Развитие мотивации к изучению иностранного языка на средней ступени обучения в школе

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Развитие мотивации к изучению иностранного языка на средней ступени обучения в школе

Содержание

Введение

1. Проблема мотивации в отечественной и зарубежной психологии и методике преподавания иностранных языков

1.1 Определение понятия «мотивация». «Мотивация» и «мотив». Виды мотивов

1.2 Особенности обучения иностранному языку на средней ступени. Специфика урока иностранного языка. Цели обучения иностранному языку на средней ступени. Возрастные индивидуальные особенности учащихся средней ступени обучения

2. Пути повышения мотивации к изучению иностранного языка на средней ступени обучения

2.1 Приёмы развития мотивации к изучению иностранного языка на средней ступени обучения

2.2 Приёмы повышения мотивации учащихся к изучению иностранного языка на средней ступени обучения в современных УМК

Заключение

Список литературы

Введение

Интерес к мотивационному аспекту изучения иностранного языка существенно повысился в последние годы во всех дисциплинах, так или иначе связанных с языком, — не только в психологии и педагогике, но и в лингводидактике, методике обучения иностранным языкам в школе, психолингвистике. Чтобы нормально адаптироваться к современной ситуации, когда Европа становится единым многонациональным, мультикультурным и многоязычным целым, представители общества на всех его уровнях должны осознать важность изучения иностранных языков, поскольку изучение языков — это способ воспитания толерантности, способности к сотрудничеству, достижения взаимопонимания между народами, уважения к личности независимо от её расовой, национальной, религиозной, политической принадлежности. Молодёжь должна более активно изучать иностранные языки, так как процесс овладения языком способствует развитию и саморазвитию личности, поддерживает самооценку личности на высоком уровне, помогает разнообразить досуг, повышает шансы выпускников на рынке труда. Однако проблема развития и поддержания мотивации к изучению иностранного языка на средней ступени обучения остаётся достаточно острой, что связано с особенностями психического развития учащихся средней ступени; именно поэтому проблеме мотивации в отечественной и зарубежной психологии и методике преподавания иностранных языков в настоящее время уделяется значительное внимание.

Цель проведённого исследования заключается в том, чтобы рассмотреть особенности повышения мотивации учащихся к изучению иностранного языка на средней ступени обучения.

Для того чтобы выяснить, какие приёмы повышения мотивации учащихся средней ступени к изучению иностранного языка предлагают авторы современных УМК, во-первых, необходимо выявить значение понятий «мотивация», «мотив», «специфика урока иностранного языка», «цели обучения иностранному языку на средней ступени» и т. д.; во-вторых, рассмотреть проблему мотивации в отечественной и зарубежной психологии и методике преподавания иностранных языков; в-третьих, установить взаимодействие между мотивацией как психологическим процессом и видами мотивов в целом, а также применительно к иностранному языку. Кроме того, в-четвёртых, необходимо рассмотреть взаимосвязь мотивации к изучению иностранного языка на средней ступени, специфики урока иностранного языка, целей обучения иностранному языку на средней ступени и возрастных индивидуальных особенностей учащихся. Также, в-пятых, необходимо исследовать некоторые приёмы развития мотивации учащихся к изучению иностранного языка на средней ступени обучения. В заключение, предлагается проанализировать современные УМК на наличие приёмов повышения мотивации учащихся к изучению иностранного языка на средней ступени. Таковы основные задачи предпринятого исследования.

Что касается объекта и предмета исследования, в широком смысле объектом данного исследования выступает развитие мотивации к изучению иностранного языка на средней ступени обучения; предметом же исследования являются приёмы повышения мотивации учащихся к изучению иностранного языка на средней ступени обучения. В качестве основного метода исследования предлагается метод анализа психолого-педагогической и методической литературы по проблеме исследования.

Структура работы представлена следующим образом. Работа состоит из двух частей:

1. Проблема мотивации в отечественной и зарубежной психологии и методике преподавания иностранных языков.

2. Пути повышения мотивации к изучению иностранного языка на средней ступени обучения.

Первая часть посвящена теоретическим вопросам, связанным с феноменом мотивации в работах отечественных и зарубежных исследователей, видами мотивов в широком понимании, а также касательно иностранного языка как учебного предмета, со спецификой урока иностранного языка, целями обучения иностранному языку на средней ступени, возрастными индивидуальными особенностями учащихся средней ступени. Вторая часть исследования представляет собой практические вопросы, где рассматриваются приёмы повышения мотивации учащихся к изучению иностранного языка на средней ступени обучения в современных УМК. Данная часть является анализом некоторых приёмов, предлагаемых авторами УМК «Английский язык», О. В. Афанасьевой и И. В. Михеевой; УМК «Happy English-2», Т. Б. Клементьевой и Д. Шэннон; УМК «Английский язык» из серии «Кембриджский курс английского языка для российских школ», Эндрю Литтлджоном и Дианой Хикс.

Таковы ключевые моменты предлагаемого к рассмотрению исследования. Приводимые ниже теоретический и практический компоненты исследования помогут определить возможные направления анализа развития мотивации к изучению иностранного языка на средней ступени обучения.

1. Проблема мотивации в отечественной и зарубежной психологии и методике преподавания иностранных языков

1.1 Определение понятия «мотивация». «Мотивация» и «мотив». Виды мотивов

Проблема мотивации является особенно актуальной как в отечественной, так и в зарубежной психологии и методике преподавания иностранных языков. С одной стороны, это происходит потому, что необходимость внедрения в практику психологических исследований, выход к реальному поведению человека, к его регуляции требует сегодня познания закономерностей поведения человека и, особенно, в отношении побуждений и их реализации. С другой стороны, назрела необходимость раскрытия связей внутренних мотивационных тенденций человека к действию с социальной детерминации его психики.

Обзор работ отечественных и зарубежных психологов показывает, что в настоящее время в психологии накоплены данные как для уточнения некоторых исходных позиций, так и для дальнейшего, более широкого и глубокого исследования проблем мотивации. Остановимся подробнее на некоторых из основных положений, касающихся непосредственно термина, определения понятия «мотивация». Прежде всего, необходимо выявить значение понятий «мотивация» и «мотив»; далее логично перейти к установлению взаимодействия между мотивацией как психологическим процессом и видами мотивов в целом, а также применительно к иностранному языку; наконец, следует рассмотреть проблему мотивации в отечественной и зарубежной психологии и методике преподавания иностранных языков. Таковы основные задачи предлагаемого к рассмотрению раздела.

В настоящее время мотивация как психическое явление трактуется по-разному. В одном случае — как совокупность факторов, поддерживающих и направляющих, т. е. определяющих поведение, в другом случае — как совокупность мотивов, в третьем — как побуждение, вызывающее активность организма и определяющее её направленность. Так, С. Ю. Головин выделяет интересы, ценности и идеалы личности как смыслообразующие факторы мотивации: «У человека источник развития мотивов — это безграничный процесс общественного производства материальных и духовных ценностей. В качестве таких потенциальных мотивов в онтогенезе выступают присущие данному обществу ценности, интересы и идеалы, кои в случае их интериоризации личностью могут приобрести побудительную силу и стать реальными мотивами» [Головин, 2001: 381]. Кроме того, мотивация рассматривается как процесс психической регуляции конкретной деятельности (М.Ш. Магомед-Эминов, 1998), как процесс действия мотива и как механизм, определяющий возникновение, направление и способы осуществления конкретных форм деятельности (И.А. Джидарьян, 1976), как совокупная система процессов, отвечающих за побуждение и деятельность (В.К. Вилюнас, 1990).

Отсюда все определения мотивации можно отнести к двум направлениям. Первое рассматривает мотивацию со структурных позиций, как совокупность факторов или мотивов. Например, согласно схеме В. Д. Шадрикова (1982), мотивация обусловлена потребностями и целями личности, уровнем притязаний и идеалами, условиями деятельности (как объективными, внешними, так и субъективными, внутренними — знаниями, умениями, способностями, характером) и мировоззрением, убеждениями и направленностью личности и т. д. С учётом этих факторов происходит принятие решения, формирование намерения. Второе направление рассматривает мотивацию не как статичное, а как динамичное образование, как процесс, механизм. Так, В. И. Ковалёв определяет мотивацию следующим образом: «Мотивация-это динамический процесс внутреннего, психологического и физиологического управления поведением, включающий его инициацию, направление, организацию, поддержку» [Ковалёв, 1988: 37].

Многочисленные исследования проведены отечественными психологами и методистами по вопросам мотивов деятельности и, в частности, мотивов учебной деятельности. Так, в ходе исследования отношения школьников к учению, Л. И. Божович установила, что одним из важнейших моментов, раскрывающих психическую сущность этого отношения, является та совокупность мотивов, которая определяет учебную деятельность школьников, поэтому «проблема формирования устойчивости личности есть прежде всего проблема становления социальных по своему происхождению и нравственных по содержанию мотивов поведения» [Божович, 1997: 83]; при этом под мотивом автором понимается внутренняя позиция личности: «При этом под мотивами учения мы понимаем то, ради чего учится ребёнок, что побуждает его учиться» [Божович, 1997: 85].

Г. В. Рогова, исследуя внутреннюю мотивацию к изучению иностранного языка, акцентирует внимание на её разновидностях:

1) коммуникативная мотивация — подразумевает интерес к предмету с точки зрения выражения собственного мнения учащимися на уроках иностранного языка;

2) лингвопознавательная — заключается в положительном отношении учащихся к самой языковой материи, к изучению основных свойств языковых знаков;

3) инструментальная мотивация — мотивация, вытекающая из положительного отношения учащихся к определённым видам работы [Рогова, Рабинович, Сахарова, 1991: 9−17].

Исследуя мотивацию как один из важнейших компонентов процесса овладения иностранным языком, Г. В. Рогова определяет мотивацию как «сторону субъективного мира ученика, которая определяется его собственными побуждениями и пристрастиями, осознаваемыми им потребностями» [Рогова, Рабинович, Сахарова, 1991: 6].

Е.П. Ильин, анализируя работы некоторых зарубежных психологов [Ильин, 2006: 65−81] приходит к выводу о своеобразном понимании термина «мотивация» некоторыми авторами. Остановимся подробнее на некоторых аспектах его анализа теорий зарубежных исследователей. Так, К. Левин, разработавший методику экспериментального изучения мотивов, понимал их как нечто самостоятельное. Как представителями гештальтпсихологии понималась категория образа, так К. Левиным в «теории поля» понималась категория мотива. Поведение К. Левин объяснял, исходя из отношений, складывающихся у личности с непосредственной конкретной средой в данный временной микроинтервал. К. Левин, перейдя от фрейдистского понимания мотива как сжатой в организме энергии к представлению о системе «организм-среда», сделал важный шаг вперёд в развитии учения о мотивах.

В теории мотивации И. Аткинсона и К. Берча Аткинсон выделяет несколько «языков» мотивации: экспериментальный, нейрофизиологический, поведенческий, математический. Основываясь на взглядах К. Левина и Э. Толмена, Аткинсон рассматривает поведение как, во-первых, ожидание чего-то и, во-вторых, ценность, превращающуюся в мотив. Новым здесь является то, что Аткинсон и Берч рассматривают не реакции, а действия, в том числе и вербальные. Воздействующие стимулы преобразуются в зависимости от мотивов, их значимости и оценки, что определяет эффективное состояние и характеристику действий. В теории мотивации А. Маслоу отмечается стремление индивида к непрерывному развитию как ведущий мотив. Мотивы определяются потребностями, которые имеют несколько уровней: от биологических потребностей до потребностей самоактуализации. Поведение зависит от потребностей и способностей и определяется внутренними и внешними мотивами.

Таким образом, среди отечественных и зарубежных психологов существует несколько пониманий сущности мотивации и мотивов, их осознанности, их места в структуре личности.

Что касается проблемы деления мотивов на классы, категории, группы, следует отметить, что попытки классифицировать мотивы делались неоднократно и с разных позиций. При этом выделение видов мотивов и их классификация зависят у многих авторов от того, как они понимают сущность мотива. Так, деление мотивов на биологические и социальные, выделение мотивов самоуважения, самоактуализации, мотивов — стремлений к результату (мотивы достижения), мотивов — стремлений к самой деятельности, мотивов к успеху и избеганию неудачи в своей основе базируются на выделении и классификации различных видов потребностей человека (биологических и социальных). В ряде случаев, основой для деления мотивов является принадлежность стимулов, вызывающих потребности, к внешним или внутренним. Так, согласно В. И. Ковалёву, личность имеет две ведущие мотивационные системы: внешнюю и внутреннюю мотивации: «Система внешней мотивации связана с инструментальной деятельностью и внешней системой контроля. При работе этой системы повышение сложности ситуации ведёт к росту напряжённости, которую организм стремится снять. Когда цель инструментальной деятельности достигнута, возникает состояние удовлетворения и релаксации. Система внутренней мотивации — это система самодеятельности и внутреннего контроля, поиска напряжения и трудностей, сопровождаемых интересом и воодушевлением. Отсутствие напряжения в этой системе приводит к скуке и апатии, чего человек всегда стремится избегать» [Ковалёв, 1988: 56]. Г. В. Рогова, изучая характер побудительных сил и способы их регуляции в учении, рассматривает социальные мотивы, определяемые потребностями общества и в совокупности составляющими внешнюю (широкую социальную и узколичную) и внутреннюю мотивацию, которые могут носить положительный и отрицательный характер; а также дальнюю (дистантную, отсроченную) и близкую (актуальную) мотивацию. По мнению автора, социальная мотивация процесса учения связана с «достаточно остро переживаемым чувством гражданского долга перед страной, перед дорогими, близкими людьми; с представлением об учении как дороге к освоению больших ценностей культуры, как средстве, позволяющем в более разумной форме сделать людям доброе и полезное, с представлением об учении как пути к осуществлении своего назначения в жизни»; в то время как узколичная мотивация «определяет отношение к овладению иностранным языком как способу самоутверждения, а иногда как путь к личному благополучию» [Рогова, Рабинович, Сахарова, 1991: 7−8]. Л. И. Божович выделяет личностные, общественные, эгоистические и общественно значимые мотивы в зависимости от установок личности, её нравственности, направленности [Божович, 1997: 103]. Сюда же следует отнести, по В. И. Ковалёву, «идейные и нравственные мотивы, отражающие убеждения личности, её мировоззрение, нравственные нормы и принципы поведения, а также коллективистские мотивы, которые базируются на таких аттитюдах, установках, как нормы жизни данного коллектива, принятые личностью» [Ковалёв, 1988: 76]. Таким образом, обозначение (название) мотивов в большинстве случаев происходит по ведущему, наиболее ярко выраженному мотиватору.

Другой подход к выделению и классификации мотивов — по видам активности, проявляемой человеком: мотивы общения, игры, учения, профессиональной, спортивной и общественной деятельности и т. д. Здесь название мотива определяется видом проявляемой активности. Так, С. А. Рубинштейн в своих работах представляет подробное описание мотивов труда, игры и, в частности, акцентирует внимание на мотивах учения: «Мотивы, которые определяют преобладание интереса к тому или иному предмету, многообразны. В основном они сводятся к следующим:

1) непосредственный интерес к самому содержанию предмета, к тому содержанию действительности, которое в нём отражается;

2) интерес вызывает характер той умственной деятельности, которой требует предмет;

3) в некоторых случаях интерес вызывается или, по крайней мере, подкрепляется соответствием склонностям подростка, а также тем, что данные дисциплины хорошо ему даются;

4) опосредованный интерес к предмету вызывается, далее, связью его с намеченной в будущем практической деятельностью" [Рубинштейн, 1989: 82−83].

Ещё один распространённый подход к классификации мотивов — с учётом их временной характеристики. С одной стороны, это ситуативные и постоянно (периодически) проявляющиеся мотивы, с другой — это мотивы кратковременные и устойчивые, т.н. мотивационные установки: оперативные — отсроченные для исполнения, и перманентные, долговременные, характеризующие направленность личности (о перманентных Б. М. Теплов говорил как о далекой мотивации в отличие от короткой мотивации, когда человек побуждается к деятельности только ближайшими задачами) [Ильин, 2006: 140].

Н.С. Пряжников предлагает следующие примерные варианты и основания классификации мотивов:

1) в зависимости от различных видов потребностей: биологические и социальные; мотивы самоуважения, самоактуализации; стремление к результату (мотивы достижения) и мотивы стремления к самой деятельности; мотивы стремления к успеху и избегания неудачи;

2) по принадлежности стимулов, вызывающих потребности: внешние стимулы; внутренние стимулы;

3) по социальным установкам и направленности личности: личностные и общественные; эгоистические и общественно значимые (включая идейные и нравственные установки, отражающие мировоззрение и убеждения личности);

4) по ведущему мотиватору: однозначные, многозначные (с противоположными мотиваторами);

5) по видам активности-мотивы: общения, учения, профессиональной, спортивной и общественной деятельности;

6) с учётом временных характеристик: ситуативные и постоянно действующие; кратковременные и устойчивые мотивационные установки;

7) на основании структуры мотивов: первичные (с абстрактной целью); вторичные — полные (с присутствием компонентов из всех блоков потребностного, «внутреннего фильтра», и целевого) и укороченные (без участия блока «внутреннего фильтра») [Пряжников, 2008: 48−49]. Таким образом, Н. С. Пряжников предлагает достаточно обширную классификацию мотивов, хотя автор признаёт, что «единой и удовлетворяющей всех классификации мотивов нет. Классификации мотивов могут быть разными в зависимости от целей исследования» [Пряжников, 2008: 49].

Рассматривая мотивы и «антимотивы» изучения иностранного языка школьниками, Г. Д. Юрченкова выделяет следующие виды мотивации [Юрченкова, 1998: 43−45]:

1) внешнюю мотивацию, которая представлена широкой социальной мотивацией и является дистантной, т. е. нацеливает учащихся на достижение конечного результата учения;

2) внутреннюю мотивацию, которая выполняет «тактическую» роль, так как она поддерживается самим процессом овладения иностранным языком и подразделяется на:

а) мотивацию, связанную с перспективным развитием личности;

б) коммуникативную мотивацию;

в) мотивацию, порождаемую самой учебной деятельностью, или операционно-инструментальную мотивацию.

Х. Хекхаузен выделяет следующие виды мотивов: «обобщённые устойчивые мотивы, которые выражаются в индивидуально-личностных особенностях (мотив стремления к успеху, мотив избегания неудачи — неважно, в какой деятельности или ситуации, здесь и успех и неудача выступают как абстрактные цели, одна со знаком „плюс“, другая со знаком „минус“), конкретные устойчивые мотивы, которым свойственна систематически воспроизводимая активность (например, при профессиональной деятельности: изготовление деталей, занятия наукой и т. п.), общие неустойчивые мотивы, у которых имеется обобщённое предметное содержание, без дифференциации и иерархизации, конкретные неустойчивые мотивы, которым свойственна узкая временная перспектива при наличии конкретной (временной) цели» [Хекхаузен, 2001: 125].

Е.П. Ильин выделяет мотивы на основании их структуры: первичные (абстрактные) — с наличием только абстрактной цели, вторичные — с наличием конкретной цели; последние делятся на полные (с присутствием компонентов из всех блоков: потребностного, «внутреннего фильтра» и целевого) и укороченные (сформировавшиеся без участия блока «внутреннего фильтра») [Ильин 2006: 142].

Таковы основные положения относительно классификации мотивов в работах современных представителей психологической школы. В целом же, классификации мотивов могут быть разными в зависимости от целей исследователя, угла рассмотрения вопроса и т. п.

1.2 Особенности обучения иностранному языку на средней ступени. Специфика урока иностранного языка. Цели обучения иностранному языку на средней ступени. Возрастные индивидуальные особенности учащихся средней ступени обучения

Урок — это диалектический феномен; он является частью учебного процесса и одновременно его целым. Как часть учебного процесса он позволяет решать промежуточные задачи; как законченное целое урок должен представлять собой относительно законченное произведение, построенное в соответствии с определёнными требованиями, вытекающими из целей, содержания и технологии обучения иностранному языку в школе. В следующем разделе предлагаются к рассмотрению основные положения, определяющие специфику урока иностранного языка, а также цели обучения иностранному языку на средней ступени и учёт возрастных индивидуальных особенностей учащихся средней ступени при обучении иностранному языку. Остановимся подробнее на определении понятия «урок иностранного языка» и его специфике.

Н.И. Гез так определяет урок иностранного языка: «Урок иностранного языка можно определить как законченный отрезок учебной работы, на протяжении которого осуществляется достижение определённой практической, образовательной, воспитательной и развивающей целей путём выполнения заранее спланированных упражнений индивидуального и индивидуально-группового характера на основе используемых учителем средств и приёмов обучения» [Гез, 1982: 321]. Таким образом, специфика урока иностранного языка обусловлена требованиями к уроку, которые, по мнению автора, должны выглядеть следующим образом: [Гез, 1982: 325]

— урок иностранного языка должен отвечать общедидактическим требованиям, т. е. строиться с учётом единства обучения и развития, быть научным по характеру содержания учебного материала и по способам его усвоения, основываться на экспериментальных данных возрастной психологии; а также частнометодических требованиях (учёт особенностей языкового материала, правильный выбор источников информации и приёмов обучения для каждого этапа урока, осуществление межпредметных связей);

— урок иностранного языка должен способствовать комплексной реализации практической, образовательной, воспитательной и развивающей целей обучения;

— урок иностранного языка должен развивать самостоятельность и творческую активность учащихся, создавать у них мотивацию учения.

Рассматривая специфику иностранного языка, И. Л. Бим акцентирует внимание на межпредметных связях в процессе обучения: «Обучение иностранному языку предусматривает овладение не только самим языком, но и ознакомление с литературой, историей и в целом с культурой страны изучаемого языка. Владение иностранным языком выступает, кроме того, как средство для овладения другими предметными областями в сфере гуманитарных, естественных и других наук; таким образом, для современного языкового образования характерна междисциплинарная интеграция, многоуровневость, вариативность, ориентация на межкультурный аспект владения языком. Ведущей тенденцией современного языкового образования является поликультурность и языковой плюрализм» [Бим, 2009: 4−5].

Е.И. Пассов рассматривает методическое содержание урока иностранного языка как совокупность пяти основных положений, которые определяют его особенности, структуру, логику и приёмы работы: это индивидуализация, речевая направленность, ситуативность, функциональность и новизна урока иностранного языка.

Г. В. Рогова также выделяет три основные черты, характеризующие урок иностранного языка:

— целенаправленность урока — каждый урок должен обеспечивать достижение практической, образовательной, воспитательной и развивающей целей через решение конкретных задач;

— содержательность урока — подразумевает значимость самого материала, которым оперируют на уроке (доминанта содержания); адекватность приёмов и упражнений задачам урока; оптимальное соотношение тренировки учащихся в усвоении материала и его использовании в речи;

— активность учащихся на уроке — должна проявляться в их речемыслительной деятельности, а это связано с воспитанием их речевой инициативы [Рогова, Рабинович, Сахарова, 1991: 189].

Следовательно, основное назначение обучения иностранному языку, по мнению многих авторов (Е.Н. Соловова, Е. И. Пассов, Г. В. Рогова, И. Л. Бим и др.) состоит в формировании иноязычной коммуникативной компетенции, т. е. способности и готовности осуществлять иноязычное межличностное и межкультурное общение с носителями языка, реальное практическое овладение иностранным языком, что должно способствовать развитию личности школьников, формированию научной картины мира, критического мышления, а также социальной адаптации выпускников школы, их конкурентоспособности на рынке труда.

Безусловно, влияние социального заказа общества проявляется не только в отношении воспитательной функции преподавания иностранных языков, но и отражается и на конкретизации целей обучения иностранному языку в школе. Обратимся к рассмотрению основных целей изучения предмета иностранный язык в школе на современном этапе.

Под целями обучения понимаются планируемые результаты изучения иностранного языка школьником. Традиционно, в методике обучения иностранным языкам выделяют четыре цели обучения иностранному языку в средней школе — практическую, воспитательную, образовательную и развивающую цели. Остановимся подробнее на каждой из этих целей.

Так, Е. Н. Соловова, рассматривая цели обучения иностранным языкам на современном этапе, ориентируется на Пороговый уровень владения языком, определённым Советом Европы. Основной целью обучения иностранному языку в Пороговом уровне названо формирование коммуникативной компетенции; при этом выделяются несколько её составляющих: лингвистическая, социолингвистическая, социокультурная, стратегическая, дискурсивная, социальная. [Соловова, 2002: 6] Далее автор обращается к определению практической цели обучения иностранному языку: «Практический аспект предполагает овладение всеми формами общения и всеми речевыми функциями для того, чтобы владение ИЯ было средством межличностного общения, обогащения духовного мира, отстаивания своих убеждений, пропаганды отечественной культуры, дружбы между народами, экономического и социального прогресса» [Соловова, 2002: 11]. Сходное определение представлено и в работах И. Л. Бим: «Основное назначение обучения иностранному языку состоит в формировании иноязычной коммуникативной компетенции, т. е. способности и готовности осуществлять иноязычное межличностное и межкультурное общение с носителями языка, реальное практическое овладение ИЯ, что должно способствовать развитию личности школьников, формированию научной картины мира, критического мышления, а также социальной адаптации выпускников школы, их конкурентоспособности на рынке труда» [Бим, Биболетова, Щепилова, Копылова, 2009, 5]. Таким образом, формирование коммуникативной компетенции представляет собой основную практическую цель обучения иностранному языку в средней школе.

Воспитательная цель предполагает «формирование у учащихся мировоззрения, идейной убеждённости, патриотизма, нравственности, ответственности за себя и происходящее вокруг, а также эстетическое и духовное развитие личности» [Соловова, 2002, 12].

Образовательная цель предполагает «приобретение знаний о культуре страны изучаемого языка, а также знаний о строе языка, его системе, характере, особенностях, сходстве и различии с родным; удовлетворении личных познавательных интересов в любой из сфер своей деятельности» [Соловова, 2002, 12].

Развивающая цель обеспечивает «осознание средств выражения мыслей, того, как люди произносят, какие слова употребляют для номинации предметов, сравнение и сопоставление явлений родного и иностранного языков, развитие чувства языка, языковой догадки, памяти во всех её видах, логики (анализа, синтеза, сравнения, умозаключения), развитие сенсорного восприятия, мотивационной сферы, умения общаться, трудолюбия, воли, целеустремлённости, активности, умения учиться» [Соловова, 2002, 12].

В заключение, следует отметить, что все вышеперечисленные цели находят своё отражение в Государственном образовательном стандарте. Так, изучение английского языка на средней ступени обучения выглядит следующим образом:

1) развитие иноязычной коммуникативной компетенции в совокупности её составляющих — речевой, языковой, социокультурной, компенсаторной, учебно-познавательной;

2) развитие и воспитание у школьников понимания важности изучения иностранного языка в современном мире и потребности пользоваться им как средством общения, познания, самореализации и социальной адаптации; воспитание качеств гражданина, патриота; развитие национального самосознания, стремления к взаимопониманию между людьми разных сообществ, толерантного отношения к проявлениям иной культуры [Программа основного общего образования по английскому языку в соответствии с Государственным образовательным стандартом, 2005, 8−9].

Таковы основные цели обучения иностранному языку на средней ступени.

Согласно современным исследованиям, уроки иностранного языка на средней ступени обучения обладают определённой спецификой, которая вытекает и из возрастных особенностей учащихся, и из задач, стоящих перед этим периодом, и из содержания, и из того психолого-педагогического факта, что этот период начинает обучение. Средняя ступень, являясь промежуточной, с одной стороны, сохраняет черты начальной (особенно в пятом классе), а с другой — представляет собой новый этап в развитии умений и навыков учащихся по иностранному языку. Обратимся к рассмотрению возрастных индивидуальных особенностей учащихся на средней ступени обучения.

Так, В. И. Ковалёв выделяет возникновение у учащихся стойкого интереса к определённому предмету в качестве первой особенности учащихся средней ступени обучения: «Интерес к определённому предмету не проявляется неожиданно, в связи с ситуацией на конкретном уроке, а возникает постепенно, по мере накопления знаний, и опирается на внутреннюю логику этого знания. При этом чем больше узнаёт школьник об интересующем его предмете, тем больше этот предмет его привлекает» [Ковалёв, 1988: 110]. Далее автор приводит отрицательные последствия общей тенденции понижения мотивации учения на среднем этапе: «Повышение интереса к одному предмету протекает у многих подростков на фоне общего снижения мотивации учения и аморфной познавательной потребности, из-за чего они начинают нарушать дисциплину, пропускать уроки, не выполняют домашние задания. У этих учащихся меняются мотивы посещения школы: не потому что хочется, а потому что надо. Это приводит к формализму в усвоении знаний — уроки учат не для того чтобы знать, а для того чтобы получать отметки. «[Ковалёв, 1988: 111]. В связи с этим можно отметить, что на средней ступени обучения у учащихся наблюдается спад мотивации к изучению иностранного языка, что может вызвать определённые трудности в плане организации учебного процесса.

Как отмечает Л. И. Божович, всё это объясняется тем, что у подростков, как и у младших школьников, недостаточно развито понимание необходимости учения для будущей профессиональной деятельности. Автор выявляет две тенденции, характеризующие мотивацию учения на средней ступени обучения: «С одной стороны, подростки мечтают о том, чтобы пропустить школу, хотят гулять, играть, заявляют, что школа им надоела, что учение для них — тяжёлая и неприятная обязанность, от которой они не прочь освободиться. С другой стороны, те же ученики, будучи поставленными в ходе экспериментальной беседы перед возможностью не ходить в школу и не учиться, сопротивляются такой перспективе» [Божович, 1979: 46]. Л. И. Божович полагает, что это сопротивление связано с неосознаваемой учащимися потребностью оставаться на уровне тех требований, которые к ним как к школьникам предъявляет общество: «…на данном этапе борются два мотивационных образования: мотивационная установка, связанная с перспективой получения образования, и мотив, отражающий состояние учащихся, их усталость от однообразия и постоянной необходимости делать уроки» [Божович, 1979: 48]. Таким образом, главным мотивом поведения и деятельности учащихся средних классов в школе является, как считает Л. И. Божович, стремление найти своё место среди одноклассников, поэтому иногда недисциплинированность в этом возрасте означает стремление противопоставить себя классу, желание доказать свою неисправимость. Характерной особенностью подростков является стремление всячески избегать критики сверстников и наличие страха быть ими отвергнутыми.

По мнению Е. П. Ильина, неумение найти своё место среди одноклассников вызывает характерное для подростков стремление во что бы то ни стало добиться хороших отметок, даже в том случае, если имеющиеся знания не соответствуют им: «Фетишизация отметки свидетельствует о том большом значении, какое приобретает для подростка положение хорошего ученика: оно определяет его социальный статус в классе. Ни до этого возраста, ни после отметка такой мотивационной роли не играла: у младших школьников она является показателем признания учителем их стараний, а у старших школьников — показателем знаний» [Ильин 2006: 258−259].

Хайнц Хекхаузен полагает, что особенностью поведения учащихся средних классов является наличие у них «подростковых установок» (моральных взглядов, суждений, оценок, часто не совпадающих с таковыми у взрослых и обладающих большей «генетической» устойчивостью, передающихся из года в год от старших подростков к младшим и почти не поддающиеся педагогическому воздействию). К таким установкам, например, относится осуждение тех учащихся, которые не дают списывать или не хотят подсказывать на уроке, и с другой стороны — поощрительное отношение к тем, кто списывает и пользуется подсказкой [Хекхаузен, 2001: 197]. В то же время, автор отмечает, что моральные установки подростка не имеют опоры в подлинных моральных убеждениях, поэтому он легко их меняет при переходе в другой коллектив, где существуют традиции, требования, иное общественное мнение.

Современный подросток по единодушному мнению всех психологов и педагогов — личность. Так, Е. И. Пассов выделяет четыре основные черты учащегося средних классов, характеризующих его как полноценного индивидуума: «Во-первых, чувство „взрослости“, стремление к равноправию во взаимоотношениях со взрослыми. Во-вторых, влияние его взаимоотношений со взрослыми и сверстниками на успехи подростка, повышение значимости мнения одноклассников по сравнению с мнением учителя. В-третьих, стремление утвердить себя в коллективе любыми средствами, иногда и не очень достойными. В-четвёртых, повышение самосознания: ребёнок начинает задумываться над вопросом: „Какой я?“ Эти особенности оказывают решающее влияние на контекст деятельности пятиклассника, его личный опыт, на его интересы и желания, эмоции, мировоззрение, на его статус в коллективе» [Пассов 1988, 122]. Е. И. Пассов полагает, что «возраст учащихся четвёртого класса — это качественно иная ступень развития; именно с четвёртого класса начинается отсчёт младшего подросткового возраста, что необходимо учитывать при подборе учебных материалов, при выборе приёмов работы, упражнений, при организации обучения» [Пассов, 1988: 121].

Таковы основные возрастные индивидуальные особенности учащихся средней ступени обучения.

мотивация обучение иностранный язык

2. Пути повышения мотивации к изучению иностранного языка на средней ступени обучения

2.1 Приёмы развития мотивации к изучению иностранного языка на средней ступени обучения

Овладение иностранным языком в школе предполагает интенсивную активность обучаемого. Одним из факторов обеспечения работоспособности ученика является соответствующая мотивация. Среди аспектов, повышающих уровень мотивации, следует выделить, прежде всего, постоянно поддерживаемый интерес учащихся к самому процессу овладения иностранным языком, его результативность, а также использование различных приёмов обучения, удовлетворяющих потребности учащихся средней ступени обучения в новизне изучаемого материала и разнообразии выполняемых упражнений. Использование разнообразных приёмов обучения способствует закреплению языковых явлений в памяти, созданию более стойких зрительных и слуховых образов, поддержанию интереса и активности учащихся. Рассмотрим некоторые приёмы развития мотивации к изучению иностранного языка на средней ступени обучения.

Широкие возможности для активизации учебного процесса представляет использование ролевых игр. О. А. Колесникова отмечает, что «ролевая игра представляет собой условное воспроизведение её участниками реальной практической деятельности людей, создаёт условия реального общения, поэтому эффективность обучения здесь обусловлена в первую очередь взрывом мотивации, повышением интереса к предмету» [Колесникова, 1989: 14]. Далее автор детализирует положительные моменты, связанные с использованием ролевых игр на уроке: «ролевая игра мотивирует речевую деятельность, так как обучаемые оказываются в ситуации, когда актуализируется потребность что-либо сказать, спросить, выяснить, доказать, чем-то поделиться с собеседником. В отличие от диалога или пьесы, которые обучают тому, как сказать, ролевая игра отвечает на вопросы почему (мотив) и зачем (цель) нужно что-то сказать» [Колесникова, 1989: 14]. Таким образом, центром внимания учащихся становится содержание беседы, что помогает школьникам наглядно убедиться в том, что язык можно использовать как средство общения и, в результате, ролевая игра способствует формированию коммуникативной компетенции учащихся, необходимых навыков общения на иностранном языке: «В играх школьники овладевают такими элементами общения, как умение начать беседу, поддержать её, прервать собеседника, в нужный момент согласиться с его мнением или опровергнуть его, умение целенаправленно слушать собеседника, задавать уточняющие вопросы» [Колесникова, 1989: 15]. Кроме того, автор отмечает, что «игра активизирует стремление ребят к контакту друг с другом и учителем, создаёт условия равенства в речевом партнёрстве, разрушает традиционный барьер между учителем и учеником; игра даёт возможность робким, неуверенным в себе учащимся говорить и тем самым преодолевать барьер неуверенности» [Колесникова, 1989: 15], тем самым внося определённый вклад в формирование учебного сотрудничества и партнёрства на уроке. Т. В. Семёнова также отмечает значительные обучающие возможности ролевых игр: «Ролевую игру можно расценивать как самую точную модель общения, так как она подражает действительности в самых существенных чертах и в ней, как и в жизни переплетается речевое и неречевое поведение партнёров» [Семёнова, 2005: 16]. Автор выделяет следующие преимущества использования ролевых игр на уроке:

1) ролевая игра способствует расширению ассоциативной базы при усвоении языкового материала, так как учебная ситуация строится по типу театральных пьес, что предполагает описание обстановки, характера действующих лиц и отношений между ними. За каждой репликой мыслится отрезок смоделированной действительности.

2) ролевая игра обладает большими возможностями мотивационно-побудительного плана.

3) ролевая игра имеет образовательное значение, так как само перевоплощение в ходе игры способствует расширению психологического диапазона, пониманию других людей.

4) ролевая игра предполагает усиление личностной сопричастности ко всему происходящему. Ученик входит в ситуацию хотя и не через своё собственное «я», но через «я» соответствующей роли и проявляет большую заинтересованность к персонажу, которого он играет [Семёнова, 2005: 16−17]. О. А. Колесникова также указывает на положительное влияние игр на формирование познавательных интересов школьников, осознанное освоение иностранного языка: «Ролевая игра учит быть чувствительным к социальному употреблению иностранного языка. Хорошим собеседником является часто не тот, кто лучше пользуется структурами, а тот, кто может наиболее чётко распознать (интерпретировать) ситуацию, в которой находятся партнёры, учесть ту информацию, которая уже известна (из ситуации, опыта), и выбрать те лингвистические средства, которые будут наиболее эффективны для общения» [Колесникова, 1989: 15].

Следовательно, можно сделать вывод о том, что ролевая игра является перспективной формой обучения иностранному языку на средней ступени, так как она способствует созданию благоприятного климата на уроке, усиливает мотивацию и активизирует деятельность учащихся, предоставляет возможность использовать имеющиеся знания, опыт, навыки общения в разных ситуациях, поэтому использование ролевых игр на уроках повышает эффективность учебного процесса и позволяет сохранить интерес учащихся не только на среднем этапе, но и на старшей ступени обучения.

Ещё одним эффективным приёмом развития мотивации к изучению иностранного языка на средней ступени обучения является проектная технология в области иностранного языка. Метод проектов в настоящее время нашёл широкое применение во многих странах мира главным образом потому, что он позволяет органично интегрировать знания учащихся из разных областей при решении одной проблемы, даёт возможность применять полученные знания на практике, генерируя при этом новые идеи. Так, Н. Ф. Коряковцева рассматривает метод проектов (технологию проектов) как «одну из технологий в обучении, в том числе и иностранному языку, основанную на моделировании социального взаимодействия в малой группе в ходе учебного процесса; взаимодействие в ходе обучения и обучение в системе социального взаимодействия, при котором учащиеся принимают и выполняют различные социальные роли и приучаются, готовятся к их выполнению в процессе решения проблемных задач в ситуациях реального взаимодействия» [Коряковцева, 2002: 125]. Проектная технология обеспечивает в самостоятельной работе учащегося ситуацию развития и создаёт оптимальные условия для продуктивной учебной деятельности за счёт:

— направленности на создание личностного образовательного продукта;

— актуализации конструктивно-творческой самостоятельной учебной деятельности учащегося;

— реализации творческого потенциала учащегося как субъекта самостоятельной учебной деятельности;

— актуализации личностно значимых мотивов учебной деятельности;

— актуализации взаимодействия различных субъектов учебной деятельности;

— интеграции межпредметного знания;

— включения процесса освоения изучаемого языка и культуры в реальную информационно-образовательную, проектно-исследовательскую и социально-культурную деятельность;

— создания условий для формирования учебной компетенции учащегося в области изучения иностранного языка и его развития как языковой личности [Коряковцева, 2002: 132]. Таким образом, ориентация на личностно значимую смыслообразующую мотивацию создаёт условия для самореализации личности, реализации «я-концепции», обеспечивает осознание личностью своего места в окружающем мире, способность адекватно оценивать собственные возможности и умение прогнозировать вероятность осуществления намеченных целей, выбирать адекватный путь их достижения.

Н.Д. Гальскова отмечает положительные тенденции использования проектной технологии на средней ступени обучения в плане развития творческого мышления, «креативной компетенции» учащихся: «Процесс творчества — это создание качественно нового по отношению к ситуации деятельности продукта как результат реализации особых индивидуальных качеств личности. В дополнение к необходимым знаниям, информированности, интеллектуальному потенциалу личности креативность характеризуется проявлением творческого мышления и определённых творческих когнитивных процессов, с одной стороны, и определённым отношением к деятельности, с другой. Проектная технология создаёт оптимальные условия для развития этих личностных качеств учащегося и развития его реальной самостоятельности и креативности, что, в конечном итоге, способствует повышению мотивации к изучению иностранного языка» [Гальскова, 2000, 98].

Е.С. Полат, исследуя возможности использования метода проектов на уроке иностранного языка, приходит к выводу о том, что «только метод проектов может превратить уроки ИЯ в дискуссионный, исследовательский клуб, в котором решаются действительно интересные, практически значимые и доступные учащимся проблемы с учётом особенностей культуры страны изучаемого языка» [Полат, 2000: 4−5]. По мнению автора, для того, чтобы развивать у учащихся мотивацию к изучению иностранного языка, необходимо «научить детей самостоятельно мыслить; находить и решать проблемы, привлекая для этой цели знания из разных областей; прогнозировать результаты и возможные последствия разных вариантов решения» [Полат, 2000: 4]; очевидно, что метод проектов обладает широкими возможностями осуществления этих целей на практике, так как он «предполагает по сути своей использование широкого спектра проблемных, исследовательских, поисковых методов, ориентированных чётко на реальный практический результат, значимый для ученика, с одной стороны, а с другой, разработку проблемы целостно с учётом различных факторов и условий её решения и реализации результатов» [Полат, 2000: 4].

Таким образом, проектная технология позволяет актуализировать собственно учебно-познавательную деятельность и, соответственно, активизировать учащегося как субъекта данной деятельности, реализовать его личностный потенциал. Это создаёт условия для развития мотивации учащегося, обеспечивает по-настоящему продуктивный характер учебной деятельности и продуктивность образовательного процесса в целом.

В настоящее время в методике преподавания иностранных языков широко используется приём коллажирования, или ассоциативного наращения лексико-семантического фона ключевого понятия-реалии, отсутствующей в родной культуре учащихся. По определению М. А. Нефёдовой, «коллаж — это прежде всего средство зрительной наглядности, представляющее собой образное, схематически фиксированное с помощью языковых и экстралингвистических средств отображение некоторой части предметного содержания, объединённого ключевым, ядерным понятием-реалией, вокруг которого группируется разноплановая, разноуровневая и разнофактурная сателлитная информация, составляющая лексико-семантический фон основного понятия» [Нефёдова, 1993: 6]. Особенностью использования коллажа в процессе обучения иностранному языку является то, что он выступает в качестве смысловой опоры для иноязычного высказывания и его понимания, одновременно представляя собой некий своеобразный план по усвоению содержания ключевой реалии, и служит стимулом для дальнейшей речевой деятельности в схематически заданной логической последовательности. По утверждению М. А. Нефёдовой, коллаж является «универсальным средством методико-педагогического, образовательного воздействия на учащихся», так как он:

— выступает в материальной форме, являясь орудием труда ученика и учителя и тем самым создаёт положительную мотивацию учебной деятельности;

— ориентирован на цели обучения, выполняя функцию внедрения комплекса целей и задач в практику;

— соответствует современным методическим направлениям, основываясь на наиболее прогрессивных частнометодических принципах (коммуникативная необходимость и достаточность, учебно-методическая целесообразность, тематико-ситуативная соотнесённость);

— является конечным результатом приёма коллажирования, его фиксированным отражением [Нефёдова, 1993: 7]. Специфика использования коллажирования в учебном процессе обусловлена достаточно широкими возможностями данного приёма в плане создания положительной мотивации к изучению иностранного языка на средней ступени обучения, так как он облегчает процесс усвоения учащимися реалий иноязычной культуры, открывает просторы для творческой активности учащихся. В заключение, автор приходит к выводу о том, что «использование приёма коллажирования в учебной деятельности поможет созданию на уроке атмосферы творчества, развитию способностей аналитического мышления, будет вызывать яркое, образное видение действительности, таким образом содействуя повышению эффективности обучения иностранным языкам в целом» [Нефёдова, 1993: 8].

В.Л. Прокофьева предлагает использование внешней и внутренней наглядности как средства создания коммуникативной мотивации на средней ступени обучения; при этом под внешней наглядностью автор понимает «перцептивную наглядность, основанную на процессах непосредственно чувственного отражения действительности (ощущения и восприятия)» [Прокофьева, 1990: 42], а под внутренней — такую форму наглядности, которая «связана с содержанием мыслительной деятельности говорящего и служит неким „переходным мостом“ от „опорного“ высказывания к самостоятельному» [Прокофьева, 1990: 42]. Мыслительное содержание, являясь отражением объективной действительности, стимулирует субъекта к высказыванию и становится внутренней наглядностью в процессе обучения иностранному языку, поэтому автор указывает на возможные пути развития коммуникативной мотивации у школьников: «Мотивация к высказыванию возникает при условии, если у школьника есть потребность высказать мысль. Таким образом, коммуникативная мотивация зависит от содержания мыслительной деятельности учащихся. Чем интенсивнее это содержание, тем интенсивнее потребность в его выражении. Поэтому внешняя наглядность прежде всего должна быть смысловой наглядностью, тогда она сможет обеспечить коммуникативную мотивацию и создание внутренней наглядности» [Прокофьева 1990: 43]. В качестве возможных путей разработки наглядности для создания коммуникативной мотивации В. Л. Прокофьева предлагает использование не только традиционных форм наглядности на уроке (иллюстраций, схем, таблиц, чертежей, графиков), но и применение проблемных ситуаций, актуализирующих личностный смысл и оказывающих положительное эмоциональное воздействие на учащихся, что должно, в конечном итоге, способствовать повышению интереса к изучению иностранного языка среди учащихся в целом.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой