Немецкий оккупационный режим в Беларуси (1941-1944)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат

Немецкий оккупационный режим в Беларуси (1941-1944)

Введение

В первые месяцы войны была оккупирована значительная территория Советского Союза, в том числе к концу августа 1941 года всю территорию Белоруссии.

На захваченной советской земле гитлеровцы установили оккупационный режим. Это была продуманная, тщательно разработанная система политических, идеологических, экономических и военных мероприятий, направленных на ликвидацию социалистического общественного и государственного строя, ограбление национальных богатств и ресурсов, закабаление и уничтожение советских людей. Гитлеровцы максимум внимания уделяли искоренению всего советского. Они ликвидировали Советы депутатов трудящихся, упразднили политические свободы, лишили белорусский народ социальных и политических завоеваний, элементарных гражданских прав и человеческих свобод.

Бесправное положение советского человека подчеркивалось целым рядом нововведений: на дверях домов вывешивались списки жильцов; новое лицо немедленно должно было регистрироваться; без разрешения местных властей запрещалось отлучаться из населенного пункта; вводилась система заложничества; вступал в действие комендантский час.

Административное деление захваченной территории

трудовой повинность военнопленный белорусский

Кандидатуры в местные органы власти не избирались, а назначались гитлеровцами. Области в их новых границах возглавляли гебитекомиссары. В районных центрах учреждались управы во главе с бургомистрами, в других населенных пунктах административной властью считались старшины и старосты. Однако местным органам гражданской администрации власть принадлежала формально. Фактически она находилась в руках военно-полевых комендатур, в распоряжении которых были военные гарнизоны, карательные органы, полиция. Им же подчинялись все бургомистры, старшины и старосты. Силой оружия фашисты насаждали «новый порядок», смысл которого заключался в уничтожении завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции, в ликвидации Советского государства как политического целого, расчленении захваченных территорий на ряд крупных областей, управляемых рейхскомиссарами, в возрождении буржуазно-помещичьих порядков. Эта система была разработана более чем за три месяца до начала войны.

16 июля 1941 г. на совещании по вопросам оккупационного управления в пределах СССР в присутствии Бормана, Кейтеля, Геринга, Розенберга и Ламмерса Гитлер заявил: «Теперь перед нами стоит задача разрезать территорию этого громадного пирога так, как это нам нужно, с тем, чтобы, во-первых, господствовать над ней, во-вторых, управлять ею и, в-третьих, эксплуатировать ее».

Вся оккупированная территория Советского Союза была разделена на две части: 1) театр военных действий сухопутных войск и 2) военно-административная зона, состоящая из двух рейхскомиссариатов — «Украина» и «Остланд». Рейхскомиссариат «0 стланд» был официально образован 1 сентября 1941 г. и разделен на четыре генеральных комиссариата: Литва, Латвия, Эстония и Белоруссия.

Согласно гитлеровской административной реформе, наша республика была расчленена на 5 частей:

1) северо-западные районы Вилейской области были присоединены к генеральному округу «Литва»;

2) северо-западные районы Брестской области и Белостокская область вошли в состав Восточной Пруссии;

3) южные районы Брестской, Пинской, Полесской и Гомельской областей отданы рейхскомкссариату «Украина»;

4) Витебская, Могилевская, большая часть Гомельской, северная часть Полесской и восточные районы Минской области отошли в область армейского тыла;

5) Барановичская и западная часть Минской областей, отдельные районы Вилейской, Брестской, Пинской и Полесской областей (в общей сложности 68 районов с 2, 5 млн. человек/ составили собственно Белоруссию или, как называли ее гитлеровцы, «генералбецирк Белорутению».)

Преследуя далеко идущую политическую цель — вытравить из сознания белорусов исконную связь и кровное родство с русским народом, — фашисты даже в самом географическом названии нашей республики заменили корень «рус» на «рут» и нарекли ее «Белорутенией».

«Мы в высшей степени заинтересованы в том, чтобы ни в коем случае не объединять народы восточных областей, а, наоборот, дробить их на возможно более мелкие группы», — писал Гиммлер еще весной 1940 г. /

Ограбление народа

Для централизованного руководства созданными рейхскомиссариатами в Берлине было учреждено министерство по делам оккупированных восточных областей во главе с А. Розенбергом. Оно работало в двух определяющих направлениях — политическом и экономическом.

В области политики максимум внимания уделялось уничтожению советского строя, лишению народов СССР форм государственной организации, ликвидации большевизма, коммунистической идеологии, национальной культуры. истреблению мирного населения, военнопленных, партизан.

В области экономики — захвату земли и природных богатств, всеобшему ограблению населения, рабско-крепостническому труду рабочих и крестьян, насильственному вывозу трудоспособного населения. Иными словами — превращению захваченных советских территорий в аграрно-сырьевой придаток Германии, в источник дешевой рабочей силы.

«Получить для Германии как можно больше продовольствия и нефти — такова главная экономическая цель кампании».

Задолго до начала, войны для достижения «главной экономической цели» был создан целый аппарат грабежа с огромным штатом специальных хозяйственных команд, инспекций и др. Преднамеренность немецких планов ограбления нашей страны подтверждают «Директивы по руководству экономикой во вновь оккупированных восточных областях», так называемая «Зеленая папка Геринга», Именно Геринг указом Гитлера от 29 июня 1941 г. наделялся чрезвычайными полномочиями по использованию экономики оккупированных территорий на Востоке в интересах расширения и развития военной экономики Германии.

Незадолго до нападения фашистской Германии на Советский Союз, 17 июня 1941 г., Гитлер издал приказ, в котором утверждалось право немецких солдат грабить советское население и истреблять его. За бесчинства солдат не судил роенный трибунал, их мог наказывать только командир части, если считал это необходимым.

Офицеру немецкой армии вменялось в обязанность истреблять советских людей по своему усмотрению, он мог применять карательные меры не отношению к мирным жителям, угонять их на каторжные работы в Германию, сжигать деревни и города, отбирать у населения скот и продовольствие.

За день по нападения Германии на Советский Союз приказ Гитлера был доведен до рядового состава немецкой армии и взят на вооружение фашистскими мародерами.

Вступив в города и села Белоруссии, гитлеровцы занялись разбоем и безудержным грабежом. После взятия Бреста немецкое командование разрешило своим солдатам и офицерам на протяжении пяти дней грабить магазины и жилые дома брестчан.

Из оккупированного района в Германию беспрерывным потоком вывозилось продовольствие, сырье для промышленности, скот, 2 800 000 голов крупного рогатого скота, 5 700 000 голов мелкого и 1 000 000 голов домашней птицы было угнано и вывезено из Белоруссии з Германию.

Неслыханному грабежу подверглась столица Белоруссии город Минск. Гитлеровцы разграбили все культурные и научные учреждения города, вывезли в Германию ценнейшие экспонаты исторического музея БССР, картинной галереи, разграбили библиотеки АН БССР, университета, политехнического института, библиотеку им. Пушкина. Из библиотеки им. Ленина было вывезено в Берлин 1, 5 млн. ценнейших книг, в том числе издания Ф. Скорины, коллекции рукописей Я. Купалы, М. Богдановича, З. Бядули.

Еще до нападения на СССР гитлеровцы планировали ликвидацию колхозов, но приступили к этому акту не сразу, стремясь выгодно использовать колхозную организацию для эксплуатации крупных земельных массивов. Лишь в середине февраля 1942 г. министр, но делам оккупированных восточных областей. А. Розенберг подписал декрет «О новом порядке землепользования».

Согласно декрета, в середине марта 1942 г. вышло распоряжение № 1 «Об организации, управления и ведении хозяйства в крестьянских общинных хозяйствах», в первом пункте которого говорилось: «Каждая деревня со всеми угодьями и всем имеющимся живым и мертвым инвентарем составляет единое хозяйственное целое, называемое «крестьянское общинное хозяйство».

Община как переходная форма от коллективного хозяйства к индивидуальному наиболее импонировала фашистам на первом этапе аграрной реформы. Как известно, в общине развита круговая порука. Вот на нее-то и возлагали надежды оккупанты, стремясь получить максимальное количество сельхозпродуктов, в виде всевозможных налогов и, главным образом, военных сборов. Все подчинить интересам грабежа — в этом заключалась основа аграрной политики немецко-фашистских захватчиков.

Одновременно преследовалась и другая цель: взрастить имущественную дифференциацию внутри каждой обжины, чтобы выявить наиболее «способных» хозяев, точнее говоря, потенциальных кулаков, на которых можно сделать ставку в «новой аграрной политике» во время перехода к единоличным формам ведения хозяйства.

Вместо совхозов были созданы «государственные имения» во главе с немецкими управляющими, крупные земельные массивы захватили бывшие белорусские помещики, различного рода прислужники и немецкие колонисты.

«На всем восточном пространстве только немцам имеют право бить владельцами трудных поместий. Стране, населенная чужой paсой, должна стать страной рабов, сельскохозяйственных слуг ж промышленных работников», — с циничной откровенностью заявлял гитлеровский министр земледелия Дарре.

В имениях был введен рабско-крепостнический труд. Работать должны были все — женщины, старики, дети. Чтобы подавить сопротивление крестьян, в крупных имениях размешались немецкие гарнизоны.

О принудительном характере работы, свидетельствует копия приказа директора немецкого имения Краузенгоф старосте д. Мацки Радошковичского района Вилейской области с немедленной явке на работу в имение жителей деревни. В случае неповиновения в приказе содержится угроза обстрела деревни артиллерийские огнем.

Па протяжении трех лет оккупации Белоруссии гитлеровцу повсеместно ощущали сопротивление широких слоев крестьянства. Оно заключалось в систематическом невыполнении приказов оккупационных властей, в несдаче норм сельхозпоставок. Крестьяне прятали колхозные, скот в лесах, зарывали в землю хлеб, сельскохозяйственный инвентарь. Стремясь сохранить колхозную собственность и даже временно поставить ее на службу гитлеровцам, крестьяне зарывали в землю грузовые машины, трактора и т. д. Вступали в активную борьбу с врагом, действуя в подполье, вооружаясь и уходя в партизанские отряды поодиночке, группами, семьями, а иногда и целыми деревнями.

За три года хозяйничанья на белорусской земле гитлеровцы разграбили и уничтожили 10 000 колхозов, 92 совхоза, 316 МТС. Отняли у крестьян одно из величайших завоеваний Октябрьской революции — землю.

Гитлеровские оккупанты грабили и уничтожали не только государственное, колхозно-кооперативное имущество, но и личное достояние советских граждан. Грабежи были возведены в систему и проводились в разной форме, начиная от обложения населения многочисленными налогами и поборами и кончая насильственным изъятием имущества с помощью вооруженной силы.

Несмотря на утвержденное 19 ноября 1941 г. «Постановление для проведения взимания налогов» представители местной оккупационной администрации по своему усмотрению зачастую вводили дополнительные налоги, которое тяжелым бременем ложились на плачи крестьян.

Население всячески уклонялось от сдачи поставок немецким оккупационным властям. Гитлеровцы, в свою очередь, жестоко расправлялись с непокорными, расстреливая их и сжигая деревня.

Трудовая повинность

5 августа 1941 г. распоряжением Розенберга вводилась обязательная трудовая повинность для жителей оккупированных восточных областей. Работать приходилось по 14−13 часов в сутки за мизерную оплату. Рабочие и их семьи жили в нищете и голоде. Население не снабжалось ни продовольствием, ни товарами первой необходимости. Люди преднамеренно обрекались на голод. «Живут ли другие народа в благоденствии, или они издыхают от голода, интересует меня лишь в той мере, в какой, они нужны как рабы для нашей культуры. В ином смысле это меня не интересует» — заявлял Гитлер, командующий вооруженными силами СС и полиции.

Вопреки Гаагским конвенциям 1880 и 1907 гг., фашисты использовали советских людей на работах в районе военных действий. Геринг требовал привлекать советских рабочих к строительству шоссейных и железных дорог, а также к расчистке, разминированию и устройству аэродромов.

Для наилучшей организации труда гитлеровцы организовывали «трудовые отряды». Всех, уклоняющихся от выполнения работ, заключали в каторжную тюрьму применяли смертную казнь к подозреваемым в саботаже.

Однако несмотря на жестокие расправы фашистов, советские патриоты систематически срывали работу на вражеских предприятиях.

Фашистам нужна была рабочая сила не только для предприятий, размешенных на оккупированных территориях Советского Союза, но и непосредственно в Германии, где после проведения нескольких тотальных мобилизаций стала остро чувствоваться нехватка рабочих рук.

«Новый немецкий народ будет иметь своих рабов. Не относитесь к слову „раб“, как к притче. Мы действительно создадим новую форму рабства и проведем ее в жизнь», — оптимистически прогнозировал министр земледелия Дарре.

Программа рабского труда, разработанная гитлеровцами, преследовала две цели: 1) удовлетворить потребности Германии в рабочей силе, заставив миллионы иностранных рабочих в действительности вести войну против своих собственных стран и союзников; 2) ослабить возможность сопротивления народов на оккупированной территории.

О целью вывоза рабочее силы в республике была создана сеть «вербовочных бюро». Нацистская пропаганда кричала о добровольном наборе рабочих на оккупированных территориях. Однако термин «добровольность» были явно сомнительного содержания.

1) из директивы об использовании в качестве рабочей силы 400 000 женщин из восточных областей в немецком домашнем хозяйстве от 24 сентября 1942 г. :

«Что же касается лиц, на которых распространяется вербовка, то она, касается всех, независимо от квалификации, дефицитных профессии, без учета, прежней деятельности, всех женщин в возрасте от 15 до 35 лат, пригодных для работ в домашнем хозяйстве, женщин, физически сильных, выносливых, безупречных в расовом отношении и подходящих для работы в немецком домашнем хозяйстве, с учетом их остальных качеств».

2) Из приказа о «способе доставки рабочей силы из бывших советских областей в Германию»:

«Рабочая сила, годная для использования, перед отправкой должна быть собрана э сборном пункте. Необходимая полицейская проверка завербованной гражданской рабочей силы. должна будет происходить в этих сборных пунктах… Отправка русских должна происходить в товарных вагонах».

3) Из немецкой газеты «Франкфуртер цейтунг» от 17 апреля 1942 г. :

«Рабочие оккупированных советских областей стоят в лагере, огражденном колючей проволокой. Стих людей, привезенных… в Германию, нужно, разумеется, держать в строгости, смотреть за ними…»

По мере того, как затягивалась война, проблема рабочей силы становилась для Германии все более сложной, все более острой. Погоня за людьми на оккупированных территориях усиливалась. Генеральный уполномоченным по использованию рабочей силы Гитлер назначил обергруппенфюрера С С Заукеля, вменив ему в обязанность широкую мобилизацию рабочих на оккупированных восточных территориях. Стремясь угодить Гитлеру, выслужиться перед ним, Заукель потребовал от вербовочных бюро активизировать вербовку всеми доступными средствами, включая «суровое применение принципа принудительности труда, с тем, чтобы в кратчайший срок можно было утроить количество завербованных». Активизировались массовые облавы на улицах, рынках, проводились специальные карательные экспедиции. Нацистские правители подготовили большое количество памяток, инструкций и других документов, устанавливающих рабский режим эксплуатации труда советских людей. В памятке об обращении с гражданскими иностранными рабочими в Германии от 1 октября 1942 г. говорилось: «Восточных рабочих содержать в закрытых лагерях, которые они имеют право покидать только для производства работ под постоянной охраной часовых или начальника лагеря».

На Нюрнбергском судебном процессе над немецкими военными преступниками был зачитан гитлеровский секретный меморандум от 12 мая 1944 г., в котором говорилось, что предполагаемая отправка из Белоруссии в Германию 40−50 тысяч подростков 10−14 лет «имеет цепью не только предотвратить укрепление военной мощи врага, но также сократить его биологический потенциал в будушем».

Всего за годы войны из оккупированных областей Советского Союза в Германию ж страны Западной Европы фашисты вывезли 4 978 000 человек, в том числе около 380 000 из Белоруссии.

Зверства гитлеровцев над мирным населением

Однако самый большой урон, несравнимый ни с какими материальными утратами, понесла наша республика в людях, в человеческих жизнях.

История мировой цивилизации не видела ничего подобного тому чудовищному насилию, которому немецко-фашистские захватчики подвергли оккупированную территорию нашей страны.

Действия немецких оккупационных властей были не случайной цепью жестокостей и беззаконий, а следствием систематически и планомерно осуществлявшейся государственной политики фашистской Германии.

Разработка военно-стратегических планов нападения на Советский Союз сопровождалась тщательной подготовкой программы чудовищных злодеяний на территориях, которые фашисты предполагали оккупировать.

13 марта 1941 г. Ставка верховного главнокомандующего гитлеровской армией приняла «Инструкцию об особых областях к директиве № 21», согласно которой в захваченных районах устанавливалась система жестокого оккупационного режима. Вся полнота власти на оккупированных территориях передавалась командующим войсками вермахта и политической полиции. Им же предоставлялись неограниченные права в отношении гражданского населения.

Эта цифра не исчерпывает всего ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками Советской Белоруссии. Она означает лишь потери от прямого уничтожения имущества граждан и колхозов, общественных организаций, государственных предприятии и учреждений. В сумму ущерба не включена стоимость продовольствия и предметов снабжения, конфискованных и награбленных гитлеровцами в захваченных районах и областях Белоруссии, а также расходы, связанные о эвакуацией и реэвакуацией, потери от прекращения хозяйственного развития республики ж деятельности государственных предприятий, колхозов, совхозов, МТС и граждан в результате вражеской оккупации 1941−1944 гг.

30 марта 1941 г. на совещании высшего генералитета Гитлер заявил, что в войне против ССОР «речь идет о борьбе за уничтожение», здесь не будет места компромиссам и рыцарству.

13 мая 1941 г. правительство фашистской Германии утвердило директиву «О военной подсудности в районе „Барбаросса“ и об особых полномочиях войск», в которой заблаговременно были узаконены карательные операции, репрессии, применение к советским людям «массовых насильственных мер». С военнослужащих снималась ответственность за любые насилия и беззакония.

1 июня 1941 г. уполномоченный по продовольствию и сельскому хозяйству статс-секретарь Бакке подписал инструкцию «Двенадцать заповедей поведения немцев на Востоке и их обращение с русскими» — непревзойденный по цинизму документ, открыто провозгласивший вечный институт германского господства на востоке.

Особое внимание следует уделить генеральному плану «Ост» — плану массового уничтожения и порабощения народов Восточной Европы, включая народы Советского Союза. Основной целью плана являлось утверждение политического ж экономического господства германского империализма на захваченных территориях, уничтожение, разобщение и превращение в рабов славянских народов, ликвидация их государственной самостоятельности и национальной культуры.

Если добавить, что план «Ост» начел разрабатываться государственной тайной полицией во главе с Гиммлером еще в 1940 году, то покажутся явно несостоятельными сегодняшние потуги реакционных буржуазных историков, пытающихся уверять общественное мнение в том, что репрессии гитлеровцев были обусловлены неповиновением советских людей оккупантам, их антифашистской борьбой.

Согласно плану «Ост», лишь 25% белорусов, наиболее пригодных по расовым признакам, ожидала участь рабов немецких помещиков и капиталистов.

75% населения предполагалось «выселить». Трехлетняя оккупация Белоруссии раскрыла полное содержание термина «выселение». За это время на территории республики фашисты уничтожили 1 409 225 мирных граждан.

Расстрелы, сожжения, публичные казни, отравление ядом, смерть от голода, инфекционных заболеваний и непосильного труда, массовое умерщвление в «душегубках», травля собаками и другие пытки — далеко не полный арсенал зверств арийских «сверхчеловеков».

Идеологической основой злодеянии гитлеровцев являлась «расовая теория», провозглашавшая мнимое право господства одной нации над другой, теория расширения «жизненного пространства» для немцев и права на всемирное господство третьего рейха.

Все эти права насаждали и охраняли многочисленные карательные органы:

— войска СС

— войска СА

— полиция безопасности

— служба безопасности СД

— тайная полевая полиция ГФП

— охранная полиция

— полиция поддержания порядка

— криминальная полиция,

— контрразведывательные органы «Абвера»,

— жандармерия,

— специальные полицейские подразделения.

Из членов карательных организаций были созданы особые оперативные команды с задачами массового уничтожения советских людей, наращивания темпов уничтожения.

«Мы видели в каждом русском лишь животное. Это ежедневно внушалось нам начальством. Поэтому, совершая убийство, мы не задумывались над этим, так как в наших глазах русские не были людьми, — заявил ефрейтор З35-го охранного батальона Эрих Мюллер на судебном процессе в Смоленске в 1945 году.

Член нацистской партии, фашистский солдат Эмиль Гольц в первые дни войны записал в своем дневнике следующее: «По дороге от Мира до Столбцов мы разговаривали с населением языком пулеметов, Крики, стоны, кровь, слезы и много трупов. Никакого сострадания мы не испытали. В каждом местечке, в каждой деревне при виде людей у меня чешутся руки. Хочется пострелять из пистолета по толпе».

В международном праве издавна установлено, что мирное население, не участвующее в войне, должно пользоваться неприкосновенностью. В статье 46 Гаагской конвенции 1907 г. записано: «Честь и права семейные, жизнь отдельных лиц и частная собственность… должны быть уважаемы».

Однако Гаагские и Женевские международные конвенции 1864, 1939, 1906, 1907, 1929 годов не являлись законами для правительства и военного командования фашистской Германии. Гитлеровцы возводили в ранг военной доблести и всячески поощряли убийство, грабеж и насилие,

Под видом борьбы с партизанами фашисты уничтожали сотни белорусских деревень вместе с населением. Их действия были узаконены приказом верховного командования гитлеровских вооруженных сил от 16 сентября 1941 г., который в категорической форме требовал мероприятия по борьбе с партизанами широко использовать для уничтожения мирных советских людей. Об этом же говорил на Нюрнбергском процессе высший руководитель СС и полиции на Центральном направления советско-германского фронта генерал Бах-Зелевский, подтверждая, что так называемая борьба с бандами" имела своей главной целью массовое уничтожение советского гражданского населения. «Русский должен умереть, чтобы мы жили» — этому девизу было подчинено все. Везде, где ступала нога фашистского солдата, совершались неслыханные по своей жестокости преступления, жертвами которых становились мирные люди — старики, женщины, дети.

В день 26 октября в разных концах г. Минска фашисты повесили 12 человек. Это было начало. А продолжением кровавой трагедии явилось уничтожение в г. Минске и его окрестностях около 400 000 советских граждан.

Подавляющее большинство мирного населения Белоруссии погибло в 110 концентрационных лагерях и местах массового уничтожения. Самые крупные — в Полевое, Витебске, Пинске, Бронной Горе, Бресте, Новогрудке, Гродно, Колдычеве, Орше и т. д. И в каждом из них — непосильный труд, голод, болезни, пытки и как итог — смерть, неважно какая; от пули, петли или истощения.

Особое внимание уделяли гитлеровцы созданию лагерей-заслонов.

Так, в марте 1944 г. командующий 9-й армией генерал танковых войск Харде приказал создать у переднего края немецкой обороны три концентрационных лагеря. Один из них находился на болоте у поселка Дерть, второй — в двух километрах северо-западнее местечка Озаричи, третий — в двух километрах западнее деревни Подосинник, в болоте. Все три лагеря получили название Озаричского.

Сюда с 9 по 13 марта под предлогом эвакуации было привезено более 50 000 человек из городов и деревень Гомельской, Полесской и Могилевской областей, преимущественно стариков, нетрудоспособных женщин, детей.

Лагеря представляли собой открытую площадь, обнесенную несколькими рядами колючей проволоки. Подступы к ним минировались. Никаких построек на территории лагеря не было. Заключенные находились под открытым небом. Им запрещалось делать шалаши, разводить костры, собирать хворост для подстилки. Имелось много случаев обмораживаний, эпидемических заболеваний. Больные не получали никакой медицинской помощи. Напротив, в лагерь из окрестных больниц привозилось большое количество сыпнотифозных больных. Машины подъезжали к проволочному ограждению, и фашисты перебрасывали больных на территорию лагеря.

Многие из них, находясь в бессознательном состоянии, лежали на снегу и через несколько часов умирали. Умершие оставались незахороненными, распространяли инфекцию и трупный запах.

Режим лагеря был рассчитан на истребление людей голодной смертью. Раз в несколько дней гитлеровцы подвозили к проволоке хлеб и кусками бросали его в толпу изможденных людей. Маленький кусочек хлеба после длительного голодания еще больше усиливал муки заключенных. От голода умирало ежедневно большое количество людей.

В Озаричском лагере смерти существовал самый дикий произвол. Фашисты расстреляли 12-летиего Мищу Гусанова из д. Козловичи Домановичского района за попытку принести воду для семьи. 82-летний старик Иван Глуцкий был расстрелян за то, что хотел развести костер, чтобы обогреть малолетних внучат.

18−19 марта 1944 г. воины 65-й армии I Белорусского фронта освободили узников лагеря. Среди оставшихся в живых было 15 960 детей в возрасте до 13 лет.

Всего в лагере гитлеровцами истреблено 2 000 советских граждан.

Создавая концентрационные лагеря у переднего края обороны, подобно озаричскому, фашисты преследовали несколько целей. Они выбирали такие места, где не надеялись удержать свои позиции, использовали лагеря в качестве заслона при наступлении Красней Армии. И еше: после отступления немецикх частей они служили рассадниками инфекционных заболеваний среди населения, солдат и офицеров Красней Армии.

Специальные концлагеря-гетто организовали гитлеровцы для советских граждан еврейской национальности.

Уже в первые дни оккупации в Минске была проведена регистрация всего населения, причем евреев отделяли и регистрировали особо. I5 июля 1941 г. по приказу гитлеровского командования в западной части города было создано крупнейшее в Белоруссии гетто, 1 сосредоточившее свыше 80 000 человек.

Фашисты дико глумились над заключенными, травили их собаками, кололи штыками, расстреливали, живыми бросали в огонь. Помощник коменданта минского гетто Готтенбаж под музыку провозглашал тосты за уничтожение евреев, заставлял обреченных петь песни, плясать и сам лично расстреливал их.

Но если разовые казни стоили жизни десяткам человек, то массовые еврейские погромы уносили их тысячами Нетрудно заметить, что в основном они проводились осенью и весной. Требуя поголовного истребления евреев, на совещании в генеральном комиссариате 29 января 1942 г. государственный советник Гофман сетовал: «Из-за морозов полная ликвидация евреев невозможна, так как земля слишком промерзла, чтобы копать ямы… Полное уничтожение евреев невозможно и потому, что мы все еще из их рядов черпаем рабочую силу».

Массовое уничтожение советских граждан еврейской национальности проводились повсеместно. Так, в Минске было уничтожено 80 000 человек, в Бресте — 27 000, в Борисове -7 000, в Полоцке -7 000, в Витебске 6 972, в Мозыре -4 730, в Речице -3 500 ж т.д.

За годы войны на территории Белоруссии фашисты уничтожили 810 091 военнопленного1 из общего количества 2 200 000 советских граждан. Каждый день хозяйничанья фашистов на белорусской земле стоил нам 2000 человеческих жизней. 2

Среди государств Европы Белоруссия понесла самые большие людские потери, но ничто не сложило гордый дух нашего народа, ни на минуту, ни на один день не прекращавшего борьбу за честь, свободу и независимость своей республики, своей социалистической Родины.

Список литературы

1. А. М. Самсонов «Крах фашистской агрессии 1939−1945», М. 1975 г.

2. В боях за Белоруссию, изд. 2-е Беларусь, Мн. 1974 г.

3. Смоляр Г. Минсое гетто. — Минск, 2002.

4. Пономаренко, П. Всенародная борьба в тылу немецко-ффашистских захватчиков. — Москва, 1986 г.

5. Козак К. Германский оккупационный режим. — Минск, 2005.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой