Происхождение и ранняя история восточных славян

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Происхождение и ранняя история восточных славян

Введение

История в некотором смысле есть священная книга народов: главная, необходимая; зеркало их бытия и деятельности; завет предков к потомкам; свод откровений и правил; дополнение, изъяснение настоящего и пример будущего.

Правители, законодатели действуют по указаниям истории и смотрят на её листы, как мореплаватели на карты морей. Человеческая мудрость имеет потребность в опытах, а жизнь кратковременна. Надо знать, какие страсти волновали гражданское общество, и какими способами благотворная власть ума обуздывала их бурное стремление, чтобы установить порядок, объединить выгоды людей и даровать им возможность быть счастливыми на земле.

Но и простой гражданин должен знать свою историю. Она мирит его с несовершенством нашего мира, как с обыкновенным явлением во всех веках; утешает в государственных бедствиях, свидетельствуя, что и прежде бывало подобное, бывало ещё более ужаснейшее, но государство сохранилось и не разрушилось. История питает нравственнее чувства человека и праведным судом своим располагает его душу к справедливости, на котором держится наше благополучие и согласие общества. У народа, который не знает своих «корней», своей истории, не прислушивается к её многовековым урокам — нет достойного и цивилизованного будущего /2/.

1. Происхождение и особенности территориального расселения восточных славян

Славяне, как многие другие современные народы — германские, романские, иранские, индийские и другие — относятся к древнему индоевропейскому языковому сообществу. Однако вопрос о том, кто такие славяне, откуда пришли, чем занимались, в современной науке остается дискуссионным /1. С. 16/.

Происхождение восточных славян составляет сложную научную проблему, изучение которой затруднено из-за отсутствия достаточно полных письменных свидетельств об ареале их расселения и хозяйственной жизни.

Существует масса гипотез не только об исторической «прародине» собственно славянского этноса, но и о прародине индоевропейцев в целом. Данная теория охватывает географическое пространство от Центральной Европы до Центральной Азии и от 12 до 3 тыс. лет до нашей эры /1. С. 16/. По мнению определенных исследователей, индоевропейцы первоначально обитали в Центральной Азии, Прибалтике, Нижнем Рейне, Средиземноморье и Причерноморье. Проблема выявления праславянского ареала изначально так же сложна, дискуссионна и насущна, как и проблема определения истоков индоевропейцев. Не исключено (но и не доказано), что праславяне еще в V в. до н.э. — II в. н.э. выступали на исторической арене древнего мира и упомянуты античными авторами под чужими именами («скифовпахарей», «агафирсов», сатсатов, кельтов и прочих). (1)

В трудах античных авторов — Геродота, Ливия, Страбона, Плиния Старшего и Тацита (I в. н.э.) — сообщается о венедах, обитающих между германскими и сарматскими племенами. Но стоит отметить, что представление у древних авторов о праславянах как о едином народе, имевшем общую для родственных племен среду обитания (и была ли эта территория исконной), не сложилось. При этом римский историк Тацит отмечает воинственность и жестокость венедов, которые, например, уничтожали пленных иноплеменников.

Объемную картину расселения раннеславянских племен можно создать по трудам историков и писателей I тысячелетия н.э. (прежде всего готского историка Иордана и византийского автора Прокопия Кесарийского). Однако и эта картина не может указать первоначального места славянской прародины.

Как пишет Нестор — монах Киев-Печерского монастыря (с 70-х гг. XI века), считающийся одним из составителей основного исторического документа о Древней Руси летописи «Повесть временных лет»: «Славяне издревле обитали в странах Дунайских и, вытесненные из Мизии болгарами, а из Паннонии волохами (доныне живущими в Венгрии), перешли в Россию, в Польшу и другие земли». Сие известие о первобытном жилище наших предков взято, кажется, из византийских летописцев /2. С. 40/. Согласно библейской легенде их появление на Дунае Нестор связывал с «вавилонским столпотворением», приведшим по воле Бога, к разъединению языков и их «рассеиванию» по всему миру. Приход славян на Днепр с Дуная он объясняет нападением на них воинственных соседей — «волохов».

Однако ж Нестор в другом месте говорит, что святой апостол Андрей — проповедуя в Скифии имя Спасителя (по легенде дошедший до Новгородских земель), поставив крест на горах киевских, ещё не населенных, и предсказав будущую славу нашей древней столицы — доходил до Ильменя и нашел там славян; следовательно, они по собственному Нестерову сказанию, жили в России уже в первом столетии и гораздо раньше, нежели болгары утвердились в Мизии. Но вероятно, что славяне, угнетенные ими, отчасти действительно возвратились из Мизии к единоземцам на севере; вероятно и то, что волохи, потомки древних гетов и римских всельников Траянова времени в Дакии (провинция Рима, занимавшая большую часть современной Румынии), уступив сию землю готфам, гуннам и другим народам, искали убежища в горах и, видя, наконец, слабость аваров, овладели Трансильваниею и частью Венгрии, где славяне должны им покориться /2. С. 40/.

Среди гипотез о первоначальном месте славянской прародины можно выделить следующие:

— скифско-сарматскую, согласно которой наши предки вышли из Передней Азии и расселились в южной части Восточной Европы под именами скифов, сарматов и роксоланов;

— дунайскую (приверженцы которой — Нестор, С. М. Соловьев, В. О. Ключевский, М.Н. Погодин);

— висло-одерскую;

— одерско-днепровскую, считающие православянскими археологические культуры XVII до VII вв. до н.э. ;

— подесскую;

— прикарпатскую;

— среднепровскую и др.

Большая часть исследователей считает, что научный прорыв в данной сфере возможен на основе комплексного исследования, как классических, так и нетрадиционных гипотез /1/.

Византийские историки VI века были более внимательны к славянам, которые окрепнув к этому времени, начали угрожать Империи. Иордан возводит современных ему славян — венедов, склавин и антов — к одному корню и фиксирует тем самым начало их разделения, протекавшего в VI—VIII вв. Относительно единый славянский мир распадался как в результате миграций, вызванных ростом численности населения и «давлением» других племен, так и взаимодействия с разноэтнической средой, в которой они расселялись (финно-угры, балты, ираноязычные племена), и с которой контактировали (германцы, византийцы). Важно учесть, что в формировании трех ветвей славянства — восточной, западной и южной — участвовали представители всех группировок, зафиксированных Иорданом /3/.

IV-VII века нашей эры ознаменованы как эпоха «Великого переселения народов». Кочевые племена гуннов, аваров, аланов двинулись с Востока в Европу. Из Скандинавии в Причерноморье проникают германские племена готов. Славяне, участвуя в процессе миграции, расселяются на запад (в район Одера) и на восток (в район реки Волхов, правобережья Днепра и Приднестровья). На юге славяне занимают дунайские земли, значительные области Балкан и Пелопоннеса; поднимаются к северу к побережью Балтики. Именно к VI веку н.э. относятся первые достоверные упоминания о славянах под именами венедов (венетов) /1. С. 18/.

Таким образом, доказанная на сегодня славянская «древность» — это европейское раннее средневековье, VI — начало XI вв. н.э. Согласно Иордану, по среднему течению Дуная и реки Савы до Днестра и верховьев Вислы жили склавины, а на Востоке — от Днестра до Днепра — находились анты. Возможно, от венедов и отчасти склавинов произошли современные западные славянские народы, а от антов — восточные /1. С. 18/.

Большая часть исследователей считает, что разделение славян на западных, южных и восточных началось с VII—VIII вв. н.э.

Может быть, ещё за несколько веков до Рождества Христова под именем венедов известные на восточных берегах моря Балтийского, славяне в то же время обитали и внутри России; может быть, андрофаги, меланхлены, невры Геродотовы принадлежали к их племенам многочисленным. Самые древние жители Дакии, геты, покоренные Траяном (римский император (53−117 гг.)), могли быть нашими предками. Сие мнение тем вероятнее, что в русских сказках XII столетия упоминается о счастливых войнах Траяновых в Дакии и что славяне российские начинали, кажется, свое летосчисление от времен сего мужественного императора. Заметим ещё какое-то древнее предание народов славянских, что праотцы их имели дело с Александром Великим, победителем гетов /2. С. 41/. Но это только версия.

Второй путь продвижения славян в Восточную Европу, подтверждаемый археологическим и лингвистическим материалом, проходил из бассейна Вислы в район озера Ильмень. Нестор повествует о следующих восточнославянских племенных союзах:

— поляне, поселившиеся в Среднем Поднепровье (на Днепре в Киевской губернии) «в полях» и потому так и прозвавшиеся. Это имя исчезло в древней России, но сделалось общим именем ляхов, основателей государства польского;

— древляне, жившие от полян к северо-западу в дремучих лесах (в Волынской губернии) и получившие свое название от земель своих лесных;

— северяне, обитавшие к востоку и северо-востоку от полян на берегах Десны, Сулы, и Северский Донецк (Черниговская и Псковская губернии);

— дреговичи — между Припятью и Западной Двиной (Минская и Витебская губернии);

— полочане — в бассейне реки Полоты, где впадает в реку Двину (единоплеменные с кривичами);

— кривичи — в верховьях Двины, Волги и Днепра (Витебская, Псковская, Тверская и Смоленская губернии);

— радимичи и вятичи по летописи, произошли от рода «ляхов» (поляков), и были приведены, скорее всего, своими старейшинами. Это были два брата — Радим, который «пришел и сел» на реке Соже (приток Днепра — Могилевская губерния) и Вятко — на реке Оке (Калужская, Тульская или Орловская). Вначале VIII в. вятичи заселили окрестности современного Воронежа;

— ильменские словене (славяне) обитали на севере в бассейне озера Ильмень и реки Волхов, которые после Рождества Христова основали Новгород;

— бужане и дулебы (с X в. они назывались волынянами) в верховьях реки Бугу, впадающей в Вислу;

— белые хорваты — в Прикарпатье (окрестности гор Карпатских);

— лутичи и тиверцы — по Днестру до самого моря и Дуная, уже имея города в своей земле.

Археологические данные подтверждают границы расселения племенных союзов, указанных Нестором /3/, /2/.

2. Восточные славяне в древности (особенности материальной и духовной культуры)

славянин восточный культура традиция

О занятиях восточных славян известно, что осваивая огромные лесные и лесостепные пространства Восточной Европы, они несли с собой земледельческую культуру. Помимо подсечного и залежного земледелия с VIII века в южных районах получает распространение полевое пашенное земледелие, основанное на использовании плуга с железным лемехом и тяглового скота /4/.

Процесс социально-экономического развития у восточных славян протекал неравномерно. Очень быстро развивались племена, жившие на Среднем Днепре и в Приднестровье, чему способствовали благоприятные для земледелия природно-климатические условия, а также близость к древним центрам цивилизации. Здесь с давних времен развивалось пашенное земледелие, и часть полученного продукта вывозилось на рынки Причерноморья. О постоянстве данных торговых отношений могут сказать многочисленные клады римских и византийских монет. На остальной территории Восточной Европы в то же самое время ещё долго главенствовало подсечное земледелие, которое требовало огромного объема работ, т. е. коллективной организации труда и общинной собственности. Таким образом, подсечное земледелие консервировало первобытные отношения в виде патриархальных семейных общин /1/.

Появление новых способов земледельческой обработки и орудий труда делают доступным к IX веку ведение самостоятельного хозяйства в каждой семье повсеместно. И в связи с этим, на смену старым патриархальным семейным общинам приходят территориальные сельские общины, которые состояли из малых семей.

Славяне VI—IX вв. н.э. выращивали и питались гречихой, рожью, просо, пшеницей. А после выучились готовить разные вкусные яства, не жалея ничего для веселого угощения друзей и доказывая в таком случае свое радушие изобильною трапезою: обыкновение, ещё и ныне наблюдаемое потомством славянским. Мед был их любимым питьем: вероятно, что они сначала делали его из меда лесных, диких пчел, а затем и сами стали их разводить. Занимались животноводством, разводя крупный и мелкий рогатый скот, птицу. Скорее всего, скотоводство славяне узнали только в Дакии, ибо слово «пастырь» есть латинское, следовательно, заимствовано от жителей этой земли, где язык римлян был в употреблении. Хотя будучи в северном своем отечестве соседями народов германских, скифских и сарматских, богатых скотоводством, венеды или славяне должны издревле ведать это важное изобретение человеческого хозяйства, едва ли не везде предупредившее науку земледелия. Пользуясь уже и тем и другим, они имели все нужное для человека, чтобы не бояться ни голода, ни свирепой зимы. Поля и животные давали им пищу и одежду. Наряду с животноводством они занимались и привычными для себя промыслами: охотой, рыболовством, бортничеством. Развиваются ремесла, которые, правда, ещё не отделились от земледелия/2/.

Венеды, по известию Тацитову, не отличались одеждою от германских народов, т. е. едва закрывали наготу свою. Славяне в VI веке сражались без кафтанов, некоторые даже без рубах, в одних портах. Кожи зверей, лесных и домашних, согревали их в холодное время. Женщины носили длинное платье, украшаясь бисером и металлами, добытыми на войне или выменными у купцов иностранных. Сии купцы, пользуясь совершенною безопасностью в землях славянских, привозили им товары и меняли их на скот, полотно, кожи, хлеб и разную воинскую добычу /2. С. 51/.

В VII—IX вв. происходит очень важное изменение в жизни славян — это отделение ремесла от сельского хозяйства /1. С. 22/. Первыми отделяется гончарное производство и обработка металлов. Со временем зарождаются другие ремёсла, такие, как слесарное, камнерезное, бондарное, ювелирное и т. д. Зная и владея приемами зерни, скани, эмали ремесленники создают удивительные украшения. Так же славяне слыли отличными умельцами по обработке кости. Из железа они изготовляют орудия труда и оружие. При осаде городов древние славяне использовали сложные осадные машины.

В дальнейшем поселения ремесленников становились городами, т. е. местами производства и обмена товаров, политико-административными, культурными и религиозными центрами. Часто такие города располагались на месте старых племенных святилищ или оборонительных сооружений. Так возникли Радога, Ростов Великий, Киев, Суздаль, Переславль, Псков, Новгород, Белоозеро, Полоцк, Чернигов, Любеч, Смоленск. Недаром позднее иностранцы назовут Русь «Страной городов».

Города стали центрами торговли, куда на торг съезжалось окрестное население, купцы из других городов Руси, а также из других стран. Торговали в основном хлебом, мехами, солью, воском, полотнами, мёдом, скотом и рыбами. Реки, вдоль которых располагались города, были главными путями сообщения /1/.

В VIII веке славяне сами ездили для купли и продажи в чужие земли. Карл Великий (742−814 гг. — франкский король с 768 года, а император с 800 г.) поручил торговлю с ними в немецких городах особенному надзиранию своих чиновников. /2. С. 744/. Торговля славян до введения христианства в их землях состояла только в обмен вещей: они не употребляли денег и брали золото от чужестранцев единственно как товар. А на Руси использовались меховые деньги (куны, резаны, векши, ноганы и др.), а также восточные, византийские и западноевропейские серебряные монеты. И только с конца X века на Руси стали чеканить свою золотую и серебряную монету, которая в дальнейшем уступила место золотым слиткам — гривнам.

Особое значение для судеб славянских сыграла внешняя торговля, развивающаяся как на Балтийско-Волжском пути, по которому в Европу поступало арабское серебро, так и на пути «из варяг в греки», связывающим византийский мир через Днепр Балтийским регионом /5/.

Свои селения славяне обычно укрепляли валами и рвами. Дома были небольшие (25−30 кв. м.), наземного и полуземляночного типа. Отапливались дома печами, сложенными из камней и глины.

Таким образом, уже в VI—VIII вв. н.э. восточные славяне достигли значительного уровня производительных сил, ни в чём, не отставая от других народов Европы /1. С. 23/.

Бывая в империи и видя собственными глазами изящные творения греческих художеств, наконец, строя города и занимаясь торговлей, славяне имели некоторое понятие об искусствах, соединенных с первыми успехами разума. Они вырезали на дереве образы человека, птиц, зверей и красили их разными цветами. В древних вендских могилах было найдено много глиняных урн, весьма хорошо сделанные, с изображением львов, медведей, орлов и покрытые лаком. Также копья, ножи, мечи, кинжалы, искусно сделанные с серебряной оправой и насечкой.

Северные венеды в VI веке сказывали греческому императору, что главное услаждение их жизни есть музыка, и что они с собой в путь берут не оружие, а кифары или гусли, которые сами и выдумали. Музыка заставляет людей делать какие-то телодвижения, получается пляс. Пляска — любимая забава самых диких народов. Народные игры и потехи в землях славянских единообразны: борьба, кулачный бой, беганье взапуски /4/.

Стоит также отметить, что славяне, не зная ещё грамоты, имели некоторое понятие об арифметике, хронологии. Домоводство, война, торговля приучили их к многосложному счету: имя «тма», знаменующее 10 000, есть древнее славянское. Наблюдая течение года, они, подобно римлянам, делили его на 12 месяцев, и каждому из них дали название согласно с временными явлениями или действиями природы: январю — просинец (вероятно от синеты неба); февралю — сечень; марту — сухий и т. п. Столетие называлось веком /2. С. 54/.

Общежитие, пробуждая или ускоряя действие разума сонного, медленного в людях диких, рассеянных, по большей части уединенных, рождает не только законы и правление, но и самую веру. Веру столь естественную для человека, столь необходимую для гражданских обществ, что мы ни в мире, ни в истории не находим народа, совершенно лишенного понятий о Божестве. Люди и народы, чувствуя зависимость или слабость свою, укрепляются, так сказать, мыслию о Силе Вышнего, которая может спасти их от удара рока, неотвратимых никакою мудростью человеческою, — хранить добрых и наказывать тайные злодейства. Сверх того вера производит ещё теснейшую связь между согражданами. Чтя одного бога и служа ему единообразно, они сближаются сердцами и духом. Сия выгода так явна и велика для гражданского общества, что она не могла укрыться от внимания самых первых его основателей, или отцов семейств /2. С. 55/.

В основе миросозерцания восточных славян лежало язычество — обожествление сил природы, восприятие природного и человеческого мира как единого целого, характерное для всех народов древнего мира. Зарождение языческих культов произошло в глубокой древности — эпоху верхнего палеолита, около 30 лет до нашей эры. С переходом к новым типам хозяйствования языческие культуры трансформировались, отражая эволюцию общественной жизни человека. При этом самые древние пласты верований не вытеснялись более новыми религиями, а наслаивались друг на друга. Поэтому реконструкция славянского язычества чрезвычайно сложна.

Помимо этого обстоятельства, восстановление картины язычества славян затруднено и потому, что до сего дня практически не сохранилось письменных источников. По большей части — это полемические христианские антиязыческие сочинения.

Славянская мифология очень разнообразна и сложна и состоит как из многочисленных божеств, так и хтонических существ, олицетворяющих производительную силу земли /5/.

В глубокой древности у славян был широко распространен культ Рода и рожаниц, тесно связанный с поклонением предкам. Род — божественный образ родовой общины вмещал всю вселенную — небо, землю и подземное обиталище предков. Каждое восточнославянское племя имело своего бога покровителя. В дальнейшем славяне все более поклонялись великому Сварогу — богу неба и его сыновьям — Даждьбогу и Стрибогу — богам солнца и ветра. Со временем все большую роль начинает играть Перун — бог грозы, «творец молний», который особенно почитался как бог войны и оружия в княжеско-дружинной среде. Перун не являлся главой пантеона богов, лишь позже в период формирования государственности и усиления значения князя — военноначальника и его дружины культ Перуна стал укрепляться. В языческий пантеон входили также Велес или Волос — покровитель скотоводства и хранитель подземного мира предков. Культ Велеса — очень древний. Вероятно, он возник в период, когда основными занятиями древних людей была охота и собирательство. В дальнейшем, по мере перехода к производящему типу хозяйства, Велес стал олицетворять хозяйственную удачу, богатство, достаток. В период христианизации культ этого божества трансформировался в облик святого Власия. Макошь — богиня плодородия, покровительница женщин. Природа этого божества ещё не совсем ясна /6/.

Истоки славянской мифологии очень сложны. На её формирование оказывали влияние различные народы. Так, на Севере было распространено божество Тур, очевидно имеющее скандинавское происхождение, а на юге Восточной Европы сказалось влияние иранской мифологии. Сохранились и тотемические представления. Кроме того, мир восточных славян был «населен» многочисленными берегинями, русалками, лешими, оказывающими непосредственное влияние на их жизнь /5/.

Также славяне поклонялись колодцам, камням и озерам, рощам и отдельным деревьям. Священным деревом у них был дуб; священным животным — кабан, конь, медведь, козел, змея, кукушка, ворон.

В роли первосвященников часто выступали князья, но были и особые жрецы — волхвы и кудесники. Точных данных о языческих жрецах нет, видимо ими были летописные «волхвы», боровшиеся в XI веке с христианством. Во время культовых ритуалов, проходивших в специальных местах — капищах (от старославянского «капь» — изображение, идол), богам приносили жертвы, включая человеческие. По умершим устраивали тризну, а затем труп сжигали на большом костре. Языческие верования определяли духовную жизнь славян.

В целом, славянское язычество не могло удовлетворить потребностям зарождавшихся у славян государств, ибо оно не имело разработанной социальной доктрины, способной объяснить реалии новой жизни. Дробный характер мифологии препятствовал целостному пониманию восточными славянами природного и социального окружения. К X веку стала очевидной необходимость изменения религиозной системы /6/.

3. Общественный строй восточных славян

Сложнее «реставрируются» общественные отношения восточных славян. Византийский автор Прокопий Кесарийский (VI век) пишет: «Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве, и поэтому относительно всех счастливых и несчастливых обстоятельств у них решения принимаются сообща». Скорее всего, речь здесь идет о собраниях (вече) общинников, на которых решались важнейшие вопросы жизни племени, в том числе и выбор вождей, «военных предводителей». При этом в вечевых собраниях участвовали только мужчины-воины /3/.

Общественный строй славян того времени характеризуется как «военная демократия» — это последний период общинного строя, предшествующий образованию государства. Об этом свидетельствуют такие факты, как острое соперничество между военными вождями, зафиксированное другим византийским автором VI века — Маврикием Стратегом. Появление рабов из пленных, набеги на Византию, которые в результате раздачи награбленных богатств, укрепляли престиж предводителей и ускоряли складывание дружины, состоящей из профессиональных воинов, соратников князя /3/.

Таким образом, у славян уже шло имущественное и социальное расслоение, племенная знать (старейшины, вожди) накапливали материальные ценности (об этом свидетельствует, например, найденные на Полтавщине клад драгоценного оружия, посуды, украшений, содержавший более 20 кг одного лишь золота). Существовало у славян и патриархальное рабство. Они брали пленных для того, чтобы получить за них выкуп или продать в рабство. Если этого сделать не удавалось, то пленники отпускались на волю или оставались среди славян на положении свободных /1. С. 23/.

Кроме того, происходили изменения в общине: на смену коллективу родственников, владеющих всеми угодьями сообща, приходит община, состоящая из больших патриархальных семей, объединенных между собой общностью территории, традициями, верованиями.

Сведения о первых князьях содержатся в известной летописи «Повесть временных лет» Нестора, подтвержденной данными археологии. Согласно ей у восточных славян VIII—IX вв. с ускоренным распадом родоплеменных отношений шёл процесс создания крупных племенных групп (союзов); причём у каждого из них было свое «княжение». Так в отношении полян им записана легенда о князьях, основателях города Киева: Кие, Щеке, Хориве и их сестре Лыбеди.

Эти союзы, представлявшие собой довольно стабильные политические объединения и сложные этнические общности. Они состояли из нескольких племён, а те в свою очередь, из нескольких поселений (от 3 до 15). Высшим органом власти в VI—VIII вв.еках было народное собрание (вече), решавшее все важные вопросы /1. С. 24/.

Более достоверными являются данные арабского энциклопедиста ал-Масуди (X век), который писал о том, что задолго до его времени у славян существовало политическое объединение, названное им Валинана. Скорее всего, речь идет о славянах-волынянах (летописных дулебах), чей союз был сокрушен, согласно данным «Повесть временных лет», аварским нашествием в начале VII века. В трудах других арабских авторов содержатся сведения о трех центрах восточного славянства: Куявии, Славии, Артании. /6/.

Славяне так же, как и германцы, своими вторжениями способствовали падению рабовладельческого общества и на его развалинах строили новое — феодальное. Захватив значительную часть территории Византии, славяне создали на Балканах раннефеодальные государства — Болгарское, Сербское и Хорватское. У западных славян образуется княжество Само и Великоморавское княжество. К VIII—IX вв. н.э., вероятно, относится и создание первых восточнославянских государственных объединений (Куявия, Славия, Артания) /1. С. 18/.

Некоторые отечественные историки отождествляют Куявию с Киевом; Славию — с Новгородом или его более древним предшественником. Месторасположение Артании продолжает вызывать споры. Видимо они представляли собой предгосударственные образования, включающие в себя по нескольку племенных союзов. Однако все эти местные княжения были мало друг, с другом связаны и не могли противостоять мощным внешним силам: хазарам и варягам /6/.

Вывод

Восточные славяне, сохраняя основы общинного строя (общинную собственность на землю и скот, вооружение всех свободных людей, регулирование социальных отношений с помощью традиций, т. е. обычного права, вечевую демократию), претерпевали как внутренние изменения, так и давление внешних сил, что в своей совокупности и привело к образованию государства.

Таким образом, на рубеже VIII—IX вв.еков у восточных славян заканчивается переходный период от первобытнообщинного строя к раннему феодализму, происходит деление общества на классы — сословия феодального общества. К концу IX века восточные славяне уже стояли на пороге возникновения государственности. Вопрос о том, каким будет это государство, какое племя станет центром восточнославянского мира и начнет подчинять других. Было возможно и возникновение на территории Восточной Европы нескольких государств, как у западных и южных славян /1. С. 26/.

Литература

1. Отечественная история: учебное пособие /под реакцией Н. А. Душковой. Воронеж, 2002−2006.

2. Карамзин Н. М. Предания веков / Н. М. Карамзин. М., 1999.

3. Ключевский В. О. Краткий курс по русской истории / В. О. Ключевский. М. 2002.

4. Седов В. В. Восточные славяне в VI—VIII вв. / В. В. Седов. М., 1982.

5. Рыбаков Б. А. Язычество древних славян / Б. А. Рыбаков. М., 1981.

6. Хрестоматия по истории России. Т.1. С древнейших времен до XVII века. М., 1994.

7. Методические рекомендации по курсу «Отечественная история». 183−2007. ВГТУ., 2007.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой