Прокурорский надзор

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Надзор за точным и единообразным исполнением законов, декретов, указов и иных нормативных актов министерствами и другими подведомственными Совету Министров органами, местными представительными и исполнительными органами, предприятиями, организациями и учреждениями, общественными объединениями, должностными лицами и гражданами возлагается на Генерального прокурора Республики Беларусь и подчиненных ему прокуроров.

Прокуратура осуществляет надзор за исполнением законов при расследовании преступлений, соответствием закону судебных решений по гражданским, уголовным делам и делам об административных правонарушениях, в случаях, предусмотренных законом, проводит предварительное следствие, поддерживает государственное обвинение в судах [1].

Исходным моментом в создании подлинного унитарного демократического социального правового государства является обеспечение верховенства закона и единства законности, защиты граждан от произвола. В любом обществе соблюдение законности является главным условием сохранения государства, реального обеспечения прав и свобод граждан. Только при наличии четкой правовой базы и отлаженного механизма обеспечения законов государство может реально гарантировать, что право будет на стороне справедливости, а не на стороне силы.

Когда речь идет о формировании правового государства необходимо иметь ввиду, что одно из важных мест занимает такой орган, как прокуратура, деятельность которой направлена на всемерное укрепление законности и правопорядка, охрану прав и законных интересов граждан, на воспитание должностных лиц и граждан в духе добросовестного исполнения своих конституционных обязанностей.

Общепризнанно, что различают следующие направления (виды) прокурорского надзора:

— надзор за точным и единообразным исполнением законов республиканскими, местными органами государственного и хозяйственного управления и контроля, местными Советами депутатов и иными органами местного самоуправления, воинскими формированиями и учреждениями, органами государственной безопасности, внутренних дел и милиции, субъектами хозяйствования независимо от принадлежности и форм собственности, учреждениями и организациями, политическими партиями, иными общественными и религиозными объединениями, должностными лицами и гражданами (Общий надзор);

— надзор за исполнением законодательства при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, при производстве предварительного следствия и дознания;

— надзор за соответствием закону судебных решений по гражданским и уголовным делам, делам об административных правонарушениях;

— надзор за исполнением законов в местах содержания задержанных, предварительного заключения, при исполнении наказаний и иных мер принудительного характера, назначаемых судом.

Направления прокурорского надзора не изолированы друг от друга, а неразрывно связаны между собой, представляя лишь различные виды единой прокурорской деятельности, через которые на практике реализуется и осуществляется конституционная функция прокуратуры — надзор за точным и единообразным исполнением законов.

Прокуратура выполняет различные функции. Одной из них является правильная организация стадий в уголовном процессе, в том числе судебное разбирательство, кассационное производство, исполнение приговора, надзорное производство, возобновление уголовного дела по вновь открывшимся обстоятельствам и осуществление прокурорского надзора на них представляет собой одну из существенных гарантий постановления судом законного, обоснованного и справедливого приговора.

В республике сложилась, на наш взгляд, довольно широкая, демократическая правовая база для того, чтобы прокурор имел возможность эффективно осуществлять возложенные на него законом функции по надзору.

До сих пор остаётся актуальной проблемой выполнение прокурорами задач по усилению надзора за строжайшим соблюдением законности при рассмотрении уголовных дел во всех судебных инстанциях. Прокуроры должны успешно выполнять свои обязанности по раскрытию преступлений, изобличению виновных с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию, и в то же время не допускать привлечения к уголовной ответственности и осуждения ни одного невиновного, что и в настоящее время не соблюдается на практике.

Зачастую во время судебного следствия в зале суда не выполняются обычные требования закона, это происходит из-за низкой правовой культуры и элементарного несоблюдения юридической этики участниками уголовного процесса, недопустимо также пренебрежительное отношение прокурора к подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим, свидетелем.

Для того чтобы судебный процесс достиг своего предупредительного и воспитательного воздействия нужно, чтобы любое судебное дело, каждый судебный процесс проходил при тщательном исследовании доказательств и строгом соблюдении процессуальных норм и юридической этики.

В связи с изложенным выше, проблема правильной организации прокурорского надзора за соответствием закону судебных решений по уголовным делам является весьма актуальной и сложной, но разрешимой в нашей республике.

Этой теме посвятили свои работы такие авторы как Максимов Л. Г., Кеник А. А., Басков В. И. и многие другие специалисты.

Цель данной курсовой работы — показать какое важное место занимает прокурорский надзор за соответствием закону судебных решений по уголовным делам.

Наши задачи состоят в следующем, выяснить, в чем заключается:

— процессуальное положение прокурора в судебном разбирательстве по уголовным делам;

— прокурорский надзор в суде первой инстанции;

— прокурорский надзор на стадии кассационного производства;

— прокурорский надзор на стадии надзорного производства;

— прокурорский надзор по уголовным делам по вновь открывшимся обстоятельствам.

Уяснение сущности данных вопросов сократило бы до минимума ошибки, которые допускают органы прокуратуры и органы правосудия.

1. Прокурорский надзор за соответствием закону судебных решений по уголовным делам

1. 1 Процессуальное положение прокурора в судебном разбирательстве по уголовным делам

Наделение суда исключительным правом осуществления правосудия обусловлено тем, что только в судебном разбирательстве в полном объеме действуют все принципы уголовного процесса. Здесь закон создает наиболее благоприятные условия для установления истины, в полной мере обеспечиваются права сторон, действует развернутая система процессуальных гарантий [14, с. 286].

Согласно ст. 115 Конституции Республики Беларусь правосудие осуществляется на основе состязательности, равенства сторон в процессе[1].

В соответствии с ч. 1 ст. 34 Уголовно-процессуального (далее — УПК) кодекса прокурор является должностным лицом, которое в пределах своей компетенции от имени государства осуществляет уголовное преследование и поддерживает государственное обвинение в суде [13, с. 86].

Законом Республики Беларусь от 16 октября 2000 года введен в действие с 1 января 2001 года новый Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь, которым регламентирован порядок судопроизводства, основанный на конституционных принципах состязательности, незыблемости прав и свобод граждан, уважения чести и достоинства личности, особой роли суда в их защите [14, с. 286].

Согласно ч. 8 ст. 34 УПК при судебном разбирательстве уголовных дел участие прокурора в качестве государственного обвинителя обязательно по делам публичного и частно-публичного обвинения, а также по делам частного обвинения, возбужденным прокурором[2]. По подавляющему большинству уголовных дел доказывание возложено на государственного обвинителя [14, с. 287].

Государственное обвинение, поддерживаемое прокурорами в суде, следует рассматривать не только как одно из действенных средств по борьбе с преступностью, но и как одну из форм осуществления надзора за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел в судах.

УПК не предоставляет прокурору никаких преимуществ перед другими участниками судебного разбирательства по представлению доказательств, участию в их исследовании, заявлении ходатайств [13, с. 87]. В то же время Кодекс ставит прокурора в процессуальное положение, отличное от процессуального положения иных участников судебного разбирательства. Это не привилегия прокурора, а создание необходимых условий для успешного осуществления возложенных на него функций [14, с. 287].

Подсудимый, потерпевший, выступая от своего имени, а защитник — по поручению подсудимого, а также по назначению следователя, прокурора, суда, могут реагировать на нарушения закона, допущенные в судебном заседании, но могут и не делать этого.

Прокурор же, выступая от имени закона и государства, не только вправе, но и обязан принять меры к устранению нарушений закона независимо от того, кем они допущены.

Своим участием в судебном разбирательстве прокурор способствует устранению нарушений прав и законных интересов потерпевшего, гражданского истца и ответчика, обвиняемого и других участников процесса [2].

Процессуальное положение прокурора как блюстителя законности остается неизменным в любой стадии уголовного процесса. При поддержании государственного обвинения в суде первой инстанции, при даче заключения в кассационной или надзорной инстанции прокурор остается представителем органа, осуществляющего надзор за точным и единообразным исполнением законов, только изменяются формы надзора и средства процессуального реагирования на обнаруженные нарушения закона [13, с. 87].

Статья 34 УПК предусматривает обязанность прокурора во всех стадиях уголовного судопроизводства принимать меры к устранению всяких нарушений закона, от кого бы они ни исходили. Свои полномочия в уголовном судопроизводстве прокурор осуществляет независимо от каких бы то ни было органов и должностных лиц, подчиняясь закону и руководствуясь указаниями Генерального прокурора Республики Беларусь. Указанное требование уголовно-процессуального закона применимо в одинаковой мере к выступлениям прокурора в суде первой, кассационной и надзорной инстанциях. Однако в кассационной инстанции прокурор не выступает в роли обвинителя, он осуществляет надзор за законностью рассмотрения дела кассационной инстанцией присущими ему в данной стадии процессуальными средствами.

Выполняя в кассационной инстанции обязанности представителя органа надзора за законностью, прокурор не только отстаивает обвинительный приговор или поддерживает протест на мягкость наказания, но и вносит предложение о прекращении дела производством по основаниям, указанным в законе (полагая, таким образом, необоснованным обвинительный приговор); о смягчении назначенного судом первой инстанции наказания (считая приговор чрезмерно суровым); о применении закона, предусматривающего более мягкое уголовное наказание (выступая против применения закона о более строгом наказании) и т. д. Перечисленные действия никак не укладываются в понятие о прокуроре как об обвинителе и только обвинителе

Особенность процессуального положения прокурора в кассационной инстанции состоит прежде всего в том, что здесь речь идет о законности и обоснованности уже постановленного судом приговора. Другая в том, что осуществление надзора в этой стадии переходит к прокурорам вышестоящих прокуратур, то есть к прокурорам, которые ранее не имели отношения к надзору за соблюдением законности при рассмотрении дела в суде первой инстанции. Это одно из условий, обеспечивающих объективность и процессуальную независимость этих прокуроров. Поддерживая кассационный или частный протест и давая заключение в кассационной инстанции по жалобе осужденного или защитника, прокурор осуществляет надзор за законностью рассмотрения уголовного дела кассационной инстанцией. Выступающий в кассационной инстанции прокурор не является представителем государственного обвинения. Он уполномочен прокурором области проверить дело и дать свое самостоятельное заключение, причем характер заключения не зависит от того, по чьей инициативе рассматривается дело в кассационной инстанции. В частности, прокурор может поставить вопрос об отзыве кассационного протеста, принесенного на оправдательный приговор, если считает, что протест принесен необоснованно и приговор соответствует материалам дела.

Уголовно-процессуальный закон, исходя из ревизионного начала уголовного судопроизводства, возлагает на прокурора проверку дела в полном объеме, в отношении всех осужденных независимо от того, подана ли ими жалоба и принесен ли в отношении их кассационный протест. Кроме того, при рассмотрении дела в кассационном порядке прокурор не просто высказывает свое мнение по кассационной жалобе, но и дает заключение о законности и обоснованности приговора.

При этом прокурор может и не согласиться с кассационной жалобой осужденного или защитника, может внести предложение, не совпадающее с мнением государственного обвинителя. Выступал в кассационной инстанции, прокурор обладает всей полнотой процессуальной самостоятельности, процессуально независим от прокурора, уполномочившего его на участие в кассационной инстанции.

Принцип централизации органов прокуратуры, строгого подчинения нижестоящих прокуроров вышестоящим обусловлен законом и является незыблемы [3]. Однако в вопросах осуществления надзора за законностью при рассмотрении судом уголовных дел указанный принцип, сохраняя в полной мере свою силу, сочетается с процессуальной самостоятельностью прокуроров, непосредственно исполняющих эти функции. Вышестоящий прокурор не только не вправе дать указание подчиненному прокурору о поддержании обвинения вопреки его внутреннему убеждению, но и не может обязать прокурора, участвующего в кассационном разбирательстве уголовного дела, дать заключение, с которым он не согласен. Генеральный прокурор Республики Беларусь, строго сохраняя принцип централизации органов прокуратуры, в то же время своими приказами и инструкциями всемерно укрепляет процессуальную самостоятельность прокурора, осуществляющего надзор за соблюдением законности при рассмотрении судами уголовных дел.

Исходя из требования УПК, прокурор обязан опротестовать в кассационном порядке каждый необоснованный или незаконный приговор. Неопротестование прокурором незаконного или необоснованного приговора является нарушением служебного долга[2]. В сопоставлении с жалобами других участников уголовного процесса протест прокурора как повод для рассмотрения дела в кассационном порядке или в порядке надзора должен отвечать закону и материалам уголовного дела. К жалобам же других участников процесса таких требований не предъявляется.

Роль прокурора при пересмотре в порядке надзора приговоров, определений и постановлений судебных органон остается такой же, как и в предшествующих стадиях судебного разбирательства. Процессуальное положение прокурора в этой стадии процесса как блюстителя законности подчеркивается и тем, что законодатель устанавливает в качестве непременного условия, рассмотрения уголовных дел судами надзорных инстанций участие прокурора. Участие же осужденного или оправданного или их защитников, а также других участников процесса при рассмотрении дела по надзорному протесту ставится в зависимость от усмотрения суда, рассматривающего дело в порядке надзора. Таким образом, участие прокурора при рассмотрении уголовных дел судами надзорной инстанции — одно из условии, обеспечивающих вынесение этими судами законных и обоснованных определений и постановлений.

Как известно, и прокурор, и председатель соответствующего суда вправе принести протест в порядке надзора. Поводом для принесения протеста в порядке надзора председателем суда является, как правило, жалоба осужденного или его защитника или же в отдельных случаях представление нижестоящих судей, когда они в ревизионном порядке обнаруживают незаконный или необоснованный приговор, а прокурор в силу своего служебного положения как блюстителя законности должен по своей инициативе выявлять и опротестовывать приговоры, а не ожидать, когда к нему поступят соответствующие сигналы.

Особенностью процессуального положения прокурора в надзорной инстанции является и то, что в той стадии речь идет о законности и обоснованности уже вступившего в законную силу приговора. В связи с этим осуществление функции надзора переходит к вышестоящим прокурорам. Выступающий с заключением в надзорной инстанции прокурор, должностное положение которого строго определено законом, не является представителем государственного обвинения. Он дает заключение независимо от позиции, занимаемой по тому же делу государственным обвинителем и прокурором, участвовавшим в судебном заседании кассационной инстанции.

Нельзя отдавать предпочтение процессуальному значению прокурорского надзора в одной стадии перед другой. Надзор прокуратуры за законностью рассмотрения судами уголовных дел одинаково важен как в суде первой инстанции, так и при кассационной проверке уголовных дел, а также при рассмотрении дел в порядке надзора. Здесь имеет значение лишь объем прокурорской деятельности. Если в суде первой инстанции предметом прокурорского надзора являются все без исключения уголовные дела (по части из них прокурор поддерживает государственное обвинение, остальные проверяются прокурором и кассационный срок), то в суде кассационной инстанции рассматривается лишь часть от рассмотренных в суде первой инстанции (уголовные дела, рассматриваемые по первой инстанции Верховным Судом Республики Беларусь, в кассационном порядке не рассматриваются вовсе). В надзорном порядке проверяется небольшая часть от общего числа дел, рассмотренных судами первой инстанции, а пересматриваются судами надзорной инстанции около 10%.

Прокуроры, участвующие в судах всех инстанций, обязаны строго соблюдать принцип независимости судей и подчинения их только закону, неукоснительно выполнять правила судебного разбирательства, быть дисциплинированными и всем своим поведением в судебном заседании проявлять уважение к суду. Распоряжения председательствующего в судебном заседании, а также определения суда о порядке проведения судебного разбирательства обязательны для всех участников процесса, в том числе и для прокурора. За прокурором остаемся право опротестовывать незаконные распоряжения председательствующего или определения суда [5, с. 301].

1. 2 Прокурорский надзор в суде первой инстанции

Судебное разбирательство — решающая и центральная стадия уголовного процесса — представляет собой рассмотрение уголовного дела в заседании суда первой инстанции. Именно на этой стадии реализуется возложенная на суд Конституцией функция правосудия.

Подготовка и поддержание государственного обвинения начинается с изучения уголовного дела, что является необходимым для прокурорских работников, не надзиравших за ходом предварительного расследования. Любой государственный обвинитель обязан глубоко знать материалы уголовного дела, чтобы быть готовым определить свое отношение к решению вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства, сопоставлять содержание протоколов следственных и других процессуальных действий с показаниями допрашиваемых в суде лиц, наметить тактику допросов.

Во всех стадиях судебного разбирательства прокурор должен в полной мере использовать свои права по устранению нарушений норм УПК, допущенных другими участниками процесса, которые в дальнейшем могут являться основанием для признания принятого по делу решения незаконным и подлежащим отмене.

С этой целью прокурор наделен правом:

1) заявлять отводы и ходатайства;

2) высказывать мнение по поводу действий участников уголовного процесса и протестовать против действий другой стороны;

3) возражать против необоснованных или представляющихся ему неправильными по другим основаниям действий председательствующего;

4) требовать внесения в протокол судебного заседания возражений на указанные действия [2].

Новации уголовно-процессуального законодательства предопределяют активную позицию государственного обвинителя в судебном разбирательстве по поддержанию предъявленного обвинения, по собиранию, представлению, исследованию и оценке доказательств, изменению обвинения и мотивированному отказу от обвинения. Таким образом, в рамках состязательного процесса, когда в обязанность суда нe входит доказывание вины обвиняемого, государственный обвинитель не может впредь, как иногда бывало ранее, быть не подготовленным к судебному процессу, а должен стать действующим лицом в судебном разбирательстве конкретного уголовного дела.

В рамках состязательного процесса роль прокурора состоит не только в надзоре за законностью и соблюдением прав и свобод личности, но и в «обеспечении достижения неотвратимости наказания за совершенное преступление». Поэтому сейчас, когда в обязанности суда не входит доказывание вины обвиняемого, государственное обвинение становится одним из важнейших и, главное, значительным звеном в работе по изобличению правонарушителя и привлечению его к ответственности.

Права и обязанности государственного обвинителя в судебном заседании регламентируются разделом девятым УПК. Прокурор в подготовительной части судебного заседания участвует в решении судом вопросов об отводах участников судебного заседания, необходимости вызова в суд новых свидетелей, экспертов, специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов, возможности рассмотрения уголовного дела без присутствия кого-либо из участвующих в деле лиц [10, с. 184].

В подготовительной части судебного заседания прокурор дает мнение по возникающим вопросам, заявляемым участниками процесса ходатайствам, сам заявляет различного рода ходатайства, высказывает свои соображения о возможности слушания дела в отсутствие кого-либо из лиц, вызванных в судебное заседание. Мнение прокурора является одним из процессуальных действий, логически связанных со всей его предшествующей и последующей деятельностью. Мнение дается в устной форме, основное его содержание заносится в протокол судебного заседания.

В подготовительной части судебного заседания суд заслушивает мнение прокурора о возможности слушания дела в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц. Явка обвиняемого во всех случаях обязательна, за исключением случаев, оговоренных в законе.

В случае отложения разбирательства дела суд может допросить явившихся свидетелей, эксперта или специалиста, потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика и не вызывать их вторично, если дело будет рассматриваться судом в прежнем составе.

Прокурору надлежит объективно относиться к ходатайствам, заявляемым обвиняемым, его защитником, о вызове и допросе новых свидетелей, назначении экспертизы (повторной, дополнительной, комплексной или комиссионной), истребовании вещественных доказательств или документов. Поспешное, не основанное на материалах дела заключение прокурора об отказе в удовлетворении заявляемых ходатайств только подрывает авторитет прокурора, воспринимается как проявление им предвзятости и не способствует объективности в исследовании доказательств.

В своем мнении прокурору надлежит учитывать соображения авторов заявляемых ходатайств и поддерживать те из них, которые имеют значение по делу, а в случае несогласия привести убедительные аргументы, опровергающие их доводы. Для судей мнение прокурора особенно важно тогда, когда рассматриваются ходатайства, в удовлетворении которых было отказано следователем или прокурором па предварительном следствии. В стадии судебного рассмотрения обвиняемый и защитник, как правило, повторяют эти ходатайства, поэтому для правильного их разрешения важно выслушать мнение прокурора.

Участие прокурора в судебном заседании и его мнение будут способствовать суду в принятии законного и обоснованного определения (постановления) лишь при том условии, если прокурор будет тщательно готовиться к участию в судебном процессе, проверять полноту, всесторонность и объективность произведенного дознания или предварительного следствия, давать основанные на законе и материалах дела мотивированные мнения, вносить необходимые предложения по вопросам, связанным с подготовкой к рассмотрению дела в судебном заседании. Каждое мнение прокурора, каких бы вопросов оно ни касалось, должно быть:

1) объективным и доказательным. Содержащиеся в нем выводы должны отражать истину по делу, никакие произвольные толкования закона и фактических обстоятельств недопустимы. В заключении следует приводить убедительные мотивы, логически безупречные доводы, которые будут определять те выводы, к которым пришел прокурор;

2) всесторонним и полным. Прокурор в своем заключении не должен ограничиваться однозначным выражением своего мнения — «согласен, не согласен»; оно во всех случаях должно в полном объеме раскрывать обстоятельства уголовного дела и позицию прокурора по обсуждаемым вопросам;

3) юридически обоснованным, то есть содержать ссылки на нормы материального и процессуального права. Если возникает необходимость дать юридическую оценку преступления или решить иные сложные правовые вопросы, целесообразно использовать судебную практику, сослаться на руководящие постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь;

4) определенным. Прокурор должен занять четкую позицию по обсуждаемому вопросу, высказаться положительно или отрицательно, а не альтернативно [15, с. 213].

При неявке государственного обвинителя суд откладывает судебное разбирательство, сообщая о неявке вышестоящему прокурору.

В случае, когда прокурор по каким-либо причинам не может участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела, допускается замена государственного обвинителя. Однако ему должно быть предоставлено время для подготовки к судебному разбирательству. Возможен также отвод самого прокурора. Прокурор подлежит отводу, если будут обнаружены обстоятельства, перечисленные в ч. 1 ст. 81 УПК. Для прокурора действуют те же основания отвода, что и для судьи. Однако участие прокурора в производстве предварительного следствия или дознания, а также поддержание им государственного обвинения не являются препятствием для его дальнейшего участия в производстве по данному делу. Вопрос об отводе государственного обвинителя разрешается судом.

Судебное следствие является центральной частью судебного разбирательства, в которой суд в условиях наиболее полного осуществления принципов уголовного процесса исследует все доказательства в целях установления фактических обстоятельств совершенного общественно опасного деяния. В отличие от УПК 1960 г. государственный обвинитель не только участвует в исследовании доказательств, но и оглашает обвинение (не обвинительное заключение, не справку) и представляет доказательства. Государственный обвинитель вправе излагать суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, но не дает заключений [14, с. 288].

Законность и обоснованность приговора во многом зависят от качества, полноты и объективности судебного следствия, так как только данные судебного следствия могут быть положены в основу приговора. Приведение в приговоре доказательств, не исследованных в судебном разбирательстве, влечет за собой отмену приговора. Состав суда должен лично и непосредственно в судебном заседании исследовать все доказательства. В судебном следствии суд проверяет доказательства, добытые на предварительном следствии, сопоставляет их между собой, производит перекрестный допрос подсудимых, потерпевших, свидетелей, исследует вещественные доказательства, производит, если это требуется, осмотр места происшествия или следственный эксперимент и т. д. Успех в исследовании доказательств во многом зависит от настойчивости прокурора и профессионального умения занять позицию, основанную на законе и исходящую из материалов уголовного дела. Прокурору следует иметь в виду, что пробел, допущенный им в судебном разбирательстве, не может быть восполнен в обвинительной речи, так как только судебное следствие наполняет содержанием обвинительную речь прокурора.

Судебное следствие начинается с оглашения государственным обвинителем предъявленного лицу обвинения. Прокурор обязан в полном объеме огласить постановление о привлечении в качестве обвиняемого, председательствующий — опросить обвиняемого (понятно ли ему обвинение); разъяснить его сущность и выяснить отношение к нему. После этого государственный обвинитель представляет доказательства, то есть излагает суду доказательства, которые, по его мнению, подтверждают виновность лица в совершении преступления.

Особенно важным для государственного обвинителя является участие в исследовании доказательств, центральное место в котором по общему правилу занимают допросы обвиняемого и свидетелей. Довольно распространены случаи изменения в судебном следствии показаний, данных на стадии предварительного расследования обвиняемым и свидетелями. Нередко и потерпевшие по различным причинам (чаще всего из опасений за свою жизнь и здоровье, в результате угроз) меняют свои показания в пользу обвиняемого. Задача государственного обвинителя состоит в том, чтобы тактически грамотно провести допросы, попытаться выяснить причины расхождения между показаниями, прозвучавшими в суде и зафиксированными в протоколах допросов, имеющихся в уголовном деле. «Вместе с тем допросы, проводимые государственным обвинителем, не должны носить односторонний характер, содержать наводящие вопросы, подсказку ответов, желательных с позиции обвинения».

Допрос следует начинать с предложения обвиняемому рассказать об обстоятельствах, подлежащих установлению судебным следствием, при этом надо избегать формулировок, заранее указывающих на виновность, например: «расскажите об обстоятельствах совершенного преступления» и т. п. Как отмечалось, сторона обвинения первой представляет доказательства, которые, по ее мнению, подтверждают виновность лица в совершенном преступлении. Сейчас прокурор первым допрашивает обвиняемого (при его согласии дать показания), а также свидетелей обвинения; может ходатайствовать об оглашении протоколов следственных действий и документов. При этом в случае удовлетворения такого ходатайства суд может поручить государственному обвинителю оглашение этих документов. Без тщательного изучения уголовного дела действия прокурора по исследованию доказательств малоубедительны [9, с. 144].

Ведение допросов в суде предполагает также необходимость владения прокурором определенными элементами психологии, моделирования и прогноза развития процесса исследования доказательств по конкретному уголовному делу. В юридической литературе указывается, что порядок предоставления первого допроса прокурору позволяет судьям занять объективную позицию, не становясь на сторону обвинения.

При осмотре вещественных доказательств, оглашении протоколов следственных действий государственный обвинитель нередко сталкивается с необходимостью дать оценку их допустимости в связи с заявлением стороной защиты о нарушении процессуального порядка собирания доказательств и приобщения их к уголовному делу на стадии предварительного расследования. Если факты получения доказательств с нарушением закона неоспоримы, то в соответствии с ч. 5 ст. 105 УПК они должны признаваться не имеющими юридической силы. Их нельзя положить в основу обвинения. И как бы ни сложилось поддержание обвинения в результате признания таких доказательств недопустимыми, государственный обвинитель обязан следовать закону. В процессе судебного следствия прокурор обязан объективно и полно исследовать все доказательства, на основании которых было предъявлено обвинение. Прокурор должен убедиться в их достаточности для вынесения обвинительного приговора и определиться по отношению к доказанности инкриминируемых обвиняемому действий. Это имеет исключительно важное значение, так как в отдельных случаях суд безальтернативно связан с позицией обвинения. В частности, согласно ч. 8 ст. 293 УПК при отказе государственного обвинителя и потерпевшего от обвинения в ходе судебного следствия или по его окончании постановляется оправдательный приговор, даже если суд пришел к убеждению о доказанности вины обвиняемого.

Наступление столь однозначных процессуальных и правовых последствий, безусловно, требует от прокурора принципиальности и убежденности, основанных на всестороннем изучении дела.

Исключение института доследования из уголовного процесса вызвало необходимость расширения полномочий государственного обвинителя по изменению обвинения. Если раньше прокурор был вправе только отказаться от обвинения в какой-то его части, то сейчас он также вправе в трех случаях предъявить новое обвинение:

1) если возникает необходимость в предъявлении более тяжкого обвинения;

2) если возникает необходимость в предъявлении нового обвинения, ухудшающего положение обвиняемого;

3) если возникает необходимость в предъявлении нового обвинения, существенно отличающегося по своему содержанию от предъявленного ранее [2].

Это может вызвать определенные осложнения, так как достаточно распространены случаи неправильной квалификации следствием действий обвиняемых, когда возникает необходимость в изменении обвинения на более тяжкое. Если ранее суд поправлял следствие, возвращая дела для производства дополнительного расследования, то предусмотренная новым УПК процедура составления и перепредъявления нового обвинения возможна только по ходатайству государственного обвинителя. То есть, если государственный обвинитель по причинам ненадлежащего знания дела или закона не заявил соответствующего ходатайства, суд обязан вынести приговор по предъявленному обвинению, даже будучи убежденным в его ошибочности.

Согласно п. 5 ст. 302 УПК, если в ходе судебного разбирательства уголовного дела выяснится, что предъявленных доказательств недостаточно для постановления приговора, суд по ходатайству сторон приостанавливает производство по делу и предлагает государственному обвинителю организовать проведение дополнительно следственных и иных процессуальных действий для получения новых доказательств, подтверждающих или опровергающих обвинение.

Кроме того, в действующем УПК, не предусмотрена возможность возобновления судебного следствия в совещательной комнате, то есть если в совещательной комнате выяснится, что не были исследованы какие-либо обстоятельства, имеющие значение для дела, пассивная позиция государственного обвинителя в таких случаях будет приводить к постановлению оправдательных приговоров при предоставленной и неисчерпанной возможности добывания новых доказательств. Таким образом, ненадлежащая подготовленность прокурора к поддержанию государственного обвинения может стать прямой причиной постановления судом юридически неверного приговора.

Значительно возрастает ответственность государственного обвинителя и при определении им своей позиции о мере наказания. С введением нового УК существенно, а по отдельным вопросам и кардинально изменены принципы назначения наказаний при различных видах рецидива по совокупности преступлений и приговоров. Взвешенная, аргументированная, основанная па законе позиция государственного обвинителя и значительной степени будет влиять на предотвращение судебных ошибок.

Действующим УПК предусматривается сокращенный порядок судебного следствия. В случае признания обвиняемым своей вины и когда сделанное признание не оспаривается какой-либо из сторон, и не вызывает у суда сомнений, суд с согласия сторон, после допроса обвиняемого и выяснения у него не является ли его признание вынужденным, вправе ограничиться исследованием лишь тех доказательств, на которые укажут стороны, либо объявить судебное следствие законченным и перейти к судебным прениям. При этом сторонам разъясняется, что они не вправе опротестовать или обжаловать приговор в связи с неисследованием доказательств. Разумное применение такого порядка рассмотрения части уголовных дел позволяет освободить время для подготовки государственных обвинителей к рассмотрению других, более сложных дел. Однако здесь возможно злоупотребление данной возможностью. В теории уголовного процесса считается, что прокурор обязан отказаться от обвинения, если:

— не установлено общественно-опасное деяние;

— в деянии обвиняемого нет состава преступления;

— не доказано участие обвиняемого в совершении преступления [17, с. 256].

Однако есть мнение, согласно которому к основаниям отказа от обвинения следует относить не только случаи выявления обстоятельств, исключающих производство по делу, но и основания освобождения обвиняемого от уголовной ответственности с применением к нему мер административного воздействия.

Прокурор формулирует, обосновывает и аргументирует свой отказ от обвинения в судебных прениях (хотя в отдельных случаях он может сделать это в подготовительной части судебного заседания). Это самостоятельный вид речи прокурора в суде первой инстанции. По УПК 1960 г. вопрос о продолжении судебного разбирательства при отказе государственного обвинителя от обвинения решался судом. Сегодня этот вопрос решается потерпевшим или его представителем. Однако возможности потерпевшего либо его представителя в данном случае не совпадают с полномочиями государственного обвинителя, так как законодатель не наделяет потерпевшего правами государственного обвинителя, а только дает ему возможность поддерживать обвинение. Таким образом, потерпевший не вправе ни изменить обвинение, ни ходатайствовать о предоставлении времени для получения дополнительных доказательств. Он лишь вправе выступать со стороны обвинения и предъявлять суду доказательства, а также отказаться от обвинения. Поэтому прокурор должен отказываться от обвинения, только будучи полностью убежденным, в том, что обвинение не подтверждается.

Прокурор должен неукоснительно следовать требованиям закона об отказе от обвинения при отсутствии убедительных доказательств вины. Оправдание обвиняемого либо прекращение дела в отношении его в связи с отказом от обвинения могут служить основанием для привлечения к ответственности государственного обвинителя только в случае умышленного нарушения им закона, явной недобросовестности или недисциплинированности.

В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством по завершении исследования всех доказательств председательствующий опрашивает стороны, будут ли заявлены ходатайства о дополнении судебного следствия. В случае заявления ходатайств суд обсуждает их и разрешает, и после выполнения необходимых судебных действий судебное следствие объявляется законченным. Суд переходит к судебным прениям. Следует отметить, что судебные прения являются тем правовым инструментом, который позволяет суду более полно и глубоко проанализировать собранный по делу материал, правильно его осмыслить и оценить.

Участвующие в деле прокурор, общественный обвинитель, потерпевший, а также гражданский истец и ответчик или их представители, защитник, общественный защитник и обвиняемый, если защитник в деле не участвует, в своих устных выступлениях подводят итог проверки исследования доказательств. Судебные прения оказывают определенное влияние на формирование убеждения судей, способствуют более полному усвоению материалов дела как составом судей, так и присутствующими в зале. Обвинительной речью заканчивается деятельность прокурора в судебном разбирательстве. Независимо от того, поддерживает ли прокурор обвинение, считая преступление доказанным, или отказывается от него, считая преступление недоказанным, он своей речью помогает суду постановить законный и обоснованный приговор. Однако речь должна способствовать суду не только правильно разрешить вопросы, связанные с постановлением приговора, но и иметь воспитательное значение.

Речь государственного обвинителя должна отвечать определенным требованиям. Прежде всего, это хорошее знание материалов уголовного дела, без этого даже самый одаренный прокурор не может произнести речи, которая бы помогла суду правильно ответить па вопросы, ответы на которые должны содержаться в приговоре, иначе говоря, постановить правосудный приговор. В речи прокурора должен содержаться глубокий социальный, правовой и психологический анализ фактов. Необходимым качеством речи является ее убедительность. Отсутствие убедительности — наиболее распространенный недостаток речей прокуроров. Он проистекает оттого, что некоторые прокуроры обходят молчанием доказательства, свидетельствующие в пользу подсудимого, тем самым прокуроры подчеркивают свою необъективность и предвзятость.

В речи прокурора должна быть безукоризненная логика, простой и ясный язык, понятный не только юристам, но и лицам, юридически не осведомленным.

По своей правовой сущности и процессуальному значению речь государственного обвинителя является правовым актом, по средствам которого прокурор реализует свои полномочия в суде. Чтобы речь была юридически обоснованной, прокурор приводит в строгую систему доказательства, исследованные в судебном следствии. При этом он не вправе ссылаться на доказательства, не являющиеся предметом рассмотрения в суде. От прокурора требуется не перечисление доказательств, а критический анализ и объективная их оценка. При этом он оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении дела. При построении обвинительной речи прокурор исходит из перечня вопросов, которые разрешает суд при постановлении приговора.

Передовая практика поддержания государственного обвинения выработала единую структуру речи. В ней содержатся следующие элементы: 1) социально-общественная оценка преступления; 2) анализ и оценка доказательств; 3) предложения о мерах по предупреждению преступлений; 4) юридическая оценка преступления; 5) характеристика личности подсудимого; 6) предложения о мере наказания; 7) соображения о возмещении материального ущерба; 8) определение судьбы вещественных доказательств [20, с. 74].

Такая структура речи полностью отвечает роли прокурора в суде, на обязанности которого лежит помочь суду поставить по делу правосудный приговор.

Соотношение этих частей речи, их место в ее структуре, их объем могут меняться в зависимости от конкретных обстоятельств каждого уголовного дела.

После произнесения речей участниками судебных прений государственный обвинитель может выступить с репликой, если усмотрит необходимость возразить стороне защиты по каким-либо вопросам, имеющим отношение к обвинению [14, с. 298].

2. Прокурорский надзор в судах вышестоящих инстанций

2.1 Прокурорский надзор на стадии кассационного производства

Деятельность прокурора по надзору за соблюдением законности при рассмотрении судами первой инстанции уголовных дел не заканчивается поддержанием государственного обвинения. Прокурор обязан в течение кассационного срока проверить все рассмотренные судами уголовные дела и опротестовать приговоры и другие судебные решения, которые не соответствуют или противоречат закону. Поэтому следует говорить о надзоре по каждому без исключения уголовному делу, рассмотренному судом первой инстанции.

Приговор, а также определение (постановление) суда первой инстанции по общему правилу не сразу обращаются к исполнению. Законом предусматривается возможность участникам уголовного процесса обжаловать, а прокурору — опротестовать вынесенное решение. Согласно ч. 1 ст. 374 УПК кассационные жалобы, протесты на приговор суда первой инстанции могут быть поданы в течение десяти суток со дня провозглашения приговора, а в отношении обвиняемого, содержащегося под стражей, — в тот же срок со дня вручения ему копии приговора.

В соответствии с ч. 3 ст. 370 УПК, п. 2 ст. 27 Закона о прокуратуре право [3] принесения кассационного и частного протестов принадлежит прокурору, участвовавшему в рассмотрении дела в качестве государственного обвинителя. Если обвинитель этого не сделал либо дело было рассмотрено без участия прокурора, то опротестовать незаконный или необоснованный приговор либо иное судебное решение обязан прокурор, возглавляющий прокуратуру, или его заместитель.

Согласно ст. 371 УПК не вступившие в законную силу приговоры суда могут быть обжалованы в кассационном порядке обвиняемым, его защитником и законным представителем, потерпевшим или его представителем, а прокурор обязан опротестовать в кассационном порядке каждый приговор, постановленный с нарушением уголовного или уголовно-процессуального законодательств, в следующем порядке:

1) приговоры районных (городских) судов — в областной, Минский городской суды;

2) приговоры областных. Минского городского судов — в Верховный
Суд Республики Беларусь;

3) приговоры межгарнизонных военных судов — в Белорусский военный суд;

4) приговоры Белорусского военного суда — в Военную коллегию Верховного Суда Республики Беларусь [4].

Исходя из принципа централизации прокуратуры, протест может также принести вышестоящий прокурор или его заместитель.

Протесты подаются в вышестоящий суд через суд, вынесший приговор, определение или постановление.

Если срок принесения протеста (10 дней) пропущен по уважительной причине (несвоевременное изготовление протокола судебного заседания, задержка с рассмотрением замечании на протоколы, болезнь или командировка прокурора (при отсутствии должностного лица, его замещающего и т. п.), он может быть восстановлен судом, постановившим решение, по ходатайству прокурора (ст. 375 УПК).

Согласно ст. 372 УПК кассационная жалоба или протест должны содержать:

1) наименование суда, которому адресуются жалоба или протест;

2) данные о лице, подавшем жалобу или принесшем протест, с указанием его процессуального положения, места жительства или места нахождения;

3) приговор или иное решение, которые обжалуются или опротестовываются, и наименование суда, постановившего этот приговор или принявшего решение;

4) доводы лица, подавшего жалобу или принесшего протест, с указанием на то, в чем заключается неправильность приговора или иного решения и в чем состоит его просьба;

5) перечень прилагаемых к жалобе или протесту материалов;

6) дату и подпись лица, подавшего жалобу или принесшего протест [2].

Если жалоба или протест не соответствуют требованиям ч. 1 ст. 372 У П К или не содержат указания на обстоятельства, относящиеся к предмету кассационного рассмотрения, что препятствует рассмотрению уголовного дела, то они считаются поданными, но возвращаются судьей и назначается срок для их пересоставления. При невозвращении жалобы или протеста в установленный судом срок жалоба считается неподанной (ч. 2 ст. 372 УПК).

Закон не предусматривает каких-либо требований к содержанию протеста. Соответствующие требования выработаны теорией и прокурорской практикой. Протест можно условно разделить на три части.

Во вводной части указываются наименование судебной инстанции, в которую адресован протест; наименование суда, постановившего приговор или иное решение, фамилия и анкетные данные осужденного (оправданного); статья Уголовного кодекса, по которой он осужден или оправдан; краткое содержание опротестуемого судебного решения.

В описательной — наиболее важной части — приводятся обоснования требования протеста. Не следует забывать, что право окончательной оценки доказательств, решения вопросов о виновности или невиновности обвиняемого, о применении уголовного закона и назначении наказания принадлежит суду. Поэтому требования протеста должны обосновываться не изложением точки зрения прокурора, а аргументироваться критикой выводов суда, показом их ошибочности, несоответствия имеющимся в деле доказательствам, закону, разъяснениям Пленума Верховного Суда Республики Беларусь. В резолютивной части четко формулируются, со ссылкой на соответствующие нормы процессуального законодательства, требования прокурора об отмене или изменении опротестуемого решения.

Протест должен быть подписан прокурором с указанием его должности. К протесту могут быть приложены дополнительные документы [16, с. 189].

Отзыв протеста производится путем направления в суд кассационной инстанции письма прокурора, принесшего протест, в котором сообщается о его отзыве. Протест возвращается прокурору.

Стадия кассационного производства — самостоятельная стадия уголовного процесса, в которой вышестоящий суд в связи с жалобой лиц, имеющих личный интерес в уголовном процессе, и их представителей или по протесту прокурора проверяет законность и обоснованность не вступивших в законную силу приговоров и определений (постановлений) суда первой инстанции.

Рассмотрение дела в кассационной инстанции отличается от разбирательства уголовного дела в суде первой инстанции. При рассмотрении уголовного дела в кассационной инстанции может участвовать прокурор. Неявка же его при своевременном извещении о времени рассмотрения уголовного дела в кассационной инстанции не препятствует рассмотрению дела судом.

Судебное заседание в кассационной инстанции состоит из системы соответствующих действий. Начинается судебное разбирательство с подготовительной части, затем один из судей, которому было поручено изучение дела, докладывает существо дела, а также довода жалобы или протеста, после чего заслушиваются объяснения лиц, подавших кассационные жалобы.

В связи с заслушанными объяснениями прокурор высказывает свое мнение по ним или обосновывает принесенный протест. При этом он исходит из собственной оценки обстоятельств дела и не связан с позицией прокурора, опротестовавшего приговор. Однако он не вправе выйти за пределы протеста или жалобы потерпевшего и настаивать на отмене приговора по основаниям, отягчающим положение обвиняемого.

Мнение прокурора основывается на тщательном изучении дела с учетом доводов, приведенных в жалобах или протестах. Необходимо также учитывать объяснения лиц, участвующих в заседании суда кассационной инстанции, и дополнительные материалы, если они представлены.

Одной из особенностей процессуального положения прокурора в кассационной инстанции является то, что здесь идет речь о законности и обоснованности уже постановленного судом приговора. Другая особенность состоит в том, что осуществление надзора в этой стадии может перейти к прокурорам вышестоящих прокуратур, то есть к прокурорам, которые ранее не имели отношения к надзору за соблюдением законности при рассмотрении данного дела в суде первой инстанции. И это — одно из условий, обеспечивающее объективность и процессуальную независимость этих прокуроров [11, с. 208].

Исходя из требований ст. 370 УПК, прокурор не только вправе, но и обязан опротестовать в кассационном порядке каждый приговор, постановленный с нарушениями уголовного или уголовно-процессуального закона. Неопротестование прокурором такого приговора рассматривается как нарушение им своего служебного долга.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой