Производство по применению принудительных мер медицинского характера.
Привлечение в качестве обвиняемого

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

1. Особенности судебного разбирательства по применению принудительных мер медицинского характера. Виды определений суда

обвиняемый судебный разбирательство принудительный медицинский

Подготовка к рассмотрению дела в суде начинается после получения его от прокурора (ст. 440 УПК Уголовно — процессуальный кодекс Российской Федерации от 18. 12. 2001 № 174-ФЗ (в ред. от 07. 02. 2011) // Собрание законодательства РФ. — 2001. — № 52 (ч. I). — Ст. 4921.). На первом этапе судья или председатель суда осуществляют процессуальные действия, связанные с проверкой произведенного по делу предварительного следствия и с подготовкой судебного заседания в порядке, регламентируемом гл. 33 УПК.

Вопрос о подсудности решается по общим правилам подсудности уголовных дел, то есть с учетом места совершения деяния и его уголовно — правовой квалификации. Если при ознакомлении с материалами дела не будут выявлены обстоятельства, препятствующие его рассмотрению в судебном заседании, принимается решение о проведении судебного заседания. О нем извещаются прокурор, защитник, законные представители лица, совершившего общественно опасное деяние. Вызываются потерпевшие, свидетели, а в необходимых случаях — эксперты. В судебное заседание может быть вызвано и лицо, о котором рассматривается дело, если этому не препятствует состояние его здоровья.

В случаях, когда судья, ознакомившись с материалами дела, усмотрит основания для прекращения производства по применению принудительных мер медицинского характера или основания для возвращения дела прокурору, он выносит постановление в соответствии со ст. 237 и 239 УПК.

Принимая во внимание важность судебно-психиатрического экспертного заключения по делам рассматриваемой категории, участие в судебном заседании эксперта-психиатра, как правило, обязательно. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И. Л. Петрухина. — М.: «Проспект», 2010.

Судебное разбирательство проводится по общим правилам производства в суде первой инстанции с соблюдением дополнительных требований, предусмотренных в ст. 441−443 УПК.

В судебном разбирательстве суд обязан тщательно и всесторонне исследовать все материалы дела, не допуская ни малейшего отступления от установленных процессуальных правил. Оно происходит обычно с участием прокурора и с обязательным участием защитника.

В уголовном деле о применении принудительных мер медицинского характера присутствуют сведения, составляющие врачебную тайну, которые не подлежат разглашению. Поэтому, как правило, такие дела рассматриваются в закрытом судебном заседании. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И. Л. Петрухина. — М.: «Проспект», 2010.

Судебное следствие начинается с изложения прокурором доводов о необходимости применения к лицу, которое признано невменяемым или у которого наступило психическое расстройство, принудительной меры медицинского характера. Исследование доказательств проводится в соответствии со ст. 274−291, а прения сторон — ст. 292 УПК РФ.

Особое внимание при разбирательстве дел такого рода должно уделяться выяснению психического состояния лица, о котором идет речь, не только при совершении им запрещенного уголовным законом деяния или преступления, а равно во время предварительного расследования и судебного разбирательства, но и возможным проявлениям такого его состояния в будущем, поскольку закон при применении принудительных мер медицинского характера обязывает учитывать вероятность причинения этими лицами иного существенного вреда либо их опасность для себя или других лиц. Уголовный процесс. Учебник / Под ред. К. Ф. Гуценко. — М.: «Зерцало», 2009.

В судебном следствии отсутствует допрос лица, в отношении которого решается вопрос о применении принудительных медицинских мер, даже если оно присутствует в суде, поскольку сообщения этого лица не являются доказательством (ст. 74 УПК). Но такое лицо может быть допущено к даче объяснений в ходе судебного следствия, а также к произнесению последнего слова. Объяснения могут помочь в проверке и правильной оценке доказательств. Предоставление лицу последнего слова — дополнительная гарантия защиты его прав и законных интересов.

В соответствие со ст. 442 «Вопросы, разрешаемые судом при принятии решения по уголовному делу» УПК РФ — в ходе судебного разбирательства по уголовному делу должны быть исследованы и разрешены следующие вопросы:

1) имело ли место деяние, запрещенное уголовным законом;

2) совершило ли деяние лицо, в отношении которого рассматривается данное уголовное дело;

3) совершено ли деяние лицом в состоянии невменяемости;

4) наступило ли у данного лица после совершения преступления психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение;

5) представляет ли психическое расстройство лица опасность для него или других лиц либо возможно ли причинение данным лицом иного существенного вреда;

6) подлежит ли применению принудительная мера медицинского характера и какая именно.

Названные мною вопросы должны решаться в той же последовательности, в какой они перечислены, поскольку указанная последовательность обусловлена логикой рассматриваемого предмета (не имея ответа на предыдущий вопрос, невозможно решать последующий).

Вид принудительной меры медицинского характера определяется в первую очередь степенью опасности больного по принципу — чем выше степень опасности, тем более строгая мера подлежит применению. Основания применения каждой из четырех принудительных мер медицинского характера содержатся в УК (ст. 100−101). Система более конкретизированных психопатологических и медико-социальных показаний для выбора мер медицинского характера отдельных видов разрабатывается судебными психиатрами и содержится в соответствующих практических пособиях и методических материалах для судебных психиатров и судей.

Оценка опасности больного носит прогностический характер. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И. Л. Петрухина. — М.: «Проспект», 2010. Она заключается в реальной угрозе совершения больными таких действий, которые опасны для его собственной жизни или здоровья окружающих лиц либо в угрозе причинения больным «иного серьезного вреда» (ч. 2 ст. 97 У К Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13. 06. 96 № 63 — ФЗ (в ред. от 29. 12. 2010) // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.).

Поэтому тяжесть содеянного (как явления прошлого) не выступает единственным показателем опасности. Тяжкое деяние — убийство, изнасилование, причинение тяжкого вреда здоровью — свидетельствует о повышенной опасности больного именно во время совершения деяния. Во многих случаях она сохраняется неизменной и ко времени производства по делу, но не всегда. Например, лицо совершает тяжкое деяние в состоянии временного психического расстройства. Однако к моменту производства по делу его психическое состояние улучшается, в связи с чем необходимости в применении строгой принудительной медицинской меры уже нет. Выбор меры медицинского характера, опирающийся лишь на тяжесть деяния, привносит в принудительные медицинские меры элемент кары за содеянное, что следует признать неправомерным и неприемлемым. Поэтому ст. 100, 101 УК выбор конкретного вида принудительных медицинских мер ставят в зависимость только от особенностей психического состояния лица, даже не упоминая в этой связи о характере и тяжести содеянного.

Суд избирает лишь вид назначаемой им принудительной меры медицинского характера, но не конкретное психиатрическое учреждение, которое будет его осуществлять. Вопрос о конкретном учреждении решается органами здравоохранения.

Удалившись в совещательную комнату, решив вопросы, сформулированные в ст. 442 УПК, признав доказанным совершение данным лицом в состоянии невменяемости запрещенного уголовным законом деяния или то, что лицо после совершения преступления заболело душевной болезнью, лишающей его возможности отдавать отчет в своих действиях или руководить ими, суд, руководствуясь ст. 21 и 81 УК, выносит не приговор, а постановление об освобождении этого лица соответственно от уголовной ответственности или наказания и о применении к нему принудительной меры медицинского характера. В постановлении решаются и вопросы о судьбе вещественных доказательств, о процессуальных издержках, о детях, оставшихся без попечения.

Суд, кроме того, по итогам разбирательства дела может вынести постановления:

— о прекращении дела по основаниям, предусмотренным ст. 24−28 УПК;

— о прекращении дела и неприменении принудительных мер медицинского характера в случаях, когда лицо по степени тяжести совершенного им деяния и своему болезненному состоянию не представляет опасности для общества и не нуждается в принудительном лечении. О таком решении обязательно должны уведомляться органы здравоохранения;

— о возвращении дела прокурору, если суд признает, что невменяемость лица, о котором рассматривается дело, не установлена или что его психическое расстройство или иное болезненное состояние психики не препятствует применению к нему уголовного наказания (п. 3 ч. 1 ст. 237 УПК).

Все названные решения могут быть в течение 10 суток обжалованы защитником, потерпевшим и его представителем, близким родственником лица, о котором рассматривалось дело, а также прокурором (ст. 444 УПК).

Среди лиц, правомочных подавать кассационную жалобу, не упомянуто само лицо, страдающее тяжелым психическим расстройством. В большинстве случаев оно просто фактически не в состоянии составить жалобу. Но из этого правила могут встречаться отдельные исключения. Приемлемым представляется следующий вариант действий: если больной все же подал жалобу, то она должна быть принята и рассмотрена судом кассационной инстанции (кроме жалоб, лишенных смысла). Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И. Л. Петрухина. — М.: «Проспект», 2010. Такое решение вопроса продиктовано необходимостью максимально обеспечить охрану прав психически больного и по возможности учесть его мнение.

Статья 445 УПК РФ регламентирует прекращение, изменение и продление применения принудительной меры медицинского характера. Так, по подтвержденному медицинским заключением ходатайству администрации психиатрического стационара, а также по ходатайству лица, к которому применена принудительная мера медицинского характера, его защитника или законного представителя суд прекращает, изменяет или продлевает на следующие 6 месяцев применение к данному лицу принудительной меры медицинского характера.

Вопросы о прекращении, об изменении или о продлении применения принудительной меры медицинского характера рассматриваются судом, вынесшим постановление о ее применении, или судом по месту применения этой меры.

О назначении уголовного дела к слушанию суд извещает лицо, к которому применена принудительная мера медицинского характера, его законного представителя, администрацию психиатрического стационара, защитника и прокурора.

Участие в судебном заседании защитника и прокурора обязательно. Лицу, в отношении которого решается вопрос о прекращении, об изменении или о продлении применения к нему принудительной меры медицинского характера, должно быть предоставлено право лично участвовать в судебном заседании, если его психическое состояние позволяет ему участвовать в судебном заседании. Неявка других лиц не препятствует рассмотрению уголовного дела.

В судебном заседании исследуются ходатайство, медицинское заключение, выслушивается мнение лиц, участвующих в судебном заседании. Если медицинское заключение вызывает сомнение, то суд по ходатайству лиц, участвующих в судебном заседании, или по собственной инициативе может назначить судебную экспертизу, истребовать дополнительные документы, а также допросить лицо, в отношении которого решается вопрос о прекращении, об изменении или о продлении применения принудительной меры медицинского характера, если это возможно по его психическому состоянию.

Суд прекращает или изменяет применение принудительной меры медицинского характера в случае такого психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной меры либо возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера. Суд продлевает принудительное лечение при наличии основания для продления применения принудительной меры медицинского характера.

О прекращении, об изменении или о продлении, а равно об отказе в прекращении, изменении или продлении применения принудительной меры медицинского характера суд в совещательной комнате выносит постановление и оглашает его в судебном заседании.

Постановление суда может быть обжаловано в кассационном порядке или в порядке надзора.

Если лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство и к которому была применена принудительная мера медицинского характера, признано выздоровевшим, то суд на основании медицинского заключения в соответствии с п. 12 ст. 397 и ч. 3 ст. 396 УПК РФ выносит постановление о прекращении применения к данному лицу принудительной меры медицинского характера и решает вопрос о направлении руководителю следственного органа или начальнику органа дознания уголовного дела для производства предварительного расследования в общем порядке (ст. 446 УПК РФ).

Время, проведенное в психиатрическом стационаре, засчитывается в срок отбывания наказания в соответствии со ст. 103 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В зависимости от характера совершенного деяния и степени опасности лица, страдающего психическим расстройством, для себя и окружающих к нему могут быть применены следующие виды принудительных мер медицинского характера (ст. 99 УК):

— амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;

— принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;

— принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;

— принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Принудительному лечению в психиатрическом стационаре подвергаются лица, которые страдают такими психическими расстройствами, в силу которых они представляют опасность для самих себя и для окружающих, а также лечение которых невозможно вне условий психиатрического стационара.

На принудительное лечение в психиатрический стационар общего типа помещаются лица, нуждающиеся в больничном содержании и лечении в принудительном порядке, но без интенсивного наблюдения.

Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа применяется к лицам, которые в силу психического расстройства представляют большую опасность и отличаются склонностью к повторным общественно опасным деяниям. Они требуют постоянного наблюдения и находятся не в общих больницах, а в специальных, целиком предназначенных для принудительного лечения.

Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением применяется к лицам, которые по своему психическому состоянию представляют особую опасность для себя и для других лиц и требуют постоянного и интенсивного наблюдения. В таких больницах федерального подчинения большое внимание наряду с лечением больных уделяется созданию безопасных условий их содержания.

Специализированность психиатрического стационара означает, что лечебное учреждение имеет специальный режим содержания пациентов, включая принятие мер по предотвращению повторных общественно опасных деяний и побегов, а также специализированные реабилитационно — профилактические и коррективно-восстановительные программы, ориентированные на особенности поступающих туда пациентов. Комментарий к законодательству Российской Федерации в области психиатрии / Под ред. Т. Б. Дмитриевой. — М., 2007. — С. 311.

Согласно судебно-психиатрической статистике России примерно 15−20% лиц, признанных невменяемыми, направляются на принудительное лечение в специализированные и специализированные с интенсивным наблюдением стационары; 40−45% - на принудительное лечение в стационары общего типа; остальным 15−20% принудительные меры медицинского характера не назначаются, они направляются на лечение на общих основаниях или под наблюдение психоневрологических диспансеров. Судебная психиатрия / Под ред. Б. В. Шостаковича. — М., 2007. — С. 123−124.

В судебной практике встречаются дела об изменении типа психиатрического стационара. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Р Ф рассмотрела в судебном заседании от 15 марта 2009 года дело по кассационной жалобе потерпевшей Б-ко Г. и защитника К-ой В. на постановление Верховного Суда Республики Хакасия от 29 октября 2008 года, которым С-ов М., родившийся…, освобожден от уголовной ответственности за совершенное им в состоянии невменяемости общественно-опасное деяние, предусмотренное ст. 105 ч. 2 п. «з» УК РФ, 162 ч. 3 п. «в» УК РФ, к нему применены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Р Ф от 15. 03. 2009 № 55−005−3 «Лицо правомерно освобождено от уголовной ответственности за совершенное им в состоянии невменяемости общественно — опасного деяние, предусмотренное ст. 105 ч.2 п. „з“ УК РФ, 162 ч.3 п. „в“ УК РФ, к нему применены принудительные меры медицинского характера …» // ИПС «Гарант», 2011.

Уголовный и уголовно-процессуальный закон устанавливают правила продления, изменения и прекращения применения принудительных мер медицинского характера (ст. 102 УК и ст. 445 УПК). До недавнего времени продление принудительного лечения без изменения его вида осуществлялось по решению врачей-психиатров, которые проводили освидетельствование больных, находящихся на принудительном лечении не реже одного раза в шесть месяцев. Уголовный процесс. Учебник / Под ред. К. Ф. Гуценко. — М.: «Зерцало», 2009.

Изменение принудительных мер медицинского характера возможно как в сторону смягчения, так и в сторону перехода к более строгому по ограничительным условиям виду принудительного лечения. Здесь возможно применение ступенчатой системы изменения принудительного лечения, например, после принудительного лечения в стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением при улучшении состояния больного переводят в стационар специализированного типа, после чего в стационар общего типа и наоборот, в условия более строгого наблюдения при изменении психического состояния больного в худшую сторону, что проявляется главным образом в повышении агрессивности. Введение амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра делает ступенчатую систему изменения принудительных мер медицинского характера более законченной, так как позволяет использовать данную меру как заключительный этап принудительного лечения. Комментарий к законодательству Российской Федерации в области психиатрии / Под ред. Т. Б. Дмитриевой. — М., 2007. — С. 321.

В настоящее время установлена судебная процедура продления принудительного лечения. Она, с одной стороны, повышает ответственность врачей за обоснованность принимаемых заключений, а с другой — является гарантией защиты прав и интересов больных от бесконтрольного продления принудительного лечения, конкретные сроки которого закон не установил.

Таким образом, УК РФ устанавливает судебный порядок не только отмены принудительных мер медицинского характера или изменения их вида, но и продления. Согласно ч. 2 ст. 102 УК каждое лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей — психиатров не реже одного раза в шесть месяцев для решения вопроса о наличии оснований для прекращения или изменения назначенной меры (изменения ее вида). При отсутствии необходимости в изменении или отмене принудительной медицинской меры администрация учреждения, применяющего эту меру, представляет в суд врачебное заключение о ее продлении. Первое продление производится судом по истечении шести месяцев, а последующие — ежегодно.

Указание закона на комиссионный характер врачебного психиатрического освидетельствования означает, что число участвующих в его производстве врачей-психиатров должно быть не менее двух.

Представляется, что больной или его законный представитель вправе пригласить по своему выбору врача-психиатра (с согласия последнего) для участия в освидетельствовании на правах члена врачебной комиссии. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И. Л. Петрухина. — М.: «Проспект», 2010. Указанное правило предусмотрено применительно ко всем общепсихиатрическим врачебным освидетельствованиям (ч. 2 ст. 5 Закона Р Ф «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»), является важной гарантией объективности психиатрического освидетельствования.

Основанием к изменению или прекращению применения принудительной меры медицинского характера могут служить выздоровление лица или изменение его психического состояния. При наличии такого основания вопрос решает суд, вынесший определение о назначении соответствующей меры, или суд по месту ее применения с обязательным участием защитника и прокурора (ч. 4 ст. 445 УПК). Поводом для этого должно служить представление администрации учреждения, осуществляющего принудительное лечение, основанное на заключении комиссии врачей-психиатров (ч. 1 ст. 102 УК). Ходатайство о прекращении применения или изменении принудительной меры могут возбуждать близкие родственники лица, которое подвергается такой мере, и иные заинтересованные лица. Судья в этих случаях запрашивает соответствующие органы здравоохранения о состоянии здоровья лица, о котором возбуждено ходатайство. Судебное разбирательство дела происходит в порядке, установленном ч. 3 ст. 396, п. 12 ст. 397 и ст. 399 УПК.

Отмена принудительных мер медицинского характера производится:

а) в случае полного выздоровления больного;

б) при сохранении болезни (психического расстройства), но таком изменении ее характера, когда исчезает опасность больного для себя или окружающих либо возможность причинения иного серьезного вреда.

К примеру, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Р Ф рассмотрела в судебном заседании 24 мая 2008 года дело по кассационной жалобе законного представителя Х-ва Р. Б-вой Л. на постановление судьи Верховного суда Республики Башкортостан от 27 марта 2006 года, по которому Х-в Р. ,…, судимый 23. 08. 94 по ст. 103 УК РСФСР к 9 годам лишения свободы, 23. 10. 2002 освобожденный условно-досрочно на 2 года 2 месяца 8 дней, освобожден от уголовной ответственности за совершение общественно-опасного деяния, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. «а» УК РФ. В отношении Х-ва постановлено назначить принудительную меру медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Р Ф от 24. 05. 2008 № 49−006−21 «Суд отказал в пересмотре приговора, по которому лицу назначена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением, т.к. необходимость назначения …» // ИПС «Гарант», 2011.

В кассационной жалобе законный представитель Х-ва Б-ва Л., ссылаясь на то, что Х-в является инвалидом 3 группы, перенес два инфаркта, имеет ишемическую болезнь сердца и сахарный диабет, ставит вопрос об изменении постановления суда и просит определить Х-ву лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для изменения данного судебного решения. В соответствии со ст. 101 ч. 4 УК РФ принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию представляет особую опасность для себя или других лиц и требует постоянного и интенсивного наблюдения.

Суд, всесторонне, полно и объективно исследовав все обстоятельства дела, личность Х-ва, который по своему психическому состоянию представляет особую опасность для окружающих, обоснованно назначил ему принудительную меру медицинского характера. Вывод суда о необходимости назначения в отношении данного лечения согласуется и с выводами стационарной комплексной судебной психолого — психиатрической экспертизы.

Исчезновение опасности возможно как при улучшении, так и при ухудшении психического состояния. Последнее наблюдается, например, при неблагоприятном варианте течения некоторых хронических психических заболеваний, приводящих к тяжелому дефекту личности с утратой способности к последовательной деятельности, апатией, потерей активности. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И. Л. Петрухина. — М.: «Проспект», 2010.

Для решения вопроса о необходимости изменения или отмены принудительной меры медицинского характера необязательно дожидаться истечения шести месяцев или года со дня предыдущего комиссионного освидетельствования. При изменениях состояния пациента, дающих основания ставить вопрос об отмене или изменении вида применяемой меры, врачебная комиссия собирается и производит психиатрическое освидетельствование ранее указанного выше срока.

Досрочное освидетельствование может проводиться по инициативе лечащего врача, констатировавшего изменение психического состояния пациента, а также по ходатайству самого этого лица, его законного представителя и (или) его близкого родственника. Ходатайство подается ими через администрацию учреждения, осуществляющего принудительное лечение, вне зависимости от времени последнего освидетельствования.

В соответствие с ч. 5 ст. 445 УПК — в судебном заседании исследуются ходатайство, медицинское заключение, выслушивается мнение лиц, участвующих в судебном заседании. Если медицинское заключение вызывает сомнение, то суд по ходатайству лиц, участвующих в судебном заседании, или по собственной инициативе может назначить судебную экспертизу, истребовать дополнительные документы, а также допросить лицо, в отношении которого решается вопрос о прекращении, об изменении или о продлении применения принудительной меры медицинского характера, если это возможно по его психическому состоянию.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Р Ф рассмотрела в судебном заседании от 11 января 2007 года кассационное представление прокурора П-на Н. на постановление Новосибирского областного суда от 5 октября 2006 года, которым принудительные меры медицинского характера в отношении Г-ны В., освобожденного от уголовной ответственности за совершение общественно-опасного деяния, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, с назначением принудительной меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением; в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа — отменены. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Р Ф от 11. 01. 2007 № 67-О06−94 «Постановление об отмене принудительных мер медицинского характера в отношении лица отменено, и уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство, т.к. суд надлежащим образом не проверил обоснованность представления, не в полной мере выяснил …» // ИПС «Гарант», 2011.

Отменяя применение принудительной меры медицинского характера в отношении Г-ны, суд не в полной мере выполнил требования указанного закона. Часть 6 ст. 445 УПК РФ, а также — ст. 102 УК РФ не предусматривают возможности принятия судом решения в виде отмены принудительной меры медицинского характера. В соответствии со ст. 98 УК РФ целями применения принудительных мер медицинского характера являются излечение лиц, указанных в ч. 1 ст. 97 УК, или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК.

Рассматривая вопрос об отмене или изменении принудительной меры медицинского характера, суды должны тщательно проверять обоснованность представления администрации медицинского учреждения или возбужденного ходатайства. Для этого судам надлежит выяснять результаты проведенного лечения и условия, в которых это лицо будет находиться после отмены принудительной меры медицинского характера, а также необходимость дальнейшего медицинского наблюдения и лечения.

Приведенные обстоятельства свидетельствуют, что суд надлежащим образом не проверил обоснованность представления, не в полной мере выяснил результаты проведенного лечения и условия, в которых Г-на будет находиться в случае отмены принудительной меры медицинского характера.

Суд прекращает применение принудительной меры медицинского характера, если:

— вследствие выздоровления лица, признанного невменяемым, или изменения к лучшему состояния его здоровья отпадает необходимость в дальнейшем применения принудительной меры медицинского характера;

— после совершения преступления лицо заболело хронической душевной болезнью и вследствие наступившего изменения состояния здоровья не нуждается в дальнейшем применении принудительных мер медицинского характера, но остается душевнобольным, и его здоровье препятствует привлечению к уголовной ответственности.

В случае прекращения применения медицинских мер принудительного характера при таких обстоятельствах суд может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса о его лечении или направлении в психоневрологическое учреждение социального обеспечения.

Прекращение применения принудительной меры медицинского характера в связи с выздоровлением лица, которому она назначалась, может повлечь иные последствия:

— при применении такой меры к лицу, заболевшему после совершения преступления и до постановления по его делу приговора, судья, отменяя ее, решает в порядке, установленном ст. 399 УПК, вопрос о возобновлении производства.

Одновременно он также определяет тот момент, с которого должно начаться возобновленное производство по делу — со стадии судебного разбирательства (если приостановление состоялось на данной стадии) или со стадии предварительного расследования. В ходе нового судебного разбирательства или предварительного расследования совершается весь комплекс процессуальных действий, предусмотренных УПК. При постановлении приговора и назначении наказания время, в течение которого к лицу применялось принудительное лечение в психиатрическом стационаре, засчитывается в срок наказания из расчета один день пребывания в психиатрическом стационаре за один день лишения свободы (ст. 103 УК);

— при применении принудительной меры медицинского характера к осужденному, у которого психическое расстройство наступило при отбывании наказания, судья, отменяя ее в связи с выздоровлением осужденного, выносит в порядке ст. 399 УПК, постановление о возобновлении исполнения приговора. Этим же постановлением время, в течение которого к лицу применялось принудительное лечение в психиатрическом стационаре, засчитывается в срок наказания из расчета один день пребывания в психиатрическом стационаре за один день лишения свободы (ст. 103 УК).

Возобновляя производство по делу, судья проверяет, не истекли ли сроки давности уголовного преследования или не было ли актов амнистии либо помилования. Если истек срок давности либо есть другие основания для освобождения лица от уголовной ответственности и наказания, при отмене принудительной меры медицинского характера дело прекращается без возобновления производства.

2. Привлечение в качестве обвиняемого

Глава 23 УПК РФ регулирует привлечение в качестве обвиняемого и процедуру предъявления обвинения.

Привлечение в качестве обвиняемого — это выдвижение первоначального обвинения (утверждения о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом — п. 22 ст. 5 УПК). Выдвижение обвинения происходит в форме вынесения следователем постановления о привлечении в качестве обвиняемого (ст. 171 УПК РФ).

Первоначальное обвинение иногда может совпадать с окончательным, тогда привлечение в качестве обвиняемого как отдельный процессуальный институт отсутствует Смирнов А. В., Калиновский К. Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под общ. ред. А. В. Смирнова. — М.: «Проспект», 2009. Так происходит при принятии заявления потерпевшего по делам частного обвинения (ч. 7 ст. 318), при вынесении обвинительного акта по окончании дознания (ст. 225). Привлечение в качестве обвиняемого равнозначно привлечению лица к уголовной ответственности, но не ее наступлению (реализации), ибо обвиняемый до вступления в законную силу приговора суда считается невиновным (ст. 14 УПК). Именно в этом значении термин «привлечение к уголовной ответственности» употребляется в УПК (п. 2 ч. 1 ст. 154, ч. 3 ст. 214, ч. 3 ст. 414) и в УК (ст. 299). Выдвижение первоначального обвинения является центральным этапом стадии предварительного расследования и имеет следующее процессуальное значение:

— определяет пределы дальнейшего производства, которое будет вестись только в отношении привлеченных лиц и только по тем преступлениям, по которым они привлечены к уголовной ответственности в качестве обвиняемых. Отсюда берет начало правило «недопустимости поворота к худшему»;

— означает появление в процессе такого его участника, как обвиняемый (ч. 1 ст. 47 УПК), а также начало защиты от определенного обвинения;

— создает ординарные условия для применения мер процессуального принуждения в отношении обвиняемого.

Основания для привлечения лица в качестве обвиняемого одновременно складываются из следующих элементов:

— по делу установлено совершение определенным лицом конкретного преступления (фактическое основание). К моменту вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого должны быть доказаны все юридически значимые моменты, необходимые для квалификации, предусмотренные п. п. 1 — 2, 5 ч. 1 ст. 73 УПК. Иные обстоятельства, указанные в ст. 73 УПК, могут быть установлены и на следующем этапе предварительного следствия;

— наличие в деле достаточных уголовно-процессуальных доказательств об этом (информационное основание), то есть информации, обладающей свойством допустимости. Данные непроцессуального характера (оперативно-розыскные) не могут обосновать обвинение. В ограниченных пределах некоторые элементы обвинения могут быть установлены путем презумпций, преюдиций и общеизвестности. Доказательств должно быть достаточно для убежденности следователя в совершении преступления данным лицом. Если при возбуждении дела основанием была вероятность, то при привлечении в качестве обвиняемого — достоверность. Поэтому следователь вправе изменить квалификацию преступления, данную при возбуждении дела. Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности является преступлением (ст. 299 УК). В то же время указанная достоверность как предмет оценки относительна. К этому моменту виновность доказана для органа расследования (обвинителя), но не для суда, поскольку обвиняемый объективно считается невиновным. Однако даже для обвинителя виновность установлена еще без учета доводов защиты.

Поэтому после привлечения лица в качестве обвиняемого процесс доказывания может продолжаться по трем основным направлениям: опровержение или подтверждение доводов защиты; доказывание новых или других существенных обстоятельств совершения преступления, выявленных следователем по собственной инициативе; установление остальных элементов предмета доказывания, которые могут не определять квалификацию преступления, если они не были выяснены ранее. При необходимости изменить обвинение применяются правила ст. 175 УПК. Полное отпадение оснований влечет прекращение дела или уголовного преследования;

— признание уголовным законом установленного по делу деяния преступлением (юридическое основание).

Появление основания для выдвижения первоначального обвинения определяет тот момент расследования, когда надо выносить постановление о привлечении в качестве обвиняемого: излишняя поспешность приводит к его необоснованности, а задержка с его вынесением ущемляет право на защиту. Например, при подозрении лица в совершении нескольких преступлений необходимо вынести постановление о привлечении его в качестве обвиняемого, когда будет доказано совершение этим лицом хотя бы одного из них.

Привлечение в качестве обвиняемого возможно при соблюдении условий:

— обвинение может быть выдвинуто только по событиям (фактам), тождественным с точки зрения своего фактического содержания тем, по которым возбуждалось данное уголовное дело. В то же время при тождественности установленного события (событий) квалификация преступления, данная при возбуждении дела, может быть свободно изменена на другую либо дополнена — например, незаконное хранение огнестрельного оружия переквалифицировано на его незаконное изготовление, квалификация хулиганских действий дополнена умышленным причинением при их совершении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью;

— надлежащий субъект выдвижения обвинения. Постановление о привлечении в качестве обвиняемого может быть вынесено не подлежащим отводу, принявшим дело к производству с соблюдением правил подследственности следователем, руководителем СО (и дознавателем в случаях, предусмотренных ст. 224);

— отсутствие служебного иммунитета у потенциального обвиняемого (ст. 447). Для выдвижения обвинения против таких лиц установлен особый порядок.

Постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого должно полно и точно отразить фактическую и юридическую стороны первоначального обвинения.

Фактическая сторона обвинения (существо или его объем) — это подробное описание конкретных обстоятельств вменяемого в вину каждого преступления. Общие формулировки не допускаются. При этом описать необходимо все признаки состава преступления и все квалифицирующие обстоятельства. В то же время следует избегать излишних подробностей (не имеющих юридического значения).

Юридическая сторона обвинения означает его уголовно-правовую формулировку, оценку. Она излагается в постановлении в соответствии с диспозицией уголовно-правовой нормы с указанием пунктов, частей и статей УК. При этом в необходимых случаях следует ссылаться и на нормы Общей части УК (соучастие, неоконченное преступление, рецидив). На практике встречается явление, называемое квалификацией с запасом, когда следователь при малейшем сомнении в юридической оценке деяния пытается вменить обвиняемому максимально тяжкое преступление из всех возможных в данном случае. При этом расчет делается на то, что государственный обвинитель и суд могут смягчить квалификацию, но не смогут ее ужесточить. Такая практика противоречит закону. В результате обвинение опирается на необоснованное предположение, а его завышенная тяжесть является условием для применения более строгих мер процессуального принуждения.

Ч. 2 ст. 171 УПК не требует в постановлении приводить ссылки на доказательства, подтверждающие обвинение. Буквальное толкование данной статьи УПК обычно приводит на практике к тому, что в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого доказательства не указываются. Однако это положение находится в противоречии с общим требованием о необходимости мотивированности постановлений (ч. 4 ст. 7), то есть письменного анализа всех оснований принимаемых решений в самом их тексте. Но важнейшим элементом оснований для привлечения в качестве обвиняемого являются доказательства обвинения (ч. 1 ст. 171).

Отсутствие ссылок на доказательства обвинения в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не только ущемляет право на защиту, но и противоречит международно-правовому праву обвиняемого «быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения».

Подробное уведомление об основаниях обвинения означает ознакомление с доказательствами. Без уведомления об обосновывающих обвинение доказательствах сторона защиты не может полноценно выполнять свою функцию. Если лицо знает лишь то, в чем его обвиняют, но не знает, на основании чего, оно не может полноценно оспаривать аргументы своего процессуального противника. Это не только не способствует подлинной обоснованности обвинения, но и нарушает равноправие сторон как элемент состязательности (ч. 3 ст. 123 Конституции Р Ф, ст. 15 УПК), предоставляя незаслуженное преимущество обвинителю. Учитывая приоритет международно-правовых и конституционных норм перед отраслевым законодательством, следует, на наш взгляд, признать обязанность следователя указывать основные доказательства обвинения в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого. Жогин Н. В. Прокурорский надзор за предварительным расследованием уголовных дел. — М., 2008. — С. 139 — 140.

Вместе с тем реализация этой обязанности — вопрос будущего. В данный момент она не подкреплена должными санкциями, так как еще не сложилась практика обжалования данного постановления в суд Зинатуллин З. З. Общие проблемы обвинения и защиты. — Ижевск, 2008. — С. 24.

Статья 172 УПК РФ регулирует порядок предъявления обвинения. Так, обвинение должно быть предъявлено лицу не позднее 3 суток со дня вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого в присутствии защитника, если он участвует в уголовном деле.

Следователь извещает обвиняемого о дне предъявления обвинения и одновременно разъясняет ему право самостоятельно пригласить защитника либо ходатайствовать об обеспечении участия защитника следователем в порядке, установленном ст. 50 УПК РФ.

Обвиняемый, содержащийся под стражей, извещается о дне предъявления обвинения через администрацию места содержания под стражей.

Обвиняемый, находящийся на свободе, извещается о дне предъявления обвинения в порядке, установленном ст. 188 УПК РФ.

Следователь, удостоверившись в личности обвиняемого, объявляет ему и его защитнику, если он участвует в уголовном деле, постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого. При этом следователь разъясняет обвиняемому существо предъявленного обвинения, а также его права, предусмотренные ст. 47 УПК, что удостоверяется подписями обвиняемого, его защитника и следователя на постановлении с указанием даты и времени предъявления обвинения.

В случае неявки обвиняемого или его защитника в назначенный следователем срок, а также в случае, когда место нахождения обвиняемого не установлено, обвинение предъявляется в день фактической явки обвиняемого или в день его привода при условии обеспечения следователем участия защитника.

В случае отказа обвиняемого подписать постановление следователь делает в нем соответствующую запись. Следователь вручает обвиняемому и его защитнику копию постановления о привлечении данного лица в качестве обвиняемого. Копия постановления о привлечении в качестве обвиняемого направляется прокурору.

При допросе обвиняемого применяются общие правила следственных действий и общие правила допроса.

Допрос обвиняемого преследует цели:

— выяснить юридическую позицию обвиняемого;

— получить его показания;

— предоставить ему возможность выдвинуть доводы в свою защиту.

Дача показаний предстает как право обвиняемого. Немедленность допроса означает соблюдение двух моментов:

— предоставление права обвиняемому дать показания так быстро после предъявления обвинения, как он пожелает;

— запрет проводить другие следственные действия с участием обвиняемого без предоставления ему права дать показания по предъявленному обвинению.

Следователь обеспечивает участие защитника в допросе обвиняемого. При этом допрос откладывается до окончания конфиденциального свидания обвиняемого с защитником, продолжительность которого не ограничена (п. 9 ч. 4 ст. 47 УПК). Допрос откладывается и для обеспечения явки защитника. Показания обвиняемого, данные без участия защитника, всегда признаются недопустимыми, если обвиняемый от них отказывается (п. 1 ч. 2 ст. 75).

В ходе допроса от обвиняемого исходит информация, имеющая три разных юридических значения: Смирнов А. В., Калиновский К. Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под общ. ред. А. В. Смирнова. — М.: «Проспект», 2009.

— заявление о полном, частичном признании вины или о ее непризнании. Кроме доказательственного значения это заявление в условиях состязательности выступает в некотором смысле актом распоряжения, определением позиции стороны. В дальнейшем согласие обвиняемого с предъявленным обвинением может быть основанием для особого порядка судебного разбирательства по разделу X Кодекса;

— доводы обвиняемого в свою защиту, его версии, предположения, которые в теории судопроизводства принято называть объяснениями. Будучи неопровергнутыми, версии обвиняемого (при их реальности) должны толковаться в пользу обвиняемого. Именно это значение показаний обвиняемого законодатель считает основным;

— показания как информация о фактах, которые обвиняемый воспринимал (собственно доказательственная информация).

Ч. 4 ст. 173 УПК впервые в отечественном законодательстве ограничивает повторные допросы обвиняемого. Смысл данной нормы состоит в запрете воздействия на обвиняемого путем многократных повторных допросов. Отсюда следует, что:

— без просьбы обвиняемого недопустимы: повторные допросы в целях добиться от него изменения ранее данных показаний; другие следственные действия, в которых требуется дача показаний обвиняемого, отказавшегося от дачи показаний на первом допросе;

— запрещаются необоснованные вызовы обвиняемого (например, находящегося на подписке о невыезде);

— сам обвиняемый имеет право на дачу показаний в любой момент. Просьба обвиняемого о повторном допросе может быть заявлена в любое время и подлежит удовлетворению вне зависимости от его согласия или отказа дать показания на первом допросе. Просьба обвиняемого о своем допросе рассматривается по правилам ст. 159 УПК;

— допрос по новому или измененному обвинению проводится без просьбы обвиняемого.

При каждом допросе обвиняемого следователь составляет протокол с соблюдением требований ст. 190 УПК РФ.

В протоколе первого допроса указываются данные о личности обвиняемого (ч. 2 ст. 174 УПУ РФ):

— фамилия, имя и отчество;

— дата и место рождения;

— гражданство;

— образование;

— семейное положение, состав его семьи;

— место работы или учебы, род занятий или должность;

— место жительства;

— наличие судимости;

— иные сведения, имеющие значение для уголовного дела.

В протоколах следующих допросов данные о личности обвиняемого, если они не изменились, можно ограничить указанием его фамилии, имени и отчества.

Процедура изменения выдвинутого (необязательно уже предъявленного) обвинения обусловлена обеспечением права обвиняемого на защиту. Ст. 175 УПК РФ регламентирует порядок изменения обвинения только до того момента, пока дело не передано прокурору для утверждения обвинительного заключения (изменение первоначального обвинения). После этого, в том числе в судебном производстве, действуют иные правила изменения обвинения. Их общий смысл состоит в том, что обвинение может быть изменено в сторону его смягчения. Прокурор для изменения обвинения вправе вернуть уголовное дело следователю. Если уголовное дело было передано в суд, то обвинение уже не может быть ужесточено (так как возвратить для этого дело прокурору суд не вправе).

При необходимости изменения обвинения следователь повторяет вновь всю процедуру привлечения лица в качестве обвиняемого: выносит новое постановление о привлечении в качестве обвиняемого, предъявляет измененное обвинение и вновь допрашивает обвиняемого по измененному обвинению. Исключения из этого порядка предусмотрены в ч. 2 ст. 175 УПК РФ.

Изменение и дополнение обвинения возможно по двум основным направлениям:

— изменение или дополнение фактической стороны (объема) обвинения при сохранении уголовно-правовой квалификации деяния: изменяется утверждение о времени и месте совершения преступления, включаются дополнительные эпизоды преступной деятельности, изменяются установочные данные обвиняемого. В этих случаях тяжесть обвинения может увеличиться или остаться прежней, однако возникает, по существу, другое обвинение, от которого обвиняемый должен иметь возможность заново защищаться. При этом изменение фактической стороны обвинения возможно лишь в пространственно-временных пределах тех событий преступления, по которым были возбуждены уголовные дела;

— изменение или дополнение юридической стороны обвинения. Оно предполагает: изменение квалификации деяния на другое преступление, например, с кражи (ст. 158 УК) на грабеж (ст. 161 УК); изменение некоторых квалифицирующих признаков данного преступления, например, угрозы применения насилия при вымогательстве на угрозу уничтожения или повреждения имущества (ст. 163 УК); включение в квалификацию преступной деятельности обвиняемого дополнительных составов преступлений (при их совокупности).

Причиной этого может служить как изменение фактической стороны обвинения, так и иная уголовно-правовая оценка прежних фактических обстоятельств. Изменение квалификации первоначального обвинения не только в сторону его ужесточения, но даже в сторону смягчения влечет обязанность следователя вынести и предъявить новое постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого.

Вряд ли это связано с обеспечением права обвиняемого на защиту, ибо функция защиты не предполагает в себе средств, направленных на выражение несогласия с улучшением положения подозреваемого или обвиняемого, а наделение стороны защиты такими средствами само по себе было бы избыточно. Данное положение объясняется правом потерпевшего знать о предъявленном обвиняемому обвинении (п. 1 ч. 2 ст. 42).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой