Порядок и способы заключения гражданско-правовых договоров

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Применение договоров на протяжении уже нескольких тысяч лет объясняется помимо прочего тем, что речь идет о гибкой правовой форме, в которую могут облекаться различные по характеру общественные отношения. Основное назначение договора сводится к регулированию в рамках закона поведения людей путем указания на пределы их возможного и должного поведения, а равно последствия нарушения соответствующих требований.

Регулирующая роль договора сближает его с законом и нормативными актами. Условия договора отличаются от правовой нормы главным образом двумя принципиальными особенностями. Первая связана с происхождением правил поведения: договор выражает волю сторон, а правовой акт — волю издавшего его органа. Вторая различает пределы действия того и другого правила поведения: договор непосредственно рассчитан на регулирование поведения только его сторон — для тех, кто не является сторонами, он может создать права, но не обязанности; в то же время правовой или иной нормативный акт порождает в принципе общее для всех и каждого правило любое ограничение круга лиц, на которых распространяется нормативный акт, им же определяется). Отмеченные две особенности отличают именно гражданско-правовой договор. В договоре, в котором указанные особенности отсутствуют, имеются в виду различные виды публично-правовых договоров, — грань, отграничивающая его от нормативного акта, стирается. И все же во всех случаях в публичном договоре в конечном счете определяющее значение имеет воля сторон.

Договор служит идеальной формой активности участников гражданского оборота. Важно подчеркнуть, что несмотря на изменение его социально-экономического содержания, в холе истории общества сама по себе конструкция договора как порождение юридической техники остается в своей основе весьма устойчивой.

Конструкция договора применяется в различных отраслях права: международном, публичном, административном и др. И все же наиболее широко используется она в гражданском праве, в связи с чем актуальность тем не должна вызвать сомнения. Понятно, что без знания общих положений о договорах и умения применять их на практике ни один участник гражданского оборота не может чувствовать себя уверенно. Однако концептуальное обозначение основных идей договорных обязательств не исчерпывает всей проблематики договорных отношений. В этой связи принятие новой, третьей, части ГК существенно облегчает внутренний и внешнеэкономический гражданский оборот.

При написании работы ставились следующие цели и задачи: раскрыть понятие договора, обозначить общие правила и особенности заключения договора, выявить недостатки действующего законодательства и правоприменительной практики и предложить меры по усовершенствованию текущей нормативно-правовой базы.

Методологической основой исследования является диалектико-материалистический метод и системный подход к объекту изучения, а также частные методы — формально-логический, исторический, сравнительно-правовой.

В процессе написании работы использовались различные нормативно-правовые акты, материалы судебной практики и специальная литература таких авторов как Брагинский М. И., Витрянский В. В., Дернбург Г., Кабалкин А. Ю., Новицкий И. Б. и многих других.

1. Гражданско-правовые договора: понятие и сущность

1.1 Понятие и значение договора в гражданском праве

Легальное определение гражданско-правового договора сформулировано в ст. 420 п. 1 ГК РФ: «Договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей» Гражданский кодекс Российской Федерации часть первая, вторая, третья, четвертая от 30. 11. 1994 г. N 51-ФЗ // Российская газета от 08. 12. 1994 г. N 238−239.

Договор является не просто официальным документом. Это в первую очередь акт, выражающий добровольное соглашение сторон действовать совместно в интересах обоюдной выгоды. Нет взаимного согласия — нет договора. Именно поэтому ч. 1 ст. 421 ГК РФ не допускает понуждения к заключению договора. Свобода соглашения сторон — основное непременное условие договора.

В ГК РСФСР 1964 года было определение не договора, а только лишь обязательства (ст. 158 ГК РСФСР) Гражданский кодекс РСФСР, утвержден Верховным Советом РСФСР 11. 06. 64 (в ред. от 26. 11. 2001) // Ведомости РСФСР. 1964. N 24.

С другой стороны, в дореволюционном праве России было представлено весьма похожее определение договора: «Договором называется соглашение двух или более лиц, направленное к установлению, изменению или прекращению правоотношений» Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Спарк, 2005 (по изд. 1907). С. 304. Таким образом, сегодня законодатель, в сущности, возвращается к формулировке договора из дореволюционного гражданского права России. Это свидетельствует о преемственности в российском праве Брагинский М. И. Витрянский В.В. Договоры: общие положения. Книга 1. М.: Статут, 2001. С. 6. По мнению такого ученого-правоведа, как Витрянский В. В., «практически все разделы и главы части первой ГК РФ имеют прямое отношение к регулированию договора» Витрянский В. В., Звеков В. П., Брагинский М. И. и др. Комментарий части первой Гражданского кодекса РФ для предпринимателей. М.: Фонд «Правовая культура», 1995. С. 7−8.

В советской и постсоветской юридической литературе приведенное многопонятийное представление о договоре весьма последовательно развито в работах ряда авторов. Особенно четко это выражено в исследованиях О. С. Иоффе. Признавая договор соглашением двух или нескольких лиц о возникновении, изменении или прекращении гражданских правоотношений, О. С. Иоффе вместе с тем отмечал: «Иногда под договором понимается самое обязательство, возникающее из такого соглашения, а в некоторых случаях этот термин обозначает документ, фиксирующий акт возникновения обязательства по воле всех его участников» Иоффе О. С. Избранные труды по гражданскому праву: Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории «хозяйственного права». М.: Статут, 2000. С. 26.

Можно привести и другой пример высказываемых в литературе взглядов: «Договор как юридический факт служит основанием возникновения договора как правоотношения или договорного правоотношения… Договор как юридический факт и как правоотношение — это самостоятельные аспекты договора, различные стороны в его развитии» Новицкий И. Б., Лунц Л. А. Общее учение об обязательстве. М., 1996. С. 98..

Аналогичную позицию занимает и Н. Д. Егоров. «Под договором, -подчеркивает он, -- понимают и юридический факт, лежащий в основе обязательства, и само договорное обязательство, и документ, в котором закреплен факт установления обязательственного правоотношения» См.: Гражданское право: Учебник. Издание 6. Том I / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М.: Проспект, 2002. С. 428.

Вместе с тем в литературе иногда отождествляется различное представление о договоре.

Так, в учебнике 1993 г. отмечается: «Договор обычно трактуется как двух — или многосторонняя сделка Завидов Б. Д. Основные идеи, недочеты и новации общих положений о договоре. М.: Инфра — М, 2008. С. 16. Но сведение договора только к сделке едва ли верно. Сделка представляет собой действие, направленное на установление, изменение, прекращение прав или обязанностей (ст. 41 ГК). Договор не только устанавливает права и обязанности, но и предусматривает совершение субъектами предметных действий, содержание которых закрепляется в соглашении. Договор определяет, что конкретно должно быть сделано и какие юридические требования предъявляются сторонами к совершению действий. Следовательно, роль и функции договора значительно шире, нежели у традиционно понимаемой сделки» Гражданское право: в 2 т. Том 2 полутом 1: учебник / отв. ред. проф Е. А. Суханов — 2-е изд, перераб. и доп. — М: Волтерс клувер, 2002. С. 42.

Как нам кажется, все же не учитывается, что речь идет не о разных функциях одного явления, а о разных явлениях. Они объединены единым термином — «договор», но отличаются содержанием.

Еще одна точка зрения на рассматриваемый вопрос была высказана Р. О. Халфиной. Она выступала одновременно и против утверждения, будто договор — взаимная сделка, и против того, что договор — согласие сторон, направленное на возникновение, изменение или прекращение гражданского правоотношения. Сама Р. О. Халфина полагала, что в понятие договора помимо согласования воли двух или нескольких лиц «должны быть включены их взаимные гражданские права и обязанности». При этом обращено внимание на то, что «права и обязанности, принимаемые на себя каждой из сторон, как правило, различны, но они должны быть взаимно согласованы, должны в своей совокупности дать единый правовой результат» Иванов В. В. Общая теория договора. М.: Юристъ, 2006. С. 67.

Представляется, что сама по себе идея сочетания в договоре прав и обязанностей не может вызывать возражений. Однако все это следует относить не к договору-сделке, а к договору-правоотношению. При том в любом правоотношении, — договорном и недоговорном, независимо от того, какой именно юридический факт послужил основанием для его возникновения, права и обязанности должны корреспондировать друг другу. Это необходимо уже по той причине, что иначе правоотношение как таковое вообще не может существовать. Следовательно, предлагаемый признак своей роли в выделении договорной конструкции как таковой, очевидно, сыграть не может.

Договор в его первом значении — основания возникновения прав и обязанностей — составляет ступень в классификации юридических фактов. Соответственно он должен отвечать основополагающим признакам этих последних (имеется в виду способность порождать права и обязанности) — С указанной точки зрения договор может быть поставлен в один ряд с односторонними сделками, с деликтами, административными актами, юридическими поступками и др.

Договоры относятся к той разновидности юридических фактов, которая именуется сделками, а значит, представляют собой действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК).

Отмечая конструктивное значение сделок, В. Ф. Яковлев справедливо подчеркивал: «Наделение субъектов права инициативой находит свое выражение в нормах объективного права, которыми придается правообразующая сила таким действиям субъектов гражданского права, как сделки» Иванов В. В. Указ. соч. С. 89.

Среди других сделок договор выделяется только одним признаком: он представляет собой двух- или многостороннюю сделку, т. е. соглашение двух или более лиц. В этом качестве договор противостоит односторонним сделкам, примерами которых могут быть, в частности, и эмиссия ценных бумаг, и завещание, и разнарядка покупателя или поставщика. Вес эти сделки относятся к числу односторонних, поскольку для их совершения в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны (п. 2 ст. 154 ГК).

В римском праве представление о договоре как об основании возникновения, изменения или прекращения правоотношений включало два его непременных признака: во-первых, соглашение и, во-вторых, особое основание соглашения в виде определенной цели (causa). По поводу последнего К. А. Митюков отмечал: «Договор, как и всякая сознательная перемена имущественных правоотношений, всегда совершается с известной юридической целью. Эта цель, для которой договор служит средством, и есть материальное его основание. Она определяет юридический характер договора. Основание договора может состоять в намерении сделать дарение или принять на себя обязанность за действие другого, или обеспечить существующее обязательство, вообще в желании достигнуть какой-либо юридической цели. Без этого желания и мотива нельзя представить серьезной воли вступить в обязательство. С другой стороны, договор не имеет никакой силы, если в основании его лежит цель, запрещенная законом, например, дарение между супругами» Иванов В. В. Указ. соч. С. 80.

О.С. Иоффе, являвшийся, как уже отмечалось, последовательным сторонником множественности значений «договор», обращал внимание на то, что для всестороннего ознакомления с его сущностью договор «должен быть изучен и как юридический факт, и как правоотношение». В полном соответствии с приведенным утверждением он отмечал: «Встречающиеся иногда попытки определить содержание договора указанием как на его условия, так и на вытекающие из него права и обязанности ошибочны и объясняются смешением договора как юридического факта с самим договорным обязательством» Иоффе О. С. Указ. соч. С. 46.

Всякий раз, когда стороны заключают договор, они должны согласовать его условия, которые определяют права и обязанности контрагентов. Однако, наряду с этим, в силу заключенного ими договора они оказываются связанными также правами и обязанностями, которые предусмотрены в законе. В частности, имеются в виду такие права и обязанности, которые предусмотрены нормами, включенными в общую часть ГК, в общую часть обязательственного права, в главы, посвященные соответствующему договору.

В заключение следует отметить, что договор в его качестве сделки порождает определенные права и обязанности сторон. Однако подлинное содержание юридической связи сторон этим не исчерпывается. Безусловным элементом служит весь массив императивных гражданско-правовых норм. К этому следует добавить, что при отсутствии других указаний в конкретном договоре стороны признаются согласившимися подчинить свои отношения нормам диспозитивным, а также квазинормативным регуляторам в виде деловых обыкновений, сложившейся между сторонами практики.

1.2 Содержание и форма гражданско-правовых договоров

Содержание договора составляют условия, по которым достигнуто соглашение. Условия подразделяются на существенные, обычные и случайные.

Существенными признаются условия, которые необходимы и достаточны для заключения договора. К ним относятся условия о предмете договора (п. 1 ст. 432 ГК РФ). Без предмета невозможен договор купли-продажи, поставки, перевозки, поручения и др.

К существенным условиям договора относят и те условия, которые прямо указаны в законе и других правовых актах именно как существенные. Например, в договоре залога в силу п. 1 ст. 339 ГК должны быть указаны предмет залога, его цена или оценка, размер и срок исполнения обязательства. В нем должно также содержаться указание на то, у какой из сторон находится заложенное имущество.

Существенными признаются и те условия, которые необходимы для договоров определенного, именно данного вида. Например, договор страхования невозможен без определения страхового случая, как и договор простого товарищества немыслим без определения сторонами общей хозяйственной или иной цели (ст. ст. 1041 — 1054 ГК РФ).

Наконец, стороны договора могут признать существенными и те его условия, относительно которых настаивала одна из сторон. Например, наличие той или иной упаковки (тары) по договору купли-продажи или поставки.

Обычными условиями договора называют те, которые не нуждаются в согласовании. Независимо от воли участников договора они уже предусмотрены в соответствующих нормативных актах и вступают в действие в момент заключения договора, т. е. автоматически. Например, упаковка и тара в случае поставки колбасных изделий должны в точности соответствовать всем показателям ТУ и ГОСТа.

Кроме вышеназванных, к обычным условиям договора относят: примерные, разработанные для договоров соответствующего вида и опубликованные в печати, если в договоре делается отсылка к этим примерным условиям; обычаи делового оборота (п. 5 ст. 421 ГК), если отсутствует в договоре отсылка к примерным условиям.

Случайными условиями договора считаются такие, которые изменяют либо дополняют обычные условия и включаются в текст договора по усмотрению сторон, после чего только и приобретают юридическую силу. Например, при согласовании условий договора поставки стороны не решили вопрос о виде транспортировки. Это будет согласовано потом, а сам договор все равно будет считаться заключенным и без этого случайного условия. Иногда вышеуказанные условия именуются специальными.

Вопрос о правах и обязанностях сторон по договору в юридической литературе является дискуссионным. Некоторые авторы считают, что иногда в содержание договора должны включаться права и обязанности сторон Гражданское право / Под ред. С. П. Гришаева. М.: Юристъ, 2003. С. 166. Другие полагают, что права и обязанности сторон составляют содержание обязательственного правоотношения, основанного на договоре, а не самого договора как юридического факта, породившего это обязательственное правоотношение. Третья группа правоведов-практиков утверждает, что права и обязанности сторон являются элементом, содержанием предмета договораДашков Л.П., Брызгалин А. В. Коммерческий договор: от заключения до исполнения. М.: ИВЦ «Маркетинг», 2005. С. 11, 14 — 15.

.

Противоречива также ситуация и с формами договоров. В связи с тем что договор является одним из видов сделок, к его форме применяются общие правила о форме сделок. Согласно п. 1 ст. 434 ГК договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма. Если стороны договорились заключить договор в определенной форме, он считается заключенным после придания ему условленной формы, хотя бы законом для договоров данного вида такая форма не требовалась (абзац 2 п. 1 ст. 434 ГК).

Для заключения реального договора требуется не только облеченное в требуемую форму соглашение сторон, но и передача соответствующего имущества (п. 2 ст. 433 ГК). Причем и сам факт передачи имущества также должен быть оформлен надлежащим образом. Например, при заключении договора займа между гражданами на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, передача указанной суммы денег должна сопровождаться выдачей заемной расписки (ст. 808 ГК).

Согласно действующему законодательству договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (п. 2 ст. 434 ГК).

Поскольку всякий договор является сделкой, то законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т. п.), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований (п. 1 ст. 162 ГК). Если такие последствия не предусмотрены, применяются последствия несоблюдения простой формы сделки, т. е. пункт 1 ст. 162 ГК. В этом случае в связи со спорными правоотношениями стороны лишены права в подтверждение сделки ссылаться на свидетельские показания, а в случаях, прямо указанных в законе или соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность (п. 2 ст. 162 ГК).

Следует отметить и такой факт. В правоотношениях между юридическими лицами и гражданами зачастую применяются типовые бланки, призванные лишь облегчить сам процесс оформления письменного договора. Однако от типовых бланков следует отличать типовые договоры, утверждаемые Правительством Р Ф в случаях, прямо указанных законом (п. 4 ст. 426 ГК РФ). Условия указанных типовых договоров становятся обязательными для их участников, и их нарушение ведет к признанию их ничтожными.

Смысл формы договора состоит прежде всего в правильном закреплении волеизъявления сторон. Причем волеизъявление должно отражать согласованные и добровольные действия всех участников договора. Однако на практике зачастую бывает так, что содержание договора вызывает разночтения в толковании, что порождает в свою очередь споры между контрагентами правоотношений. Для разрешения споров в ст. 431 ГК сформулированы правила толкования договора. Главное в вопросе о толковании договора — это выявление буквального значения содержащихся в нем слов и предложений, вытекающего из них смысла и взаимоотношений.

Анализ диспозиции ст. 431 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что российский законодатель придерживается теории волеизъявления как основной. Так, ч. 1 данной статьи устанавливает, что «при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом». Однако при этом в абз. 2 ст. 431 говорится, что «если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон». В ч. 2 приведенной статьи законодатель устанавливает, что при недостаточности выраженного волеизъявления необходимо уделить внимание самой воле сторон, которая будет выясняться приведенными законодателем примерами (переговоры, переписка, практика). Однако эта позиция далеко не бесспорна. Так, Ю. Б. Карпекин и С. Ю. Кизилов указывают, что сделка — это всегда действие, и только с волеизъявлением закон связывает юридические последствия сделки, на что указывает ст. 153 ГК РФ. По их мнению, волеизъявление и есть юридический факт, влекущий возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей. Именно с момента волеизъявления сделка считается совершенной Карпекин Ю. Б., Кизилов С. Ю. Воля и волеизъявление в сделке // Арбитражная практика. 2002, N 12, с. 14.

Однако думается, что нельзя, во-первых, так узко понимать сделку — лишь как волеизъявление. Во-вторых, считаем неверным утверждение о том, что с момента волеизъявления сделка считается совершенной Карпекин Ю. Б., Кизилов С. Ю. Указ. соч., с. 14. Это утверждение противоречит общим положениям ГК РФ о сделках, так как устанавливаются разные правила в отношении форм сделок (устных, письменных; сделок, требующих государственной регистрации), о моменте, когда они считаются совершенными (т.е. заключенными).

2. Порядок и способы заключения гражданско-правовых договоров

2.1 Юридическая процедура заключения договоров

Одним из наглядных примеров применения категории «юридическая процедура» может являться динамика гражданско-правового договора, заключающаяся в процедурах заключения, исполнения, изменения и расторжения гражданско-правового договора. Исходя из определения юридической процедуры, согласно которому юридическая процедура определяется как система последовательно совершаемых действий и возникающих на их базе отношений, направленных на достижение определенного правового результата, обратимся к прикладному значению данного определения.

Обращение к теории гражданско-правового договора в аспекте предмета исследования определяется существованием трех основных источников происхождения (возникновения) обязательств Мейер Д. И. Русское гражданское право: В 2 ч. По исправленному и дополненному 8-му изд. 1902. 2-е изд., испр. М.: Статут, 2000. С. 494 — 495.: обязательства, вытекающие из закона; обязательства, вытекающие из договора; обязательства, следующие из нарушения субъективных прав. Наибольший интерес с позиции комплексной юридической процедуры представляют именно процедуры, связанные с возникновением обязательств на основании договоров как наиболее сложные и разнообразные Иоффе О. С. Избранные труды по гражданскому праву: Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории «хозяйственного права». М.: Статут, 2000. С. 423.

Гражданско-правовой договор как юридический факт (юридическое действие, сделка) возникает, как известно, в результате процедуры его заключения. Как закреплено в п. 2 ст. 432 ГК РФ, договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной. Комплекс правовых норм, посвященных оферте и акцепту, уже стал предметом исследований, однако не в аспекте юридической процедуры Денисов С. А. Некоторые общие вопросы о порядке заключения договора // Актуальные проблемы гражданского права. М., 1999. С. 229 — 275; Шичанин А., Гривков О. Заключение договоров: требования законодательства // Законодательство и экономика. М., 1999. Вып. 6. С. 46 — 51.

Актуальность проблематики заключения, изменения и расторжения договоров предопределяется и многочисленными коллизиями в правоприменительной практике, что послужило выработке соответствующих обобщений на уровне высших судебных инстанций. Примером может служить информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Р Ф от 5 мая 1997 г. N 14 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров» Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1997. N 7.

Действующее законодательство достаточно детально регламентирует отдельные стадии процедуры заключения (формирования) договора:

1)процедура преддоговорных взаимоотношений между сторонами;

2) процедура формирования оферты и акцепта;

3) процедура признания договора заключенным.

Нами не случайно объединяются процессы формирования оферты и акцепта в единой процедуре в связи с их общей правовой природой. Законодатель различает категории «процесс заключения договора» как динамичный процесс формирования договора (см., например, ст. 432 ГК РФ) и «момент заключения договора» как статику (результат) договорного процесса такого формирования (см., например, ст. 433 ГК РФ). К тому же и сам законодатель придерживается позиции, что юридическое значение (юридическое действие в его динамике) оферта приобретает лишь с момента ее получения адресатом (п. 2 ст. 435 ГК РФ).

Выделение третьей стадии из названных — процедуры признания договора заключенным — предопределено существованием, как было отмечено выше, категории «момент заключения договора». Определяющими здесь становятся вопросы о значении государственной регистрации договоров, предметом которых выступает недвижимое имущество, для момента приобретения договором юридической силы (п. 3 ст. 433 ГК РФ), о значении разграничения реальных и консенсуальных договоров (п. 2 ст. 224 ГК РФ), о различном понимании момента заключения договора в ряде мировых правовых семей. Последнее обстоятельство лежало и в основе объединения во второй стадии процедуры заключения договора категорий «оферта» и «акцепт».

Сама по себе третья стадия заключения договора может носить как внеюрисдикционный, так и юрисдикционный характер. В первом случае договор признается заключенным с момента, обозначенного в законе. Порой такой момент неразрывно связан с предыдущим этапом процедуры заключения договора. Во втором же случае для признания договора состоявшимся (заключенным) необходимо соответствующее судебное решение. Момент вступления в силу данного решения и определяет момент признания договора заключенным. Конечно, тут допустима и иная ситуация, когда суд определяет в своем решении указанный момент.

Рассмотрим указанные выше стадии процедуры формирования договора.

1. Первоначально возникают преддоговорные отношения между сторонами, которые могут оформляться, во-первых, особыми договорными конструкциями, например в рамках предварительного договора (см. ст. 429 ГК РФ), или же, во-вторых, становятся сами по себе основой возникновения правоотношения между сторонами. Ярким примером последнего может служить договор поставки с его особой процедурой урегулирования разногласий при заключении договора (ст. 507 ГК РФ). Данная процедура урегулирования разногласий между сторонами при заключении договора поставки является уникальной гражданско-правовой конструкцией, берущей свое начало в римском институте culpa in contrahendo, когда стороны при отсутствии реальных договорных отношений между ними приобретали друг к другу квазидоговорные притязания Ротарь А. Методы ведения переговоров по согласованию условий договоров // Юрист. 2002. N 7. С. 6 — 11. Некоторые сомнения в полном юридическом соответствии конструкции ст. 507 ГК РФ общей системе договоров уже высказывались в литературе Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая. 2005.С. 244 — 245. При этом основой для разрешения возможных коллизий при применении ст. 507 ГК РФ должна стать — как предлагается — судебная практика.

Вопросы преддоговорной стадии процедуры заключения договора были и являются предметом научной дискуссии Брагинский М. И. Указ. соч. С. 239 — 245. М. И. Брагинский указывает на два основания возникновения преддоговорных отношений (споров) между сторонамиБрагинский М. И. Указ. соч. С. 240 — 241.: (1) уклонение стороны, на которую ГК РФ или иной закон возлагает соответствующую обязанность, от заключения договора (п. 4 ст. 445 ГК РФ); (2) передача на рассмотрение арбитража спора относительно договорных условий, по которому сторон возникли расхождения (см. ст. 446 ГК РФ).

2. Формирование оферты (предложения для заключения договора) и акцепта (согласия на заключение договора). Проблематика формирования оферты и акцепта была достаточно полно исследована в науке гражданского права Кабалкин А. Заключение договора // Российская юстиция. 1996. N 9; Андреев С. Е., Сивачева И. А., Федотова А. И. Договор: заключение, изменение, расторжение. М., 1997; Кучер А. Н. Акцепт как стадия заключения предпринимательского договора // Законодательство. 2001. N 7. С. 36 — 43. Среди основных характеристик оферты в цивилистике выделяются (ст. 435 ГК РФ): наличие определенности; выражение в оферте намерения лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с принявшим предложение лицом; наличие в оферте объяснения всем существенным условиям договора Андреева Л. Существенные условия договора: споры, продиктованные теорией и практикой // Хозяйство и право. 2000. N 12. С. 89 — 96; Витрянский В. В. Существенные условия договора // Хозяйство и право. 1998. N 7. С. 3 — 12. Как справедливо отмечает Л. Эннекцерус, оферта «должна быть настолько определенная, чтобы можно было путем ее принятия достигнуть соглашения о договоре» Эннекцерус Л. Курс гражданского права. Т. 1. Полутом 2. М.: Иностранная литература, 1999. С. 175.

По вопросу о существе оферты и акцепта ведутся многочисленные споры. Мы здесь лишь отметим, что четкое юридическое разграничение оферты и акцепта невозможно уже и по той причине, что оферту и акцепт нельзя признать самостоятельными односторонними сделками. Они представляют собой лишь составные части рассматриваемой общей процедуры формирования основы будущего договора как двусторонней сделки.

3. Процедура признания договора заключенным является самостоятельной стадией в общей процедуре заключения договора. Совокупность таких действий, как формирование оферты, направление ее адресату, формирование акцепта и получение акцепта, еще не отвечает на вопрос о заключении договора. По общему правилу договор считается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта (п. 1 ст. 433 ГК РФ). Вместе с тем данное правило имеет исключения.

Прежде всего такое исключение касается так называемых реальных договоров, т. е. договоров, заключение которых происходит не в момент достижения согласия между сторонами (как об этом сказано в п. 1 ст. 432 ГК РФ, правда, при этом в рамках исключающего другие подходы определения), а в момент передачи вещи (п. 2 ст. 433 ГК РФ). В связи с этим применимым является положение ст. 224 ГК РФ, вводящее и детализирующее категорию «передача».

М.И. Брагинский полагает, что «стороны вправе сами определить, будет ли заключаемый между ними договор реальным или консенсуальным» Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. М.: Статут, 2002. С. 762. Вместе с тем, как показывает толкование положения п. 2 ст. 433 ГК РФ, в законе не только должна быть указана возможность определения договора как реального, но и предусмотрены конкретные предпосылки для такого применения.

Таким образом, вышесказанное на примере процедуры с позиции ссуды (безвозмездного пользования) подчеркивает значение категории «процедура» для заключения договора.

Таким образом, процедура заключения договора представляет собой сложное юридическое явление, которое приобретает разнообразные формы в процессе своего развития.

2.2 Общий порядок и особенности заключения договора

Все основные положения, посвященные вопросам заключения договоров, регламентирует глава 28 ГК РФ «Заключение договора».

Процесс заключения любого договора состоит из трех этапов: направления лицом предложения заключить договор (оферты) одному или нескольким конкретным лицам; принятие ими данного предложения; получение лицом, направившем оферту, ответа о согласии заключить договор. Договор считается заключенным, когда между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора в требуемой законом форм.

Достаточно сказать, что, как пишет юрист Саморядов А. Н., «…процесс заключения договора должен признаваться юридически значимым действием, которое порождает у заключающих его сторон права и обязанности. Иначе говоря, не должно быть оснований для признания заключаемого договора недействительным… Вторым слагаемым экономической эффективности являются условия договора. Они должны быть сформулированы таким образом, чтобы в максимальной степени отражать интересы участвующих в договоре сторон… Следующей составляющей экономической эффективности договорных отношений является умение защитить свои нарушенные права и компенсировать причиненные нарушением имущественные интересы» Саморядов А. Н. Хозяйственные договоры и сделки. СПб.; М.: Книжный мир, 2000. С. 3 — 5.

С.С. Занковский отмечает, что на практике господствуют два способа заключения договора: классический, предусматривающий составление и подписание партнерами документа, который в ряде случаев служит единственным вариантом формы, например при продаже недвижимости, и второй способ — с использованием факсимильной связи Занковский С. С. Предпринимательские договоры / Отв. ред. В. В. Лаптев. «Волтерс Клувер», 2004. С. 59.

Субъекты, участвующие в процессе, связанном с заключением договора, именуются соответственно действиям, ими совершаемым. Так, лицо, направляющее оферту, называется оферентом; а лицо, дающее акцепт, — акцептантом. При этом следует учитывать, что не всякое предложение заключить договор может быть квалифицировано как оферта. Согласно ст. 435 ГК РФ офертой признается адресованное одному или нескольким конкретным лицам предложение, содержащее существенные условия договора, которое достаточно определенно и выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение. И далее в п. 2: оферта связывает направившее ее лицо с момента ее получения адресатом. Если извещение об отзыве оферты поступило ранее или одновременно с самой офертой, оферта считается не полученной.

На наш взгляд, пункт 2 ст. 435 и ст. 436 выглядят несколько противоречиво. Законодатель связывает юридическую силу оферты с фактом ее получения адресатом. Представляется, что действие оферты начинается с момента ее направления будущему контрагенту. Сам факт принятия лицом решения о заключении договора не имеет юридического значения до тех пор, пока оно не будет направлено другому лицу. Получение же оферты — такой объективный и удобный для установления правоотношения момент — проигрывает лишь в одном: даже в наше время существования различных легкодоступных видов связи недопустимо не учитывать то обстоятельство, что оферент может не знать о моменте получения его предложения адресатом.

Толкование указанных норм демонстрирует, что законодатель и сам учитывает это. «Если извещение об отзыве оферты поступило ранее или одновременно с самой офертой, оферта считается не полученной», «полученная адресатом оферта не может быть отозвана в течение срока, установленного для ее акцепта». Помимо основной цели придания стабильности гражданскому обороту можно уловить скрытый контекст необходимости, в значении обязанности, доставить извещение об отказе от собственного предложения в случае изменения намерения заключать договор. То есть оферент обязан сообщить предполагаемому контрагенту об изменении своих планов. И обязанность эта возникает с момента направления оферты адресату. Иначе наступает ответственность за несвоевременное предупреждение в виде невозможности отзыва оферты и уклонения от заключения договора, ставшего уже ненужным предпринимателю.

Еще одним обстоятельством, поддерживающим ход наших рассуждений и одновременно создающим противоречивость позиции законодателя, является неоднократное использование в тексте кодекса словосочетаний, связанных именно с направлением оферты, и прежде всего в п. 2 ст. 432, согласно которому договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной.

Норма Гражданского кодекса о безотзывности оферты имеет особое значение для предпринимательского оборота и направлена, как уже было отмечено, на поддержание стабильности гражданского оборота. В завуалированной форме она предупреждает предпринимателя о возможности наступления гражданско-правовой ответственности в виде возмещения причиненного вреда вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Действительно, если оферент, не дождавшись ответа, заключает договор с иным контрагентом, может сложиться ситуация, когда будет заключен один и тот же договор с разными лицами (точнее договоры, идентичные по содержанию, в частности по условию о предмете, за исключением одной из сторон).

В связи с этим мы не можем согласиться с утверждением о том, что без намерения лица заключить договор последний не может быть заключен, даже если это лицо сообщило контрагенту все существенные условия договора Илюшина М. Н., Челышев М. Ю., Ситдикова Р. И. Коммерческие сделки: теория и практика: Учебно-практическое пособие / Под общ. ред. М. Н. Илюшиной. М.: РПА МЮ РФ, 2005. С. 77. Такое возможно в том случае, когда после направления оферты у лица изменилось намерение заключать договор, отзыв оферты поступил после оферты и направления акцептантом ответа о ее принятии. В момент получения оферентом акцепта договор признается заключенным (п. 1 ст. 433 ГК РФ), несмотря на отсутствие к этому времени намерения оферента.

Относительно момента заключения договора ст. 433 содержит исключения из общего правила применительно к реальным сделкам и сделкам, подлежащим государственной регистрации. В частности, п. 3 гласит, что договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом. А в законе как раз и установлено иное. Согласно основным положениям о заключении договора (п. 1 ст. 432 ГК) договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Государственная регистрация сделки не является формой сделки, что следует из анализа ст. 158 и 164 ГК. Следовательно, при достижении сторонами соглашения по всем существенным условиям в надлежащей форме договор уже считается заключенным.

Однако содержание статей 165 и 433 ГК демонстрирует иную позицию законодателя, а именно намерение связать процесс заключения сделки с фактом ее государственной регистрации. Исходя из этого положения, ст. 432 и 433 следовало бы сконструировать иным образом. В частности, нами может быть предложена следующая редакция этих норм:

«Статья 432. Основные положения о заключении договора

1. Договор считается заключенным, когда между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, а в предусмотренных законом случаях — осуществлена передача соответствующего имущества и/или осуществлена государственная регистрация договора.

Момент заключения договора определяется моментом получения лицом, направившим оферту, ее акцепта, за исключением случаев, когда для заключения договора необходима также передача имущества и/или государственная регистрация договора.

2. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

В случаях, когда обязанность заключить договор предусмотрена законом, договор заключается в обязательном порядке, предусмотренном ст. 445 настоящего Кодекса".

Предложенное изложение правовых норм устраняет неоправданное дублирование содержания рассматриваемых статей, а также позволяет упорядочить использование в Кодексе категорий «способ» и «порядок» заключения договора. Ермолова О. Н. Порядок заключения договора — движение оферты и акцепта// Гражданское право, 2005, № 4, с. 32.

В оферте, на наш взгляд, выражена воля только одной стороны, а для заключения договора необходимо волеизъявление обеих сторон. В связи с этим основное значение в оформлении договора имеет ответ лица, получившего оферту, о своем соглашении на заключение договора.

В силу п. 1 ст. 438 ГК акцептом признается ответ лица, которому адресована оферта, о ее принятии. Акцепт должен быть полным и, конечно, безоговорочным.

Тем не менее не всякое заявление, письмо или иное поведение адресата оферты (акцептанта), выражающее согласие с офертой, является акцептом. По общему правилу, молчание не является акцептом, если иное не вытекает из закона, обычая делового оборота или из прежних деловых отношений сторон (п. 2 ст. 438 ГК).

Акцепт может быть выражен не только в форме письменного ответа (включая сообщение по факсу, с помощью телеграфа и других средств связи). В случае если предложение заключить договор было выражено в форме публичной оферты, к примеру, путем помещения товара на прилавок, в витрину магазина либо в торговый автомат, акцептом могут быть фактические действия покупателя по оплате товара. В определенных ситуациях акцептом могут быть признаны и другие действия контрагента по договору (заполнение карты гостя и получение квитанции в гостинице, приобретение билета в трамвае и т. п.) договора необходимо волеизъявление обеих сторон. В связи с этим основное значение в оформлении договора имеет ответ лица, получившего оферту, о своем соглашении на заключение договора.

В силу п. 1 ст. 438 ГК акцептом признается ответ лица, которому адресована оферта, о ее принятии. Акцепт должен быть полным и, конечно, безоговорочным.

Тем не менее не всякое заявление, письмо или иное поведение адресата оферты (акцептанта), выражающее согласие с офертой, является акцептом. По общему правилу, молчание не является акцептом, если иное не вытекает из закона, обычая делового оборота или из прежних деловых отношений сторон (п. 2 ст. 438 ГК).

Акцепт может быть выражен не только в форме письменного ответа (включая сообщение по факсу, с помощью телеграфа и других средств связи). В случае если предложение заключить договор было выражено в форме публичной оферты, к примеру, путем помещения товара на прилавок, в витрину магазина либо в торговый автомат, акцептом могут быть фактические действия покупателя по оплате товара. В определенных ситуациях акцептом могут быть признаны и другие действия контрагента по договору (заполнение карты гостя и получение квитанции в гостинице, приобретение билета в трамвае и т. п.) договора необходимо волеизъявление обеих сторон. В связи с этим основное значение в оформлении договора имеет ответ лица, получившего оферту, о своем соглашении на заключение договора.

2.3 Заключение договора в обязательном порядке

При заключении договора реализуется, в первую очередь, принцип свободы договора. Его смысл — в свободном выборе контрагента, вида договора и условий его заключения. Однако есть случаи, когда этот принцип не применяется и можно принудить сторону к заключению договора в порядке ст. 445 ГК РФ. Так, субъекты естественных монополий обязаны заключать договоры с потребителями. Хозяйствующие субъекты, занимающие доминирующее положение на товарном рынке, не вправе отказываться от заключения договоров при наличии возможности производства или поставки товара. Коммерческая организация не может отказываться от заключения публичного договора (ст. 426 ГК РФ). Если стороны подписали предварительный договор, то они не могут отказаться от заключения основного договора. Предварительный договор должен быть заключен в простой письменной форме или в форме, предусмотренной для основного договора. Он должен содержать все существенные условия будущего договора, чтобы суд мог обязать стороны к его заключению. Также стороны обязаны оговорить срок, в течение которого ими будет заключен основной договор; если же такой срок не установлен, то основной договор должен быть заключен в течение одного года. По истечении годичного срока предварительный договор утрачивает силу, если ни одна из сторон не направила требование о заключении основного договора. В связи с отказом одной стороны предварительного договора от заключения основного договора другая сторона может в судебном порядке настаивать на понуждении к заключению договора, но не вправе требовать перевода на себя прав и обязанностей покупателя, поскольку законодательством такой способ защиты нарушенного права не предусмотрен.

Если заключение договора для одной из сторон является обязательным, законом предусмотрено обязательно ответить, направив противоположной стороне надлежащим образом оформленное согласие, либо протокол разногласий.

Другая сторона в случае отклонения ее протокола разногласий либо при неполучении какого-либо извещения вправе передать разногласия на рассмотрение суда. При передаче разногласий на рассмотрение суда условия договора, которые не согласованы сторонами, определяются судом.

Споры по заявлениям о понуждении заключить договор подлежат судебному рассмотрению если:

заключение договора обязательно для другой стороны в силу закона или предварительного договора;

у стороны есть право требования заключения договора в силу закона.

Например, Федеральным арбитражным судом Поволжского округа было рассмотрено следующее дело: Закрытое акционерное общество «Нефтехимия» (далее — заявитель, ЗАО «Нефтехимия») обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением о признании незаконными решения Управления Федеральной антимонопольной службы России по Самарской области (далее — ответчик, антимонопольный орган) от 28. 11. 2006 N 3741/5 и предписания от 28. 11. 2006 N 3742/5 в отношении того, что они обязывали истца заключить договор на прием и очистку сточных вод с ООО «Самараоргсинтез».

В ходе рассмотрения дела в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью «Самараоргсинтез» (далее — ООО «Самараоргсинтез»).

Как следует из материалов дела и установлено судом, комиссией Управления Федеральной антимонопольной службы по Самарской области по результатам рассмотрения дела N 73 о нарушении ЗАО «Нефтехимия» антимонопольного законодательства 28. 11. 2006 принято решение N 3741/5.

Согласно данному решению ЗАО «Нефтехимия» признано хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение, который допустил нарушения антимонопольного законодательства в виде уклонения от заключения договора с ООО «Самараоргсинтез» на оказание услуг по водоснабжению и водоотведению.

На основании указанного решения антимонопольным органом вынесено предписание от 28. 11. 2006 N 3742/5, которым ЗАО «Нефтехимия» предписано до 25. 12. 2006 обратиться в регулирующий орган для согласования и установления тарифов на услуги водоснабжения, водоотведения и очистки сточных вод и заключить с ООО «Самараоргсинтез» договор на оказание услуг водоснабжения, водоотведения и очистки сточных вод на взаимовыгодных условиях.

Считая названное решение антимонопольного органа и выданное на его основе предписание не соответствующим закону и нарушающим права, ЗАО «Нефтехимия» обратилось в арбитражный суд.

В решении от 28. 11. 2006 N 3741/5 антимонопольного органа указано, что доля ЗАО «Нефтехимия» в географических границах расположения присоединенных систем коммунальной инфраструктуры на территории промышленной зоны города Новокуйбышевска, составляет 100%, что означает отсутствие конкуренции на данном рынке, и соответственно ЗАО Нефтехимия" является доминирующим на данном рынке. ООО «Самараоргсинтез» не имеет возможности приобрести услугу по водоснабжению, водоотведению, распределению и чистке воды за границами той территории, на которой ее оказывает ЗАО «Нефтехимия», в связи с технологическими и экономическими барьерами.

ФЗ «О защите конкуренции» определяет обязанность хозяйственного субъекта, занимающего доминирующее положение на каком-либо товарном рынке, заключать договор на предоставление оказываемых услуг или выполнение работ, следовательно, на ЗАО «Нефтехимия» распространяются положения статьи 445 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающие порядок заключения договора в обязательном порядке.

С учетом изложенного, судом апелляционной инстанции сделан обоснованный вывод, что факт уклонения ЗАО «Нефтехимия» от заключения договора был правильно квалифицирован антимонопольным органом.

Доводы ЗАО «Нефтехимия» о том, что оно не занимает доминирующее положение на рынке, так как у ООО «Самараоргсинтез» имеется возможность получать указанные услуги у других поставщиков, противоречат фактическим обстоятельствам дела и правильно не приняты во внимание, поскольку инфраструктура систем водоснабжения, водоотведения ООО «Самараоргсинтез» присоединена к инфраструктуре водоснабжения, водоотведения и очистки вод, используемой ЗАО «Нефтехимия», доля ЗАО «Нефтехимия» в географических границах расположения присоединенных систем коммунальной инфраструктуры на территории промышленной зоны города Новокуйбышевска составляет 100%.

Установленные факты нарушения антимонопольного законодательства явились основанием для рассмотрения в соответствии с главой 9 Федерального закона «О защите конкуренции» дела в отношении ЗАО «Нефтехимия», принятия антимонопольным органом оспариваемого решения и вынесения на его основе предписания.

Таким образом, обжалуемые ЗАО «Нефтехимия» решение и предписание, приняты в соответствии с нормативными правовыми актами, полномочиями представленными антимонопольному органу и на основании установленных обстоятельств.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой