Прямые иностранные инвестиции

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Менеджмент


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

1. Понятие иностранных инвестиций

Прямая иностранная инвестиция — приобретение иностранным инвестором не менее 10 процентов доли, долей (вклада) в уставном (складочном) капитале коммерческой организации, созданной или вновь создаваемой на территории Российской Федерации в форме хозяйственного товарищества или общества в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации; вложение капитала в основные фонды филиала иностранного юридического лица, создаваемого на территории Российской Федерации; осуществление на территории Российской Федерации иностранным инвестором как арендодателем финансовой аренды (лизинга) оборудования, указанного в разделах XVI и XVII единой Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, таможенной стоимостью не менее 1 млн. рублей.

Процессы глобализации и региональной экономической интеграции способствовали резкому усилению мобильности капитала. Частью общего процесса международного движения капитала является процесс международного инвестирования в огромных масштабах. Вывоз капитала может осуществляться в денежной или товарной форме. В современных условиях вывоз капитала в денежной форме получает преимущественное развитие по сравнению с вывозом товаров. Суть явления сводится к изъятию части капитала из национального оборота в одной стране и включению в оборот в различных формах в другой стране. Таким образом, можно говорить о том, что за рубеж переносится не акт реализации прибыли, а сам процесс ее создания.

Большой размах вывоз капитала в денежной форме приобрел во второй половине XX в., что стало особенно явно после Второй мировой войны. Этому способствовала высокая степень интернационализации капиталистического производства. Центральным звеном процесса интернационализации хозяйственного механизма стало развитие зарубежного производства. Опираясь на экспорт капитала, используя различные формы слияний и поглощений фирм, покупку их акций крупные промышленные и банковские компании создали за пределами своих стран громадную сеть филиалов, отделений, дочерних компаний, зависимых акционерных обществ, систему прямого и косвенного, открытого и завуалированного участия в капиталах национальных компаний. Резкая интенсификация этого процесса во второй половине XX в., которая охватила сотни и тысячи фирм, привела к возникновению нового типа международных монополий: транснациональные корпорации — ТНК, промышленных и банковских.

ТНК — это международные монополии, которые выносят за пределы страны базирования не только закупку значительной части средств производства или сбыта готовой продукции, но и часть самого производства. Они скупают за рубежом действующие предприятия, строят новые заводы, открывают торговые и кредитные филиалы, вербуют рабочую силу, служащих, частично руководящий персонал, приобретают на месте сырье, полуфабрикаты, часть оборудования, организуют производство, сбыт и после — сбытовое обслуживание покупателей. Можно сказать, что весь кругооборот капитала выходит за национальные границы и приобретает международные масштабы.

ТНК сейчас являются основной, глобальной силой международных инвестиционных потоков. По данным ООН, в настоящее время в мире насчитывается примерно 64 000 материнских ТНК, которым принадлежит свыше 870 000 филиалов, расположенных на всех континентах. ТНК сосредоточивают 1 / 3 всех производственных фондов планеты, производят около 40% мирового продукта, осуществляют более половины внешнеторгового оборота, свыше 80% торговли новейшими технологиями и контролируют более 90% вывоза капитала. ТНК активно осваивают и Россию. Основные сферы деятельности ТНК в России: электроника, электротехника и телекоммуникации, авиакосмическая индустрия, ТЭК, машиностроение. Наиболее широко представлены в России корпорации «Дженерал Моторс», «Форд», «Фиат», «Рено», «Шелл», «Проктер энд Гембл», «Нестле», «Данон». В основном глобальные ТНК практически не способствовали инвестиционным процессам в России, так как главной их задачей остается захват доли российского рынка с целью расширения сбыта собственной продукции.

Из отечественных компаний согласно международным стандартам к ТНК относятся «ЮКОС», «Лукойл» и «Русский алюминий». Процесс транснационализации российских компаний — существенный стимул для привлечения иностранных инвестиций. Переход крупнейших российских компаний в статус ТНК создает принципиально новую экономическую, юридическую и имиджевую атмосферу, которая способствует повышению уровня доверия к российскому рынку в целом и снимает во многом обвинения в криминальном характере отечественного бизнеса.

Вывоз капитала в денежной форме может осуществляться в виде предпринимательского и ссудного капитала. Долгосрочные вложения предпринимательского капитала странами-инвесторами в промышленность, сельское хозяйство и иные отрасли других стран называют иностранными инвестициями.

Иностранные инвестиции подразделяются на прямые, портфельные и прочие — по объектам вложения, а в зависимости от субъекта вывоза — на государственные и частные. Одной из основных форм экспорта предпринимательского капитала являются прямые частные иностранные инвестиции, которые имеют существенные преимущества по сравнению с другими видами экономической помощи.

1. 1 Прямые иностранные инвестиции

* являются хорошим дополнительным источником средств для обновления и расширения основного капитала, реализации инвестиционных проектов и программ, обеспечивающих оживление и подъем экономики, насыщение внутреннего рынка конкурентоспособными товарами и услугами;

* представляют собой источник средств для внедрения прогрессивных технологий, ноу-хау, современных методов управления и маркетинга;

* будучи направленными в конкретные объекты часто сопровождаются обучением персонала, эффективно использующего новые технологии, рыночные механизмы, международные контракты и т. п. ;

* способствуют освоению и закреплению опыта функционирования рыночной экономики, присущих ей «правил игры», что приводит к притоку иностранного капитала, дает инвестору уверенность в возврате вложенных средств с достаточной прибылью и ускоряет формирование в стране инвестиционного климата, благоприятного как для зарубежных, так и для отечественных инвесторов;

* ускоряют процесс включения экономики в мировое хозяйство, развитие эффективных интеграционных процессов, благоприятствуют использованию преимуществ международного разделения и кооперации труда, нахождению ниш в мировом хозяйстве и рынке;

* в отличие от займов и кредитов не ложатся дополнительным бременем на внешний долг и даже способствуют получению средств для его погашения.

Согласно классификации ЮНКТАД (Комиссия ООН по торговле и развитию) к прямым иностранным инвестициям относятся те зарубежные вложения, которые предусматривают долговременные отношения между партнерами, предполагают постоянное вовлечение в них экономического агента из одной страны (иностранный инвестор или материнская фирма) с его контролем за хозяйственной организацией, расположенной в стране, которая не является местом пребывания инвестора.

Установление контроля достигается путем приобретения контрольного пакета акций зарубежного предприятия. В международной статистике используются разные критерии определения прямых инвестиций. Специалисты ООН считают, что контрольный пакет акций образуется при условии приобретения не менее 25% акционерного капитала, а согласно политике МВФ — 30%. Резко различаются эти критерии в отдельных странах. В США контрольный пакет — не менее 10%, странах ЕС — примерно 20−25%, России -10%, Канаде — 50% акционерного капитала.

Если акционерная собственность широко рассредоточена, то небольшой процент акций может оказаться достаточным для установления контроля над предприятием и принятия управленческих решений, но даже 100%-ная доля собственности не гарантирует полного контроля. Это объясняется тем, что правительство страны-реципиента может принимать те или иные решения, которые являются обязательными как для отечественных, так и для иностранных инвесторов. Оказать воздействие на инвестора может также и фирма, которая контролирует ресурсы, необходимые для деятельности фирмы-инвестора.

Прямое инвестирование осуществляется посредством трансграничного движения капитала: приобретение инвестором за рубежом местного предприятия, создание нового заграничного филиала, совместного или смешанного предприятия (смешанное частное предприятие характеризуется участием государственных органов).

В настоящее время прямые инвестиции все больше направляются не на строительство новых, а на приобретение уже действующих предприятий в развитых странах, осуществляемое в форме слияний или поглощений. Это объясняется глобализацией мировых рынков, усилением международной конкуренции и необходимостью повышения прибылей в интересах акционеров.

Приобретение активов за рубежом может и не быть связано с трансграничным движением капитала в обычном понимании. Например, предприятия, работающие на экспорт, могут использовать заработанные в другой стране средства для инвестиций за рубежом. Может происходить торговля акционерным капиталом между фирмами разных стран.

Получают также распространение инвестиции без вложений в акционерный капитал, например, заключение соглашений о представления лицензий, торговых марок и т. п.

2. Экспорт / импорт прямых иностранных инвестиций на современном этапе

инвестирование иностранный капитал промышленный

Характерной особенностью международного движения капитала на современном этапе является включение все большего числа стран в процесс ввоза и вывоза прямых, портфельных и ссудных капиталовложений. Однако если раньше отдельные страны были либо экспортерами, либо импортерами капитала, то в настоящее время большинство государств одновременно ввозит и вывозит капитал. Согласно экспертным оценкам, в ближайшем будущем крупнейшие инвесторы активизируют свои зарубежные операции, при этом сохранится значение перекрестного инвестирования внутри группы наиболее развитых стран мира. Тем не менее, возможны некоторые географические нюансы: американские фирмы предпочитают западноевропейский рынок, особенно в области высоких технологий и в производстве потребительских товаров; европейские инвесторы предполагают осуществить основные капиталовложения на американском рынке; японские компании рассчитывают закрепить свои приоритеты в Европе, новых индустриальных странах (НИС) и Китае. Рынки последних стран интересуют как американских, так и европейских инвесторов, и в ближайшей перспективе следует ожидать направления основного потока иностранных капиталов в эти азиатские страны.

Международное движение капитала (вывоз капитала) представляет собой процесс изъятия части капитала из национального оборота одной страны и ее перемещение в товарной или денежной форме в производственный процесс и обращение другой (принимающей) страны. При этом экспорт капитала может осуществляться в условиях его дефицита для внутреннего инвестирования.

Общемировая тенденция к сокращению потоков чистых инвестиций в наибольшей степени затронула промышленно развитые страны мира, прежде всего США, Германию и Великобританию, а также латиноамериканские страны. Напротив, потоки чистых инвестиций в наименее развитые страны увеличился, но, несмотря на то, что развивающиеся страны и страны с переходной экономикой становятся все более привлекательными для иностранных инвесторов, по-прежнему более половины всего объема прямых капиталовложений приходится на промышленно развитые страны.

В 2007 г. началось выравнивание начавшейся в 2004 г. понижательной тенденции, которая затронула многие развитые страны. Приток инвестиций в 2008 г. принял весьма значительные размеры, его прирост составил 29% (в 2007 г. — 27%) и достиг уровня в 916 млрд долл. Однако общемировой поток был далек от пика 2003 г. В 2008 г. объем инвестиций в развитые страны возрос на 37%, что подкреплялось тенденциями умеренного экономического роста в этих странах, увеличением прибылей корпораций, а также активизацией трансграничных слияний и поглощений. Сохранение понижательной динамики инвестиций в ЕС отчасти связано с погашением крупных внутрифирменных кредитов и репатриацией прибыли из отдельных стран-членов. Значительно возрос приток инвестиций в США и Великобританию, главным образом благодаря трансграничным слияниям и поглощениям. Поток инвестиций в Японию возрос на 24% - до 8 млрд долл.

Удельный вес инвестиций в развитые страны в 2008 г. составил 59% от общемирового объема ввезенных инвестиций, доля инвестиций, в развивающиеся страны — 36%, а доля инвестиций, в страны с переходной экономикой, (Юго-Восточной Европы и СНГ) — около 4%. Перспективы инвестиций, благоприятны. Ожидается дальнейший рост мировых потоков инвестиций, если экономический рост закрепится и распространится, будет проведена корпоративная реструктуризация, продолжатся рост прибылей и освоение новых рынков. Лишь немногие аналитики предсказывают сокращение инвестиций, в ближайшем будущем.

Перспективы потоков инвестиций, в отдельные регионы различаются. Что касается региона, в который входит Россия (страны с переходной экономикой, к которым относятся страны Юго-Восточной Европы и СНГ), то предполагается сохранение повышательной тенденции потоков инвестиций. Считается, что конкурентный уровень заработной платы в этом регионе, особенно в Юго-Восточной Европе, является привлекательным фактором для большего числа инвесторов, стремящихся к повышению эффективности или развитию экспорта, в то время как богатые природными ресурсами страны СНГ могут воспользоваться по-прежнему высокими ценами на нефть и газ.

Опыт развивающихся стран и стран с переходной экономикой показывает, что с приходом иностранного капитала в национальной экономике начинается инвестиционный бум, сопровождающийся формированием негосударственных форм собственности по мере повышения роли и масштабов иностранных инвестиций и снижением роли государства в качестве инвестора. Это вызывает обострение проблем правового регулирования собственности, что усугубляется отсутствием адекватной юридической системы, несовершенством налоговой системы, отсутствием стратегии развития промышленности, непрозрачностью отчетности, высокой коррумпированностью и т. п.

Россия входит в число 20 крупнейших получателей и источников инвестиций. Приток инвестиций, в Российскую Федерацию в 2010 г. сократился по сравнению с 2008 г., тогда как отток инвестиций, из России в 2008 и 2010 гг. был одинаков.

Конкурентоспособность компаний, осуществляющих инвестиции за границей, как правило, выше конкурентоспособности компаний, ориентированных на внутренний рынок. Вывоз инвестиций, может прямо или косвенно способствовать развитию экономики страны в целом, преобразованиям в промышленности и повышению уровня производства с целью выпуска более сложной продукции, улучшению показателей экспортной деятельности, увеличению национального дохода и занятости населения. Однако полезную отдачу надо взвешивать с учетом возможных пагубных последствий.

Если говорить о России, то можно сказать, что доля настоящих иностранных инвестиций составляет, в лучшем случае половину от тех, которые сегодня называются иностранными, считают эксперты. Остальные — это псевдо иностранные инвестиции, это наш российский капитал, который перегоняется через Кипр и другие офшоры. Необходимо менять нашу анти оффшорную политику и идти в мировом русле. Десятки российских частных компаний имеют владельцев в офшорах — это ненормально, такое мало где встретишь. Однако некоторые эксперты считают, что это может ухудшить инвестиционный климат.

При оценке прямых иностранных инвестиций важно учитывать не только их объем, но и то, какую они дают отдачу. В 2009 г. приток прямых иностранных инвестиций в Россию сократился не столь значительно, как в других странах, и по этому показателю Россия даже попала в лидеры: хотя она и отстает от Америки и Китая, но находится на одном уровне с ведущими европейскими странами. Даже по самым строгим оценкам, настоящих иностранных инвестиций в России накоплено более $ 50 млрд. — практически столько же, как в Индии и Бразилии.

Однако прямые иностранные инвестиции имеют различную отдачу — причем не только в разных странах, но и в разных отраслях. Дело здесь не только в деньгах, но и в том, приходят ли с этими инвестициями новые технологии и новые управленческие решения. Например, в телекоммуникациях доля иностранных инвестиций ничтожна, зато эффект от них был колоссальный. Так, после прихода норвежской компании Telenor в Вымпелком началась экспансия Вымпелкома по всей России, а затем и по странам СНГ и Юго-Восточной Азии. То же самое можно сказать про МТС. Сегодня, с точки зрения прямых инвестиций — это чисто российская компания. Когда стратегический пакет в ней имели немцы, они как раз передавали технологии. Совершенно обратная ситуация в пищевой промышленности: контроль там в некоторых отраслях достаточно высокий, но при этом никаких принципиальных сдвигов там не произошло.

3. Природно-ресурсный аспект

Локомотивом новой индустрии в России должны стать природные ресурсы. При этом отношения с высокотехнологичными странами можно строить по схеме «нефть в обмен на технологии», а с развивающимися государствами — импортерами ресурсами — нефть в обмен на рынки сбыта.

3. 1 Длинная очередь к торговому ларьку

В России в последние годы ведутся интенсивные дискуссии о целях и характере модернизации экономики с неизменным акцентом на отходе от ресурсного роста и скорейшем переходе к наукоемкому экономическому развитию. Реальные расчеты показывают, однако, что по относительному значению обрабатывающей промышленности в экономическом развитии наша страна не является явным аутсайдером среди мировых лидеров. Доля обрабатывающей промышленности в ВВП страны (14,1%) выше, чем в Австралии (9,8%) и Норвегии (10,7%), и ненамного уступает даже США.

Роль добывающей промышленности в нашей экономике по сравнению с другими крупными странами тоже не является гипертрофированным (5,7%). По этому показателю Россия находится на уровне Китая (5,6%), Канады (5,2%), существенно уступая ведущим «горнодобывающим» странам — Австралии (7,6%) и Норвегии (8,8%).

А вот явно гипертрофированной в России является сфера розничной и оптовой торговли. Ее доля в ВВП страны составляет почти 30%. Это выше, чем у любой крупной развитой и развивающейся страны, включая наиболее «постиндустриальные» США. Еще в 1990-х годах Григорий Явлинский сравнивал российскую экономику с длинной очередью к торговому ларьку, где те, кто уже приобрел товар, перепродавал его тем, кто находился в конце очереди. Похоже, что с тех пор мало что изменилось.

Финансовый сектор и особенно сегмент социальных услуг, включая здравоохранение и образование, — наиболее отсталые в российской экономике.

Что касается отраслей, то здесь, действительно, локомотивом экономического роста в последние годы выступала топливная промышленность (прежде всего, нефтедобывающая), доля которой за 1990−2008 годы выросла в общих объемах промышленных инвестиций с 34 до 48%. Но такой тренд не является принципиально новым. Эта тенденция сформировалась еще в советские времена: за 1970−1990 годы удельный вес топливных отраслей в промышленных инвестициях вырос более заметно — 17 до 35%.

Россия по ряду воспроизводственных характеристик похожа на некоторые развитые страны с «продвинутой» сырьевой (добывающей) промышленностью. Например, соотношение норм сбережения и накопления в России (36 и 18% соответственно) почти такое же, как у Норвегии (36 и 19%). По структуре промышленных инвестиций в основной капитал Россия практически копирует Норвегию. Соотношение добывающей, обрабатывающей промышленности и электроэнергетики у нас — 52,38 и 10%, а в Норвегии 54,38 и 8. По отраслевой структуре накопления основного капитала Россия напоминает США: у нас доля добывающей, обрабатывающей промышленности и электроэнергетики — 20,55 и 24%, в США — 20,48 и 32%.

3. 2 Не все страны подвержены «ресурсному проклятию»

На первый взгляд, наличие обильных минерально-сырьевых ресурсов является несомненным фактором глобальной конкурентоспособности. Однако на самом деле этот тезис не является неоспоримым для всех стран. Более того, во многих развивающихся государствах обилие природных ресурсов негативно коррелирует с темпами экономического роста и жизненными стандартами и одновременно имеет положительную корреляцию с неравенством доходов. Эта негативная связь между богатством природными ресурсами и экономическим ростом получила в раде работ название «ресурсное проклятие».

Однако далеко не все страны подвержены «ресурсному проклятию». Например, Ботсвана, Индонезия, Норвегия, Австралия и Канада демонстрируют стабильные и высокие темпы экономического роста и социального развития. Богатая нефтью Норвегия находится в верхней части индекса человеческого развития ООН. Так, 30 лет назад Индонезия и Нигерия, две крупные нефтедобывающие страны, имели примерно равный показатель ВНП на душу населения. А к 2008 году доход на душу населения в Нигерии составил лишь 30% от индонезийского. Еще в 1993 году Мировой банк назвал экономику Индонезии «восточно-азиатским чудом».

Аналогичным образом Ботсвана и Сьерра-Леоне, богатые месторождениями алмазов, 30 лет назад имели примерно равный уровень экономического развития. Однако Ботсвана со времени обнаружения на ее территории месторождений алмазов в 1970-е годы продемонстрировала впечатляющий экономический рост. Эта страна на протяжении 20 лет имела одну из наиболее быстроразвивающихся экономик в мире со среднегодовыми темпами роста около 7%. По оценке экспертов, 40% этого роста обеспечивалось добычей алмазов. При этом стартовые позиции Ботсваны были одними худших в мире. В Сьерра-Леоне, напротив, ВНП на душу населения снизился с $ 350 в 1970 году до $ 150 в 2000-м.

Разный характер развития стран, богатых минерально-сырьевыми ресурсами, доказывает, что природные богатства не являются препятствием для успешного развития или гарантией от экономического коллапса. «Голландская болезнь» и «сырьевое проклятие» не есть неизбежное следствие бума сырьевых доходов, что подтверждает опыт Ботсвана, Индонезии и Норвегии. Это скорее результат не правильной экономической политики, в частности финансовой и валютной, а также неэффективного управления поступающими в страну доходами от продажи сырья.

3. 3 Инструменты промышленной политики

Однако многие аспекты развития экономики России свидетельствуют о недостаточных положительных сдвигах в качественных параметрах экономического роста. Нам по-прежнему угрожает энергосырьевой крен в специализации хозяйства и превращения России в глобального поставщика энергии, сырья, финансов и человеческого капитала (высококвалифицированных специалистов, не нашедших своего применения на родине). Достаточно сказать, что доля энергосырьевых ресурсов в экспорте страны составляет 65−70%, а громадные финансовые ресурсы, накопленные государством (свыше $ 700 млрд. — 3 место в мире), не находят своего продуктивного применения на территории России.

Особенно неустойчивым выглядит состояние обрабатывающей промышленности. Модернизация экономики России невозможна без глубоких структурных сдвигов в сторону наукоемких отраслей и производств, в первую очередь в обрабатывающей промышленности, где вес наукоемких отраслей значительно ниже, чем в промышленности США. Более того за последние 14−15 лет уровень производства в этом секторе хозяйства снизился примерно на 30% от уровня 1991 года. С 1995 по 2006 год доля инвестиций в высокотехнологичные отрасли (машиностроение всех видов и приборостроение) снизилась с 3 до 2,4% от всего объема инвестиций в экономику.

Опыт разных стран свидетельствует, что успешное осуществление политики модернизации, экономического роста и повышения конкурентоспособности требует учета специфики функционирования отдельных секторов хозяйства. Кроме того, залогом успеха является высокая степень взаимодействия государства и частного сектора.

В свое время правительство Японии объявило полупроводниковую промышленность стратегической отраслью, начав ее поддерживать с 1960-х годов (стимулируя отечественные поставки для японских электронных компаний, инвестируя значительные средства в крупные проекты НИОКР и предоставляя льготное финансирование местных компаниям). К 1980-м отрасль стала второй по значимости после автомобильной в структуре экономики страны.

Во всех развитых и крупных развивающихся государствах особое значение придавалось созданию и развитию собственной национальной автомобильной промышленности. Этот процесс осуществлялся разными путями: или допуском транснациональных автомобильных корпораций к созданию локальных мощностей (Мексика, Бразилия, Китай, Южная Африка), или формированием собственных национальных компаний с помощью торговых барьеров и защиты их от международной конкуренции, запрета на ПИИ и импорт иностранных автомобилей (Индия, Малайзия, Южная Корея).

В условиях глобализации Россия все активнее начинает участвовать в международном разделении труда, у нее появляется возможность ускорить темпы экономического роста. Как известно, иностранные инвестиции рассматривали в России в качестве инструмента решения трех важнейших проблем: как источник финансирования в условиях разрушения системы долгосрочного кредитования со стороны коммерческих банков; в качестве эффективного средства распределения рисков при обеспечении экономического роста по сравнению с иностранными кредитами; и в качестве канала передачи новейших технологий и менеджмента.

В условиях глобализации эффективность иностранных инвестиций в странах с формирующимися рыночными системами часто связывают с темпами и масштабами финансовой либерализации этих стран. Однако, применительно к России этот вопрос перерастает в требования энергетической и, в более широком смысле, ресурсной либерализации. С одной стороны, развитые страны обладают колоссальным технологическим потенциалом, с другой — Россия, особенно в условиях стремительного роста мировых цен, имеет сопоставимый по значению ресурсный потенциал. Казалось бы, в условиях глобализации эти потенциалы должны эквивалентным образом обмениваться. Но на практике этого не происходит. Развитые в технологическом плане страны с большей неохотой идут на экспорт передовых технологий, по крайней мере, в Россию. До последнего времени практически все иностранные инвестиции приходили в страну не в виде прямых, технологически насыщенных вложений, а в виде займов и кредитов (до 80−85%).

В то же время эти страны стараются получить доступ к российским ресурсам, скептически относясь к мерам России по обеспечению своего ресурсного суверенитета.

Глобализация многими на Западе понимается как дерегулирование условий торговли, в том числе природными ресурсами, а также изъятием определенной части суверенитета у национального государства и общества. В этих условиях в последнее время в мире стала получать все большее распространение концепция ресурсного национализма, подразумевающая усиление контроля над природными ресурсами со стороны общества и государства. Ресурсный национализм проявляется в форме более жесткого контроля участия иностранных компаний в разработке природных ресурсов, увеличении роли госсобственности в этой сфере и даже экспроприации и национализации шахт и скважин в случае, если разработка ресурсов не укладывается в оговоренные сроки (принцип Use it or Loose it). Последними примерами ресурсного национализма является введение в Австралии 30%-ного налога на уголь и железную руду. В Канаде — повышение налогов на добычу важнейших полезных ископаемых в Китае — дополнительные налоги на доходы от добычи каменного угля, в Бразилии — налоги на отгрузку железной руды и повышение роялти на добычу других ресурсов, в Индии — налог на сверхдоходы экспортеров полезных ископаемых. О повышении налогов объявила Перу — ведущий мировой производитель меди, серебра и олова. Активно присоединяются к ресурсному национализму и страны Африки. Здесь возрастает угроза повышения налогов, пересмотра условий ранее заключенных соглашений, более активного участия госкомпаний по мере того, как Африка становится все более важным объектов для глобальной добывающей промышленности. Нигерия, Ливия, Алжир выдвинули новые условия нефтедобывающим компаниям. Некоторые богатые ресурсами страны (Конго и Южная Африка) пересматривают условия лицензионных соглашений. Ботсвана требует от корпорации De Beers переноса в страну производств с более высокой добавленной стоимостью для стимулирования экономического роста страны. В декабре 2011 года Замбия повысила в два раза размер роялти на добычу полезных ископаемых.

В Индонезии государство активно устанавливает контроль над природными ресурсами. Новый закон, принятый в 2012 году в рамках ресурсного национализма, обязывает иностранные компании в течение 10 лет продать 51% акций индонезийским компаниям. «Мы хотим, чтобы доходы от природных ресурсов страны доставались всем индонезийцам», — заявил министр энергетики и минеральных ресурсов Темри Шиит. Индонезия, крупнейшая экономика Юго-Восточной Азии, обладает одними из крупнейших в мире месторождений минеральных ресурсов, включая нефть, олово, никель, медь и золото. Политическая и экономическая стабильность прошедшего десятилетия позволила Индонезии требовать большего участия страны в распределении богатства природных ресурсов. В 2011 году иностранцы вложили в экономику страны около $ 20 млрд. ПИИ. Из них почти $ 4 млрд. — в добывающую промышленность, что во многом обеспечило рост экономики на уровне 6,5%. К 2014 году Индонезия собирается вообще запретить экспорт природных ресурсов, передачу земельных участков иностранцам и стимулировать перерабатывающие отрасли промышленности.

Характерно, что в ответ на эти меры добывающие компании стараются улучшить свой имидж перед государством и демонстрируют готовность активно участвовать в экономическом развитии посредством вложения средств в строительство объектов инфраструктуры, энергетических объектов, участия в социальных и коммунальных проектах, имеющих важнейшее значение для экономического роста, в создании новых рабочих мест и повышении квалификации рабочей силы. Частные компании стараются демонстрировать, что здоровье, безопасность и охрана окружающей среды являются их высшими приоритетами. Эта тенденция затронула не только развивающиеся, но и вполне развитые страны.

Например, в Японии право деятельности в добывающих отраслях, включая инвестиции в их развитие, предоставляют только резидентам — как физическим, так и юридическим лицам. В Австралии для новых инвестиционных проектов в области добывающей промышленности или переработки сырья с инвестициями в сумму 10 и более миллионов австралийских долларов установлена проверка на соответствие национальным интересам. В Швейцарии разрешение на строительство АЭС, а также концессии на использование гидроэнергии, строительство и эксплуатацию трубопроводов предоставлен только швейцарским гражданам. В Италии право на разведку и разработку месторождений в нефтяном и газовом секторах так же предоставляют национальным операторам или операторам из стран ЕС. Другие страны могут получать такое право, но на условиях взаимности.

В ряде стран Запада требуют разрешения на вложения иностранного капитала в определенные сегменты экономики. В Италии это — автомобильная, судостроительная, сталелитейная и текстильная отрасли. Во Франции — строительство, здравоохранение, гостиничный и ресторанный бизнес, розничная торговля, бытовое обслуживание. В Чехии для получения инвестиционных стимулов иностранный инвестор должен вкладывать капиталы в промышленный сектор. По крайней мере 50% вложений на создание производства нужно направлять ан закупку оборудования в соответствии с государственным перечнем, основанным на классификации высокотехнологического оборудования ОЭСР.

Таким образом, эта тенденция имеет глобальный характер и связана с резко возросший ролью добывающих отраслей и природных ресурсов в экономическом развитии.

Горнодобывающая промышленность, включая нефтегазовую, является ведущей отраслью глобальной экономики. По данным британской газеты Financial Times, этот сектор занимал 1-е место в мире по капитализации крупнейших компаний, в том числе сама добывающая (без нефти и газа) — 5-е место среди глобальных отраслей вслед за банковским сектором, нефтегазовой, фармацевтической и компьютерной промышленностью (табл. 1. прил. 1).

В этих условиях и сто стороны России ресурсный суверенитет не должен быть пассивным, как это имеет место в настоящее время. Он должен стать активным, направленным на повышение темпов и качества экономического роста, эффективности экономики. Причем эффективности не отдельных отраслей (например, ТЭКа), а всей экономики, за счет интенсивного импорта новейших технологий. Для этого необходимо договариваться со странами — импортерами энергоресурсов о покупке российскими, в том числе госкомпаниями, зарубежных высокотехнологичных активов в обмен на разрешение покупки российских энергетических активов на паритетных началах. ПИИ необходимо привлекать в высокотехнологичные отрасли не для заполнения внутреннего рынка готовой продукцией, а с ориентацией на экспортные ранки, поскольку именно такая продукция отличается высокой добавленной стоимостью и высокотехнологичным наполнением.

Такой ресурсный суверенитет в условиях глобализации должен обеспечивать решение двуединой задачи: в отношениях с высокотехнологичными странами — «нефть в обмен технологии» (импорт высоких технологий через покупку соответствующих активов и привлечение прямых инвестиций); с развивающимися странами — импортерами ресурсов — «нефть в обмен на рынки сбыта» (той продукции, которая будет произведена с помощью высоких технологий). Таким образом, если основным источником инвестиций для первичной индустриализации России в 30-е годы прошлого столетия служило сельское хозяйство, то теперь источником новой индустриализации должны стать природные ресурсы.

4. Прогноз тенденций инвестирования

В целом, как представляется, в перспективе влияние зарубежного сегмента будет возрастать через обратные связи (backward linkages), по крайней мере, за счет экстенсивного фактора — роста зарубежных активов и проектов отечественного бизнеса. Также будет происходить постепенная трансформация этого сегмента из «параллельной» в полноценную внешнюю экономику.

При этом необходимо учитывать, что уровень экономического развития страны, где размещены отечественные капиталовложения, формирует различные эффекты для национальной экономики. Так, активы, расположенные в развитых государствах, продуцируют интенсивные факторы производства (технологии и компетенции), а дочерние компании в развивающихся государствах и странах СНГ, как правило, способствуют формированию экстенсивных факторов роста (ресурсы и рынки сбыта).

Вместе с тем не стоит преувеличивать значения этих развивающихся процессов для российской экономики. Во-первых, это обусловлено тем, что данный сегмент начал спонтанно формироваться всего менее десяти лет назад, и для получения положительных эффектов (мультипликатора обратных связей) требуется время. Во-вторых, и это главное, российская экономика в нынешнем состоянии, учитывая ее институциональные и структурные диспропорции, пока практически не обладает необходимыми условиями для успешного восприятия позитивных эффектов (преимуществ) зарубежного предпринимательства российского бизнеса.

С выходом из кризиса рост прямых иностранных инвестиций в Россию возобновится, уверены эксперты. По некоторым оценкам, в этом или в следующем году их объем восстановится до уровня 2007 года: до $ 60−70 млрд. в год или до 20% от общего объема инвестиций. При этом развитие событий будет эволюционным, без резких скачков и существенных сдвигов. Инвестиционный климат нельзя улучшить резко — он изменяется достаточно медленно и формируется с трудом. Россия по-прежнему будет получать дисконт на стоимость всех своих активов, в т. ч. и акций, в течение ближайших 5−10 лет. Но, тем не менее, эти дисконты будут уменьшаться, наши инвестиционно-кредитные рейтинги будут улучшаться, и это будет способствовать росту инвестиций.

В мировой экономике намечается переплетение капиталов, появляются новые игроки — Вьетнам, Индия и др. страны Южной Азии. Можно ожидать прихода в Россию латиноамериканских инвесторов. Но инвестиционного бума не будет, пока не будут созданы условия для прихода в страну малых и средних компаний — преимущественно это будут компании из стран Евросоюза, которые работают в узких нишах. Пока примеров таких компаний очень мало, а таких ниш в России очень много. Даже если туда придут какие-то средние технологии, это, несомненно, будет полезно для российской экономики — ведь пока раскачается наш российский бизнес, будет потеряно драгоценное время.

Рост иностранных инвестиций во многом будет зависеть от того, как мы будем развиваться, что у нас будет происходить в стране, как будут расти внутренние инвестиции. До, считают эксперты, 2013 года никаких резких скачков не будет. Правда, возможны потрясения — ряд экономистов не исключает вероятности второй волны мирового кризиса — а это означает отток средств из страны и снижение общемировых инвестиций.

Заключение

Расширение и углубление международного производства является одной из ярких мировых тенденцией последнего десятилетия. Международное движение факторов производства развивается более быстрыми темпами, чем международная торговля. Вместе с тем, конкуренция стран-реципиентов в сфере привлечения прямых иностранных инвестиций обостряется.

Государство, заинтересованное в расширении международного сотрудничества, должно учитывать современные тенденции и формы международного движения капитала, чтобы определить критерии стимулирования или ограничения иностранных инвестиций для формирования государственной политики управления иностранными инвестициями.

Современное движение международных инвестиций является то, в условиях нестабильной экономической обстановки экономике любой страны необходимы иностранные инвестиции, но чем больше она в них нуждается, чем тяжелее в стране экономическая ситуация, тем менее привлекательной она выглядит в глазах иностранных инвесторов. В целом во всем мире наблюдается спад инвестиционной активности. Для того чтобы повысить инвестиционную привлекательность страны необходимо позаботиться о стабилизации экономической обстановки, снижении инвестиционных рисков, а также улучшении экономического климата в стране.

На современном этапе развития промышленным и финансовым предпринимателям все труднее найти сферы прибыльного приложения капитала не только в рамках национальных границ, но и за рубежом. По этой причине возрастает необходимость пользования услугами международного рынка ссудных капиталов, который аккумулирует свободные средства в мировом масштабе и размещает их при помощи посредников, находящих им более выгодное применение.

Кроме того, международное движение инвестиций, в настоящее время характеризуется тем, что продолжается концентрация капитала в определенных регионах мира.

Основные владельцы капитала находятся в поисках новых рынков и стремятся отыскать страны и регионы, которые в будущем принесут наибольшую прибыль.

Оценивая перспективы развития международного движения инвестиций на ближайшие годы, можно сделать вывод, что, несмотря на общее снижение инвестиционной активности в связи с мировым финансовым кризисом, благоприятны. Ожидается дальнейший рост мировых потоков инвестиций, если экономический рост закрепится и распространится, будет проведена корпоративная реструктуризация, продолжатся рост прибылей и освоение новых рынков.

Одной из характерных тенденций, которая определяет развитие рынка международных инвестиций в современных условиях, есть проведение национальными правительствами и международными организациями политики либерализации международного инвестиционного пространства, разработка универсальных норм инвестиционного сотрудничества.

США и Европа — именно эти два центра выступают в качестве чистых экспортеров капитала — их вывоз капитала превышает объем ввоза. Страны Азии, Африки и Латинской Америки являются импортерами мирового капитала.

В ближайшие годы, движение международных инвестиций будет характеризоваться следующими процессами:

· созданием единого информационного и инвестиционного пространств;

· создание новых инвестиционных технологий, опирающихся на достоверное информационное обеспечение, жесткую нормативно-правовую регламентацию инвестиционных решений на международном, межгосударственном уровнях;

· гармоничным, сбалансированным развитием инфраструктуры инвестиционного рынка, интеграцией функций и инструментов инвестиционных институтов;

· унификацией, канонизацией инвестиционного законодательства, созданием межгосударственных соглашений в области инвестиций и управления капиталом, усилением его влияния на инвестиционные процессы;

· возможностью перемещения капитала в любую страну, которая предлагает более выгодные условия для инвестиций.

Список литературы

1. Федеральный закон от 9 июля 1999 г. № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»

2. Иностранные инвестиции. Курс лекций / Г. П. Подшиваленко. — М.: КНОРУС, 2010 г.

3. Инвестиции: учебное пособие / Г. П. Подшиваленко, Н. И. Лахметкина, М. В. Макарова (и др.) — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: КНОРУС, 2006 г.

4. Финансовый менеджмент: учебник / кол. авторов; под ред. Проф. Е. И. Шохина. — М.: Кнорус 2008 г.

5. Международные валютно-кредитные и финансовые отношения: Учебник. — Под ред. Л. Н. Красавиной. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Финансы и статистика, 2009 г.

6. Международные финансы: Учеб. пособие. — Под общ. ред. И. Н. Жук.; Киреева Е. Ф., Кравченко В. В. — Мн.: БГЭУ, 2008 г.

7. Международные экономические отношения: Учеб. пособие. Авдокушин Е. Ф.; 4-е изд., перераб. и доп. — М.: ИВЦ «Маркетинг», 2007 г.

8. Периодическое печатное издание «Прямые инвестиции» № 11 ст. «Зарубежные инвестиции» Т. Наумова 2012 г.

9. Периодическое печатное издание «Прямые инвестиции» № 10 ст. «Природные ресурсы роста» д.э.н. проф. В. Кондратьев

10. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики www. gks. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой