Промышленная революция и ее особенности в странах ранней индустриализации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат

по

Истории экономических учений

ПРОМЫШЛЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ЕЕ ОСОБЕННОСТИ В СТРАНАХ РАННЕЙ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ

План

1. Сущность промышленной революции

2. Промышленная революция в Великобритании

3. Промышленная революция во Франции

4. Промышленная революция в США

5. Промышленная революция в Германии

6. Промышленная революция в Украине

Сущность промышленной революции

Промышленная революция заложила основы современной техногенной цивилизации. Одним из основных отличий между доиндустриальным и индустриальным обществом является сокращение роли сельскохозяйственного производства и подъем вторичного сектора (обрабатывающая промышленность, строительство). Эта структурная трансформация экономики впервые произошла в Англии, и Великобритания по праву стала именоваться «первой индустриальной державой». Данную трансформацию ряд экономистов определяют как «возникновение современной промышленности». Термин «промышленная революция» был впервые использован в 20-х гг. XVIII в. французскими исследователями, которые, подчеркивая важность механизации французской хлопчатобумажной промышленности, происходившей в то время в Нормандии и на севере страны, сравнивали ее с Великой Французской революцией 1789 года. Но распространение термин получил после публикации в 1884 г. «Лекций по промышленной революции в Англии» Арнольда Тойнби. Не все ученые считали, что термин «промышленная революция» адекватно отражает произошедшие изменения. Еще в 1919 г. А. Ашер писал: «Термин овладел умами, и, несмотря на неверное значение, он без сомнения займет свое место в литературе», в связи с чем «его интерпретация становится все более и более необходимой». В 1924 г. Джордж Анвин писал: «когда, оглядываясь назад, мы видим, что „революция“ идет на протяжении двух веков, и что ее подготовительный период составлял еще два столетия, … мы можем усомниться в самом термине» [3, с. 205−207].

Промышленная революция с технической точки зрения представляет переход от ручного труда к механизированному, с организационной — создание вместо мануфактур фабрик, использовавших системы машин. К. Маркс характеризует этот процесс так: «Машина, от которой исходит промышленная революция, заменяет рабочего, действующего одновременно только одним орудием, таким механизмом, который разом оперирует массой одинаковых или однородных орудий и приводится в действие одной двигательной силой, какова бы ни была форма последней» [5, 379]. Известный экономист Д. Хикс сущность промышленной революции определяет следующим образом: «Влияние науки, стимулирующее развитие техники, появление новых источников энергии и ее использование для придания машинам большей точности и надежности при постепенном сокращении их стоимости, что обеспечивает возможность их широкого применения во многих областях» [6, с. 188].

Современный американский экономический историк Р. Камерон отмечает следующие черты промышленной революции: «Во-первых, это масштабы использования механической энергии машин, во-вторых, использование новых источников энергии, и, в-третьих, применение материалов, не существующих в природных условиях» [3, с. 204].

Относительно хронологических рамок периода промышленной революции в Англии также нет единства взглядов. Датировка, приведенная в «Лекциях» Тойнби, — 1760−1820 гг. — была привязана ко времени правления Георга III, о котором Тойнби, был приглашен читать лекции. Некоторые ученые указывали на необходимость определить более длительный период «революции», которая, по их мнению, происходила с 1750 г. по 1850 г., а подчас приводились аргументы против определения какой-либо конечной даты вообще. С другой стороны, Джон Неф, который назвал идею промышленной революции «принципиально ложной», считал, тем не менее, что «беспрецедентное ускорение промышленного прогресса началось не в 1750 г. или 1760 г., а в 1780-х гг. Точка зрения Нефа была поддержана Уолтом Ростоу, он определил 1783−1802 гг. как период «взлета». Известный экономический историк Англии XVIII века Т. Эштон писал: «Изменения затронули не только промышленность, но также социальную и интеллектуальную сферы. Слово «революция» подразумевает внезапность изменений, которая в реальной жизни не является характеристикой экономических процессов. Система человеческих отношений, которую иногда называют капитализмом, стала складываться задолго до 1760 г. и получила свое полное развитие гораздо позднее 1830 г. [3, с. 204]. Наиболее распространенная точка зрения на этот вопрос — это последняя треть XVIII-первая треть XIX века.

Промышленная революция в Великобритании

К середине XVIII века в Великобритании сформировался комплекс экономических и политических условий, позволивший осуществить промышленную революцию. К концу XVII в. Англия лидировала среди европейских стран по уровню производительности сельского хозяйства, в котором было занято лишь около 60% населения. Хотя абсолютная численность сельскохозяйственных рабочих продолжала возрастать вплоть до середины XIX в., их доля в совокупной численности рабочей силы снижалась, составив в начале XIX в. около 36%, а в начале XX в. — уже менее 10%.

Важным условием как улучшения севооборота, так и селекции скота были огораживание и консолидация полей. Растущая производительность английского сельского хозяйства дала возможность прокормить городское население при растущем стандарте питания. В течение столетия с 1660 г. по 1760 г. сельское хозяйство производило «избыточную» продукцию, направлявшуюся на экспорт, прежде чем темпы роста численности населения обогнали темпы роста производительности. Сельское население, более специализированное и ориентированное на рынок, чем крестьянство других европейских стран, являлось также потребителем промышленных продуктов, от сельскохозяйственных орудий до таких потребительских товаров как ткани, оловянная и керамическая посуда.

Развитие сельского хозяйства капиталистического типа было ускорено английской буржуазной революцией. Так в результате законодательных актов 1645, 1647 годов крупные земельные владения превращались в буржуазную собственность, освобожденную от феодальных повинностей. Развитие мануфактурного производства подготовило переход к фабричному производству. Мануфактурное производство способствовало разделению производственных процессов на однотипные повторяющиеся операции, дифференциации применявшихся орудий труда. По мнению К. Маркса, «мануфактурный период развивал первые научные и технические элементы крупной промышленности» [5, с. 383]. Значительные богатства Великобритании приносили ее колонии, это позволяло создавать крупные централизованные мануфактуры.

Важная роль в хозяйственной деятельности принадлежала государству. Экономическая политика государства, основанная на принципах протекционизма, была направлена на стимулирование не только промышленности, но и торговли. Уже в конце XVII в. английская внешняя торговля в расчете на душу населения превышала торговлю всех других стран, кроме Нидерландов, а в Лондоне стала развиваться сложная система организации торговли и финансов, в результате чего Лондон стал составлять конкуренцию Амстердаму. Между 1688 и 1801 гг., в то время как относительная доля сельского хозяйства в национальном доходе упала с 40% до 32,5%, доля горнодобывающей и обрабатывающей промышленности, а также строительства возросла с 21% до 23,6%, относительная доля торговли и транспорта выросла с 12% до 17,5% [3, с. 211].

Перемещение больших количеств объемных грузов с низкой удельной стоимостью, например зерна, из деревни на городские рынки, леса для строительства, угля и руды из шахт и рудников к металлургическим заводам и доменным печам, требовало дешевого и надежного транспорта. До появления железных дорог речные пути являлись самыми экономичными и эффективными транспортными артериями. Своим ранним процветанием и быстрым стартом на пути к созданию современной промышленности Великобритания была во многом обязана своему островному положению, которое не только защищало ее от разрушительных континентальных войн, но предоставляло дешевый транспорт. Потребность в транспорте постоянно росла и на период 1750—1760 гг. пришелся подъем строительства дорог: с 3400 миль в 1750 г. их сеть выросла до 15 000 миль в 1770 г. и достигла длины в 22 000 миль в 1836 г., когда железные дороги стали заменять мощеные дороги и каналы [3, с. 215].

Параллельно в Англии развивалась финансовая сфера. Основание Английского банка, имевшего законодательную монополию на акционерное банковское дело, заставило частных банкиров прекратить выпуск банкнот, но они продолжали принимать вклады, а также осуществлять другие операции. Английский банк не создавал филиалов, а его банкноты, имевшие крупный номинал, не обращались вне Лондона, кроме этого достоинство выпускаемых им золотых монет было слишком высоко, чтобы они могли использоваться для выплаты заработной платы или в розничной торговле, а объем чеканки серебряной и медной монеты был невелик. В результате нехватка разменной монеты привела к тому, что промышленники, купцы и даже трактирщики выпускали расписки и жетоны, которые обслуживали нужды местного денежного обращения. Из этих источников появился институт «местных банков» — банков, расположенных вне Лондона. К 1810 г. таких банков насчитывалось почти 800. Передача финансов королевства в руки парламента, снизила издержки государственных заимствований и освободила капитал для частных инвестиций. Хотя система налогообложения была регрессивной (она возлагала тяжелое бремя на слои населения с низким уровнем дохода), она также способствовала накоплению капитала для инвестиций.

Одной из важнейших предпосылок промышленной революции стало развитие науки. Если в предыдущем периоде открытия носили в основном географический характер, то за этим последовали научные исследования физического мира. Изобретения и открытия того времени стали результатом действия развитой системы образования и подготовки специалистов. Факторами, благоприятно отразившимися на развитии изобретательской мысли были:

— достаточное количество денежных средств, позволявших субсидировать научные исследования;

— образованное общество, положительно воспринимавшее научные исследования;

— экономическая конкуренция со стороны других стран (не случайно первые машины появились в хлопчатобумажной отрасли, необходимо было вытеснить индийскую хлопчатобумажную продукцию, а также продукцию традиционных внутренних отраслей — сукноделия и шерстопрядения) [4, с. 174].

Наука, особенно физика, открыла новые возможности для промышленности. Эта связь промышленности с наукой с течением времени становилась все более очевидной. На пути более ранней реализации этих открытий стояли технические препятствия: как изготовить машину достаточно прочную, чтобы она могла выдержать высокое давление и при этом состояла из движущихся частей. Уже были известны некоторые технические способы, позволявшие частично решить эти проблемы. Были кузнецы-оружейники, имевшие дело с высокими давлениями, а также мастера-часовщики, овладевшие искусством изготовления движущихся частей (хотя и меньших по размеру, чем в паровой машине). Но оставался вопрос, как можно было соединить между собой эти непохожие технологии? Возможно, поэтому паровая машина появилась только в XVIII веке [6, с. 186].

Уже в Средние века некоторые люди стали задумываться о практической возможности использования сил природы. Позже научные достижения, связанные с именами Коперника, Галилея, Декарта и Ньютона, придали силу этим идеям. В Англии влияние Ф. Бэкона, одним из афоризмов которого было выражение «Знание — сила», привело к основанию в 1660 г. королевского общества «для развития знаний о природе».

Итак, можно отметить следующие предпосылки промышленной революции в Великобритании:

— процесс накопления капитала, происходивший благодаря росту производительности в сельском хозяйстве, развитию мануфактур быстрому развитию торговли, эксплуатации колоний;

— рост возможностей для выгодного использования накопленного капитала;

— благоприятные условия для развития науки и использования научных открытий в хозяйственной деятельности.

Сущность промышленной революции заключается в переходе от мануфактуры к машинному производству. В мануфактуре рабочие, отдельные или соединенные в группы, должны выполнять отдельный процесс при помощи ручных орудий. Если рабочий и приурочивается здесь к процессу, то и процесс, в свою очередь, уже заранее приспособлен к рабочему. При машинном производстве этот принцип разделения труда отпадает. К. Маркс видит отличие между мануфактурой и фабрикой в том, что «…принцип фабричной системы состоит в замене… разделения или разложения труда между ремесленниками, разложением процесса на его существенные составные элементы» [5, с. 390].

Изменения в технологии позволили использовать машины и механическую силу для выполнения задач, которые раньше выполнялись менее эффективно с использованием большего количества труда людей и животных, или задач, которые прежде вообще не могли быть выполнены. Ряд механических устройств, таких как колесо, блок, рычаг, были известны со времен Античности; на протяжении нескольких столетий человечество использовало природную энергию для управления парусными кораблями и приведения в движение ветряных и водяных мельниц в простейших промышленных процессах. Большинство исследователей в качестве общей черты, присущей всем странам «ранней индустриализации» называют быструю механизацию, и рост хлопчатобумажной промышленности на протяжении двух последних десятилетий XVIII в. Но еще в XVII в. были сделаны два открытия, значение которых для последующей промышленной революции трудно переоценить. Это процесс выплавки железа с использованием кокса, избавивший черную металлургию от зависимости от древесного угля, и атмосферная паровая машина, дополнившая, а впоследствии заменившая ветряные и водяные мельницы в качестве источника механической энергии. Паровая машина в том виде, как она была изобретена в конце XVII в., в мануфактурный период и просуществовала до начала 80-х годов XVIII в., не вызвала промышленной революции. Наоборот, именно создание рабочих машин сделало необходимой революцию в паровой машине. Рабочую машину К. Маркс определяет как «механизм, который, получив соответственное движение, совершает своими орудиями те самые операции, которые раньше рабочий совершал подобными же орудиями» [5, с. 386].

В 1709 г. Абрахам Дерби, кузнец из Коалбрукдейла в Шропшире, обработал каменный уголь тем же путем, которым другие плавильщики получали древесный уголь из древесины, и, удалив примеси, получил почти чистый углерод, который использовал как топливо в доменной печи для выплавки чугуна. Инновация распространялась медленно: еще в 1750 г. только около 5% британского чугуна производилось с использованием кокса. Но продолжавшийся рост стоимости древесного угля после 1750 г. и введение Генри Кортом пудлингования и прокатки в 1783—1784 гг., покончил с зависимостью черной металлургии от древесного угля.

Металлурги достигали значительной экономии на масштабах производства путем объединения всех операций на одном предприятии, расположенном поблизости от места добычи угля, в связи с чем и общий выпуск железа, и доля железа, произведенного с помощью каменного угля, возросли. К концу столетия производство железа превысило 200 тыс. тонн (практически все оно выплавлялось с использованием кокса), а Великобритания стала нетто-экспортером железа и железных изделий.

Энергия пара была впервые использована в горнодобывающей промышленности. По мере роста спроса на уголь и металлы интенсифицировались попытки их добычи из более глубоких шахт. Были разработаны устройства для откачки воды из шахт, но затопление оставалось основным препятствием для дальнейшего роста добычи. В 1698 г. военный инженер Томас Сэвери получил патент на паровой насос. Это устройство имело ряд недостатков, главный из них — взрывоопасность. Томас Ньюкомен в 1712 г. построил свой паровой насос для угольной шахты в Стаффордшире. Машина Ньюкомена уже не имела недостатков предыдущей конструкции, но была громоздкой и имела большой расход топлива. Тем не менее, к концу столетия несколько сотен таких машин было установлено в Великобритании, а несколько — и континенте. В 1760-х гг. Джеймса Уатта, мастера по изготовлению математических инструментов в университете Глазго, попросили починить модель машины Ньюкомена, использовавшуюся в качестве наглядного пособия в курсе естественной философии. Заинтересовавшись проблемой, Уатт начал экспериментировать с машиной и в 1769 г. получил патент на устройство для охлаждения пара — конденсатора, которое устраняло необходимость в попеременном нагревании и охлаждении цилиндра. Уатт вступил в партнерство с предпринимателем Мэттью Боултоном, который обеспечил Уатту время и возможности для дальнейших опытов. В 1774 г. Джон Уилкинсон, хозяин металлообрабатывающего производства, запатентовал новый сверлильный станок для изготовления стволов пушек, который также подходил для изготовления паровых цилиндров. В 1775 г. Уатт получил продление своего патента на 25 лет, и фирма Боултона и Уатта начала коммерческое производство паровых машин. Одним из первых покупателей стал Джон Уилкинсон, который использовал машину для подачи воздуха в доменную печь. Большинство двигателей Боултона и Уатта использовались для приведения в движение насосов в шахтах и рудниках. Но Уатт сделал и ряд усовершенствований, среди которых были регулятор скорости машины и устройство для преобразования возвратно-поступательного движения поршня во вращательное. Последнее усовершенствование сделало возможным применение парового двигателя в новых сферах, таких как размол зерна и прядение хлопка. Первая прядильная машина, приводимая в движение паровым двигателем, начала работу в 1785 г. 3, с. 217−219].

Текстильная промышленность уже имела господствующие позиции в доиндустриальный период английской экономики, опираясь на раздаточную систему. Производство хлопчатобумажных тканей было относительно новой отраслью промышленности в Великобритании. Начатое в Ланкашире в XVII-начале XVIII вв. оно получило импульс к развитию благодаря Ситцевому закону. Сначала это производство опиралось на методы ручного труда. Так как хлопчатобумажное производство было новой отраслью, оно в меньшей степени, чем другие отрасли, регулировалось законодательством, цеховыми правилами и традиционной практикой, которые препятствовали технологическим изменениям. Попытки создания трудосберегающих машин для прядения и ткачества предпринимались еще в 1730 гг. В 1733 г. ланкаширский механик Джон Кей изобрел самолетный челнок, который позволял одному ткачу делать работу двоих, тем самым, увеличив спрос на пряжу. В 1760 г. Общество поощрения искусств и промышленности предложило награду за разработку эффективной прядильной машины. В 1764 г. Джеймс Харгривс создал механическую прялку «Дженни», а в 1770 году запатентовал свое изобретение. «Дженни» была относительно простой машиной; она представляла собой модернизированное прядильное колесо с рядом из нескольких веретен вместо одного. Она не требовала механической энергии и могла работать непосредственно в доме прядильщика, но позволяла одному человеку делать работу нескольких.

Важное значение имела прядильная ватер-машина, запатентованная в 1769 г. Ричардом Аркрайтом. Из-за того, что ватер-машина приводилась в движение силой воды и была громоздкой, ее использование предполагало переход к фабричной системе производства. Фабрики строились чаще всего рядом с рекой в сельской местности, поэтому внедрение ватер-машины не привело к концентрации рабочих в городах. А поскольку машины приводились в движение силой воды, на первых фабриках было занято мало мужчин, которые выполняли в основном квалифицированную работу, в то время как основную рабочую силу составляли женщины и дети, труд которых был более дешевым.

Самым важным из изобретений в прядении была мюль-машина Сэмюэля Кромптона, названная так из-за совмещения в ней элементов «Дженни» и ватер-машины. Усовершенствованная в 1774—1779 гг. мюль-машина (буквальный перевод — машина-мул) могла прясть более тонкую и прочную пряжу, чем какая-либо другая машина или ручная прялка. После того, как в 1790 г. она была адаптирована для использования паровой энергии, мюль-машина заняла ведущее место в изготовлении хлопчатобумажной пряжи. Как и ватер-машина, она позволяла в больших масштабах использовать труд женщин и детей, но, в отличие от ватер-машины, она способствовала размещению крупных фабрик в городах, где имелись в наличии дешевый уголь и большое число потенциальных рабочих. Так, Манчестер, в котором в 1782 г. было только 2 хлопчатобумажные фабрики, через 20 лет имел уже 52 фабрики.

Новые прядильные машины изменили соотношение спроса на пряжу с ее предложением и привели к попыткам решения проблем механического ткачества. В 1785 г. Эдмунд Картрайт получил патент на изобретение механического ткацкого станка. Прогресс механического ткачества тормозился рядом практических трудностей, и только в 1820 г., когда инженерная фирма «Шарп и Робертс» в Манчестере построила улучшенный ткацкий станок, механическое ткачество стало в массовом порядке замещать ручное.

Технические инновации сопровождались быстрым ростом спроса на хлопок. Основные поставщики хлопка — Индия и Ливан не могли удовлетворять возросший спрос, и выращивание хлопка началось на американском Юге, но высокие издержки ручного отделения семян от волокна сдерживали рост производства хлопка, до тех пор, пока в 1793 году Эли Уитни не изобрел хлопкоочистительную машину — механический джин. В результате южные штаты стали основным поставщиком сырья для отрасли. В 1860 г. Великобритания импортировала более 500 тыс. тонн хлопка-сырца.

Благодаря снижению издержек производства в хлопчатобумажной промышленности и росту его объемов значительная доля выпуска экспортировалась. К 1803 г. стоимость хлопчатобумажного экспорта превзошла стоимость экспорта шерстяных тканей; половина всей продукции хлопчатобумажной промышленности — как пряжи, так и тканей — шла на внешние рынки.

Падение цены хлопчатобумажных изделий повлияло на спрос на шерстяную и льняную ткань и послужило стимулом для технических инноваций в этих отраслях. В отличие от хлопчатобумажной промышленности, их развитие сдерживалось традицией и регулированием, инновации в этих отраслях начались после 1800 г.

Технические изменения в текстильной промышленности и черной металлургии, а также изобретение парового двигателя были основой промышленной революции, но внедрение машин не ограничивалось этими отраслями.

Генри Модсли (1771−1831 гг.), усовершенствовал токарный станок, который сделал возможным производство точных металлических деталей. Появление в Англии тонкого китайского фарфора привело к моде на фарфор среди богатых людей, кроме того, фарфор стал образцом для изготовления более простой посуды. Наиболее прогрессивные производители посуды начали использовать паровые двигатели для размола и смешивания сырья. Быстрое развитие получила химическая промышленность, что было связано с исследованиями французского химика Антуана Лавуазье и его учеников. Не в меньшей степени на это повлияли опыты и эксперименты производителей мыла, бумаги, стекла, красок и текстиля, пытавшихся преодолеть дефицит сырья. Возможно, в XVIII в. химики не в меньшей степени учились у промышленников, чем последние — у самих химиков. В 1746 г. Джон Ройбак, промышленник, изучавший химию, изобрел экономичный производственный процесс с использованием свинцовых камер и в партнерстве с другим предпринимателем, Сэмюэлем Гарбеттом, начал ее производство в коммерческих масштабах. Серная кислота стала использоваться для отбеливания тканей в текстильной промышленности. Она, в свою очередь, была заменена хлором и его производными, которые были открыты французским химиком Клодом Бертолле в 1790 г. Но к тому времени серная кислота нашла и другое применение в промышленности. Еще одной группой химикатов, широко использовавшихся в промышленных процессах, были щелочи, особенно каустическая сода и поташ. Николя Леблан, в 1791 г. изобрел процесс производства щелочи из хлорида натрия, т. е. поваренной соли. Эта «искусственная сода» применялась в производстве мыла, стекла, бумаги, красок, посуды, а в качестве побочного продукта ее изготовления получалась соляная кислота.

Развитие угольной промышленности также стимулировало появление в Великобритании первых железных дорог. В 60-х гг. XVIII в. в некоторых забоях под землей использоваться пони, которые вскоре стали тянуть колесные тележки по металлическим пластинам, а впоследствии по железным рельсам. В крупных угледобывающих районах в устье реки Тайн вблизи Ньюкасла и в Южном Уэльсе на склонах рек и морских берегов к причалам прокладывались рельсы от шахт, по которым тележки с углем скатывались под собственной тяжестью. Назад они возвращались лошадьми, а в начале XIX в. — стационарными паровыми двигателями, которые втаскивали пустые тележки наверх на канатах. Ко времени появления первого локомотива Великобритания уже имела несколько сотен миль железных дорог.

Появление парового локомотива явилось результатом эволюционного процесса. Д. Уатт был противником развития локомотивов в силу их потенциальной опасности и до тех пор, пока его патент на устройство для охлаждения пара был в силе (до 1800 г.), развитие в этой области было остановлено. Первый локомотив был создан в 1801 году Ричардом Тревизиком, но этот локомотив не был экономичен, поскольку дороги не могли вынести его веса. Дальнейшим совершенствованием локомотива занимались многие инженеры, но наибольший вклад внес Джордж Стефенсон и на открытии железной дороги Стоктон-Дарлингтон в 1825 году вел паровоз собственной конструкции. Первая в мире грузовая железная дорога Ливерпуль-Манчестер начала работать в 1830 г. Впоследствии строительство железных дорог вышло за пределы Англии, английские подрядчики не только строили железные дорог в других странах, но и финансировали их займами из Лондона.

Итак, непосредственной технической основой крупной промышленности была мануфактура. Она производила машины, при помощи которых крупная промышленность устраняла ремесленное и мануфактурное производство. Следовательно, машинное производство первоначально возникло на не соответствующем ему материальном базисе. С течением времени опора на старые ремесла уменьшилась. Первое поколение машин было изготовлено вручную с некоторым использованием силы падающей воды. Эти машины были очень дороги из-за нехватки высококвалифицированных мастеров, необходимых для их изготовления, и не очень надежны по причине все той же зависимости их качества от человеческого фактора. Стоимость машин снизилась, а надежность повысилась во втором поколении, когда их стали изготавливать уже при помощи машин. «Станки позволяют обрабатывать металлические предметы большого размера и придавать им форму с точностью, недостижимой при ручном изготовлении. Более того, высокая скорость машинной обработки делает коммерчески практичными процессы, которые при работе вручную, даже если это возможно с механической точки зрения, неэкономичны… Изобретение и совершенствование станков было существенной частью промышленной революции» [6, с. 187].

В результате промышленной революции, продолжавшейся с 60-х годов XVIII в. по 30-е годы XIX в., Великобритания превратилась не просто в индустриальную страну, но и в лидера мировой экономики. Изменилась отраслевая структура английской экономики. Количество занятых в промышленности превысило количество занятых в сельском хозяйстве. Процесс концентрации и централизации привел к созданию крупных промышленных предприятий, с числом работников более 10 тысяч. Наиболее быстрыми темпами развивались отрасли тяжелой промышленности.

Промышленное производство обеспечило выпуск конкурентоспособной продукции, объем которой превышал потребности внутреннего рынка. В таких условиях торговая политика, основанная на принципах протекционизма, перестала отвечать потребностям английской экономики. И в 20-е годы XIX в. начался переход к политике свободной торговли.

Последствием промышленной революции стала внутренняя миграция, изменившая географическое распределение населения. В начале XVIII в. большинство населения Англии проживало к югу от реки Трент, причем основная масса его приходилась на 12 графств в юго-восточной части страны. К началу XIX в. наиболее плотно населенным регионом за границами лондонского столичного округа был Ланкашир, за ним следовали Уэст-Ридинг в Йоркшире и 4 графства, на территориях которых были расположены угольные месторождения запада центральной Англии. Интенсифицировался процесс урбанизации. Если в 1700 г. Лондон проживало полмиллиона человек, и ни один другой британский город не имел населения свыше 30 тыс. человек, то во время первой переписи населения в 1801 г. Лондон имел более 1 млн. жителей, а в Ливерпуле, Манчестере, Бристоле, Глазго и Эдинбурге численность населения превышала 70 тыс. человек и продолжала быстро расти. Перепись 1851 г. зафиксировала, что более половины населения страны является городским.

Развитие железнодорожного транспорта и судоходства усилили эмиграцию. Значительное число переселенцев отправилось в Австралию, Новую Зеландию, Канаду; претерпела модификацию социальная структура общества: сформировалась новая общественная элита — промышленники, предприниматели банкиры, а также продолжался процесс формирования класса промышленных рабочих.

Именно в результате промышленной революции активизировался процесс вытеснения машинами живого труда. Д. Хикс приводит пример, относящийся к началу XIX в.: станки для производства канатных корабельных блоков Модсли, внедренные в 1801 г. на Портсмутских верфях, «позволили 10 неквалифицированным рабочим заменить 110 квалифицированных» [6, с. 190]. Неудивительно, что появились луддиты, целью которых была порча машин. Был принят ряд законов, предусматривавших наказание за предумышленное разрушение машин. Промышленная революция значительно расширила набор капитальных благ, в которые осуществляются инвестиции, до начала промышленной революции основными капитальными благами были здания и транспорт (в основном суда). Еще одним последствием промышленной революции стало проявление циклического характера развития индустриальной экономики. Определенные спады в экономическом развитии наблюдались в 1815—1816 и в 1819 годах. Но в 1825 году начался экономический кризис, охвативший почти все отрасли английской экономики. Великобритания первой осуществила промышленную революцию и превратилась в наиболее развитую страну мира. Промышленная революция в других странах имела свои особенности.

3. Промышленная революция во Франции

Отличительной чертой французской экономики XIX в. были низкие темпы прироста численности населения. Еще одна черта французской экономики — это ресурсная обеспеченность. Британская, а впоследствии американская и немецкая модели индустриализации основывались на изобилии запасов каменного угля. Франция имела гораздо меньшие его запасы; характер самих залежей делал добычу более дорогостоящей. Эти обстоятельства оказали влияние на другие использующие уголь отрасли. В области технологии Франция не была отстающей страной. Французским ученым, изобретателям принадлежало лидерство в нескольких отраслях, включая гидроэнергетику (строительство турбин и т. д.), химию.

В конце XVIII века во Франции насчитывалось 26 млн. человек, из которых только 2 млн. проживали в городах. Основу экономики составляло сельское хозяйство, на долю которого приходилось 75% национального дохода. Около 90% крестьян были лично свободными, но, тем не менее, в стране сохранялись феодальные отношения, тормозившие экономическое развитие. Феодальные отношения смогла устранить только революция 1789−94 гг. Были проведены социально-экономические реформы, направленные на обеспечение свободы промышленного предпринимательства, торговли. В 1791 г. была ликвидирована цеховая организация производства, продекларирована свобода торговли. В 1793 г. был издан Декрет в соответствии, с которым без выкупа отменялись все феодальные повинности, а все документы, закрепляющие феодальные права, подлежали уничтожению. В том же году был принят Декрет о продаже земель эмигрантов. Землю продавали небольшими наделами, в результате чего к началу XIX в. во Франции начали преобладать мелкие крестьянские хозяйства, имевшие низкую товарность: они мало покупали и мало продавали. Такие хозяйства ограничивали рост внутреннего рынка и процесс урбанизации.

Благоприятные условия для промышленной революции были созданы в период консульства и империи (1799−1815). Континентальная блокада, преследовавшая цель подорвать экономическую и военную мощь Великобритании, первоначально способствовала промышленному подъему. Появились большие механизированные хлопчатобумажные и шерстяные предприятия. Но эти предприятия требовали импортного сырья, а следствием Континентальной блокады стало нарушение торговых связей, поэтому отрасли, требовавшие импортного сырья, не могли развиваться. Внедрение машин в промышленность осуществлялось невысокими темпами, паровые машины не получили широкого распространения, преобладали гидравлические станки. Несмотря на увеличение числа централизованных мануфактур и фабрик, доминировала домашняя промышленность в виде раздаточной мануфактуры. Механизация ткацкой отрасли началась в 1803 г., объем производства тканей возрос по сравнению с дореволюционным в 4 раза. В 1805 г. появился станок Жаккарда для изготовления узорчатых шелковых тканей. В 1810 г. Ф. Жерар изобрел льнопрядильную машину. Текстильная отрасль занимала ведущее место среди отраслей добывающей промышленности. И тем не менее ремесленные и мануфактурные предприятия количественно преобладали. Одно из объяснений этого явления состоит в том, что значительное место во французской промышленности принадлежало изготовлению предметов роскоши, которое базировалось на ручном труде высококвалифицированных мастеров. Такой труд в тот период еще не могли заменить машины.

В металлургическом производстве началась плавка чугуна с использованием каменного угля, а через семь лет треть всего металла изготавливалась таким способом. Преобразования в промышленности интенсифицировались в 20−40-годы. Добыча каменного угля, составлявшая в 1816—1820 гг. в среднем менее 1 млн. тонн, возросла до 5 млн. тонн в 1847 г., а потребление угля росло даже еще более быстрыми темпами. Черная металлургия освоила процесс пудлингования и начала переход к коксовой плавке. К середине века более ста коксовых печей производили больше чугуна, чем 350 печей, работавших на древесном угле. Были заложены основы машиностроительного производства; к середине века стоимостной объем экспорта машин и оборудования превысил стоимость их импорта более чем в 3 раза. Новые машины внедрялись в текстильной промышленности, особенно в отраслях по производству шерстяных и хлопчатобумажных тканей, которые были крупнейшими потребителями паровых машин и другого механического оборудования, а также использовали наибольшее количество наемной рабочей силы и производили наибольший объем добавленной стоимости. Потребление хлопка-сырца выросло за период 1815—1845 гг. в пять раз, а импорт сырой шерсти (дополнявший внутреннее ее производство) увеличился в шесть раз с 1830 г. Если в 1812 г. в стране был только один завод по производству свекловичного сахара, то в 1827 г. их было уже более ста. Химическое, стекольное, фарфоровое и бумажное производства, которые также быстро росли, оставались лидирующими по разнообразию и качеству своей продукции. В этот период во Франции появились новые отрасли: газовое освещение, изготовление спичек, фотография, гальванотехника, производство вулканизированной резины. Развитие транспорта и коммуникаций, включая расширение сети каналов, паровое судоходство, первые железные дороги и внедрение электрического телеграфа, способствовало росту как внутренней, так и внешней торговли. Внешнеторговый оборот возрастал с 1815 г. по 1847 г. в среднем на 4,5% ежегодно. Франция в этот период имела активное сальдо торгового баланса, что обеспечивало ей ресурсы для осуществления крупных иностранных инвестиций.

Политический и экономический кризисы 1848−1851 гг. внесли сбой в ритм экономического развития страны. Кризисное состояние как государственных, так и частных финансов парализовало строительство железных дорог и осуществление других инфраструктурных проектов. Добыча угля сократилась на 20%. Производство железа снижалось менее резко, однако в 1850 г. оно составляло менее 70% от показателя 1847 г. После государственного переворота 1851 г. и провозглашения через год Второй империи темпы экономического роста во Франции вновь возросли. Они немного замедлились после некоторого спада в 1857 г., но экономические реформы 1860-х гг., особенно соглашения о свободной торговле и либеральные законы о создании акционерных обществ 1863 г. и 1867 г. также можно рассматривать как факторы экономического роста. Несмотря на поражение в войне 1870−1871 гг. темпы послевоенного восстановления французской экономики были высоки. Она меньше пострадала от депрессии 1873 г., чем экономики других индустриализирующихся стран, и гораздо быстрее оправилась от кризиса.

4. Промышленная революция в США

Особенностью промышленной революции в США является ее переселенческий характер, то есть перенесение на новые земли сложившихся в метрополии форм хозяйственной деятельности.

Развитие американской экономики до конца XVIII в. находилось под воздействием экономической политики, которую Великобритания проводила в отношении своей колонии. Великобритании было выгодно рассматривать южноамериканские колонии как сырьевую базу и рынок сбыта для своих промышленных товаров.

Промышленная революция началась после окончания войны за независимость (1775−1783), которая не только освободила колонии и положила начало формированию независимого государства, но и продекларировала буржуазные свободы, сохранив при этом рабство негров. Правительство содействовало территориальной экспансии, сопровождавшейся экономическим освоением новых владений. На основе заключения неравноправных договоров, торговых сделок, прямого военного насилия в состав нового государства вошли районы Старого Северо-Запада, Луизиана, Флорида, Техас, Новая Мексика, Верхняя Калифорния, Орегон. За период с 1776 по 1853 г. территория США увеличилась в восемь раз [2, с. 185].

Активизировалась колонизация западных земель. Основной поток переселенцев шел из северных штатов. На Запад перемещались лишенные земельных участков фермеры с Юга, а также плантаторы в поисках плодородных земель. Значительную роль в хозяйственном освоении этих территорий сыграла иммиграция. В 1789—1812 гг. в США прибыло 250 тыс. человек. С 1842 г. в страну в среднем в год приезжало до 100 тыс. переселенцев.

Новые штаты Запада специализировались на высокоинтенсивном животноводстве и зерновом производстве. Из Англии были вывезены улучшенные породы рогатого скота, из Испании — длинношерстные овцы. Производители сельскохозяйственных продуктов из северо-восточных штатов, не располагавшие крупными участками, не выдерживали конкуренции с колонистами Северо-Запада, поставлявшими дешевые качественные зерновые и мясные товары. Это обусловило необходимость перехода данного региона от экстенсивного хозяйства к интенсивному с ориентацией на производство молочной продукции, выращивание овощей, промышленное садоводство. Сельское хозяйство Северо-Востока приспосабливалось к потребностям быстрорастущих индустриальных центров. Быстрому процессу отраслевой специализации районов способствовало строительство железнодорожной транспортной сети. Изменения отраслевой специализации затронули и южные штаты. В колониальный период на юге в основном производили табак, рис, индиго. К концу XVIII в. табачные плантации стали нерентабельны, так как подобный способ эксплуатации земель в Виржинии привел к их истощению, выращивание риса сократилось из-за потери английских рынков сбыта. В то же время в Европе, в первую очередь в Англии, а также в самих США возрос спрос на хлопок. Таким образом, в начале XIX в. сельское хозяйство США развивалось быстрыми темпами, но если на Севере преобладали свободные фермерские хозяйства, то аграрная экономика Юга базировалось на массовом применении труда рабов-негров, для южных штатов это был период расцвета плантаторской рабовладельческой системы.

Возраставшее сельскохозяйственное производство обеспечивало потребности в продовольствии промышленных центров. По мере роста доходов фермеры повышали спрос на промышленные изделия производственного и потребительского назначения, что стимулировало развитие индустриального Северо-Востока. Зарождавшаяся промышленность испытывала недостаток рабочей силы. Процесс колонизации Запада привел к оттоку населения с других территорий и усилил тем самым дефицит рабочих рук. Высокий спрос на рабочую силу обусловил ее высокую стоимость, что вызвало необходимость замены живого труда машинами. Дороговизна рабочей силы стимулировала изобретательство, ввоз из других стран машин и оборудования. Технические предпосылки фабричного производства США были в основном созданы промышленным переворотом в Англии. Но и в США появились собственные изобретения, чему способствовала законодательная база: в 1790 г. был издан Закон о патентах, дававший изобретателям 14-летнюю монополию на использование своих изобретений.

Финансовую основу возникновения фабричной промышленности составили, во-первых, прибыль торговой буржуазии; во-вторых, поступления от спекулятивной деятельности буржуазии, плантаторов во время войны за независимость; в-третьих, доходы фермерских хозяйств. Благоприятные условия для промышленной революции сформировались, и благодаря воздействию внешних факторов. Разрыв экономических связей с метрополией в период войны за независимость облегчил сбыт изделий американской промышленности. Европейские войны (1792−1815) стимулировали внешнюю торговлю США и приносили значительные прибыли, внешняя торговля США велась в основном с помощью судов отечественного производства.

Промышленная революция в США началась в текстильном производстве. Первые машины появились в хлопкопрядении еще в конце XVIII в. Эта отрасль хлопчатобумажной промышленности сразу создавалась на машинной основе, минуя стадию ручного труда. Одной из наиболее известных была фабрика, организованная в 1790 г. приехавшим из Англии рабочим-текстильщиком Слейтером. Он вошел в историю как «отец» американской промышленности.

После англо-американских войн 1812−1815 гг. начался подъем национальной промышленности. Ему способствовали: переориентация инвестиций из сфер торговли и мореплавания в промышленность и протекционистская политика правительства. Введение в 1816 г. нового таможенного тарифа, установившего высокие пошлины на импортные промышленные товары (прежде всего на ткани) их повышение в последующие годы защищали американскую промышленность от иностранной конкуренции. Наиболее быстро развивалось хлопчатобумажное производство. В 1818 г. Лоуэлл построил фабрику, на которой впервые в мировой практике были установлены прядильные и ткацкие машины, что позволило связать в единый производственный цикл обработку сырья и выпуск готовой продукции. Механизация ткачества в 20-е годы XIX в. привела к вытеснению кустарного сектора. Главным рынком сбыта хлопчатобумажных тканей стал Запад. По уровню механизации ткачества северо-восточные штаты в 30-е годы превзошли Англию. Внедрение машин в шерстяное производство происходило медленнее. Существовавшие в нем централизованные мануфактуры постепенно перерастали в фабрики, число которых только за 1819−1815 гг. увеличилось с 14 до 102. Промышленная революция затронула также пищевую, обувную, швейную отрасли. В 1841 году была изобретена швейная машина, в 1846 году машина для изготовления обуви. В США началось активное строительство каналов и железных дорог. В 1817—1825 годах велось строительство самого крупного канала, соединившего район Великих Озер с Атлантическим океаном. Почти одновременно с сооружением каналов велось строительство шоссейных и железных дорог. Первая железнодорожная линия была проложена между Балтимором и Огайо в 1828—1830 гг. До начала 40-х годов железные дороги рассматривались как вспомогательные пути сообщения к каналам. В 40−60-е годы железнодорожное строительство вступило в полосу бурного развития. Компании, занимавшиеся строительством железных дорог, получали от государства бесплатно землю, лес, строительные материалы, денежные субсидии. Этот вид предпринимательской деятельности приносил высокие прибыли и рассматривался как выгодная отрасль для вложения капитала. В 1851—1857 гг. инвестиции в железнодорожное строительство составили около 1 млрд долл. Темпы железнодорожного строительства в США были самыми высокими в мире. Развитие транспорта стимулировало рост производства в металлургической, угольной, машиностроительной, судостроительной, лесной отраслях. Одной из особенностей железнодорожного транспорта в США являлось использование дров в качестве топлива для паровозов вплоть до 1860 г. Промышленный переворот в черной металлургии США произошел позднее, но в более сжатые сроки и в обратной последовательности. Сначала произошло внедрение прокатного производства, а впоследствии переход выплавки чугуна на минеральное топливо. Основы современной металлургической промышленности были заложены в 1816 г. созданием небольших прокатных сталеплавильных заводов около Питсбурга. Первая домна, работавшая на каменном угле, появилась в 1837 г. Переход на новые методы выплавки сдерживался тем, что в стране было много леса, выплавка чугуна на древесном угле давала более качественный металл.

В США в середине XIX в. основным минеральным топливом для металлургии стал антрацит, залежи которого были на востоке Пенсильвании. Применение антрацита в доменных печах и при пудлинговании с 40-х годов вызвало скачок в развитии угольной промышленности США.

Первый завод по производству паровых машин был построен в 1803 г. в Филадельфии. В 1826 г. была создана «Порт-Ричмонд компани», производящая паровые машины и оборудование. С 1830 г. в США началось производство паровозов. Важной отраслью тяжелой индустрии стало сельскохозяйственное машиностроение. Особенно активно оно развивалось с 40-х годов XIX в. Основной предпосылкой этого являлся подъем свободного фермерского хозяйства. Широкое развитие получили отрасли машиностроения, выпускавшие машины и оборудование предприятий, производящих предметы потребления. Продукция американских фабрик швейных машин Зингера, Баккера, Уиллера и др. пользовалась спросом во многих странах мира.

Быстрыми темпами в первой половине XIX в. развивалось судостроение. Особенностью промышленного переворота в США являлся длительный переход к паровой энергии. Паровая машина впервые стала использоваться еще в конце XVIII в. для откачки воды в деревообрабатывающей промышленности. Но до 40-х годов XIX в. в промышленности в качестве основной двигательной силы использовалась энергия воды из-за большого количества рек в стране. Использование энергии воды обходилось в четыре раза дешевле, чем применение паровых двигателей. Техническое перевооружение промышленности и транспорта увеличивало спрос на различного рода машины, что, в свою очередь, стимулировало изобретательство. Только за 1840−1850 гг. было выдано 6489 патентов. Эли Уитни стал изобретателем хлопкоочистительной машины (1793), которая обеспечила хлопчатобумажное производство дешевым сырьем. В 1807 г. был осуществлен спуск на воду первого парохода «Клермонт», изобретенного Фултоном. Другими крупными американскими изобретениями первой половины XIX в. были телеграф (1832), паровой молот (1842) вулканизация каучука (1844), ротационная типографская машина (1846), турбина (1849), электровоз (1851).

Уже в начале XIX в. главным фактором экономического роста страны (в среднем от 0,8 до 1,1% в год) стали внедрения достижений НТП в производство. К началу 60-х годов XIX в. фабричное производство утвердилось в основных отраслях американской индустрии. В самых молодых штатах, где промышленность только зарождалась, даже мелкие мастерские с несколькими рабочими нередко имели паровой двигатель. На новых заселяемых землях мануфактурная стадия в развитии промышленности сокращалась или отсутствовала вообще. Крупное заводское машиностроение появилось на северо-востоке в 60-е годы, что свидетельствовало о вступлении промышленной революции в завершающую стадию. Строились крупные заводы, оборудованные по последнему слову техники, производительность которых превосходила европейские предприятия.

С 1827 по 1860 г. объем промышленной продукции в стране возрос в восемь раз. Общая сумма капиталов, вложенных в промышленность с 1820 по 1860 г., возросла с 50 млн. до 1 млрд долл. По темпам роста в 40--60-е годы XIX в. тяжелая промышленность опережала другие отрасли. Так, производство хлопчатобумажных тканей увеличилось в 1,5 раза, в то время как выплавка чугуна — в 2,6 раза, добыча каменного угля — в 7,2 раза. Доля населения, занятого в сельском хозяйстве, снизилась с 90% в конце XVIII в. до 60% в начале 60-х годов XIX в. [3, с. 193−194]. С началом промышленной революции увеличился въезд в страну специалистов. Иммиграция ускоряла промышленную революцию, но сама являлась следствием экономического развития стран Европы. Ввоз иностранного капитала в 1790--1860 гг. составил 500 млн долл., в основном он вкладывался в железнодорожное строительство. Промышленный переворот в основном завершился в 1860 г. в наиболее развитых северо-восточных штатах, на которые приходилось 67,3% стоимости промышленного производства страны. Денежная система США после войны за независимость также претерпела изменения. В колониальной Америке масштаб цен измерялся в английских фунтах. После войны в 1792 г. Законом о чеканке монет была введена десятичная монетная система и установлен биметаллический стандарт. В первой половине XIX в. происходил процесс становления кредитной системы. Банк Соединенных Штатов выполнял много функций, важнейшей из них являлось регулирование количества денег в обращении, т. е. защита экономики от инфляции. Созданное по примеру Английского банка, это учреждение было первым образцом законодательного контроля за банковской деятельностью.

5. Промышленная революция в Германии

Германия была последней из стран ранней индустриализации, некоторые экономические историки относят Германию к странам поздней индустриализации [3, с. 295]. В первой половине XIX в. Германия имела по преимуществу аграрную экономику и была политически раздробленной страной. Небольшие промышленные центры существовали в долине Рейна, в Саксонии, Силезии и в Берлине, но они относились к ремесленному типу. Экономическое развитие сдерживали неразвитость транспортных коммуникаций и существование многочисленных мелких государств с самостоятельными денежными системами, различной торговой политикой и другими препятствиями для торгового обмена.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой