Развитие образовательного туризма в средневековой культуре

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Спорт и туризм


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание:

Путешествие Америго Веспуччи

Развитие образовательного туризма в средневековой культуре

Список литературы

Путешествие Америго Веспуччи

BЕСПУЧЧИ (Vespucci) Америго (1454−1512), мореплаватель. По происхождению флорентиец. Участник нескольких испанских и португальских экспедиций (1499−1504) к берегам Юж. Америки, названной им Новым Светом. Впервые высказал предположение, что эти земли новая часть света, которую лотарингский картограф М. Вальдземюллер назвал (1507) по имени Америго Веспуччи Америкой.

Америго Веспуччи — итальянец, по имени которого названа Америка, родился 9 марта 1451 во Флоренции, был третий сын публичного нотариуса республики, Анастазио Веспуччи; он получил тщательное воспитание у своего ученого дяди Антонио и оказал большие успехи в физике, мореходной астрономии и географии. В качестве торговца, он отправился в 1490 в Севилью, где поступил на службу в богатый торговый дом флорентинца Жуаното Берарди. Так как этот дом ссужал Колумба деньгами для его второго путешествия (1493), то можно полагать, что Америго знал испанского адмирала, по меньшей мере, с этого времени. Колумб еще незадолго до своей смерти рекомендовал его своему сыну, как честного, надежного человека. После смерти Берарди, Америго в декабре 1495 стал заведовать отчетностью этого торгового дома и с половины апреля 1497 до конца мая 1498 был занят в Андалузии снаряжением третьей экспедиции Колумба.

Узнав об открытии Христофором Колумбом новых земель, Медичи, желая нажить новые капиталы, отправили Веспуччи в составе экспедиции к «Индии». Руководил этой экспедицией Охеда -- участник второго путешествия Колумба. Выйдя из Кадиса 18 мая 1499 года, корабли экспедиции уже к концу июня достигли ранее неизведанных земель, расположенных в Северном полушарии между 4° и 6°. Там экспедиция разделилась. Одна часть на двух судах повернула на север, в Карибское море. Непрерывность берега на значительном протяжении убедила мореплавателей в том, что они идут вдоль берегов какого-то очень крупного материка. Двигаясь вдоль берегов, члены экспедиции часто видели поселки местных жителей с домами на сваях. Это им напомнило Венецию, и побережье получило название Венесуэла -- «маленькая Венеция».

В это же самое время суда другой части экспедиции вместе с А. Веспуччи двинулись вдоль побережья на юго-восток, однако, достигнув 2° южной широты, экспедиция столкнулась с очень сильным течением и повернула назад.

Успех предприятия этого мореплавателя внушил Америго мысль оставить торговое дело, чтобы познакомиться с новооткрытою частью света. Так, он принял участие в первой экспедиции адмирала Алонзо де Охеда, который 20 мая 1499 отплыл из Пуэрто де-Санта-Мария близ Кадикса; после 24 дней плавания вышел на берегу Суринама, под 3° сев. шир. (в 200 морск. милях к юго-востоку от мыса Парии); исследовал этот берег и, посетив вест-индские острова, в половине июня 1500 возвратился в Кадикс. По приглашению короля Эммануила Америго, под конец 1500 г., отправился в Португалию и предпринял на португальских кораблях еще два плавания из Лиссабона к берегам нового материка; первое продолжалось с мая 1501 по сентябрь 1502, второе, под начальством адмирала Гонзало Коэлхо, с 10 мая 1503 по 18 июня 1504. Свои путешествия он совершал не столько в качестве начальника, сколько в качестве космографа, и кормчего; только в последнее свое плавание, во время которого была исследована большая часть берегов Бразилии, он командовал небольшим судном. Рекомендованный Колумбом королю Фердинанду V Арагонскому, сопернику Эммануила, А. в 1505 опять поступил в испанскую службу, 22 марта 1508 был назначен главным кормчим (pilotomayor) для путешествий, предпринимаемых в Индию.

Последние годы жизни (1508--1512) Америго Веспуччи служил в Испании и занимался составлением глобусов и карт по результатам испанских экспедиций.

Умер 22 февраля 1512 в Севилье.

Таким образом деятельность Америго Веспуччи была тесно связана с дальними морскими походами. В то время в сознании людей жажда наживы тесно переплеталась со стремлением к дальним путешествиям, приключениям и авантюрам. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Америго Веспуччи тоже отправился за океан.

Теперь уже трудно установить, во скольких экспедициях участвовал флорентиец. В своих письмах Америго Веспуччи рассказывает о четырех -- двух на испанских судах, и двух -- на португальских.

Однако большинство историков считают, что в действительности Веспуччи участвовал только в одной экспедиции 1499 года -- к Жемчужному Берегу под начальством Охеды. Не позднее 1501 года Веспуччи перешел на португальскую службу и, возможно, участвовал в одной или двух экспедициях португальцев в южное полушарие, вдоль побережья Нового Света. В 1504 году Веспуччи возвратился в Испанию и через четыре года был назначен главным пилотом (штурманом) Кастилии -- руководителем испанской навигационной службы. В его обязанности входило обучение штурманов обращению с измерительными приборами, астролябиями и квадрантами, проверка их знаний и умения применять теорию на практике, выдача дипломов, а также составление и постоянное пополнение секретной карты мира. Этот факт свидетельствует о немалых познаниях Веспуччи в области навигации,

О своих открытиях Америго Веспуччи повествует в письмах. Из них следует, что в 1497 году (несколько раньше Колумба), совершая свое первое путешествие, он открыл берега Южной Америки и Мексики, а оттуда отправился к северу до 28°--30° с. ш. Во второй экспедиции он был штурманом и ходил к берегам Южной Америки под началом Охеды. Об этой экспедиции речь уже шла выше, и нет никаких сомнений, что Веспуччи действительно в ней участвовал.

В середине мая 1501 года, по словам Веспуччи, он отправился в свою третью экспедицию. Три португальских каравеллы (имя начальника экспедиции осталось неизвестным) пошли якобы к берегам Западной Африки, а оттуда к островам Зеленого Мыса. Затем последовал девятинедельный переход через океан в южное полушарие. Пять недель свирепствовали бури. В начале августа мореплаватели достигли большой неизвестной земли, поплыли к югу вдоль ее берегов и обозначили на карте обширное побережье, длиною свыше трех тысяч километров -- от 5° до 25° ю. ш. -- с превосходными бухтами, устьями рек и мысами. Это подтверждает и, примитивная, карта, сохранившаяся до наших дней. Веспуччи писал, что каравеллы в феврале 1502 года достигли 32° ю. ш., однако на карте эта конечная точка не обозначена.

Здесь португальские офицеры, по утверждению Веспуччи, единогласно избрали его руководителем экспедиции. Тогда он якобы отошел от берега и пересек океан в юго-восточном направлении, достигнув 52° ю. ш. Далеко на юге мореплаватели заметили какую-то мрачную, неприветливую землю, но из-за тумана и метели не смогли высадиться на берег.

Через тридцать три дня, пройдя около семи тысяч километров, мореходы достигли берегов Гвинеи. Таким образом Америго Веспуччи якобы руководил первой экспедицией в антарктических водах, однако сообщенные им сведения об этом плавании крайне туманны и противоречивы.

И все же описание как раз этой, третьей экспедиции (которая, очевидно, действительно состоялась -- историки сомневаются лишь в участии в ней самого Веспуччи и в правильности его сведений) принесло Америго Веспуччи мировую славу. В своем письме к Медичи он первым из тогдашних мореплавателей сумел рассказать о заокеанском плавании как талантливый литератор -- живо, образно и увлекательно.

Веспуччи поведал в письме, что он якобы по поручению португальского короля отправился за океан в западном направлении и в течение двух месяцев и двух дней находился под таким черным грозовым небом, что не было видно ни солнца, ни луны. Мореходы потеряли уже всякую надежду достигнуть берега, однако благодаря познаниям Веспуччи в космографии 7 августа 1501 года увидели наконец землю. То была благословенная земля, где людям неведом тяжкий труд, деревья и нивы без всякого ухода дарят обильные, не известные европейцам плоды, море кишит рыбой, реки и источники полны прозрачной, вкусной воды, с моря дуют прохладные бризы, а густые леса, в которых водится много неизвестных животных и птиц, даже в самые знойные дни дают приятную прохладу. Кожа у людей красноватого цвета, потому что они, по словам Веспуччи, от рождения до самой смерти ходят нагими и загорели на солнце, у них нет ни одежды, ни украшений, ни какого-либо имущества. Нравы у них дикие, всем, что у них есть, они владеют сообща, даже женами.

Далее Веспуччи рассказывал, что в этой стране нет ни вождей, ни храмов, ни языческих идолов. Туземцы не знают ни торговли, ни денег и живут в большой вражде с соседями, часто сражаются с ними и убивают друг друга самым жестоким образом. Они питаются человеческим мясом, которое солят и вешают на кровли домов, и были удивлены тем, что белые люди не захотели попробовать такую вкусную еду. Один из туземцев похвалялся, что он лично съел триста человек.

Несмотря на это, жизнь в той стране показалась Веспуччи такой прекрасной, что он заявил в конце: «Ежели где-либо существует земной рай, то, видимо, недалеко отсюда».

Америго Веспуччи поведал также о красоте южных звезд, совсем иных, чем у нас, и образующих иные созвездия.

Он обещал описать и другие свои путешествия, чтобы память о них дошла до потомков.

Однако, как это ни удивительно, всеобщее внимание привлекло не содержание письма, не его яркое увлекательное изложение, а два слова из его заголовка: «Mundus Novus» («Новый Свет»).

До тех пор в Европе самыми крупными географическими открытиями считались морские пути в Индию, найденные Колумбом и Васко да Гамой. Оба они достигли берегов Азии, но с двух разных сторон.

Между тем Америго Веспуччи, судя по его словам, открыл по пути на запад не Индию и не Азию, а совсем новую неизвестную землю между Европой и Азией, новую часть света, которую он так и назвал -- «Новый Свет». Америго подробно аргументирует это название: «Никто из наших предков не имел ни малейшего представления о странах, которые мы видели, и о том, что в них находится; наши знания далеко превзошли знания предков. Большинство из них полагало, что южнее экватора нет материка, а только беспредельный океан, который они называли Атлантическим; и даже те, кто считали возможным наличие здесь материка, по разным причинам придерживались мнения, что он не может быть обитаем. Теперь мое плавание доказало, что такой взгляд неверен и резко противоречит действительности, ибо южнее экватора я обнаружил материк, где некоторые долины гораздо гуще населены людьми и животными, нежели в нашей Европе, Азии и Африке; к тому же там более приятный и мягкий климат, чем в других знакомых нам частях света».

Своим утверждением об открытии им нового мира Веспуччи как бы расширил масштабы земного шара, хотя сам он и не подозревал, каковы действительные размеры нового материка. Все же он одним из первых понял, что это самостоятельная часть света и ясно и определенно высказал свою мысль.

«В этом смысле Веспуччи, -- пишет Стефан Цвейг, -- действительно завершил открытие Америки, ибо каждое открытие, каждое изобретение становится ценным не только благодаря тому, кто его совершил, но еще более благодаря тому, кто раскрыл его истинный смысл и действенную силу…».

Письмо Веспуччи разожгло любопытство всей Европы. Оно было переведено с итальянского языка на латынь, «дабы все образованные люди знали, сколько замечательных открытий совершено в эти дни, сколько неизвестных миров обнаружено и чем они богаты», -- как сказано в подзаголовке небольшой брошюры, в которой было опубликовано письмо Веспуччи. Брошюру эту везде охотно покупали, читали и перечитывали, ибо люди хотели узнать как можно больше о новых землях за океаном. Ее перевели и на другие языки, и вскоре текст ее был включен в сборник рассказов о путешествиях. Ученые -- географы, космографы, а также книгоиздатели и читатели с нетерпением ждали, когда автор выполнит свое обещание и более подробно расскажет о своих заокеанских путешествиях.

В мае или июне 1503 года Америго Веспуччи якобы отправился в четвертое плавание. Из Лиссабона в Юго-Восточную Азию вышли шесть каравелл. Они должны были плыть по западному морскому пути, обогнуть только что открытые земли и достичь Малакки. Одной из каравелл командовал Веспуччи. Сведения об этом плавании весьма скудны. Португальцы якобы пересекли экватор и увидели в океане скалистый остров. Флагманский корабль напоролся на риф и пошел ко дну, но люди спаслись. Веспуччи с несколькими матросами отправился на лодке к острову, чтобы разыскать безопасную стоянку для судов, но через неделю туда пришла лишь одна каравелла. Остальные отправились к «Земле Святого Креста» -- Бразилии, назначив местом встречи бухту Байя. Однако Веспуччи, придя в эту бухту, напрасно прождал их там два с половиной месяца. Затем он двинулся вдоль берега на юг. Около 18° ю. ш. капитан приказал построить форт и оставил там группу моряков с потерпевшего крушение флагманского корабля, снабдив их припасами и оружием. Корабль простоял там пять месяцев. За это время моряки совершили ряд походов и проникли вглубь страны почти на двести пятьдесят километров. В июне 1504 года каравелла вернулась в Лиссабон с грузом красного дерева.

Это и свои предыдущие путешествия Америго Веспуччи описал в 1504 году в письме к товарищу детских лет флорентийскому вельможе Пьеро Содерини. Письмо было опубликовано одним флорентийским издателем на итальянском языке под названием «Письмо Америго Веспуччи об островах, открытых им во время его четырех путешествий». Вот эта брошюра о четырех морских путешествиях и поставила ранее никому не известного купца в ряд с великими мореплавателями и первооткрывателями того времени.

Америго Веспуччи на тридцати двух страницах сообщал много новых сведений о свободной и счастливой жизни туземцев, изображал их битвы с враждебными племенами, кораблекрушения, жестокие стычки с каннибалами-людоедами и гигантскими змеями, описывал животных, растения и жизнь людей, а в заключение обещал вскоре закончить большой труд о новых частях света.

По словам Стефана Цвейга, «…вот все литературное наследие Америго Веспуччи, крохотный и не слишком ценный багаж для дороги в бессмертие. Можно без преувеличения сказать: никогда еще человек, написавший так мало, не становился так знаменит; надо было нагромоздить случайность на случайность, ошибку на ошибку, дабы поднять это произведение столь высоко над его эпохой, чтобы и наш век сохранил это имя…».

Что же это были за случайности и ошибки? В 1504 году в Италии вышли отдельные рассказы о путешествиях. Были опубликованы описания путешествий Васко да Гамы, первой экспедиции Колумба и другие. В 1507 году они были объединены в сборник, в который вошли также описания экспедиций Кабрала, трех путешествий Колумба и «Mundus Novus» Америго Веспуччи. Составитель этого сборника почему-то снабдил его совершенно необоснованным заголовком: «Новый Свет и новые страны, открытые Америго Веспуччи из Флоренции». Эта книга издавалась много раз и потому широко распространилось ложное мнение, будто Веспуччи был первооткрывателем всех этих новых земель, хотя в тексте его имя упоминается лишь наряду с именами Колумба и других мореплавателей. Это было первое звено в длинной цепи случайностей и ошибок.

В начале XVI века в маленьком лотарингском городке Сен-Дье организовался кружок географов-любителей. Один из его членов -- молодой ученый Вальдзеемюллер написал небольшой трактат «Введение в космографию» и опубликовал его в 1507 году с приложением двух писем Веспуччи, переведенных на латынь.

В этой книге впервые появилось название «Америка», а имя Колумба вовсе не было упомянуто. Описав мир таким, каким его знал еще Птоломей, автор заявил, что, хотя границы этого мира и расширились благодаря стараниям многих людей, человечество узнало об этих открытиях только от Америго Веспуччи. Вальдзеемюллер объявил Веспуччи первооткрывателем этих земель и внес предложение назвать четвертую часть света землей Америго или Америкой.

Через несколько глав автор вновь повторил свое предложение, снабдив его следующей мотивировкой: «Сегодня эти части света (Европа, Африка и Азия) уже полностью исследованы, а четвертая часть света открыта Америком Веспуччи. И так как Европа и Азия названы именами женщин, то я не вижу препятствий к тому, чтобы назвать эту новую область Америгой -- землей Америга, или Америкой, -- по имени мудрого мужа, открывшего ее».

Вряд ли Вальдзеемюллер стремился своим предложением приуменьшить заслуги и славу Колумба. Просто он, как и другие географы начала XVI века, был убежден, что Колумб и Веспуччи открыли новые земли в разных частях света: Колумб, шире обследовав Азию, открыл новые острова и полуострова Старого Света, а также тропическую полосу Восточной Азии, тогда как Веспуччи обнаружил «четвертую часть света», «Новый Свет» -- целый материк, простирающийся по обе стороны экватора.

Вальдзеемюллер вынес слово «Америка» на поля своего трактата и вписал его в приложенную к книге карту мира. Ученый не подозревал, конечно, что впоследствии этим именем будет назван огромный материк, протянувшийся через оба полушария от Патагонии до Аляски. Название «Америка» Вальдзеемюллер относил лишь к северной части Бразилии, так называемой «Земле Святого Креста» или «Новому Свету», но впоследствии его присвоили всему материку.

Через несколько лет Вальдзеемюллер, получив, очевидно более достоверные сведения об истинном первооткрывателе Нового Света, изъял из повторного издания своей книги все, что касалось путешествия Америго Веспуччи, и повсюду заменил имя флорентийца именем Колумба. Но было уже поздно.

Слава Америго Веспуччи росла с каждым днем, Колумба же, казалось, мир предал забвению.

Во второй половине XVI века на многих картах и глобусах название «Америка» распространилось уже на оба материка. Только в Испании, и отчасти в Италии, это название было не в ходу. Испанцы по-прежнему писали на своих картах «Индия», «Западная Индия» и «Новый Свет».

Новое название -- Америка -- вызвало также возражения и протесты. Веспуччи обвинили в злонамеренном обмане. Почтенный епископ Лас Касас, увидев на карте название Америка, пришел в негодование. Он назвал Веспуччи лжецом и мошенником, присвоившим себе после смерти адмирала славу первооткрывателя.

Нападки на Америго Веспуччи не прекращались. Ученые были взволнованы -- Веспуччи обманщик! Раздавались голоса, требовавшие запретить пользоваться словом Америка. В XVII веке слава Америго Веспуччи померкла, а Колумба стали снова превозносить как не признанного в свое время героя. Недостатки и ошибки адмирала замалчивались, а пережитые им трудности и страдания драматически преувеличивались и превращались в легенды. Врагов адмирала, в особенности Бобадилью и Фонсеку, стали изображать как низких негодяев, но самым низким, по мнению людей, был Америго Веспуччи -- завистник, недоброжелатель, злой и трусливый человек. Сам он якобы никогда не решался даже ступить на палубу корабля, но, сидя в своем кабинете, он сгорал от зависти и украл и присвоил себе славу Колумба.

И лишь в начале XIX века знаменитый немецкий географ Александр Гумбольдт взял флорентийца под защиту, ограждая его от несправедливых обвинений. Ведь нельзя было пройти мимо факта, что против Америго Веспуччи не выступал никто из наследников и друзей Колумба, и даже испанское правительство, долгие годы судившееся с потомками великого мореплавателя, не воспользовалось версией, будто новый материк еще до Колумба открыл Америго Веспуччи. К тому же, по мнению Гумбольдта, Америго Веспуччи не мог отвечать за искажение фактов и дат, так как сам лично не опубликовал ни одной строчки из своих писем и, проживая в Испании, не мог знать, кто и как издает эти письма за пределами страны. В те времена издатели бесцеремонно обращались с текстами литературных произведений, изменяли и сокращали их без ведома автора и произвольно давали заголовки. Очевидно, и письма Веспуччи перед их опубликованием были дополнены, переработаны и искажены издателями.

«Не совершили ли этого подлога без ведома Америго собиратели рассказов о путешествиях? -- спрашивает Гумбольдт. -- Или, может быть, это всего лишь следствие путанного изложения событий и неточных сведений?»

Сегодня очень трудно ответить на эти вопросы.

Гумбольдт продолжает: «Что касается имени великого континента… то оно представляет собой памятник человеческой несправедливости. Вполне естественно в конце концов приписать причину такой несправедливости тому, кто казался в этом наиболее заинтересованным. Но изучением документов доказано, что ни один определенный факт не подтверждает этого предположения… Стечение счастливых обстоятельств дало ему славу, а эта слава в течение трех веков ложилась тяжким грузом на его память, так как давала повод к тому, чтобы чернить его характер. Такое положение очень редко в истории человеческих несчастий. Это пример позора, растущего вместе с известностью».

Какой парадокс! Колумб открыл Америку, но не осознал этого. Америго Веспуччи ее не открывал, но одним из первых понял, что Америка -- новый континент. Этого было достаточно, чтобы его имя было навеки веков вписано в великую книгу человеческой славы.

Развитие образовательного туризма в средневековой культуре

Основы индустрии туризма были заложены в эпоху Древнего Рима, чему способствовало развитие инфраструктуры, имевшей общегосударственный характер: строительство дорог, сооружение мильных столбов, создание государственных гостиниц — мансионов и стабуляриев, расположенных в дне пути друг от друга. Производились карты дорог, с обозначением станций, где можно было остановиться на ночлег, а также специальные «дорожные» предметы обихода. Был налажен выпуск путеводителей, в которых указывался маршрут и описывались достопримечательности, встречавшиеся в пути, отмечались гостиницы и давались цены.

Странствия и путешествия эпохи Средневековья по своей мотивационной направленности мало отличались от путешествий Древнего Востока и Античности. Более широкий масштаб приобрел в ту эпоху религиозный туризм, а также «путешествия за знаниями». Многочисленные экспедиции, направляемые для открытия новых земель, пробуждали у их участников не только «жажду золота», но и «жажду овладения неведомым».

Престижными образовательными центрами считались Афины и о. Родос, хотя и в эпоху эллинизма существовали уже крупные научные центры, куда ученые со всей Ойкумены приезжали не только для работы на длительный срок, но и для ознакомления с фондами библиотек: Александрия и Пергам.

Следует отметить, что религиозный и образовательный туризм оказались теми видами путешествий, которые дошли до наших дней, причем их основные функции и цели (приобщение к духовным ценностям в широком смысле) практически не изменились. Путешествия паломников и студентов были не просто средневековой аналогией современного туризма с характерным набором сопутствующих услуг — они создавали устойчивую культурную традицию путешествий, которая объединяла как гостей, так и хозяев. В наши дни привлекательность целого ряда туристских центров не в последнюю очередь связана с их старыми университетскими традициями (Кембридж, Оксфорд, Краков, Прага, Болонья и др.). Даже Париж с его неисчислимыми досгопримечательностями для многих категорий туристов привлекателен именно как университетский город, а такие понятия, как «Сорбонна» или «Латинский квартал» известны, пожалуй, любому посетителю, независимо от уровня образования

Список литературы:

1. Пузакова Е. П., Честникова В. А. Международный туристический бизнес. -М.: Экспертное бюро, 1997. — 176 с.

2. Рапопорт А. Д. Золотое кольцо. Путеводитель. — М. :Симон-Пресс, 2003.- 204 с.

3. Сенин В. С. Организация международного туризма: Учебник. — М.: Финансы и статистика, 2004. — 400 с.

4. Экономика и организация туризма. Международный туризм / Е. Л. Драчева, Ю. В. Забаев, Д. К. Исмаев и др.; под ред. И. А. Рябовой, Ю. В. Забаева, Е. Л. Драчевой.

-- М.: КНОРУС, 2005. -- 576 с.

5. Ягодынская Н. В. Культурно-исторические центры России: Учеб. Пособие Н. В. Ягодынская, С. А. Малышкин. -- М.: Академия, 2005. -- 272 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой