо отметить, что многие немецкие и русские пословицы многозначны, что делает их трудными для толкования и сравнения. Тем не менее, важно помнить, что, складываясь в различных исторических условиях, немецкие и русские поговорки для выражения одной и той же мысли часто использовали различные образы, которые, отражают различный социальный уклад и быт двух народов и часто не являются абсолютными эквивалентами.

Итак, в качестве основных задач данной курсовой работы мы выделили следующие пункты:

1. Рассмотрение существующих классификаций фразеологизмов;

2. классификация и систематизация поговорок немецкого языка;

3. показать пути трудностей перевода;

Переводу пословиц уделено не мало внимания. Связанные из этим проблемы рассматриваются по-разному, рекомендуется различные методы перевода, встречаются несовпадающие мнения. И это в порядке вещей: однозначного, стандартного, одного на все случаи жизни решения здесь быть не может. В различных ситуациях может потребоваться разный подход.

I Часть. Основные составляющие паремии и их классификация

пословица русский немецкий перевод

Среди разного рода языковых клише, т. е. устойчивых словесных образований, видное место занимают так называемые паремии, или народные изречения, выраженные предложениями.

Сопоставляя слова, фразеологические обороты и паремии по существенным языковым признакам, нетрудно убедиться в том, что все они в значительной мере изоморфны друг к другу. Как первые, так и вторые и третьи представляют собой клише и используются в качестве знаков. И слова, и фразеологические обороты, могут обладать мотивировкой своего общего значения, причем эта мотивировка может быть как прямой, так и образной. Паремии в равной мере могут иметь омонимы, синонимы и антонимы. [13,с. 9. ]

С другой стороны, паремии с полным правом следует отнести к фольклору. Паремии представляют собой словесные образования, имеющие значение, и могут употребляться самостоятельно. Как и все фольклорные тексты, паремии обладают той или иной темой, о чем-то говорят, тогда как слова и фразеологизмы принципиально не имеют собственной темы и могут употребляться по самым различным поводам.

Таким образом, есть основания рассматривать паремии как языковые единицы, и как фольклорные тексты. Указанная двойственность паремии хорошо видна на примере пословиц, составляющих основную массу всего паремиологического фонда.

Фольклористы и паремиологи обратили внимание на функциональные различия многих народных изречений. На основании этих различий внутри паремиологического уровня, или с точки зрения фольклористики — внутри афористического жанра, были даже выделены три самостоятельных типа паремий: а) пословицы б) загадки и в) приметы. 13, с. 10]

В паремиологии разработан ряд классификаций пословиц по различным основаниям. Наиболее известны следующие:

1. Алфавитная классификация. Она требует размещения пословиц в алфавитном порядке в зависимости от начальных букв первого слова. Так расположены пословицы в большинстве старых сборников.

2. Классификация по опорным словам (она же лексическая или энциклопедическая) подразумевает распределение пословиц по узловым словам, из которых данное изречение состоит. Так пословицу «Куй железо, пока горячо» можно отнести в группу, объединяющую все изречения о кузнецах и ковке, а также в группу, которая говорит о железе (или других металлах), и в группу посвященную всему горячему.

3. Монографическая классификация строится на группировке пословиц по месту или по времени их собирания и по собирателю.

4. Генетическая классификация разделяет материал по признаку происхождения, в частности по языкам и народам, его породившим.

5. Тематическая классификация предполагает распределение пословичных изречений по темам высказывания, по их содержанию. Так, пословицу «Сапожник — без сапог» она отнесет в группу о жизни (труде). Такова система классификации В. И. Даля.

Таким образом, каждая из описанных систем обладает своими достоинствами и недостатками и может с тем или иным успехам применяться в отдельных случаях.

Однако как отмечает крупный исследователь Пермяков, эти системы страдают одним общим пороком: все они опираются на случайные признаки, не связанные или с природой самих изречений. Именно поэтому ни одна из существующих систем классификаций пословиц не может служить основой для создания объективной теории жанра. [13, 11]

Паремиологи давно обратили внимание на чрезвычайную емкость и внутреннюю сложность пословичных изречений. И в самом деле, пословицы при всей своей видимой простоте представляют собой весьма непростые образования. С одной стороны, это явления языка, сходные с обычными фразеологизмами, с другой -- какие-то логические единицы (суждения или умозаключения), и с третьей -- художественные миниатюры, в яркой, чеканной форме отражающие факты живой действительности. Именно по этой причине пословичные изречения привлекают к себе внимание и языковедов, и фольклористов, и философов-логиков.

Поэтому к ним можно подойти как к явлениям языка, явлениям мысли и явлениям фольклора, тем более что указанные три плана пословичных изречений в значительной степени автономны.

В бытовом и научном обиходе понятие для народных изречений: «пословицы» и «поговорки». В то же время понятия «пословицы» употребляют в качестве единого термина и, как правило, не расчленяют на составные части. И это не случайно: между пословицами и поговорками, действительно, много общего, и не только в русском языке, но и во всех других языках. Но в то же время поговорками обычно называют иносказательные словесные обороты, выражающие «незаконченные суждения» (например: толочь воду в ступе), а пословицами -- иносказательные предложения, которые формулируют «законченную мысль» (например: Воду в ступе толочь -- вода и будет).

Соответственно по своей грамматической структуре пословицы и поговорки распадаются на два большие класса. Сопоставим следующие клише:

1. Стреляет из пушки по воробьям;

Mit Kanonen auf Spatzen schieЯen.

2. Мал золотник, да дорог.

Klein ist die Goldmьnze, gilt aber viel.

Оба эти клише, употребленные в речи, дают полные двусоставные предложения: «Он стреляет из пушки по воробьям» и «Мал золотник, да дорог». Но если первое из них получает свое окончательное оформление (и конкретный смысл) только в контексте, откуда оно черпает недостающие элементы (в данном случае -- подлежащее), то второе фигурирует в речи в своем постоянном и неизменном облике. Иначе говоря, первое предложение клишировано не полностью, а второе клишировано от начала и до конца.

С другой стороны все пословичные предложения разделяются на два класса по степени обобщенности. Одни из них повествует о каких-либо частных событиях, отдельных, а то и просто исключительных случаях (например: «Пойманный вор обокрал охранника» или «Овчинка не стоит выделки»).

В других же говорится о какой-либо закономерности, повторяющемся явлении, правиле или обычае (например «Вода всегда стекает в низину» или «В чужой монастырь со своим уставом не ходят»). Предложения первого типа можно назвать частными, предложения второго типа -- обобщенными. 18, с. 31]

Частные предложения, как правило, воплощаются в форме определенных («Ловит рыбу в мутной воде» или «Ладила баба Ладогу, а попала в Тихвин») и, реже, некоторых видов безличных конструкций, а именно содержащих указание на прошедшее время или законченное действие (Не было ни гроша, да вдруг алтын). А обобщенные предложения-- это в основном неопределенно-личные (Покорную овцу трижды доят), обобщенно-личные (Из пустого мешка ничего не вытряхнешь), а также инфинитивные (Волков бояться -- в лес не ходить) и, наконец, особого «обобщенного» вида безличные предложения, в частности такие, главный член которых выражен словом «нет» которые имеют в своем составе дополнение в форме имени существительного (Без предмета и тени нет).

В свою очередь незамкнутые предложения, т. е. поговорки делятся на два класса в зависимости от того, какие из их членов являются переменными. Иногда таковым оказывается подлежащее: [Некто] привел осла в собственный виноградник (можно сказать: Петр привел осла… и т. д.). Иногда же в контексте изменяется или уточняется второстепенный член: Мошка его (т. е. человека, о котором шла речь) лягнула.

Таким образом, пословицы и поговорки русского языка реализуются в предложениях четырех конструктивных типов:

Таблица 1

Тип

Клише

Тип конструктивный

Тип клише

Иллюстративный пример

пословицы

Замкнутые частные предложения

Овчина не стоит выделки.

Замкнутые обобщенные предложения

Покорную овцу три раза доят

поговорки

Незамкнутые частные предложения с эллипсисом или местоименной заменой

подлежащего

Привел осла в собственный огород

Незамкнутые частные предложения с эллипсисом или местоименной заменой второстепенных членов

Мошка его лягнула

[12,11]

Как выявили паремиологи, что каждый из названных четырех типов изречений разделяется на два подтипа, отличающихся один от другого характером мотивировки их общего значения.

К подтипу с образной мотивировкой относятся клише, общий смысл которых непосредственно не вытекает из смысла составляющих эти клише слов, а связан с ним через образ, например: Без луны звезды светят ярче (т. е. в отсутствие лучшего худшее становится более привлекательным), или [Некто] бежал от медведя, да попал к волку (т. е. из одной беды угодил о другую), или Еж называет своих детей ватой (т. е. свое всегда кажется хорошим).

К подтипу с прямой мотивировкой общего значения относятся клише смысл которых непосредственно вытекает из смысла составляющих эти клише слов, например: «Каждый доволен своим умом», или «Сколько мудрецов-- столько и мнений», или «[Некто] ест неладно, говорит нескладно».

Не следует, однако, думать, отмечает Искоз, что клише с образной мотивировкой общего значения не имеют прямого смысла. Имеют. Возьмем хотя бы изречение о луне и звездах. Но, во-первых, этот смысл не всегда достаточно убедителен и правдоподобен (ср. приведенную пословицу о «еже»), и, во-вторых, их главная суть не в прямом, а именно в переносном значении образа. Со своей стороны клише с прямой мотивировкой общего значения тоже иногда могут употребляться в иносказательном смысле. Так, приведенное выше изречение о мудрецах может быть использовано иронически и относиться не к мудрецам, а к глупцам. Однако основной смысл этих клише прямо вытекает из смысла составляющих их слов, даже если сами эти слова употреблены в переносном значении -- как метафоры или метонимии (например: «Сомнения рождают истину» или «Все беды человека от его языка»). [8, с. 67]

Но тогда получается, что существуют пословицы c прямым смыслом! Как же это возможно? Оказывается возможно. Ведь еще со времен В. Даля известно, что пословица -- это «притча», «иносказание», «обиняк» и что поговорка -- это тоже «переносная речь», «окольное выражение». [8, с. 69]

Клише, образующие замкнутые предложения типов с прямой мотивировкой общего значения, которые Даль в отличие от пословиц именовал «пословичными изречениями», по нашему мнению, лучше всего назвать народными афоризмами. В паремиологической литературе этим словом обычно обозначают авторские изречения (а они как раз чаще всего имеют прямой смысл). Точного же терминологического значения у слова «афоризм» нет. [5, с. 85]

Как всякие предложения, пословицы обладают той или иной синтаксической структурой и относятся к определенному коммуникативному типу.

Соответственно мы различаем два синтаксические типа пословиц и поговорок. К первому мы относим клише, которые дают все возможные виды простых предложений, например: Лучше синица в руках, чем журавль в небе или [Некто] оставил корову сторожить сено. Ко второму синтаксическому типу относятся клише, образующие разные виды сложных предложений, например: «Если ударишь по грязи, брызги попадут на тебя же» или «Рана заживает, но рубец остается».

По «цели высказывания» пословицы и поговорки делятся на два коммуникативные типа: в первый входят все утвердительные предложения (например: «Лягушке, сидящей на дне колодца, небо кажется с лужицу») и во второй -- все отрицательные (например: «Без ветра трава не колышется» или «Не всякая сосна в мачты годится»).

В свою очередь и тот и другой тип подразделяется на три модальные подтипа: повествовательный, побудительный и вопросительный.

К первому относятся предложения, заключающие в себе простое (нейтральное) сообщение о каком-либо факте или явлении (например: Куда лапоть, туда и обора). Ко второму подтипу -- предложения, выражающие различные оттенки волеизъявления (например: Не учи дедушку кашлять), и к третьему -- предложения, которые ставят перед собеседником какой-либо вопрос (например: Зачем свинье розовая вода?).

Все пословичные предложения различаются по числу сопоставленных (а точнее, противопоставленных) конструктивных элементов. Так, в поговорке «Грешит быстро, кается медленно» противопоставлены две пары элементов предикативной группы (грешить — кается, быстро — медленно). Сходное сопоставление можно видеть в пословице «Расплескать воду легко, собрать ее трудно». С другой стороны, существуют изречения, содержащие лишь одну оппозиционную пару или вовсе не содержащие явного противопоставления конструктивных элементов («Велик сверток, да пуст и нем, как улитка»).

Иными словами, пословицы и поговорки по числу содержащихся в них сопоставляемых пар распадаются на две большие группы: в одну входят изречения, не имеющие в своем составе двух пар оппозиций, и в другую — изречения, имеющие такие две пары.

Пермяков представил эти оппозиции в виде следующей таблицы:

Таблица 2

Синтаксический

Тип

Различия по «цели высказывания»

Оппозиционная группа

Коммуникативный

Тип

Модальный

Подтип

1

Простые

предложе-

ния

+

Утвердительные

предложе-

ния

…повествовательные

А) Без двух пар оппоз.

Б) с двумя парами оппоз.

! побудительные

А) Без двух пар оппоз.

Б) с двумя парами оппоз

?Вопросительные

А) Без двух пар оппоз.

Б) с двумя парами оппоз

-

Отрицательные предложения

…повествовательные

А) Без двух пар оппоз.

Б) с двумя парами оппоз

! побудительные

А) Без двух пар оппоз.

Б) с двумя парами оппоз

? вопросительные

А) Без двух пар оппоз.

Б) с двумя парами оппоз

[12,с. 15]

Таковы наиболее существенные признаки грамматической формы, которые в своей совокупности дают достаточно полное представление об лингвистической стороне пословиц.

Рассмотрение пословиц в логическом плане прежде всего убеждает в чрезвычайной важности этого плана для названных изречений. Сравним пять следующих пословиц:

1. С угля черноту не смоешь;

2. Черного кобеля не отмоешь добела;

3. Ворона белой не станет, сколько ее ни три;

4. Темная вещь от стирки не побелеет;

5. Сколько ни бей осла, он не станет мулом. [11, 25−31].

В первой из них речь идет как будто бы об угле, во второй-- о черной собаке, в третьей -- о вороне, в четвертой -- о темном белье и в пятой-- об осле. На самом же деле все они говорят об одном и том же: «Плохая вещь не станет хорошей, что бы с ней ни делали». Именно эта логическая конструкция, а не конкретные образные элементы (реалии), из которых построены приведенные пословицы, и определяет основное содержание каждой из них. Говоря образно, пословицу делают не реалии, а логические конструкции, реалии же выступают лишь в качестве «строительного материала». Из одних и тех же реалий, например, «лес» и «звери» ('которые, кстати сказать, сами по себе не представляют никакого изречения), в зависимости от характера объединяющей их логической связи получаются совершенно различные пословицы: «Каков лес, таковы и звери» и «Был бы лес, а звери будут».

В свою очередь характер логических связей определяется характером отношений между вещами, о которых говорится в пословичных изречениях.

Пословицы разных народов, моделирующие одинаковые или сходные ситуации, очень близки друг другу, несмотря на всю их этническую, географическую, историческую и языковую специфику. Сравним:

Немецкие пословицы

Русские пословицы

Сравнение

1.

Art das nicht von Art.

Род от рода не отказывается.

Яблоко от яблони недалеко падает.

2.

Klein, aber fein.

Мал, да удал.

Мал золотник да дорог.

3.

Man lernt, solange man lebt.

Век живи — век учись.

Учиться никогда не поздно.

По характеру ситуаций все существующие в природе пословицы можно разделить на четыре большие инвариантные группы.

В одной из них моделируются отношения между вещью и ее свойствами: если какая-либо вещь (Р) обладает каким-нибудь свойством (х), то она обладает и другим свойством (У). В сокращенной символической записи это выглядит так:

Р (х) Р (у)

(например: Всё живущее -- смертно).

В другой моделируются отношения между -вещами: если есть одна вещь (Р), то есть и другая (Q), или, более точно, если одна вещь связана с другой вещью, если есть одна вещь (будет) и другая:

(P = Q) [E (P) E (Q)]

(например: Есть вода -- будет и рыба).

В третьей группе моделируются отношения между свойствами разных вещей в зависимости от отношения самих этих вещей: если какая-либо вещь (Q) зависит от другой вещи (Р) и при этом вещь Р обладает каким-нибудь свойством (х), то и зависимая вещь (Q) будет обладать тем же свойством:

(P Q) [P (x) Q (x)]

(например: От большой горы и тень велика).

В четвертой группе моделируются отношения между вещами в зависимости от наличия у них определенных свойств: если вещь Р обладает каким-нибудь (положительным) свойством (х), а вещь Q, не обладает этим свойством ©, то вещь Р лучше, чем Q:

[(P x)? (Q c)] (P? Q)

(например: Своя борона лучше чужого плуга).

Как видно из приведенных описаний, два первые высшие инварианта отражают более простые отношения: непосредственную зависимость между вещами или между вещью и ее свойствами, а два другие -- более сложные: зависимость между отношением вещей и отношением их свойств. Соответственно этому Пермяков делит весь пословичный фонд на два раздела. В первый (I) входят изречения двух первых инвариантных групп, а во второй (II) -- двух других.

Каждый логико-семиотический конструктивный тип состоит не менее чем из двух подтипов. Так, первый из приведенных конструктивных типов изречений включает в себя два такие подтипа: 1) здесь сопоставляются противоположные вещи (свой… чужой, близкий--далекий, малый -- большой и т. п.) и 2) здесь сопоставляются вещь и ее отсутствие (слово и молчание, т. с. отсутствие слова, единство и разобщенность, т. е. отсутствие единства, и т. п.). При этом оба подтипа имеют одинаковую структурную формулу.

В свою очередь логико-семиотические подтипы распадаются на отдельные логико-тематические группы, охватывающие изречения, сходные не только по своей структуре, но и близкие по характеру объектов. Так, например, в логико-тематическую группу «Значимость и величина» вошли все пословицы и поговорки, в которых говорится о соответствии (или несоответствии) величины и значимости вещей: Мал золотник, да дорог; Мал клоп, да вонюч; Велика Федора, да дура, и т. п., а в группу «Производитель и блага» -- изречения типа Сапожник без сапог; Портной без рубахи и т. п. (всего таких групп Пермяков насчитали около ста). [13,с. 27].

Внутри каждой логико-тематической группы тоже есть различные инвариантные формы (не считая различий между пословицами по реалиям). Одни изречения отличаются друг от друга «направлением» сопоставления объектов («Рана от слова тяжелее, чем от кинжала» и «Рана от топора легче раны от слова»); другие передают одну и ту же мысль прямо или путем отрицания противоположной («Собака собаку любит» и «Волк волка не растерзает»); третьи различаются единичным или всеобщим характером суждения («У двух нянек ребенок с голоду умер» и «У семи нянек дитя без глаза»).

Кроме того, в каждой логико-тематической группе есть третий ряд, исходная мысль которого и все производные от нее конструкции представляют собой сочетание соответствующих форм рядов. Для нашей группы они будут такими: «Иногда и много и мало -хорошо»; «Иногда много хорошо, а иногда -- плохо».

Двуплановая характеристика пословиц и поговорок по признакам их лингвистической и логико-семиотической структуры дает значительно более полное представление о них, чем любая одноплановая. Но и двуплановая совершенно недостаточна для правильного понимания и оценки названных изречений. Чтобы действительно верно понять какую-либо пословицу или поговорку, надо обязательно знать, какова она еще и в третьем плане, т. е. в плане реалий. И хотя, как мы говорили, пословицу делают не реалии, а логическая конструкция, они же выступают лишь в качестве «строительного материала», все-таки их роль в общем сооружении очень велика. Одно дело, если дом построен из кирпича, и совсем другое, если он сплетен из пальмовых листьев или сколочен из гнилых досок. Сравним два изречения:

Мал золотник, да дорог. — Klein ist die Goldmьnze, gilt aber viel.

и

Мал да удал. — Klein, aber oho.

И по языковой, и по логической структуре обе эти пословицы очень близки друг другу. Между тем они совсем разные и если одна подойдет в каком-то контексте, то другая будет там неуместной.

Можно взять даже вполне равноценные по стилистической окраске изречения одного смысла и одной структуры, например:

«С личика яичко, а внутри болтун», «Со лба красив, да с затылка вшив», «Живет на погосте, а хлеба ни горсти» -- они все равно окажутся разными. Более того, одно из них без специального примечания Даля о местном значении слова «погост» даже не будет правильно понято жителями других местностей.

Дело в том, что реалии не только придают изречению ту или иную эмоциональную окраску, но и отражают различные местные особенности. Последнее обстоятельство выявляется особенно ярко при сравнении сходных пословиц (разных стран и народов).

Как было отмечено выше, пословицы — это краткие, нередко ритмизованные изречения, представляющие собой законченные предложения, выражающие определенные умозаключения. Они относятся к речевым жанрам фольклора, так как не используются специально (как, например, сказки или песни), а употребляются в разговорной речи между прочим, кстати, к слову. Пословицы чаще всего употребляются в совершенно конкретной ситуации, но не обозначают ее отдельных элементов, а ставят всю ситуацию в связь с какой-либо общей или общеизвестной закономерностью, которую они, собственно и выражают. Конденсируя народный опыт, пословицы и поговорки ориентированы своим содержанием почти исключительно на человека — черты его характера, поступки, отношения в обществе и семье. Einigkeit macht stark — В единении сила;

Einer ist keiner — Один в поле не воин;

Vier Augen sehen mehr/ besser als zwei — Один ум хорошо, а два лучше — гласят немецкие народные пословицы. Человек не привык к одиночеству, он живет в обществе, коллективе, в семье. Ему дорого внимание окружающих, их уважение, что тоже можно выразить пословицами:

Kleine Geschenkе erhalten die Freundschaft — недорог подарок, дорога любовь; Achtung ist besser als Gold — внимание дороже золота.

Незнание того или иного страноведческого элемента, который лег в основу образа пословицы или поговорки, может привести к неправильному пониманию содержания высказывания в целом.

Для правильного использования, употребления каждой устойчивой фразы в речи необходимо знать о ней следующее:

— форму, в которой она употребляется, а также ее лексические, структурные и другие варианты;

— ее основное содержание и различные дополнительные значения, в том числе и стилистическую окраску;

— возможности ее изменения, т. е. меру ее формальной и смысловой стабильности;

— ситуацию или контекст, в которых уместно применение данной фразы.

При переводе пословицы или поговорки с немецкого на русский язык или наоборот пословицы могут заменять друг друга. Данные пословицы являются смысловыми (семантическими) эквивалентами, например: Kleine Kinder treten der Mutter auf die Schьrze, groЯe aufs Herz — Маленькие детки -маленькие бедки, а большие детки — большие бедки. Однако эти пословицы не являются полными эквивалентами, поскольку образная основа их значения не совпадает. Под полными эквивалентами понимают только такие пословицы и поговорки, которые в разных языках имеют одинаковое значение и одинаковую образную основу этого значения. Такие пословицы и поговорки могут существовать в разных языках, например: Alte Liebe rostet nicht — Старая любовь не ржавеет. Исследование пословиц и поговорок в лингвострановедческом аспекте, вскрытие их страноведческой значимости помогает уточнить, а в ряде случаев установить дополнительные смысловые оттенки пословиц с национально-культурной семантикой. Лингвострановедение играет важную роль и при обучении переводу. Оно обеспечивает адекватное понимание текста, а поэтому имеет большое значение в практике перевода. Ведь из-за недостаточного знания фактов реальной действительности часто допускаются неточности или ошибки при переводе страноведчески ориентированных единиц. Суммируя сказанное выше можно сделать вывод, что страноведческие сведения, содержащиеся в семантике фразеологизмов, имеют не только общеобразовательное и воспитательное значение. Знания о стране имеют выход в интеркоммуникацию, хотя и несколько специфичный по сравнению с языковыми умениями и навыками. Страноведчески ориентированные фразеологизмы применяются коммуникантами для увеличения емкости высказывания, выражают эмоциональные и эстетические позиции говорящего.

Выводы

Исходя из теоретических положений первой главы, можно сделать вывод, что пословичные высказывания являются частью национального фразеологического фонда немецкого языка. Исследование этих фразеологических выражений показывает, что они представляют собой особую микросистему внутри общей фразеологической системы этого языка.

В заключение также можно отметить, что пословицы, как фразеологические единицы, которых огромное количество в немецком языке, играют существенную роль при коммуникации. Для изучающего иностранный язык, изучение пословичных выражений чужого языка всегда связано со значительными трудностями, особенно если в родном языке переводчика нет аналогичного по значению и образной структуре фразеологического выражения. Поэтому данная курсовая работа имеет определённую теоретическую и практическую значимость и научную ценность для такой дисциплины как фразеология и для лингвистики в целом.

Знание эквивалентов русских пословиц в немецком языке очень важно при выполнении перевода. Кроме этого, улавливание сходства или различия смысловых оттенков, заключенных в пословичных и поговорочных изречениях на двух языках, оказывает изучающему иностранный язык весьма существенную помощь.

II Часть

Пословица в обобщенном виде констатирует свойства людей и явлений (`вот как бывает'), даёт им оценку (`то хорошо, а это плохо') или предписывает образ действий (`следует или не следует поступать так-то'). Обязательное наличие обобщения и весьма частое оценочно-предписывающее содержание образуют характерный для пословиц назидательный смысл, например:

а) констатация явлений или свойств:

Keine Regel ohne Ausnahme — Нет правил без исключений;

Unverhofft kommt oft — Чего не чаешь, то иполучаешь;

Ein Unglьck kommt selten allein — Пришла беда -отворяй ворота;

б) их оценка:

Vorsicht ist die Mutter der Weisheit — Осторожность прежде всего

Wьrden sind Bьrden — Положение обязывает;

в) предписание:

Trau, schau, wem — Доверяй, но проверяй;

Man soll den Tag nicht vor dem Abend loben — Цыплят по осени считают.

Демонстрируя народный опыт, пословицы ориентированы своим содержанием почти исключительно на человека — черты его характера, поступки, отношения в семье, коллективе и обществе и т. п. Поэтому среди пословиц нетрудно выделить тематические группы — пословицы о любви и дружбе, честности, лени, уме, а также пословицы, отражающие быт народа, хотя четких границ между такими тематическими группами провести нельзя. 12, с. 116]

Пословицы порождаются устным народным творчеством или заимствуются из определённых литературных источников, теряя связь с этими источниками. В любом случае они обобщают опыт народа, выведенный из его общественной практики. Социальное развитие ведёт в современных развитых странах ко всё большей унификации языка в национальных (государственных) масштабах, к постепенному стиранию диалектных различий и возникновению (под влиянием школы, литературы, радио, телевидения ит.п.) единой обиходно-разговорной речи с общим для всей нации (страны) запасом устойчивых фраз, в том числе пословиц. Число таких пословиц, действительно высоко употребительных в немецком языке, в настоящее время значительно меньше, чем может показаться при знакомстве со сборниками, включающими десятки тысяч пословиц, зафиксированных в разное время и в разных районах ареала немецкой речи. Практически речь может идти максимум об одной — двух тысячах общеупотребительных пословиц. [18, с. 37]

Пословицы представляют собой законченные высказывания, выражающие определённые воззрения, т. е. имеющие зачастую идеологическое содержание. В целом эти народные воззрения объективны и прогрессивны. Далее нам кажется необходимым рассмотреть структуру пословиц. Языковая форма пословиц в значительной степени определяется их основными чертами: обобщающим характером содержания, фольклорным происхождением, а также преимущественно обиходно-разговорной сферой употребления.

Так, грамматическая форма пословиц соответствует характеру их содержания. Именно поэтому немецкие пословицы в основном повествовательные, а отчасти и побудительные предложения. Вопросительные и восклицательные конструкции для них не характерны. Господствующая форма глагола в пословицах — «вневременной» презенс индикатив. По той же причине множество пословиц построено как неопределённо-личные предложения с местоимением man, ср. Den Freund erkennt man in der Not; Kleine Diebe hдngt man, groЯe lдЯt man laufen; Was man nicht im Kopf hat, muЯ man in den Beinen haben и т. п. Среди пословиц, имеющих форму сложноподчинённого предложения, господствуют модели wer …, (der)…; wem…, dem… ;wo… ,(da)…; was…, (das)…; (wenn)…, so…; wie…, so… (именно с данной последовательностью придаточной и главной части) ср.: Wer wagt, gewinnt; Wem nicht zu raten ist, dem ist auch nicht zu helfen; Wie man den Karren schmiert, so lдuft er; Wo ein Wille ist, da ist auch ein Weg; Wenn man den Wolf (Esel)nennt, so kommt er gerennt и т. п.

Наряду с упомянутыми ограничениями в использовании общеязыковых грамматических средств, у ряда немецких пословиц обнаруживаются особые синтаксические структуры, нехарактерные для прочих немецких фраз — устойчивых и свободных. Эти структуры отличаются отсутствием личных форм глагола и соответственно — особой лаконичностью формы, повышенной экспрессивностью и сравнительно нечетким формальным выражением смысловой связи между частями пословицы. [19, с. 44]

Приведём основные структуры этого типа:

Kein (e)+ N№ + ohne +NІ Kein Rauch ohne Feuer;

Keine Rose ohne Dornen;

Kein Freud` ohne Leid

N№, NІ Ein Mann, ein Wort;

Ehestand, Wehestand;

Schmeichler, Heuchler

(Adv. №) Part. II№, (Adv. І) Part. IIІ Frьh gesattelt, spat geritten;

Mitgegangen, mitgefangen

A№ N№, AІ NІ Roter Bart, untreue Art;

Kalte Hдnde, warme Liebe;

Gleiche Brьder, gleiche Kappen

Wie + N№, so + NІ Wie der Baum, so die Frucht;

Wie der Herr, so`s Gescherr;

Wie der Kopf, so der Hut

Je + Adv. comp. №,

je+ Adv. comp.І Je oller, je doller; Je lдnger, je lieber. 17, с. 44]

По этим моделям могут быть образованы новые свободные фразы, причём они приобретают благодаря конструкции обобщающее, «пословичное» значение, а некоторые впоследствии могут войти в употребление, ср. распространённые в публицистике аналоги пословиц: Gleiche Leute — gleiche Ziele; Kein Verbrechen ohne Strafe; Wie die Arbeit, so die Freizeit. Обобщающее значение присуще также фразовым схемам, слагающимся из двух лексически тождественных членов (существительное, прилагательное, наречие, причастие), соединённых связкой ist или bleibt.

N№ + ist + NІ Befehl ist Befehl;

Sicher ist sicher;

Futsch ist futsch und hin ist hin

N№ + bleibt + NІ Dumm bleibt dumm; Recht bleibt Recht. [17,с. 45]

Обе эти конструкции, придающие высказыванию значение `вот так оно и есть', существуют и самостоятельно в современной немецкой речи, свободно наполняясь различными лексическими единицами, но всегда сохраняя общий смысл и специфическое структурное значение. К перечисленным синтаксическим конструкциям необходимо также добавить пословичные модели с постоянным лексическим компонентом:

besser/lieber+N№+als+ NІ Besser ein Sperling in der Hand als eine Taube auf dem Dach;

(возможно также наличие Lieber die alten Kleider flicken als neue borgen

инфинитива и причастия)

N№ + geht vor + NІ Recht geht vor Macht; Ehre geht vor Reichtum

Prдр. + N + ist (nicht) gut + Inf. I Nach getaner Arbeit ist nicht gut ruhn;

Im Dunkeln ist gut munkeln

Erst + N№ /Vimper.1 /Inf.№ + Erst die Arbeit, dann das Spiel;

dann + NІ /Vimper. 2 /Inf.І Erst wдgen, dann wagen

Самой типичной лексико-семантической чертой пословиц является образность. Не являясь их обязательным атрибутом, образность всё же присуща большинству употребительных пословиц. С этой точки зрения все пословицы можно разделить на три группы:

а) полностью образные:

Немецкие пословицы Русские пословицы

Ein falsches Ei verdirbt den ganzen Brei; Ложка дёгтя портит бочку мёда;

Stille Wasser sind tief; В тихом омуте черти водятся;

Der Wolf stierbt in seiner Haut; Горбатого могила исправит;

Es denkt sich jeder in seinen Sack; Своя рубаха ближе к телу;

Der Teufel lдЯt keinen Schelmen sitzen Ворон ворону глаз не выклюет

б) частично образные (чаще образна группа сказуемого):

Немецкие пословицы Русские пословицы

Lьgen haben kurze Beine; У лжи короткие ноги;

Alte Liebe rostet nicht; Старая любовь не ржавеет;

Doppelt genдht hдlt besser Кашу маслом не испортишь

в) необразные, например:

Немецкие пословицы Русские пословицы

Wer wagt, gewinnt; Кто смел, тот и съел;

Man lernt nie aus; Век живи — век учись;

Besser spдt als nie Лучше поздно, чем никогда;

В целом образный перенос значения в пословицах чаще всего имеет метафорический характер, в том числе опирается на обозначение абстрактных понятий, людей и человеческих отношений наименованиями неодушевлённых предметов или животных и соответствующих им действий, а также на персонификацию абстрактных понятий. Образный перенос, присущий пословице, делает всё высказывание ярким, эмоционально-экспрессивным, обеспечивая ему (в сочетании с лаконичностью выражения) высокую меру интеллектуального и эстетического воздействия, а также широкое распространение в речи.

Яркость и выразительность формы пословиц усиливается у многих из них специальными речевыми средствами организации их структуры — использованием простейших форм рифмы, поэтического размера, аллитерации, а также лексического и синтаксического параллелизма, ср. Wer will haben, der muЯ graben; Aus den Augen, aus dem Sinn.

Выше уже говорилось о типичном для всех пословиц обобщающем характере содержания, а также о присущей им эмоционально-экспрессивной окраске. Фактическое содержание пословицы в большей или меньшей степени отличается от её компонентного значения (т.е. того значения, которое извлечёт из неё, например, человек, понимающий все компоненты фразы, но не знающий, что имеет дело с пословицей). Это значит, что пословицы идиоматичны. Элементом их содержания является «цитатность», т. е. ссылка на авторитет общепринятого мнения, на которое опирается говорящий, воспроизводя пословицу в традиционной форме. Иногда находит выражение в речи при помощи оборотов wie es im Volksmund heiЯt,… sagt ein Sprichwort Значение пословицы столь же устойчиво, как и её форма. Однако пословицы часто выступают не в самом абстрактном обобщенно-переносном значении, а лишь в каком-либо более узком смысле. Иначе говоря, степень фактического обобщения в пословицах может быть различной. Так, например, пословица Aller guten Dinge sind drei (ср. Бог троицу любит) означает лишь, что в данных условиях что-либо необходимо сделать трижды или иметь в трёх экземплярах. А пословица Der Mensch denkt, Gott lenkt — Человек предполагает, а Бог располагает — выражает в устах современника не зависимость от Божьей воли, а реальную возможность каких-либо непредвиденных обстоятельств. Именно отклонение речевого смысла пословицы от её наиболее обобщенного значения, вытекающего из её компонентного состава, и возможность употребления пословицы в таком специфическом смысле удерживает в речевом обиходе некоторые пословицы, первоначально выражавшие мораль, взгляды и социальные условия, давно ушедшие в прошлое, ср. примеры выше, а также: Gott gibt es den Seinen im Schlafe (например, о нечаянной неудаче); Reden ist Silber, Schweigen ist Gold (например, в качестве замечания болтуну) и другие. Традиционный, весьма специализированный смысл имеют также некоторые пословицы с нестандартным образом, суть которого трудно уяснить из самой пословицы, так как слова, входящие в неё, не имеют подобного переносного значения ни в каком другом случае их употребления в немецком языке, а потому не вызывают достаточно четких ассоциаций, ср. Jeder Topf findet seinen Deckel (каждая девушка найдёт жениха); Man soll sich strecken nach der Decke (По одёжке протягивай ножки) и др. Ряд немецких пословиц содержит не выраженную словесную оценку характеризуемого явления — им присущ иронический смысл или отрицательная оценка, не вытекающие из их компонентного состава Der Apfel fдllt nicht weit vom Stamm, Gleiche Brьder, gleiche Kappen.

Обратимся теперь к рассмотрению стабильности формы пословиц. Языковая форма пословиц традиционна; она позволяет отличать пословицу от обычных регулярных фраз. Именно это обстоятельство, т. е. речевая традиция, мешает лексическому и грамматическому изменению или варьированию пословиц, так как иных (структурных или смысловых) препятствий для такого варьирования и изменения в принципе не существует. В самом деле, казалось бы, можно заменить, например, в пословице Der Apfel fдllt nicht weit vom Stamm первое слово на die Birne, die Kirsche, die Pflaume, не разрушая образа и смысла фразы. Однако в действительности эти варианты могут возникать лишь как индивидуальные отклонения от речевого стандарта. Лишь у определённых пословиц имеются традиционные лексические варианты, ср. Eine Katze fдllt immer auf die FьЯe/ Pfoten; Kleinvieh macht/gibt auch Mist; Liebe ist/macht blind.

Характерная в целом для пословиц лаконичность проявляется в том, что у многих из них развиваются сокращённые варианты, которые, как правило, становятся более употребительными, а иногда и совершенно вытесняют полную форму, ср. Wenn die Katze fort ist, tanzen die Mдuse (auf demTisch). При стремлении воссоздать в памяти у собеседника или читателя содержание всей пословицы часто используют лишь отдельные её элементы в новом окружении. Благодаря такому «осколочному» использованию некоторые образные элементы немецких пословиц вычленяются из пословичного контекста и обретают известную самостоятельность. Возникшее таким образом слово или словосочетание существует параллельно с породившей её пословицей. Так, наряду с пословицей Wen man den Teufel an die Wand malt, kommt er существует глагольный оборот den Teufel an die Wand malen, из которого, в свою очередь, постепенно выделяется устойчивое словосочетание etw. an die Wand malen- преувеличивать (какую-либо опасность).

Наконец, известную роль в возникновении стремлении пословичных вариантов играет стремление говорящих достичь различных стилистических эффектов (преимущественно юмористического или сатирического характера), которое ведёт к замене отдельных слов или частей пословицы, расширению её состава и другим индивидуальным изменениям, ср. Aller guten Kinder sind drei; Morgenstunde hat Hast und Eile im Munde и др.

Все сказанное позволяет сделать следующий вывод: как далеко ни заходило бы изменение пословицы, его результат обязательно должен вызвать в памяти слушателя (читателя) традиционную форму (и тем самым — смысл) данной устойчивой фразы, т. е. сохранять неизменным некоторый минимум специфических комбинаций слов или конструкций, отличающих эту устойчивую фразу от всех других фраз.

Выводы

В данной курсовой работе был проведён системный сравнительно-сопоставительный анализ пословиц немецкого и русского языков. Рассмотрено их функционирование как фразеологических единиц, их структура, а также проведён сравнительный анализ, позволивший выявить сходства и различия в структуре. Исследование было проведено на основе работ ученых отечественной и зарубежной лингвистов, таких как Г. Л. Пермяков, Г. П. Петливанный, А. Д. Райхштейн, Граф А. (Graf A.), Фрей К. (Frey C.), Мюллер О. (Muller O.) и многих других.

Основываясь на анализе данных фразеологических сборников общеупотребительных пословиц в немецком и русском языках, мы сделали следующие выводы:

— Пословицы широко представлены в фразеологии обоих языков. Они отражают различные сферы жизни.

— Пословицы наделены коммуникативным статусом, ибо очевидно, что они не могут не обладать коммуникативными потенциями, которые определяют использование пословиц наряду со словом и словосочетанием в качестве слагаемых смыслов высказываний.

— Значительна роль пословиц, обладающих образной основой и характеризующихся экспрессивностью и оценочностью, в выполнении коммуникативных функций.

Данная курсовая работа является важной и актуальной, так как позволяет изучающим немецкий язык правильно использовать пословицы в речи в зависимости от коммуникативных ситуаций и поможет избежать языковых трудностей при чтении или непосредственном контакте с носителем языка. Для человека, изучающего иностранный язык и владеющего определенным запасом слов, пословицы представляют значительные трудности, особенно в том случае, если в родном языке коммуниканта нет аналогичного по смыслу фразеологизма.

Общеизвестно, что фразеологизмы отражают национальную специфику языка того или иного общества, его самобытность. Правильное и умелое использование пословиц в речи придает ей неповторимое своеобразие, особый колорит и выразительность. К сожалению, многие говорят стандартно, не уклоняясь от общепринятых штампов и забывая о том, что существует живая, эмоциональная речь. Кроме того, необходимо учитывать и то обстоятельство, что одна из основных задач коммуникации состоит не только в передачи информации собеседнику, но и в выражении своего отношения, оценки тех или иных событий. Подводя итог, следует подчеркнуть, что пословицы играют существенную роль в акте коммуникации. Овладеть фразеологией иностранного языка — значит добиться высокой степени владения языком, так как фразеология является одним из наиболее сложных аспектов изучения языка.

Список литературы

1. Байер Х., Байер А. Немецкие пословицы и поговорки: Сборник. — М.: Высш. шк., 1989.

2. Баркова Д. А. Коммуникативные аспекты фразеологии: Сб. науч. тр. -М.: МГПИИЯ., 1987

3. Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Язык и культура. Лингвострановедение в Преподавании русского языка как иностранного.- М.: Высш. шк., 19 179

4. Виноградов В. В. Избранные труды: Лексикология и лексикография. М., 1977.

5. Виноградов В. В. Русский язык: Грамматическое учение о слове. М., 1972.

6. Жанэ Д. К. Социальный подтекст языкового общения.: Сб. науч. тр./ образные экспрессивные средства языка.- М., 1988. -Вып. 318.

7. Жуков В. П. Семантика фразеологических оборотов. -М.: Просвищение., 1978.

8. Искоз А. М. Хрестоматия по лексикологии нем. яз. — Учеб. пособие для студентов ин-товин. яз.- М.: Просвещение, 1975.

9. Мокиенко В. М. Учебная идеография и учебная фразеология//Лингвострановедческий аспект в преподавании русского языка как иностранного.- В., 1984.

10. Ольшанский И. Г. Парные сочетания слов современного немецкого языка (семантика, структура, сочетаемость). -М.: Канд. дисс., 1965.

11. Пермяков Г. Л. 300 общеупотребительных русских пословиц и поговорок (для говорящих на немецком языке). — М.: Рус. яз., 1985.

12. Пермяков Г. Л. От поговорки до сказки (заметки по общей теории и клише).- М., 1970.

13. Пермяков Г. Л. Основы структурной паремиологии. (исследования по фольклору и мифологии Востока). -М., 1988.

14. Петлеванный Г. П. 400 рифмованных пословиц и поговорок. — Учеб. Пособие. -5-е изд. М.: Высш. Шк., 1990.

15. Подгорная Л. И. Русские пословицы и поговорки и их немецкие аналоги.- Санкт-Петербург: КАРО, 2001.

16. Поляков И. В. Модификация классических цитат: Сб. науч. тр./ Лексика и культура/-Тверь, 1990.

17. Райхштейн А. Д. Немецкие устойчивые фразы. — Пособие по лексикологии немецкого языка для старших курсов педагогических институтов. — Л.: Просвещение., 1971.

18. Райхштейн А. Д. Сопоставительный анализ немецкой и русской фразеологии. (для институтов и факультетов иностранных языков). -М.: Высш. Шк., 1980.

19. Чернышева И. И. Фразеология современного немецкого языка.

20. Федоров А. В., Кузнецова Н. Н., Морозова Е. Н., Цыганова И. А. Немецко-русские языковые параллели. — М., 1961.

21. Фелицына В. П. Прохоров Ю. Е. Русские пословицы, и поговорки и крылатые выражения (лингвострановедческий словарь). -М.: Рус. яз., 1979.

22. Frey C. Herzog A. Michel A. Schьtze R. Deutsche Sprichwцrter fьr Auslдnder. -L.: VEB Verlag Enzyklopдdie., 1988.

23. Frey C. Herzog A. Michel A. Schьtze R. Deutsche Sprichwцrter fьr Auslдnder. -L.: VEB Verlag Enzyklopдdie., 1970.

24. Graf A. E. Russische und Deutsche idiomatische Redewendungen. -L.: VEB Verlag Enzyklopдdie., 1966.

25. Mьller A. Otto L. Das kleine Sprichwцrterbuch. -L.: VEB Bibliographisches Institut., 1973.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой