Развитие культуры как совокупности "средств общения"

Тип работы:
Доклад
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Федеральное агентство по образованию РФ

Брянский государственный технический университет

Кафедра «Философии, истории и социологии»

ДОКЛАД

РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРЫ КАК СОВОКУПНОСТИ «СРЕДСТВ ОБЩЕНИЯ»

по дисциплине «Культорологии»

Студентка гр. 07-ЭУП 2

Шаповал Н.В.

Руководитель

Симкина Н.Н.

Брянск 2008

Содержание

  • Введение
  • «Media»
  • Культура как совокупность «средств общения»
    • Особенности компьютерной демократии
  • Заключение
  • Список литературы
  • Введение
  • Между учеными до сих пор нет единого мнения о том, что такое теория коммуникации, и что должно быть предметом ее исследования. Профессор Роберт Т. Крейг считает, что существование разных трактовок в понятии «коммуникация» связано с тем, что исследованиями в этой области занимаются специалисты разных профессий, каждый из которых рассматривает коммуникативистику применительно к своему роду деятельности и зачастую не интересуется работами коллег из других сфер. Крейг выделяет семь дисциплинарных подходов к теории коммуникации: риторический, критический, семиотический, феноменологический, кибернетический, социопсихологический, социокультурный.
  • Работы Герберта Маклюэна представляют ценность для всех выше перечисленных теорий коммуникации. Хотя предметом научных интересов Маклюэна были в основном телевидение и другие средства коммуникации (media studies), он стал не только «символом революции аудиовизуальных средств, шагающих по Уолл-стрит» «пророком эпохи информационных технологий», но и теоретиком в области массовой коммуникации. Знаменитые фразы Маклюэна «medium is the message» («средство информации является сообщением») и «global village» («глобальная деревня» — о современном мире) стали устоявшимися клише. Во всем мире в университетские курсы по теории коммуникации включены работы Г. Маклюэна: «Средство информации является сообщением», «Галактика Гутенберга», «Понимание средств общения», «Война и мир в глобальной деревне», «Культура — наш бизнес», «Механическая невеста. Фольклор человека индустриального века».
  • А слова Г. Маклюэна о том, что «вначале мы формируем технологии, а потом они формируют нас» сейчас как нельзя актуальны. В свое время ученый отметил выход в большую жизнь «поколений, с телевизором своей матери всосавших все времена и пространства мира через рекламу». А ныне в большую жизнь выходят мальчики и девочки, всосавшие все времена и пространства с компьютером. Что ж, Маклюэн предвидел и это. Еще в середине ХХ века он предсказал Большое слияние руки с кнопкой, телевизора с глазом, компьютера с телом, человека с Сетью. Он возвестил приход Новой реальности, где есть web-серфинг, кликанье, мгновенная ответная реакция, ощущение себя доступной и досягаемой частью трудноуловимого целого. Ведь «мир, „обвязанный“ электричеством, не больше деревни».
  • «Media»
  • Основным объектом своего исследования М. Маклюэн считал то, что в социальных науках, а также в обыденных представлениях обозначается термином «media». Медиа — средства коммуникации, которые выступают посредником (связующим фактором общественной жизни), включают в себя устное слово, рукописное слово, печать, радио, телевидение, способствуют генерации информации, смыслов и ценностей в процессе взаимоотношений социальных субъектов. Mass-media — это современные средства массовой информации и коммуникации, которые также выступают у Г. Маклюэна объектом анализа. Вся media-среда в ее историческом и современном значении — понятие чрезвычайно широкое. Но вместе с тем оно включает в себя такой объект, который наиболее точно может быть определен как информационно-коммуникативная система.
  • Г. Маклюэн рассматривал медиа-среду, вернее информационно-коммуникативную систему в рамках определенных социокультурных отношений. Их определяющим фактором является способ коммуникации, точнее — технология, а социальная эволюция выступает как смена (совершенствование, трансформация) различных типов информационно-коммуникативной системы.
  • В медиа-среде Г. Маклюэн выделяет два основных компонента, выполняющих информационно-коммуникативные функции:
  • 1. непосредственно средства и технологии коммуникации (устные, рукописные, печатные, электронные средства).
  • 2. феномены культуры (артефакты), которые сами не являются средствами коммуникации в общепринятом смысле, но при этом насыщены информационным содержанием (например, колесо, дорога, одежда, жилище, деньги, число, часы, фотография, игра, оружие, транспорт и т. д.), информационное содержание которых так или иначе может быть передано участникам взаимодействия.
  • Артефакты и средства коммуникации обладают самостоятельным информационным содержанием и технологией (способом) передачи данного содержания (например, знание, информация).
  • Важная особенность информационно-коммуникативной системы проявляется в том, что она обладает способностью «удвоения» действительности, порождения так называемой «второй действительности», которая является виртуальной реальностью по отношению к действительной и часто подменяющей ее. В понимании Г. Маклюэна, совокупность средств коммуникации (печатные СМИ, телеграф, радио, телефон, телевидение, компьютер), определяет характер взаимодействия социальных субъектов, образуя символическую реальность, в которой отражаются явления и события общественной жизни. Вместе с тем, в более широком смысле, медиа-среда определяется не только совокупностью функций средств коммуникации, но и информационно-коммуникативными свойствами культурных артефактов. Отсюда, информационно-коммуникативная система формируется не только совокупностью непосредственных средств коммуникации и информации, но и информационно-коммуникативными функциями других социокультурных объектов и предметов общественной жизни.
  • Важным моментом в осмыслении информационно-коммуникативной системы является анализ соотношения средств коммуникации и их информационного содержания. Этот анализ Г. Маклюэн осуществляет прежде всего на материале современных средств коммуникации. Любой способ коммуникации, по Г. Маклюэну, есть не что иное, как технология перевода одного рода знания и информации в другой. При этом знание и информация выступают содержанием средств коммуникации, но не являются их сущностью, которая заключается в технологии перевода, передачи знаний, опыта и информации: «The Medium is the Message" — ключевой тезис М. Маклюэна. Возможны различные варианты его понимания на русском языке:
  • 1. «Средство связи (само) есть послание», «смысл — в подаче материала» или «канал связи создает смысл послания», где ключевая идея выражается ответом на вопрос: «с помощью чего возможна связь?».
  • 2. «Медиа — это массаж», то есть постоянный информационный прессинг, который выращивает конформистски настроенную аудиторию, размягчает, подобно массажу, ее сознание, гасит критические настроения, лишает возможности сопротивляться информационному программированию и мобилизует в желаемом направлении. По этому поводу М. Маклюэн замечает:
  • «Содержание важно не больше, чем надпись на оболочке атомной бомбы».
  • 3. «Среда и есть сообщение», данное понимание заключает в себе смысл двух предыдущих. Возможно, это наиболее целостное понимание данного тезиса, так как оно вбирает не только информационно-коммуникативное значение технологий и средств коммуникации, но и всех других проявлений культуры (артефактов), так или иначе несущих информацию (одежда, обувь, жилище, транспорт, число, оружие и т. д.).
  • «Средства коммуникации» (media), о которых Г. Маклюэн рассказывает в книге «Понимание средств коммуникаций», — это не только СМИ, как часто считается. Сюда включаются такие разные вещи, как электрический свет, устная речь, письмо, дороги, числа, одежда, жилище, город, деньги, часы, печать, комикс, книга, реклама, колесо, транспортные средства (велосипед, автомобиль, самолет), автоматическое оборудование, фотография, игры, пресса, телеграф, пишущая машинка, телефон, фонограф, кино, радио, телевидение, оружие и многое другое. Объединяет все это многообразие то, что это «технологии», или «посредники», введение которых вносит существенные изменения в коммуникацию человека с окружающим миром (как природным, так и социальным) и реорганизует его способ мировосприятия и образ жизни.
  • Эти «средства» рассматриваются Г. Маклюэном как внешние расширения человека, как непосредственные технические продолжения его тела, органов чувств и способностей. Будучи такими расширениями, они в конечном итоге отделяются от человека и обретают власть над ним. Это отделение «средств» от человека метафорически описывается Г. Маклюэном как «ампутация»: развитие технологической инфраструктуры человеческого тела (а затем и человеческих коллективов) сопровождается последовательной «ампутацией» всевозможных человеческих способностей. Развитие электронных средств интерпретируется в этом плане как финальная «ампутация» человеческого сознания. Способности человека выносятся за пределы человека, приобретают собственную (далекую от человеческой) логику и навязывают эту логику человеку, хочет он того или нет. Перед лицом этой отчужденной технологической инфраструктуры человек оказывается слабым и зависимым существом, которого, однако, спасает то, что он не сознает того, что с ним происходит: он радуется широким возможностям, которые ему предоставляет эта технологическая машинерия, и с оптимизмом теряет самого себя, как Нарцисс, парализованный своим отражением в воде. Метафора Нарцисса, погруженного в наркотическое опьянение собственной внешностью, — центральная для труда Г. Маклюэна.
  • Проблема внутренней динамики и функций информационно-коммуникативной системы занимают в концепции Г. Маклюэна важное место. Согласно Г. Маклюэну, в период трансформации существующей информационно-коммуникативной системы новое средство массовой коммуникации обычно проходит следующие стадии:
  • · вначале всякое новое средство коммуникации ускоряет процесс создания сообщения (acceleration);
  • · затем оно вытесняет прежние способы (obsolescence);
  • · начинает объединяться с традиционными способами (synthesis);
  • · и наконец, возвращается к старым методам создания сообщения, но на более высоком уровне (извлечение).

Представленные стадии справедливы для всех системообразующих медиа (алфавит, печатный станок, печатные СМИ, телеграф, телефон, радио, телевидение), кроме средств устного типа коммуникации и первобытных культурных артефактов.

Культура как совокупность «средств общения»

В каждой работе Г. Маклюэна можно чётко проследить три основных направления.

Первое направление посвящено искусству, которое можно рассматривать, как процесса познания, относящегося к символическим средствам, их мы можем наблюдать в самых различных визуальных обращениях — это может быть, как произведение искусства, так и реклама.

Для Г. Маклюэн является типичным рассматривать искусство, как познание, поэтому в работе «The Mechanical Bride» он постарался, как можно больше внимания уделять непосредственно поиску взаимосвязей между поп-культурой и искусством. За основу он брал печатную рекламу, доказывая, что в каждой рекламе присутствуют символические элементы, поэтому она потихоньку становится одной из разновидностей фольклора. А в «Culture is Our Business» реклама представлена, как «пещерное искусство двадцатого века» (хотя, несмотря на все нападки на рекламу, Г. Маклюэн относился к ней положительно).

Второе направление связано с тем, как используется технология для расширения возможностей человека, суть этого направления заключается в том, что практически любое послание по содержанию находится под влиянием технологий, которые потом используется для распространения информации.

Книга «Understanding Media», стала стартом для разработки этого направления. Его анализ в книге начался с таких слов:

«Наша культура, уже очень давно привыкла к дроблению и разделению всех вещей, чтобы мы могли ощущать их, как средства контроля, но для многих откровением становится тот момент, что в действительности всего лишь носитель информации уже может быть посланием. А если объяснить не научными терминами, то возможны любые изменения личностного и социального характера после использования медиа-средств. Мы, „растём“ в моральном смысле этого слова, после любого события, которое происходит в нашей жизни, даже если это реклама или развитие какой-то новой технологии, которые мы ещё не используем, но уже о ней знаем».

Г. Маклюэн также описывает возможные положительные и отрицательные эффекты проявления данного утверждения. Например, автоматизация производства облегчает человеческий труд; но в тоже время у человека появляется новая роль во взаимодействие с машиной, также заменяются связи, которые разрушает машинная революция.

Ученый понимал, что будущее за новыми технологиями, и проблема человечества заключается в том, чтобы найти общий язык с тем новым, что ждет нас впереди. Люди, по его мнению, входят спиной в будущее. «Непонимание того, как использовать новые знания растет по экспоненте», — писал Маклюэн, — «Технологии — это не просто изобретения, которые используют люди, это средства, с помощью которых люди создаются заново… Будущее — адрес нашего проживания».

Третье направление — это убеждение Г. Маклюэна в том, что переворот в культуре влечет за собой смену исторических эпох и происходит каждый раз тогда, когда появляется новое средство сообщения. Исходя из того, что культура — это совокупность средств сообщения, формирующих сознание людей, а в конечном счете и их образ жизни, Г. Маклюэн предложил оригинальную классификацию культурных эпох:

Эпоха «дописьменного варварства» характеризуется наивно-непосредственным отношением людей к окружающей среде. Их высшим коммуникационным достижением была членораздельная речь, воспринимаемая слухом, отсюда — формирование «человека слушающего». «Человек слушающий», использующий естественные коммуникационные каналы, жил в открытом акустическом пространстве, был лично сопричастен происходящим вокруг событиям, что способствовало гармоническому развитию его психического мира.

Дописьменная культура ориентирована на будущее, она выделяет огромное внимание ритуалам, гаданиям, пророчествам. В условиях племенного общества формируется и развивается новое культурное поле, которое обеспечивает взаимодействие людей и преемственность поколений. Этим новым культурным полем является язык, который обеспечивает не только непосредственное общение людей и трудовую деятельность, но и создает предпосылки для появления другой — идеальной, или духовной, стороны культуры. Этот период существования человечества самый длительный, с точки зрения хронологии. Он начинается от нижнего палеолита (древнего каменного века) — более миллиона лет тому назад и длится для некоторых этносов, живущих в особенно изолированных условиях, до настоящего времени.

Эпоха, включающая два последовательных этапа:

· письменной кодификации, нарушившей духовную гармонию и «сенсорный баланс» неграмотного варвара; теперь в коммуникации главенствует не слух, а зрение, не акустическое сообщение, а умопостигаемые тексты, закодированные письменами. Приобщение к умственным операциям кодирования-декодирования смыслов сделало человека рационалистическим и расчетливым «сторонним наблюдателем исторического процесса». На смену племенному братству пришла феодальная раздробленность (детрибализация). Однако вплоть до XV века ороакустический (устный) и визуальный (письменный) каналы коммуникации находились в условиях равновесия.

· эпохи Гуттенберга, окончательно покончившей с природной гармонией первобытного человека. Наступила «типографская эра», давшая возможность обращаться к массовой «безличной» аудитории. Человек становится «умнее» не за счет общения с другими людьми, а за счет индивидуального чтения. Вместо «человека слушающего» появляется «человек смотрящий», у которого атрофированы все сенсорные каналы — слух, обоняние, осязание, вкус, зато гипертрофировано зрение. Личное мышление все больше уступает место ориентации на печатное слово и «книжные» авторитеты. Люди стали доверять «мертвой букве» больше, чем живому слову, отчуждение приобрело в обществе угрожающие масштабы. Зависимость людей от продукции «Гутенберговской Галактики» привело к печальным последствиям. По мнению Г. Маклюэна, массовые политические и религиозные движения, кровавые революции, мировые войны — все это следствие гипнотического воздействия печатных изданий. Такие уродливые черты европейской цивилизации, как индивидуализм, эгоизм и всеобщее отчуждение, национализм и безбожие, информационные перегрузки и психические расстройства, объясняются длительной монополией книги как господствующего средства коммуникации. На этом этапе происходит радикальная трансформация «сенсорного баланса», которая приводит к почти полному атрофированию всех иных каналов сенсорного восприятия, кроме визуального: человек превращается по сути дела в один большой глаз, у которого все иные возможности сенсорного контакта и, соответственно, коммуникации — тактильной, звуковой, обонятельной, вкусовой — сведены к минимуму.

Кроме того, книга стала первым стандартно воспроизводимым товаром, то есть первым продуктом массового производства.

И, наконец, в XX веке произошел новый переворот, связанный с электричеством:

«Электрическая цепь сокрушила время и пространство, погрузив каждого из нас в океан забот других людей. Она заново восстановила всеобщий диалог в глобальном масштабе. И главной вестью, которую она принесла людям, стала весть о Всеобщем изменении».

Человек вернулся к уже существовавшим формам существования из-за введения новых технологий. Как говорил Г. Маклюэн:

«Если технология И. Гутенберга сменила античный мир и открыла для нас Ренессанс, то изобретение электричества, снова ввергло наш мир в пучину изменений, где смешалось наше настоящее и прошлое».

Он сформулировал четыре принципа, весьма важные для коммуникаторов, а также дал уточнения для них и ограничил области их применения. Эти четыре принципа были озвучены следующим образом:

1. Каждая новая технология влияет на расширение возможностей какого-то определённого органа или определённой способности.

2. Если одна из областей вашего восприятия усиливается, то, как в законе сохранения веществ, другая область подавляется.

3. Каждая форма, склонна к самосовершенствованию, если она доведена до лимита своих возможностей.

4. Содержание у любого медиа-средства — это старое средство передачи информации, т. е. каким бы новым не было средство передачи информации, все равно оно включает в себе старую форму.

Г. Маклюэн сразу указал на то, что с течением времени возможна трансформация или изменения в существующих принципах. Однако он все-таки постарался сделать их такими, чтобы со временем они все же оставались неизменными.

Третья эпоха — синтез «человека слушающего» и «человека смотрящего» (стадия постнеокультуры). Электрические и электронные средства связи, по словам Г. Маклюэна, это «коммуникационная революция» в истории человечества. Характерная особенность современных коммуникационных средств в том, что они оказывают воздействие не на отдельные органы чувств, а на всю нервную систему человека. Окружающая реальность снова предстает в своей живой конкретности, а человек получает иллюзию соучастия в текущих событиях. К людям возвращается «сенсорный баланс» эпохи дописьменной коммуникации. Электронные технологии общения способствуют слиянию мифологического (непосредственного) и рационалистического (опосредованного) способов восприятия мира, создают предпосылки для целостного развития личности. «Электронная галактика» влечет «ретрибализацию» существующих обществ и на новой технологической основе воспроизводит «первобытное единство коллективного сознания», превращая нашу планету в единую «глобальную деревню».

«Время» прекратилось, «пространство» Исчезло. Мы теперь живем во всемирной деревне … в единовременном происшествии. Мы переместились вновь обратно в акустическое пространство. Мы начали снова испытывать первобытные чувства, племенные эмоции, от которых нас отдалили несколько веков грамотности".

В этой «деревне» не будет индивидуализма и национализма, отчуждения, агрессивности и военных конфликтов. Грядущая всемирная цивилизация, — пророчил Г. Маклюэн, — будет обществом «гармоничной коммуникации» и «образного мышления», являющихся непременным условием формирования высших культур.

На новом этапе эволюции информационно-коммуникативной системы механические скорости «Галактики Гуттенберга» уступают место электрическим скоростям, которые как бы сжимают (трансформируют) пространство «Галактики Гуттенберга» до размеров «глобальной деревни».

«Скрещивание, или гибридное соединение средств коммуникации, высвобождает великую новую силу и энергию, сопоставимую с той, которая высвобождается при расщеплении ядра или термоядерном синтезе»

Наступает новый этап развития информационно-коммуникативной системы, на смену печатным средствам коммуникации приходят электронные, радикально преобразующие всю сферу межчеловеческой коммуникации в направлении слияния изолированных друг от друга индивидов, наций и рас в единое коммуникативное сообщество, названное Г. Маклюэном в 1962 г. «электронным сообществом». В «электронном сообществе» Г. Маклюэна можно видеть прообраз (начальный этап) современного «информационного общества» или «общества, основанного на знании». Граждане «электронного сообщества», так же как и «информационного общества» — жители «глобальной деревни», в которой может жить и поддерживать характер ее глобальности только «электронный человек» с его восприятием, мышлением, мировоззрением и психологией, адаптированными электронными средствами коммуникации. «Глобальная деревня» — понятие становящееся, незавершенное, как тенденция (цикл) развития планетарного масштаба, а «электронное сообщество» — ступень или тип общественных отношений в определенной информационно-коммуникативной системе. Поэтому, несмотря на взаимозависимый характер связи данных понятий, «глобальная деревня» по смыслу несколько шире понятия «электронное сообщество».

Г. Маклюэн считал, что электронная революция перекраивает жизнь. В начальной стадии электронная технология (космическая связь, портативная видеозапись и т. п.) выполняла роль социальной терапии. Она создала новый этап социального общения, в котором выравниваются искажения и диспропорции, вызванные географией и экономикой, содействуя росту взаимопонимания между различными слоями общества и народами. На более высоких стадиях электронная революция выступила в качестве первопричины крупных социальных перемен (СМИ диктуют культуру). Информационная технология, соединенная с аудиовизуальными средствами, создает целый мир поведенческих моделей, которые постоянно, ежедневно на работе и в быту окружают человека и программируют его деятельность во все возрастающем масштабе.

Второй этап коммуникационной революции связан с тремя великими инновациями: спутниковая связь, создание оптоволоконных кабелей и кабельных сетей, цифровых электронных устройств с применением микропроцессоров и интегральных схем для скоростного приема и передачи информации. Это открывает доступ любому человеку, в любой точке Земли к базам данных и знаний, если он имеет терминальное устройство (или компьютер) для ввода и вывода информации, включенной в единую интегрированную систему связи, в результате на основе причастности к той или иной информации создаются новые «племенные» отношения. Подобные интеллектуально-технологические системы ведут к принципиально новому состоянию цивилизации и культуры — к глобальному гиперинтеллекту (индустрии данных и знаний). Компьютеризация создает технологическую основу информатизации общества, в котором информатика и владение ЭВМ является второй грамотностью повышающей интеллектуальные и творческие способности человека.

По мнению Г. Маклюэна, эпоха компьютера будет способствовать формированию творческого потенциала каждого отдельного человека, этносов и всего человечества в целом. Более того, этот культурный код сформирует у всех людей, живущих на планете, понимание кардинальной общности интересов, основанное на экологической культуре. Г. Маклюэн считал, что с выходом человека в космос окончилась эра природы и началась Экология.

Движущими силами новой революции, таким образом, стали электронные СМИ, прежде всего телевидение. Используя джазовую терминологию, Г. Маклюэн в монографии «Понимание средств общения» разделил все средства коммуникации на «горячие» (hot) и «холодные» (cool). В джазе «cool» означает — легкий, бесстрастный, спокойный ритм, «hot» — ритм быстрый, полный страсти и чувства. К «прохладным» средствам общения Г. Маклюэн относил телевидение и радио частично потому, что эти СМИ представляли анонимные корпорации без четко выраженной точки зрения. К «горячим» он относил печатные СМИ, которые всегда выражают авторскую точку зрения, мнение редакции, они не могут быть безличны и абстракты, то есть «cool».

«Горячие средства характеризуются, низкой степенью участия аудитории, а холодные - высокой степенью ее участия, или достраивания ею недостающего. А потому естественно, что горячее средство коммуникации, например радио, оказывает на пользователя совершенно иное воздействие, нежели холодное средство, например телефон».

Однако именно телевидение, по Г. Маклюэну, позволило человечеству вернуться в дописьменную общину, в «глобальную деревню», где информация доступна сразу всем и получить ее можно практически мгновенно. Рассматривая телевидение, Г. Маклюэн подчеркивал, что это мозаичное средство общения, образующееся из множества точек и пятен, сталкивает на экране «все времена и пространства одновременно». Оно может из любого малозначимого события, пустяка (trivium) создать сообщение всемирного значения. Зритель, считает ученый, активно участвует в освоении телевизионной мозаики: из увиденного каждый складывает свою картинку в зависимости от жизненного опыта, образования, настроения, и даже степени внимания в конкретный момент. В этом мире непрекращающегося хепенинга человек уже не в состоянии строить свое мировосприятие как раньше — последовательно, шаг за шагом, по кирпичику. Ему приходится учитывать сразу все факторы, а поскольку времени на их анализ нет — полагаться на интуицию, заворожено уставившись в мерцающий ящик («общинный костер»). Так расширявшаяся на протяжении последних столетий «галактика Гуттенберга» перешла в фазу сжатия.

«На протяжении веков эры механизации мы расширяли возможности нашего тела в пространстве. Сегодня, по прошествии века электронных технологий, мы имеем возможность распространить на всю планету нашу центральную нервную систему, что приводит к отмене таких понятий, как пространство и время. И быстрыми темпами приближаемся к финальной стадии этого распространения человеческого — технологической имитации сознания, когда творческий процесс познания перестанет быть вотчиной индивида и станет коллективным процессом».

Г. Маклюэн не побоялся сделать вывод, вызвавший бурную полемику. Предсказать его было нетрудно, если опять вспомнить астрофизику: результат процесса сжатия «галактики» — коллапс. В мире, покрытом искусственной нервной системой электронных коммуникаций, пространство и время (то есть, по сути, та же информация) неизбежно стянутся в точку. После чего постижение окружающей реальности станет чисто интуитивным — без привлечения разума.

Человек, излечившийся при помощи «коммуникационного электрошока» от «глазной» болезни механистической эпохи с ее постоянными, изматывающими сознание изменениями и революциями, вновь обретет потерянный рай, где коллективное сознание неразрывно слито с реальностью, а разум со всеми его издержками становится излишним. Новая Утопия «глобальной деревенщины», со счастливой улыбкой идиота уткнувшейся в телеэкран и опутанной электронной сетью, несущей общую гармонию.

Особенности компьютерной демократии

Возвращение к «племенному» восприятию мира на новом этапе, по Г. Маклюэну, — безусловное благо, потому что таким образом люди вновь начнут ощущать себя единым целым, коллективом, в котором нет места изоляции, индивидуализму и подавлению меньшинств — результатам «тирании визуального восприятия».

«В новой электронно-информационной среде ни одно из социальных меньшинств более не смогут игнорировать представители большинства, потому что отныне слишком много людей знают слишком много друг о друге».

Информационная технологизация социальной жизни вызвала к жизни новую концепцию демократии — «компьютерную демократию», в которой информация олицетворяет власть. Гражданское общество является обществом «общественного мнения»: его формирование и выражение является средством завоевания и удержания власти. В нем реализуется главенствующее право общественности знать все относящиеся к ее жизни факты и свободно говорить о том, что определяет эту жизнь. Тем самым информация общества заменяет собой социальную революцию. Поэтому властные структуры, чтобы завоевать сознание общественности, обязаны вести с ней постоянный диалог, иметь гибкую и мобильную политику двусторонних контактов.

Посредником между властью и обществом выступают «масс-медиа» — независимые средства массовой информации (особенно электронные), действующие по принципу «расскажи все, расскажи быстро».

Другим социальным институтом, связанным с развитием СМ является система «паблик рилейшнз» (институт отношений с общественностью). В правовом государстве и гражданском обществе необходимость сотрудничества, формирования благоприятного отношения социальных организаций с общественностью — это основа проведения сильной и уверенной социальной политики с адекватной социальной ответственностью.

Заключение

Многие положения Г. Маклюэна не бесспорны, зачастую его модели представляют картину взаимодействия коммуникационных технологий и социальных структур чрезмерно упрощенно и односторонне. Однако взаимодействие информационно-коммуникативной системы и человека он рассматривает в принципе как двоякий процесс, т. е. «очеловечивание» данной системы и «омашинивание» самого человека. Технологическая компонента здесь отражает и воплощает некоторые функции человека, в ее основе лежит логика человеческого мышления и поведения, а человек, в свою очередь, все больше доверяет технике, действуя зачастую равнодушно в мире природы. Вместе с тем, в концепции «расширений человека» присутствуют элементы механистической трактовки взаимодействия информационно-коммуникативной системы и человеческих способностей в процессе социально-исторической эволюции.

Станут ли люди в результате Большого слияния ненужным наростом на теле Новой электронной реальности? Взорвется ли «глобальная деревня» изнутри, будучи максимально подверженной риску массового террора и панике? Сможет ли человечество контролировать происходящее, если любое сопротивление лишь ускоряет наступление Новой реальности? На эти вопросы современный человек не может дать приемлемого ответа. Но замеченное им сходство электронных коммуникационных технологий с устными вполне выдерживает на сегодняшний день критику и более того, находит все новые подтверждения по мере развития глобальных электронных коммуникаций. Таким образом, вполне оправданным представляется вывод, что на смену «городскому» и «типографскому» типу сознания, которое до последнего времени казалось нам обычным, приходит на смену «глобальный деревенский» тип сознания, сходный по некоторым аспектам с типом сознания устного общества. Возможно, что в такой ситуации наиболее точным переводом знаменитого ярлыка Г. Маклюэна «global village», повешенного им на будущее общество, будет не только буквальное «глобальная деревня», но и «планетарная деревня» или, быть может, даже так — «деревня Земля»? В рамках происходящей в настоящее время кризисной смены типа культуры это сходство является очень важным, так как позволяет подойти к феномену «сетевой культуры» и «сетевого сознания» не как к чему-то принципиально новому, но провести параллели с устными обществами.

Список литературы

1. Кравченко А. И. Культурология: Хрестоматия для высшей школы. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Академический проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2003. — 704с. (Серия «Gaudeamus»).

2. Симкина Н. Н. Культурология: учеб. пособие/Н.Н. Симкина. — Брянск: БГТУ. — с. 268

3. Кононенко Б. И. Большой толковый словарь по культурологи. — М.: ООО «Издательство «Вече 2000», ООО «Издательство АСТ», 2003. — 512 с.

4. Хоруженко К. М. Культурология. Энциклопедический словарь. — Ростов-на-Дону: Изд-во «Феникс», 1997 — 640 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой