Психоаналитическое направление в социологии

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Психоаналитическое направление в социологии

1. Психоанализ: сущность и история возникновения

Во все времена люди пытались найти решения на интересующие вопросы личных взаимоотношений и процессов, которые происходили на внутриличностном и общественном уровне. Одним из способов решения поставленных вопросов стал психоанализ, как метод изучения глубинных процессов психики, позволяющий нам найти доступ и изучать область бессознательного. Основоположником психоанализа является выдающийся австрийский учёный Зигмунд Фрейд (6 мая 1856 — 23 сентября 1939), который оказал сильнейшее влияние на формирование современной психологии; он был одним из крупнейших мыслителей XX века. Его идеи оказали влияние на искусство, литературу, философию, гуманитарные и социальные науки, в частности, на социологию.

Специфика психоанализа заключается в привлечении анализа глубинных, бессознательных социальных установок личности, опоре на интерпретативную социологию и междисциплинарный подход. Подобные характеристики были сформированы в результате влияния представителей трех гуманитарных дисциплин — психологии, социологии и философии.

Психоанализ (от греч. Psyche — душа и analysis — решение) — часть психотерапии, врачебный метод исследования, развитый З. Фрейдом для диагностики и излечения истерии [25; с. 96]. Затем он был переработан в психологическую доктрину, направленную на изучение скрытых связей и основ человеческой душевной жизни.

В широком смысле психоанализ охватывает всю совокупность теоретических концепций и методик различных направлений фрейдизма и неофрейдизма, включая их социально-философские и социологические аспекты. Эта доктрина строится на предположении, что известный комплекс патологических представлений, в особенности сексуальных, «вытесняется» из сферы сознания и действует уже из сферы бессознательного (которое мыслится как область господства сексуальных стремлений) и под всякими масками и облачениями проникает в сознание и угрожает духовному единству Я, включенного в окружающий его мир. В действии таких вытесненных «комплексов» видели причину забывания, оговорок, грез, ложных поступков, неврозов (истерий), и лечение их пытались проводить таким образом, чтобы при беседе («анализе») можно было свободно вызывать эти комплексы из глубины бессознательного и устранять их (путем беседы или соответствующих действий), а именно предоставить им возможность отреагировать. Сторонники психоанализа приписывают сексуальному («либидо») центральную роль, рассматривая человеческую душевную жизнь в целом как сферу господства бессознательных сексуальных стремлений к удовольствию или к неудовольствию [22; с. 57].

Исходя из вышеизложенного, сущность психоанализа мы можем рассматривать на трех уровнях:

· психоанализ — как метод психотерапии;

· психоанализ — как метод изучения психологии личности;

· психоанализ — как система научных знаний о мировоззрении, психологии, философии.

В результате творческой эволюции З. Фрейд рассматривает организацию психической жизни в виде модели, имеющей своими компонентами различные психические инстанции, обозначенные терминами: Оно (ид), Я (эго) и сверх-Я (супер-эго). Под Оно (ид) понималась наиболее примитивная инстанция, которая охватывает все прирожденное, генетически первичное, подчиненное принципу удовольствия и ничего не знающее ни о реальности, ни об обществе. Она изначально иррациональна и аморальна. Ее требованиям должна удовлетворять инстанция Я (эго). Эго — следует принципу реальности, вырабатывая ряд механизмов, позволяющих адаптироваться к среде, справляться с ее требованиями. Эго посредник между стимулами, идущими как из этой Среды, так и из глубин организма, с одной стороны, и ответными двигательными реакциями с другой. К функциям эго относится самосохранение организма, запечатление опыта внешних воздействий в памяти, избегание угрожающих влияний, контроль над требованиями инстинктов (исходящих от ид). Особое значение придавалось сверх-Я (супер-эго), которое служит источником моральных и религиозных чувств, контролирующим и наказующим агентом. Если ид предопределен генетически, а Я — продукт индивидуального опыта, то супер-эго — продукт влияний, исходящих от других людей. Оно возникает в раннем детстве и остается практически неизменным в последующие годы [26; с. 143].

Учение Фрейда прославилось прежде всего тем, что проникло в тайники бессознательного, или, как иногда говорил сам автор, «преисподнюю» психики. Однако, если ограничиться этой оценкой, то можно упустить из виду другой важный аспект: открытие Фрейдом сложных, конфликтных отношений между сознанием и неосознаваемыми психическими процессами, бурлящими за поверхностью сознания, по которой скользит при самонаблюдении взор субъекта. Сам человек, полагал Фрейд, не имеет перед собой прозрачной, ясной картины сложного устройства собственного внутреннего мира. И здесь на помощь призван прийти психоанализ с его методом «свободных ассоциаций». Следуя биологическому стилю мышления, Фрейд выделял два инстинкта, движущие поведением инстинкт самосохранения и сексуальный инстинкт, обеспечивающий сохранение не индивида, а всего вида. Этот второй инстинкт был возведен Фрейдом в разряд психологической догмы и назван — либидо. Бессознательное трактовалось как сфера, насыщенная энергией либидо, слепого инстинкта, не знающего ничего, кроме принципа удовольствия, которое человек испытывает, когда эта энергия разряжается. Подавленное, вытесненное сексуальное влечение расшифровывалось Фрейдом по свободным от контроля сознания ассоциациям его пациентов. Такую расшифровку Фрейд назвал психоанализом. Этот новый подход основан на гипотезе о доминирующей роли в человеческой жизни бессознательных импульсов, в основном сексуального характера [27; с. 241]. На этой гипотезе построена психоаналитическая техника, направленная на выявление бессознательных процессов, импульсов, мотиваций, влечений с целью избавления пациента от неврозов, восстановления его душевного равновесия. Проблема разрешения сексуальных коллизий — в том числе на самых ранних этапах — имеет, согласно Фрейду, решающее значение не только в индивидуальном развитии каждого человека, но и в историческом процессе. В этом ракурсе Фрейд рассматривает, в частности, возникновение государства, религии, морали, социального контроля, норм, санкций и т. п. Идея комплекса Эдипа должна быть для психоанализа исходной точкой их социологических построений. С отрицанием же этой идеи рушится и весь психоанализ. Сублимация сексуальной энергии лежит, согласно Фрейду, в основе социокультурной, художественной и других видов человеческой деятельности. Со временем, впрочем, сексуальный «монизм» все больше уступал у Фрейда место сексуальному «дуализму»: сексуальные инстинкты превращаются в его доктрине в «инстинкт жизни» — Эрос, наряду с которым появляется не менее могущественный «инстинкт смерти» — Танатос. Борьба этих инстинктов между собой и с цивилизацией, взаимодействие их сублимированных и несублимированных форм, а также бессознательного и сознания и определяют, по Фрейду, природу общества, его функционирование, развитие, конфликты [22; с. 174].

Несмотря на интересный анализ ряда социально-психологических механизмов и механизмов социального контроля, наиболее значимые элементы доктрины Фрейда в целом лежат за пределами его социальных изысканий. Однако историческое значение последних весьма велико. Они оказали значительное влияние на западную мысль прошлого века, из них выросла психоаналитическая ориентация в социологии.

Если мы рассматриваем психоанализ как систему научных знаний о мировоззрении, психологии и философии, то фрейдизм это общее название различных школ и направлений, стремящихся применить психологическое учение З. Фрейда для объяснения явлений, относящихся к человеку, обществу и культуре. И А. Адлер, и К. Юнг являются представителями фрейдизма. В конце 30-х годов возник неофрейдизм соединивший психоанализ Фрейда с социологическими теориями. Подвергнув критике ряд положений классического психоанализа в толковании внутрипсихических процессов, но оставив важнейшие его концепции (иррациональные мотивы человеческой деятельности, изначально присущие каждому индивиду), представители неофрейдизма перенесли центр тяжести на исследование межличностных отношений. Это сделано в стремлении ответить на вопросы о человеческом существовании, о том, как человек должен жить и что должен делать. Причиной неврозов у человека они считают тревогу, зарождающуюся еще у ребенка при столкновении с исходно враждебным ему миром и усиливающуюся при недостатке любви и внимания. Позже такой причиной становится невозможность для индивида достичь гармонии с социальной структурой современного общества, которое формирует у человека чувство одиночества, оторванности от окружающих, отчуждение. Именно общество рассматривается как источник всеобщего отчуждения и признается враждебным коренным тенденциям развития личности и трансформации ее жизненных ценностей и идеалов. Через исцеление индивида может и должно произойти исцеление всего общества [5; с. 85]. К числу наиболее известных представителей неофрейдизма относятся К. Хорни (1885−1953), Э. Фром (1900−1980), В. Райх (1897−1957), Г. Маркузе (1898−1979) и др.

Ведущим представителем неофрейдизма был Э. Фромм. Значительные роль в формировании взглядов Фромма сыграло то, что в 1929—1932 гг. он был сотрудником Института социальных исследований во Франкфурте-на-Майне, где в те годы складывалась Франкфуртская школа (М. Хоркхаймер, Т. Адорно, Г. Маркузе). Фромм считал, что в личности нет ничего прирожденного. Все ее психические проявления — это следствие погруженности личности в различные социальные Среды. Он выводит характер формирования того или иного типа личности не из прямого воздействия социальной Среды, а из двойственности человеческого существования: «экзистенциальной» и «исторической». К экзистенциальной составляющей человеческого бытия он относит два факта:

человек, по его словам, изначально находится между жизнью и смертью, «он брошен в этом мире в случайном месте и времени» и «выбирается из него опять же случайно»,

существует противоречие между тем, что каждое человеческое существо является носителем всех заложенных в нем потенций, но не может реализовать их в результате кратковременности своего существования. Человек не может избежать этих противоречий, но реагирует на них различными способами, соответственно своему характеру и культуре [30; с. 258].

На творчество одного из лидеров неофрейдизма К. Хорни оказала серьезное влияние ситуация социальных потрясений, в которые вошел мир в период второй мировой воины, связанных с установлением фашистского господства в Германии и фашистской оккупации Европы. Как и другие последователи Фрейда, она придавала важное значение бессознательным процессам и психической жизни личности. Своеобразие К. Хорни проявилось в том, что основным побудительным мотивом она считала стремление к безопасности, постоянно рождающееся из состояния боязни и страха индивида. Чувство тревоги и беспокойства, которые Хорни считала базовыми для поведения индивидов, по ее мнению, сопровождают человека на протяжении всей жизни. Оно может быть вызвано недостатком уважения, враждебной атмосферой и насильственным подавлением желаний посредством власти или авторитета. Хорни доказывает, все конфликты, возникающие в детстве, порождаются отношениями ребенка с родителями. Именно из-за характера этих отношений у него возникает базальное чувство тревоги, отражающее базальное чувство тревоги в потенциально враждебном мире. Невроз есть не что иное, как реакция на тревожность, описанные же Фрейдом извращения и агрессивные тенденции являются не причиной невроза, а его результатом.

К. Хорни формирует три типа направленности поведения личности по отношению к окружающим ее людям:

к людям, как потребность в любви

от людей, как потребность в независимости

против людей, как потребность во власти.

При стойком доминировании в поведении индивида одного из этих векторов складываются три типа невротической личности:

услужливая, ищущая любви, одобрения любой ценой

пытающаяся отрешиться от общества

агрессивная, жаждущая престижа и власти.

Поскольку все эти формы реакций являются неадекватными, создается порочный круг: тревожность не устраняется, а наоборот, нарастает, порождая все новые и новые конфликты [30; с. 136].

Идеи неофрейдизма, несмотря на свои психологические концепции, имели огромное влияние на общественную жизнь, этику, культуру. Воззрения неофрейдистов впоследствии получили особенно широкую известность.

На основании вышесказанного можем отметить, что история развития психоанализа — весьма сложный и запутанный процесс. По поводу сущности психоанализа возникало множество разногласий, это учение не раз вызывало критику со стороны научного мира. Но нельзя не согласиться, что психоанализ открыл новую эпоху в истории самопознания человека.

2. Применение психоаналитических идей в теории социологии

Вопрос о психоаналитической социологии весьма запутан. Одни исследователи трактуют это понятие очень широко, включая в него многие течения, где можно в той или иной мере усмотреть влияние фрейдизма, другие, наоборот, отрицают саму возможность постановки вопроса о психоаналитической социологии.

В свое время, когда психоанализ вышел за рамки психологической теории и психотерапевтической практики, его основатели выражали убеждение, что в будущем он станет важнейшей составной частью, даже краеугольным камнем обществознания и внесет решающий вклад в изучение и понимание общества, общественных институтов и общественного развития. Эти надежды не оправдались, но влияние психоаналитических концепций на социологию оказалось весьма значительным.

Существуют самые различные, иногда диаметрально противоположные точки зрения относительно того, в какой мере «социологична» доктрина самого 3. Фрейда. Преобладает мнение, что она имеет мало общего с собственно социологией и что содержащиеся в ней социально-философские спекуляции не представляют интереса в профессионально-социологическом плане. Согласно некоторым другим точкам зрения, например по мнению Г. Маркузе, фрейдовские теоретические конструкции в целом обладают глубоко социологическим характером [17; с. 116].

Фрейд, конечно, не был социологом и никогда не претендовал на это. Однако в его работах, несмотря на некоторые антифилософские декларации, постоянно усиливалась склонность к социально-философским обобщениям. В его трудах содержатся также, явно или имплицитно, некоторые социологические идеи и разработки. Социальная доктрина заняла в конце-концов центральное место в его творчестве. Впоследствии Фрейда неоднократно называли одним «из великих основоположников современной социальной науки» [20; с. 81].

В ряде фрейдистских и постфрейдистских школ процесс социально-философской трансформации и «социологизации» значительно усилился. Это имело место как в США, где фрейдизм пережил свое «второе рождение», так и в некоторых европейских странах, например во Франции, в форме социопсихоаналитической «техники» и различных теоретических, прежде всего структуралистских, конструкций.

При жизни и после смерти Фрейда его учение нашло многочисленных последователей и продолжало развиваться как в собственно-психологической и психотерапевтической сферах, так и в социологическом аспекте. Происходит процесс все большей «социокультурной» трансформации фрейдизма, который затрагивает и постфрейдистские психологические направления, например эгопсихологию (А. Фрейд, Г. Гартманн, М. Кляйн, Э. Криз и др.). Эгопсихология развивала главным образом конформистские аспекты доктрины Фрейда. Она стремилась к решению задачи создания сильного Я, хорошо приспособленного к различным условиям. Тем самым открывалась дорога для междисциплинарного сотрудничества с социологией, в значительной мере ставившей те же задачи.

Для социологически ориентированного постфрейдизма (К. Хорни, Э. Фромм и др.) характерен отказ от фрейдовского гиперсексуализма, от наиболее фантастических элементов его системы. Однако постфрейдистские социальные и социально-психологические построения постоянно возвращаются к исходным позициям фрейдовского учения.

Пытаясь осмыслить законы, которые управляют жизнью индивида и общества, Э. Фромм стремился коренным образом трансформировать социологические представления Фрейда, считая их наивными и по преимуществу ошибочными. Однако он противопоставляет взглядам Фрейда не научную теорию общества, а социологизированный психологизм, который в принципиальном отношении мало отличается от биопсихологизма Фрейда.

Центральная идея Фромма, общая с другими представителями Франкфуртской школы, — идея патологичности и репрессивности существующих обществ. Бессознательное Фромм считает вторичным продуктом социальной репрессивности, понимает его как «социальное бессознательное», которое исчезнет с ликвидацией репрессивного общества. Подвергая резкой критике общество, Фромм заостряет внимание на анализе защитных механизмов, навязываемых, по его мнению, этим обществом индивиду, классам, нациям, социальным группам в качестве иллюзорного средства избавления от ощущения бессилия, страха и отчаяния. Эти защитные механизмы (наряду с вытесненными первичными потенциями), представляя собой часть «социального бессознательного», выступают основой социального характера. Проблема социального характера, с точки зрения Фромма и ряда других представителей постфрейдистской социологии, является центральной для понимания функционирования общественных систем [30; с. 183].

Адлер большее внимание, чем Фрейд, уделил роли социального компонента в развитии личности. Социальность, коллективность, с его точки зрения, — главное в жизни человека. Именно это чувство включает человека в систему социальных отношений. Впрочем, так же как и у Фрейда, «социальное» в его концепции — крайне абстрактная категория. В основе общества и общественного развития, по его мнению, лежит индивидуальное и коллективное стремление людей к самоутверждению, к преодолению собственной слабости и неполноценности, к достижению могущества и совершенства. Степень социальности или коллективности индивида определяет движение личности либо к «комплексу неполноценности», либо дает возможность компенсировать его. Именно последний путь, согласно Адлеру, а не сублимация сексуальности и агрессивности является фактором, формирующим культуру.

Характерную трактовку идей социальности и коллективности дает Юнг. У Э. Дюркгейма эта тенденция приняла форму рационалистического социологизма, воплотившегося прежде всего в концепции «коллективных представлений», у Юнга она реализовалась в форме мистико-иррационалистического психологизма «коллективного бессознательного». Отказавшись, подобно Адлеру, от примата сексуальности, Юнг берет в качестве основы своих теоретических построений некоторые маргинальные идеи Фрейда относительно «коллективной души» и «коллективного бессознательного» и т. п. Бессознательное отдельного человека — второстепенный и поверхностный слой. Под ним лежат глубинные слои «коллективного бессознательного», в котором содержатся «архетипы». Понятие «архетипов» у Юнга довольно многозначно и неопределенно. В общем, эти универсальные выражения «коллективного бессознательного» (в число которых входят коллективные образы, символы, поведенческие стереотипы и др.) определяют, по его мнению, социальное поведение людей, массовые движения, повседневную жизнь [33; с. 129].

Не только социальные воззрения Фрейда как таковые, но и наиболее далекие от социологии аспекты психоанализа оказали значительное влияние на концепции, фразеологию и терминологию социологов, хотя это влияние далеко не одинаково в различных сферах социологии и социальных наук.

К психоаналитическим идеям и методике наиболее восприимчивы социальная психология и этнография, а также такие сферы социологических исследований, как социология семьи, преступности, отчасти политическая социология и некоторые другие.

Однако многие западные социологи с недоверием и предубеждением относились и относятся к универсалистским социально-философским претензиям фрейдизма, к «нестрогости» методологии психоанализа и, особенно, фрейдистской метапсихологии, к беспочвенному фантазированию, к гипертрофированию сексуальности и т. д. [7; с. 12]. Но как бы то ни было, влияние фрейдизма в социологии и социальной мысли вообще довольно значительно. Это обусловлено их единой идеологической природой, значением открытых Фрейдом сфер и механизмов человеческой психики для некоторых областей социологических и социально-психологических исследований, а также тем, что удельный вес социологической проблематики у Фрейда гораздо существеннее, чем чаще всего думают.

Психоанализ Фрейда возник как специфический психотерапевтический метод, затем была создана общепсихологическая теория, а «экспансия» в различные социальные сферы происходила в наибольшей мере в поздний период деятельности Фрейда.

Своеобразие психоаналитической концепции заключается в универсализации сферы бессознательного в человеческой психике и значения полового инстинкта. Согласно Фрейду, половой инстинкт, либидинозная энергия определяют не только жизнь индивида, но в сублимированной, т. е. превращенной, форме лежит в основе общественных отношений и большинстве видов человеческой деятельности, культуры, искусства и т. д.

Социальная доктрина Фрейда базируется на: 1) биопсихологизме, индивидуальной психологии как модели большинства социологических конструкций; 2) идее бессознательного; 3) концепции Эдипова комплекса; 4) дуализме инстинктов жизни и смерти [25; с. 142].

Двойственность, противоречивость, «амбивалентность» есть фундаментальная черта фрейдизма вообще и его социологических аспектов в частности. Однако в работах Фрейда определенно преобладают идеи могущества бессознательных инстинктов и влечений, которые в основном и определяют человеческие поступки, человеческую историю и общественную жизнь. Кроме собственно-фрейдистской и постфрейдистской социологии и социальной мысли психоаналитическая ориентация распространяется в большей или меньшей степени и на некоторые другие социологические направления и исследовательские сферы.

Влияние фрейдизма на социологию в первой половине XX в., шло по нарастающей. В первые два десятилетия нашего века оно было незначительным в связи с общим враждебным или настороженным отношением к психоанализу и сменившей его затем у многих выжидательной позицией.

Сближению социологии и психоанализа способствовало то, что фрейдовская теория исходила во многом из тех же посылок, что и социология начала XX в., в которой на господствовавший до этого натуралистический эволюционизм все больше накладывались психологизм и номинализм, а отчасти «коллективистский» социологизм. Все эти элементы, как отмечалось, выступали ключевыми у Фрейда и его учеников. Росту влияния фрейдизма в социологии способствовало также общее воздействие на интеллектуальный климат на западе становившихся все более влиятельными иррационалистических идей.

Вместе с тем, начиная с 20-х годов, появились и новые факторы, сдерживающие влияние фрейдизма, особенно его социальной философии и некоторых ее принципов (например, абсолютизация значения сексуальности). К ним относились распространение неопозитивистской методологии и быстрый рост влияния эмпирической социологии. Стремление превратить социологию в точную научную дисциплину, избавить ее от спекуляций и фантазирования, находилось в противоречии с очевидной неверифицируемостью не только психоаналитических социальных конструкций, но и ряда ее исходных постулатов и методико-технических принципов. С 20-х годов под влиянием психоаналитических идей получает дальнейшее развитие биографический метод в социологические и социально-исторических исследованиях, который применялся как самим Фрейдом и его последователями, так и рядом социологов. В психоаналитическом ключе ведется также изучение социальных и политических типов и характеров. Примерно с этого же времени влияние психоанализа становится заметным в исследованиях, посвященных культуре, расовым отношениям и, особенно, девиантному поведению, социальной дезорганизации, семье и социализации индивида [24; с. 283]. Эти проблемы — центральные во фрейдизме, а именно в конце 20-х — начале 30-х годов в связи с социально-экономическими потрясениями в капиталистическом мире поиски их решения приобретают особую актуальность.

Психоаналитическая ориентация в подходе к этим вопросам, давая возможность увидеть ряд интересных аспектов и психологических механизмов, в целом уводила от адекватного понимания происходящих процессов, поскольку искала причины социальной дезорганизации и девиантного поведения в психологической дезорганизации индивида, во внутрисемейных конфликтах, специфике ранней социализации ребенка и т. п. Вместо исследования социально-экономической структуры общества и классовых конфликтов причины социальной дезорганизации стремились найти в механизмах индивидуальной невропатической дезорганизации.

Со второй половины 30-х годов фрейдистские идеи и понятия все в большей мере проникают в социологию. Кроме упомянутых психоаналитических ориентаций в социологии, продолжают развиваться фрейдовские концепции коллективного и группового поведения. Психоаналитические компоненты занимают заметное место в разного рода междисциплинарных исследованиях (социология — этнография, социология — социальная психология, социология — психиатрия и т. д.). В период второй мировой войны и в послевоенный период фрейдизм оказал определенное влияние на социологические и междисциплинарные исследования проблем пропаганды, коллективного поведения и лидерства при фашистских режимах, бюрократии, социологии войны, общественного мнения, массовых коммуникаций и т. д. Кроме того, фрейдизм повлиял и на теоретическую социологию, особенно на различные теоретико-идеологические концепции. Выше говорилось о влиянии доктрин Фрейда на радикалистские теоретические конструкции Франкфуртской школы. Но фрейдистские компоненты играют существенную роль и в такой консервативной теории, как структурный функционализм Т. Парсонса.

Фрейд не смог увидеть, что взаимодействие индивидов образует систему, и наоборот, Дюркгейм и идущая от него социологическая традиция за социальной системой не видели личностей, которые ее образуют, уже сам Фрейд сделал существенные шаги по пути к сближению этих позиций.

Движение в этом направлении, т. е. в направлении все большей «социологизации» фрейдизма, должно быть продолжено. Роль социальных и культурных факторов в развитии личности не ограничивается развитием сверх-Я, как думают многие, но охватывает всю систему личности, описанную Фрейдом. При этом «социально структурированным» оказывается не только Я, но в известной степени и Оно. Говоря о психоаналитической ориентации в социологии первой половины XX в., можно было бы назвать еще ряд имен и школ, поскольку влияние фрейдизма было, хотя и фрагментарным, но весьма широким [21; с. 14]. В последующие годы оно еще более возросло. Специального изучения заслуживает проблема влияния психоанализа на различные сферы конкретных социологических исследований. Оно особенно значительно, как мы видели, в таких областях, как социология семьи, социальная дезорганизация и девиантное поведение, в частности в исследованиях, касающихся проблем преступности, самоубийств и т. д.

Одна из излюбленных тем психоаналитической политической социологии — психоаналитическое «исследование» тоталитарных диктатур. Объединяя под этой рубрикой такие противоположные общественные явления, как социализм и фашизм (а также и некоторые другие социально-исторические явления, например якобинскую диктатуру и т. д.), психоаналитические социологи часто не делают попытки серьезно разобраться в социально-экономических и политических причинах и природе этих феноменов [14; с. 376].

Психоаналитическая социология не представляет собой единого направления или школы: под этим во многом условным названием объединяются социально-философские и социологические доктрины Фрейда, фрейдистов и постфрейдистов, психоаналитически ориентированные конкретные социологические исследования и некоторые социологические теории, в которых значителен удельный вес фрейдистских компонентов.

3. Идеи психоанализа в эмпирической социологии

Изменения взаимоотношений личности и общества ставят перед социологией целый ряд вопросов, ответы на которые невозможно найти без решения проблемы соответствия понятийного аппарата и методологии специфике новой социальной реальности. Понятия, традиционно применяющиеся в анализе социального поведения личности и социальных групп, нуждаются в теоретико-методологическом обновлении в соответствии с новыми социальными реалиями. В данной области социологического знания преобладает одностороннее понимание взаимодействия личности и общества, трактовка социального поведения как совокупности социальных отношений, функций и ролей личности. В результате, не принимается во внимание возможность совмещения свойств социального типа с глубинными социально-психологическими чертами личности, фундаментальной природой человека.

Психоанализ существует и делает успехи в психотерапии, эстетике, психологии, социологии. Критики никак не могут объяснить этот феномен — существование науки, методология которой не отвечает никаким требованиям «научности».

Наша же задача состоит в том, чтобы рассмотреть и найти применение психоанализа в социологии, его методов и практик.

Кризис биолого-натуралистических теорий в конце XIX способствовал усилению психологической тенденции в социологии. Психологизм в социологии — попытка определения сущностных характеристик человека и общества, законов их функционирования и развития с помощью психических явлений. Представители этого направления, с разных сторон рассматривая суть психических явлений, старались с их помощью объяснить социальные явления и процессы. В развитии психологической социологии выделяют следующие самостоятельные направления «психологию народов», тесно связанную с этнографией, групповую психологию и интеракционизм [11; с. 198].

Современная психоаналитическая ориентация в социологии включает социально-философские и социологические идеи и теории фрейдистов, неофрейдистов, а также конкретные социологические исследования, основанные на принципах психоанализа. В процессе развития психоаналитические доктрины подвергались все большей «социологизации». При этом их исходные постулаты (психологизм, роль бессознательного и др.) сохранялись, хотя и претерпевали существенные изменения [5; с. 183].

Основная проблема психоаналитической ориентации — проблема конфликта личности и общества. По мнению ее сторонников, цивилизация, социальные и моральные нормы запреты, санкции искажают, подавляют и вытесняют исходные влечения и потребности человека неизбежно ведут к прогрессирующему отчуждению, неудовлетворенности, деформации характеров, развитию неврозов. При этом фрейдисты рассматривают существующие социальные нормы и институты как необходимые условия существования человечества, предохраняющие его от самоуничтожения. Психоаналитическая техника предназначена для разрешения этой драматической ситуации, помогая человеку приспосабливаться к ней.

При приложении психоанализа к социологии, социальные институты понимаются как следствие индивидуальных конфликтов между несовместимыми инстинктивными побуждениями, вместо попытки понять инстинктивную структуру эмпирических человеческих существ через социальные институты, в которых эта структура сформировалась [11; с. 200].

Фрейд и фрейдисты определяют бессознательное как несоциализированное.

Оно играет роль психологического материала для некоторой логической обработки: оно сознается, но оно не осознано. В этих местах Фрейд соприкасается с теориями социоморфизма. Такой оборот приняла теория Фрейда под влиянием лейб-социолога Дюркгейма. Природа, например, превращается у него только в категорию общества. Он характеризует только фрейдистский социоморфизм как психологический в противовес гносеологическому социоморфизму Дюркгейма. Дюркгейм, предмет и исходные точки которого совершенно отличны, утверждает в сущности то же самое. Он приписывает не только религии, но и идеям пространства, времени, причинности и группы социальное происхождение. Его

«социологизм» более гносеологичен, «социологизм» психоанализа — психологичен.

Фрейд расширил сферу применения психоанализа на традиционные области социологии, социальной психологии, культурной антропологии и других наук об обществе. В цикле своих работ ему удалось заложить основы психоаналитического исследования социальных процессов и указать основные проблемы, которые могут стать предметом такого исследования [27; с. 245].

Изучая психику отдельного человека, Фрейд открыл глубокие, социальные по своей природе законы, которые затем смог применить в описаниях общества как такового. Единственной его ошибкой было признание наличного состояния общества исторической константой. Поэтому необходимо не «дополнять» фрейдовскую теорию социальной, а напротив, выявить имплицитно содержащийся в ней социологический и исторический смысл.

Что же касается методологии исследований, важным методологическим вкладом психоанализа в социальные науки стало введение в широкий оборот исследований отдельных случаев. Кэйс-хистори, психобиографии, глубинные интервью — все эти психоаналитические методы помогают нам увидеть многие текущие и прошлые социальные проблемы в совершенно новом ракурсе.

И, наконец, психоанализ чем дальше, тем чаще выступает в качестве особой методологии социального консультирования. Консультирование и супервизирование организаций, работа в режиме терапевтических сообществ, политическое консультирование, групаналитическое исследование социальных конфликтов и другие виды социальной практики все больше осваиваются психоаналитиками [13; с. 579]. На наш взгляд, потребность в такого рода работе чрезвычайно велика и в нашем обществе.

Оценивая значение психоанализа для социологии и этнологии, многие авторы отмечают, что наиболее весомым его вкладом в эти науки является отнюдь не теоретические концепции, а психоаналитический клинический метод. Подразумевается, что именно в «клинической лаборатории» психоаналитиками был тщательно разработан качественный исследовательский метод, позволяющий учитывать и использовать субъективность наблюдателя в функции инструмента познания. Сегодня понимание принципов психоаналитического познания все больше расширяется и уточняется, и в такой форме находит применение далеко за пределами клинической практики [8; с. 153].

Родство психоанализа и социологии (по крайней мере — критической социальной теории), заключается в том, что и аналитик, и социолог вправе надеяться на позитивные изменения, к которым приведет анализ и понимание ситуации. Своеобразная интерпретация социальных процессов возможна.

Наиболее существенной частью психоаналитических социальных исследований и соответствующей им практики является психоаналитическая позиция (или установка). Она включает в себя способность к равномерно распределенному вниманию или непредвзятому наблюдению (что является расширением понятия «нейтральность»), к исследованию собственной субъективности, к изучению опыта в целом, включая его невербальные, аффективные и «отношенческие» аспекты, к пониманию бессознательного измерения наблюдаемых явлений, к предоставлению интерпретаций, могущих привести к изменениям, но без насильственного к ним подталкивания. Такая психоаналитическая позиция необходима не только в индивидуальном анализе и не только в социальных исследованиях [3; с. 458]. Без нее не может обойтись никакая психоаналитически ориентированная практика социального, организационного или политического консультирования, супервизирования институций и т. п.

Потребность в изучении социально-психологических явлений и процессов явилась толчком к появлению новой отрасли социально-психологического знания — социального психоанализа. Он призван играть ведущую роль в выполнении функций гармонизации общественных отношений. Социальный психоанализ используется в качестве философско-методологического основания применения различных методов исследования индивидуально-личностых и соцокультурных феноменов, сциентистских и антисциентистских подходов. Для состояния изученности интересующей нас проблемы характерна недостаточная связь теоретических исследований с эмпирическим материалом. В связи с этим мы полагаем, что сегодня необходимостью является специальное рассмотрение проблемы иррациональности массового поведения в контексте социального психоанализа.

С позиций западных социологов, Э. Дюркгейма и М. Вебера, выступивших против популярного в конце XIX века стремления истолковывать всякое социальное явление с психологических позиций, механизм слияния людей в массы, возникающий на неподконтрольной эмоциональной основе, рассматривается как реальный социальный феномен, как функционирование элементарного механизма общественной жизни [14; с. 275].

Для придания социальному психоанализу научного статуса, доказана необходимость разработки его философских оснований. Но прежде всего, необходимо понять, как соотносятся общий и социальный психоанализ.

При анализе социальной реальности методология социального психоанализа не исчерпывается психосоциологическим и социопсихологическим подходами, необходимо применять еще ряд подходов и методов представления соответствующей многослойной реальности: субстратный метод, метод социальной детерминации и историзма, метод «иерархического персонализма» и др. Показано, что принципы и методы исследования сферы бессознательного применительно к социуму могут быть разных уровней: абстрактно-теоретического, фундаментального, уровня средней теории, эмпирического уровня. Все они равно значимы для практики. Как реакция на практические запросы управления современной социокультурной ситуацией в отечественной литературе предпринимается множество попыток разработки методологических принципов, которые могли бы быть положены в основу теоретически и практически эффективной концепции социального психоанализа. Сегодня особенно актуальны развитие прикладных методов социального психоанализа, разработка методик, позволяющих получить достоверную эмпирическую информацию. Однако важно это делать с единых методологических позиций. Теория социального психоанализа неизбежно должна опираться на арсенал многих наук — психологии, антропологии, социологии, культурологии, философии и т. д. Но в основе их синтеза лежат, прежде всего, установки реального живого жизненного опыта. Ориентированная разработка проблематики социального психоанализа позволяет уточнить функции бессознательного в жизни общества и создает эффективный концептуальный аппарат [18; с. 15].

Ориентированная разработка проблематики социального психоанализа позволяет уточнить функции бессознательного в жизни общества и создает эффективный концептуальный аппарат для социальных исследований.

Важным этапом нашей работы явилось исследование опыта практического применения социального психоанализа. Социальный психоанализ должен работать на выработку самосознания и поддержания национальной идеи народа. В дальнейшем, возможны самые разные сферы приложения социального психоанализа, такие как экономика, политика, национальные и межнациональные отношения и т. д.

Изложенное выше позволяет сделать вывод, что изучение сложнейшего феномена массового поведения в контексте социального психоанализа требует междисциплинарных усилий, позволяющих более полно и целостно описать природу массовых психических явлений и процессов.

Требуется эффективное использование структур и методов социального психоанализа в рамках социологических исследований.

Фрейд отмечал, что психика человека изначально социальна, и потому изучать ее в отрыве от социальных отношений, в которые человек включен и которые его определяют, попросту невозможно. «В психической жизни человека всегда присутствует „другой“. Он, как правило, является образцом, объектом, помощником или противником, и поэтому психология личности с самого начала является одновременно также и психологией социальной в этом расширенном, но вполне обоснованном смысле» [29; с. 354].

Так была намечена первая линия взаимодействия психоанализа и социальной психологии — психоаналитическое исследование групповых процессов. Важнейшим вкладом Фрейда в эту работу было открытие либидинозных и деструктивных компонентов социальных отношений. Люди объединяются на основе создания общего Я-идеала, воплощенного в лидере группы, заключает он в работе «Психология масс и анализ человеческого Я».

Психоанализ возвращает нас к современным событиям. В результате процесса, называемого сегодня «глобализацией», современный мир превращается в подобие большой, очень большой, глобальной группы. Группа эта объединена многочисленными информационными, эмоциональными, экономическими связями, но несмотря на это, чрезвычайно раздроблена. И как во всякой большой группе, в ней актуализируются весьма примитивные формы переживаний.

Характерным примером является воздействие масс-медиа: с одной стороны, они создают в нас ощущение принадлежности к глобальной группе, с другой, открывают простор для намеренной или непроизвольной манипуляции нашим сознанием. Мы легко начинаем верить в то, что нам показывают по телевизору, и так же легко отказываемся верить в то, что нечто происходит на самом деле. Все зависит от того, как показывают или как мы на это смотрим. Масс-медиа может превратить наших врагов в нелюдей, а наши преступления в акты самопожертвования.

Группы часто ведут себя так, что, если бы они были индивидами. И чем больше группа, тем чаще у наблюдателя возникает подобное ощущение.

Попытки применить принципы психоанализа к ситуации групповой психотерапии начались вскоре после широкого распространения психоаналитического подхода. Работающие с группами аналитики отмечали, что групповая ситуация стимулирует проявление одних бессознательных процессов и тормозит другие.

Важной психологической и социологической проблемой будущего является организация масс и толпы в различные группы, каждая из которых оказывает свое воспитательное воздействие на формирование личности [16; с. 183].

Недостатки психоаналитического подхода вытекают из того факта, что он обращен лишь к самому индивиду. Поэтому он не в состоянии справиться с порочным кругом. С одной стороны, индивиды детерминированы обществом, с другой — общество состоит из индивидов. Выход заключается в координированном наступлении на индивидов и общество.

Итак, социологизация психоанализа, приведшая к формированию отдельного направления в рамках социологии, была начата З. Фрейдом и его последователями и продолжена представителями неофрейдизма, франкфуртской школы и неофранкфуртского направления, а также психоаналитической теории объектных отношений [1; с. 79]. Психоаналитическая социология как любая отраслевая дисциплина имеет свой объект и предмет изучения. Объектом психоаналитической социологии является общество, социальные институты и различные социальные группы людей, ее предмет — взаимовлияние сознательных и бессознательных аспектов поведения людей и социальных институтов, в рамках которых формируется данное поведение. Целью психоаналитической социологии является глубинное исследование общей картины социального поведения какой-либо общности, особенно ее патогенных социально-психологических особенностей, а также создание конкретных методов их устранения. Полем исследований именно психоаналитической социологии являются такие темы, как влияние общества и его институтов на формирование и изменение социального характера (особенно в условиях глобализирующегося общества), агрессивное и девиантное социальное поведение, бессознательное измерение социальных структур и процессов (политических, экономических и др.), процессы социализации и «индивидуации», происходящие в семье, поиск идентификации, организационная культура и профессиональная жизнь. Одним из важнейших преимуществ психоаналитической социологии является сложный и разнообразный методологический аппарат [21; с. 7].

В рамках данного подхода предполагается на основе вычленения наиболее распространенных в определенных социально-исторических условиях моделей социального поведения, выявить обуславливающие его глубинные черты, привлекая теоретико-методологический аппарат психоаналитической социологии, а также комплексный подход к анализу личности.

В целом, социологи, социальные психологи и представители социально ориентированного психоанализа отмечают такие черты современного социального характера, как инфантилизм, низкий уровень сознания людей (иррационализм), создание и погружение в «киберпространство», страх и неуверенность [9; с. 42].

Психоаналитический метод является одним из методов, равноценным другим методам. Другими словами, получается теория факторов. В таком случае нельзя говорить о психоаналитической социологии. Это утверждение приобретает еще более всего потому, что основные социологические понятия фрейдизма отличаются такой путаницей, что значимость метода водится к нулю. И в конце — концов, это убеждение преобладает у фрейдистов. Но вся суть дела в том, что, отрицая теоретически применимость психоаналитических методов к социологии, на деле они пользуются преспокойно психоаналитическим методом в конкретных социологических исследованиях. Взгляд на применимость психоанализа к социологическим явлениям претерпевает постоянную критику [32; с. 269].

На основании вышесказанного можно сделать вывод, что взаимоотношения между психоанализом и социологией весьма устойчивы и многогранны. Социологические идеи мыслителей прошлого оказали существенное влияние на становление и формирование психоаналитического учения Фрейда о человеке и обществе. Психоаналитические идеи активно вторгаются в различные направления современной социологии.

Выводы

Психоанализ — одно из самых ярких научно-культурных движений XX века — представляет собой сложное, неоднозначное явление. Теория психоанализа, проблемы, поставленные его основоположником Зигмундом Фрейдом, на наш взгляд, являются одними из центральных для философии и наук о человеке. Психоанализ возник как специфический психотерапевтический метод, затем была создана общепсихологическая теория, а позже он нашел свое применение в различных социальных сферах.

В данной работе было рассмотрено направление психоанализа в социологии. Так как данная работа находится на стыке психологии и социологии, было выявлено, где находят своё отражение основы психоанализа в теории и практике социологии.

Мы живём в изменчивом мире, где общественные процессы модернизируются, приобретая новую окраску. На взгляд автора, в подобной ситуации наука об обществе не может обойтись без учёта глубинных процессов психики человека, методом изучения которых является психоанализ. Поэтому важным является применение данного направления психологии в социологических исследованиях.

Исходя из цели и задач, при написании работы автору удалось выделить и проанализировать место, значение социологических идей в теории психоанализа. Были выявлены сущность психоанализа, его потенциал в применении к теории социологии на основании работ известных фрейдистов, постфрейдистов и социологов. Автором были также рассмотрены методики исследования социальных процессов на основании методологии психоанализа, обоснованы возможности развития психоаналитической социологии как одного из направлений социологической науки, доказаны возможности применения психоаналитической теории и практик к социологическим исследованиям общественных процессов.

В ходе написания данной курсовой работы было выявлено, что в процессе развития психоанализа произошла его «социокультурная» трансформация, что повлияло и на развитие социологической науки. Анализ литературы, осуществленный автором курсовой работы, позволил выявить основные «социологические» идеи психоанализа.

Социологизация психоанализа была начата З. Фрейдом и его последователями и продолжена представителями неофрейдизма, франкфуртской школы и неофранкфуртского направления.

Фрейд стал первооткрывателем области бессознательного человека, что послужило толчком для рассмотрения бессознательного как фактора, влияющего на развитие общественных процессов. Своеобразие психоаналитической концепции заключается в универсализации сферы бессознательного в человеческой психике и значения полового инстинкта. Согласно Фрейду, половой инстинкт, либидинозная энергия определяют не только жизнь индивида, но в сублимированной, т. е. превращенной, форме лежит в основе общественных отношений и большинстве видов человеческой деятельности, культуры, искусства и т. д. Социальная доктрина Фрейда базируется на: 1) биопсихологизме, индивидуальной психологии как модели большинства социологических конструкций; 2) идее бессознательного; 3) концепции Эдипова комплекса; 4) дуализме инстинктов жизни и смерти. Часто Фрейд соприкасается с теориями социоморфизма. Фрейдизм оказал определенное влияние на социологические и междисциплинарные исследования проблем пропаганды, коллективного поведения и лидерства при фашистских режимах, бюрократии, социологии войны, общественного мнения, массовых коммуникаций, а также в таких областях, как социология семьи, социальная дезорганизация и девиантное поведение, в частности в исследованиях, касающихся проблем преступности, самоубийств и т. д. Изучая психику отдельного человека, Фрейд открыл глубокие, социальные по своей природе законы, которые затем смог применить в описаниях общества как такового.

Хотя многие идеи Фрейда были незавершёнными и размытыми, они послужили базой для многих последователей психоанализа. С точки зрения Альфреда Адлера, социальность, коллективность — главное в жизни человека. Именно это чувство включает человека в систему социальных отношений. Карл Юнг рассматривает бессознательное отдельного человека как второстепенный и поверхностный слой, под которым лежат глубинные слои «коллективного бессознательного», в котором содержатся «архетипы». Эрих Фромм, Карен Хорни относились к социологически ориентированному постфрейдизму. Фромм считал, что в личности нет ничего прирожденного и все ее психические проявления — это следствие погруженности личности в различные социальные Среды. Хорни рассматривала базовыми для поведения индивидов чувство тревоги и беспокойства, которые сопровождают человека на протяжении всей жизни. Мелани Кляйн стремилась к решению задачи создания сильного Я, хорошо приспособленного к различным условиям. Тем самым открывалась дорога для междисциплинарного сотрудничества с социологией, в значительной мере ставившей те же задачи. Герберт Маркузе, который считал, что фрейдовские теоретические конструкции в целом обладают глубоко социологическим характером. Вильгельм Райх рассматривал общество как источник всеобщего отчуждения и считал, что через исцеление индивида может и должно произойти исцеление всего общества.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой