Развитие психологической социологии (конец XIX века)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Федеральное агентство по образованию

ГОУВПО «Удмуртский государственный университет»

Институт экономики и управления

Кафедра экономики и социологии труда

Реферат

по социологии на тему

«Развитие психологической социологии (конец XIX века)»

Выполнил:

студент гр. № 602−31

П.С. Мединская

Проверил:

Ст. преподаватель

О.О. Тюрнина

Ижевск, 2007

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. Психологический эволюционизм в социологии (Л. Уорд, Ф. Гиддингс)

2. Инстинктивизм (У. Мак-Дугалл)

3. «Психология народов»

4. Групповая психология и теория подражания

5. Зарождение интеракционизма

6. Психологическое направление в российской социологии

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

«Социология есть солнечный микроскоп психологии»

Г. Тард

Натуралистические теории не могли сколько-нибудь долго удовлетворять потребности быстро развивающейся социологии, которая как губка, впитывала в себя все новейшие научные открытия и достижения и живо реагировала на них появлением новых направлений, школ и даже парадигм. Активизировался поиск нового ключа к разгадке многих общественных явлений и процессов, его видели чаще всего в сфере психики человека, мотивации его действий, выявлении потребностей, желаний.

Кризис биолого-натуралистических теорий в конце 19 века способствовал усилению психологической тенденции в социологии. В этот период в социологии возникло психологическое направление, оказавшее сильное влияние на развитие ее как науки. Появление нового направления было связано с успехами психологии, особенно экспериментальной.

Однако идея сведения социального к психологическому не была, конечно, новой. На «универсальные законы психологии» и «свойства человеческой природы» ссылались и Локк, и Юм, и французские просветители, и английские утилитаристы. Милль в полемике с Контом утверждал, что все социальные законы сводятся к «законам индивидуальной человеческой природы». «Соединяясь в общество, люди не превращаются в нечто другое, обладающее другими свойствами… В общественной жизни люди обладают лишь такими свойствами, которые вытекают из законов природы отдельного человека и могут быть к ним сведены». Поэтому социология как наука «о действиях масс людей и о различных явлениях, составляющих общественную жизнь», имеет своей основой психологию.

Психологическое направление в социологии, сформировавшееся на рубеже веков, имело сложную структуру. Выделяют психологический эволюционизм, групповую психологию, психологию подражания, психология народов, инстинктивизм, интеракционизм. Выделяют также развитие психологической социологии в России.

Все эти направления объединяет стремление искать ключ к объяснению всех социальных явлений и процессов в психических факторах развития человека и общества. Представители психологической социологии обращали внимание на проблему соотношения общественного и индивидуального сознания как наиболее значимую.

1. Психологический эволюционизм в социологии

Психологический эволюционизм представляет собой течение социологической мысли конца 19 — начала 20 века, представители которого рассматривали процесс развития общества как часть космической эволюции, имеющий направленный характер, как переход от простых этапов к сложным, на основе развития сознательного начала, то есть разумного управления социальными процессами. При этом каждый новый этап вбирает в себя лучшие достижения предшествующего благодаря организованной психической деятельности человека.

Наиболее крупными представителями психологического эволюционизма являются американские социологи Лестер Уорд (1841−1913гг. ) и Франклин Гиддингс (1855−1931гг. )

Рассмотрим идеи, которые были предложены Л. Уордом.

Главными его работами выступают: «Динамическая социология» (1883), «Очерки социологии» (1898), «Чистая социология» (1903). Л. Уорд был основателем и первым президентом Американского социологического общества (1906 — 1908) гг.

Основные идеи социальной эволюции излагаются Л. Уордом в полемике с позиций Спенсера. Он критикует британского социолога за «обезличенность» процесса социальной эволюции, в котором не находится места сознанию и целенаправленной деятельности людей. Социальная эволюция, считает Уорд, не может быть явлением чисто природным, биологическим (как его трактует Спенсер), поскольку в обществе живут и действуют люди, наделенные сознанием, психикой. Следовательно, в основу социологического анализа можно положить, прежде всего, психологические, а не биологические принципы, психологические, а не биологические механизмы общественной жизни.

Подход Уорда к пониманию социальной эволюции состоит в том, что необходимо видеть в эволюционном процессе природное спонтанное развитие, названное им генезисом, и осознанные, целенаправленные действия, приводящие к его развитию, что было названо американским социологом телезисом. Генезис и телезис в социологии Уорда выступают как две составные и взаимосвязанные части эволюционного процесса.

Как видно, Уорд стремится объединить изучение природного и социального в социологической науке. Соединительным звеном при этом становится человек — наполовину природное, наполовину общественное существо.

В первом случае — с генезисом — социолог имеет в виду естественный, природный прогресс.

Во втором случае — с телезисом — речь идет о прогрессе, связанном с деятельностью людей. В основе этой деятельности лежат определенные силы, называемые социологом и социальными, и психическими.

В учении Л. Уорда концепция социальных сил, которые он характеризует как «психические силы, действующие в коллективном состоянии человека» стала центральным звеном. Социальные силы определяют поведение человека. Раз они психологизируются Уордом, то можно сделать вывод, что базой социологии служит психология.

Первичной социальной силой оказываются желания — голод, жажда, половые потребности. На их основе возникают вторичные — интеллект, моральные, эстетические силы — желания. Главным среди вторичных сил является интеллект. Пока желания «живут» «внутри» индивида, они являются психическими силами. Как только желания осознаются, они становятся интересами, и таким образом, превращаются в социальные силы.

Базой для удовлетворения первичных потребностей является труд, причем обман выступает как разновидность труда.

Поведение человека в соответствие с концепцией Уорда, может определяться, помимо желаний, также репродуктивными силами, к которым он относит любовь. Все это — стимулы индивидуального поведения, включающие в себя желания и репродуктивные силы.

Но Уорд говорит еще о психологических факторах цивилизации, которые он подразделил на три группы:

1. различные проявления души — чувства, волевые акты, эмоции.

2. интуиция, интеллект, изобретательство.

3. экономия ума, экономия природы, социальные аспекты воли и интеллекта.

Нетрудно понять, что социологическая теория в творчестве Уорда изрядно психологизируется.

Психологический эволюционизм американского социолога — это результат столкновения психического прогресса индивида с общественными условиями его жизни. Социальный прогресс общества обеспечиваются социогенетческими силами. Эти силы делятся им на интеллектуальные и моральные. Наибольшее значение имеют первые. Они лежат в основе стремления людей приобретать знания и получать образование. Он считает, что образование выступает стимулом и самой надежной формой социальных преобразований. Следовательно, Введение всеобщего равного и общего образования имеет положительный результат.

Также в свете реформаторских идей Уорда следует рассматривать созданное им утопическое учение об идеальном обществе — социократии, главным признаком которого социальный контроль социальных сил через «коллективный разум общества». Он поддерживал профсоюзы и рабочие движения, доказывал необходимость улучшения положения пролетариата. Как и многим социологическим учениям, социологии Уорда был присущ гуманизм.

Общий вывод, который следует из рассмотрения концепции Уорда, состоит в выявлении двух взаимосвязанных позиций, подчеркивающих характерные особенности его учения. Это психологическая социология процессов и утопизм социальных преобразований. В целом же Уорд внес заметный вклад в развитие социологии прежде всего стремлением доказать, что социальной революции, имеющей активный характер, ведущую роль имеет психология человека и его воля.

Рассмотрим творчество американского социолога Ф. Гиддингса. Он был первым создателем кафедры социологии (1894) в Колумбийском университете, избирался президентом Американского социологического общества (1908). Его главный труд — «Принципы социологии» (1896), а также последовали такие работы, как «Элементы социологии» (1898), «Индуктивная социология» (1901) и др.

В соответствие с его идеями социология — наука, которая стремится понять общество в целом и объяснить его посредством космических законов и причин. Для Гиддингса не подлежит сомнению психологическое происхождение социологии. Но, социология и психология имеют различия. Социология, прежде всего, исследует процессы эволюции общества, а также обладает и другими особенностями. По его мнению, «социология является попыткой объяснить возникновение, рост, строение и деятельность общества действием физических, жизненных и психологических причин, действующих совместно в процессе эволюции». Основная же особенность социологии состоит в том, что ее представители объясняют социальные явления посредством использования причин психического характера. Как пишет американский социолог, «социология является истолкованием социальных явлений посредством психической деятельности, органического приспособления, естественного отбора и сохранения энергии».

Центральная идея Гиддингса — идея «себеподобного сознания» (родового сознания), то есть это чувство тождества, которое испытывается одними людьми по отношению к другим.

Гиддингс полагал, что в процессе социальной эволюции действуют две силы — бессознательная и сознательная. К первой он относит природные, а, следовательно, объективные факторы. Ко второй силе — факторы субъективно — психологического характера. Он считал их не личностными проявлениями, а «сознанием рода». Это понятие является у него одним из центральных. Сознание рода и социальный разум означает духовное единство разумных существ, что делает возможным их сознательное взаимодействие друг с другом при сохранении индивидуальности каждого.

Любопытна у Гиддингса трактовка классовой структуры общества. Он определяет «общественные классы» не по объективным признакам, а по степени развития принадлежащих к ним индивидов «сознания рода», то есть чувства солидарности. Он различает, во-первых, социальный класс, состоящий из людей, активно защищающих общественный строй; во-вторых, «несоциальный класс», состоящий из тех, кто тяготеет к узкому индивидуализму и равнодушен к общественным делам; в-третьих, «псевдосоциальный» класс, состоящий из бедняков стремящихся жить за счет общества; в-четвертых, «антисоциальный класс», куда входят инстинктивные или привычные преступники, у которых сознание рода почти исчезло и которые ненавидят общество и его институты.

Подводя краткий итог, следует отметить, что влияние работ Гиддингса на развитие социологической мысли не было слишком значительно и сохранилось только в рамках эволюционизма. Это направление дополнило биолого-эволюционную схему Спенсера.

Несмотря на «внешнее» противостояние Спенсеру представителей психологического эволюционизма и его критику ими, реального разрыва с эволюционными идеями не произошло. Более того, они были усилены за счет использования в ходе анализа усложнения форм общественной жизни «сознательного начала», то есть фактора разумного управления социальными процессами.

2. Инстинктивизм

Психологический эволюционизм Уорда и Гиддингса не оставил заметного вклада в истории социологической мысли. Гораздо более влиятельным оказалось такое направление, как инстинктивизм. Проблема «социальных инстинктов» возникла в 19 веке не случайно. Конструируя общество по образу и подобию индивида, психология 19 века стремилась найти внутриличностную психологическую детерминанту или ряд детерминант, которые могли бы одновременно объяснить и индивидуальное, и групповое поведение.

Социальные явления начинают трактоваться в терминах неосознанных «инстинктов», «импульсов», «стремлений». Понятие «инстинкта» употреблялось в широком общежитейском смысле, обозначая и биологические потребности организма, и наследственные программы поведения, и даже просто желания.

Появляется теория инстинктивизма, основателем которой был Уильям Мак-Дугалл (1871 — 1938), английский психолог, с 1921 г. работавший в США, автор весьма популярной книги «Введение в социальную психологию» (1908).

Мак-Дугалл стремился создать такую психологическую систему общественных наук, в которой базисом была бы психология, а все остальное, включая социологию, историю, философию и др., надстраивались над ней. При этом главной надстроечной наукой он считал социологию. «Смешивая» ее с психологией, он разрабатывал социально-психологическую теорию личности.

По мнению Мак-Дугалла, теоретической основой всех социальных наук должна стать «психология инстинкта». Под инстинктом Мак-Дугалл понимал «врожденное или природное психофизическое предрасположение, которое заставляет индивида воспринимать или обращать внимание на определенные объекты и испытать при этом специфическое эмоциональное возбуждение и действовать по отношению к этим объектам определенным образом или, по крайней мере, испытывая импульс к такому действию». Каждому первичному инстинкту соответствует, по Мак-Дугаллу, определенная эмоция, которая как сам инстинкт, является простой и неразложимой. Так, например, инстинкту бегства соответствует эмоция страха, инстинкту любопытства — эмоция удивления, родительскому инстинкту — эмоция нежности.

Распространяя свою психологическую теорию на общество, Мак-Дугалл под каждое общественное явление подводит инстинкт или группу инстинктов. Наибольшее значение Мак-Дугалл придавал стадному инстинкту, который удерживает людей вместе и лежит в основе большинства институтов общества. Непосредственное проявление стадного инстинкта — рост городов, коллективный характер человеческого досуга, массовые сборища и т. д.

Дальнейшему развитию инстинктивизма способствовали работы последователей Мак-Дугалла. Грэм Уоллас (1858 — 1932) гг. распространяет психологический анализ на сферу политики, уделяя особое внимание инстинкту лояльности, который должен обеспечивать функционирование государственной власти.

Инстинктивизм в развитии социологии сыграл свою роль. Он пробудил интерес к изучению психики и стимулировал внимание к не поднятым до того времени проблемам сознания. В теориях инстинктивизма делался аспект на важных сторонах человеческой психики как основы поведения людей. Более того, эти теории привлекали внимание исследователей к неосознаваемым аспектам психики и их роли в общественной жизни. Однако его собственная теоретическая основа была шаткой.

3. «Психология народов«

Все вышеперечисленные теории были субъективистскими. Но в науке 19 века существовала и иная трактовка общественного сознания, уходившая своими идейными корнями в теорию «объективного духа» и концепции «народного духа» немецких романтиков.

Немецкие ученые Мориц Лацарус (1824 — 1903) гг. и Гейман Штейнталь (1823 — 1899) гг. провозгласили в 1860 г. создание новой дисциплины — «психологии народов». Согласно Штейнталю, благодаря единству своего происхождения и среды обитания все индивиды одного народа носят отпечаток особой природы народа на своем теле и душе, причем «воздействие телесных влияний на душу вызывает известные склонности, тенденции, предрасположения, свойства духа, одинаковые у всех индивидов, вследствие чего все они обладают одним и тем же народным духом». Народный дух он понимает как психическое средство индивидов, принадлежащих к определенной нации, и одновременно как их самосознание; содержание народного духа раскрывается при изучении языка, мифов: морали и культуры в рамках «исторической психологии народов».

Хотя М. Лацарус и Г. Штейнталь не смогли выполнить этой программы, их идея была подхвачена и развита Вильгельмом Вундтом. По его мнению, реальное содержание зрелого сознания не охватывается физиологической психологией. Высшие психические процессы, и, прежде всего, мышление, являются результатом исторического развития общества людей и потому должны изучаться особой наукой. Вундт возражает против прямой аналогии индивидуального и народного сознания, имевшей место у его предшественников. Как сознание индивида не сводится к исходным элементам ощущения и чувства, а представляет собой их творческий синтез индивидуальных сознаний, в результате которого возникает новая реальность, обнаруживающаяся в продуктах сверхличностной деятельности — языка, мифах и морали. Их исследованию Вундт посвятил последние 20 лет своей жизни.

Как и его предшественникам, Вундту не удалось реализовать своих программных установок. Отдельные формы общественного сознания Вундт рассматривает как «психологические», а не как «социологические» явления. Так, законы языка раскрываются им по аналогии с законами ассоциации представлений, мифы — как результат обработки представлений чувствами, а мораль — как следствие подключения воли к первичным элементам сознания.

Следует отметить, что «психология народов» в целом сыграла положительную роль, поставив ряд социологических проблем духовной жизни этносов и сумев привлечь к их изучению лингвистов, историков, этнографов, филологов, а главное — психологов и социологов. Это была одна из первых попыток изучения взаимодействия культуры и индивидуального сознания. В «психологи народов» не без основания находят свои истоки и историческая психология, и этнопсихология, и даже социо- и психолингвистика. Но как раз в социологии ее влияние было минимальным.

4. Групповая психология и теория подражания

В конце 19 века становится все яснее, что ни психология индивида, ни абстрактный «народный дух» не способны дать ключ к пониманию социальных явлений. Следовательно, вырос интерес к изучению группового массового поведения и тех психологических и социальных механизмов, которые делают возможными передачу социальных норм и верований и адаптацию индивидов друг к другу.

Большую популярность приобрели на рубеже 19 века книги французского публициста Гюстава Лебона (1841 — 1931) гг. — «Психология толп» (1895), «Психологические законы эволюции народов» (1894). По мнению Г. Лебона, европейское общество вступает в новый период своего развития — в «эру толпы», когда разумное критическое начало, воплощенное в личности, подавляется иррациональным массовым сознанием. «Толпа или масса — это группа людей, собравшаяся в одном месте, воодушевленная общими чувствами и готовая куда угодно следовать за своим лидером. Г. Лебон подчеркивал, что ход мыслей каждого человека в толпе направляется ее общим настроением. Чем дольше человек в толпе, тем дольше человек пребывает в толпе, тем слабее у него чувство реальности и тем больше он подвержен влиянию лидера. Среди лидеров часто встречаются люди с резко выраженными чертами психических отклонений. С этих позиций Лебон резко осуждал всякое революционное движение, и особенно социализм.

Поставленные Лебоном теоретические проблемы — анонимности, психологического заражения и внушаемости «человека толпы» — дали толчок серьезным социально-психологическим исследования. Однако собственная теория Лебона была реакционно и научно несостоятельна. Прежде всего, неверно проводимое им отождествление народной массы и иррациональной «толпы». «Идеальная толпа Лебона», то есть совершенно случайное и аморфное скопление индивидов, практически встречается сравнительно редко. «Это самая низшая и всего лишь исходная форма социально-психологической общности».

Современные социальные психологи отмечают и ряд других пороков лебоновской концепции: крайнюю расплывчатость исходных понятий; необоснованное противопоставление иррациональной толпы идеализированному образу рационального индивида и др.

Групповая психология конца 19 начала 20 века не исчерпывалась на этом. Исследованию подвергается не только аморфная толпа, но и конкретные человеческие группы, диады и триады, а также сами процессы межличностного взаимодействия — такие, как психическое заражение, внушение и подражание.

Эта ориентация черпала вдохновение в весьма разнородных источниках, включая наблюдения за подражательной деятельностью детей, этнологические исследования и наблюдения за такими явлениями массовой психологии, как мода или паника. Одни авторы (Н.К. Михайловский) склонны были считать фундаментальным процессом, обеспечивающим единообразие социального поведения людей и их объединения в группы, психическое заражение; другие (В.М. Бехтерев, Г. Лебон) отводят эту роль внушению; третьи (Г. Тард и др.) отдают предпочтение подражанию. Соотношение этих процессов также определялось по-разному. Однако во всех случаях предметом исследования были групповые процессы.

Крупнейшим представителем этой школы был французский юрист и социолог Габриэль де Тард (1843−1904гг.), автор книг «Законы подражания» (1890), «Социальная логика» (1895), «Социальные законы» (1898), «Этюды по социальной психологии» (1898), «Мнение и толпа» (1901). На протяжении многих лет Г. Тард вел ожесточенную полемику со своим младшим современником и интеллектуальным соперником — Эмилем Дюркгеймом. Оба мыслителя придавали большое значение этнографическим данным и сравнительному методу, оба интересовались природой социальных норм, видя в них силу, интегрирующую общество.

Тард выступал с позиций номинализма, для него общество лишь продукт взаимодействия индивидов. Сознание, по его словам, постулат механики. Отвергает Тард и эволюционную модель общества. Беда социологии, по Тарду, в том, что она смешивает «законы общества» и «законы истории»; Это два разных класса законов, причем вторые гораздо сложнее и могут быть сформулированы на основе первых.

Таким образом, эволюционный подход заменяется аналитическим. Теперь социология — это «просто коллективная психология», которая должна ответить на два вопроса:

1. «Что составляет причину изобретений, успешных инициатив, социальных адаптаций, аналогичных биологическим адаптациям и не менее сложных по своему происхождению?

2. Почему именно эти, а не другие инициативы вызвали подражание? Почему среди множества примеров, не нашедших подражания, именно эти получили предпочтение? Другими словами, каковы законы подражания?"

«Коллективная психология, то есть социология, считает он, возможна только потому, что индивидуальная психология включает элементы, которые могут быть переданы и сообщены одним сознанием другому. Эти элементы могут соединяться и сливаться воедино, образуя истинные социальные силы и структуры, течение мнений и массовые импульсы, традиции и национальные обычаи».

Всякое нововведение — продукт индивидуального творчества. Тард схематично рисует процесс распространения новшеств путем подражания в виде концентрических кругов, расходящихся от центра. Круг подражания имеет тенденцию постоянно расширяться, пока он не натыкается на встречную волну, исходящую из другого центра. Встречные потоки подражания вступают в единоборство, повторение сменяется оппозицией, и начинается «логическая дуэль» подражаний. Частными случаями этого могут быть любые конфликты, от теоретического спора до войны. Логические дуэли могут иметь различный исход, но так или иначе оппозицию сменяет новая адаптация и весь цикл социальных процессов возобновляется.

Общие законы социологии Тард делит на логические и внелогические. Логические законы объясняют, почему одни инновации распространяются, другие — нет. Внелогические законы показывают, как протекает процесс подражания: например, что он идет от центра к переферии, от высших к низшим, от целей к средствам и др.

Хотя Г. Тард строил свою теорию как дедуктивную, он придавал огромное значение эмпирическим методам исследования. Социология, по его словам, имеет в своем распоряжении два метода — археологический и статистический. Археологический метод основан на анализе исторических документов и служит для изучения периодов и ареалов распространения конкретных нововведений и образцов. Статистический метод используется для сбора информации о текущих процессах подражания путем обсчета сходных подражательных актов. Анализ статистики самоубийства, преступлений, торговли позволяет найти количественное выражение имитативной силы новшества, выяснить благоприятные и неблагоприятные последствия его распространения и, в конечном счете, поставить под контроль стихийные социальные (подражательные) процессы.

В описании «толп» и «преступных сект» Г. Тард, как и его предшественники, подчеркивают иррациональность, подражательность, потребность в вождях. Но главное внимание он обращает на процесс дифференциации общественного мнения и формирования на этой основе публики. В отличие от толпы, психическое единство которой создается в первую очередь физическим контактом, публика представляет собой «чисто духовную общность, при которой индивиды физически рассредоточены и в то же время связаны друг с другом духовно. Это не столько эмоциональная, сколько интеллектуальная общность, в основе которой лежит общность мнений: мнение для публики в наше время то же, что душа для тела». Г. Тард пытается проследить за историей публики, считая, что ее предыстория — в салонах и клубах, но настоящая ее история начинается с появления газет. В публике личность получает самовыражение, что не характерно для толпы.

Оценивая деятельность Г. Тарда в целом, можно сказать, что он способствовал постановке и исследованию многих важных проблем. Тарда заслуженно считают одним из родоначальников социальной психологии как науки. Значение творчества Г. Тарда для последующего развития науки нельзя недооценивать. Для истории социологии важен также обоснованный Тардом аналитический подход, критика эволюционизма. Непосредственное влияние Г. Тарда во Франции было сравнительно невелико, но его идеи нашли широкое применение в США.

Однако существовали и отрицательные моменты в его работах. Так, из поля зрения исследователя исключается макросоциальная структура, в рамках и под влиянием которой формируются межличностные отношения. Также материальные отношения у Г. Тарда растворялись зачастую в духовных. Происхождение образцов для подражания социологически вообще не рассматривается.

Столь явный субъективизм шокировал даже такого представителя «субъективной социологии», как Н. К. Михайловский. Серьезной критике подвергалось и психологическое содержание «теории подражания». Еще Вундт обращал внимание на туманность этого понятия. Дюркгейм указывал, что нельзя обозначать одним и тем же словом и тот процесс, благодаря которому у определенной группы людей вырабатывается коллективное чувство, и тот, из которого проистекает наша привязанность к общим и традиционным правилам поведения. Совершенно разное дело чувствовать сообща, преклоняться перед авторитетом и автоматически повторять то, что делают другие".

Проблематичны и многие сформулированные им «законы». «Закон», согласно которому подражание всегда идет «сверху вниз», хотя и подтверждается многими факторами, тоже не универсален, так как покоится на идее незыблимости стратификационной системы общества: общеизвестно, что многие инновации в сфере культуры возникали как раз среди «низов», а затем усваивались «верхами». Теория подражания делает предметом и единицей социологического исследования не отдельно взятого индивида, а процесс межличностного взаимодействия. И это взаимодействие выявляется ей еще более внешним и механическим образом.

5. Зарождение интеракционизма

В центре внимания интеракционизма стоит процесс взаимодействия индивидов. Но сама личность, выступающая субъектом этого взаимодействия, понимается не как абстрактный индивид, а как социальное существо, принадлежащее к определенным социальным группам и выполняющее какие-то социальные роли. Противопоставление индивида и общества уступает место идее их взаимопроникновения.

Философски эта идея не была, конечно, новой. В психологии ее первым воплощением была теория Уильяма Джеймса (1842−1910)гг. Определяя содержание эмпирического «Я» личности как общий итог того, что человек может назвать своим, Джеймс различает в нем три элемента:

1. материальное «Я», включающее в себя тело, одежду, семью, собственность;

2. социальное «Я», то есть признание, которое индивид получает со стороны окружающих; поскольку наше окружение неоднородно, можно сказать, что человек обладает столькими же различными социальными «Я», сколько существует различных групп людей, мнением которых он дорожит;

3. духовное «Я», то есть совокупность его психических особенностей и склонностей.

Следующий шаг в этом направлении сделал один из родоначальников современной генетической психологии — Джеймс Марк Болдуин (1861−1934)гг., автор книг «Духовное развитие ребенка и расы» (1895), «Социальная и этическая интерпретации духовного развития» (1897).

Общие принципы Болдуина очень близки к теории Тарда, но если социолог идет от групповых процессов к личности, то психолог Болдуин идет от личности к обществу. С точки зрения психологии, писал он, социальная организация совпадает с организацией человеческой личности и ее самосознания. Структура личности и ее самосознания, по мнению Болдуина, не просто отражает организацию общества, но тождественна с ней.

Социологический аспект этой проблемы исследовал профессор Мичиганского университета Чарльз Хортон Кули (1864 — 1929) гг.

Он выступал против инстинктивизма и теории подражания. Свой подход Кули называл «органическим», потому, что он исходит из признания изначального единства личности и общества. «Органическая точка зрения подчеркивает одновременно единство целого и особую ценность индивида и объясняет одно через другое». Социальное сознание группы и сознание индивида также бессмысленно рассматривать по отдельности, как противопоставлять музыку всего оркестра по звучанию отдельных инструментов. «Личность» и «общество» не две разные сущности, а разные аспекты изучения живого процесса человеческого взаимодействия, который можно рассматривать либо со стороны личности, ее самосознания, динамики социального Я, либо со стороны общественных институтов и фиксированных типов общения.

Свою первую книгу «Человеческая природа и социальный порядок» (1902) Кули посвятил изучению индивидуального, личностного аспекта живого социального процесса". Во второй книге — «Социальная организация» (1909) — общество рассматривалось им уже с точки зрения социального целого. По его мнению, нельзя придавать инстинктам большое значение универсальных мотивов поведения. Многообразные факты общественной жизни доказывают изменчивость мотивов поведения человека, отсутствие единого закона, который бы управлял его поступками. Человеческая природа пластична и подвижна, е можно заставить работать практически в любом направлении, если правильно понять ее законы.

Столь же «неудовлетворительна» интерпретация личности с помощью принципа «подражания». Повторить что-то за взрослым, например слово, ребенку не легче, чем взрослому выучить средней трудности музыкальную пьесу. К тому же в первый год жизни ребенка взрослые подражают ему куда больше, чем он им.

Признаком истинно социального существа Кули считает способность выделять себя из группы, сознавать свое Я, свою личность. Но непременное условие развития самосознания — общение с другими людьми усвоение их мнений на свой счет. Сознательное действие, по Кули, всегда действие социальное. А действовать социально — сообразовывать свои действия с теми представлениями о своем Я, которые складываются у других людей. «Как социальные существа мы имеем глаза, обращенные на собственное отражение, но у нас нет уверенности в спокойствии воды, в которой мы его видим». Наше Я формируется под суммированием тех впечатлений, которые мы производим на окружающих.

Согласно концепции «зеркального Я» Кули, человеческое Я включает в себя, во-первых, представлением о том, «каким я кажусь другому человеку», во-вторых, представлением о том, «как этот другой оценивает мой образ», в-третьих, вытекающее отсюда специфическое самочувствие виде гордости и унижения.

Каждый акт социального сознания, по Кули, есть одновременный акт самосознания. Общество раскрывается индивиду в виде социальных аспектов его собственной личности. Но социальное сознание индивида не совпадает с сознанием всего общества. Последнее выходит за пределы внутреннего мира человека. Это более широкое сознание, которое Кули в противовес индивидуальному сознанию иногда обозначает термином «общественное сознание». Единство общественного сознания состоит не в сходстве, а в организации, взаимовлиянии и причинной связи ее частей…" Истоки же социальной организации лежат в первичной группе.

Первичной группой Кули называет кооперацию и ассоциацию индивидов, непосредственно взаимодействующих друг с другом лицом к лицу. Это небольшой круг людей, поддерживающих устойчивые тесные отношения, которые, как правило, отличаются интимностью, взаимной симпатией и пониманием. В первичную группу входят лица, о которых можно сказать: «МЫ». Именно первичные группы составляют основу того, что является в человеческой природе и в человеческих идеалах универсальным, и «первичность» их состоит, «прежде всего, в том, что они играют решающую роль в формировании социальной природы и идеалов индивидуума».

Теория «зеркального Я» Кули, получила дальнейшее развитие в работах Джорджа Герберта Мида и в так называемом символическом интеракционизме. Однако социология Кули имеет те же недостатки, что и прочие разновидности психологизма.

Акцент на субъективно-личностной стороне социального процесса сочетался у него явным пренебрежением к материальным, производственным процессам. Методология Кули является субъективистской, поскольку социальное взаимодействие, в ходе которого формируется личность, он практически сводит к процессу межличностного общения, исключая из него предметную деятельность, труд и отношение к макросоциальной системе, частью которой является любая первичная группа.

Даже с учетом ее последующего развития в трудах Мида и его последователей интеракционистская ориентация, плодотворная в рамках социально-психологического исследования непосредственных межличностных отношений, оказывается недостаточной для описания и объяснения макросоциальных процессов, классовых отношений, природы политической власти и т. д. В этом — принципиальная ограниченность психологического подхода к социальным явлениям.

6. Психологическое направление в российской социологии

Психологическое направление в России сложилось в 1890 году. Представители этого направления главное внимание уделяли изучению психологического механизма и социальных форм появления индивидов и групп.

Одним из наиболее ярких представителей этого направления был Е.В. де Роберти (1843 — 1915) гг. Его первая работа, написанная в 1880 году, называлась «Социология».

Учение о социальной эволюции являлось центральным пунктом всей его социологии. Все социальные явления и процессы он выстраивал в один эволюционный генетический ряд, включающий в себя семь общих категорий: психологическое взаимодействие — общественные группы — личность — наука — философия — искусство — практическая деятельность.

По-своему Роберти давал определение науке социологии. Социология, по Роберти, «есть основная наука о духе в природе, с его кульминационной точкой — познанием».

Будучи российским социологом Е.В. де Роберти не мог рассматривать социологию вне связи с нравственностью, поскольку эта связь — характерная черта отечественной общественной науки. Нравственное для ученого — значит социальное.

В его концепции большое значение придается социализации личности и роли группового опыта в этом процессе. Личность выступает творцом социальной эволюции потому, что воплощает в своей деятельности коллективный опыт. Действиями личностей представлен процесс созидания культуры.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя в целом итог возникновения и развития психологического направления в социологии на рубеже 19 века, следует отметить, что это был важный шаг на пути приближения к целостному анализу конкретных проблем личности, социальных групп, общества. Подобно другим идейным течениям этого периода психологическая социология отнюдь не была единым целым. Единственная черта, конструирующая ее как течение, — это стремление сводить социальное к психологическому. Но это стремление выражено у разных авторов с неодинаковой силой.

Каковы же были главные итоги психологической социологии конца 19 века? В центре внимания психологической социологии стояли проблемы общественного сознания, его природы, структуры и функций. Детально обсуждались важнейшие процессы и психологические механизмы группового, межличностного взаимодействия, такие, как психическое заражение, внушение, подражание, а также социальное содержание самой человеческой личности. Важнейшим положительным результатом было рождение социальной психологии как самостоятельной дисциплины.

В России же, несмотря на значительные результаты социологического анализа большого комплекса социальных проблем, субъективной социологии имели место недооценка закономерностей общественного развития и тесно связанное с ней признание некоего социального идеального общества, являющегося результатом его конструирования личностью. Как выяснилось в ходе анализа концепций представителей субъективизма, социология должна иметь дело не с объективными и этическими факторами человеческой деятельности. В этом состоит важная траектория их (мыслителей) социологического творчества.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Зборовский Г. Е. История социологии: учебник для вузов. -М: Гардарики, 2004.

2. Капитонов Э. А. История и теория социологии: Социология 19 века, — М: 2000.

3. Иванов Д. В. Социология: теория и история, — Сп-б: 2006.

4. Воронцов А. В. История социологии 19 начала 20 века: Учебник, ч. 1, — М: 2005.

5. История социологии в Западной Европе и США. Учебник для вузов. Под ред. Г. В. Осипова, — М Норма-инфра, 1999.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой