Перспективы венчурного финансирования в Республике Беларусь

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Развитие венчурного инвестирования в Республике Беларусь является одним их приоритетных направлений государственной инвестиционной политики, необходимым условием активизации инновационной деятельности и повышении конкурентоспособности отечественной экономики. Одной из важнейших составляющих венчурного инвестирования в экономике — является поддержка малых, наукоемких предприятий, которые в дальнейшем развиваются и приносят большие прибыли как своим владельцам, так и экономике в целом. Малые инновационные предприятия, как, впрочем, и весь реальный сектор экономики Республики Беларусь, испытывают значительный недостаток инвестиций и заемного капитала. Далеко не последней причиной этому является неразвитость «нетрадиционных» для Республики Беларусь рыночных механизмов и инструментов инвестирования, одним из них является венчурное инвестирование. Как известно, инвестиции венчурного капитала сопряжены с длительными сроками вложений, относительно высоким коммерческим риском и, соответственно, потенциально более высокими доходами. Исходя из мировой практики, эти средства должны вкладываться в основном в уставный капитал вновь созданных малых и средних предприятий, ориентированных, как правило, на создание новых технологий или наукоемких продуктов. Так, например, за рубежом большинство ведущих компаний в области компьютерных технологий, таких как Microsoft, Intel, Apple Computers, Sun Microsystems, на этапе их возникновения были профинансированы венчурными фондами.

Актуальность темы исследования обусловлена необходимостью обновления хозяйственных систем экономики Республики Беларусь. На современном этапе развития в условиях глобализации все в большей степени состояние экономики различных государств определяется уровнем инновационной активности. Если в предшествующие столетия могущество государства определяли золотой запас, плодородие земель, запасы минерального сырья, то в XXI веке все возрастающую роль начинает играть уровень научно — технического развития отраслей экономики. Повышение инновационной активности предприятий, экономики в целом -- одна из основных задач современного развитого государства. Стратегическое развитие Республики Беларусь должно быть ориентировано на развитие «интеллектуальных» сегментов экономики.

Современный уровень знаний не дает представлений о функциях и взаимодействии различных элементов, составляющих систему венчурного бизнеса, а также взаимосвязях с другими подсистемами экономики, государства и общества. Кроме того до настоящего времени в отечественной литературе отсутствуют фундаментальные труды, которые могут служить методологической основой формирования систем и технологий венчурного инвестирования как на федеральном, региональном, так и на локальном уровне субъектов венчурного инвестирования.

Данные обстоятельства требуют активных научных изысканий, перехода к качественно новому уровню развития венчурного инвестирования инновационной деятельности. Формирование и эффективное функционирование национальной инновационной системы предполагает создание адекватной инновационной инфраструктуры. Технический компонент этой инфраструктуры включает технопарки, бизнес — инкубаторы, бизнес — центры, инновационные технологические центры, венчурные фонды, т. е. такие структурные образования, которые создают благоприятные условия для развития инновационных предприятий. К настоящему времени необходимая в количественном отношении инфраструктура инновационной системы по таким ее элементам, как бизнес -инкубаторы, технопарки, инновационно-технологические центры (ИТЦ), центры трансфера технологий (ЦТТ), коучинг-центры, уже в основном сформированы.

Объектом исследования выступает венчурное инвестирование инновационной деятельности предприятий в условиях обновления экономики Республики Беларусь.

Предмет: механизм системы венчурного инвестирования в Республики Беларусь.

Цель данной работы: изучение венчурного финансирования на западе и возможности его внедрения в Республике Беларусь.

Задачи данной работы:

— рассмотреть теоретические основы венчурного финансирования;

— выявить особенности венчурного финансирования в Республике Беларусь;

— рассмотреть стимулирование инноваций в экономике Республики Беларусь.

Глава 1. Теоретические основы венчурного финансирования

венчурный финансирование инвестирование

1.1 История возникновения венчурных фондов

В современных условиях ускоренного развития научно-технической революции и крупномасштабного трансграничного перемещения капитала, глобализации производства и рынков конкурентоспособность товаров, предприятий и стран все в большей степени определяется способностью национальной экономики генерировать и внедрять новые технологии. Поэтому в настоящее время традиционная научно-техническая политика уступает место политике инноваций, сфокусированной на практическом применении и получении коммерческой отдачи от нововведений, что стимулирует возникновение новых типов компаний и соответствующих видов их финансирования, например венчурного [1, c. 173].

С середины 50-х годов прошлого века во многих странах мира, особенно целенаправленно формирующих постиндустриальную экономику, базирующуюся на знаниях, активно развивается венчурное инвестирование.

Благодаря венчурному капиталу пассивные во многих случаях денежные средства в национальной экономике превращаются в особую разновидность активного финансового капитала, приносящего его владельцам сверх прибыли.

Особая целенаправленность венчурного капитала на развитие научно-технической и инновационной активности в хозяйственных системах всех уровней, его динамизм в сочетании с высокой прибыльностью, превращают венчурное инвестирование в один из важных факторов результативности экономической трансформации, осуществляемой во многих странах при переводе национальных экономик на инновационный тип развития. В наиболее развитых странах венчурные инвестиции сегодня измеряются десятками миллиардов долларов.

Крупнейшие нововведения XX века на 60% возникли благодаря венчурному капиталу вне лабораторий крупных предприятий.

Венчурный капитал специализируется на инвестировании прежде всего развивающихся инновационных компаний.

Как известно, венчурные инвестиции — это инвестиции в проекты, риски которых весьма высоки из-за вероятности потери средств, вложенных в производство новых товаров и услуг, или в разработку новой техники и технологий. Такие проекты финансируются венчурными инвесторами в расчете на высокую прибыль в случае успеха проекта [2, c. 8].

На современном этапе венчурный бизнес развился в мощную мировую индустрию. Он является средством высокодоходного размещения капитала и эффективным механизмом внедрения инноваций. Мировое сообщество уже давно и очень активно использует возможности венчурных инструментов для развития реального сектора экономики и повышения доходности активов.

Лидером в венчурной индустрии всегда являлись США. Доля фирм на ранних стадиях развития (посевная, старт-ап, начальная) в числе получателей инвестиций здесь очень велика: около 25% (в Европе 6−8%). Показатель доходности венчурных фондов всех стадий в США (IRR) за долгосрочный период (20 последних лет) составил 16,4% в год, при этом доходность фондов ранних стадий была 20,8%. Эффективность венчурного сектора в экономике США подтверждается тем фактом, что на 2006 г. объем венчурных инвестиций составлял 0,2% ВВП, в то время как доходы предприятий, получивших эти инвестиции, составили 17,6% ВВП США, при этом на них работало 9,1% занятых в частном секторе [3, c. 62].

С учетом отраслей, в которые поступают венчурные средства (телекоммуникации, компьютерные технологии, медицина), можно сделать вывод об огромной роли венчурной индустрии в повышении занятости и производстве инновационной составляющей валового внутреннего продукта.

В Европе венчурный бизнес также активно развит, хотя на порядок меньше, чем в США. Лидером в данном регионе является Великобритания: около 50% всех венчурных средств аккумулируется именно здесь. Ежегодный рост занятости в английских венчурных компаниях — 30% в год, что составляет более 250 000 новых рабочих мест. По отраслям преобладают биотехнологии, медицина и медицинское оборудование. Компании обладают большей производительностью и обеспечивают рост конкурентоспособности на мировом рынке (рост продаж венчурных компаний на 8% в год, экспорт таких компаний за последние 5 лет увеличился на 10%, длясравнения, в среднем по стране — 4%, инвестиции — на 11%, по стране — 3%; государственные доходы увеличились благодаря венчурному инвестированию на 35 млрд евро налогов в год) [3, c. 63].

В Финляндии государственная финансовая поддержка и нахождение своей узкой ниши на европейском, а затем и мировом рынке обеспечила экономический рост и одно из первых мест в ЕС по развитию рынка венчурных инвестиций. В целом, в европейском регионе венчурные центры сформированы при университетских и научных центрах, по соседству с крупными исследовательскими корпорациями, т. е. в кластерных зонах.

Особой категорией венчурных субъектов в мире выступает Израиль. Факторы, которые способствовали развитию венчурной сферы в этой стране, — это государственные программы. По программе «Инкубатор» Министерство науки Израиля выделяет гранты подпроекты, отвечающие критерию «инновационная технологическая идея с целью создания продукта с экспортным потенциалом», на очень льготных условиях. В случае успеха проекта грант возвращается государству через выплату роялти, в случае неуспеха проекты не несут никаких обязательств перед государством. Государственный венчурный фонд участия «YOZMA» с размером капитала 100 млн долл. США предоставлял капитал для венчурных фондов, инвестировавших начальные стадии high-tech проектов. Общим результатом данного мероприятия стал рост высокотехнологичного сектора Израиля до 67% экономики, когда на начало он был всего3%, при этом общий капитал созданных 64 венчурных фондов по вложениям в сферу высоких технологий составлял 2 млрд долл., а общая капитализация 100 крупнейших high-tech компаний составляла около 30 млрд долл. Спецификой израильской венчурной индустрии является объем инвестирования на ранних стадиях развития высокотехнологичных компаний, который составляет 40% всех венчурных инвестиций (показатель для США — 25%, для ЕС — 8%) [3, c. 65].

Восточная Азия активно и весьма эффективно внедряет венчурные механизмы в свою практику. В данный регион входят Китайская Народная Республика (КНР), включая Гонконг, Тайвань, Южная Корея, Сингапур, Малайзия, Япония. Характерной особенностью этих стран является тот факт, что они изначально строили венчурную инвестиционную деятельность одновременно на национальном и международном уровнях, используя местные ресурсы и создавая условия для участия иностранных венчурных инвесторов в национальных венчурных системах [4, c. 19]. Основными объектами венчурного инвестирования в данном регионе были высокотехнологичные предприятия: в Корее — по производству чипов памяти, в Тайване — по производству микросхем, в Сингапуре — по сборке компьютеров, в Малайзии — по производству жестких дисков. Правительства стран предприняли ряд мер по поддержанию венчурной деятельности: признали особый статус венчурных компаний, сотрудничали с ООН в рамках специализированных проектов по созданию технопарков для инкубации венчурных компаний, создали инфраструктуру и обеспечили деловые льготы. Интересен опыт Сингапура, где национальные венчурные фонды инвестировали в проекты в Силиконовой долине, благодаря чему обрели опыт ведения венчурного бизнеса и «обзавелись прочными связями и полтора десятилетия спустя смогли привлечь американских венчурных капиталистов работать в Сингапуре» [5, c. 21]. Таким образом, специализация страны на каком-либо одном направлении (в данном случае — высокие технологии) и соответственно его сильная поддержка на государственном уровне позволяет существенно активизировать инновационно-инвестиционные процессы в стране.

1.2 Понятие и сущность венчурного предпринимательства

Венчурные фирмы являются временными организационными структурами, создаваемыми для решения проблем конкретной организации, нуждающейся в капитале. Данные организации характеризуются высокой активностью, которая объясняется прямой личной заинтересованностью работников фирмы и партнеров по венчурному бизнесу в успешной коммерческой реализации разработанных идей, технологий, изобретений с минимальными затратами [6, c. 247].

Создаются венчурные фирмы на договорной основе и на денежные средства, полученные путем объединения средств, как правило, нескольких юридических или физических лиц (либо и тех и других одновременно), либо на вложения и кредиты крупных компаний, банков, частных фондов и государства.

Характерной особенностью инвестирования в венчурный бизнес является вложение финансовых средств без всяких гарантий и материального обеспечения со стороны венчурных фирм. Венчурные фирмы, небольшого, как правило, размера, заняты разработкой научных идей и превращением их в новые технологии и продукты [7, c. 36].

На современном этапе роль малого бизнеса в научных исследованиях и разработках существенно возросла. Это связано с тем, что НТР дала мелким и средним внедренческим и высокотехнологичным фирмам современную технику, соответствующую их размерам микропроцессоры, микроЭВМ, микрокомпьютеры, позволяющую вести производство и разработки на высоком техническом уровне и требующую сравнительно доступных затрат.

Инициаторами такого предприятия чаще всего выступает небольшая группа лиц талантливые инженеры, изобретатели, ученые, менеджеры-новаторы, желающие посвятить себя разработке перспективной идеи и при этом работать без ограничений, неизбежных в лабораториях крупных фирм, подчиненных в своей деятельности жестким программам и централизованным планам. Такой метод организации исследований позволяет максимально использовать потенциал научных кадров, освобождающихся в этом случае от влияния бюрократии. Рисковые предприятия — это своеобразная форма защиты талантов от потерь на стартовых участках инновационного процесса, когда новизна научной или технической идеи мешает ее восприятию административными руководителями фирмы. Преимущества венчурного бизнеса: гибкость, подвижность, способность мобильно переориентироваться, изменять направления поиска, быстро улавливать и апробировать новые идеи.

Стремление к прибыли, давление рынка и конкуренции, конкретно поставленная задача, жесткие сроки вынуждают разработчиков действовать результативно и быстро, интенсифицируют исследовательский процесс. Сами крупные корпорации, имея дорогостоящее оборудование и устойчивые позиции на рынке, не очень охотно идут на технологическую перестройку производства и разного рода эксперименты. Значительно более выгодно для них финансировать мелкие внедренческие фирмы и в случае успеха последних двигаться по проторенному ими пути.

Существует множество определений того, что такое венчурное финансирование, но все они, так или иначе сводятся к его функциональной задаче: способствовать росту конкретного бизнеса путем предоставления определенной суммы денежных средств в обмен на долю в уставном капитале или некий пакет акций.

Венчурный капиталист, стоящий во главе фонда или компании, не вкладывает собственные средства в компании, акции которых он приобретает. Венчурный капиталист — это посредник между синдицированными (коллективными) инвесторами и предпринимателем. В этом заключается одна из самых принципиальных особенностей этого типа инвестирования. Венчурный инвестор, независимо от его организационной формы, вкладывает деньги в покупку акций компаний, которые имеют хороший потенциал роста стоимости — в среднем 30% в среднегодовом исчислении при горизонте инвестирования в 3−5 лет. При этом он не хочет покупать контрольный пакет, но хочет иметь возможность в случае роста существенно меньше ожидаемого продать не только свой пакет, но и больший (сам или в партнерстве с другими собственниками), чтобы получить лучшую стоимость при выходе из проекта [1, c. 136].

Венчурный инвестор предпочитает не вмешиваться в оперативное управление, но быть активным участником стратегического управления, иметь полный доступ к информации о всех сторонах работы компании.

Не требуя залога для инвестиций в компанию, венчурный инвестор забирает часть акций и становится непосредственным участником бизнеса. С одной стороны, венчурный капиталист самостоятельно принимает решение о выборе того или иного объекта для внесения инвестиций, участвует в работе совета директоров и всячески способствует росту и расширению бизнеса этой компании. С другой — окончательное решение о производстве инвестиций принимает инвестиционный комитет, представляющий интересы инвесторов. В конечном итоге, получаемая венчурным инвестором прибыль принадлежит только инвесторам, а не ему лично. Он имеет право рассчитывать только на часть этой прибыли.

Цель таких инвесторов — вложив деньги сейчас, в течение 3−5 (иногда чуть больше) лет получить их назад, но с гораздо большей доходностью, чем банки свой кредит. Средняя норма годовой доходности за период нахождения венчурного инвестора в проекте, на которую обычно ориентируются такие инвесторы при выборе компании, — 30−35% годовых. Здесь принимаются во внимание график реального прихода денег в компанию и график получения инвестором денег назад. Как правило, возвращаются деньги двумя способами — через дивиденды на акции и через продажу этих акций в момент выхода из проекта.

Последний способ особенно важен для инвестора. Дивиденды во многих случаях в компании во время нахождения в ней инвестора не выплачиваются или выплачиваются в небольшом размере. Все зарабатываемые деньги реинвестируются в развитие и рост. Привлекательность этого вложения для венчурного инвестора — это доход, получаемый от продажи акций в момент выхода из проекта.

Именно поэтому вопросу выхода уделяется очень много внимания на этапе структурирования сделки. Венчурный инвестор (будь то фонд, или инвестиционная компания, или индивидуальный инвестор) рассматривает вместе с компанией — получателем средств, куда она собирается вложить деньги, перспективы роста ее стоимости, возможности в определенный период времени продать акции (все, или принадлежащие только инвестору, или же все акции инвестора и часть акций, принадлежащих другим собственникам). Продажа может быть какому-либо третьему лицу без превращения компании в публичную или же в ходе IPO, то есть превращения компании в публичную.

Не исключается при этом и возможность продажи другим совладельцам компании, но такой выход для инвестора обычно наименее желателен. Ведь в первых двух случаях рыночная стоимость пакета автоматически реализуется при продаже, а достижение договоренности о выкупе пакета инвестора при его выходе другими совладельцами — результат сложных переговоров в начале сделки, когда инвестор хочет заложить наиболее высокие показатели в формулу расчета для выкупа, а потенциальные покупатели — наиболее низкие.

В окончательном выборе пути выхода из проекта большое значение имеет оценка степени риска в обеспечении роста компании, как со стороны существующих собственников, так и со стороны потенциального инвестора. Понятно, что если обе стороны надеются на быстрый (в несколько раз) рост стоимости компании за период планируемого нахождения инвестора в проекте, то инвестор будет больше заинтересован в «свободе рук» при выходе. Другими словами, ему будет не очень интересно связывать себя обязательствами продать свою долю по заранее согласованной цене, ведь реальная рыночная цена ожидается больше [8, c. 116].

Существующие же собственники компании, наоборот, будут больше заинтересованы в договоренности о выкупе по заранее согласованной цене (или формуле этой цены), чтобы иметь возможность получить «премию» в разнице между более высокой рыночной ценой и реальной выкупной ценой. Если же стороны оценивают риски быстрого роста стоимости компании как высокие, то есть, говоря простым языком, сомневаются, что через 3−5 лет стоимость будет такова, что обеспечит инвестору желаемую IRR в 30−35%, то собственники компании меньше склонны договариваться о выкупе, а инвестор, наоборот, не прочь обеспечить себе хоть какую-то доходность. В таком случае инвестор нередко настаивает на том, чтобы в структуру сделки был включен «опцион пут» (put option) — такое условие, когда через определенное количество времени (например, 2−3 года) инвестор имел бы право предложить другим совладельцам выкупить у него пакет по определенной цене (иногда фиксированной, иногда рассчитанной по формуле), а совладельцы в свою очередь должны будут сделать это [3, c. 74].

В ряде случаев ставится вопрос и о «колл-опционе» (call-option), когда инвестор имеет право через определенный период времени потребовать от других совладельцев продать ему определенное количество акций. Это может потребоваться для того, чтобы сформировать более крупный пакет, чтобы при продаже третьим лицам получить более высокую цену, ведь при одной и той же стоимости 100% компании цена различных по величине пакетов может отличаться по суммам. Как правило, классические венчурные инвесторы при входе в компанию не стремятся владеть контрольным пакетом акций, они предпочитают довольствоваться миноритарным пакетом, в большинстве случаев — от 15 до 49%. За исключением ряда фондов в основном венчурные инвесторы возлагают ответственность за оперативное управление на других совладельцев, оговаривая для себя право принимать активное участие в стратегическом управлении через членство в совете директоров, закрепление права veto по ряду вопросов компетенции общего собрания акционеров и совета директоров, проводить детальный мониторинг текущей хозяйственной деятельности вплоть до назначения своих представителей в финансовые службы компании. Такой подход означает, что инвестор принимает риски, сопряженные с оперативным управлением компанией, обеспечиваемым другими акционерами. Вот почему, чтобы осознанно воспринять этот риск, потенциальный инвестор тратит много времени и сил в ходе подготовительной стадии сделки на изучение компании, то есть проведение так называемой «due diligence», на знакомство с командой управленцев, оценку их компетентности, соответствие требованиям роста [3, c. 75−76].

Таким образом, венчурное инвестирование — это вложение денежных средств или материальных активов в развитие начинающего бизнеса. (Венчурное инвестирование применяется по отношению не к обычному бизнесу, связанному с торговлей или оказанием услуг, а, как правило, используется для реализации высокотехнологичных бизнес-проектов). Венчурное инвестирование является одним из наиболее эффективных методов финансирования инновационных предприятий. Венчурное инвестирование связано и со значительными рисками, поскольку в начале разработки инновационной идеи невозможно спрогнозировать результаты этой разработки

Венчурное инвестирование не предполагает быстрой отдачи, поскольку в начале своего развития любой высокотехнологичный бизнес нуждается в средствах для разработки и продвижения инновационных продуктов. Именно поэтому, многие венчурные инвестиционные проекты реализуются в форме акционерных обществ, которая позволяет привлекать значительный внешний капитал.

Глава 2. Перспективы венчурного финансирования в Беларуси

2.1 Особенности венчурного финансирования в Беларуси

Рассмотрим перспективы венчурного инвестирования в Беларуси.

О венчуре у нас много говорилось в последние годы. Так, в Основных направлениях социально-экономического развития Республики Беларусь на 2006−2015 гг., утв. постановлением Совмина от 4. 11. 2006 № 1475, признавалось, что создание и использование венчурных фондов и компаний пока не получили практического применения из-за отсутствия нормативной правовой базы. А потому было запланировано формирование и активизация развития системы финансовых рынков и институтов, включая фонды венчурного (рискового) капитала как части рыночной инфраструктуры в 2006—2015 гг. Создание правовых и организационных условий для этого декларировалось в ряде программ. В Положении о порядке создания субъектов инновационной инфраструктуры, утв. Указом от 3. 01. 2007 № 1, было дано определение венчурных организаций, сформулированы направления их деятельности и способы финансирования. Между тем, если изначально здесь речь шла об участии в инновационных проектах (которыми считался комплекс работ по созданию и реализации инноваций), то теперь Указом № 252 они по тексту заменены на венчурные, которыми признается комплекс работ по созданию и реализации инноваций, организации и (или) развитию производства высокотехнологичных товаров (работ, услуг), в т. ч. путем создания инновационной организации [9, c. 12].

Финансирование венчурной организацией венчурных проектов согласно Указу № 1 осуществляется путем предоставления целевых займов и иными способами в соответствии с законодательством. Однако в мире венчурные инвестиции тем и отличаются от всех остальных, что они направляются в научно-технические разработки и изобретения, которые из-за своей новизны обладают повышенным риском и потому не могут финансироваться традиционными способами. Как правило, венчурные фонды финансируют такие проекты лишь на основании экспертизы идеи и оценки возможности ее внедрения на весьма льготных условиях, а то и бесплатно. При этом речь идет не столько о возвратности вложений, сколько об участии в доходах от нового бизнеса -- если таковые будут. Поэтому ранее в Концепции инновационной политики Республики Беларусь на 2003−2007 гг., утв. постановлением Совмина от 31. 07. 2003 № 1016, признавалась необходимость уйти от простого субсидирования инновационных проектов, определив в качестве основных требований исключительно рыночные подходы, в первую очередь: конкурентоспособность продукции, возвратность финансирования, расширение практики конкурсного размещения средств бюджетов, долевое участие в финансировании проектов заинтересованных организаций [10].

Однако инвестиции в инновации -- дело рискованное: на любом этапе проекта возможен отрицательный результат и любые неожиданности. Поэтому в Концепции предлагалось страховать риски с помощью страховых и венчурных фондов. Создать нормативную базу, регламентирующую их деятельность, планировалось еще в 2003 г. Но, кроме описания зарубежного опыта и сожалений о его отсутствии, дело долго не шло. Однако, ситуация изменилась с принятием Указа Президента Республики Беларусь от 17. 05. 2010 № 252 «О внесении дополнений и изменений в некоторые указы Президента Республики Беларусь» (далее — Указа № 252) [11].

Этим нормативным актом предусмотрена возможность выделения средств из республиканского бюджета на создание и развитие субъектов инновационной инфраструктуры в рамках реализации мероприятий государственной программы инновационного развития страны в порядке, определяемом Совмином. Однако о рисках и способах их хеджирования речь не идет.

Между тем, предусматривается ряд налоговых льгот. Так, налогом на прибыль не будут облагаться в венчурных организациях и Белорусском инновационном фонде проценты и дивиденды, полученные от инновационных организаций. При этом налоговые льготы применяются в случае, если доля выручки этих организаций от реализации высокотехнологичных товаров (работ, услуг), имущественных прав на объекты интеллектуальной собственности составляет не менее 50% в общем объеме их выручки. В противном случае налог подлежит внесению в бюджет с уплатой пени. Ставка налога на прибыль для научно-технологических парков, их резидентов, центров трансфера технологий снижается до 10% при условии, что их деятельность будет соответствовать полученному статусу, а высвободившиеся средства -- направляться на развитие. ГКНТ придется ежегодно подтверждать это соответствие налоговым органам. В случае расхождения недоплаченный налог взыскивается в бюджет. Субъекты инновационной инфраструктуры и резиденты научно-технологических парков освобождаются также от обязательной продажи валютной выручки.

Кроме того, на Белорусский инновационный фонд возложены дополнительные функции по финансированию венчурных проектов. Впрочем, здесь, как и в остальных случаях выделения средств из этого фонда предусматривается уплата процентов (0,5 ставки рефинансирования Нацбанка) и возвратность (с санкциями в случае нарушения).

С осени 2010 г. заявлено о начале анализа и отбора первых венчурных проектов. В основу построения венчурной индустрии в Беларуси положен опыт соседних стран, таких как Российская Федерация, Республики Татарстан, а также Республика Казахстан. Однако специфика белорусской модели венчурного финансирования через Белинфонд — это финансирование исключительно высокотехнологических и инновационных проектов, в отличие от соседей. Что касается иностранных венчурных инвесторов, то для деятельности на территории Беларуси иностранные венчурные структуры должны проходить аккредитацию в Государственном комитете по науке и технологиям. С другой стороны, власти намерены всячески способствовать приходу такого рода структур в страну [12, c. 8].

Научные исследования экономического потенциала развития венчурной индустрии в Беларуси показали, что существует ряд проблем в данной области: зарегулированность, тяжелое налоговое бремя для вновь созданных предприятий, ограничения в инвестировании рисковых проектов для субъектов рынка и потенциальных инвесторов, неотлаженная судебная система, проблемы с защитой прав на интеллектуальную собственность, неразвитая инфраструктура (бизнес-инкубаторы, инновационные центры, инвестиционные, пенсионные и страховые фонды).

И все же в Беларусь уже обратился ряд иностранных инвесторов с предложениями профинансировать венчурные проекты. Среди них два инвестиционных фонда из Силиконовой долины, инвесторы из Объединенных Арабских Эмиратов, Катара, России.

Для иностранных венчурных инвесторов привлекательными являются следующие факторы в экономике Беларуси.

1. Наличие законодательства, позволяющего регистрировать венчурные организации и фонды.

2. Льготы по налогу на прибыль при выходе из венчурных проектов, которые получил Белинфонд, что в перспективе повышает вероятность введения данной нормы для всех субъектов венчурной индустрии. Кроме того, сегодня действует ряд льгот в целом для иностранных инвесторов.

3. Стабильность экономики и отсутствие коррупции (в особенности по сравнению с нашими ближайшими соседями, Россией и Украиной).

4. Страна переориентирована на инновационный путь развития, и этот переход практически завершен. Что особенно важно, имеется стратегический законодательный документ с утвержденной программой действия для правительства.

5. Уровень науки и технологий в Беларуси имеет достаточный потенциал, чтобы заинтересовать венчурных инвесторов, в том числе иностранных

Тем не менее, есть и негативные факторы для развития венчурного бизнеса в стране:

1. Незащищенность права инвесторов в хозяйственных судах, что сдерживает приход иностранных венчурных инвесторов в нашу страну.

2. Отсутствие опыта реализации венчурных проектов национальными компаниями.

3. Незначительная степень поддержки государством до недавнего времени малого предпринимательства, в том числе инновационного (мало создано бизнес-инкубаторов, центров поддержки малого предпринимательства, все еще сложно получить площади, кредиты таким инновационным предприятиям).

4. Очень скудная информация за рубежом о потенциале белорусских научно-технических разработок.

Остальные же вопросы, связанные непосредственно с деятельностью венчурных структур, такие как репатриация прибыли, налоговая база, защита прав на интеллектуальную собственность, страхование рисков венчурного проекта, выход из венчурного проекта, вполне решаемы в рамках действующих мер по либерализации экономики.

2.2 Стимулирование инноваций в экономике

Сегодня, Правительство республики, принимает активные меры для стимулирования инноваций в экономике, развития науки и человеческого капитала, повышения активности национальной инновационной системы, привлечения иностранных инвестиционных ресурсов. Перспективы развития экономики сформулированы в концепции Государственной программы инновационного развития Республики Беларусь на 2011−2015 гг., которой предусмотрено создание более 1500 новых производств и предприятий [13].

Цель Программы -- создание конкурентоспособной на мировом рынке, инновационной, наукоемкой, ресурсо- и энергосберегающей, экологобезопасной, социально ориентированной экономики, обеспечивающей устойчивое социально-экономическое развитие республики, а стратегический приоритет -- вхождение в число 30 наиболее конкурентоспособных экономик мира. Задача весьма амбициозная, учитывая, что составители мировых рейтингов конкурентоспособности нашу страну практически не замечают [12, c. 9].

Решить поставленную задачу призваны создание законодательной базы, формирование инновационной инфраструктуры, развитие инновационного предпринимательства, создание для него мотивационных механизмов. Для этого нужны изменения таможенной, тарифной, налоговой, ценовой политики. Основой стратегии должна стать государственная поддержка, направленная на увеличение наукоемкости ВВП. Приоритетные направления: ресурсосбережение, новые материалы, медицина, фармацея, информационные, био- и нанотехнологии, рациональное природопользование, нефтехимия, оборонный комплекс. Программа будет реализована в условиях минимизации импорта в национальном производстве. Одновременно планируется увеличение удельного веса экспортоориентированных производств в области автомобиле- и станкостроения, микроэлектроники, оптики, а также трехкратное увеличение объема экспорта высокотехнологичной продукции к 2015 г. [12, c. 9].

По нашему мнению, инвестиции в промышленности должны быть направлены только в технологические процессы. Помочь в этом может созданный в рамках реализации проектов ГКНТ, ПРООН и UNIDO Республиканский центр трансфера технологий (РЦТТ), имеющий 4 региональных отделения и два филиала. При его поддержке осуществляется подготовка специалистов, создаются базы данных. РЦТТ подписано 18 соглашений с аналогичными структурами из 9 стран.

Думается, что созданию эффективной модели инновационного развития может способствовать принятие законодательства о венчурных инвестициях. Однако его возможности ограничены. Помочь развитию инновационного продукта на ранних стадиях может либо государство, либо «бизнес-ангелы». В дальнейшем бюджетная поддержка может замещаться частными инвестициями. Однако эффект дает только гармонизированная система инфраструктур, если им не мешает ведомственная разобщенность.

Венчурный капитал, бесспорно, является самым перспективным инструментом развития инновационных и высокотехнологических секторов. Однако крупные (с капиталом от 150 млн. до 2 млрд. USD) венчурные фонды вообще не инвестируют в инновационный сектор и разработки, оставляя это поле государству. Фондам интересны компании на поздних стадиях развития и продукты, востребованные на рынке, т. е. эволюционные, прибыльные проекты. При этом не стоит рассчитывать на активный спрос на инновации со стороны крупных компаний. Роль венчурной индустрии -- эффективное перераспределение финансовых ресурсов благодаря оперативности, отсутствию лоббирования и субъективистских подходов инвесторов. С участием венчурного капитала активизируется создание новых коммерчески успешных компаний, являющихся катализатором роста отраслей с высокой добавленной стоимостью, обеспечивается высокий уровень корпоративного управления, профессионализма в частном бизнесе.

В СНГ же пока мало проектов с высоким экономическим потенциалом, не хватает кадров, не решены проблемы правового регулирования и налогообложения, в т. ч. порядка выхода из венчурных проектов. Ведь суть венчура состоит в финансировании высокорискованного инновационного проекта в обмен на долю в бизнесе с последующей продажей этой доли, когда вырастет капитализация инвестируемой компании. Поэтому от последней требуется амбициозный маркетинг, способный подтвердить перспективы проекта, а инвестор должен знать, когда и как можно выходить из него. В свою очередь, жизнь венчурного фонда составляет в среднем 10 лет, в течение которых он финансирует 10−15 компаний. Таким образом, самое большое количество лет жизни инвестора в компании -- это 5−7 лет, по истечении которых он должен успеть выйти из каждой из них. Полагаем, что Беларусь должна как можно раньше запустить механизм привлечения внешних инвесторов посредством создания коммуникативных площадок -- венчурных ярмарок. Например, в России за 9 лет существования этого механизма их эффективность составила 11% (из 475 компаний-участниц 58 получили венчурное финансирование в объеме 130 млн. USD).

Между тем, как полагают аналитики, ни государству, ни крупным госпредприятиям зачастую не нужны не только инновационные предложения, но и сами инноваторы. Более того, внедрение новых технологий часто наталкивается на сопротивление. К тому же условия бюджетного финансирования слишком жестки: отсутствие безусловной отдачи, а тем более нецелевое использование средств чреваты тяжкими последствиями -- порой несопоставимыми с возможной доходностью проекта. Может ли исправить положение стимулирование государственно-частного партнерства и реформирование законодательства? Способны ли государство и бизнес оценить и оплатить инновационные достижения? Ведь инновация -- это появление чего-то принципиально нового, доселе небывалого. А потому у инвестора должно хватить фантазии представить себе это новшество, сумму денег, которыми он готов рискнуть, и объем возможного проигрыша. Если же проект достигает успеха, то радоваться и считать доход любой сможет.

Таким образом, Указ № 252 открывает новую страницу для белорусских инноваций -- опять-таки в основном за государственный счет. Нетрудно представить, сколько кирпичей за годы, прошедшие с принятия упомянутых концепций, успели положить другие страны в формирование шестого технологического уклада. Впрочем, автор теории «укладного» экономического развития Йозеф Шумпетер считал главным «генератором» инновационного прогресса не государство, а предпринимателей, чье стремление к доходу служит основным мотивом инновационного развития. Его теория подтвердилась тем рывком научно-технического прогресса, который дал право Финляндии, США и некоторым другим именоваться развитыми странами с рыночной экономикой (что оказалось неразрывно связанным) и постоянно лидировать во всех рейтингах конкурентоспособности и инновационности, в которых Беларусь обычно даже не значится. Ведь там подсчет идет по количеству разработок с мировой новизной и публикаций в авторитетных в мире научных изданиях и т. п. Впрочем, кроме статистики, важное значение здесь имеет мнение экспертов о способности страны формировать и поддерживать среду, обеспечивающую устойчивое создание стоимости компаниями и рост благосостояния граждан. И пока «у них» транснациональные корпорации и малые частные компании придумывают и финансируют (при поддержке государства) новые разработки для развития своего бизнеса, мы ждем, чтобы государство попросту дало из бюджета деньги на проекты в рамках государственных же программ. А потом порой ломаем голову над коммерциализацией придуманного за казенный счет. И когда за использование бюджетных ресурсов приходится держать ответ, то, если результат не оправдал ожидания, объяснения с проверяющими бывают не из приятных.

В целом, как показывает мировой опыт, без целенаправленной государственной поддержки запустить венчурные механизмы очень сложно. Решением данных проблем может стать разработка Концепции венчурного развития страны и принятие соответствующих мер для ее реализации.

Заключение

Среди многообразия определений венчурной деятельности в большинстве своем оно сводится к функциональной задаче венчурных инвестиций — способствовать росту конкретного бизнеса путем предоставления определенного объема денежных средств в обмен на долю в уставном капитале или пакет акций, реализация которого с течением времени обеспечит получение инвестором повышенной нормы прибыли по сравнению со среднерыночной.

Порядок создания, деятельности и налогообложения венчурных организаций, а также ряд стимулов для развития инноваций установлены Указом Президента от 17. 05. 2010 № 252 «О внесении дополнений и изменений в некоторые указы Президента Республики Беларусь». Его нормы призваны оптимизировать условия для формирования рынка венчурных инвестиций, создать благоприятные условия для инвесторов и активизировать деятельность Белорусского инновационного фонда.

Полагаем, что Беларусь должна как можно раньше запустить механизм привлечения внешних инвесторов посредством создания коммуникативных площадок -- венчурных ярмарок.

К числу основных причин, ограничивающих масштабы инновационной деятельности в Республике Беларусь, принято относить недостаток инвестиций. Однако опыт экономически развитых стран показывает, что развитие принципиально новых механизмов финансирования инновационной деятельности во многом позволяет решить проблему дефицита инвестиций.

Одним из таких механизмов является рисковое (венчурное) финансирование нововведений. Венчурное инвестирование является с одной стороны, способом финансирования инновационного вектора экономики, с другой — инновационной формой предпринимательства. Главная цель венчурного финансирования сводится к тому, что денежные капиталы одних предпринимателей и интеллектуальные возможности других (оригинальные идеи или технологии) объединяются в реальном секторе экономики для того, чтобы в новой компании обоим предпринимателям принести прибыль.

От того, насколько успешно функционирует венчурный механизм, сегодня во многом зависит скорость коммерциализации новых перспективных научных идей и технологических разработок, а следовательно, и конкурентоспособность организаций различных отраслей национальной экономики. Понимание роли венчурного инвестирования в инновационном секторе способствует широкой поддержке венчурной индустрии со стороны государства, что позволяет эффективно и целесообразно осваивать данную форму инвестиций и стимулировать развитие инноваций в экономике страны. Поэтому государственные органы многих ведущих промышленно развитых стран рассматривают венчурный механизм в качестве важной составной части национальных систем нововведений и стремятся к его более широкому распространению в экономике.

Определение национальных приоритетов научно-технического развития в Республике Беларусь является в равной степени политической, экономической и научной задачей. И одной из важнейших задач настоящей проблемы является — создание эффективной системы венчурного финансирования. Ведь именно от этого будет зависеть успешная работа механизма инноваций, отвечающего за превращение результатов научных исследований в коммерчески выгодный, т. е. востребованный рынком продукт.

Венчурное инвестирование сводится к способствованию роста конкретного инновационного бизнеса путем предоставления определенных денежных средств в обмен на долю в уставном капитале или некий пакет акций. Принципиальной особенностью венчурного инвестирования является то, что распорядитель венчурного фонда, не вкладывая собственные средства в акции приобретаемой инновационной компании, является посредником между синдицированными (коллективными) инвесторами и предпринимателями. Распорядитель фонда или венчурный капиталист самостоятельно принимает решение о выборе того или иного объект для инвестирования, он участвует в работе совета директоров и всячески способствует росту и расширению деловой активности фонда. Однако окончательное решение о финансировании той или иной инновационной компании принимает комитет фонда, представляющий интересы инвесторов. В конечном итоге получаемая венчурным фондом прибыль принадлежит только инвесторам, а не распорядителю фонда, который имеет право рассчитывать только на часть этой прибыли.

Главное препятствие развития венчурного инвестирования в Республике Беларусь — наличие наиболее привлекательных для вложений объектов: недвижимости, акций сырьевых компаний, потребительского и финансового сектора. Эти сегменты быстрее приносят доход, а процесс вложения в них значительно проще, чем финансирование инновационных компаний. Данный факт предопределяет выбор многих инвесторов, несмотря на то, что венчурные и бизнес — ангельские проекты могут давать большую доходность. Следовательно, основной задачей на сегодня является организация «перелива» капитала из венчурного в бизнес-ангельский секторы.

Роль государства в регулировании венчурного инвестирования должна заключаться в создании правовых и экономических условий для формирования полноценной инфраструктуры венчурного инвестирования.

Роль налоговой политики в поддержке инновационной активности заключается в создании условий для спроса на инновационную продукцию, для модернизации, т. е. для инвестиций в новые технологии. Также налоговая система не должна создавать препятствий для предложения инноваций -- деятельности налогоплательщиков, направленной на внедрение в производственные процессы результатов научных исследований и опытно-конструкторских работ, приводящих к увеличению производительности труда. При этом целесообразно говорить не о новых налоговых льготах, а о корректировке механизма налогообложения, настройке налоговой системы с учетом современных потребностей экономики, в том числе и инновационных предприятий. Речь идет об уточнении налогообложения сделок с интеллектуальной собственностью и некоторыми видами имущества, упрощении процедуры администрирования налогов, в том числе при экспорте, изменении подходок к налоговому администрированию в целом. Часть мероприятий в соответствии с Основными направления налоговой политики планируется реализовать в ближайшей перспективе, часть — запланирована к реализации в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

В принципе, венчурная деятельность призвана раскрыть потенциальные возможности предпринимательства в условиях нестабильности рынка.

Венчурное финансирование позволяет решить многие проблемы на пути рыночных преобразований, связанных, прежде всего, с необходимостью использования огромного накопленного ресурсного потенциала (еще сохраняющего свои преимущества по сравнению с другими странами) и усилением опасных кризисных явлений в экономике. В перспективе стабилизация хозяйственно-финансовой деятельности возможна лишь при условии проведения правильно организованной инвестиционной политики.

Список использованных источников

1. Макроэкономика: учеб. пособие для студентов заочной и дистанционной форм обучения учреждений, обеспечивающих получение высшего образования по экономическим специальностям / Т. С. Алексеенко [и др. ]; под ред. Л. П. Зеньковой. — Минск: ИВЦ Минфина, 2007. — 380 с.

2. Заико, Л. Инвестиционный парадокс по-белорусски / Леонид Заико // Дело. — 2008. — № 4. — С. 7−9.

3. Венчурный капитал и прямое инвестирование в России. Сборник статей и выступлений. СПб.: РАВИ, 2009 — 164 с.

4. Веремейко, Ю. Иностранные инвесторы лишились большинства льгот / Юрий Веремейко // БНПИ. Юридический мир. — 2006. — № 9. — С. 19−25.

5. Никифоров А. А. Макроэкономика: научные школы, концепции, экономическая политика: учеб. пособие для вузов / А. А. Никифоров, О. Н. Антипина, Н. А. Миклашевская; под ред. А. В. Сидоровича. — М.: Дело и Сервис, 2008. — 534 с.

6. Экономика Республики Беларусь в системе мирохозяйственных связей: Учебное пособие/ Г. А. Шмарловская, Г. Г. Санько, Е. Н. Петрушкевич и др. [Г.А. Шмарловская и др. ]; Под ред. Г. А. Шмарловской. Мн.: БГЭУ, 2006. — 253с.

7. Давыдова, Н. Инвестиционно-финансовое обеспечение инновационного развития экономики Республики Беларусь / Наталья Давыдова // Банкаўскі веснік. — 2008. — № 34 (снежань). — С. 36−41.

8. Янковский К. П., Мухарь И. Ф. Организация инвестиционной и инновационной деятельности. — Спб: Питер, 2010. — 448 с.

9. Бевзелюк, А. Методы оценки инвестиционных проектов / Александр Бевзелюк // Банкаўскі веснік. — 2012. — № 19 (ліпень). — С. 12−18.

10. Концепция инновационной политики Республики Беларусь на 2003−2007 гг., утв. постановлением Совмина от 31. 07. 2003 № 1016. // Консультант Плюс — Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Республики Беларусь. — Минск, 2013.

11. Об утверждении Положения о порядке создания субъектов инновационной инфраструктуры: Указ Президента Республики Беларусь от 17 мая 2010 г. № 252 // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2010 г., № 120, 1/11 643.

12. Ковалев, М. Инвестиционная активность в регионах Республики Беларусь и пути ее повышения // Вестник Ассоциации белорусских банков. — 2012. — 16 января (№ 2). — С. 8−27.

13. Электронный ресурс. Национальный статистический комитет Республики Беларусь. Режим доступа: http: // belstat. gov. by. Дата доступа: 29. 04. 13 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой