Развитие опосредованной и неопосредованной памяти в подростковом возрасте

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

Глава 1. Развитие памяти как высшей психической функции

1.1 Понятие памяти

1.2 Основные процессы памяти и ее виды

1.3 История изучения памяти как психологического феномена

1.4 Культурно-исторический подход к исследованию памяти в трудах Л. С. Выготского и А.Н. Леонтьева

1.5 Развитие памяти в подростковом возрасте

1.6 Анализ методики А. Н. Леонтьева (1931)

1.6.1 Описание методики Леонтьева

1.6.2 Основные результаты исследования А.Н. Леонтьева

1.6.3 Критический анализ и модификация методики А.Н. Леонтьева

1.7 Метод репликации в психологических исследованиях

Глава 2. Экспериментальное исследование опосредствованной и непосредственной памяти у школьников подросткового возраста

2.1 Цели и гипотезы исследования

2.2 Методика исследования

2.3 Результаты и их анализ

2.3.1 Особенности воспроизведения слов испытуемыми подросткового возраста

2.3.2 Сравнение результатов воспроизведения слов подростками с испытуемыми других возрастов

2.3.3 Сравнение результатов воспроизведения слов подростками с данными исследования А.Н. Леонтьева

2.3.4 Изучение способов запоминания в подростковом возрасте

2.4 Выводы

Заключение

Библиография

Введение

Данная работа посвящена рассмотрению развития опосредствованной памяти в подростковом возрасте (12−15 лет). Процессы памяти выполняют большую роль в обеспечении жизнедеятельности человека. Позволяя сохранять жизненный опыт и знания об окружающем мире, память создает возможности для развития человека, его психики. Уникальная особенность человеческой памяти — ее зависимость от социокультурных условий жизни человека. С изменением этих условий меняются формы запоминания, происходит развитие способов и средств опосредствования, которые используют люди с целью сохранения в памяти различной информации, а также ее последующего использования.

Актуальность исследования. В конце 1920-х гг. А. Н. Леонтьевым в сотрудничестве с Л. С. Выготским было проведено исследование развития опосредствованных форм запоминания у детей и взрослых разных возрастов. В этой работе проиллюстрировано центральное положение культурно-исторической психологии о социогенезе высших психических функций.

Непосредственное и опосредствованное запоминание, их развитие при учете возрастного аспекта людей и культурно-исторических условий их жизни остаются интересным предметом изучения и в настоящее время. В 2006 году в Международном университете природы, общества и человека «Дубна» под руководством Б. Г. Мещерякова методика А. Н. Леонтьева была повторена в исследовании памяти у детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста. Результаты исследования показали сохранение основных закономерностей процессов запоминания, но вместе с тем их интенсификацию, а также качественное своеобразие.

Исследование по развитию памяти у подростков, с одной стороны, представляет собой работу по реставрации и повторению методики А. Н. Леонтьева, с другой — направлено на выявление новых аспектов проведения процедуры исследования и изучение особенностей памяти подростков в начале XXI веке.

Наше исследование памяти у подростков является продолжением работы студентов Университета «Дубна» под руководством Б. Г. Мещерякова (бакалаврская работа Е.А. Кулагиной) и построено на основе приведенных в этой работе материалов по развитию памяти у детей старшего дошкольного возраста.

Цели исследования: 1) выявление особенностей непосредственной и опосредствованной памяти современных подростков; 2) сравнение полученных результатов с данными А. Н. Леонтьева 1920-х гг.

Данная работа не ограничивалась точным восстановлением процедуры проведенного А. Н. Леонтьевым исследования (1931). В нашу методику было также включено дополнительное условие с более трудным способом опосредствования: четвертая серия проводилась по аналогии с исследованием памяти у детей старшего дошкольного возраста, которая была осуществлена в 2006 году в Университете «Дубна» под руководством Б. Г. Мещерякова, — с использованием буквенного материала.

Проблема исследования: состояние общества не является статичным и не зависящим от социокультурных условий, которые, по сравнению со временем проведения классического исследования (конец 1920-х годов), значительно изменились в начале XXI века. В связи с этим развитие высших психических функций, в частности, непосредственной и опосредствованной памяти в настоящее время может отличаться от особенностей тех же процессов в начале XX века.

Объект исследования — память в подростковом возрасте.

Предмет исследования — характеристики вербальной непосредственной и опосредствованной памяти в подростковом возрасте.

Основная гипотеза: уровень развития опосредствованной и непосредственной памяти как высшей психической функции у современных подростков выше, чем у подростков в 1920-е годы.

Кроме того, мы выдвигаем частную гипотезу 1: условия эксперимента — место его проведения (различные учебные заведения города Москвы) и изменения самой методики (смена стимульного материала, порядка следования серий, сокращение инструкций) не оказывают значительного влияния на полученные результаты.

Поскольку стимульный материал — буквы, применяемые нами в одной из серий, — является более абстрактным средством запоминания, нами была также сформулирована частная гипотеза 2: при использовании более сложного метода опосредствования (буквенного), эффективность запоминания может быть снижена по сравнению с другими условиями запоминания.

Задачи исследования:

1) Произвести репликацию методики А. Н. Леонтьева (реконструкция иллюстративного материала — средства запоминания (картинки), а также инструкций, протоколов и процедур обработки данных).

2) Провести экспериментальное исследование вербальной непосредственной и опосредствованной памяти в подростковом возрасте.

3) Проанализировать полученные результаты.

Методы и методики исследования и анализа результатов:

1. методика А. Н. Леонтьева (в измененном и доработанном виде);

2. методы статистической обработки: 1) проверка значимости различий средних значений — критерий Уилкоксона, t-критерий Стьюдента; 2) оценка различий между выборками по уровню признака, количественно измеренного — критерий Краскела-Уоллеса.

База исследования (испытуемые): в состав испытуемых нашего первого (пилотажного) исследования (2006−2007 гг.) входили 5 девочек и 5 мальчиков, всего 10 человек (средний возраст 13 лет). Испытуемые учились в 7 классе ГОУ СОШ СВАО г. Москвы. Также в 2007—2008 учебном году нами было проведено исследование, участниками которого стали ученики 8 класса, 9 девочек и 8 мальчиков, всего 17 человек (средний возраст 14 лет). Место проведения исследования — ГОУ Лицей ЮАО г. Москвы. Кроме того, в 2008—2009 учебном году нашими испытуемыми стали ученики 6 класса, 11 девочек и 8 мальчиков, всего 19 человек (ГОУ Центр Образования ЦАО г. Москвы). Общая численность нашей выборки составила 46 человек.

Научная новизна и теоретическое значение работы заключается в том, что в ней проведена частичная репликация методики А. Н. Леонтьева (1931) — исследование развития памяти у испытуемых подросткового возраста в условиях непосредственного и картинно-опосредствованного запоминания, а также добавлено новое условие опосредствования (с использованием букв). Проведенное исследование позволило провести сравнительный анализ развития характеристик непосредственной и опосредствованной памяти у подростков конца 20-х годов двадцатого века и учащихся подросткового возраста начала двадцать первого века. Реализация данного исследования дает возможность дополнить картину развития памяти, представленную А. Н. Леонтьевым, новыми фактами, проследить особенности развитие памяти у подростков, находящихся в современных социокультурных условиях.

Практическое значение работы состоит в том, что полученные данные могут быть использованы в дальнейшем при построении уроков по теме «Память» в образовательных учреждениях, а также в преподавании университетских дисциплин «Общая психология» и «Возрастная психология».

Глава 1. Развитие памяти как высшей психической функции

1. 1 Понятие памяти

Согласно определению из Большого психологического словаря, память — «форма психического отражения действительности, заключающаяся в закреплении, сохранении и последующем воспроизведении человеком своего опыта. Память обеспечивает накопление впечатлений об окружающем мире, служит основой приобретения знаний, навыков и умений и их последующего использования». [11, с. 249].

Значение памяти в жизни людей очень велико. Память является важнейшей познавательной функцией. Приобретение человеком знаний и умений основано на его способностях к запоминанию и сохранению в памяти образов, мыслей, пережитых чувств, движений и их систем. [16, с. 110−132].

Память входит в целостную структуру человеческой психики, поскольку с ее помощью происходит связь между различными психологическими состояниями и процессами, в их временном представлении. Интеграция отдельных аспектов памяти — «Я в настоящем», «Я в будущем», «Я в прошлом» — формирует устойчивость и непрерывность человеческого «Я». Наряду с этим, в процессе развития человека, изменения его мотиваций и потребностей, складывается различное отношение к своему прошлому, вследствие чего одно и то же знание может по-разному храниться в памяти [37]. Неповторимый характер работы механизмов памяти обеспечивает все стороны жизнедеятельности человека, создает условия для формирования индивидуально-личностных особенностей его психики.

1.2 Основные процессы памяти и её виды

Память представляет собой сложную психическую деятельность. В структуре памяти различают такие процессы, как запоминание, сохранение, забывание, восстановление (узнавание, воспроизведение).

Запоминание — это процесс запечатления и закрепления в сознании образов, которые возникают под влиянием различных предметов и явлений действительности в ходе процессов ощущения и восприятия. Запоминание основывается, как правило, на установлении связей или ассоциаций между отдельными составляющими запечатлеваемой информации.

Сохранение и забывание — процессы, которые находятся во взаимосвязи друг с другом. С помощью сохранения происходит удержание заученного в памяти. Забывание, напротив, ведет к выпадению материала из памяти, т. е. представляет собой своего рода процесс затормаживания связей. С одной стороны, забывание — это естественный процесс, с другой стороны, на процесс забывания влияют различные факторы, а именно: время, степень активности субъекта запоминания, деятельность, предшествующая запоминанию. Поэтому забывание может отличаться по характеру своего протекания: быть полным либо частичным, длительным либо временным.

Воспроизведение представляет собой процесс, который заключается в оживлении в мозгу следов памяти и проявляется в возникновении в сознании представлений, ранее воспринятых мыслей, реализации заученных движений.

Кроме того, выделяют еще один процесс памяти — узнавание. Он представляет собой такое свойство памяти, как появление чувства знакомости в случае повторного восприятия информации. В отличие от узнавания, воспроизведение проявляется в актуализации закрепленных в памяти образов без вторичного восприятия объектов или явлений. Узнавание представляет собой более простой процесс по сравнению с воспроизведением. Узнавание характеризуется осознанием того, что некие новые сведения являют собой то же самое, что уже встречалось ранее. Воспроизведение, в отличие от узнавания, представляет собой активный процесс восстановления в памяти необходимой в настоящий момент информации. На основании только лишь процесса узнавания мы не можем говорить о прочности памяти — эффективность запоминания может быть оценена только на основании учета результатов процесса воспроизведения.

Поскольку память включена в различные стороны жизни человека, то и формы и виды ее проявления отличаются многообразием и вариативностью. Существуют разные основания для разделения памяти на виды. Так, по содержанию запоминаемого материала можно говорить о двигательной, эмоциональной, образной и словесно-логической памяти.

Двигательная память отвечает за формирование двигательных навыков в трудовой, спортивной, игровой и других сферах деятельности человека. Двигательная память — самый ранний вид памяти: первые двигательные реакции можно наблюдать уже на первом месяце жизни ребенка. [25, с. 258].

Эмоциональная или аффективная память — тоже достаточно ранний вид памяти, ее начало относится к первому полугодию жизни ребенка. Эта память осуществляет взаимодействие человека с окружающим миром на основе эмоций и чувств, которые могут либо побуждать его к совершению какого-либо действия, либо удерживать от действий, связанных с отрицательным прошлым опытом.

Память образная выражается в запоминании и воспроизведении чувственных образов предметов и явлений. Этот вид памяти появляется позже двигательной и эмоциональной — первые проявления образной памяти в виде свободных воспоминаний отмечаются на втором году жизни ребенка. Образная память является главным видом памяти в дошкольном возрасте развития ребенка.

Выделяют несколько типов образной памяти: зрительную, слуховую, осязательную, обонятельную, вкусовую. При этом, если зрительная и слуховая память обычно достаточно хорошо развиты у людей, то последние три типа образной памяти лучше функционируют у человека в зависимости от его пребывания в тех или иных специфических условиях деятельности.

Словесно-логическая память — память, при которой запоминаются мысли, суждения, умозаключения. Если двигательная, эмоциональная и образная память присущи и животным, то этот, более поздний филогенетически вид памяти, является отличительной особенностью человека. Словесно-логическая память активно развивается в школьные годы, особенно в подростковый период жизни.

По характеру целей деятельности память делят на непроизвольную и произвольную. В том случае, когда человек не ставит перед собой специальной цели запомнить материал, говорят о непроизвольной памяти. Эта память формируется генетически раньше, чем произвольная, она находится в тесной связи с эмоциональной и смысловой сферами жизни человека. Произвольная память — это память, характеризующаяся наличием сознательной мнемической цели, она во многом связана с трудовыми и социальными обязанностями человека. Произвольное запоминание может выражаться в качестве двух видов — механического и осмысленного. Механическое запоминание проявляется в повторном заучивании материала без установления в нем смысловых и логических связей. Смысловое запоминание базируется на понимании внутренней логики и отношений в составляющих частях заучиваемой информации, а также в осознанном и осмысленном сравнении данного материала и предшествующих знаний. Механическое запоминание чаще всего ведет к формальности и низкой прочности знаний, а также является неэкономным — требует больше времени по сравнению с запоминанием смысловым. Вместе с тем, в некоторых случаях механическое запоминание имеет свои достоинства — при запоминании различных терминов, названий, фамилий, адресов, дат, иностранных слов. Поэтому только уместное и разумное совмещение механического и осмысленного запоминания материала может быть полезно и эффективно для прочного его нахождения в памяти.

Память долговременная и кратковременная различаются временем закрепления и сохранения материала. Объем кратковременной памяти ограничен 7 ± 2 единицами материала с однократным и непродолжительным восприятием и последующем за этим воспроизведением. Для долговременной памяти, напротив, характерно длительное хранение запоминаемой информации при условии ее неоднократных повторений и воспроизведений. Таким образом, эффект кратковременной памяти сильно сжат по времени и используется в ситуациях, требующих от человека немедленной реакции, долговременная же память служит закреплению и сохранению умений и навыков на продолжительный период. Долговременное запоминание наиболее продуктивно при условии использования повторения с установлением ассоциативных связей в материале, а не при простом механическом запоминании информации.

Деление памяти на два типа — кратковременную и долговременную подводит нас к таким двум видам памяти, как непосредственная и опосредствованная. Критерий их различения — наличие вспомогательных средств для запоминания. Опосредствованная память опирается на использование различных развернутых средств и приемов, а непосредственная осуществляется без их применения. Однако это не сводит непосредственное запоминание к кратковременной памяти и механическому запечатлению, напротив этот вид памяти может проявляться в использовании особых «внутренних» средств, являющих собой «в высокой степени автоматизированные внутренние действия» [13, с. 48].

Отдельно выделяют вид памяти, называемый оперативной памятью. Оперативная память необходима для выполнения операций, действий в какой-либо деятельности. Например, письмо состоит из ряда действий, осуществление которых обеспечивает успешный результат — написанный текст. Механизм функционирования такого процесса выражается в удержании в памяти действия для текущей деятельности до промежуточной операции, затем оперативная память заполняется новой информацией, более актуальной для настоящего момента.

Взаимодействие различных видов памяти — характерная особенность памяти как целостного процесса. Например, в определенных обстоятельствах словесно-логическая память может становиться непроизвольной либо произвольной, кратковременной или же долговременной. Таким образом, виды памяти, выделяемые по различным критериям, вместе представляют собой единство и взаимосвязь механизмов функционирования памяти.

1.3 История изучения памяти как психологического феномена

Проблема памяти интересовала психологов с ранних этапов развития науки, и длительное время оставалась предметом дискуссий в русле различных теоретических концепций и экспериментальных разработок. Одними из первых изучать память стали представители школы ассоцианизма. Ассоцианистическая теория трактовала память как цепь ассоциаций — копий тех ощущений и представлений, которые были в опыте человека. Психологи-ассоцианисты сделали первые попытки экспериментального изучения памяти (работы Г. Эббингауза, 1885; Г. Мюллера, 1911−1915; А. Пильцеккера, 1980). Однако вопрос о детерминации ассоциативного процесса остался открытым — «сторонниками этой школы не была решена, да и, по существу, не была поставлена проблема природы мнемического следа» [1, с. 27].

С 90-х гг. XIX века исследованиями памяти начали заниматься сторонники другого направления психологии — бихевиоризма. У. Джемс впервые дифференцировал память на виды. Он выделял первичную (непосредственную) память и память вторичную (косвенную). Первичная память, по Джемсу, представляет собой активное хранилище следов, которые могут осознаваться человеком. Вторичная память — это хранилище, где в течение длительного времени могут сохраняться следы, доступ сознания к которым не всегда является свободным. Отметим, что данное представление о памяти являлось своего рода новаторством для того времени и может считаться прообразом моделей памяти более позднего, когнитивного подхода в психологии.

С позиций бихевиоризма в психологии следует изучать то, что поддается внешнему наблюдению. Участие сознания и различных аспектов личности при этом игнорируется, основная теоретическая цель — предсказание и контроль поведения. В связи с этим, ряд экспериментальных работ представителей бихевиоризма посвящен изучению памяти как научения в процессе сенсомоторных действий. Так, Э. Толмен, изучавший формирование навыков у крыс, предложил использование термина «когнитивная карта», объясняющего ориентацию в пространстве. «Когнитивная карта» представляла собой образ пространственного окружения, в котором животное действовало по принципу знакомости. Более поздние исследования внесли новые важные факты и выводы в науку — была показана зависимость продуктивности запоминания от объема (К, Ховланд, 1940), характера материала (Э. Гилфорд, 1934), группировки запоминаемой информации (Дж. Миллер, 1958), от положения элемента в ряду (К. Ховланд, 1938; Дж. Диз, 1958).

Структурная теория памяти объединила собой сторонников другого направления — гештальтпсихологии. В. Кёлер и К. Левин на основании проведенных ими исследований утверждали о важности организованного, структурированного восприятия в процессе запечатления информации, а также подчеркивали роль намерения для эффективного запоминания [13, с. 25−28].

Познавательная активность человека усиленно изучалась в когнитивной психологии. Дж. Миллер, Ю. Галантер, К. Прибрам определили память как деятельность, при совершении которой у испытуемых складывается план запоминания и план воспроизведения [13, с. 58]. Ж. Пиаже и Б. Инельдер пришли к выводу, что структурные особенности воспроизведения связаны с деятельностью, состоящей из постановки вопросов, группирования, классификации материала, установления соответствия и осознание причинности. [13, там же]. Идея разграничения первичной и вторичной памяти стала основой для первой математической модели памяти Н. Во и Д. Норманна, а Р. Аткинсон и Р. Шиффрин разработали трехкомпонентную модель памяти, где были представлены как структура, так и процессы управления памяти [3, с. 367]. В трехкомпонентной модели память сравнивалась с хранилищем, но были и другие способы определить сущность памяти: у Д. Бродбента это библиотека, у Р. Клацки — мастерская. Когнитивная теория уровней обработки, разработанная Ф. Крейком и Р. Локартом, акцентирует внимание не на особенностях статичных блоков и времени пребывания информации в первичной памяти, а на связи запоминания с глубиной переработки этой информации, тесно зависящем от возможностей и интересов субъекта.

Ф. Крэйком был выявлен эффект отрицательной недавности. Эксперимент, в котором обнаружился данный феномен, проходил следующим образом: испытуемым предлагалось 10 списков, состоящих из 15 слов каждый. Списки предъявлялись поочередно с последующими воспроизведениями слов. По окончании эксперимента, следовала внезапная просьба участников воспроизвести как можно большее количество слов из всех показанных. В результате было обнаружен следующий факт: те слова, которые находились в предъявленных списках последними, воспроизводились хуже всего. Данная особенность указывает на специфичный, неравномерный характер запоминания, который нужно учитывать при научном анализе памяти, а также в педагогической и психологической работе с детьми и взрослыми.

Изучение памяти в когнитивной психологии внесло значительный вклад в развитие психологии как науки, но, вместе с тем, отечественные психологи отмечали излишний сенсуализм когнитивных моделей зарубежных психологов и неразрешенность проблемы смысловых основ памяти, сознательной деятельности запоминания [1, с. 33].

Коренные преобразования в теоретических воззрениях на природу памяти произошли с возникновением в психологии новой идеи о социальном происхождении ее процессов. В работе «О воспоминании» (1932) Ф. Бартлетт высказывает точку зрения о том, что информация, которую запоминает и затем воспроизводит человек, зависит от его личности, сформированной на основе интересов, определяемых обществом.

П. Жане говорит о том, что память свойственна только человеку после трехлетнего возраста и связана с сознательной и коммуникативной жизнью людей. В своем труде «Эволюция памяти и понятия времени» (1928) этот психолог выделяет несколько генетических форм памяти, каждая из которых обусловливается ситуацией социального сотрудничества. Память становится необходимой в ситуациях отсутствия прошлого. По сути, с позиций П. Жане, память выражается в ожидании появления того, что запоминалось, затем — в поисках его, потом — в отсроченных действиях и закреплении поручения с помощью предметов, а позднее — с помощью знаков. На высших этапах развития памяти возможна еще одна ее форма — пересказ, для которого необходимо различение временной перспективы и сформированность сознательных процессов психики.

Изучение памяти в русле деятельностного подхода изложено в трудах отечественных психологов — П. И. Зинченко, А. А. Смирнова, В. Я. Ляудис. Анализу механизмов памяти в процессе непроизвольного и произвольного запоминания посвящены эксперименты П. И. Зинченко и А. А. Смирнова. В работе П. И. Зинченко были изложены принципиально новые взгляды на природу непроизвольной памяти, а именно: она не сводима к процессам пассивного запечатления объектов, находящихся в поле внимания, при его направленности на другие объекты [10, с. 473]. Согласно результатам экспериментов, эффективность запоминания в процессе деятельности, целью которой являлась классификация картинок без установки запомнить, оказалась лучше, чем тогда, когда перед испытуемым ставилась задача запомнить картинки. Выводы, к которым пришел П. И. Зинченко на основании полученных данных были следующими: уже в дошкольном возрасте запоминание представляет собой продукт деятельности и находится в тесной связи с направленностью этой деятельности.

В соответствии с результатами исследований П. И. Зинченко появилась возможность устранить дихотомию двух видов памяти. По П. И. Зинченко непроизвольное и произвольное запоминание не противопоставлены друг другу, а являются двумя ступенями в развитии памяти ребенка, постепенно сменяющими одна другую. При этом запоминание тогда становится произвольным, когда в содержании действия появляются цель, направленность запоминания. С возрастом происходит развитие произвольного характера памяти — увеличивается зависимость памяти от намерения запомнить.

Исследование З. М. Истоминой, посвященное изучению произвольного запоминания у дошкольников в условиях игры и при выполнении указаний взрослого, показало, что в игровой деятельности запоминание слов у детей всех возрастов происходит определенно лучше, чем в лабораторных опытах. Начиная со старшего дошкольного возраста, у некоторых детей отмечались попытки выполнить действия, отражающие намерение запомнить, припомнить что-то. З. М. Истомина приходит к выводу, что «ребенок осознает (и выделяет) мнемические цели лишь тогда, когда он сталкивается с такими условиями, которые требуют от него активного припоминания и запоминания» [15, с. 655]. З. М. Истомина отмечает, что переход к произвольному запоминанию происходит постепенно, представляя собой двухэтапный процесс: сначала ребенок выделяет и осознает мнемические цели, что во многом зависит от мотива, побуждающего его к той или иной деятельности, а на втором этапе происходит формирование соответствующие целям действий и операций.

В одном из своих экспериментов А. А. Смирнов приходит к похожим выводам, что и ранее П. И. Зинченко: запоминание во многом детерминируется активностью субъекта, направленностью деятельности и мотивами, которыми испытуемые руководствуются при ее осуществлении [47]. Кроме того, согласно экспериментальным данным В. Я. Ляудис, которая проводила исследования со студентами I — IV курсов университета, «не порядок элементов в запоминаемом материале, а возможность их соотнесения с опытом субъекта во многом определяет состав первого воспроизведения» [24, с. 56]. То есть не только активная ориентировка и целевые характеристики запоминания определяют его эффективность, но и субъективно-личностные особенности запоминающего.

В работе А. А. Смирнова «Развитие логической памяти у детей» [44] память рассматривалась в контексте деятельности следующим образом: автор изучал влияние приемов запоминания на продуктивность процессов памяти. Опыты А. А. Смирнова состояли из трех серий: 1) констатирующая, в ходе которой испытуемые запоминали 20 слов, сгруппированных по признаку родовой принадлежности (мебель, одежда, транспорт и пр.). В этой серии использовался метод неполного заучивания: слова читались пять раз, после каждого предъявления следовало воспроизведение; по окончании заучивания испытуемые давали отчет, как они запоминали слова; 2) обучающая серия. В этой серии участников эксперимента обучали действию классификации — к рядам слов (родовых понятий) необходимо было подобрать картинки с теми объектами, которые соответствовали бы каждому родовому понятию; 3) тренировочная серия. Она состояла в запоминании нового ряда слов. При этом никаких указаний об использовании того или иного способа запоминания не давалось. Целью исследования А. А. Смирнова было обучение испытуемых мнемическому приему классификации, поэтому в ходе эксперимента школьники, запоминающие лучше, проходили только констатирующую и тренирующую серии. Опыты А. А. Смирнова показали, что прием классификации — объединение некоторых слов под общее название (понятие) — характерен только для учащихся начиная с шестого класса, а более младшие школьники, запоминая слова, главным образом, используют повторение [44, с. 112]. В свете заявленной нами темы исследования результаты А. А. Смирнова имеют для нас большое значения: они свидетельствуют о том, что лишь в старшем подростковом возрасте подростки становятся способными к использованию сложных приемов для запоминания.

К.П. Мальцева в своем исследовании процессов запоминания использовала в качестве экспериментальных материалов так называемые «опоры» — наглядные (предметы, изображенные на картинках) и словесные (слова, написанные на карточках) [26]. Она выявила, что, во-первых, активность, ориентировка испытуемых при выборе опор дает лучшие результаты, чем при использовании аналогичных готовых опор, но предложенных экспериментатором. Во-вторых, достижение уровня запоминания, опирающегося на словесные опоры, отмечается к концу обучения в начальной школе. С возрастом преимущество запоминания с опорами все больше выступает на передний план.

1.4 Культурно-исторический подход к исследованию памяти в трудах Л. С. Выготского и А.Н. Леонтьева

В книге «Этюды по истории поведения» (1930) Л. С. Выготский и А. Р. Лурия впервые в истории изучения памяти применяют идею сравнения данных фило- и онтогенеза памяти — сравнительно-генетический принцип исследования. Говоря о памяти первобытного человека, авторы отмечают ее своеобразие, выражающееся в конкретности, фотографичности. Эти свойства находят свой аналог в памяти ребенка, когда он находится на ранних этапах своего развития. Однако Л. С. Выготский отмечает, что трудовая и социальная жизнь значительно преобразует психику развивающегося человека. Л. С. Выготский объясняет это тем, что эти формы человеческой активности построены на использовании средств-знаков — искусственно созданных стимулов, с помощью которых непосредственно протекающие процессы психики превращаются в опосредствованную психическую деятельность. По мнению Л. С. Выготского, высшие психические формы памяти первоначально рождаются в социальном общении между людьми. По Л. С. Выготскому, особенность примитивной памяти заключается в том, что человек пользуется ею, но не господствует над ней, то есть запоминание на этом этапе развития носит стихийный, неконтролируемый характер. Постепенно функциональные основы памяти преобразовываются. Так, Л. С. Выготский говорит о возникновении различных простейших приёмов опосредствованного запоминания ввиде завязывания узелка на память или зарубок, которые использовались человеком для передачи информации другим людям [52].

В наиболее общем виде механизм опосредствования был описан Л. С. Выготским на основе использования знаменитой схемы: А — X — В, где, А и В — стимулы, а X — психологическое орудие (узелок на платке, мнемотехническая схема и другие атрибуты культуры). В таком соединении стимула и реакции — через опосредствующее звено — «преодолевался механицизм в понимании психики и происходило размыкание психического мира субъекта в-себе-и-для-себя на мир для-другого; данное соединение, представляя одновременно культуру и субъекта, позволило установить качественное своеобразие ВПФ» [53, с. 28].

Согласно Л. С. Выготскому, существует знаковая функция вспомогательных стимулов — именно за счет нее складывается новое отношение между психическими процессами, опосредствование, которое обеспечивает ориентировку субъекта в осваиваемой им деятельности. «Использование вспомогательных средств — знаков, которые выступают как внешние, начинает видоизменять и внутренние процессы памяти. Собственно «натуральная память» постепенно идет по пути потери своего натурального характера и становится «культурной памятью» [52]. Именно такое культурно-обусловленное развитие памяти явилось фундаментом для развития языка, письменности и других сложных знаковых систем в истории человечества.

Изменения в структуре психологического процесса во время запоминания наблюдались Л. С. Выготским и его последователями в опытах по двойной стимуляции, где один ряд стимулов, выполнял «функцию объекта (материала) деятельности испытуемого, другой -- функцию знаков, с помощью которых эта деятельность организуется» [27, с. 68]. Наиболее основательные результаты использования этого метода представлены в экспериментах А. Н. Леонтьева. Его книга «Развитие памяти» (1931) представляла собой одну из первых попыток экспериментально-развёрнутого обоснования социального характера развития памяти. Основная задача работы заключалась в том, чтобы изучить процессы опосредствования «одновременно в качестве источника и критерия оценки онтогенетического развития памяти» [53, с. 29]. Описывая особенности развития памяти, А. Н. Леонтьев говорит о том, что, при взаимодействии человека с окружающей его социальной средой, он перестраивает и свое собственное поведение, это проявляется в превращении процессов «интерпсихологических» (межличностных) в процессы «интрапсихологические» (внутриличностные).

Запоминание, основанное на внутреннем опосредствовании, представляет собой высшую форму и последний этап развития человеческой памяти. Его появление означает, что использование прошлого опыта принимает новую форму — «приобретая господство над своей памятью, мы освобождаем все наше поведение из-под слепой власти автоматического, стихийного воздействия прошлого» [20, с. 251].

Процесс развития памяти от элементарных к наиболее сложным ее формам также понимается А. Н. Леонтьевым и как изменение отношения этой психической функции к личности в целом, как процесс социализации человека. И в этой связи он выдвигает идею о воспитуемости памяти в онтогенезе, которая указывает на возможность разработки и реализации специально разработанной программы формирования памяти. А. Н. Леонтьев говорит о том, как важно, учитывая закономерности, по которым развиваются психические процессы, способствовать развитию у учащихся высших форм памяти.

1. 5 Развитие памяти в подростковом возрасте

В подростковом возрасте происходит значительная перестройка и развитие памяти. Способность к произвольному запоминанию на основе приема заучивания постоянно, но медленно возрастает до 13 лет, а с 13 до 15−16 лет наблюдается более быстрый рост запоминания, имеющего смысловой, логический характер [37].

В переходном возрасте, по Л. С. Выготскому, подросток переходит к новой и высшей форме интеллектуальной деятельности — к мышлению в понятиях. Все остальные функции на данном этапе развития вступают в сложный синтез с этим новым образованием, происходит их интеллектуализация и перестройка.

Л.С. Выготский говорит о таком процессе как «интеллектуализация мнемы» — этот феномен отражает взаимосвязь памяти и интеллекта, при которой последний начинает играть ведущую роль в психической деятельности подростка. Кроме того, «интеллектуализация мнемы» проявляется в том, что в подростковом возрасте запоминание приобретает активный или волевой характер [8, с. 291]. Таким образом, в подростковом возрасте происходит изменение характера памяти — осуществляется переход от доминирования механического запоминания к смысловому, а также становится более доступным запоминание абстрактного материала.

К центральным моментам всех этих изменений можно отнести то, что память в подростковом возрасте освобождается от наглядных образов, а вербальная память, запоминание в понятиях, приобретают связь с осмысливанием, анализом и систематизацией материала и выдвигаются на первый план [43].

Таким образом, в соответствии с культурно-историческим подходом на этом возрастном этапе возникает новое отношение, противоположное тому, которое можно установить для более ранней ступени в развитии памяти и мышления. Если до подросткового возраста процесс мышления человека, ребенка представлял собой «воспоминание» о какой-либо информации, то подросток, для того чтобы вспомнить необходимое, активно привлекает процессы мышления. Усложнение процессов памяти наряду с расширением и углублением содержания мышления оказывают существенное влияние на подростка: перед ним раскрывается весь мир в его прошлом и настоящем, природа, история и жизнь человека.

1.6 Анализ методики А.Н. Леонтьева (1931)

Поскольку, основная цель данной курсовой работы состоит в репликации части исследования А. Н. Леонтьева, проведенного более 70 лет назад, то для этого необходимо учитывать все значимые детали процедуры — порядок серий, инструкции, особенности стимульного материала, способы обработки и представления результатов и другое. Однако мы предполагаем производить исследование на основе этой методики, с учетом особенностей и недостатков ее качества. В данном разделе после описания оригинальной процедуры эксперимента будут указаны слабые моменты методики А. Н. Леонтьева и предложены способы их устранения в нашем исследовании.

1.6.1 Описание методики Леонтьева

Идея создания методики исследования опосредствованного и непосредственного запоминания принадлежит Л. С. Выготскому. А. Н. Леонтьевым было разработано и проведено в конце 20-х гг. несколько серий, отличающихся по степени сложности и способу выполнения.

С испытуемыми младшего возраста эксперименты обычно проводились в форме игры с премией (конфеты, картинки), которую ребенок выигрывал в процессе опыта.

Формуляры заключали в себе ряды, составленные из следующих слов:

Первая серия (запоминание бессмысленных слогов): тям, руг, жел, бод, гищ, няб, гук, мых, жин, пяр.

Вторая серия (непосредственное запоминание): рука, книга, хлеб, дом, лупа, пол, брать, нож, лев, мел, серп, урок, сад, мыло, перо.

Третья серия (опосредствованное запоминание): снег, обед, лес, ученье, молоток, одежда, поле, игра, птица, лошадь, урок, ночь, мышь, молоко, стул.

Четвертая серия (опосредствованное запоминание, более сложное, с точки зрения А.Н. Леонтьева): дождь, собрание, пожар, день, драка, отряд, театр, ошибка, сила, встреча, ответ, горе, праздник, сосед, труд.

Наборы картинок, которые использовались в экспериментах третьей и четвертой серии, были изготовлены по образцам лаборатории экспериментальной патопсихологии Института психиатрии Министерства здравоохранения РСФСР, состояли каждая из 30 цветных карточек размером 5×5 см, и имели различные изображения.

В коллекции третьей серии: диван, гриб, корова, умывальник, стол, ветка земляники, ручка для перьев, аэроплан, географическая карта, щетка, лопата и грабли, автомобиль, дерево, лейка, дом, цветок, тетради, телеграфный столб, ключ, хлеб, трамваи, окно, стакан, постель, экипаж, настольная электрическая лампа, картина в раме, поле, кошка.

В четвертой серии: полотенце, стул, чернильница, велосипед, часы, глобус, карандаш, солнце, рюмка, обеденный прибор, расческа, тарелка, зеркало, перья, поднос, дом-булочная, фабричные трубы, кувшин, забор, собака, детские штанишки, комнаты, носки и ботинки, перочинный нож, гусь, уличный фонарь, лошадь, петух, черная доска, рубашка.

Весь эксперимент продолжался с каждым испытуемым около 20--30 минут за исключением экспериментов с детьми младшего возраста, которые обычно проходили с небольшими перерывами и занимали несколько большее время. [22, с. 80].

Для получения «возрастного среза» в индивидуальном эксперименте А. Н. Леонтьева исследовались дошкольники, дети школьного возраста и взрослые. По отдельным группам испытуемые распределялись следующим образом: дошкольников — 46 человек, детей учащихся «нулевого» класса — 28 человек, учащихся первого класса — 57 человек, учащихся второго класса — 52 человека, учащихся третьего класса — 44 человека, учащихся четвертого класса — 51 человека, пятого класса — 46 человек, шестого класса — 51 человек, студентов — 35 человек.

1.6.2 Основные результаты исследования А.Н. Леонтьева

Результаты, полученные в ходе данного исследования, были представлены в средних арифметических (M), в медианах (Ме) и в модах (M0).

Величины средних ошибок (m) были вычислены по формуле:

где е — относительная погрешность измерений, а n — количество испытуемых.

Коэффициенты относительного повышения запоминания слов в третьей серии по сравнению со второй были выявлены в соответствии с формулой:

где R2 -- число удержанных слов во второй серии, а R3 -- число слов, удержанных в третьей серии.

Полученные суммарные результаты по всем четырем сериям опытов приведены ниже.

Серии

Показатели

Дети дошкольного

возраста

Дети первого

школьного возраста

Дети второго

школьного

возраста

учащиеся V--VI

групп (12--16 лет)

Взрослые испытуемые

студенты (22--28 лет)

(4--5 лет)

(6--7 лет)

Учащиеся I--II групп

(7--12 лет)

Учащиеся III--VI групп

(10−14 лет)

Первая серия

M0

Me

M

m

-

0,23

0,23

0,1

2,0

1,60

1,46

0,2

2,0

1,70

1,80

0,1

2,0

1,91

1,87

0,1

3,0

3,07

3,75

0,1

4,0

4,05

4,43

0,3

Вторая серия

M0

Me

M

m

3,0

2,17

2,2

0,3

5,0

4,83

4,70

0,3

6,0

6,17

6,26

0,2

8,0

7,21

7,25

0,2

0,7

7,62

7,88

0,2

9,0

9,71

10,09

0,4

Третья серия

M0

Me

M

m

-

2,0

2,92

0,2

8,0

8,0

8,1

0,8

13,0

12,07

11,41

0,3

14,0

13,27

12,4

0,3

15,0

13,67

13,1

0,2

15,0

14,7

14,28

0,2

Четвертая серия

M0

Me

M

m

-

0,93

1,7

0,4

6,0

6,0

5,8

0,9

9,0

8,75

8,53

0,3

12,0

11,04

10,68

0,3

12,0

12,36

11,94

0,2

14,0

13,93

13,54

0,2

Среднее арифметическое между показателями второй

и третьей серий

2,31

6,95

9,97

11,54

12,82

13,92

Коэффициент относительного

повышения

0,38

0,72

0,82

0,71

0,66

0,42

Экспериментальные данные, полученные А. Н. Леонтьевым, позволяют проследить генезис и структуру форм запоминания. По результатам исследования, у детей младшего дошкольного возраста практически нет различий между непосредственным и опосредствованным запоминанием. У детей семи лет и более старшего возраста, отмечается преобладание опосредствованного запоминания над непосредственным, максимальный же прирост развития памяти приходится на старший дошкольный возраст. Чем старше являются испытуемые, тем больше увеличивается разрыв в пользу опосредствованного запоминания. К пятнадцати годам здоровые дети могут воспроизводить все 100% предъявляемого материала. Более взрослые испытуемые используют уже внутренние средства для организации запоминания и воспроизведения. На основе результатов исследования Леонтьев выдвинул идею о существовании параллелограмма развития памяти, который демонстрирует развитие памяти как высшей психической функции — процесс интериоризации средств запоминания (см. рис. 1) [20, 33].

Рис. 1. Параллелограмм развития памяти (по А.Н. Леонтьеву)

1.6.3 Критический анализ и модификация методики А.Н. Леонтьева

С методологической точки зрения работа А. Н. Леонтьева хоть и представляет собой тщательно разработанное исследование, но, разумеется, не являет собой совершенную методику. Можно выделить ряд особенностей этой классической работы, которые ставят под сомнение качество получаемых результатов и самого метода А. Н. Леонтьева. Так, Р. Ван дер Веер отмечает, что эффективность запоминания в серии с использованием картинок после серии с непосредственным запоминанием обусловливается эффектом обучения, а небольшая разница в результатах этих серий у дошкольников объясняется общим недопониманием экспериментального задания [56, p. 241]. Б. Г. Мещеряков и др. [28] указывают на то, что изображения картинок в авторском исследовании неопределенны и малопонятны; в качестве независимой переменной А. Н. Леонтьев считал «уровень образования», что затрудняет сопоставление групп испытуемых с определенным возрастом; в оригинальной методике также отсутствовали инструкции для всех испытуемых и условий запоминания, и, кроме того, в связи с фиксированным порядком следования серий, возможно, имеет место быть влияние на результаты запоминания эффектов порядка. Обобщая все вышеперечисленные особенности методики, скажем, что выделенные недостатки требуют коррекции либо устранения, что и было сделано нами в настоящей работе.

Проведенные нами предварительные пробы в Московском Городском Психолого-Педагогическом Университете в рамках общего исследовательского проекта «Развитие опосредствованной памяти у детей разных возрастов» (рук. — И.А. Корепанова) показали, что первая серия в эксперименте Леонтьева — запоминание бессмысленных слогов неэффективна [51]. Поэтому она была исключена из нашего исследования.

Опираясь на анализ методики А. Н. Леонтьева, осуществленный в бакалаврской работе Е. Кулагиной [17], мы отмечаем, что, с современных позиций исследование Леонтьева представляет собой исследование методом возрастных срезов с применением внутригруппового (внутрисубъектного) экспериментального плана на каждом возрастном уровне. Преимуществом использования внутригруппового плана является снятие проблемы неэквивалентности групп, характерной для межгрупповых планов. При этом сохраняется влияние различных порядковых эффектов, нарушающих внутреннюю валидность эксперимента. В нашем случае порядковые эффекты могли бы обусловливаться неизменяемым порядком проведения разных условий (непосредственное/опосредствованное) для каждого испытуемого. Соответственно, в методике нашего первого (пилотажного) исследования (2006−2007 учебный год) этот недостаток процедуры устранялся при помощи случайного для каждого испытуемого порядка предъявления условий с непосредственным и опосредствованным запоминанием. Однако, анализ способов запоминания, используемых испытуемыми в первой серии пилотажного исследования, показал, что, в некоторых случаях, когда первая серия проводилась после второй, третьей или четвертой, происходило обучение испытуемых опосредствованному способу запоминания. То есть испытуемые начинали использовать в качестве средств для запоминания предметы окружающей обстановки, без дополнительной инструкции спрашивали про возможность использования для запоминания вспомогательного материала, тянулись к карточкам, расположенным на краю стола, и в дальнейшем применяли их в качестве стимула-средства (см., например, протокол первой серии в Приложении 3). В связи с этим порядок следования серий в исследованиях 2008 и 2009 годов был строгим: при первой встрече — всегда первая серия; при второй, третьей и четвертой встрече — вторая, третья, четвертая серии, порядок которых мог варьироваться.

Следует также указать на то, что описание оригинальной методики не является исчерпывающим для дальнейшей репликации этого исследования. В тексте работы Леонтьева не приводятся иллюстрации изобразительного материала, предлагавшегося испытуемым ввиде средств для запоминания. Помимо этого, у Леонтьева отсутствуют тексты инструкций для всех серий (есть только инструкция: см. [22, с. 78]) и для всех возрастных групп, хотя очевидно, что инструкции для дошкольников должны существенно отличаться от инструкций для студентов. Однако заметим, что приведенный Леонтьевым текст инструкции вполне подходит для учащихся подросткового возраста, и, следовательно, соответствует условиям данной исследовательской работы.

Кроме того, отметим, что для внутригруппового плана нашего эксперимента характерен еще один фактор, потенциально снижающий внутреннюю валидность исследования. Он заключается в отсутствии варьирования материала для запоминания (списка слов) при его предъявлении испытуемым. В исследовании А. Н. Леонтьева фактически не использовались какие-либо защитные способы для уменьшения влияния этого фактора. В нашей методике, напротив, была введена дополнительная мера — для каждого испытуемого был изменен порядок предъявления слов. В соответствии со списком из классического исследования слова были пронумерованы и затем зачитывались испытуемым в определенной для каждого последовательности.

Таким образом, подводя итог, скажем, что повторение оригинального исследования А. Н. Леонтьева представляет собой интересную задачу, не теряющую актуальности в современных условиях, но требующую продуманного и скрупулезного подхода. Качественное преобразование процедуры эксперимента с дальнейшей ее репликацией обеспечивает надежность и валидность результатов исследования, с соразмерным представлением в них изучаемого нами явления, а именно непосредственной и опосредствованной памяти в подростковом возрасте.

1. 7 Метод репликации в психологических исследованиях

Повторение классических исследований в современных социокультурных условиях представляет собой способ прослеживания особенностей изменения и развития различных психологических характеристик в зависимости от измененной исторической ситуации. В настоящее время жизнь людей значительно меняется благодаря современным опосредующим средствам связи (мобильная связь, Интернет), благодаря электрооборудованию, активно применяющемуся в быту и на производстве, различным технологичным устройствам. Следовательно, социальная ситуация развития ребенка, живущего в наше время, отличается от той, что была ранее, скажем, в начале XX века. А это значит, что и данные классических исследований в области психологии, выявленные в прошлом веке, могут терять свою актуальность и не вполне соответствовать картине развития современного человека. Для примера приведем масштабное исследование Н. Н. Толстых, в котором изучалась мотивация и временная перспектива будущего российских подростков с помощью метода мотивационной индукции Ж. Нюттена. Для выявления личностных мотивов в основу метода Ж. Нюттерном был положен проективный прием неоконченных предложений. Выборка состояла из выпускников средних общеобразовательных школ г. Москвы восьмидесятых, девяностых годов и подростков начала XIX века. Данное исследование показало, что «за последние 20−30 лет значительно изменились характеристики мотивационно-потребностной сферы, временной перспективы, жизненных стратегий российских юношей и девушек» [50, с. 149]. По сравнению с подростками восьмидесятых годов современные молодые люди демонстрируют большую самостоятельность, активность, их уровень притязаний возрос, а для стратегий их поведения характерна более далекая временная перспектива. Результаты исследования Н. Н. Толстых подтверждают тот факт, что психологические особенности людей меняются с течением времени. Поэтому следует говорить о возникновении определенной задачи — сравнения данных о психическом развитии детей и подростков в разных социокультурных условиях. Для этого в психологии используется метод репликации психологических исследований.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой