НКВД СССР в системе государственной власти

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат

НКВД СССР в системе государственной власти

Введение

народный комиссариат правовой государственный

Актуальность темы. С самого начала советской истории органы ВЧК были провозглашены «прямыми органами партии», действующими под ее непосредственным руководством. Наряду с армией чекистские органы стали стержнем милитаризованного советского государства, сохраняя этот статус и после 1922 г., когда с преобразованием ВЧК в ГПУ-ОГПУ их численность резко сократилась, а политическое влияние временно уменьшилось.

Для ОГПУ-НКВД-НКГБ (далее именуемых также органами государственной безопасности, спецслужбой, чекистскими органами, политической полицией, карательными органами, репрессивными органами) эпоха второй половины 1929 — первой половины 1941 г. стала временем, когда они расширили границы определенных им функций и резко усилили свое могущество. Закономерно поэтому, что научный и общественный интерес к данному периоду функционирования советской спецслужбы сохраняется в полной мере. Очевидно также, что научный анализ деятельности чекистского ведомства предусматривает исследование его институциональных основ, среди которых ключевыми являются параметры ведомственной структуры и персонального состава. Только определив структуру и функции чекистских подразделений, выявив и оценив принципы подбора, расстановки и подготовки кадров, их социальный, партийный и национальный состав, внутрикорпоративные отношения, психологию и поведение, можно достоверно реконструировать и проводимую чекистами профессиональную деятельность, т. е. механизмы реализации ведомством своего функционального предназначения.

Отечественные, а равно и зарубежные историки в последние два десятилетия на принципиально новом источниковом уровне (проблематичнее говорить о теоретическом) активно изучают репрессивные аспекты функционирования советской политической полиции. Однако здесь возникает противоречие: исследование собственно деятельности спецслужбы невозможно без анализа ее кадровой составляющей, но и сама аппаратная компонента карательных органов находится фактически на начальной стадии изучения, что напрямую связано с недоступностью основного корпуса ведомственных документов. В связи с этим вплоть до последнего времени не появлялось обобщающих научных трудов по истории ОГПУ-НКВД-НКГБ центра и регионов применительно к 1929−1941 гг. Некоторые попытки внутрикорпоративных авторов восполнить данный пробел собственными силами несут на себе печать ведомственных самоограничений.

Между тем российское общество далеко от консенсуса по узловым предметам своей новейшей истории и продолжает эмоциональные дискуссии о целях, средствах, достижениях и провалах советской политики. Властными структурами не без успеха навязывается социуму тезис о преимущественно героическом содержании как досоветской, так и советской истории. На формирование позитивных образов и оценок советской эпохи существует очевидный общественно-политический заказ, что стимулирует — в отсутствие доступа ко многим основополагающим архивным документам — появление ангажированных и просто непрофессиональных сочинений, далеких от науки. В современной исторической публицистике (к значительному сегменту которой вполне применимо определение «околонаучной») фактически доминируют теории антисоветских «заговоров» генералов, чекистов, троцкистов, сионистов и прочие «достижения» конспирологического подхода к прошлому, склоняющиеся к оправданию репрессий и возвеличиванию Сталина. Поток такого рода литературы в последнее десятилетие стремительно множится, чему не могут эффективно противостоять профессиональные историки, среди которых к тому же отсутствует даже относительное единство в оценках феномена сталинизма, места и значения в отечественной и мировой истории событий XX в.

В связи с этим основательное изучение кадровой истории и корпоративной жизни столь закрытой организации, как ОГПУ-НКВД-НКГБ, представляет значительный научный и общественный интерес. Воссоздание объективной картины состояния и трансформации карательных органов СССР позволит существенно расширить имеющиеся знания о природе, характере формирования и принципах функционирования отечественной тоталитарной власти.

Цель: изучение деятельности НКВД в системе государственной власти.

Для достижения поставленной цели намечается решить следующие задачи:

— раскрыть характер и особенности структурно-функционального построения и статусного положения органов госбезопасности в государственно-политической системе;

— рассмотреть историю формирования и развития НКВД;

— Проанализировать роль органов государственной безопасности в системе государственной власти.

1. Учреждение и развитие НКВД СССР в 1934—1938 гг.

На основании Постановления ЦИК СССР от 10 июля 1934 г. был образован народный комиссариат внутренних дел Союза Советских Социалистических республик. Первым наркомом НКВД СССР стал Генрих Григорьевич Ягода (1891−1938), исполнявший ранее обязанности председателя ОГПУ вместо скончавшегося в мае 1934 г. В. Р. Менжинского. Фактически речь идет о переименовании ОГПУ в НКВД.

Сравним: 1. Ранее самостоятельные оперативно-чекистские подразделения ОГПУ — особый, секретно-политический, иностранный, оперативный, специальный, учетно-статистический и транспортный отделы, а также экономическое управление были объединены в Главное управление государственной безопасности, начальником которого оставался Г. Г. Ягода. 2. Главное управление пограничной охраны и войск ОГПУ было преобразовано в Главное управление пограничной охраны и войск НКВД. 3. Отдел пожарной охраны ОГПУ был преобразован в Главное управление пожарной охраны НКВД. 4. Главное управление рабоче-крестьянской милиции ОГПУ СССР было объединено с республиканскими ГУРКМ при СНК и преобразовано в ГУРКМ НКВД СССР. 5. ГУЛАГ, финансовый отдел и аппарат Особоуполномоченного ОГПУ стали именоваться ГУЛАГ НКВД, ФО НКВД, Особоуполномоченный НКВД и т. д. На этом этапе лишь одно новое подразделение появилось в составе НКВД — Отдел актов гражданского состояния НКВД СССР. Весь руководящий состав бывшего ОГПУ полностью остался на своих местах в НКВД СССР. Среди отраслевых подразделений самым крупным было ГУГБ. В нем было 1410 сотрудников, а, к примеру, в ГУРКМ — 336 сотрудников. Именно с организацией в составе НКВД ГУГБ впервые появилось такое понятие как органы государственной безопасности. В 8 пункте вышеназванного постановления предусматривалось создание в составе НКВД органа внесудебной расправы — т.н. Особого совещания. II июля 1934 г. на должность ответственного секретаря Особого совещания был назначен П. П. Буланов, являвшийся одновременно секретарем НКВД. В ОГПУ уже функционировали с аналогичными функциями Судебная коллегия и Особое совещание при Коллегии ОГПУ с 1924 г. Особому совещанию предоставлялось право применять наказания в виде высылки, ссылки, заключения в лагерь на срок до 5 лет, а также высылки за пределы СССР.

В дальнейшем полномочия Особого совещания расширялись: 3 апреля 1937 г. ему было предоставлено право осуждать на срок до 8 лет ИТЛ. Несмотря на то, что п. 9 Постановления об образовании НКВД СССР поручалось представить в СНК СССР проект Положения об НКВД СССР, однако оно так и не было утверждено до 1960 г. Но все структурные подразделения имели Положения, утвержденные приказами НКВД СССР. Образование НКВД СССР привело к определенным структурным изменениям правоохранительных органов на местах. НКВД СССР издал ряд приказов по совершенствованию структуры республиканских, краевых и областных органов внутренних дел. В частности, 13 июля 1934 г. был издан Приказ «Об организации органов НКВД на местах». Согласно этому приказу в республиках, краях и областях были образованы управления НКВД с отделами государственной безопасности, рабоче-крестьянской милиции, ведомственной охраны, пожарной охраны, записи актов гражданского состояния и ряда других.

К середине 1934 года Центральный Комитет ВКП (б) проверил на ряде заводов оборонного значения состояние охраны объектов, выдачи пропусков, а также порядок найма и увольнения рабочих. По результатам этой проверки ЦК ВКП (б) принял 11 июля 1934 года Постановление «Об усилении охраны военных заводов». В связи с неудовлетворительным состоянием режима на 68 оборонных заводах устанавливался особый порядок найма и увольнения рабочих и служащих, выдачи пропусков и организации охраны. Еще одним шагом по централизации власти было Постановление ВЦИК от 17 августа 1934 г., согласно которому Конвойные войска СССР, общей численностью 20 тыс. человек, были включены в состав Внутренней охраны НКВД СССР. НКВД СССР 21 августа 1934 г. издал Приказ «О структурном построении и подчиненности органов НКВД», которым определялся порядок организации, структура и правовое положение местных органов внутренних дел. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 27 октября 1934 г. исправительно-трудовые учреждения НКЮ (дома заключения, изоляторы, исправительно-трудовые колонии, бюро принудительных работ) были переданы в состав ГУЛАГа НКВД СССР, где был организован Отдел мест заключения во главе с Г. П. Матсоном. Приказом НКВД от 29 декабря 1934 г. в составе НКВД СССР была образована Главная инспекция пограничной, внутренней охраны и рабоче-крестьянской милиции во главе с Н.М. Быстрых[33]. После того, как наркомом внутренних дел стал Н. И. Ежов, должность главного инспектора была сокращена как дублирующая деятельность других структурных подразделений наркомата, и Быстрых был назначен заместителем начальника Главного управления рабоче-крестьянской милиции НКВД. В 1934 г. ГУЛАГ было вновь переименовано в Главное управление лагерей, трудпоселений и мест заключения НКВД СССР, ввиду того, что в том же году общие тюрьмы из ведения республиканских Народных комиссариатов юстиции вместе с другими местами заключения были переданы в ГУЛАГ НКВД СССР.

После создания действительно мощного аппарата охраны и террора можно было перейти к еще более решительной и более масштабной деятельности по наведению в стране «порядка». В день убийства первого секретаря Ленинградского областного комитета ВКП (б), члена Политбюро Ц К ВКП (б) Сергея Мироновича Кирова, 1 декабря 1934 г., Президиум ЦИК СССР принял Постановление о порядке ведения дел о террористических актах против работников советской власти, которое существенно урезало юридические гарантии прав обвиняемых по данной категории дел[34]. Сроки следствия сокращались до 10 дней, обвинительное заключение обвиняемому положено было вручать за 1 сутки до суда, в котором дело рассматривалось без участия сторон, т. е. без прокурора и адвоката. Кассационное обжалование и подача ходатайств о помиловании не допускались. Приговор к высшей мере наказания должен был приводиться в исполнение немедленно. Кроме того, в это время все большее число правонарушений стало рассматриваться с политической точки зрения.

Так, например, весьма показательным в этом плане является проходивший в Ленинграде в 1934 г. процесс по делу братьев Шемогайловых — хулиганов, которые терроризировали Невскую заставу. Деяния осужденных, конечно, не могут быть оправданы.

Но интересна в данной ситуации мотивировка обвинения преступников: «Деятельность хулиганов была направлена к тому, чтобы запугать лучших ударников труда, к тому, чтобы подорвать дисциплину на нашем социалистическом предприятии, чтобы как можно больше навредить делу социалистического строительства».

Таким образом, факт нарушения общественного порядка рассматривался как преступление против устоев социализма. ЦК ВКП (б) и СНК СССР 31 мая 1935 г. приняли Постановление «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности», в котором лицемерно отмечалось, что в условиях улучшения материального и культурного уровня трудящихся, отпуска огромных средств на содержание детских учреждений, сохранение беспризорности можно объяснить только недостаточно активной работой местных Советов, партийных, профсоюзных и комсомольских организаций, слабым участием в этом важном деле общественности. В развитие постановления в июне 1935 г. НКВД СССР издал приказ «Об организации работы по ликвидации детской беспризорности и безнадзорности». В октябре 1935 г. были введены знаки различия и специальные звания сотрудников НКВД, причем спецзвания в ГУГБ были на две ступени выше аналогичных в остальных структурных подразделениях НКВД, а также в Краской Армии. Например, звание «лейтенант госбезопасности» соответствовало армейскому званию «капитан».

Это обстоятельство, возможно, и предопределило деление бывших сотрудников ОГПУ на сотрудников госбезопасности и сотрудников органов внутренних дел, т. е. сотрудников ГУРКМ, ГУЛага, ГУ пограничной и внутренней охраны, ГУ пожарной охраны и т. п. ЦИК и СНК СССР приняли 28 октября 1935 года Постановление о передаче Центрального управления шоссейных и грунтовых дорог и автомобильного транспорта в НКВД СССР в качестве одного из его управлений, получившего название Гушоссдор или Главное управление шоссейных дорог. НКВД СССР принял в свое ведение 5 автодорожных институтов, Московский институт инженеров геодезии, аэрофотосъемки и картографии, а также 30 техникумов и 7 рабфаков. Изменения коснулись структуры Главного управления рабоче-крестьянской милиции. Рост автомобильного транспорта в городах страны предопределил создание нового подразделения ГУРКМ НКВД СССР.

3 июня 1936 г. СНК СССР принял постановление «Об утверждении Положения о Государственной автомобильной инспекции Главного управления Рабоче-крестьянской милиции НКВД СССР». На ГАИ этим постановлением были возложены следующие задачи: борьба с аварийностью, осуществление разработки технических норм и измерителей эксплуатации автотранспорта; наблюдение за подготовкой и воспитанием кадров водителей; ведение количественного и качественного учета автопарка; ведение учета аварий автомобильного транспорта, выявление их причин и привлечение к ответственности виновных; руководство работой квалификационных комиссий, преподавателей и инструкторов школ и курсов; производство технического осмотра автопарка; разработка технических норм расходования горючего, смазочных материалов и др.

Создание троек УНКВД для предварительного рассмотрения дел на местах, передававшихся на рассмотрение Особого совещания НКВД СССР, позволило достичь существенного снижения уровня уголовной преступности. Соответствующей инструкцией устанавливалось, что решения троек приводятся в исполнение немедленно, а протокол направляется на утверждение Особого совещания. О масштабах деятельности троек свидетельствуют следующие цифры: к 1 ноября 1935 г. по СССР (без данных Таджикской и Туркменской ССР, Курской области и Кировского края) было изъято социально-вредного элемента 265 720 чел., из них рассмотрено тройками УНКВД — 84 903, из них заключено в ИТЛ — 65 274. Приняты другие меры социальной защиты к 64 483, передано в суды НКЮ и другие органы — 97 920, освобождено 13 630 человек. [37] НКВД СССР издал 17 марта 1936 г. Приказ, в котором с удовлетворением отмечал снижение числа вооруженных грабежей на 45%, невооруженных на 46%, квалифицированных краж на 32%, конокрадства на 66%.

После создания НКВД СССР Г. Г. Ягода и его аппарат проводят линию на ужесточение требовательности к сотрудникам. Нарком внутренних дел СССР генеральный комиссар государственной безопасности Г. Г. Ягода подписывает 5 января 1936 года Приказ «О нарушении местными органами НКВД постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 17 июня 1935 г. о порядке производства арестов». В приказе осуждаются имеющиеся факты арестов граждан без предварительного разрешения прокуроров, называются конкретные фамилии виновных работников органов внутренних дел, отдельные из которых были уволены, другие наказаны. Нарком внутренних дел СССР генеральный комиссар государственной безопасности Г. Г. Ягода подписывает 5 января 1936 года Приказ «О нарушении местными органами НКВД постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 17 июня 1935 года о порядке производства арестов». В приказе осуждаются имеющиеся факты арестов граждан без предварительного разрешения прокуроров, называются конкретные фамилии виновных работников органов внутренних дел, отдельные из которых были уволены, другие наказаны.

После приема тюрем от Наркомюста 26 января 1935 года Г. Г. Ягода разослал на места почтотелеграмму. В ней указывалось, что принятые места заключения скорее похожи не на тюрьмы, а на какие-то богоугодные заведения. Режим, порядок и дисциплина в большинстве тюрем отсутствуют. Состояние охраны неудовлетворительно, и побеги исключительно велики. Интересы следствия совершенно не обеспечены. Следственные содержаться вместе с осужденными. Личный состав принятых УИТУ засорен преступным и разложившимся элементом. Нарком потребовал немедленно уволить или передать суду всех виновных сотрудников в преступлениях, хищениях и избиениях заключенных, ввести в тюрьмах строжайший режим, полностью обеспечивающий интересы следствия, принять меры к улучшению питания заключенных, прекратив немедленно всякое незаконное разбазаривание продуктов и хищения. Кроме того, Г. Г. Ягода потребовал ввести обязательный порядок регулярного посещения бань и дезинфекцию камер и одежды заключенных, предоставления в ГУЛАГ обоснованных смет на ремонт следственных помещений тюрем, все открытые колонии взять под охрану и прекратить побеги из них. Начальники УНКВД и их заместители должны лично регулярно проверять соблюдение установленного режима и порядка во всех тюрьмах, изоляторах, колониях.

НКВД СССР за подписью Г. Г. Ягоды издает 31 мая 1936 года Приказ «Об осуждении работников тюрьмы г. Орла за нарушения революционной законности». В нем сообщалось, что в тюрьме г. Орла Курской области выявлены преступные факты задержки выполнения решений кассационных инстанций об освобождении из-под стражи заключенных. В канцелярии тюрьмы были обнаружены неисполненными с июня по ноябрь 1935 года постановления областного суда об освобождении и сокращении срока наказания в отношении 69 человек заключенных, в результате чего лица, подлежавшие освобождению, незаконно содержались в тюрьме, а часть из них была этапирована в другие места заключения. Непосредственные виновники допущенных нарушений начальник канцелярии тюрьмы г. Орла — Дюканов и делопроизводитель той же тюрьмы Рожков 14 марта 1936 года осуждены военным трибуналом первый на 2 года и второй на 1 год и 6 месяцев лишения свободы. Приказ потребовал обследовать состояние учета в местах заключения и принять меры к обеспечению своевременного выполнения судебных решений. В результате мероприятий по наведению порядка в 1935 году было привлечено к уголовной ответственности 13 715 работников милиции, в 1936-м — 4 568 человек, в 1937-м — 8 905 человек. Из них осуждено по соответствующим годам — 5 284, 2 621 и 3 057 человек. Год от года нарастал вал разоблачения «врагов народа» среди самих работников милиции. В названные годы за контрреволюционные проявления было осуждено 73, 50 и 844 сотрудника милиции, а за нарушение революционной законности 1 322, 672 и 706 человек соответственно.

27 мая 1934 г. ЦИК СССР принял Постановление о восстановлении труд (спец) поселенцев в гражданских правах. Система исправительно-трудовых учреждений разбухала на глазах. К апрелю 1935 года только в Москве и Московской области находилось 30 тюрем, 8 исправительно-трудовых колоний, 9 сельскохозяйственных исправительно-трудовых колоний, 4 колонии для несовершеннолетних и областная больница мест заключения, а всего 52 учреждения. Весьма показательны и данные о численности содержавшихся в местах лишения свободы: в лагерях и колониях в 1934 г. насчитывалось 510 307, в 1935 г. — 965 742, в 1936 г. — 1 296 494, в 1937 г. — 1 196 369, в 1938 г. — 1 881 570 заключенных. К 25 июня 1936 г. в Казахстан с Украины было переселено 5 535 семейств, что составило 26 778 человек. Всего по состоянию на 1 января 1938 г. имелся 1751 поселок, в которых проживало 247 027 семей или 880 007 человек. С учетом восстановленных в правах — 1 010 749 человек. Для выполнения пятилетних народно-хозяйственных планов возрастает экономическое значение НКВД СССР. В 1936 году начались работы по изысканию, составлению проектов и смет на строительство автомагистралей Москва — Харьков, Харьков — Ростов, Москва — Ярославль, Ростов — Орджоникидзе, Харьков — Севастополь, Москва — Горький, Казань — Свердловск, Москва — Себеж, Москва — Ленинград и др. В условиях военной угрозы и слабого развития дорожной сети эта работа приобретала особое значение.

Строили дороги и вольнонаемные сотрудники, и большие массы заключенных. Находясь на отдыхе в г. Сочи, 25 сентября 1936 года И. В. Сталин принимает решение о замене Г. Г. Ягоды. Вместе со Ждановым посылает Кагановичу, Молотову и другим членам Политбюро телеграмму: «Считаем абсолютно необходимым и срочным делом назначение т. Ежова на пост наркомвнудела. Ягода явным образом оказался не на высоте своей задачи в деле разоблачения троцкистско-зиновьевского блока. ОГПУ опоздал в этом деле на 4 года. Об этом говорят все партработники и большинство областных представителей НКВД». 26 сентября 1936 г. Г. Г. Ягода был освобожден от должности наркома внутренних дел СССР и назначен наркомом связи СССР. Но уже 3 июля 1937 г. Постановлением ЦИК СССР Г. Г. Ягода был отстранен и от этой должности. Арестован. 13 марта 1938 г. Военная коллегия Верховного Суда СССР приговорила его к расстрелу. 15 марта приговор был приведен в исполнение. Сын Г. Г. Ягоды 1929 г. р. в 1949 году был осужден на 5 лет по решению Особого совещания МГБ СССР. Вышел по амнистии в 1953 году. Новым наркомом НКВД СССР был назначен Николай Иванович Ежов (1895−1940). С приходом Н. И. Ежова — впервые обрело своего руководителя ГУГБ. Ранее им по совместительству руководил глава НКВД. 29 декабря 1936 г. сюда был назначен Аграмнов Ямков Саумлович. Организатор-фальсификатор самых громких «политических» процессов 30-х годов.

В апреле 1937 г. первым заместителем наркома и начальником ГУГБ вместо Я. С. Агранова стал М. П. Фриновский. Для борьбы с возрастающим объемом хищений, охраны государственного имущества Приказом НКВД СССР от 16 марта 1937 г. в связи с упразднением Экономического отдела ГУГБ был образован ОБХСС ГУРКМ НКВД СССР. Во исполнение Постановления Пленума Ц К ВКП (б) Февраля-марта 1937 года Приказом НКВД СССР от 14 июля 1937 г. в составе ГУГБ был образован II отдел для обеспечения безопасности на водном транспорте, шоссейных дорогах и связи, а Приказом НКВД и НКПС от 26 июля 1937 г. в составе ГУРКМ был организован отдел железнодорожной милиции. Масштаб репрессий при Н. И. Ежове увеличивается. Дела лиц, привлекавшихся к ответственности по политическим обвинениям, по инициативе Л. М. Кагановича стали разбираться во внесудебном порядке с применением высшей меры наказания. Учитывая большое число таких дел, по предложению В. М. Молотова наказание производилось по спискам.

Вот один из характерных примеров: «Товарищу Сталину. Посылаю на утверждение 4 списка лиц, подлежащих суду: на 313, на 208, на 15 жен врагов народа, на военных работников — 200 человек. Прошу санкции осудить всех к расстрелу. 20. UIII. 38 г. Ежов» Резолюция: «За. 20. UIII. И. Ст, В. Молотов». Политбюро Ц К ВКП (б) 2 июля 1937 г. приняло Постановление, предусматривавшее, что наиболее враждебно настроенные бывшие кулаки и уголовники должны быть немедленно арестованы и расстреляны, а менее враждебные — высланы. Во исполнение данного постановления и был разработан НКВД СССР проект Приказ НКВД СССР № 447. Круг подлежавших репрессиям наркоматом был расширен: дополнительно в их число включались члены антисоветских партий, антисоветские элементы и др. Все репрессируемые разбивались на две категории. Отнесенные к первой подлежали расстрелу, ко второй — заключению в лагерь. Число потенциальных жертв определялось заранее по каждой республике, краю, области. Всего же по разверстке предусматривалось репрессировать около 300 тыс. человек, из них примерно 75 тыс. было намечено расстрелять.

Политбюро ЦК ВКП (б) 31 июля 1937 г. утвердило представлений НКВД СССР проект приказа, установило сроки операции, выделив на это 85 млн руб. Есть многочисленные свидетельства, что установленные нормы были перекрыты минимум в два раза. В показательный процесс над вредителями переросло дело работников Ленинградской областной конторы «Заготзерно». Судилище проходило осенью 1937 г. в Невском районном Дворце культуры имени В. И. Ленина. Руководителям конторы вменялась в вину сознательная порча зерна посредством заражения его клещом. Любопытные ведения об этом процессе приводятся в воспоминаниях старого работника милиции Н. И. Чиркова. В ходе предварительного следствия выяснилось, что помещения были заражены клещом еще до революции, чистке не подвергались в течение 30 лет. Тем не менее, в ходе публичного процесса все были названы «врагами народа» и расстреляны.

Человек, оскорбивший словом или действием стахановца, привлекался к уголовной ответственности уже не за хулиганство, а за контрреволюционную агитацию и пропаганду. Драка с передовиком производства рассматривалась как попытка террористического акта. Практически все хулиганские дела стали проходить по статье 58 УК РСФСР — «контрреволюционные преступления». Неполадки на производстве, брак расценивались как вредительство, диверсия. Освоение новых производств было сопряжено с большими трудностями, остро ощущалась нехватка инженерно-технических кадров, квалифицированных рабочих. На производство пришли сотни тысяч людей, не имевших никакой квалификации: молодых людей, женщин, бывших крестьян. Массовый характер носили нарушения технологической дисциплины. Дорогостоящее оборудование нередко ломалось из-за неумелого обращения, повышался процент брака. В этих условиях недостатка во «вредителях» и «диверсантах» не было. 14 сентября 1937 г. по делам о вредительстве и диверсиях вводился процессуальный порядок аналогичный содержанию Постановления 1 декабря 1934 года. Постановлением ЦИК СССР от 2 октября 1937 года за особо опасные государственные преступления — шпионаж, вредительство, диверсию — увеличивался срок наказания с 10 до 25 лет лишения свободы. Особое совещание стало действовать не в полном составе, предусмотренном законом, а в виде «тройки», а потом и «двойки»: нарком внутренних дел (сначала Ежов, а с 1938 г. Берия) и прокурор СССР (Вышинский). На местах тоже возникли «тройки» и «двойки». Судебный порядок, установленный законами от 1 декабря 1934 г. и 14 сентября 1937 г., мало чем отличался от внесудебного. Герой Советского Союза, генерал армии А. В. Горбатов, незаконно репрессированный в 1938 г., в своих мемуарах писал, что суд длился 4−5 минут.

Были сверены лишь его имя, фамилия, год и место рождения и задан один вопрос: почему он не сознался в своих «преступлениях». Получив ответ, что ему не в чем сознаваться, так как он не совершал преступления, суд тут же объявил приговор: 15 лет заключения в тюрьме и лагере плюс 5 лет поражения в правах. Низкий уровень образования и культуры вообще, небрежное отношение к праву, отсутствие должного контроля со стороны прокуратуры, партии, общественности, план выявления врагов — все это повлияло на распространение фальсификации уголовных дел, примитивность ведения расследования, практику запугивания подследственных. Начальник Ухтомского районного отделения милиции УНКВД Московской области Малышев Г. Д. дал своим работникам установку об избиении всех арестованных, а он эту установку получил «сверху». В этом райотделе в период с января по март 1938 года такие методы были применены примерно к 40−50 арестованным.

В УНКВД Московской области следователи, применяя в процессе следствия меры физического воздействия к арестованным руководящим работникам автозавода имени Сталина, превращали их показания о производственных неполадках и ошибках, имевших место на заводе, в умышленные вредительские акты. Работники НКВД провозгласили, что на заводе существует разветвленная правотроцкистская организация, хотя фактически ее там не было.

С января по август 1937 года в войсках НКВД СССР было арестовано 153 кадровых работника. В одном Украинском округе войск НКВД СССР на основании указаний Н. И. Ежова к августу 1937 года в течение трех месяцев было создано 300 дел на изъятие лиц командного и начальствующего состава из войск, 50 человек были арестованы как враги народа. В войсках насаждалась обстановка подозрительности. Так, на совещании руководящих работников войск НКВД Украины 21 августа 1937 года начальник политотдела 8-й бригады Быховский заявил: «Наши части 8-й бригады несомненно имеют в своих рядах врагов народа. Из числа красноармейцев мы имеем 5−6 человек арестованных за контрреволюционную агитацию, но по лини начальствующего состава еще никого из врагов не выявили, а они должны быть».

По аналогии с военно-фашистским заговором в РККА в 1938 году был сфабрикован подобный «заговор» и в войсках НКВД, которым якобы руководил начальник войск комдив Н. К. Кручинкин, который был осужден и расстрелян. Всего же по делам НКВД СССР со времени его образования до 1938 г. включительно было осуждено (в основном во внесудебном порядке): в 1934 г. — 78 989, в 1935 г. — 267 076, в 1936 г. — 274 607, в 1937 г. — 790 665, в 1938 г. — 554 258 человек, причем за последние два года к высшей мере наказания было приговорено 681 692 человека. Одним из главных сподвижников Н. И. Ежова и организатором массового террора был дивизионный интендант Плимнер Израмиль Израмилевич.

Он руководил депортацией корейцев на Дальнем Востоке в 1937 году. С 21 августа 1937 стал начальником ГУЛАГа. Весь 1938 год проводилась работа по оптимизации структуры НКВД. Политбюро Ц К ВКП (б) от 28 марта 1938 года была утверждена новая структура НКВД СССР, которая была объявлена приказом НКВД № 362 от 9 июня 1938 г. Она касалась специализации органов государственной безопасности, разукрупнение ГУГБ путем формирования из его состава трех контрразведывательных управлений НКВД. Данная структура просуществовала лишь до 29 сентября 1938 года, когда была проведена очередная реорганизация Наркомата и приказом НКВД СССР № 641 объявлена новая структура НКВД, причем было восстановлено Главное управление госбезопасности во главе с первым заместителем наркома внутренних дел Л. П. Берия.

В системе военно-учебных заведений НКВД СССР увеличилось число военных училищ, расширяется их профиль и численность обучаемых. В апреле 1937 года военные школы НКВД СССР были преобразованы в училища. 1-я пограничная школа стала именоваться Ново-Петергофским военным училищем пограничной и внутренней охраны НКВД СССР имени К. Е. Ворошилова; 2-я объединенная пограничная школа — Харьковским военным училищем, которое готовило офицеров для кавалерийских и автотранспортных подразделений, а также авиации войск НКВД[54]. 3-я пограничная школа стала Московским военным училищем пограничной и внутренней охраны НКВД СССР имени В. Р. Менжинского; 4-я пограничная школа — Саратовским военным училищем пограничной и внутренней охраны НКВД СССР; Высшая пограничная школа — школой усовершенствования комсостава пограничной и внутренней охраны НКВД СССР. После учреждения в Вооруженных Силах института военных комиссаров СНК СССР принимает 7 октября 1937 года Постановление об открытии Ново-Петергофского военно-политического училища войск НКВД имени К.Е. Ворошилова[55]. Одновременно на базе пехотного отделения бывшего Ново-Петергофского военного училища НКВД СССР создается Орджоникидзевское военное училище войск НКВД СССР имени С. М. Кирова. В г. Москве было создано военно-хозяйственное училище войск НКВД СССР. Открытое в 1938 году Харьковское военно-фельдшерское училище готовило для войск НКВД лекарских помощников и ветеринарных фельдшеров. Кроме того, кадры готовили Московское военно-техническое училище НКВД, Школа физической подготовки войск НКВД. Численность и состав войск НКВД СССР в 1938 году характеризовались следующими данными: пограничные войска — 117 468, войска оперативного назначения — 25 120, конвойные войска — 28 800, войска по охране железных дорог — 50 200, войска по охране объектов промышленности — 41 149, зенитно-артиллерийские и зенитно-пулеметные подразделения и части ПВО — 3000, военные училища — 13 238, военные склады — 1851. Всего — 280 826 человек. В 1853 году внутренняя стража Российской империи составила 145 000 человек. Спустя 85 лет, в 1938 году внутренние войска Советского государства имели в своем составе 148 269 человек[56]. Разгул реальной общеуголовной преступности, а также необходимость создания видимости справедливости и законности заставляли руководителя наркомата и руководство ВКП (б) принимать соответствующие решения. Народный комиссар внутренних дел Н. И. Ежов подписал 28 сентября 1938 года Приказ «О результатах проверки рабоче-крестьянской милиции Татарской АССР». Нарушения и игнорирование приказов и директив НКВД СССР привели на практике к развалу работы милиции, засорению кадров, разгулу грабителей, воров и хулиганов. За восемь месяцев 1937 года в Казани было 212 грабежей, а в отчетности показано лишь 154. Предписывалось снять с работы, немедленно арестовать и предать суду начальника Управления милиции и начальника политотдела, а также девять других работников. Секретарь Сталинградского обкома ВКП (б) А. Чуянов 23 октября 1938 года направил письмо в ЦК ВКП (б) на имя И. В. Сталина. В письме сообщал, что положение дел в работе органов НКВД по Сталинградской области вызывает серьезную тревогу. Начальник Котельниковского районного отдела НКВД Евдушенко сознался в предъявлении клеветнических обвинений партийным работникам района. Он пытался создать при помощи секретного сотрудника-провокатора фиктивную антисоветскую группу с целью проведения арестов членов этой группы для демонстрации результативности своей работы. В практике проводимых допросов и следствий к арестованным применялись методы физического воздействия, избиения, непрерывные допросы и стойки по двое-трое суток. «Все эти факты, — сказано в письме, — вызывают тем большую тревогу, что в областном руководстве НКВД стоял разоблаченный и арестованный в конце сентября враг Шаров». СНК СССР и ЦК ВКП (б) приняли 17 ноября 1938 года

Постановление «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия». В нем была дана политическая оценка деятельности органов НКВД СССР, вскрыты существенные недостатки. Работники НКВД совершенно забросили агентурно-осведомительную деятельность, предпочитая действовать путем массовых арестов, надеясь на предоставление «лимитов» для производства таких арестов. Осуждались следователи, которые ограничивались получением от обвиняемого признания своей вины и совершенно не заботились о подкреплении этого признания показаниями свидетелей, актами экспертизы, вещественными доказательствами. В Постановлении признавалось наличие фактов извращения советских законов, совершение подлогов, фальсификации следственных документов, привлечение к уголовной ответственности невинных людей. Было запрещено производство каких-либо массовых операций по арестам и выселению, предписано производить аресты только по постановлению суда или с санкции прокурора. Ликвидировались судебные тройки[57]. В ноябре 1938 г. Н. И. Ежов был освобожден от занимаемой должности, в апреле 1939 г. — арестован, в феврале 1940 г. — расстрелян. Выводы: Рабоче-крестьянская милиция стала неотъемлемой частью НКВД СССР. Понятие общеуголовная преступность растворяется в антигосударственных, политических преступлениях. Разбой, грабеж, кража, хулиганские действия и т. д. — носят в субъективной стороне элементы сознательного подрыва общественно-политического строя СССР. Поэтому деятельность милиции тесно смыкается с органами государственной безопасности. Милиция тоже получает план поимки врагов народа. Созданный аппарат террора направил свою работу на уничтожение внутрипартийной оппозиции, тех, кто обидел И. В. Сталина чем-либо и когда-либо, нерадивых исполнителей из самого НКВД.

В 1934—1938 гг. реализовывался план второй пятилетки. Установилась монополия на права собственности государства на имущество, средства производства, результаты труда. Построены тысячи заводов и других предприятий, увеличена сеть железных дорог и интенсивность перевозки грузов по ним. Все это государственное богатство нуждалось в профессиональной охране. НКВД, его важное структурное подразделение ГУЛАГ превращаются в хозяйственный, строительно-промышленный концерн, использующий труд заключенных и вольнонаемных людей.

2. Государственные органы России и ССС после 1922 г.

Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК) — орган правительства в России в 1917-1922 годах, созданный с целью обеспечения государственной безопасности РСФСР.

ВЧК была образована решением СНК 7 декабря 1917 года, в составе 40 человек, руководителем назначен Ф. Э. Дзержинский. Инициатор образования ВЧК - В. И. Ленин. Контроль над ВЧК осуществлял, по поручению Политбюро, И. В. Сталин. Руководящий орган ВЧК - Президиум. Численность аппарата ВЧК на март 1918 года - 120 человек. Структура ВЧК:

— отдел по борьбе с контрреволюцией;

— отдел по борьбе с преступлениями по должности;

— отдел по борьбе со спекуляцией;

— иногородний отдел;

— организационный отдел;

— тюремный отдел;

— военный отдел (образован 27 июля 1918 года);

— железнодорожный отдел (образован 27 июля 1918 года);

— комиссия по борьбе с контрабандой (образована 8 декабря 1921 года).

Высшими должностными лицами лица ВЧК были: Ф. Э. Дзержинский, Я. Х. Петерс, В. А. Трифонов, И. К. Ксенофонтов, В. К. Аверин, В. В. Менжинский и др. ВЧК находилась в Петрограде в здании бывшего градоначальства на Гороховой улице, дом 2. С марта 1918 года ВЧК переехала в Москву на Поварскую улицу - в усадьбу, известную по роману Л. Н. Толстого «Война и мир» как «Дом Ростовых», а фактически принадлежащую в то время Н. А. Долгорукому, затем историку барону М.Л. Бодэ-Колычеву, а затем перешедшая его потомкам Соллогубам. Вскоре ВЧК переехало на Большую Лубянку, 11, в здание бывшего страхового общества «Якорь». С декабря 1920 года ВЧК переехало окончательно - на Большую Лубянку, дом 2 и рядом, в здание страхового общества «Россия».
С февраля 1918 года ЦК РКП (б) запретил всякую критику действий ВЧК, а после назначения Дзержинского наркомом внутренних дел (16 марта 1919 года) деятельность ВЧК оказалась вне досягаемости советского законодательства и юридических институтов. С 1918 года были образованы органы ЧК на местах, с августа 1918 года - на железнодорожных узлах и станциях, а также водно-транспортные и пограничные органы ЧК. Отделы Ч К были организованы на фронтах и в армейских частях, а с 21 февраля 1919 года преобразованы в особые отделы по борьбе со шпионажем и контрреволюцией в частях и учреждениях Красной Армии.
Штаб корпуса войск ВЧК был образован 10 июля 1918 года, а с 15 июля 1918 года началась вербовка войск ВЧК - принимались рабочие и беднейшие крестьяне в возрасте 19-36 лет, при этом требовалась рекомендация партийных организаций большевиков, профсоюзов, фабрично-заводских комитетов, комитетов деревенской бедноты, двух членов компартии.
Объектом внимания ВЧК стали прежде всего небольшевистская пресса, стачечники, забастовщики. С июля 1918 года ВЧК начала расстреливать политических противников (до этого расстреливали только уголовников). ВЧК проводила массовые репрессии в основном по классовому принципу, реализуя политику «красного террора» (декрет СНК от 5 сентября 1918 года), для чего органам ВЧК были приданы войска. С осени 1918 года ВЧК отправляла «подозрительных» граждан в концлагеря без суда (ВЦИК узаконил эту процедуру в феврале 1919 года). С 1918 по 1922 годы ВЧК расстреляла свыше 50 тысяч человек.

Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК) — высший законодательный, распорядительный и контролирующий орган государственной власти РСФСР в 1917-1937 годах.

Члены ВЦИК избирались Всероссийским съездом Советов, а ВЦИК избирал свой Президиум. Функции ВЦИК:

— публикация законодательных документов;

— утверждение и контроль бюджета страны;

— образование СНК и определение общего направления его и всех органов Советской власти деятельности;

— право отмены постановлений СНК.

ВЦИК созывался один раз в два месяца, но мог созываться и чрезвычайно, по требованию определённого количества и состава участников Федерации. С 1937 года, с принятием Конституции, высшим органом государственной власти стал Верховный Совет и его Президиум.

Главное политическое управление (ГПУ) — орган при НКВД РСФСР в 1922-1923 годах.

15 ноября 1923 года ГПУ было переименовано в ОГПУ с выведением из системы НКВД, подчинением СНК и приданием руководства пограничными войсками.

ГПУ было образовано по предложению В. И. Ленина 6 февраля 1922 года преобразованием ВЧК, с передачей ГПУ всех основных функций ВЧК. Функция наблюдению за законностью была возложена на Наркомат юстиции РСФСР, при котором с 28 мая 1922 года была учреждена Прокуратура. Надзор за деятельностью ГПУ осуществлялся Народным Комиссариатом юстиции РСФСР.

Высший административный орган ГПУ — Коллегия при председателе ГПУ. Приказы Коллегии были обязательны для исполнения всеми подразделениями, включая территориальные. Председатель ГПУ - Ф. Э. Дзержинский, с 20 июля 1926 года - В. Р. Менжинский.

Организационная структура ГПУ с 6 февраля по 30 ноября 1922 года:

— территориальные губернские отделы ГПУ при губисполкомах;

— областные отделы ГПУ при ЦИК автономных республик и областей;

— особые отделы фронтов, военных округов и армий;

— особые отделения дивизий и охраны границ;

— транспортные отделы ГПУ на железнодорожных и водных путях сообщения;

— полномочные представительства ГПУ на окраинах и в автономных образованиях;

— юридический отдел ГПУ для контроля за законностью в ГПУ (с 22 марта 1922 года).

Организационная структура центрального аппарата управления ГПУ с 1 декабря 1922 года:

— административно-организационное управление — формирование структуры ГПУ, кадровая работа, контроль за деятельностью территориальных и местных органов ГПУ (начальник И.А. Воронцов);

— УСО — секретно-оперативное управление (начальник В.Р. Менжинский);

— ЭКУ — экономическое управление - ликвидация шпионажа, контрреволюции и диверсий в сфере экономики (начальник З. Б. Кацнельсон, с 1925 года - Л. Г. Миронов (Каган));

— Главная инспекция войск — контроль за войсковыми частями и управление частями Красной Армии;

— отдел пограничной охраны — охрана государственных границ;

— отдел шифрования — обеспечение безопасности связи;

— специальный отдел — ведение радиоразведки, контроль за системами шифрования в государстве;

— юридический отдел — контроль за правомерностью действий подразделений и сотрудников ГПУ, подготовка предложений и законопроектов, ведение судебных дел (начальник В.Д. Фельдман).

Комитет Государственной Безопасности (КГБ) — орган государственной безопасности в 1954-1991 годы.

Образован 13 марта 1954 года выделением из МВД СССР. С 13 марта 1954 года по 5 июля 1978 года — КГБ при Совете Министров СССР. С 5 июля 1978 года - КГБ СССР.

В структуре КГБ:

— органы государственной безопасности,

— пограничные войска,

— войска правительственной связи,

— органы военной контрразведки,

— учебные заведения,

— научно-исследовательские учреждения.

Основные функции:

— внутренняя безопасность,

— внешняя разведка,

— контрразведка,

— борьба с экономическим саботажем,

— массовые репрессии,

— организация политических процессов против ««врагов народа»,

— следствие и создание фальсифицированных дел по «контрреволюционным преступлениям» (статья 58 Уголовного Кодекса РСФСР),

— преследование инакомыслящих.

С 22 октября 1991 года преобразован в Межреспубликанскую службу безопасности (МСБ), Центральную службу разведки СССР и Комитет по охране государственных границ СССР. С декабря 1993 года — Федеральная служба контрразведки, а вскоре - Федеральная служба безопасности (ФСБ).

Министерство внутренних дел (МВД) — орган государственной власти СССР по борьбе с преступностью и поддержанию общественного порядка в 1946-1960 годы и 1966-1991 годы.

История МВД начиналась в императорской России — 8 сентября 1802 года Александром I был утверждён Манифест «Об учреждении министерств». Манифестом было создано единое Министерство для управления государством, состоящее из восьми отделений, среди которых было и министерство внутренних дел (МВД). В марте 1917 года МВД перестало существовать как централизованный орган власти.

МВД СССР был образован переименованием НКВД СССР 18 марта 1946 года Законом о преобразовании СНК в Совет Министров, а народных комиссариатов — в министерства. В 1947-1953 годах из состава МВД постепенно были выведены силовые охранные структуры и переданы МГБ.

5 марта 1953 года МВД и МГБ объединились в МВД СССР (министром до июня 1953 года был Л.П. Берия). В Министерство юстиции СССР переданы, до 21 января 1954 года, Главное управление лагерей, Управление детских колоний и исправительно-трудовые учреждения, за исключением тех, в которых содержались осуждённые за государственные преступления.

13 марта 1954 года из состава МВД был выделен и выведен под руководство Совета Министров СССР КГБ (председатель И.А. Серов).

25 октября 1956 года органы МВД были реорганизованы в управления (отделы) внутренних дел исполкомов Советов. Тем самым возрождалась система двойного подчинения — местным Советам и вышестоящим органам МВД. 13 января 1960 года МВД был упразднён с передачей его функций частично министерствам внутренних дел союзных республик и частично союзным ведомственным министерствам. 26 июля 1966 года централизованное управление охраной общественного порядка на территории СССР было восстановлено.

Заключение

Деятельность территориально крупнейшего — сибирского — аппарата ОГПУ-НКВД-НКГБ выступала неотъемлемой частью работы всей карательной системы страны.

В соответствии с целями и установками политического руководства органы ОГПУ-НКВД-НКГБ с осени 1929 г. до лета 1941 г. прошли путь от относительно немногочисленной структуры, слабо представленной на районном уровне, до огромного и разветвленного аппарата, опиравшегося на тысячи оперработников районных органов НКВД и станционных пунктов, а также лагерей и спецпоселений. Этот период характеризуется стремительным ростом (особенно в 1930—1933 и 1938−1941 гг.) численности органов госбезопасности, увеличившейся втрое, а также многочисленными структурными реформами, в ходе которых возникали и исчезали различные чекистские специализации — начальники райотделов и оперсекторов, заместители начальников политотделов МТС и совхозов по оперативной работе, начальники концлагерей, лагерных отделений и пунктов, коменданты спецпоселков и пунктов «Заготзерно». При этом в деятельности ОГПУ-НКВД-НКГБ значительную роль также играли многочисленные вспомогательные структуры (милиция, фельдъегери), обеспечивавшие помощь оперативным работникам в периоды обострения репрессий.

Изменения в структуре и функциях чекистских подразделений диктовались политическими решениями верхов и напрямую зависели от колебаний репрессивной политики, будучи наибольшими в периоды начала и второй половины 1930-х гг. При этом динамика ведомственных преобразований имела разнонаправленный характер. Так, для осуществления массированных репрессивных ударов создавались укрупненные отделы центрального и местного аппаратов ОГПУ-НКВД; вместе с тем увеличение и усложнение объектов чекистского наблюдения и «обслуживания» диктовали потребность в дроблении аппарата и выделении узкоспециализированных отделов, особенно во второй половине 1930-х гг.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой