Новая международная поведенческая парадигма и ее значение для повышения эффективности риск-менеджмента в Украине

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Менеджмент


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Тема курсовой работы — «Новая международная поведенческая парадигма и ее значение для повышения эффективности риск-менеджмента в Украине».

В работе исследована культурно-инвестиционная компонента повышения эффективности риск-менеджмента в Украине, предложена методика определения его культурных типов, показано состояние и потенциал культурно-инвестиционного фактора в увеличении результативности инвестиционной деятельности ТНК.

Управление инвестиционными рисками в условиях глобализации играет все более значительную роль в эффективном функционировании любых организаций и, прежде всего, транснациональных корпораций, оперирующих огромными материальными и нематериальными активами, мультинациональными финансовыми потоками. Расходы на страхование рисков лишь в 43% случаев позволяют предотвратить банкротство отделений ТНК. Поэтому руководство международных компаний уделяет все больше внимания поиску других нефинансовых инструментов риск-менеджмента, новых моделей принятия инвестиционных решений, развитию персонала инвестиционных подразделений, использованию синергетического эффекта кросс-культурных различий в корпорациях, совершенствованию культуры экономического поведения риск-менеджеров.

При этом особое значение приобретает учет быстрого роста масштабов инвестиционной деятельности ТНК в принимающих странах, поскольку это способствует наращиванию их международной конкурентоспособности. Однако стремление корпораций увеличивать объемы прямых и портфельных инвестиций в страны с нестабильными политическими и экономическими системами наталкивается на опасность потерять эти инвестиции из-за непредсказуемых изменений в законодательстве или невыполнения положений нормативных актов, отсутствия правопреемственности в деятельности органов государственной власти и управления, неожидаемого поведения руководителей зарубежных отделений или местных партнеров.

Следует особо подчеркнуть крах системы оценки рисков в условиях современного глобального финансового кризиса на всех уровнях финансовой архитектуры: от мирового до личностных. Об этом было заявлено в Декларации «Большой девятки», принятой осенью 2008 г. Одной из основных причин этих событий в ней назван тот факт, что «участники рынка не учли надлежащего предыдущего анализа». Высокие оценки «именитых» рейтинговых агентств, которые летом 2008 г., накануне обвала финансовых рынков ведущих западных стран, они дали в скором времени обанкротившимся банкам и финансовым компаниям, так же как и корпоративные модели оценки рисков, уже перестали быть критериями безопасности инвестиций. Для выработки новых инструментов и механизмов управления инвестиционными рисками нужно время, и никто не знает, какое именно.

Сегодня даже те инвесторы, которым удалось сохранить хотя бы часть своих капиталов, не спешат вкладывать их и в наиболее стабильные страны и отрасли бизнеса. Интуиция и психологические инструменты становятся полезнее, чем самые обоснованные оценочные модели, авторы которых в свое время были нобелевскими лауреатами. Об этом, в частности, убедительно свидетельствует громкий крах в сентябре 1998 г. международного хедж-фонда (ХФ)" Long-Term Capital Management", который оперировал капиталом в размере 1,25 трлн. дол. и банкротство которого едва не привело к коллапсу и без того не очень устойчивой на то время мировой финансовой архитектоники. Среди его основателей были два нобелевских лауреата 1997 г. — авторы знаменитой формулы для оценки опционов М. Шоуз и Р. Мертон, а также легендарный трейдер облигациями из компании «Solomon Brothers» Дж. Меривезер и бывший вице-президент правления ФРС США Д. Малинз.

Особую актуальность проблематика инвестиционного риск-менеджмента приобретает для международных корпораций, действующих в Украине и других странах Восточной Европы. Конфликты, возникшие между компанией «Венко Интернешнл Прикерченская» — дочерней компанией «Венко Интернешнл» («Venco International») и Правительством Украины в связи с освоением континентального шельфа Черного моря, а также с прекращением деятельности международной корпорации «Моторола» (США) в составе технопарка «Киевская политехника» вследствие потерь во внедрении инновационных разработок этой компании, убедительно свидетельствуют о низкой эффективности риск-менеджмента в Украине на всех уровнях и необходимости овладения им новой поведенческой парадигмой глобального риск-менеджмента.

1. Поведенческая парадигма глобального риск-менеджмента

Повышение эффективности инвестиционной деятельности транснациональных корпораций в условиях глобального финансово-экономического кризиса требует изменения парадигмы управления международными инвестиционными рисками. Отечественным инвесторам и менеджерам важно учитывать новую, современную поведенческую парадигму международного инвестиционного риск-менеджмента. Ей присущи такие черты, как непредсказуемые решения инвесторов, резкое усиление роли контагиальных (инфекционных) рисков, стадное поведение ключевых международных инвесторов, интуитивное сочетание когнитивной и манипулятивной функций в деятельности ключевых инвесторов, усиление «агентской проблемы» (противоречий между акционерами и высшими менеджерами корпорации), завышенные ожидания синергии международных слияний и поглощений, использование кросс-культурных технологий для преодоления инвестиционно-когнитивного диссонанса и реализации потенциала межкультурных различий участников инвестиционных команд.

Цель деятельности менеджеров по инвестиционным рискам ТНК в контексте новой парадигмы заключается не в поиске страховых гарантов (надежность международных страховых компаний может быть сомнительной, а страховые выплаты становятся все более пассивными при возрастающих премиях и непредсказуемости колебаний валютных курсов), а в предотвращении неизбежных потерь путем развития и обучения соответствующих специалистов, тщательного отслеживания изменений международной среды, надежного прогнозирования делового поведения ключевых международных инвесторов и использования потенциала кросс-культурных различий членов инвестиционных команд в процессе принятия ими управленческих решений. В соответствии с поведенческой парадигмой усложняется и система риск-менеджмента ТНК.

Все сказанное позволяет сделать вывод о целесообразности использования в практике управления ТНК интегрированной модели (системы) управления международными инвестиционными рисками, основные звенья которой показаны на рисунке 1.

Рис. 1. Модель интегрированного международного инвестиционного риск-менеджмента (ИМИРМ) транснациональных корпораций

Как видно из приведенной схемы, интегрированная модель международного инвестиционного риск-менеджмента включает два блока инструментов: финансовые и управленческие. Финансовые инструменты позволяют пересчитывать и минимизировать риски путем использования традиционных и нетрадиционных финансовых инструментов. Управленческие инструменты не менее важны, однако они не обеспечивают возможность пересчитать эти риски и носят упреждающий характер. Использование этих инструментов требует выявления тонких сигналов наступления инвестиционных рисков. Управленческие инструменты также делят на две группы: традиционные функциональные и нетрадиционные поведенческие.

Предложенная модель имеет определенные преимущества над другими рассмотренными подходами к функционированию инвестиционного риск-менеджмента ТНК. Во-первых, состав элементов модели соответствует современной классификации международных инвестиционных рисков. Таким образом, соблюдено основное требование процесса моделирования — принцип изоморфизма. Во-вторых, модель содержит не только звенья риск-менеджмента, но и инструменты в каждом из них. В-третьих, в модели определены взаимосвязи между звеньями. Например, управленческие и поведенческие инструменты риск-менеджмента в равной мере влияют друг на друга. Традиционные финансовые инструменты играют большую роль в риск-менеджменте, чем функциональные, с одной стороны, и нетрадиционные инструменты — с другой. В-четвертых, предложенная модель отражает практику инвестиционного риск-менеджмента транснациональных корпораций.

Современная интегрированная система международного риск-менеджмента ТНК — результат длительной эволюции от финансового типа (принятия инвестиционных решений только с позиций соотношения расходов и прибыльных рисков на основе инвестиционного программирования и самострахования ТНК прибыльных рисков) через конкурентный тип (важной составляющей которого считаются международный конкурентный анализ и связанное с ним деривативное инвестиционное хеджирование глобальных рыночных рисков и использование разнообразных инвестиционных процедур) до современного интеграционного типа, в составе которого используется комплекс инструментов управления международными инвестиционными рисками финансового, валютного, копташального, рыночного, стратегического и кросс-культурного характера. В основе системы управления международными инвестиционными рисками современного интегративного типа лежат не только традиционные финансовые и управленческие инструменты, но и кросс-культурные технологии формирования прозрачных и ответственных отношений между участниками инвестиционных процессов. В последнее десятилетие роль кросс-культурных технологий резко возрастает, и их игнорирование угрожает стабильности мировой финансовой системы.

В условиях инвестиционного глобализма значение поведенческих инструментов риск-менджмента, в частности овладения инвестиционными менеджерами новым типом культуры экономического поведения, закономерно возрастает. Культуры «дронта», «сороки» и «орла», господствовавшие в условиях органичной парадигмы риск-менеджмента, заменяются культурой «совы», которой присущи среднее стремление к риску, глубокое его понимание и высокая этика делового поведения. С учетом закономерности изменения типа культуры инвестиционных менеджеров особый вес приобретает исследование состояния и потенциала культурно-инвестиционного фактора в повышении эффективности риск-менеджмента в Украине, включавшее следующие этапы:

— выбор методики исследования типов культуры риск-менеджеров;

— обоснование объектов исследования;

— проведение опроса работников украинских предприятий — объектов исследования;

— обобщение полученных результатов;

— обоснование направлений повышения эффективности инвестиционного риск-менеджмента в Украине.

2. Методика исследования типов культуры риск-менеджеров

Постановка проблемы типов культуры риск-менеджеров сравнительно нова в управленческих исследованиях. Объясняется это тем, что только в последнее время, в основном в начале третьего тысячелетия, поведение риск-менеджеров, зависящее от их инвестиционной культуры, стало влиять на инвестиционные решения ТНК, а также участников международных фондовых рынков. Существенное влияние на исследование культурных аспектов поведения инвестиционной деятельности (культурно-инвестиционных факторов) оказали злоупотребления высшего менеджмента одной из крупнейших энергетических корпораций мира «Энрон» (США) и международной аудиторской фирмы «Артур Андерсон», что привело к банкротству обеих компаний к 2001 г. и связанным с ним потерям мелких акционеров. Это событие получило громкое название «Энронгейт». Не меньшее влияние оказали банкротства многочисленных Интернет-компаний в 2002 г., подтвердившие высокие риски инвестирования в виртуальный бизнес, получивший название «пузырных инвестиций». Эти и другие события поставили на повестку дня исследователей инвестиционной деятельности, прежде всего ТНК, занимающих господствующую позицию в глобальном инвестировании, вопросы о типологии и влиянии культуры риск-менеджеров на инвестиционные процессы.

Анализ имеющихся публикаций позволяет сделать вывод о крайне ограниченных результатах исследований культурно-инвестиционных факторов инвестиционной деятельности ТНК. Однако, по нашему мнению, в литературе по международному бизнесу можно определить два основных подхода к классификации инвестиционных культур: эмоциональный и аналитический.

2. 1 Эмоциональный подход

Эмоциональный подход заключается в том, что его сторонники выделяют два типа культуры риск-менеджеров: авантюрно-криминальную и этически-взвешенную культуру. Первый тип отражает поведение тех риск-менеджеров, которые стремятся к самым большим прибылям от инвестиционной деятельности для компаний и личному финансовому вознаграждению, несмотря на интересы акционеров и даже в нарушение законов. В конце концов эта культура приводит к отрицательным последствиям инвестиционной деятельности компаний, а риск-менеджеры становятся преступниками. Примером такого подхода является оценка У. Эдвардесом, одним из ведущих исследователей современных инструментов риск-менеджмента, деятельности Н. Лиссона на посту руководителя филиала фьючерсных соглашений сингапурского отделения «Баррингс Банка». Раскрывая предпосылки и закономерность поражения Н. Лиссона, он делает два вывода. Во-первых, поведение Н. Лиссона вытекает из его характера, которому присущи жульничество и стремление к личному чрезмерному обогащению. Во-вторых, в банке «Баррингс», с одной стороны, отсутствовали надлежащие ограничительные и контрольные процедуры, а с другой — позицию М. Лиссона поддерживали высшие менеджеры банка, поскольку это подразделение зарабатывало для компании немалые прибыли. Вполне правомерным стало то, что деятельность Н. Лиссона завершилась громким банкротством банка с 230_летней историей и его арестом, срок которого У. Эдвардес считает слишком малым. Поэтому он небезосновательно иронизирует над его освобождением и публикацией мемуаров под названием «Жулик и торгаш». Авантюрно-криминальной культуре У. Эдвардес противопоставляет этически-взвешенную, для овладения которой он предлагает 50 интересных и чрезвычайно полезных советов, позволяющих снизить инвестиционные риски или даже избежать их.

Такая позиция присуща и многим менеджерам ведущих ТНК. Один из них — Дж. Уэлч, легендарный руководитель XX в., президент корпорации «Дженерал Электрик» (1981−2001 гг.), исследуя условия и последствия «Энронгейта», также констатирует авантюрно-криминальную культуру высших руководителей этой корпорации, а также фирмы «Артур Андерсон». Но предпосылки указанного банкротства он усматривает не в личных качествах менеджеров-жуликов, а в корпоративной культуре указанных компаний, когда задачи отрываются от ценностей.

Исходя из результатов анализа, Дж. Уэлч формулирует свои рекомендации по созданию взвешенной рисковой корпоративной культуры и совершенствованию инвестиционнного законодательства, положительно оценивает принятие в США в 2002 г. известного закона Сайбренса — Оксли. Указанные меры, по его мнению, будут формировать взвешенно-этический тип культуры инвестиционных риск-менеджеров.

Эмоциональный подход к типизации культур риск-менеджеров убедителен по отношению к прошлым событиям, особенно связанным с отрицательными последствиями инвестицонных операций конкретных менеджеров. Однако он не позволяет прогнозировать эти результаты, поскольку не предусматривает процесс определения инвестиционного потенциала данной культуры.

2. 2 Аналитический подход

Аналитический подход базируется на предупреждающей оценке вероятных решений и действий риск-менеджеров определенного типа культуры. Основными инструментами таких оценок являются разнообразные упражнения и тесты. Наиболее конструктивна в этой связи, на наш взгляд, методика Британского института актуариев, в которой обоснованы пять типов культуры по образу известных птиц — страуса, дронта (вымершей птицы), сороки, орла, совы — и по трем признакам: склонности к рискам, глубине их осознания и этичности поведения. Указанные три характеристики для каждого типа культуры приведены в таблице 1. Кроме того, здесь представлены минимальные «образцовые» результаты абсолютной и относительной точности ответов на так называемые критические вопросы культурно-инвестиционного потенциала риск-менеджеров.

Таблица 1. Типы культуры риск-менеджеров

Тип культуры

Стремление к риску

Осознание риска

Этика

Точность ответов (%)

слабое

среднее

сильное

поверхностное

глубокое

абсолютная

относительная

Страус

X

X

нейтральная

10

30

Дронт

X

X

нейтральная

15

40

Сорока

X

X

низкая

15

40

Орел

X

X

нейтральная

30

60

Сова

X

X

высокая

80

90

Методика исследования позволяет учесть также влияние ментальных программ (ментальности) на культурно-инвестицонный потенциал участников обследования. Категория «ментальные программы» была введена в научный оборот пионером сравнительного менеджмента Г. Хофстедем. Она означает такие ценности людей, которые обусловливают их поведение в организации. Определение ментальных программ осуществлялось с помощью теста Ф. Тром-пенаарса в соответствии с предназначением организации. Различия между конкретными видами ментальности (большинства стран ОЭСР, украинской и российской) заключаются в том, что ментальность стран ОЭСР близка к культуре «совы» и означает взвешенное соотношение между рисками и этикой. Российской и украинской ментальности присуща низкая этика, при этом первая основывается на сильном стремлении к рискам, а вторая — на слабом.

Выявление культурно-инвестиционного потенциала респондентов базируется на методологии критических вопросов, разработанной Британским дипломированным институтом актуариев. Ее суть заключается в том, что для количественной оценки уровня этого потенциала отдельного работника и группы в целом разработан ряд критических открытых вопросов, которые могут использоваться для оценки потенциала риск-менеджеров. Эти вопросы неравноценны, поэтому респондентам предлагается выставлять за них баллы, используя шкалу оценок от 1 (самая низкая оценка) до 10 (самая высокая оценка). Нужно не только выставить оценки, но и аргументировать свое решение. Оценки респондентов сравниваются с «образцовыми» ответами, которые были получены указанным институтом в результате обобщения успешной практики ТНК в сфере инвестиционного менеджмента. Затем делаются соответствующие выводы, в частности, определяются уровни абсолютного и относительного качества ответов и их ошибочности.

Итак, критические вопросы следующие:

1. Что Вы думаете об инвестиционных рисках?

2. Считаете ли Вы себя квалифицированным риск-менеджером?

3. Какие методы международного инвестиционного анализа Вы знаете?

4. Какие из них Вы считаете эффективными?

5. Расскажите об инвестиционной проблеме, которую Вы решили, используя творческий подход?

6. Назвали бы Вы себя в целом нелинейно мыслящим риск-менеджером?

7. Какие примеры международного инвестиционного риск-менеджмента, по Вашему мнению, самые интересные?

8. Кого Вы бы выделили среди риск-менеджеров?

На выполнение этого упражнения отводится 30 минут. Конечно, это непростая задача, поскольку отклонение оценок респондента от «образцовых» будет непосредственно влиять на его продвижение по службе. В связи с ограничением времени и волнением успеха в тестировании достичь сложно, нужно мыслить широко, логично и точно.

3. Обоснование объектов исследования

В процессе эмпирического исследования влияния факторов культуры на эффективность международной инвестиционной деятельности важное значение приобретает выбор его конкретных объектов. На первый взгляд, следовало бы выбрать предприятия и организации, являющиеся своеобразным передовым примером такой деятельности в Украине с привлечением иностранных инвестиций путем размещения своих ценных бумаг на зарубежных фондовых рынках. Однако анализ опыта проведения IPO компанией «Феррекспо» на Лондонской фондовой бирже свидетельствует о том, что размер зарубежных заимствований не связан с уровнем инвестиционной культуры. Поэтому целесообразно предложить несколько иные критерии выбора объектов для исследования влияния кросс-культурных факторов на эффективность риск-менеджмента предприятий.

Во-первых, объекты исследований должны быть носителями всех указанных пяти типов культур. Это позволит выявить влияние последних на уровень эффективности риск-менеджмента в компаниях.

Во-вторых, выбранные предприятия должны быть участниками международного бизнеса, результаты которого составляют весомую часть в общих результатах деятельности. Ведь именно участие предприятий в международном бизнесе дает основания для сравнительно объективной оценки отечественного бизнеса с точки зрения его успешности, в том числе и за счет использования корпоративного культурно-инвестиционного потенциала.

В-третьих, следует выявить и сопоставить уровень такого потенциала в рентабельных и убыточных отраслях, например, в черной металлургии и сельском хозяйстве. Как известно, черная металлургия является одной из наиболее прибыльных отраслей и важнейшим источником внешнеэкономических доходов страны, а потому важно определить уровень ее потенциала. Что же касается убыточного сельского хозяйства (свыше 20% убыточности в 1988—2009 гг.), то эта отрасль перспективна, поскольку тормозом в ее дальнейшем развитии является слишком медленное реформирование агропромышленного сектора. Сравнение указанных предприятий позволит выявить влияние отраслевого фактора.

В-четвертых, необходимо определить уровень культурно-инвестиционного потенциала работников транснациональных корпораций, действующих в Украине. Это позволит выявить влияние корпоративных культур международных и отечественных корпораций на уровень инвестиционного потенциала.

В-пятых, целесообразно определить влияние последипломного обучения на уровень культурно-инвестиционного потенциала работников. В связи с этим целесообразно выявить, например, уровень интеллектуального потенциала слушателей утвержденной в 2004 г. специальности магистра 8. 13 «Бизнес-администрирование».

В-шестых, важно сравнить инвестиционный потенциал работников корпораций и органов государственного управления. Ведь от них во многом зависит темп экономических реформ в Украине.

На основе указанных подходов были выбраны такие объекты исследований.

1. Харцизский трубный завод (ХТЗ) (г. Харцизск, Донецкая обл.) — одно из ведущих в Украине предприятий черной металлургии, единственный в СНГ производитель труб большого диаметра (свыше 1400 мм), которые без ограничений поставляются в Российскую Федерацию, другие страны ближнего и дальнего зарубежья. Высокое качество продукции этого завода подтверждено лицензией самого авторитетного в этой отрасли Американского нефтяного института, который существует с 1924 г. Около четверти акций завода принадлежат российскому потребителю труб «Газпрому».

2. Закрытое акционерное общество «Агросоюз» (с. Майское, Новомосковского района, Днепропетровской области). Предприятие с новейшими технологиями сельскохозяйственного производства, которые импортируются из развитых стран и распространяются по всем регионам Украины и России. В этом хозяйстве в 2003 г. с участием зарубежных компаний-партнеров «Джон-Дир» (США) и «Порше» (ФРГ) установлен мировой рекорд производительности посевных работ. Вполне закономерным было проведение на базе этого предприятия 18−23 ноября 2004 г. Международной научно-практической конференции по самовозобновляемому земледелию на основе системного подхода No-Till, который практически не известен в странах Центральной, Восточной Европы и СНГ, хотя широко применяется в западных странах. ЗАО «Агросоюз» в числе основателей имеет немецкую компанию «Хорш» (15%) и дочерние производственные предприятия в Российской Федерации (г. Раменское, Московской области) и в Казахстане (г. Алколь, Акмолинской области).

3. Местные специалисты и руководители низшего звена управления украинских отделений транснациональных корпораций, обучающиеся по программе Британского дипломированного института маркетинга (The Chartered Institute of Marketing (СІМ)). Среди них работники корпораций «Кока-кола», «Проктер энд Гэмбл», аудиторские фирмы «Кей-Пи-Эм-Джи» и «Эрнст энд Янг», корпорации топливной отрасли «Лукойл», «ТНК» и др.

4. Слушатели программы «Магистр делового администрирования» (Международный институт бизнеса (МИБ), Киев). Все слушатели этой программы имеют опыт руководящей работы на предприятиях разных отраслей и форм собственности, в том числе и собственников бизнеса. Учитывая то, что тестирование осуществлялось на выпускных экзаменах, когда слушатели сдавали программные курсы, можно считать, что для них вся проблематика теста была знакомой.

5. Группа руководителей центрального офиса Фонда государственного имущества Украины (ФГИУ) и всех его региональных отделений. С учетом жестких требований к деятельности этих должностных лиц можно считать, что они являются опытными риск-менеджерами.

Более детальная информация по объектам исследования приведена в таблице 2.

Таблица 2. Характеристика респондентов исследования уровня культурно-инвестиционного потенциала менеджеров

Группа

Количество (чел.)

Мужчины/ женщины (%)

Средний возраст

Период

Должность

Ментальность

1

Харцизский трубный завод

25

60/40

39

2003-

2009 гг.

Заместители гендиректора,

начальники финансовых и экономических отделов, цехов

Российская

2

ЗАО

«Агросоюз»

31

70/30

36

2003-

2009 гг.

Вице-президенты, директоры бизнеса, директоры филиалов

Украинская

3

Британский дипломированный институт менеджмента

30

50/50

27

2004-

2009 гг.

Руководители среднего уровня,

отделов экономического направления

Международная

4

Программа «Магистр делового

администрирования"

48

60/40

31

2004-

2009 гг.

Руководители среднего и нижнего уровней

Украинско-российская

5

Фонд государственного имущества Украины

30

50/50

44

2005-

2009 гг.

Начальники департаментов, управлений,

отделов, начальники региональных отделений

Украинско-российская

Всего

164

Как видно из таблицы 2, количество респондентов — 164 чел., которые представляют в основном средний уровень менеджмента. В состав респондентов входят работники двух успешных предприятий, а также слушатели двух учебных программ магистерского уровня по международньгм стандартам, сочетающие обучение с практической деятельностью в разных компаниях и представляющие собой новое поколение менеджеров (средний возраст 25 лет). Руководящий состав ФГИУ представлен старшим и средним поколениями менеджеров, являющихся работниками органов государственного управления. Хотя они и не работают в частном секторе, однако существенно влияют на развитие бизнеса. Кроме того, указанная категория работников может считаться резервом будущих руководителей частных предприятий. Ведь наработанные связи этой категории респондентов рассматриваются собственниками частного бизнеса как весомый актив, позволяющий им делать успешную управленческую карьеру в частном секторе.

Указанный перечень объектов дает возможность оценить уровень инвестиционного риск-менеджмента в целом, выявить различия между данными отраслями, а также факторы, влияющие на эти различия. Конечно, в будущем сфера исследований должна быть расширена и по отраслевому, и по региональному принципам. Целесообразно изучить такие отрасли, как машиностроение, химическая промышленность и др., и с региональной точки зрения сравнить результаты исследований восточных и западных регионов. Однако на данном этапе выборка исследуемых успешных предприятий, на наш взгляд, вполне репрезентативна.

4. Результаты опроса

Результаты исследования приведены. Они получены путем сравнения реальных ответов респондентов с «образцовыми» (правильными).

Таблица 3. Показатели абсолютной компетентности выполнения упражнения по инвестиционному риск-менеджменту

Вопросы

Группа

Средний процент

по вопросу

ХТЗ

«Агросоюз»

СІМ

МИБ

ФГИУ

1

8

0

10

0

21

7,2

2

8

10

20

3

5

8,6

3

0

3

15

0

10

5,1

4

8

39

24

10

16

18,8

5

4

10

15

30

16

17,0

6

4

3

10

10

16

8,9

7

4

10

15

7

21

11,1

8

16

3

10

7

26

11,6

9

28

0

50

43

37

26,7

Средний процент по группе

8,9

8,7

18,8

12,0

14,5

12,7

30

Рис. 2. Вариация показателя абсолютного качества выполнения упражнения по риск-менеджменту

Таблица 4. Показатели относительной компетентности выполнения упражнения по инвестиционному риск-менеджменту

Вопросы

Группа

Средний процент по

вопросу

ХТЗ

«Агросоюз»

СІМ

МИБ

ФГИУ

1

32

23

24

7

47

24,5

2

36

45

40

36

37

38,6

3

8

6

30

4

21

12,9

4

32

77

50

43

37

47,9

5

28

26

66

71

47

50,8

6

8

13

24

18

19

13,7

7

28

48

52

32

63

45,5

8

28

13

33

18

52

27,5

9

40

3

70

61

58

46,4

Средний процент по группе

26,7

28,2

44,3

32,2

42,3

34,7

30

Рис. 3. Вариация показателя относительного качества выполнения упражнения по риск-менеджменту

В таблице 3 подсчеты проводились следующим образом: «образцовая» оценка, например, первого вопроса составляет 6 баллов. Такую оценку из группы ХТЗ получили 2 слушателя из 25, или 8%. Так же определялось абсолютное качество других вопросов. Средняя оценка абсолютного качества для ХТЗ была рассчитана как соотношение общего количества правильных ответов на все вопросы (20) и сумм ответов всех членов группы (25 * 9=225), то есть 20: 225 * 100=8,88%. Так были рассчитаны и другие показатели абсолютного качества.

В таблице 4 расчеты осуществлялись почти так же, как и подсчеты абсолютного качества, с учетом особенностей относительного качества, которое включает не только «образцовую» оценку, но и баллы, граничащие с ней. Например, относительное качество ответа на первый вопрос оценивается в диапазоне 5−7 баллов. Если среди 25 работников ХТЗ 4 респондента выставили оценку 5 баллов, 2 респондента — 6 баллов и 2 респондента — 7 баллов, то всего в определении относительного качества засчитывается 8 оценок (4+2+2), а показатель относительного качества составляет 8: 25 * 100%=32%.

5. Обобщение полученных результатов

Анализ приведенных данных дает возможность сделать немало важных выводов.

Во-первых, относительное качество существенно выше абсолютного, что объясняется сложностью для отечественных специалистов выявления разницы в полезности поставленных вопросов, а также отсутствием опыта выполнения таких упражнений. Поэтому и приблизительные ответы (включающие и смежные с точными) встречаются с большей периодичностью. Вполне понятно, почему процентная оценка относительного качества (34,7%) практически втрое превышает уровень абсолютного (12,7%).

Во-вторых, позиция обследованных компаний одинакова как в абсолютных оценках, так и в относительных. Бесспорным лидером является СІМ, особенно в абсолютных оценках. За ним идут ФГИУ, МИБ, «Агросоюз» и ХТЗ. Лидерство СІМ вполне понятно, поскольку его представителям приходится работать в международных компаниях, придающих большое значение наращиванию личного культурно-инвестиционного потенциала. Указанным категориям опрошенных чаще приходится работать в составе инвестиционных команд. Они заботятся о собственной карьере, овладевают разнообразными методами личного развития, в том числе и в сфере международного инвестиционного менеджмента. Место МИБ также не вызывает особых замечаний как среднее среди опрошенных. Закономерны более низкие показатели ХТЗ и «Агросоюза», поскольку большинство их работников не привлечены как к последипломному обучению, так и к непосредственному участию в инвестиционной деятельности. Однако вторая позиция ФГИУ выглядит неожиданно. Ведь работников этого ведомства можно считать преимущественно обюрократизированными, так как они выполняют требования нормативных актов и не нуждаются в творческих подходах. Но это поверхностное мнение. Дело в том, что работники ФГИУ — опытные и высококвалифицированные специалисты, среди них треть имеют кандидатские степени по экономике, практически все — опыт по руководству предприятиями, в своей деловой жизни им приходилось принимать немало инвестиционных решений. Следовательно, показатели работников ФГИУ превышают результаты слушателей МИБ.

Указанный анализ позволяет сделать вывод о связи ментальносте и уровня культурно-инвестиционного потенциала. Самые высокие показатели присущи представителям международной ментальносте — СІМ. Следующее место занимают представители украинско-российской ментальносте. Этот вывод вполне совпадает с результатами исследований зарубежных авторов относительно деятельности таких корпораций, как «Дженерал Электрик», «Моторола» и др.

В-третьих, результаты исследования показывают подобные отклонения абсолютного и относительного качества ответов на вопросы во всех обследованных компаниях. Наиболее точные относительные ответы касаются, например, вопросов 2,5,7 и 9. Наименее точными оказались ответы на вопросы 3 и 6. Что касается абсолютного качества, то оно выглядит менее четким, однако и здесь наблюдается подобие, в частности, относительно вопросов 9 (за исключением «Агросоюза») и 5, а также относительно наименее точных ответов на вопросы 3, 6 и 8. Это дает основание для выявления влияния украинской ментальносте на позиции отечественных менеджеров в сфере креативного менеджмента.

Прежде всего, следует отметать большую (в 2−3 раза) ошибочность ответов представителей отечественных деловых кругов по сравнению с их зарубежными коллегами. Характерно, что отечественные спиециалисты лучше понимают фундаментальный вопрос 9 и слабо представляют ценность вопросов по технологиям международного инвестиционного менеджмента.

В-четвертых, для каждой группы существуют серьезные разрывы в качестве ответов. Для показателей относительного качества они таковы: ХТЗ — 8−40%; «Агросоюз» — 6−77%; СІМ — 24−70% (разрыв наименьший); МИБ -7−71%; ФГИУ21−63%.

В-пятых, на качество ответов влияют и особенности переходной экономики Украины, что сильнее всего проявилось в лидерских позициях программы СІМ. Это касается не только среднекомандных, но и индивидуальных показателей. Участники команды СІМ показали результаты с отклонением до 30%. У остальных команд эти отклонения составляли свыше 60%. Это объясняется тем, что в отечественных компаниях еще не сложилась культура менеджмента, которая бы способствовала эффективной инвестиционной деятельности. Даже в ЗАО «Агросоюз», новейшие инвестиционные проекты которого известны в Украине и других странах, развитие потенциала происходит за счет усилий ограниченного круга менеджеров высшего и среднего уровней. Специалисты все еще остаются в стороне от этого процесса, хотя в ведущих ТНК именно им принадлежит главная роль в наращивании культурно-инвестиционного потенциала компаний.

В-шестых, исследование позволяет сравнить соотношение между отечественным и транснациональным культурно-инвестиционным компонентами. По показателям как абсолютного, так и относительного качества наивысший культурно-инвестиционный потенциал менеджеров, работающих в украинских ТНК, — у группы СІМ (а это, соответственно, 18,9% и 44,3%), сравним лишь с типом культуры «сороки», то есть их мышление соответствует органичной парадигме международного риск-менеджмента. Что касается представителей других исследованных компаний, то они не отвечают даже органичной парадигме. Поэтому перед отечественными инвестиционными риск-менеджерами стоит немало проблем, которые необходимо решить для повышения качества своего потенциала.

6. Обоснование направлений повышения эффективности инвестиционного риск-менеджмента в Украине

Повышение качества потенциала инвестиционного риск-менеджмента в Украине включает две группы мер: правовые и управленческие. Первая связана с разработкой и принятием соответствующих законодательных актов, а вторая — с изменениями корпоративного управления.

Неотложное совершенствование правовой среды инвестиционной деятельности в Украине должно не только предотвратить случаи типа «Энронгейт», о которых шла речь, но и устранить возможности создания разнообразных финансовых пирамид, опыт которых в Украине широко известен. В этой связи следует вспомнить не только историю с «Элита-центром» в Киеве, создание псевдокредитных союзов в Алчевске, Одессе, Харькове, Киеве и других городах Украины, которые обманным путем привлекали деньги граждан, а затем становились банкротами, практически исключая возврат средств слишком доверчивым отечественным инвесторам. Однако едва ли не самым громким скандалом стало задержание в 2008 г. правоохранительными органами Украины американского мошенника Р. Флетчера, основателя и генерального директора ООО «Глобальная система тренингов», которому удалось ограбить наших соотечественников на 400 млн. дол. с помощью самых совершенных психологических манипуляций и нейролингвистического программирования. Все указанные и другие случаи подобных направлений инвестиционной деятельности в значительной мере стали возможны из-за несовершенного законодательства.

В Закон Украины «Об акционерных обществах», принятый 17 сентября 2008 г., следует внести дополнения, совпадающие с положением закона Сайбренса — Оксли 2002 г. (США). В этом законе целесообразно зафиксировать три жестких требования к компаниям и их высшим руководителям.

6. 1 Ответственность и подотчетность высших руководителей

Речь идет о необходимости удостоверять линейными и финансовыми руководителями высшего уровня точность финансовых документов определенного перечня, более широкого, чем официальные отчеты. От них требуется также срочное раскрытие факта продажи акций или паев компании. Наконец высшим руководителям запрещается продавать свои акции, если это невозможно сделать рядовым работникам компании. Такие требования если и не исключат, то качественно уменьшат возможности для высших менеджеров осуществлять на фондовом рынке операции с ценными бумагами благодаря использованию инсайдерской информации.

6. 2 Ответственность аудиторов

Аудиторским компаниям должно быть запрещено выполнять кроме аудиторских какие-либо другие операции, например консалтинговые. Ведь это — противоречивое сочетание, поскольку наращивание доходов от консалтинговой деятельности рано или поздно будет мотивировать аудиторскую компанию искусственно улучшать, то есть искажать, оценку финансовой отчетности и вводить в заблуждение ее пользователей, прежде всего потенциальных инвесторов. Именно такие факты имели место во взаимоотношениях корпорации «Энрон» и фирмы «Артур Андерсон» в течение 1990−2002 гг. Кроме того, срок аудиторского обслуживания предприятия одной фирмой целесообразно ограничивать пятью годами. И наконец, аудиторские компании не имеют права вносить какие-либо изменения в любые документы, которые предоставляет им клиент, они должны сохранять их в неизменном виде в течение не менее пяти лет после завершения обслуживания клиента.

6. 3 Ответственность компании

Документация компании должна постоянно модифицироваться в направлении усиления прозрачности ее деятельности и объективности полученных результатов. Компании должны раскрывать меры высшего менеджмента по адаптированию документации к новым этическим кодексам, а также обязательств аудиторов осуществлять независимую финансовую экспертизу.

Что же касается направлений совершенствования корпоративного управления в контексте повышения эффективности использования культурно-инвестиционного потенциала риск-менеджеров отечественных предприятий, то они связаны с использованием современных инструментов инвестиционного риск-мненеджмента и овладением алгоритмом разработки этически взвешенных инвестиционных решений. В этой связи полезным может быть алгоритм разработки этически взвешенных инвестиционных решений, используемый риск-менеджерами ведущих ТНК, показанный на рисунке 4.

Рис. 4. Алгоритм разработки этически взвешенных инвестиционных решений

Выводы

По нашему мнению, овладение высшими менеджерами и членами наблюдательных советов описанной техникой принятия инвестиционных решений позволит на порядок снизить уровень рисков у отечественных компаний и приблизить инвестиционную культуру украинских риск-менеджеров к зарубежной ментальности коллег, где господствует культура «совы».

Список источников

1. Панченко Є. Г., Дамаскіна М.В. Міжнародний інвестиційний ризик-менеджмент: крос-кульгурні аспекти. «Інвестиції: практика та досвід» № 16,2008, с. 263−265.

2. Сhоng Y.Y. Investment Risk Management. «Chichester John Wiley & Sons Inc. «, 2004, p. 70−71.

3. Едвардес У. Ключові фінансові інструменти. Пер. с англ. К., «Науковадумка», 2003, с. 167−138.

4. Уэлч Дж. Победитель. Пер. с англ. М., «Хранитель», 2007, с. 31−33.

5. Trompenaars Е, Hampden-Turner С. Riding the Waves of Culture (Understanding cultural diversity in business). London, «Nicholas Brealey», 2006, p. 13.

6. Risk analysis and Management for Projects. London, «Tomas Telford Books», 1998, p. 115−116.

7. Cullen I.B., Parboteeah К. P. Multinational Management: A Strategic Approach. 4a Edition. Mason, OH, Tomason Higher Education, 2008, p. 159.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой