Психологическая защита.
Защитные механизмы личности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Психологическая защита. Защитные механизмы личности

План

1. Роль психологических защит

2. Ранние психологические защиты

3. Защитные механизмы личности

1. Роль психологических защит

Защиты — это способы, которыми личность защищает себя от внутренних и внешних напряжений. Защита избегает реальности, исключает реальность, переопределяет реальность или обращает реальность, уводит от реальности. В каждом случае энергия либидо, необходимая для поддержания защиты, существенно ограничивает подвижность и силу Эго. «Они (защиты) связывают психическую энергию, которая могла бы быть использована в более полезных деятельностях Эго. Когда защита становится очень влиятельной, она начинает преобладать в Эго и уменьшает его подвижность и способность к адаптации. Если защита не может удержаться, Эго не имеет точки отступления и опоры, и оказывается захваченным тревожностью» (3. Фрейд).

Временами человек испытывает чувство тревоги или страха. При эмоциональном стрессе у многих появляются физические симптомы. И почти у каждого есть какие-нибудь эксцентричные особенности, манеры, способы действия или идеи, которые большинству кажутся «ненормальными». Возможно, не найдется человека, у которого не было бы трудностей или отклонений от «нормы» в сексуальной жизни.

Главная функция некоторых из этих механизмов — поддерживать наше душевное равновесие. Присутствие других всегда является признаком заболевания. Большинство из них могут проявляться и в том, и в другом случае. Все они срабатывают автоматически, то есть без нашего ведома и какого-либо сознательного усилия или намерения. Начиная с раннего детства, и в течении всей жизни, в психике человека возникают и развиваются механизмы, называемые психологические защиты, защитные механизмы психики, защитные механизмы личности. Эти механизмы как бы предохраняют осознание личностью различного рода отрицательных эмоциональных переживаний и перцепций, способствуют сохранению психологической, стабильности, разрешению внутриличностных конфликтов и протекают на бессознательном и подсознательном психологических уровнях.

С помощью защитных механизмов личность бессознательно оберегает свою психику от травм, которые могут причинить ей реальные жизненные ситуации, грозящие разрушить Я-концепцию личности. Но вместе с тем эти механизмы мешают человеку осознавать свои заблуждения относительно собственных черт характера и мотивов поведения, что зачастую затрудняет эффективное разрешение личных проблем.

Впервые эти понятия были введены в психологию известным австрийским психологом Зигмундом Фрейдом в 1894 году. Уже в ранних работах Фрейд указывал на то, что прототипом психологической защиты является механизм вытеснения, конечной целью которого является избегание неудовольствия, всех негативных аффектов, которые сопровождают внутренние психические конфликты между влечениями бессознательного и теми структурами, которые отвечают за регуляцию поведения личности. Наряду с редукцией отрицательных аффектов происходит вытеснение содержания этих аффектов, тех реальных сцен, мыслей, представлений, фантазий, которые предшествовали появлению аффектов.

Анна Фрейд однозначно обозначила тот аффект, который включает работы защитных механизмов — это страх, тревога. Она указала на три источника тревоги. Во-первых, это тревога, страх перед разрушительными и безоговорочными притязаниями инстинктов бессознательного, которые руководствуются только принципом удовольствия (страх перед Оно). Во-вторых, это тревожные и невыносимые состояния, вызванные чувством вины и стыда, разъедающими угрызениями совести (страх Я перед Сверх-Я). В-третьих, это страх перед требованиями реальности (страх Я перед реальностью).

Анализ работ своего отца, а также собственный психоаналитический опыт привели Анну Фрейд к выводу, что использование защиты конфликт не снимает, страхи сохраняются и велика вероятность появления болезни. Анна Фрейд перечисляет следующие защитные механизмы: вытеснение, регрессия, реактивное образование, изоляция, отмена бывшего некогда, проекция, интроекция, обращение на себя, обращение в свою противоположность, сублимация. Существуют и другие приемы защиты. В этой связи она называла также отрицание посредством фантазирования, идеализацию, идентификацию с агрессором и пр.

Один из ярких представителей эго-психологии Х. Хартманн высказал мысль о том, что защитные механизмы Я могут одновременно служить как для контроля над влечениями, так и для приспособления к окружающему миру. Г. Тарт считал, что психоаналитическая теория, которая очень подробно изучала защитные механизмы, показывает, что мы использует эти механизмы в тех случаях, когда у нас возникают инстинктивные влечения, выражение которых находится под социальным запретом (например, несдерживаемая сексуальность).

Ф. Перлз исходит из того, что защитная активность имеет эволюционно-биологические корни. Она возникает на основании восприятия и распознавания опасности и необходимости непосредственного контакта с источником этой опасности. Кроме того, человек, по его мнению, переживает опасность внутри себя, особенно тогда, когда одна из частей собственной личности вызывает враждебные чувства. Таким образом, психологическая защита направляется как против нежелательных мыслей, чувств и ощущений изнутри, так и против нового знания снаружи. Идентификация, по З. Фрейду, реализует защитную функцию Я против инцестуозных влечений с целью сохранения родительской любви. А. Бандура же полагал, что идентификация играет важнейшую роль в процессе социального научения. С другой стороны, представления А. Фрейд об идентификации с агрессором получили косвенное подтверждение в социально-психологических исследованиях. В работах Г. Горера было установлено, что иммигранты, проживающие в США недолгое время, проявляют гораздо более сильную враждебность к вновь въезжающим, чем дольше живущие там. Б. Беттельхейм обнаружил, что некоторые заключенные фашистских концентрационных лагерей вели себя агрессивно по отношению к «новичкам», пришивали себе на одежду эмблемы гестапо и отрицали критические высказывания иностранных корреспондентов в адрес нацистов. В теории социального научения А. Бандуры поведение такого рода характеризуется скорее как модель агрессивного поведения, которая усваивается наблюдателем, если это приносит очевидные выгоды. Ф. Хайдер предполагал, что в этих случаях защита выдвигается не против страха, а против неприятного чувства разногласия со значимым для индивида лицом. Было показано, что при расхождении с мнением лица, отношения с которым оцениваются как позитивные, возможны разные пути восстановления баланса. Один представляет собой идентификацию, другой состоит в отрицании реальности. Еще один защитный механизм — рационализация — хорошо «вписывается» в теорию когнитивного диссонанса Л. Фестингера. Эта теория базируется на положении о том, что одновременное существование содержаний сознания, противоречащих друг другу, принуждает индивида принять меры к снижению диссонанса. Особенно часто это достигается посредством рационализации.

Механизм проекции, тесно связан с образованием предрассудков, большое значение имеют социально-психологические исследования формирования установок. В работах Г. Келли показано, что проекция своего опыта на чужое поведение позволяет «наивному психологу» выстроить некоторую схему объяснения причин этого поведения.

В отечественной психологии концепции защитных механизмов также неоднозначны. Ф. В. Бассиным психологическая защита рассматривается как важнейшая форма реагирования сознания индивида на психическую травму. Другой подход содержится в работах Б. Д. Карвасарского. Он рассматривает психологическую защиту как систему адаптивных реакций личности, направленную на защитное изменение значимости дезадаптивных компонентов отношений — когнитивных, эмоциональных, поведенческих — с целью ослабления их психотравмирующего воздействия на Я — концепцию. По их мнению, этот процесс происходит, как правило, в рамках неосознаваемой деятельности психики с помощью целого ряда механизмов психологических защит, одни из которых действуют на уровне восприятия (например, вытеснение), другие — на уровне трансформации (искажения) информации (например, рационализация). Устойчивость, частое использование, ригидность, тесная связь с дезадаптивными стереотипами мышления, переживаний и поведения, включение в систему сил противодействия целям саморазвития делают такие защитные механизмы вредными для развития личности. Общей чертой их является отказ личности от деятельности, предназначенной для продуктивного разрешения ситуации или проблемы.

Механизмы защиты находятся между потребностью личности и ее удовлетворением. Отсюда — защита есть зеркальное отражение возможного, но не реализованного личностью процесса мотивации или отражение неосуществленных, но в прошлом желаемых целей. Тогда непродуктивность для личности действия психологических защит связана с несовпадением целей и средств их достижения в поведении человека или нарушением меры в соотношении мотива и сил, затраченных на его реализацию, или поведением человека прямо противоположным целям.

Таким образом, психологическая защита — это естественное противостояние человека окружающей среде. Она бессознательно предохраняет его от эмоционально-негативной перегрузки. Все кажущиеся разнообразными техники можно свести, в принципе, к единой функции: «Что бы ни делать, как бы ни делать, лишь бы достичь комфортного состояния, безопасности». Защита не есть «встроенная» от рождения личностная структура. В процессе социализации защитные механизмы возникают, изменяются, перестраиваются под влиянием социальных воздействий. Например, защита может перейти в альтруизм или накопление ценностей и др. В конечном итоге психологические защиты становятся способом существования нереализуемых влечений, желаний, потребностей.

2. Ранние психологические защиты

Одним из гениальных открытий психодинамеческой теории было открытие важнейшей роли ранних детских травм. Чем в более раннем возрасте ребенок получает психическую травму, тем более глубокие слои личности оказываются деформированными у взрослого человека. Социальная ситуация и система отношений может породить в душе маленького ребенка переживания, которые оставят неизгладимый след на всю жизнь, а иногда и обесценят ее.

Задача самой ранней стадии взросления, описанной Фрейдом, установить нормальные отношения с первым в жизни ребенка «объектом», материнской грудью, а через нее — со всем миром. Если ребенок не брошен, если матерью движет не идея, а тонкое чувство и интуиция, ребенок будет понят. Если такого понимания не происходит — закладывается одна из самых тяжелых личностных патологий — не формируется базовое доверие к миру. Возникает и укрепляется чувство, что мир непрочен, не сможет удержать меня, если я упаду. Такое отношение к миру сопровождает взрослого человека всю жизнь. Неконструктивно решенные задачи этого раннего возраста приводят к тому, что человек воспринимает мир искаженно. Страх переполняет его. Человек не может трезво воспринимать мир, доверять себе и людям, он часто живет с сомнением, что сам он вообще существует. Защита от страха у таких личностей происходит при помощи мощных, так называемых примитивных, защитных механизмов.

В возрасте от полутора до трех лет ребенок решает не менее ответственные жизненные задачи. Например, приходит время, и родители начинают приучать его к туалету, к контролю над собой, своим организмом, поведением и чувствами. Не описаться, не опрокинуть горшок — трудная задача для ребенка. Когда родители противоречивы, ребенок теряется: то его хвалят, когда он испражняется в горшок, то громко стыдят, когда он гордый приносит этот полный горшок в комнату показать сидящим за столом гостям. Растерянность и главное стыд, чувство, описывающее не результаты его деятельности, а его самого, вот что появляется в этом возрасте. Родители, слишком фиксированные на формальных требованиях чистоты, предъявляющие к ребенку не выполнимую для этого возраста планку «произвольности», просто педантичные личности, добиваются того, что ребенок начинает бояться собственной спонтанности и непосредственности. Взрослые, у которых вся жизнь расписана, все под контролем, люди, не представляющие себе жизни без списка и систематизации и вместе с тем не справляющиеся с ситуацией аврала и любыми неожиданностями, это те, кем как бы руководят их собственные маленькие «я», двух лет от роду, посрамленные и пристыженные.

Ребенок трех-шести лет сталкивается с тем, что не все его желания могут быть удовлетворены, а значит, он должен принять идею ограничений. Дочка, например, любит отца, но выйти замуж за него не может, он уже женат на ее маме. Другая важнейшая задача — научиться решать конфликты между «хочу» и «нельзя». Инициативность ребенка борется с чувством вины отрицательным отношением к тому, что уже сделано. Когда побеждает инициативность — ребенок развивается нормально, если вина — то, скорее всего, он так и не научится доверять себе и ценить свои усилия при решении задачи. Постоянное обесценивание результатов труда ребенка по типу «Ты мог бы лучше» как стиль родительского воспитания также приводит к формированию готовности дискредитировать собственные усилия и результаты своего труда. Формируется страх неудачи, который звучит так: «Не буду даже пробовать, все равно не получится». На этом фоне формируется сильная личностная зависимость от критикующего. Основной вопрос этого возраста: как много я могу сделать? Если удовлетворительный ответ на него не найден в пять лет, всю оставшуюся жизнь человек будет бессознательно отвечать на него, попадаясь на удочку «не слабо ли тебе?».

Примитивная изоляция. Когда младенец перевозбужден или расстроен, он попросту засыпает. Психологический уход в другое состояние сознания — это автоматическая реакция, которую можно наблюдать у самых крошечных человеческих существ. Взрослый вариант того же самого явления можно наблюдать у людей, изолирующихся от социальных или межличностных ситуаций и замещающих напряжение, происходящее от взаимодействий с другими, стимуляцией, исходящей от фантазий их внутреннего мира. Склонность к использованию химических веществ для изменения состояния сознания также может рассматриваться как разновидность изоляции. Некоторые специалисты, предпочитают термин «аутистическое фантазирование», обозначающий одну из форм более обшей тенденции избегать личностных контактов, термину «изоляция».

Некоторые младенцы конституционально значительно более других склонны к такой форме реагирования на стресс; исследователи замечали, что более всего склонны к изоляции те малыши, которые наиболее чувствительны. У конституционально впечатлительных людей нередко развивается богатая внутренняя фантазийная жизнь, а внешний мир они воспринимают как проблематичный или эмоционально бедный. Склонность к изоляции может усиливаться вследствие эмоционального вторжения или столкновения с людьми, заботившимися о младенце, а также с другими ранними объектами. Человека, привычно изолирующегося и исключающего другие пути реагирования на тревогу, аналитики описывают как шизоидного.

3. Защитные механизмы личности

защита личность психический

В различные классификации защит положены специфические критерии: блокировка или искажение информации; степень активности личности в формировании защит; особенности переработки информации, подлежащей «недопуску» к сознанию; природа препятствий, с которыми сталкивается субъект; результат защиты — достижение награды или избегание опасности; базисность или вторичность защит и др. Из разнообразных критериев, были отобраны три показателя:

1. защиты, опосредующие восприятие информации;

2. защиты, опосредующие различные формы искажения (трансформации) информации;

3. защиты, основанные на первичных примитивных формах психических проявлений.

На основе этих показателей выделены три группы психологических защит, условно обозначенные как «естественные» психологические защиты (первая группа, сформированная на основе доминирования первого показателя), «интегративные» (доминирование второго показателя), «ретрозащиты» (доминирование третьего показателя).

«Естественные» психологические защиты. В ходящие в нее психологические защиты формируют перцептивные процессы личности, особенности восприятия различной информации о себе и об окружающем мире.

Общим для этой группы защит является невостребованность анализа содержания информации. Здесь главное — блокирование информации, бессознательное исключение ее из сферы сознания: вытеснение, подавление, аскетизм, нигилизм.

Вытеснение — одно из основных в психоанализе, введенное З. Фрейдом, и за его пределами не имеет специального психологического значения.

С позиций психоанализа, вытесненное из сознания переживается, забывается человеком, но сохраняет в бессознательном присущую ему психическую энергию влечения (катексис). Стремясь вернуться в сознание, вытесненное может ассоциироваться с другим вытесненным материалом, формируя психические комплексы. Со стороны Я (Эго) требуются постоянные затраты энергии на поддержание процесса вытеснения. Нарушение динамического равновесия при ослаблении защитных механизмов — антикатексисов — может привести к возвращению в сознание ранее вытесненной информации. Такие случаи наблюдались при заболеваниях, интоксикациях (например, алкогольной), а также во время сна. Прямое вытеснение, связанное с психическим шоком, может привести к тяжелым травматическим неврозам; неполное или неудачное вытеснение — к образованию невротических симптомов.

Вытеснение является важнейшим механизмом защиты, благодаря которому неприемлемые для Я желания становятся бессознательными. Оно занимает особое место среди остальных защитных механизмов в связи с тем, что это не только самый эффективный, но и самый опасный механизм. Отъединение от Я, наступающее вследствие изоляции сознания от всего хода инстинктивной и аффективной жизни, может полностью разрушить целостность личности. Существует и другая точка зрения, согласно которой вытеснение начинает действовать лишь после того, как не срабатывают другие механизмы (проекция, изоляция и т. д.). Причиной, вызывающей вытеснение, большинство современных психоаналитиков склонны считать страх, которым Эго реагирует в ситуации опасности. Вытеснение — активное недопущение в сферу сознания или устранение из нее болезненных, противоречивых чувств и воспоминаний, неприятных желаний и мыслей. Согласно З. Фрейду, вытеснение реализуется в виде двух фаз:

1. предотвращает первоначальное появление импульса посредством удаления из сознания в бессознательное неприятных воспоминаний, переживаний, неприемлемых желаний;

2. обеспечивает удержание в бессознательном различных вытесненных влечений, желаний, стремлений.

Все вытесненное из сознания в бессознательное, не исчезает и оказывает существенное воздействие на состояние психики и поведение человека. Время от времени происходит спонтанное «возвращение вытесненного» на уровень сознания, которое осуществляется в форме отдельных симптомов, сновидений, ошибочных действий и др.

С механизмами вытеснения З. Фрейд связывал некоторые симптомы истерии, импотенцию, фригидность, психосоматические заболевания (язва желудка, бронхиальная астма). Человек легко может забывать некоторые вещи, особенно то, что снижает чувство собственной ценности как личности. Чаще этот механизм проявляется у людей с незрелым Я, истерическими чертами характера, у детей. Согласно клиническим наблюдениям, вытеснение наблюдается у больных с доминированием пассивного поведения. Они нуждаются в переживании чувства защищенности, а при его фрустрации возникает тревога.

Чаще всего вытесняется человеком из сознания психотравмирующая информация, связанная с жизнью близких, факты личной биографии, когда личность проявила свои худшие качества, враждебность, любовь к власти, глупость, вседозволенность, сексуальные влечения. По этому поводу М. Е. Литвак пишет, что чем больше человек вытесняет в бессознательное, тем хуже он знает себя, тем менее он ориентирован, тем чаще будет иметь тупиковые варианты решения своих проблем.

Основная борьба с вытеснением — осознание и осмысление вытесненной информации: следует пережить гибель близкого человека, реализовать потребности в доминировании путем личностного роста, наладить отношения с близкими и др.

Развитие вытеснения может привести в действие другой защитный механизм — проекцию. Кроме того, ряд авторов не делают принципиальных различий между механизмами вытеснения и подавления, другие же, напротив, анализируют их в отдельности.

Подавление — более сознательное, чем при вытеснении, избегание тревожащей информации, отвлечение внимания от осознаваемых аффектогенных импульсов и конфликтов.

Подавление в отличие от вытеснения, когда бессознательной оказывается сама вытесняющая инстанция (Я), ее действия и результат, он, напротив, выступает как механизм работы сознания на уровне «второй цензуры», (расположенной, по Фрейду, между сознанием и подсознанием), обеспечивая исключение какого-то психического содержания из области сознания, а не о переносе из одной системы в другую. С точки зрения динамики, ведущую роль в подавлении играют этические мотивы.

Например, рассуждения мальчика: «Мне следует защитить своего друга — мальчика, которого жестоко дразнят. Но если я стану это делать, то подростки и до меня доберутся. Они будут говорить, что я тоже глупая малявка, а я хочу, чтобы они думали, что я такой же взрослый, как они. Лучше не буду ничего говорить».

Подавление происходит сознательно, но его причины могут осознаваться, а могут и не осознаваться. Продукты подавления находится в предсознательном, а не уходят в бессознательное, как это можно видеть в процессе вытеснения. Подавление — сложный механизм защиты. Одним из вариантов его развития является аскетизм.

Аскетизм как механизм психологической защиты был описан в работе А. Фрейд «Психология Я и защитные механизмы» и определен как отрицание и подавление всех инстинктивных побуждений. Она указывала на то, что данный механизм характерен в большей степени для подростков, примером которого является недовольство своей внешностью и стремление к ее изменению. Это явление связано с несколькими особенностями подросткового возраста: бурные гормональные изменения, происходящие в организме молодых людей и девушек, могут вызвать полноту и другие недостатки внешности, что делает на самом деле подростка не очень симпатичным. Негативные переживания по этому поводу могут быть «сняты» с помощью защитного механизма — аскетизма. Данный механизм психологической защиты встречается не только у подростков, а и у взрослых людей, где чаще всего «сталкиваются» высокие моральные устои, инстинктивные потребности и желания, что, по мнению А. Фрейд, лежит в основе аскетизма. Она указывала также на возможность распространения аскетизма на множество сфер жизни человека. Так, например, подростки начинают не только подавлять в себе сексуальные желания, но и перестают спать, общаться со сверстниками и т. д.

Можно встретить описание данного явления как защиты, в исследованиях Д. М. Угреновича, который очень много писал об особенностях сознания верующих людей, содержится понимание аскетизма именно как защитного механизма личности. Он выделял два типа верующих: экстравертированных и интровертированных. У последних и распространена такая форма поведения, как аскетизм в качестве средства ухода от окружающего мира, бегства в иллюзорный религиозный мир.

А. Фрейд отличала аскетизм от механизма вытеснения на двух основаниях:

1. Вытеснение связано со специфическим инстинктивным отношением и касается природы и качества инстинкта. Аскетизм же затрагивает количественный аспект инстинкта, когда все инстинктивные побуждения рассматриваются как опасные;

2. При вытеснении в некоторой форме имеет место замещение, в то время как аскетизм может быть замещен только переключением на выражение инстинкта.

Нигилизм. Подход к нигилизму как одному из механизмов психологической защиты основывается на концептуальных положениях Э. Фромма. Он полагал, что центральной проблемой человека является внутренне присущее человеческому существованию противоречие между бытием «брошенного в мир не по своей воле» и тем, что он выходит за пределы природы благодаря способности осознавать себя, других, прошлое и настоящее. Им обоснована мысль о том, что развитие человека, его личности происходит в рамках формирования двух основных тенденций: стремления к свободе и стремления к отчуждению. По мнению Э. Фромма, развитие человека идет по пути увеличения «свободы», которым не каждый человек может адекватно воспользоваться, вызывая ряд негативных психических переживаний и состояний, что приводит его к отчуждению.

В результате человек утрачивает свою самость. Возникает защитный механизм «бегство от свободы», для которого характерны: мазохистские и садистские тенденции; деструктивизм, стремление человека разрушить мир, чтобы он не разрушил его самого, нигилизм; автоматический конформизм.

Понятие «нигилизм» анализируется и в работе А. Райха. Он писал о том, что телесные характеристики (скованность и напряженность) и такие особенности как постоянная улыбка, высокомерное, ироничное и дерзкое поведение, — все это остатки очень сильных защитных механизмов в прошлом, которые оторвались от своих исходных ситуаций и превратились в постоянные черты характера, «броню характера», проявляющиеся как «невроз характера», одной из причин которого и является действие защитного механизма — нигилизма. «Невроз характера» — это тип невроза, при котором защитный конфликт выражается в определенных чертах характера, способах поведения, т. е. в патологической организации личности в целом.

«Интегративные» психологические защиты.

Эту группу условно можно обозначить как «преобразование информации с помощью различных механизмов защиты». В отличие от первой, защиты, входящие в эту группу, связаны с бессознательной оценкой содержания неугодной для личности информации, ее изменением, неадекватностью оценки. Искажение, трансформация информации могут осуществляться различными способами с использованием: генерализации, опущения, категоризации и др.

В результате действия этих защит личность начинает обладать неадекватной реальности информацией и жить в мире иллюзий.

Агрессия. В момент фрустрации агрессивный импульс направлен, в общем виде, на источник этой фрустрации. Этот импульс усиливается с увеличением фрустрации или ужесточением барьера. Однако не все люди реагируют агрессивно: для этого нужна первичная склонность к деструкции или некоторая инфантильность психики.

Основные разновидности агрессии:

1. Прямая агрессия — как правило, обращена на других. Может проявляться в поведении (нападение, драка, физическое воздействие, убийство) или в вербальной форме (брань, унижающие шутки или высказывания, сарказм, грубые замечания). Возможно обращение агрессии на себя (аутоагрессия): самообвинения, глубокое переживание вины, самоубийство, измождение себя голодом, «умерщвление плоти». Эта форма защиты основана на повышенной значимости социальных эталонов (или восприятии их как слишком жестких), на восприятии барьеров как полностью непроходимых или ситуации как абсолютно безысходной.

2. Косвенная (смещенная) агрессия — направлена не непосредственно на нежелательный или неприятный объект (лицо), а на доступный объект. Этот доступный объект может быть связан с источником фрустрации (или с барьерами), но может и не иметь к ним никакого отношения. Так, человек может просто «вылить» плохое настроение на первое попавшееся лицо. Агрессия может проявляться по отношению к тем, кто не может ответить, к беззащитным, преследуемым; это могут быть слабый человек, покорная жена или национальные меньшинства.

3. Вымещение — защитный механизм, направляющий негативную эмоциональную реакцию не на психотравмирующую ситуацию, а на объект, не имеющий к ней отношения. Этот механизм создает как бы «замкнутый круг» взаимовлияния людей друг на друга.

Например, людей, на которых направлено действие механизма вымещения, в народе называют «козлами отпущения». Обычно это люди, которые слабее, обязаны или зависят от личности, находящейся в психологической защите.

Механизм вымещения отражен в одной из картин Битсрупа — босс пришел в плохом настроении в контору и как следствие этого «сорвал» его, отругав заместителя, заместитель — клерка, клерк — рассыльного, рассыльный, выходя из офиса, пнул собаку, собака укусила выходящего в то время из офиса босса.

Эта форма психологической защиты широко распространена в различного типа взаимоотношений и ее профилактика может заключаться в развитии и формировании умений находить компромиссы в конфликте, сохранять консенсус или спокойно отказываться от взаимоотношений с кем-то, если они уже изжиты. В современной психологии и конфликтологии разработаны разнообразные системы превенции, профилактики и разрешения межличностных конфликтов, с помощью которых личность может нейтрализовать, а то и вовсе отказаться от такого защитного механизма как вымещение.

4. Пассивная агрессия. В этом случае субъект объединяет себя с внешним агрессором и «принимает на себя» его роль. Пример этой разновидности агрессии — измена, предательство или «потакание» жестокостям другого.

Сублимация это изменение качества энергии, ее направления, смена объектов, это социализация инфантильных либидо и танатоса. Благодаря сублимации и происходит становление человека как социального и духовного существа, а не просто созревание его как некой природной телесности. Социум (и Дух) связывают энергии либидо и танатоса не с прямыми объектами соответствующих влечений, а с объектами, которые имеют, прежде всего социальную и культурно-духовную значимость. Сублимация — это личностно созидательный акт, он необходим для личности и полезен для социума. Половой акт тоже созидательный и по сути своей социальный, но это не сублимация, потому что здесь не меняется ни качество энергии, ни объекты ее влечения.

Защитный механизм десакрализации описан А. Маслоу. Он указывал на то, что молодые люди, имеющие такой защитный механизм, разуверились в общечеловеческих ценностях и морали. Они чувствуют себя обманутыми, им кажется, что их жизнь и жизнь их окружения течет по другим законам. Почувствовав однажды лицемерие, исходящее от родителей, больше не хотят слушать никого из старших, особенно если старшие говорят с ними тем же языком, что и их родители. Наблюдая, как их родители рассуждают о подвигах, доблести, славе, и в то же время замечая, что сами взрослые ни во что не ставят эти ценности. При десакрализации личность скептически соизмеряет и не хочет видеть свое предназначение, возможности в самореализации и самоактулизации.

Так, к примеру, был обесценен секс. А. Маслоу пишет о том, что секс для нашей молодежи — не более чем оправление естественной потребности, и они привыкли оправлять ее столь бездумно, относиться к нему столь приземленно, что секс почти утратил свою поэтическую компоненту.

Путь снятия этой защиты — ресакрализация, означает желание и готовность посмотреть на Человека «глазами вечности». Например, уметь видеть в конкретной, живой женщине Женщину с большой буквы.

Идеализация связана, прежде всего, с завышенной эмоциональной самооценкой или оценкой другого лица.

Например, влюбленность предполагает завышенную оценку объекта любви, который наделяется широким спектром позитивных качеств, в том числе и не присущих индивиду, но боготворится личностью.

Идеализация имеет место до тех пор, пока сохраняется влюбленность. С точки зрения З. Фрейда «половая переоценка» эго является его идеализацией. По мнению М. Клайн, идеализация есть защита от влечения к деструкции личности, так как идеализированный образ (представление человека о самом себе) наделяется несвойственными ему чертами характера и добродетелями, которые, по мнению А. Адлера, служат основой стремления к превосходству.

Идеализация связана и с процессом формирования персонального идеала. В этом случае может наблюдаться не только идеализация, но и самоидеализация, что может привести к завышенной самооценке, мании величия, нарциссизму, нигилизму и др. (К. Хорни). Кроме того, она полагала, что самоидеализация индивида является одним из способов разрешения внутриличностного конфликта, так как именно идеализированный образ Я отвечает жизненным потребностям человека.

К. Хорни отмечала, что защитный механизм идеализации выполняет ряд важных для личностной стабильности функций: заменяет реальную уверенность человека в свои силы (вера в свои возможности становится необходимым компонентом идеализированного образа); создает условия для чувства превосходства, ощущения того, что он лучше, достойнее других; подменяет подлинные идеалы, (при действии защиты человек смутно представляет себе то, чего он хочет; его идеалы не отличаются определенностью, они противоречивы, но идеализированный образ придает жизни некоторый смысл); отрицает наличие внутрипсихических конфликтов (отвергает все, что не входит в созданный им самим образ поведения); порождает в личности новую линию расколов, образовывая барьер к ее подлинному развитию, формирует отчуждение от самой себя, создает новые жизненные иллюзии — такой защитный механизм личности, который служит основанием для дальнейшего развития идентификации и самоидентификации.

В целом механизм идеализации может привести к одиночеству. Необходимо еще раз индивидуально оценить социальные нормы, стандарты, формировать свою точку зрения на мир, окружающих людей, становиться самостоятельным, хорошим профессионалом и др.

Психоаналитическое понимание проекции как защитного механизма начинается с работ З. Фрейда, впервые обнаружившего проекцию в паранойе и ревности, когда у человека вытесненные чувства, тревога и страх коренятся в нем самом и бессознательно переносятся на окружающих. Именно этот защитный механизм вызывает чувство одиночества, изолированности, зависти, агрессивности.

В таких ситуациях индивид, не осознавая что-либо в себе самом, может бессознательно достаточно точно «отслеживать» это в других людях. Проекция основывается на том, что личность бессознательно приписывает другим людям качества, которые присущи самому проецирующему и которые он не хочет иметь, не хочет осознавать.

Например, человек с гомосексуальными чертами, не осознавая их в себе, замечает мельчайшие их оттенки в других людях. Человек, озабоченный желанием стать самым значимым и авторитетным членом группы наделяет такими же мотивами своего коллегу, бессознательно начинает видеть в нем соперника, конкурента и, соответственно, с этим строит свои взаимоотношения, трактуя их с позиции самообороны.

Часто по проекционным механизмам идет ревность, отбор значимых материалов. К. Хорни отмечала, что по тому, как человек ругает другого, можно понять, что он из себя представляет. Ф. Перлз писал о том, что проектор делает другим то, в чем их обвиняет сам. Некоторые особенности проекции подмечены на уровне житейской и обыденной психологии и нашли отражение в пословицах и поговорках: «На воре и шапка горит», «У кого что болит, тот о том и говорит» и др.

З. Фрейд полагал, что проекция есть часть феномена переноса (трансфера) в том случае, когда личность приписывает другому слова, мысли и чувства, которые, по сути, принадлежат ему самому: «Вы подумаете, что…, но это вовсе не так». Как результат проекции З. Фрейд рассматривал религию. Согласно этой точке зрения, человек сам создал все образы Бога по образу и подобию своему. Люди проецируют свои фантазии о всемогуществе на Бога. Анимистические верования объяснялись неспособностью первобытных людей мыслить о природе иначе как по образу человека. Человек отказывается принимать нечто в себе и проецирует именно это на несуществующие объекты своих фантазий.

В ортодоксальном психоанализе были попытки объяснить всю религию и мифологию в психоаналитических терминах защитных механизмов, за что последовала волна критики в современном психоанализе, гуманистическом и экзистенциальном направлениях. В. Франкл писал, что слишком примитивно рассматривать Бога как проекцию Сверх-Я. Конечно, заслуживает внимания мысль психоаналитиков о значимости проекции для создания образов Бога, но человек проецирует не только на конкретных людей, но и на природу, животных и на достаточно абстрактные понятия Бога, любви, справедливости. У людей не одинаковы образы Бога, которые наделяются специфическими качествами, различным содержанием — при этом работает механизм проекции

Ретрофлексия. По меткому выражению Ф. Перлза (1973), ретрорефлектор (человек с ретрофлексивным защитным механизмом) делает для себя то, что он хотел бы сделать другим. Описывая ретрофлексию, Полстер (1973), считал, что такая форма взаимодействий индивида с другими людьми позволяет ему становиться «отдельной и самосохраняемой единицей», подчеркивать свою центральную человеческую силу. Она может нередко вызывать стресс и напряжение, так как заключается во внутреннем Я и не выливается в поведенческих реакциях. Как и многие защитные механизмы личности, ретрофлексии начинают формироваться в детстве.

Рассмотрим пример детской ретрофлексии. Ребенок интроецирует «послание» взрослых: «Каждый мальчик должен быть мужчиной и не плакать по пустякам». Но, играя в футбол во дворе, ребенок упал и сильно ушиб колено о камень… Боль… Появляются слезы… Плач… Но, ретрофлексируя, он прячет свою боль во внутрь, останавливает слезы, прекращает крики…

Частые ретрофлексии могут вылиться в «нездоровье» — психосоматические нарушения, депрессию и самодеструктивное поведение. Ретрофлексивные защиты имеют и внешнее выражение — напряжение мышц и мускульные проявления (сжатие кулаков, закусывание губ, совершение «боксерских» ударов по предметам, задержки дыхания и др.), изменения цвета кожи в местах блокирования энергии. В этих ситуациях важно «перераспределить» энергию и значительную ее часть направлять не на себя, а на окружающих.

Ретро-защиты. Настоящая группа объединяет те механизмы психологических защит, которые базируются и используют механизмы, возникшие в детстве, практически без их изменения. Прибегание к этому типу защит косвенно свидетельствует о некой личностной и социальной инфантильности человека, личностной незрелости. Они наиболее близки к развитию деструктивных, порой патологических свойств личности, формируя черты подчинения и зависимостей.

Существуют следующие защитные механизмы:

Отступление; самозамыкание; дефлексия; окаменение; уход в виртуальную реальность, виртуальность; комплекс Ионы; регрессия: примитивные механизмы: отрицание, расщепление, проективная идентификация, парциальная перцепция, двигательная активность; оглушение.

Все виды психологических защит личности имеют «двойной», «парадоксальный» эффект — позитивный («освобождение» от неприятных переживаний на некоторое время) и негативный (искажает реальность, создает иллюзии, не позволяет решать возникающие проблемы, являясь сопротивлением для личностного развития и личностного роста).

В процессе психологического консультирования и терапии, одной из важнейших и трудных, задач для психолога является диагностика и «снятие» (или временная «нейтрализация») психологических защит, сопротивления личностному изменению.

Отступление, предохраняя личность от негативных переживаний, обедняет ее внутренний мир, скудеет и мир мыслей, и мир чувств, в целом вся аффективная сфера. Нередко проявления этого механизма формирует покорность, безразличие, снижение целеполагания и целенаправленности личности, эмпатии, ценностей, что неминуемо ведет к манипулированию личностью другими людьми, группами. Отступление как защитный механизм начинает обычно формироваться с детства — когда слабый ребенок попадает в «подчинение» родителей, сверстников — лидеров и является их «тенью». Такой тип защиты проявляется и у взрослых в разнообразных сферах общественной и личной жизни — служебных коммуникациях, семейных контактах, браке, приятельских компаниях и др.

В зрелом возрасте могут актуализироваться детские страхи или складываться новые при взаимодействии с авторитарными, деспотичными людьми. Механизм отступления ведет к своеобразной деперсонализации. Э. Фромм заметил, что покорность индивида сочетается со стремлением к власти. Индивид «находит» себя, если он вливается в группу, полностью ей подчиняясь (проявляя конформность) и как бы властвует через нее. Подобный статус снимает осознание своей слабости, изолированности, зависимости.

Дефлексия проявляется во многих поступках, включая принудительные и аддитивные. Этот механизм часто возникает в результате недоверия, страха, угрозы безопасности, случившиеся в прошлом опыте индивида, предохраняя личность от эмоциональных срывов. Считается, что дефлексия — это стратегия личности, связанная с избеганием выбора, отказа от интенции.

Внешне дефлексия может проявляться в отсутствии зрительных контактов с партнерами по общению; специфических движениях тела — поворот его от контакта с человеком, постоянных движениях, топтании на месте и др. Для ослабления дефлекционных влияний человек должен учиться, прежде всего, освоению управления внутренними коммуникациями и способами внешних взаимодействий.

Окаменение как защитный механизм было упомянуто П. Лейтсером. Близким ему являются понятия: притупление чувств, онемение, отрешенность, чувственное оглушение, ощущение нереальности, заторможенность чувств и т. д.

Например, при сдерживании гнева индивид поджимает губы, сжимает кулаки, принимает «бойцовскую позу», сводит брови, раздувает крылья носа… У таких индивидов всегда недовольное, сердитое выражение лица, формируется сутулость, зажатость, отвердение характера, декомпенсация, исчезает психическая гибкость.

Окаменение, как и всякий защитный механизм личности, играет как позитивную, так и негативную роль в психическом развитии. Окаменение — один из способов совладения с определенными жизненными стрессами, снятия напряженности; создания деловой маски, картины полной безэмоциональности и психической невозмутимости; ориентации на поведение автомата; предупреждение развития депрессивных реакций.

Вместе с тем, окаменение как форма психической защиты ограничивает способности человека реагировать на реальные события; обедняет межличностные контакты; не позволяет быть эмоционально раскрепощенным, что ведет к телесным и психическим нарушениям.

Уход в виртуальную реальность, виртуальность является типическим проявлением психологической защиты, называемой уходом. Можно обнаружить, по крайней мере, три типа явлений, претендующих на статус «виртуальных»:

1. виртуальные компьютерные миры, разнообразные кино- и телефильмы, главная отличительная черта которых — возможность взаимодействия с вымышленной «реальностью»;

2. художественный вымысел и образы фантазии — книги, фильмы, живопись, а также сны и мечты;

3. реальность абстрактных понятий и категорий, которым не всегда соответствуют реальные физические процессы.

Общее в этих явлениях то, что все это субъективные модели реальности, в одном случае существующие в виде материального воплощения (компьютерные модели и графики), в другом — в виде недоступного для внешнего наблюдения субъективные образы (сон, фантазии) в третьем — в виде научных конструктов и понятий.

Р. Лифтон и Э. Ольсон пишут о том, что моделирующая способность, которой обладает психика, с одной стороны, отражает существующую объективную реальность, с другой стороны — формирует ее психическую модель, которая относительно независима от первой, поскольку существует вовне и воспринимается как самостоятельный объект.

Будучи производным психики, психические модели так же предстают, являются психике, как и объективный мир. Иной раз психика делает это различие между объективной и виртуальной реальностью, между фактом и фантазией, но иногда нет.

Интернет, психотропное оружие, компьютерные игры — все это буферная реальность, предохраняющая личность от прямого соприкосновения с человеческой реальностью, опосредующая контакт с миром (в том числе и социальным). Одно и то же явление может выступать в разных функциях и относиться к разным сферам виртуальной реальности. Новые интерактивные формы кино, литературы, допускающие вмешательство наблюдателя в сюжет, переводят эти явления из класса «виртуальной виртуальности», чистого вымысла в класс «виртуальной реальности», вымысла, который можно «пощупать руками», в который можно физически перенестись. Переход виртуальной реальности в реальную реальность (управление виртуальной моделью космического корабля, химическим процессом) повторяется в точности как с реальными предметами.

Одним из видов виртуальных защитных механизмов является уход от неприятностей, существующих в реальной жизни, с помощью средств воображения. Воображение проявляется в различных формах, в частности — фантазии и мечты, которые и осуществляют идеальное преобразование объективной реальности, переосмысления образов, ситуаций.

Включение в виртуальную реальность рассматривается с различных позиций и предполагает выполнение ряда функций:

1. преодоление интрапсихического конфликта, вызванного глубинными причинами, которые лежат либо в области семейных отношений, отношений со сверстниками, внутриличностным конфликтом;

2. защитный механизм личности, так как, погружаясь в виртуальную реальность, человек как бы защищает себя от каких-то проблем, тревоги, комплексов; средство компенсации неудач. Именно виртуальный мир дает ту свободу действий, свободу выражения мыслей, чувств и эмоций, которые в реальной жизни зачастую не всегда возможны;

3. защитой сознания от напряжения, тревоги и т. д. в виртуальном мире бывает более «наглядна».

Яркие, неожиданные ситуации виртуального мира становятся и привлекательнее, и реальнее тусклой повседневности. Защитные механизмы, построенные на фантазии, мечте («воздушные замки») отличаются наибольшей пассивностью субъекта, плохой адаптированностью к социальным условиям. Основными разновидностями этого являются:

1. Виртуальные достижения. Субъект придумывает для себя достижения в тех проблемах, которые он не может решить в жизни.

Например, отвергнутый группой сверстников подросток воображает себя известным актером, приехавшим в свой город, и все его бывшие обидчики умоляют дать автограф, прийти в гости, «помочь достать» билет на его выступление и пр. Основной недостаток — отсутствие дальнейшей реальной деятельности, наличие фантастической удовлетворенности.

2. Виртуальная идентификация — отождествление себя с великим человеком или персонажем — героем битв, мужества и красоты или «великим мучеником», связанные с фантастическим избавлением от ситуации.

Причиной погружения в виртуальную среду может быть некая психотравмирующая ситуация (потеря близкого человека, работы, семьи и т. д.).

Комплекс Ионы. А. Маслоу сделал предположение, что большинство людей (если не все), нуждаются во внутреннем совершенствовании и ищут его. Его собственные исследования привели к заключению, что побуждения к реализации человеческих потенций естественно и необходимо. И все же только некоторые, как правило, одаренные люди достигают ее (меньше чем 1 процент всего населения, по оценке А. Маслоу). Отчасти дела обстоят столь неблагополучным образом потому, что многие люди просто не видят своего потенциала, не знают о его существовании и не понимают пользы самосовершенствования. Они склонны сомневаться и даже бояться своих способностей, тем самым, уменьшая шансы для самоактуализации. Это явление Маслоу назвал комплексом Ионы, защитный механизм, препятствующий личностному росту.

А. Маслоу пишет также и о том, что в данном случае человек сдерживает как худшие, так и лучшие свои позывы, что мешает ему добиться в своей жизни большего, чем он достигает.

Практически каждая личность могла бы добиться в своей жизни большего, чем достигает. В каждом индивиде есть нереализованные или нераскрытые возможности. Но многие люди уклоняются от пути, предначертанного природой, так как, по мнению А. Маслоу, пытаются избежать ответственности, которая возлагается на личность, ответственности за свою судьбу.

Человек может бессознательно бояться своих лучших способностей (как и своих низших побуждений), быть свободным, интенциональным, т. е. таким, каким представляется он себе в краткие, прекрасные минуты прозрения.

Последнее препятствие для самоактуализации, упоминаемое Маслоу, — сильное негативное влияние, оказываемое потребностями безопасности. Процесс роста требует постоянный готовности рисковать, ошибаться, отказывается от старых привычек. Следовательно, все, что увеличивает страх и тревогу человека, увеличивает также и тенденцию возврата к поиску безопасности и защиты. Поэтому большинство людей имеют сильную тенденцию сохранять специфические привычки, т. е. придерживаться старого стиля поведения. Но реализация потребности в самоактуализации требует открытости новым идеям и опыту. Человек испытывает страх не только по отношению к своим собственным возможностям, но и амбивалентен по отношению к высшим возможностям других людей.

Психологическая защита, искажая реальность с целью сиюминутного обеспечения эмоционального благополучия, действует без учета долговременной перспективы. Ее цель достигается через дезинтеграцию поведения, нередко связанную с возникновением деформаций и отклонений в развитии личности.

По мере нарастания отрицательной информации, критических замечаний, неудач, неизбежных при нарушении процесса социализации, психологическая защита, временно позволявшая личности иллюзорно-положительно воспринимать объективное неблагополучие, становится все менее эффективной. В случае неэффективности ее действия, либо недостаточной сформированности, при возникновении угрозы невротического срыва индивид инстинктивно ищет выход и нередко находит его во внешней среде. Проблема, вызвавшая неприятности, все равно остается не решенной (неудовлетворенная потребность, неисправленный личностный недостаток и др.) и приводит рано или поздно к другим защитам, что мешает личности измениться, соответствовать новым условиям жизни.

Литература

1. Адлер А. Индивидуальная психология. М., 1993.

2. Будасси С. А. Защитные механизмы личности. М., 1998.

3. Карвасарский Б. Д. Психотерапевтическая энциклопедия. СПб., 1998 г.

4. Литвак М. Е. Психологический вампиризм. Ростов-на-Дону, 1997

5. Маслоу А. Дальние пределы человеческой психики. М., 1998.

6. Хьел Л., Зиглер Д. теории личности. СПб., 2007

7. Хорни К. Невротическая личность. М., 1996.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой