Развитие предпринимательской деятельности в России после Смуты

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки российской Федерации

Санкт-Петербургский государственный

Инженерно-экономический университет

Кафедра связей с общественностью, истории и политологии

Контрольная работа по дисциплине

«История предпринимательства в России»

«Вотчинное и монастырское предпринимательство в России XVII века»

Санкт — Петербург

2008

План

Введение

1 Смута и ее последствия. Государственная политика в предпринимательстве

2 Становление мануфактурного производства

3 Государство и церковь

Заключение

Список использованной литературы

Введение

В настоящее время в нашей стране предпринимательство возрождается, существует и имеет своих довольно активных представителей. Однако без своих исторических корней оно вбирает в себя случайные качества, постоянно повторяет сделанные ошибки, не знает своих исторических предшественников и особенностей исторического развития своей страны. Длительное время подлинная история российского предпринимательства замалчивалась и искажалась грубейшим способом. А ведь сегодня тема «предпринимательство и народ» является главной темой и прошлого, и настоящего, от рационального раскрытия и решения которой фактически зависит все наше будущее.

На пути своего становления Россия пережила много экономических строев. Но мы остановимся на становлении российского предпринимательства вотчинников и монастырей XVII века. Попытаемся разобраться в политике государства относительно собственности.

Смута и ее последствия. Государственная политика в предпринимательстве

С выступлением Лжедмитрия на сцену политической жизни борьба за московский престол выходит из тесной сферы придворного боярства, она усложняется: в нее постепенно втягиваются и другие слои населения, отчасти по импульсу сверху, когда их привлекают как военную силу, отчасти и в своих целях и интересах. Таким образом, придворная усобица переходит в социальную борьбу.

Ранее других в борьбу вмешивается население Северской и Польской Украины, то есть население бывшего Чернигово-Северского княжества и степной окраины Московского государства, городов, стоявших на границах «дикого поля». Это население состояло из разного сброда люда, недовольного политическим и социальным положением, ушедшего сюда из внутренних областей искать лучших условий жизни. В царствование Бориса Годунова недовольство низших слоев населения страшно возросло. Обеспечивая интересы служилого класса, правительство приняло ряд мер, содействующих порабощению народной массы. Крупным землевладельцам запрещено было перевозить крестьян с земель мелких помещиков. Кроме стеснения свободы мера эта вызвала недовольство еще и потому, что у крупных помещиков крепостным крестьянам жилось лучше, чем у мелких. Ограничение свободы коснулось и всех вообще крестьян, так как правительство считало «старожильцами» тех из них, которые были записаны в писцовые книги 1592−1593 годов. Правительство желало таким образом закрепить не только крестьян, но и просто челядь. При Федоре же издавались указы, запрещающие состоятельным людям держать у себя вольных холопов и предписывающие формально укреплять людей или «брать с них кабалы», как говорилось. На почве этого закона выросло много злоупотреблений. Богатые помещики продолжали принимать людей на службу и «вымучивали» у них кабальные записи. По свидетельству Авраамия Палицына, «написание служивое», служилую кабалу, вымогали силой и муками, иногда зазывали к себе «винца токмо испить» и выманивали кабальную запись у пьяных, «по трех или четырех чарочках». Запрещение держать вольных слуг было вызвано полицейскими соображениями. Дело в том, что за холопа отвечал его господин, а вольный слуга отвечал сам за себя, но с вольного слуги были взятки гладки. Поэтому в интересах правительства было укрепление вольных слуг. Единственным средством восстановления свободы для таких закрепощенных слуг было бегство на Украину, куда бежали и закрепощенные крестьяне. К этим причинам политического и социального характера, которые должны были питать недовольство низших слоев населения, присоединились и экономические причины. При Борисе Годунове Россию постигли бедствия, разорительные для крестьянской массы. Летом 1601 года хлеб пророс на корню, а сильными заморозками его совсем сразило. Сбор был ничтожный, стали жить впроголодь. Первое время питались запасами (хлеб тогда не продавали, а хранили его в закромах, на месте), но когда в следующем году посевы погибли в земле, наступил настоящий голод со всеми его ужасами. Народ питался травой, сеном, трупами, бывали даже случаи убийства людей, чтобы потом употреблять их в пищу. В это время многие богатые люди распустили свою дворню, потому что ее нечем было кормить. Отпущенные на волю холопы стали составлять разбойничьи шайки, которые приводили население в еще больший ужас и отчаяние.

Голодный народ повалил на Украину, в польские и северские города.

В первую четверть XVII века, по свидетельству Авраамия Палицына, туда переселилось более 20 тысяч человек.

После правления Бориса Годунова на престол покушались многие, но попытки их были неудачными, пока на сцене исторических действий не появилась семья Романовых. С избранием Михаила началась новая эпоха в истории государственного развития России. Дело в том, что реставрация верховной власти усилиями общества является фактом огромной важности. Фактом, который открывал собой новую эпоху в отношениях между московским государем и государством. Старое Московское государство развилось из вотчины московского князя и носило поэтому характер частного хозяйства, имело в виду не самодовлеющие цели, а интересы князя-вотчинника. Идея государства сделала успехи еще при Грозном, однако все-таки было еще очень далеко до ее полного торжества. Московское государство все еще мало отличалось от удельной вотчины по приемам управления и по воззрениям государя и общества. «Бог дал нам людей в работу, — говорил тогда государь устами царя Ивана Васильевича, — и мы вольны их жаловать и казнить, не отвечая никому кроме Бога». Правда, в торжественные минуты и Грозный говорил, что Бог дал ему людей не только для работы, а и для того, чтобы держать их в православии, но это было лишь в торжественные минуты, а в обыкновенное время царь смотрел на государство теми же глазами, как и вотчинник смотрел на свой дом, землю и на живущих у него людей.

В конце XVI и начале XVII века старое вотчинное государство, собранное усилиями дома Калиты, было разрушено, и на развалинах его выросло новое государство, созданное усилиями общества, и стало называться земским. Была усвоена иная точка зрения: уже не говорилось, что Бог дал людей в работу царю, а говорилось, что Бог дал царя народу для его блага.

Таким образом, царствование Михаила начинало собой новую эпоху в государственном развитии России.

Очень сложно пришлось народу русскому во время Смуты, но и она не прошла бесследно. Увеличив количество внешних и внутренних врагов, Смута заставила дорожить наличностью служилого класса. Правительство тогда стало стремиться к прикреплению военно-служилых людей к службе, как посадских и крестьян прикрепляло к тяглу. Правительство стало вообще запрещать отдаваться в холопы с целью избежать военной службы.

С другой стороны, чтобы дать возможность служилым людям отбывать военную службу, правительство начало усиленно наделять служилых людей поместьями и одновременно запрещать неслужилым людям приобретать вотчины, так что землевладение стало сословной привилегией военно-служилого класса.

Для облегчения хозяйственного положения служилых людей правительство давало им и податные привилегии. В XVI веке военно-служилые люди обрабатывали часть своей земли сами при помощи своих дворовых слуг или холопов, а остальную землю отдавали крестьянам на оброк или «издолье», то есть барщину. Таким путем образовались две категории земель: барская и крестьянская запашка. В XVI веке это разделение было чисто хозяйственным, так как поземельный налог падал одинаково на те и на другие земли. После Смуты дело обстояло иначе. Служилый класс воспользовался своим положением, своим выросшим политическим значением, чтобы избавиться от обложения налогом барской запашки. В договоре с Сигизмундом 1610 года служилые люди выставили требования, по которому податному обложению должны были подлежать только населенные земли, то есть крестьянские, так как барская запашка считалась землей ненаселенной. Правительство царя Михаила Федоровича для облегчения жизни служилого населения и стало применять это правило.

Таковы были последствия смуты в социальной жизни Московского государства. Влияние смуты можно отметить и на положении других общественных классов. После Смуты Московское государство ощутило острую нужду не только в людях для борьбы с внешними и внутренними врагами, но и в денежных средствах, необходимых на содержание двора, администрации и военно-служилого класса, нуждалось в организации финансовых сил. Государственная казна пополнялась очень туго вследствие разорения населения и общей деморализации: население после смуты стало уклоняться от несения повинностей и податей. Поэтому одной из главных задач царствования Михаила Федоровича и была борьба с этим уклонением податного населения от платежа податей и прикрепление общественных классов к их специальным повинностям. К их тяглу. Тяглые люди уклонялись от несения повинностей, уходя со старых мест жительства на сторону и укрываясь за спиной других владельцев в качестве подсуседков и захребетников или закладчиков. Правительство царя Михаила и начало принимать меры к возвращению подобных людей на старые места. Для тяглых общин побеги тяглецов были тем труднее, что правительство с ними не считалось и неизменно взыскивало с тяглой общины определенную сумму, так что оставшиеся члены должны были платить и за «выбылых», поэтому уже практический интерес заставлял посадские городские общины разыскивать бежавших тяглецов.

Срок перемирия с поляками, установленный во время Смуты, подходил к концу, наступал 1632 год. Московское правительство усиленно готовилось к войне. В первые дни по приезде избранного царя в Москву Земский собор разослал сборщиков с грамотами, в которых населению предлагалось, чтобы оно для пополнения казны вносило в нее деньгами, хлебом, сукнами и другими товарами. Кроме этого, правительство предписало строго взыскивать недоимки. На соборе 1632 года постановлено было собрать пятую деньгу, то есть 20% с валового дохода, с торговых людей и добровольные взносы с бояр, дворян и приказных людей. Когда началась война с Польшей, патриарх Филарет приказал монастырям прислать сведения об их денежной наличности и предложил половину капитала отдать в Москву на жалованье ратным людям.

Но все же основными вотчинниками оставались военно-служилые люди. Главным их интересом было обеспечение их землей и рабочими силами. Ведь служилый класс, можно сказать, жил землей, и для него главными потребностями были земля и рабочее население, а между тем землевладельческие интересы много страдали от произвола властей и от необеспеченности землевладения вообще: ведь землевладение было условно, рассматривалось как жалованье за службу, а в раздаче этого жалованья часто бывали злоупотребления, и служилые люди не могли поэтому чувствовать себя обеспеченными в отношении владения землей. В новом Уложении 1649 года были приняты следующие меры в этом направлении: прежде всего, чтобы обуздать произвол властей, в Уложении были сгруппированы все законы, которые гарантировали и регулировали вотчинное и поместное землевладение. Было постановлено, что старые и увечные люди не должны лишаться поместий, а могут нести более легкую службу — сторожевую, гарнизонную, то есть им было разрешено не ездить в походы, а служить в городе или «с города», как тогда говорили. Затем подтверждено было, что жены и дочери служилых людей не остаются без всяких средств, а обеспечиваются землей: вдовы до нового замужества или до смерти, а дочери до замужества. Размеры «прожитка» вдовам и дочерям были разные: если служилый человек умирал дома естественной смертью, то размер прожитка жене равнялся 10% его имения, а дочери 5%; если он умирал, хотя бы также естественной смертью. Но не дома, а на войне, то размер прожитка увеличивался в 1,5 раза; наконец, если служилый человек был убит, то вдова получала 20% прожитка, а дочь — 10%. Эти поместья, которые выдавались вдовам и дочерям служилых людей, так и назывались «прожиточные» поместья. Если у служилого человека оставались сыновья, то поместья его переходили целиком жене и детям, а когда дети (мальчики, разумеется) вырастали, они вступали во владение поместьем. Так как поместья фактически сделались наследственными, то Уложение разрешило менять не только поместья на поместья, но и вотчины на поместья и обратно. Это правило было большим удобством для служилых людей: хозяйственный интерес требовал сосредоточения земель в одном месте, а между тем в руках служилого человека на деле оказывалось множество мелких клочков по 20, 15 четвертин в разных местах. Теперь служилым людям разрешалось консолидировать свои имения, сосредоточить их в одном месте, в одном пункте. Затем, престарелым и бездетным служилым людям разрешено было сдавать свои поместья бездетным родственникам с тем, чтобы они кормили их и отправляли за них службу, а по их смерти наследовали поместье.

Кроме произвола администрации, военно-служилый класс много терпел от роста церковного землевладения. Хотя земель было тогда много, пользоваться ими было нельзя: много было пустующих земель, а чтобы завести хозяйство на нови, требовались большие затраты капитала. Поэтому служилые люди предпочитали брать уже разработанные пашни, тогда как культурной земли было мало. При таких условиях, понятно, чувствовалась земельная теснота, именно, недостаток культурной земли, хотя пустующих земель было много. На культурные же земли распространялись аппетиты не только служилых людей, но и духовенства. Против непомерного роста церковного землевладения принимались разные меры еще в XVI столетии. Но духовные лица, пользуясь дружбой с царем, добивались разных льгот в этом отношении, монастыри часто жаловались на недостаток и скудость и просили разрешения принимать имения на помин души, и государь почти всегда в таких случаях разрешал. Много пожалований монастырям произошло таким образом при царе Михаиле Федоровиче, когда во главе управления стоял для духовенства свой человек — патриарх Филарет. Поэтому и оказалось, что в 1623 году в московском уезде около половины обработанной земли (43−44%) числилось за монастырями. На соборе 1648 года была подана жалоба на духовенство, что оно, несмотря на запретительные указы 1580 и 1584 годов, продолжает приобретать земли, и была предложена секуляризация церковных имений. И правительство в 42 статье XVII главы Уложения подтвердило запрещения монастырям покупать вотчины и принимать их в заклад или на помин души, а также присваивать вотчины служилых людей, поступающих в монахи. По челобитию стольников, детей боярских, стряпчих, гостей и посадских людей государь велел быть Монастырскому приказу. Эта мера вызвала сильное неудовольствие среди духовенства. Патриарх Никон особенно восставал против Монастырского приказа. Таковы были меры, направленные на утверждение служилого землевладения.

Становление мануфактурного производства

После Смуты и интервенции начала XVII века Россия к концу 20-х годов XVII в. постепенно начала выходить из хозяйственной разрухи.

Появление первых мануфактур было связано с развитием мелкотоварного производства, а также с военно-экономическими интересами государства. Расширение и укрепление государственных границ, развитие внешней торговли, стремление закрепиться на берегах Балтики, создание постоянного войска — все это требовало немалых материальных и людских ресурсов. Резко возросла потребность в оружии, порохе, сукне.

Еще во времена Ивана Грозного шел поиск техников, знатоков военного дела. Плененные во время войны мастера направлялись на работу и, прежде всего, на добычу руды. Тула как арсенал и склад военных припасов была известна и ранее. Но этого оружия стало не хватать и его приходилось выписывать из Швеции.

Одновременно встал вопрос о развитии собственного мануфактурного производства. Последнее, основанное, как известно, на разделении труда и ручной ремесленной технике, возникло в странах Западной Европы в середине XVI века и господствовало до последней трети. Предпосылки для возникновения мануфактуры были созданы ростом ремесла, товарного производства и обусловленной этим дифференциацией мелких товаропроизводителей, появление мастерских с наемными рабочими, накоплением денежных богатств в процессе первоначального накопления капитала.

Мануфактура в России возникла во второй половине XVII в. Характерной особенностью российской мануфактуры являлось то, что она развивалась в условиях феодально-крепостнических отношений. Кроме того, в России, где мануфактурное производство миновало цеховой ремесленный строй, возникли особые формы мануфактуры (казенные, частные и вотчинные). Поэтому здесь значительно позже, чем в ряде стран Европы, был осуществлен переход от мануфактурного к крупному машинному производству (в первой половине XIX в.).

Особый интерес в предпринимательстве представляет деятельность по организации предприятий частного характера.

В Западной Сибири разрабатывали главным образом соляные источники. Промышленники привлекали поселенцев, обеспечивали им средства к существованию и безопасность. Вокруг частновладельческих поселков возникали целые поселки для защиты от нападения, в дикой местности строили укрепленные городки (например, Строгановские городки на Каме).

Первые мануфактуры возникли также в отраслях промышленности, продукция которых имела большой спрос на внутреннем и внешнем рынках (солеварение, винокурение, производство юфти и т. д.). В этих же отраслях было наибольшее число мануфактур с преобладанием капиталистических отношений. Большая часть мануфактур возникла при активном содействии государства. Государство нуждалось в развитии, прежде всего, железоделательного и селитрового производства. Поэтому в XVII в. При содействии правительства мануфактуры были созданы главным образом в металлургии.

В XVII в. На путь предпринимательской деятельности встали и некоторые крупные феодальные хозяйства. В вотчинах боярина Б. И. Морозова, например, производилось значительное количество товарного хлеба, имелся железоделательный завод, работала винокурня. Все это производилось трудом крепостных крестьян. Морозову принадлежало 55 тысяч крестьян, железоделательные, кирпичные, потошные заводы, мельницы, винокурни. Хозяйство Морозова Б. И. являлось примером феодального землевладения с активной торгово-промышленной деятельностью. Примеру Морозова последовали бояре И. Д. Милославский, Ю. И. Ромодановский, князь Я. К. Черкасский и др.

Весьма характерно, что большая часть русских предпринимателей Петровского времени, как и в более поздний период, вышла из крестьян или посадских людей. И это, прежде всего, самые выдающиеся фамилии русских предпринимателей — Морозовы, Рябушинские, Прохоровы, Гарелины, Грачевы, Локаловы, Горбуновы, Скворцовы и многие другие. Каждый из этих предпринимателей организовывал огромные производства, которые снабжали своей продукцией десятки, а то и сотни тысяч людей в России и за границей.

Частные предприниматели для устройства фабрик и заводов получали ссуды без процентов; их снабжали инструментами и орудиями производства; освобождали от государственной службы; предоставляли временные льготы от податей и пошлин, беспошлинный привоз из-за границы машин и инструментов; обеспечивали гарантированными государственными заказами.

Государство и церковь

Большие богатства, накопленные иерархами, церквами и монастырями — земли и тысячи крестьян, промыслы и деньги, огромное идеологическое влияние в обществе обусловили рост политических притязаний церкви. Ее руководители нередко вмешивались в решение вопросов внутренней и внешней политики страны.

Крепнущее русское самодержавие не могло с этим мириться. Отсюда идут разногласия, стремления светской власти ограничить рост монастырского землевладения, а также судебные и фискальные иммунитеты духовных пастырей. В этом были заинтересованы и власти с их курсом на централизацию, и феодалы, зарившиеся на богатые земельные владения белого и черного духовенства, с неодобрением следившие за их увеличением.

После взятия Азова Петр устремил свой зоркий глаз на церковь: потребовал от нее отчеты о доходах, заставил строить на свои средства корабли, запретил возводить в монастырях новые корпуса, а тем из иерархов, кто имел поместья, платить жалованье.

Заключение

Проанализировав сделанную работу, можно с четкостью сказать, что роль предпринимательства в жизни людей неоднозначна. В жизни государственной и политической деятельности тем более.

В XVII веке Российское государство только начинало существовать как экономически развивающееся государство, появились виды крупного частного предпринимательства, а соответственно и способы борьбы за свою собственность.

Вторая половина XVII века оценена как предреформенный период (протекавший в невероятно трудных внутри- и внешнеполитических условиях), что проявилось во многих областях жизни страны: в хозяйстве, внешней политике, культуре, отношениях между церковью и государством.

Уклад в стране поменялся, и, соответственно, поменялось и отношение власть имущих к недавним приверженцам власти. На первый план вышли не отношения человеческие, а отношения экономические. Россия встала на путь капитализма, который будет очень сложен, да и итоги будут неоднозначны. Лишь сильнейшие могут стоять во главе государства и быть приближенными к монарху. Лишь люди, умеющие «делать деньги», сейчас нужны своей стране, и она им отплатит сполна. Вовремя на арене политических действий появились Б. И. Морозов, Милославский, Строгоновы.

Список использованной литературы

1. История предпринимательства в России под ред. Резника А. А., Лимонова В. А. Учебное пособие. СПб: ГИЭА, 1999.

2. Новосельцев А. П., Сахаров А. Н. История России. М.: ООО «Издательство АСТ», 2001.

3. Любавский М. К. Русская история XVII—XVIII вв. СПб: Издательство «Лань», 2002.

4. Ключевский В. О. Краткое пособие по русской истории. М.: Прогресс — Панчея, 1992.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой