Производство по делам с участием иностранных лиц

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Гражданские процессуальные права иностранных граждан, предприятий и организаций. Гражданские процессуальные права лиц без гражданства. Судебный иммунитет

2. Иски к иностранным государствам и международным организациям

3. Виды подсудности дел с участием иностранных лиц

4. Порядок признания и приведения в исполнение в Российской Федерации решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей)

Заключение

Список использованной литературы

Введение

В условиях развития новых общественных отношений, складывающихся в нашей стране, широкого международного сотрудничества в различных сферах, содержащиеся в нормативно-правовых актах положения нуждаются в их осмыслении с учетом изменившегося правосознания. Для того чтобы развивать успешное международное сотрудничество, в первую очередь, необходимо привести правовую систему государства в соответствие с принципами правового регулирования, закрепленными нормами международного права.

Развитие тесных отношений между государствами привело к значительному расширению контактов между гражданами и юридическими лицами различных государств в самых разных областях. Это привело к увеличению в судах России количества дел с участием «иностранного элемента». В соответствии с ч. 3 ст. 62 Конституции Р Ф иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами РФ. Иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные организации, международные организации имеют право обращаться в суды в Российской Федерации для защиты своих нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов.

Деятельность российских судов по рассмотрения гражданских дел с участием иностранных лиц урегулирована двусторонними договорами о правовой помощи по гражданским, семейным, уголовным и иным делам. Кроме, того, Россия является участницей многих многосторонних Гаагских конвенций. Но именно принятие новых двух процессуальных кодексов (ГПК РФ и АПК РФ) с небольшим временным разрывом является знаменательным событием для осуществления судебной и правовой реформ в России, в известной мере завершающим переходный период развития российского процессуального права на пути к его новому качественному состоянию. Одновременно в 2002 году был принят Федеральный закон «О третейских судах в Российской Федерации», который дополнил принятие новых ГПК и АПК, способствуя развитию альтернативных форм разрешения споров.

Значимость совершенствования именно процессуального законодательства объясняется тем, что бесконечные шлифовка и доработка материального законодательства будут бесполезными, если в обществе не создана система правового принуждения его участников к исполнению их обязательств как друг перед другом, так и перед государством. Именно от этого зависит эффективность судебной защиты субъективных прав и охраняемых законом интересов иностранных лиц, что определяет актуальность выбранной темы.

Целью данной курсовой работы является изучение производства по делам с участием иностранных лиц. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. Изучить гражданские процессуальные права иностранных граждан, предприятий и организаций, гражданские процессуальные права лиц без гражданства; раскрыть понятие судебного иммунитета;

2. Рассмотреть иски к иностранным государствам и международным организациям;

3. Рассмотреть виды подсудности дел с участием иностранных лиц;

4. Изучить порядок признания и приведения в исполнение в Российской Федерации решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей).

1. Гражданские процессуальные права иностранных граждан, предприятий и организаций. Гражданские процессуальные права лиц без гражданства. Судебный иммунитет

Развитие рыночных отношений, привлечение иностранных инвестиций, «потепление» политического климата приводят к частому пребыванию иностранцев и лиц без гражданства, нахождению филиалов зарубежных фирм на территории России. Следовательно, вопросы защиты их прав и интересов в судебном порядке должны быть законодательно урегулированы.

Судопроизводство по законам, установленным на территории Российской Федерации, допускает участие в гражданском процессе иностранного элемента. В гражданском процессе под иностранными лицами понимаются как иностранные лица, так и лица без гражданства, иностранные и международные организации (ст. 398 ГПК РФ).

Правовое положение иностранных граждан в РФ определяет Федеральным законом от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации». Согласно ст. 2 данного Федерального закона иностранным гражданином признается физическое лицо, не являющееся гражданином РФ и имеющее доказательства наличия гражданства (подданства) иностранного государства, а лицо без гражданства — физическое лицо, не являющееся гражданином РФ и не имеющее доказательств наличия гражданства (подданства) иностранного государства. Если лицо имеет двойное гражданство, включая российское, то оно не является иностранным (ст. 6 Федерального Закона «О гражданстве РФ»).

Под иностранными организациями понимаются созданные на территории иностранного государства юридические лица, а также организации, не являющиеся юридическими лицами. В свою очередь, международная организация — это объединение государств или национальных обществ, ассоциаций, граждан различных государств, учрежденное на постоянной основе, имеющее органы управления и действующее для достижения определенных целей. Свободная энциклопедия «Википедия» [Электронный ресурс] - Режим доступа: http: //ru. wikipedia. org/wiki

Российское законодательство, предоставляя иностранцам в принципе равную с нашими гражданами возможность приобретать и осуществлять свои права в РФ, вместе с тем дает им возможность их судебной защиты. В соответствии с ч. 3 ст. 62 Конституции Р Ф иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами РФ, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором. Согласно ст. 398 ГПК РФ, отражающей в целом принцип так называемого национального режима, иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные организации, международные организации имеют право обращаться в суды в России для защиты своих нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов. Эриашвили Н. Д. и др. Гражданское процессуальное право России: учеб., 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. Л. В. Тумановой, П. В. Алексия, Н. Д. Амаглобели.- М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009, с. 364. При этом речь идет о всей совокупности прав, защищаемых в порядке гражданского судопроизводства. Также на иностранных лиц помимо норм гражданского процессуального законодательства РФ распространяются нормы федеральных законов (п. 3 ст. 398 ГПК РФ). Однако в ГПК РФ предусмотрено такое положение, что Правительством Р Ф могут быть установлены ответные ограничения в отношении иностранных лиц тех государств, в судах которых допускаются такие же ограничения процессуальных прав российских граждан и организаций. Это исключительная мера.

Таким образом, если иностранный гражданин, находящийся на территории РФ, считает, что его права и охраняемые законом интересы нарушены, то он так же, как и российские граждане, вправе обратиться за их защитой в соответствующий орган, компетентный разрешить возникший вопрос (например, в суд, прокуратуру т.д.). В России нет каких-либо ограничений или условий, выполнение которых необходимо для обращения иностранца в суд. При этом судопроизводство ведется по нормам российского процессуального законодательства. Общие положения рассмотрения судами России дел с иностранным элементом установлены главой 43 ГПК РФ. Все документы, составленные на иностранном языке, которые представляются в суд, должны быть переведены на русский язык и надлежащим образом заверены.

Иностранные лица могут выступать в качестве истцов и ответчиков, третьих лиц, лично участвовать в судопроизводстве или через представителя. Таким правом обладают как постоянно проживающие иностранные граждане, так и временно пребывающие (например, находящиеся в России по служебным, частным и иным делам, на учебе, в качестве туристов и т. д.). Следовательно, предоставление иностранным гражданам национального режима в области гражданского судопроизводства российское законодательство не связывает с проживанием их в России. Иностранный гражданин, являясь стороной в процессе, пользуется в нашем суде всеми процессуальными правами наравне с российскими гражданами. Конституция Р Ф (ст. 171) обеспечивает участвующим в деле лицам, не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, право полного ознакомления с материалами дела, право на участие в судебных действиях через переводчика и право выступать в суде на родном языке. Это конституционное положение имеет прямое отношение к иностранцам. При этом в качестве представителей иностранных граждан могут выступать консулы соответствующих государств. Причем согласно консульским конвенциям, заключенных с иностранными государствами, консул в силу своего официального положения может представлять граждан страны, его назначившей, без специальных полномочий (без доверенности).

С юридической точки зрения иностранный гражданин — это человек, чье процессуально-правовое положение определяется одновременно двумя законодательствами: российскими гражданскими процессуальными законами и правом страны, гражданство которой он имеет (личный закон). При этом согласно п. 1 ст. 399 ГПК РФ гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность иностранных лиц определяется их личным законом. Личный закон лица без гражданства — это право страны, в которой он имеет место жительства (п. 4 ст. 399 ГПК РФ). В соответствии с п. 2 ст. 399 ГПК РФ, личным законом иностранных граждан признается право страны, гражданство которой он имеет, или соответственно право страны, в которой лицо имеет место жительства. Такое правило устанавливает исключение из общего правила о неприменимости иностранного права в гражданском судопроизводстве. В случае если же гражданин наряду с гражданством РФ имеет и иностранное гражданство, его личным законом будет считаться российское право. При наличии у гражданина нескольких гражданств его личным законом считается право страны, в которой гражданин имеет место жительства (п. 2 ст. 399 ГПК).

Лицо, не являющееся на основе личного закона процессуально дееспособным, может быть на территории Российской Федерации признано процессуально дееспособным, если оно в соответствии с российским правом обладает процессуальной дееспособностью (п. 5 ст. 399 ГПК).

Что касается иностранных организаций, то для них личным законом согласно ст. 400 ГПК РФ названо право страны, в которой эта организация учреждена. Иностранная организация, не обладающая по личному закону процессуальной правоспособностью, может на территории Российской Федерации быть признана правоспособной в соответствии с российским правом. Специальное правило предусмотрено для международных организаций: процессуальная правоспособность такой организации определяется на основе международного договора, ее учредительных документов или соглашения с компетентным органом РФ.

Таким образом, предоставление иностранным гражданам и иностранным организациям равной с российскими гражданами и российскими организациями процессуальной правоспособности — одно из наиболее существенных проявлений национального режима, определяющего статус субъектного состава иностранного права в Российской Федерации. Процессуальное равноправие российских и иностранных лиц обусловлено конституционным принципом равенства перед законом и судом независимо от расы, национальности, происхождения, языка, пола, имущественного и должностного положения, места жительства, религиозных верований, политических убеждений и иных обстоятельств (ст. 19 Конституции РФ). Иностранные лица наравне с российскими могут пользоваться всеми правами и свободами в той мере, в которой не нарушают права иных лиц, публичные интересы. А включение в ГПК РФ специальной статьи, посвященной гражданской процессуальной дееспособности, служит реальной гарантией осуществления права иностранный граждан и лиц без гражданства на судебную защиту в Российской Федерации.

Таким образом, иностранцы в гражданских процессуальных правоотношениях приравнены к российским гражданам. Вместе с тем судопроизводство применительно к иностранным гражданам имеет некоторые особенности:

1. Национальный язык судопроизводства;

2. Судебное представительство;

3. Правовая легализация документов, изготовленных за границей, суть которой заключается в свидетельствовании консульством подлинности подписей на конкретном документе с тем, чтобы не возникали сомнения в его действительности;

4. Иммунитет от гражданской юрисдикции, освобождающий определенную группу иностранцев от какой-либо гражданской процессуальной обязанности или гражданской ответственности.

Право иностранных граждан обращаться в суды России и пользоваться одинаковыми процессуальными правами с гражданами РФ закрепляется также в международных актах. Росси является участником более 30 двух- и многосторонних межгосударственных конвенций, договоров, соглашений о взаимном оказании правовой помощи по гражданским, уголовным и семейным делам. Для стран СНГ большое значение имеет Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г., который освобождает граждан стран — участников Конвенции и лиц, проживающих на ее территории, от уплаты и возмещения судебных расходов на тех же условиях, что и собственных граждан.

Поскольку ни одно государство не вправе выступать в качестве судьи другого государства, иностранное государство и его органы обладают судебным иммунитетом (неприкосновенностью), что означает изъятие одного государства из юрисдикции другого. Судебный иммунитет представляет собой изъятие одного государства, его физических и юридических лиц, а также международных организаций, обладающих в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами и внутренним законодательством правом на личную и (или) имущественную неприкосновенность, из-под юрисдикции другого государства.

Судебный иммунитет является одним из принципов международного права, содержание которого раскрывается в международно-правовых актах и нормах внутреннего (национального) законодательства. Принцип судебного иммунитета закреплен в ст. 401 ГПК РФ. В соответствии с этой нормой выделяются три категории субъектов — носителей судебного иммунитета:

1) иностранное государство (п. 1 ст. 401). Судебный иммунитет иностранного государства означает неподсудность одного государства суду другого государства и, как следствие, недопустимость предварительного обеспечения иска, принудительного исполнения принятого в отношении его судебного решения. В данном случае суд должен решить: пользуется ли государство, к которому предъявляется иск, судебным иммунитетом или нет. Если суд признает, что государство иммунитетом не пользуется, иск может быть принят к рассмотрению.

2) международные организации (п. 2 ст. 401). В соответствии с этой нормой, границы судебного иммунитета международных организаций определяют федеральные законы и международные договоры России. В таких договорах предусматриваются различные льготы и привилегии в отношении конкретных международных организаций, выступающих в российских судах. При этом необходимо учитывать такую особенность: наличие судебного иммунитета у иностранного государства-ответчика презюмируется, а каждая международная организация должна разъяснять суду какими льготами и привилегиями она наделена — нормативными актами или конкретным договором. См.: там же, с. 371.

3) официальные представители иностранного государства (п. 3 ст. 401). Общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры РФ определяют объем и содержание судебного иммунитета сотрудников дипломатических представительств и работников консульских учреждений, который (иммунитет) отличается от судебного иммунитета иностранного государства.

Основным документом, закрепляющим и распределяющим разнообразные привилегии и иммунитеты для обеспечения эффективного осуществления функций дипломатических представительств является Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г. Из сферы судебной власти государства пребывания исключаются физические лица, перечисленные в обеих Венских конвенциях о дипломатических и консульских сношениях, как обладающие неприкосновенностью. Коваленко А. Г. Гражданский процесс: Учебник / Под ред. А. Г. Коваленко, А. А. Мохова, П. М. Филиппова. — М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ»; «ИНФРА-М», 2008. — с. 308.

Дипломатический иммунитет имеет абсолютный характер, регулируется внутренним законодательством и международными договорами. Согласно Венской конвенции о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 г. дипломатический агент пользуется иммунитетом от уголовной, гражданской и административной юрисдикции государства пребывания. Это означает, что к ним нельзя предъявить иск, принудительно привлечь к участию в процессе в качестве свидетелей, экспертов и др. При этом дипломатический иммунитет не распространяется на случаи, когда дипломатические представители вступают в гражданско-правовые отношения как частные лица в связи со спорами о принадлежащих им строениях на территории России, наследовании или деятельности, осуществляемой за пределами официальных функций. См.: Там же, с. 371.

К другим лицам, указанным в п. 3 ст. 401 ГПК РФ, относятся, например, административно-технический персонал, члены семьи дипломатических агентов, которые пользуются иммунитетом от гражданской и административной ответственности только в отношении действий, совершаемых при исполнении служебных обязанностей. В соответствии со ст. 43 Венской конвенции о консульских сношениях 1963 г. консульские должностные лица и консульские служащие не подлежат юрисдикции судебных или административных органов государства пребывания в отношении действий, совершаемых ими при выполнении консульских функций. Таким образом, консульский иммунитет имеет ограниченный (функциональный) характер.

2. Иски к иностранным государствам и международным организациям

иностранный гражданин судопроизводство подсудность

Современное государство вступает в различные правоотношения с другими государствами, а также с международными организациями, юридическими лицами и отдельными гражданами других государств. Государства являются особыми участниками гражданских процессуальных отношений, т.к. они обладают иммунитетом от иностранной юрисдикции. Данное начало вытекает из международно-правового начала суверенитета государств и их равенства в международных отношениях. Поэтому одно государство неподсудно другому в силу принципа «Par in parem non habet jurisdictionem» («Равный над равными не имеет юрисдикции»).

В соответствии со ст. 401 ГПК РФ предъявление иска к иностранному государству, привлечение иностранного государства к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории Российской Федерации, принятие к этому имуществу мер по обеспечению иска, обращение взыскания на имущество в порядке исполнения решения суда допускается только с согласия компетентных органов соответствующего государства. Это означает, что применить какие-либо принудительные меры к иностранному государству в области гражданского процесса возможно только с согласия компетентных органов такого государства. Государство может дать согласие на рассмотрение предъявленного к нему иска в суде другого государства, применение мер по обеспечению иска или исполнение решения. Такое согласие может быть выражено дипломатическим путем либо сформулировано в международных договорах, внутренних актах, отдельных соглашениях. Международными договорами Российской Федерации или федеральными законами могут устанавливаться ограничения из общего принципа судебного иммунитета.

Согласно п. 2 ст. 401 ГПК РФ международные организации подлежат юрисдикции судов в Российской Федерации по гражданским делам в пределах, определенных международными договорами Российской Федерации, федеральными законами. По смыслу п. 2 ст. 401 ГПК РФ иммунитет международных организаций имеет производный характер от иммунитета государств, образовавших международные организации. В учредительных документах организаций, и прежде всего уставах, закреплен принцип наличия иммунитета. Например, ООН, в соответствии со ст. 105 Устава ООН, пользуется на территории каждого из своих членов такими привилегиями и иммунитетами, которые необходимы для самостоятельного выполнения ими своих функций, связанных с деятельностью Организации.

В ГПК РФ выделяются три вида иммунитетов:

1) от предъявления иска (судебный) — государство без его согласия не может быть привлечено к суду другого государства;

2) от применения мер обеспечения иска, в соответствии с которой нельзя в порядке предварительного обеспечения иска принимать без согласия государства какие-либо принудительные меры в отношении его имущества;

3) от принудительного исполнения судебного решения, который запрещает в порядке предварительного обеспечения иска принимать без согласия государства какие-либо принудительные меры в отношении его имущества.

Выделяют еще иммунитет собственности государства, который находится в тесной связи с вышеперечисленными видами иммунитета и предполагает, что в отношении собственности одного государства не могут быть применены меры административного и иного насильственного характера со стороны другого.

Первоначально иммунитет возник как абсолютный. Советская доктрина также придерживалась теории абсолютного иммунитета иностранного государства, суть которой заключалось в утверждении, что принцип иммунитета государства базируется на принципах общего международного права: уважения государственного суверенитета, равенства государств. Она исходила из того, что государство не перестает быть суверенным, даже когда оно выступает в экономическом обороте. Государство не отказывается от своего суверенитета и не лишается его, суверенитет государства — это имманентно присущее ему качество. Советские ученые утверждали, что функциональный иммунитет исходит из того, что есть некая сфера отношений, которую не удалось объективно отграничить, в которой государство выступает как частное лицо и соответственно не обладает ни суверенитетом, ни иммунитетом. Ануфриева Л. П., Бекяшев К. А., Дмитриева Г. К. и др. Международное частное право: Учебник, 2-е изд., перераб. и доп. / под. ред. Г. К. Дмитриева. — М.: Т К Велби, Изд-во Проспект, 2004. — с. 268.

Но постепенно иммунитет иностранного государства начал подвергаться различного рода ограничениям. Это было связано с развитием международных экономических отношений, с более широким вовлечением государств в гражданский оборот, привлечением многими странами иностранных инвестиций под государственные гарантии, получением кредитов и финансовой помощи от международных организаций и банков, рядом других причин. Уже со второй половины XX в. возникает доктрина функционального (ограниченного) иммунитета. Суть этой теорий сводится к тому, что государство обладает иммунитетом только при совершении публично-правовых актов, а при осуществлении коммерческой деятельности оно становится в положение обычного предпринимателя с лишением привилегий, вытекающих из судебного иммунитета. Другими словами, иностранное государство, его органы, а также собственность пользуются иммунитетом только тогда, когда государство осуществляет суверенные функции. Впервые этот вид иммунитета был сформулирован в самом общем виде в решениях суда Бельгии (1857 г.) и суда Италии (1883 г.).

16 мая 1972 г. была принята разработанная Советом Европы Конвенция об иммунитете государств, однако она ратифицирована немногими государствами. В Конвенции прямо закреплена теория функционального иммунитета. Иностранное государство пользуется иммунитетом в отношениях публичного характера, но не вправе ссылаться на иммунитет в суде другого государства при вступлении в частноправовые отношения с иностранными лицами. Хотя Россия не является участницей данной Конвенции, по мнению специалистов, современная судебная практика в Российской Федерации склоняется в сторону ограниченного иммунитета иностранного государства на основе принципа определения цели сделки — извлечение прибыли или выполнение публичной функции. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу [Электронный ресурс] // Сайт российского права — Режим доступа: http: //cmza. ru/grazhdansko-protsessualnyiy-kodeks/statya-401. -iski-k-inostrannyim-gosudarstvam-i-mezhdunarodnyim-organizatsiyam. -diplomaticheskiy-immunitet. html

Действующее законодательство Российской Федерации как преемницы Советского союза, до настоящего времени в частности основано на теории абсолютного иммунитета. Но постепенно в РФ также наблюдается переход на позиции теории ограниченного иммунитета, хотя нормы российского законодательства об иммунитете иностранного государства весьма незначительны по объему и крайне противоречивы по содержанию. К примеру, ГПК РФ в п. 1 ст. 401 предоставляет иностранному государству абсолютный иммунитет, если иное не установлено международным договором или законом.

Ч. 1 ст. 251 АПК РФ в отличие от других российских законов распространяет действие иммунитета только на те иностранные государства, которые действуют как носители власти: «Иностранное государство, выступающее в качестве носителя власти, обладает судебным иммунитетом…». Видимо, эту формулировку можно толковать как шаг в сторону функционального иммунитета. Однако одновременно иностранному государству представляется полный иммунитет от исполнения судебного решения, если международный договор или закон РФ не предусматривают иное. Однако какую бы деятельность государство не осуществляло, оно всегда выступает как носитель власти. Государство — суверенитет — власть: неразрывно связанные понятия. Властная природа государства проявляется в любой его деятельности. Поэтому едва ли можно безоговорочно утверждать о закреплении в ст. 251 АПК функционального иммунитета. См.: Там же, с. 269

ФЗ «О соглашениях о разделе продукции» 1995 г. говорит о том, что в соглашениях, заключаемых с иностранными гражданами и иностранными юридическими лицами, может быть предусмотрен отказ государства от судебного иммунитета, иммунитета в отношении предварительного обеспечения иска и исполнения судебного и (или) арбитражного решения (ст. 23).

Таким образом, проанализировав вышеперечисленные нормы, можно прийти к заключению, что российское право все же придерживается концепции абсолютного иммунитета иностранного государства в сфере частноправовых отношений, причем такой иммунитет презюмируется, и отказ от него должен быть выражен в явной и недвусмысленной форме в документах, исходящих от компетентных лиц. Согласие на рассмотрение спора в российском суде должно быть подписано лицами, уполномоченными законодательством иностранного государства или внутренними правилами международной организации на отказ от судебного иммунитета.

3. Виды подсудности дел с участием иностранных лиц

В отношениях, осложненных иностранным элементом, реализация своего права в судебном порядке может быть затруднена уже на стадии определения суда, компетентного рассматривать спор. Выбор подсудности определяет и возможности защиты заинтересованными лицами своих интересов, поскольку ведение дела в суде своего государства, как правило, более выгодно, чем обращение в иностранный суд. Подсудность дел с участием иностранных лиц судам в Российской Федерации регулируется положениями гл. 3 «Подведомственность и подсудность», если нет специальных правил, установленных гл. 44. Иными словами, по общему правилу при рассмотрении дел с участием иностранного элемента применяются нормы о подсудности гражданских дел, установленные в общей части ГПК РФ и распространяющиеся в равной степени на российских граждан и российских юридических лиц.

В рамках национальной судебной власти каждое государство свободно определяет условия и границы полномочий судопроизводства своих судов. По мнению, Мазурина С. Ф. под международной подсудностью применительно к Российской Федерации следует понимать компетенцию российских судов общей юрисдикции и арбитражных судов при рассмотрении споров с участием иностранных лиц, позволяющая разграничить ее с компетенцией иных государств. Мазурин С. Ф. Гражданский процесс. / С. Ф. Мазурин — СПб.: Питер, 2008. — с. 161 При этом общеобязательной для государства системы норм и международной подсудности не существует. Каждое государство, исходя из своих национальных правил международной подсудности, берет на себя столько правовых споров, сколько считает целесообразным. Правовая регламентация вопросов международной подсудности в Российской Федерации осуществляется нормами международных договоров РФ, гражданского процессуального и арбитражного законодательства. См.: Там же, с. 161

Вопросы, связанные с международной подсудностью, упорядочиваются многосторонними конвенциями (соглашениями) и двусторонними договорами (например, Минская конвенция стран СНГ от 22 января 1993 г. о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам). Нарушение правил подсудности, установленных международным договором РФ, является основанием для отказа в признании и исполнении решения иностранного суда. В качестве примера можно привести определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Р Ф от 20 июля 2004 г. по делу N 1-Г 04−15. Коростышевский районный суд Житомирской области Украины удовлетворил иск К. об отобрании несовершеннолетних детей у их матери — С.К. обратился с ходатайством к компетентному суду Российской Федерации о разрешении принудительного исполнения на территории Российской Федерации названного судебного решения, поскольку С. (ответчица) с детьми проживает на территории Архангельской области.

Определением Архангельского областного суда в удовлетворении этого ходатайства отказано. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Р Ф также отказала в удовлетворении частной жалобе К. об отмене определения Архангельского областного суда.

Согласно п. 1 ст. 409 ГПК РФ решения иностранных судов признаются и исполняются в Российской Федерации, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации.

Российская Федерация и Украина являются участниками Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. В соответствии со ст. ст. 53, 54 данной Конвенции суд, рассматривающий ходатайство о признании и разрешении принудительного исполнения решения, ограничивается установлением того, что условия, предусмотренные Конвенцией, соблюдены. В случае если условия соблюдены, суд выносит решение о принудительном исполнении.

Основания к отказу в признании и исполнении решений судов Договаривающихся Сторон содержатся в ст. 55 Конвенции и ч. 1 ст. 412 ГПК РФ.

Решение Коростышевского районного суда Житомирской области Украины не может быть признано и принудительно исполнено Российской Федерацией по причине нарушения ст. 32 упомянутой Конвенции. Указанной статьей установлено, что правоотношения родителей и детей определяются по законодательству Договаривающейся Стороны, на территории которой постоянно проживают дети. По делам о правоотношениях между родителями и детьми компетентен суд Договаривающейся Стороны, законодательство которой подлежит применению.

Так как дети Сергей и Виктория проживают постоянно с матерью на территории Российской Федерации, возникший между родителями спор о месте жительства и воспитании их подлежит разрешению согласно ст. 32 Конвенции компетентным судом Российской Федерации и по законодательству Российской Федерации. Коростышевский районный суд Житомирской области Украины не компетентен рассматривать спор об отобрании несовершеннолетних детей у матери С. и передаче их на воспитание отцу К.

В России компетенция судов по делам с участием иностранных лиц определена нормами ст. 402 ГПК, в которой закреплено как общее правило, так и отступления от него. Согласно п. 2 ст. 402 ГПК РФ суды в Российской Федерации рассматривают дела с участием иностранных лиц, если организация-ответчик находится на территории Российской Федерации или гражданин-ответчик имеет место жительства в Российской Федерации (общая территориальная подсудность). При этом местом жительства гражданина считается место, где он проживает постоянно или преимущественно (ст. 20 ГК РФ), а место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации. Регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае его отсутствия — иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности (п. 2 ст. ГК РФ).

П. 3 ст. 402 ГПК РФ содержит перечень случаев, при которых суды России имеют право рассматривать дела с участием иностранных лиц. Однако дела этих категорий могут быть начаты и в иностранном суде, наделенном соответствующей компетенцией, по желанию истца. К ним относятся случаи, если:

1) орган управления, филиал или представительство иностранного лица находится на территории Российской Федерации;

2) ответчик имеет имущество, находящееся на территории Российской Федерации;

3) по делу о взыскании алиментов и об установлении отцовства истец имеет место жительства в Российской Федерации;

4) по делу о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или смертью кормильца, вред причинен на территории Российской Федерации или истец имеет место жительства в Российской Федерации;

5) по делу о возмещении вреда, причиненного имуществу, действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для предъявления требования о возмещении вреда, имело место на территории Российской Федерации;

6) иск вытекает из договора, по которому полное или частичное исполнение должно иметь место или имело место на территории Российской Федерации;

7) иск вытекает из неосновательного обогащения, имевшего место на территории Российской Федерации;

8) по делу о расторжении брака истец имеет место жительства в Российской Федерации или хотя бы один из супругов является российским гражданином;

9) по делу о защите чести, достоинства и деловой репутации истец имеет место жительства в Российской Федерации;

10) по делу о защите прав субъекта персональных данных, в том числе о возмещении убытков и (или) компенсации морального вреда, истец имеет место жительства в Российской Федерации.

Таким образом, согласно п. 1 ст. 402 по делам с участием иностранных лиц, если иное не установлено в гл. 44 ГПК, подсудность определяется по общим правилам ГПК РФ. Поэтому в отношении дел с участием иностранных лиц применимы правила об общей территориальной, альтернативной, договорной, исключительной подсудности.

ГПК РФ содержит перечень дел, по которым установлена исключительная подсудность с участием иностранных лиц (ст. 403 ГПК РФ). Это императивная норма и стороны не могут ее изменить или предпочесть ей другой вид подсудности. Она означает, что никакие решения зарубежных судов по охватываемым этим понятием категориям дел не будут признаны и принудительно исполнены на территории России. Основанием введения этого вида подсудности является стремление к рассмотрению определенных споров в месте скопления доказательств и обстоятельств дела. Дополнительными основаниями могут быть защита заведомо слабой стороны (например, потребитель, застрахованное лицо) и особые публичные интересы.

К исключительной подсудности судов в Российской Федерации относятся:

1) дела о праве на недвижимое имущество, находящееся на территории Российской Федерации;

2) дела по спорам, возникающим из договора перевозки, если перевозчики находятся на территории Российской Федерации;

3) дела о расторжении брака российских граждан с иностранными гражданами или лицами без гражданства, если оба супруга имеют место жительства в Российской Федерации;

4) дела, предусмотренные главами 23 — 26 настоящего Кодекса.

В данной статье ряд дел особого производства с участием иностранных лиц отнесен к исключительной подсудности. Например, к данному виду подсудности будет относиться дело, если заявитель по делу об установлении факта, имеющего юридическое значение, имеет место жительства в Российской Федерации или факт, который необходимо установить, имел или имеет место на территории Российской Федерации.

По делам с участием иностранных лиц возможно применение правил альтернативной подсудности, предусмотренной ст. 29 ГПК РФ.

Альтернативная подсудность представляет собой право выбора между судами своего и иностранного государства (например, по делам о расторжении брака компетентным является или суд государства, гражданами которого являются супруги в момент подачи заявления, или суд государства, на территории которого проживали супруги в момент подачи заявления). См.: Там же, с. 311.

Диспозитивное начало российского гражданского процесса нашло отражение в ст. 404 ГПК, которое допускает договорную подсудность дела. Под договорной подсудностью понимается, что по соглашению сторон конкретное дело может быть отнесено к юрисдикции иностранного государства, хотя по закону страны суда оно подсудно местному суду, или наоборот, дело которое по закону места нахождения суда подсудно иностранному суду, может быть в силу соглашения сторон отнесено к юрисдикции местного суда. Попова А. В. Международное частное право. Завтра экзамен. / А. В. Попова. — СПб.: Питер, 2010. - с. 155 Однако, законодатель устанавливает при этом некоторые ограничения, не позволяющие в некоторых случаях по договору изменять правила о подсудности: не подлежит изменению по соглашению сторон подсудность дел с участием иностранных лиц, установленная ст. 26, 27, 30 и 403 ГПК (ст. 404 ГПК РФ).

Договорная подсудность базируется на автономии воли сторон и предполагает право сторон самостоятельно выбрать форму для разрешения возникшего или могущего возникнуть между ними спора. При этом договоренность об определении подсудности принимает форму пророгационного соглашения, когда стороны вправе договориться об изменении подсудности дела (пророгационное соглашение) до принятия его судом к своему производству.

Перечисленные основные правила подсудности с участием иностранных лиц могут не соответствовать законам другой страны. Поэтому преодоление коллизий происходит на основании заключаемых договоров о правовой помощи. На базе заключенных международных договоров изменяется и обогащается внутреннее процессуальное законодательство их участников, регулирующее производство по делам с иностранными элементами.

При этом возможно возникновение ситуации, когда согласно договорам рассмотреть одно и то же дело могут суды разных государств. Поэтому обычно в договорах предусматривается, что при возникновении процессов по делу между теми же сторонами, о том же предмете и по тому же основанию в компетентных судах двух и более договаривающихся государств, суд, начавший производство позднее, его прекращает. Согласно ст. 406 ГПК РФ, суд России отказывает в принятии искового заявления к производству или прекращает производство по делу, если имеется решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тому же основанию, принятое иностранным судом, с которым имеется международный договор России, предусматривающий взаимное признание и исполнение решений суда. Но при этом российский суд обязан рассмотреть дело по существу, если оно принято судом в Российской Федерации к производству с соблюдением правил подсудности независимо от наступления в ходе судебного разбирательства обстоятельств, указанных в ст. 405 ГПК РФ.

4. Порядок признания и приведения в исполнение в Российской Федерации решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей)

Исполнение решений иностранных судов, так же как и исполнение судебных поручений, в гражданском процессе является разновидностью правовой помощи. Действие судебного решения, вынесенного судебным органом одного государства, в принципе ограничено пределами территории этого государства. Исходя из этого, признание и исполнение решений государственных иностранных судов и иностранных арбитражных (третейских) судов на территории Российской Федерации регулируются рядом многосторонних международных соглашений (конвенций), двусторонних международных договоров с участием РФ, а также национальными источниками права.

Важными многосторонними международными договорами, также регулирующими данные вопросы, в частности, является Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса от 1 марта 1954 г. Вопросам признания и исполнения иностранных судебных решений посвящен разд. III Минской Конвенции о правовой помощи в отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г.

Признание решения иностранного суда означает, что оно служит подтверждением гражданских и иных прав и обязанностей в такой же степени, что и решение национального суда. В одних случаях достаточно, чтобы решение было признано (например, о расторжении брака). В других же случаях решение должно быть еще и исполнено, т. е. подвергнуто специальной процедуре (например, выдача экзекватуры или регистрация в специальном реестре). См.: Там же, с. 313.

Главным национальным источником в настоящее время является гл. 45 ГПК РФ. В соответствии с частью 1 статьи 409 ГПК РФ решения иностранных судов признаются и исполняются в Российской Федерации, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации. Обязательное условие — наличие международного договора о взаимном исполнении судебных решений. Отсутствие договора приводит по общему правилу к невозможности исполнения решения иностранного суда в России и решений российских судов за рубежом.

К примеру, в Определении Конституционного Суда Р Ф от 17 июля 2007 г. N 575-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Адамовой Аделины Робертовны на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 409 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» указано следующее. По смыслу указанной нормы ГПК, принятой в развитие положений ч. 3 ст. 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», в случае отсутствия у Российской Федерации международного договора с государством, судом которого вынесено спорное решение, это решение не порождает каких-либо правовых последствий на территории РФ и, таким образом, лишает смысла заявление возражений относительно его признания.

Таким образом, в определенной части процедуру признания либо разрешения принудительного исполнения иностранного судебного решения на территории РФ регулируют международные акты, но в основном применяются нормы гл. 45 ГПК РФ, где предусмотрены форма и содержание соответствующих заявлений, порядок их подачи и рассмотрения, обобщенные основания отклонения ходатайств и т. д. При этом не имеет значения, какой зарубежный государственный суд или зарубежный третейский суд (арбитраж) вынес соответствующее решение.

При этом под решениями иностранных судов понимаются решения по гражданским делам (то есть судебные акты, принятые по результатам рассмотрения спора), за исключением дел по экономическим спорам и других дел, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, приговоры по делам в части возмещения ущерба, причиненного преступлением (п. 2 ст. 409 ГПК РФ). Разрешение заявлений о признании решений по последней категории дел отнесено к ведению арбитражных судов. Иные процессуальные действия (например, исследование вещественных доказательств, допрос сторон) по просьбам иностранных судов могут совершаться лишь в процедуре исполнения судебного поручения.

Решения иностранных судов и арбитражей могут быть предъявлены к принудительному исполнению в России в течение трех лет с момента их вступления в законную силу (п. 3 ст. 409 ГПК РФ). Срок на предъявление иностранного судебного решения к принудительному исполнению является процессуальным, и в случае его пропуска по причине, признанной судом уважительной, он может быть восстановлен российским судом по ходатайству пропустившей стороны. Порядок восстановления процессуальных сроков регулируется ст. 112 ГПК РФ.

Для начала такой специфической разновидности производства, как процедура принудительного исполнения, необходима подача заявления стороной — участницей спора, в пользу которой состоялось решение, в суд субъекта РФ по месту жительства или месту нахождения должника, либо если место нахождения или место жительства должника неизвестны, то по месту нахождения имущества должника.

Статья 411 ГПК подробно излагает содержание ходатайства о принудительном исполнении решения иностранного суда. При этом следует иметь в виду, что данная статья применяется, если иное не предусмотрено международными договорами РФ. Например, в соответствии со ст. 53 Минской конвенции для признания и исполнения решения необходимо к ходатайству заинтересованной стороны приложить:

1) решение или его заверенную копию, а также официальный документ о том, что решение вступило в законную силу, и подлежит исполнению, или о том, что оно подлежит исполнению до вступления в законную силу, если это не следует из самого решения;

2) документ, из которого следует, что сторона, против которой было вынесено решение, не принявшая участия в процессе, была в надлежащем порядке и своевременно вызвана в суд, а в случае ее процессуальной недееспособности была надлежащим образом представлена;

3) документ, подтверждающий частичное исполнение решения на момент его пересылки;

4) документ, подтверждающий соглашение сторон по делам договорной подсудности.

Международным договором Российской Федерации могут предусматриваться и иные способы направления ходатайства.

Согласно ст. 411 ГПК РФ ходатайство о принудительном исполнении решения иностранного суда должно содержать такие сведения как наименование сторон рассмотренного спора и их адреса, а также просьбу обратившейся стороны (взыскателя) о разрешении принудительного исполнения решения или об указании, с какого момента требуется его исполнение, перечень прилагаемых документов. Ходатайство о разрешении принудительного исполнения решения и приложенные к нему документы снабжаются заверенным переводом на язык запрашиваемого государства или на русский язык. Ч. 2 ст. 411 ГПК РФ содержит перечень прилагаемых документов к ходатайству за исключением случаев, когда перечень этих документов предусмотрен международным договором Российской Федерации.

По правилам ст. 411 ГПК РФ рассмотрение ходатайства о принудительном исполнении решения иностранного суда рассматривается на открытом судебном заседании с вызовом одного должника. При этом его неявка без уважительной причины не является препятствием для рассмотрения дела. Взыскатель запрашивается судом только в случае необходимости получения от него объяснения. При рассмотрении дела суд РФ не проверяет решение по существу, а проверяет лишь наличие оснований для приведения в исполнение иностранного судебного решения или в его отказе.

Основания отказа в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения полностью или в части перечислены в ст. ст. 412, 414, 417 ГПК РФ. В данном случае представлены в обобщенном варианте мотивы отказа, обычно по сложившейся мировой практике включенные в международные конвенции, соглашения, договоры соответствующего класса. Но в каждом конкретном случае с учетом этих нормативных актов по отношению к решению, вынесенному на территории иностранного государства, российский суд должен проверить, нет ли в актах с участием данного государства положений, не совпадающих с перечнем оснований, содержащихся в ГПК. Признание и исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей) [Электронный ресурс] / Юридический портал «Закон сегодня» — Режим доступа: http: //lawtoday. ru/razdel/biblo/graj-proces/166. php

Статья 412 ГПК РФ включает перечень наиболее общепризнанных оснований отказа в признании и исполнении иностранных судебных решений, большинство из которых являются также основаниями к отказу в признании решения иностранного суда и отказу в признании и исполнении решений иностранных третейских судов (арбитражей). Это случаи, когда:

1) решение по праву страны, на территории которой оно принято, не вступило в законную силу или не подлежит исполнению;

2) сторона, против которой принято решение, была лишена возможности принять участие в процессе вследствие того, что ей не было своевременно и надлежащим образом вручено извещение о времени и месте рассмотрения дела;

3) рассмотрение дела относится к исключительной подсудности судов в Российской Федерации;

4) есть вступившее в законную силу по тождественному спору решение суда в РФ или тождественное дело находится на рассмотрении суда в России и оно возникло ранее начала его рассмотрения в иностранном суде;

5) исполнение решения может нанести ущерб суверенитету Российской Федерации или угрожает безопасности Российской Федерации либо противоречит публичному порядку Российской Федерации;

6) истек срок предъявления решения к принудительному исполнению и этот срок не восстановлен судом в Российской Федерации по ходатайству взыскателя.

Что касается решений иностранных третейских судов (арбитражей), то помимо аналогичных ст. 412 ГПК РФ оснований отказа, в п. 1 ч. 1 ст. 417 ГПК РФ предусмотрено дополнительное основание отказа в признании и исполнении решений иностранных третейских судов (арбитражей). Оно взято из Нью-Йоркской конвенции 1958 г. Согласно этому положению суд РФ вправе отказать в признании и исполнении арбитражного (третейского) решения, если стороны третейского соглашения были по применимому к ним закону в какой-либо мере недееспособны или соглашение недействительно по закону, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания — по закону страны, где решение было вынесено.

Но в отдельных международных соглашениях и договорах могут быть закреплены специфические особенности оснований отказа и процедуры. Например, отказ в признании и исполнении решений в соответствии с п. «д» ст. 55 Минской конвенции возможен также в случае, если отсутствует документ, подтверждающее соглашение сторон по делу договорной подсудности. В других двусторонних договорах и международных конвенциях круг этих юридико-фактических условий может быть более узким либо излагаться с помощью иной юридической техники. Так, в Договоре между СССР и Грецией о правовой помощи по гражданским и уголовным делам (ст. 24) содержится четыре условия отказа признания и исполнения решения, с КНДР (ст. 51) всего два условия и т. д.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой