Психологическая коррекция страхов у детей старшего дошкольного возраста средствами арт-терапии

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Психологическая коррекция страхов у детей старшего дошкольного возраста средствами арт-терапии

Введение

дошкольник страх арт терапия

В основе страха как базовой человеческой эмоции лежит инстинкт самосохранения. Биологически осмысленный (адекватный) страх выполняет в жизни защитную и адаптивную функции. Однако, следует отметить, что страхи могут и не иметь данных позитивных функций, и тогда они становятся сигналами личностного неблагополучия. В данном исследовании в качестве такого рода дисфункциональных страхов мы рассматриваем внушенные страхи, которые в свою очередь могут привести к возникновению патологических (невротических и психотических) страхов. Возникновение внушенных страхов обусловлено личностной тревожностью в сочетании с контролирующей формой социализации страхов. Внушенные страхи сопровождаются не только дисфункциональными проявлениями в виде хронической эмоциональной неудовлетворенности, удрученности, общей заторможенности, раздражительности (А.И. Захаров, 2004), «туннельного восприятия» (К.Э. Изард, 2008), но также фобиями, тревожностью, самоагрессией, общей социально-психологической дезадаптацией.

Исследования, посвященные психологическим методам и средствам работы с внушенными страхами, достаточно малочисленны и в своей основной массе имеют не столько исследовательскую, сколько практическую направленность. Иначе говоря, существует дефицит теоретико-практических исследований, направленных на изучение психологических механизмов генезиса и коррекции внушенных страхов, а также на сопоставление различных психотерапевтических средств работы с внушенными страхами.

Современная практическая психология предлагает различные решения проблемы преодоления страхов, при этом психотерапия (в широком смысле) рассматривается как наиболее адекватное и приемлемое средство. Существуют различные виды терапии, которые используются в практической работе со страхами. На наш взгляд, для такой работы более всего подходят методы игровой и арт-терапии. В нашем исследовании делается акцент на игровой и изобразительной деятельности детей, так как в рассматриваемом нами дошкольном возрасте «ведущим видом деятельности является игра» (А.В. Запорожец, 1985), а важнейшей продуктивной деятельностью — рисование. Игровая и арт-терапия рассматриваются нами как контрсуггестивные практики, обеспечивающие освобождение ребенка от внушенных страхов. Контрсуггестия — такой способ взаимодействия взрослого и ребенка, который осуществляется в контексте принимающей социализации и предполагает освоение ребенком элементов самоисследования, самоконтроля и саморегуляции.

Предпринятое рассмотрение суггестии и контрсуггестии описываются как психологические механизмы генезиса и коррекции внушенных страхов, соответственно, является актуальным и перспективным исследованием в контексте современной практической психологии. Недостаточная разработанность данной области исследования на теоретическом и методическом уровнях обусловила проблему данной работы: на основе анализа психологических механизмов генезиса и коррекции страхов определить наиболее адекватный метод психокоррекционной работы с внушенными страхами детей старшего дошкольного возраста (игровые или арт-терапевтические упражнения).

Цель исследования — исследовать теоретические и практические аспекты психологической коррекции страхов у детей старшего дошкольного возраста средствами арт-терапии.

В соответствии с этапами достижения цели исследования были определены следующие задачи:

— уточнить сущность страхов у детей старшего дошкольного возраста;

— определить методы психологической коррекции страхов у детей старшего дошкольного возраста;

— рассмотреть особенности арт-терапии как метода коррекции страхов у детей старшего дошкольного возраста;

— предложить программу исследования;

— проанализировать результаты исследования и их интерпретация;

— определить основные средства арт-терапии;

— разработать программы арт-терапии по преодолению страхов у детей старшего дошкольного возраста.

Объект исследования — страхи детей старшего дошкольного возраста.

Предмет исследования -влияние игровых и арт-терапевтических упражнений на страхи и тревожность у детей дошкольного возраста.

Гипотеза исследования. Арт-терапевтические и игровые упражнения снижают уровень страхов и тревожности, при этом эффективность преодоления внушенных страхов с помощью арт-терапевтических упражнений выше по сравнению с игровыми упражнениями.

Теоретико-методологическую основу исследования составили:

— теоретические представления о развитии личности ребенка и его эмоциональной сферы, разработанные в отечественной общей и возрастной психологии (Л.С. Выготский, Л. И. Божович, А. В. Запорожец, А. Н. Леонтьев, Я. З. Неверович, А. В. Петровский, В. Д. Шадриков и др.);

— психологические концепции, в которых ключевыми понятиями являются понятия «страх» и «тревога» (З. Фрейд, К. Изард, М. Кляйн, Р. Мэй, П. Тиллих, В. Франкл, К. Ясперс и др.);

— психологические представления о специфике, видах и основных проявлениях детских страхов (А.И. Захаров, Л. Д. Лебедева, С. В. Капранова, О. А. Карабанова, М. В. Осорина, Р. В. Овчарова, М. А. Панфилова и др.);

— социально-психологические представления о суггестии и контрсуггестии (Г.А. Гончаров, Б. Д. Карвасарский, М. Л. Липецкий, О. В. Овчинникова, А. В. Петровский, В. М. Погольша, Б. Ф. Поршнев, И. Ю. Черепанова, И. В. Юрова и др.);

— теоретические и методологические разработки в области игровой и арт-терапии (Т.С. Абрамова, Л. С. Акопян, М. Е. Бурно, А. Я. Варга, М. Б. Дорохов, А. И. Захаров, А. И. Копытин, М. Наумбург, Г. Рид, Н. Роджерс, А. С. Спиваковская, А. Хилл, А. Фрейд, В. Экслайн, К. Юнг и др.).

Методы сбора и обработки результатов:

— Анализ справочной психолого-педагогической литературы.

— Эксперимент (констатирующий, формирующий, контрольный).

— Количественная и качественная обработка результатов.

Для решения данной проблемы, нами было проведено исследование на базе муниципального дошкольного учреждения № 14, в котором были задействованы 20 детей старшего дошкольного возраста.

Методики: М. А. Панфиловой «Страхи в домиках» и методику выявления детских страхов А. И. Захарова, проективный тест «Сказка» (Сказка «Страх») Луизы Дюсс, методику «Нарисуй свой страх» А. И. Захарова.

Практическая значимость работы заключается в использование коррекционной программы в работе психологов и воспитателей дошкольных учреждений по профилактике возрастных страхов у детей дошкольного возраста.

Глава 1. Теоретические аспекты психологической коррекции страхов у детей

1.1 Сущность страхов у детей старшего дошкольного возраста

Нелегко найти человека, который бы никогда не испытывал чувство страха, беспокойство, тревоги.

Страх, как отмечает А. И. Захаров такое же неотъемлемое эмоциональное проявление нашей психической жизни, как и радость, восхищение, гнев, удивление, печаль. Но при чрезмерной податливостью страхом, он становится неуверенным в себе, а временами его может даже разбить «эмоциональный паралич». Подавляющие большинство страхов в той или иной степени обусловлены возрастными особенностями и имеют внешний характер. 46, с. 67]

Страх — неприятное и порой мучительное чувство, вызываемое какой-то смутной угрозой или неминуемой опасностью.

Согласно З. Фрейду «страх — это состояние аффекта — объединение определённых ощущений ряда удовольствие — неудовольствие с соответствующими иннервациями разрядки напряжения и их восприятия, а так же вероятно, и отражение определённого значимого события». 42, с. 90]

В. Даль в «Толковом словаре живого великого русского языка» определяет страх как страсть, боязнь, робость, сильное опасенье, тревожное состояние души от испуга от грозящего или воображаемого бедствия. [12, с. 165]

Р. Ф. Овчарова рассматривает страх, как эффективное (эмоционально заострённое), отражение в сознании человека конкретной угрозы для его жизни и благополучия. [30,с. 45]

Известный физиолог И. П. Павлов трактует страх как «проявление естественного рефлекса, пассивно-оборонительной реакции с лёгким торможением коры больших полушарий. Страх основан на инстинкте самосохранения, имеет защитный рефлекс и сопровождается определёнными физиологическими изменениями высшей нервной деятельности». 32, с. 78]

Ю.А. Неймер, А. В. Петровский, М. Г. Ярошевский рассматривают страх как «эмоциональное состояние, возникающее в ситуациях угрозы биологическому или социальному существованию индивида и направленное на источник действительной и воображаемой опасности"[26, с. 78−79].

Наличие страхов зависит от многих причин. Так, например, страхи могут, передаваться по наследству. Если мать в детстве до ужаса боялась темноты, этому же может, подвержена, быть и её дочь. К тому же, если взрослый человек испытывает тот или иной страх, ребенок это очень чутко чувствует и непроизвольно начинает бояться того же.

По словам Фурманова И. А. страх условно делится на ситуативный и личностный [11,с. 21].

Ситуативный страх возникает в необычной, крайне опасной или шокирующей взрослого или ребенка обстановке, например, при нападении собаки. Часто он появляется в результате психического заражения паникой в группе людей, тревожных предчувствий со стороны членов семьи, конфликтов и жизненных неудач.

Личностно обусловленный страх предопределен характером человека, например, его повышенной мнительностью, и способен проявляться в новой обстановке или при контактах с незнакомыми людьми.

Ситуативный и личностно обусловленный страхи часто смешиваются и дополняют друг друга.

Страх реальный и воображаемый, острый и хронический. Реальный и острые страхи предопределены ситуацией, а воображаемый и хронический — особенностями личности.

Несмотря на то, что страх — это интенсивно выраженная эмоция, следует различать его обычный, естественный, или возрастной, и патологический уровни. Обычно страх кратковременен, обратим, исчезает с возрастом, не затрагивает глубоко ценностные ориентации человека, существенно не влияет на его характер, поведение и взаимоотношения с окружающими людьми. Некоторые формы страха имеют защитное значение, поскольку позволяют избежать соприкосновения с объектом страха.

Причинами страха могут быть события, условия или ситуации, являющиеся началом опасности. Как указывает Боулби, причиной страха может быть либо присутствие чего-то, что обеспечивает безопасность. Страх может иметь своим предметом какого-либо человека или объект. Иногда страх не связан ни с чем конкретным, такие страхи переживаются, как беспредметные. Страх может вызываться страданием, это связано с тем, что в детстве сформировались связи между этими чувствами.

По мнению А. И. Захарова иногда выражения страха так очевидны, что не нуждаются в комментариях, например, ужас, оцепенение, растерянность, плач, бегство. О других страхах можно судить только по ряду косвенных признаков, таких как стремление посещения ряда мест, разговоров и книг на определённую тему, смущение и застенчивость при общении. 16,10−15]

При остром чувстве беспокойства человек теряется, не находит нужных слов для ответа, говорит невпопад, невнятным, дрожащим от волнения голосом и часто замолкает совсем.

Взгляд отсутствующий, выражение лица испуганное. Внутри всё «опускается», холодеет, тело становится тяжёлым ноги ватными, во рту пересыхает, дыхание перехватывает, щемит в области сердца, ладони становятся влажными, лицо бледнеет, и человек «обливается холодным потом». Одновременно он совершает много лишних движений, переминается с ноги на ногу, поправляет без конца одежду или становится неподвижным или скованным. Перечисленные симптомы острого беспокойства говорят о перенапряжении психофизиологических функций организма, их расстройстве [14,с. 45].

При состояниях хронического беспокойства и страха человек (ребёнок) находится в напряжённом ожидании, легко пугается, редко улыбается, всегда серьёзен и озабочен. Он не может полностью расслабить мышцы, излишне устаёт, ему свойственны приходящие головные боли и спазмы в различных участках тела. Несмотря на усталость, не удаётся сразу заснуть, так как ребёнку мешают всякого рода навязчивые мысли, догадки предчувствия (там же).

По мнению Г. Эберлейна наличие устойчивых страхов у детей говорит о неспособности их справиться со своими чувствами, контролировать их, когда дети пугаются, вместо того, чтобы действовать, и не могут остановить «разгулявшиеся"чувства [44, с. 67].

Таким образом, мы можем отметить, что ряд параметров современной социально-информационной среды, в которой протекает развитие ребенка-дошкольника: дефицит и формализация общения с родителями, инволюция детской субкультуры, ограничение и упрощение игровых форм освоения действительности, избыточность неадекватной возрастным особенностям детей информации и т. д., — способствует возникновению и фиксации у детей различных негативных эмоциональных состояний. В том числе увеличивается число детей со страхами, беспокойством, неуверенностью, робостью, эмоциональной неустойчивостью. Вместе с тем вполне очевидно, что нарастание страхов у ребенка-дошкольника всегда сопровождается той или иной степенью социальной дезадаптации и нарушения адекватного психического развития, что, в свою очередь, негативно влияет на становление его личности в целом.

В специальной психологической и психотерапевтической литературе существует большое количество определений страха, выделяются его психологические и физиологические признаки, при этом подчеркивается психологическая и физиологическая целесообразность страха [17], [52]. Одни авторы определяют страх как психическое состояние (О.М. Дьяченко), другие как аффективное (З. Фрейд) и эмоциональное состояние (И. Раншбург, А. Роббер, Э. Эриксон). Исследователи связывают страх с такими понятиями как чувство (В.М. Блейхер, И. В. Крук, А. Фром), эмоция (С.Ю. Головин, А. И. Захаров, К. Э. Изард, К. К. Платонов, А. В. Петровский, Ч. Райкрофт, М.Г. Ярошевский), ощущение (С. Степанов), рефлекс (И.П. Павлов) (см., напр., [18], [19], [20]).

Рассмотрев и сопоставив различные определения страха, мы сформулировали следующее рабочее определение: страх — это базовая эмоциональная реакция человека, возникающая в результате опредмечивания тревожности под влиянием действительной, воображаемой или внушенной опасности, угрозы биологическому или социальному существовании.

Страх проявляется в четырех планах: 1) соматические (физиологические) признаки, 2) субъективные (эмоциональные) проявления, 3) особенности когнитивного функционирования и 4) поведенческий репертуар действий. Поведенческие проявления страха выражаются, в основном, в трех формах: нападение, бегство, ступор.

Объекты детских страхов бесконечно разнообразны, и их, особенности находятся в прямой зависимости от жизненного опыта ребенка, степени развития его воображения и таких качеств его личности, как эмоциональная чувствительность, склонность к беспокойству, тревожность, неуверенность в себе и т. д.

Наличие страхов у дошкольников само по себе не является, как правило, какой- либо патологией, обычно носит возрастной, переходящий характер, но и в тоже время сигнализирует в эмоционально- личностной сфере ребенка. Такие страхи возникают у эмоциональных детей в различные периоды детства и имеют свои особенности.

А.И. Захаров выделяет факторы, участвующие в возникновении страхов [18, с. 78]: наличие страхов у родителей, главным образом у матери; тревожность в отношении с ребенком, избыточное предохранение его от опасности и изоляция от общения его со сверстниками; излишне ранняя рационализация чувств ребенка, обусловленная чрезмерной принципиальностью родителей или их эмоциональным неприятием детей; большое количество запретов со стороны родителя того же пола или полное предоставление свободы ребенку родителем другого пола, а также многочисленные нереализуемые угрозы всех взрослых в семье; отсутствие возможности для ролевой идентификации с родителем того же пола, преимущественно у мальчиков, создающее проблемы в общении со сверстниками и неуверенность в себе; конфликтные отношения между родителями в семье; психические травмы типа испуга, обостряющие возрастную чувствительность детей к тем или иным страхам; психическое заражение страхами в процессе общения со сверстниками и взрослыми.

Страхи появляются по разным причинам. Одни ситуации вызывают страх у детей раннего и младшего дошкольного возраста и безопасны для детей 6−7 летних детей. Другие — только у подростков или типичны для детей с хроническими заболеваниями органов дыхательной системы, а иногда они свойственны только городским детям и не встречаются у детей живущих в сельской местности. Но если анализировать общие причины появления стойких страхов в детском возрасте, то выясняется, что все они сводятся к психической травме, которую пережил ребенок [9, с. 91].

По мнению А. И Захарова существует четыре типа ситуаций, при которых у ребенка возникает страх или предрасположенность к нему: подражание; травма (как ранее говорилось); система «наказание-вражда-вина»; постоянно возобновляющийся страх. 6, с. 56]

У А. Фросим отмечал, что причинами страхов у дошкольников является: подражание — естественный процесс, при котором ребенок перенимает многие наши страхи и наше отношение к ним. Очень часто ребенку достаточно увидеть, что мать встревожена, как он начинает беспокоиться. Если все время призывать ребенка к осторожности, непрестанно напоминать, что может причинить себе боль, он ощутит неотвратимость опасности.

Травма-острое психическое переживание, которое оставляет прочный след в нашем сознание. То, что может нанести психическую травму одному ребенку, не оставляет ни какого следа в психике другого. Одни случаи (падение с качели, укус пчелы и т. д.) надолго сохраняются в эмоциональной памяти, другие быстро забываются в зависимости от характера малыша, остроты ситуации, либо реакции родителей по поводу случившегося.

Система «Наказание-вражда-вина" — Когда родители кричат на малыша, ему ясно только одно-они раздражительны и на время утратили любовь к нему. От этой мысли он теряется, так как неспособен так же отчетливо, как родители понять, что же плохого было в его поведении.

Если на этого ребенка постоянно кричат, угрожают ему и наказывают, в нем постоянно накапливается вражда к родителям, и, как следствие, он ощущает вражду, но ему трудно это делать. И он начинает бояться самого этого чувства.

Может стать причиной страха и неспособность ребенка сразу выполнять приказание родителей, и тогда он обижается на них, и в тоже время, чем больше он опасается потерять любовь близких, тем сильнее страх.

Иными словами, как пишет А. Фросим чрезмерные требования к детям, могут создать общую атмосферу страха в семье в двух случаях: когда ребенок опасается, что родители от него откажутся, и не будут любить; когда враждебная реакция нашего малыша по нашим требования заставляет его чувствовать себя менее достойным любви близких, и значит, ощущать ещё большую опасность. [13,с. 45]

Младшие дошкольники начинают страшиться ни мамы и папы, а какого-нибудь другого человека, своим поведением или обязанностями похожего на них (милиционер, воспитатель, а то и Баба-яга да Кощей Бессмертный).

Постоянно возобновляющийся страх- речь идет о тех случаях, когда страх парализует нас и вызывает желание звать нас на помощь. Страх делает нас безвольными, зависящими от других людей и предрасположенности к появлению новых ужасов.

Ребенок легко становиться жертвой страха, если в его поведение проявляются типичные симптомы неуверенности в себе: грызет ногти; сосет палец и т. д.

Когда какой- либо из этих симптомов проявляется особенно сильно, то лечение его будет эффективным, только в том случае, если помочь ребенку избавится от своей неуверенности [13, с. 20].

Часто дети сами вызывают у себя эмоции страха. Это подтверждает существование у ребенка потребности в переживание страха.

К трем-четырем годам ребенок (почти каждый) время от времени испытывает во время сна страх, просыпается в страхе с ощущением, что произошло, что-то ужасное. Обычно родители могут легко успокоить ребенка, объяснив ему, что он находится в своей комнате. Иногда ребенок может оставить свет в своей комнате, лучше это сделать во избежание появления страха.

Страхи разнообразны: страх перед животными, страхи перед лягушками, мышами, насекомыми.

Ведь страх выполняет функцию защиты и мобилизации сил организма ребенка перед лицом опасности. Лишившись страхов, ребенок будет беззащитен и не сможет адекватно ответить на опасность. Отмечая положительное значение страха, когда он может буквально парализовать ребенка. Ведь дошкольник не всегда способен справиться с тем отрицательным зарядом, который несёт в се страх.

Страх, как отмечает Е. Е. Алексеева, являясь одной из фундаментальной эмоций человека, возникает в ответ на действие угрозы. Появление страха у детей дошкольного возраста разнообразны. Большое количество страхов у детей данного возраста связано, прежде всего, с интенсивным развитием эмоциональной сферы у ребенка, с осознанием проблем жизни и неизбежной смерти. Причинами страха могут быть события, условия или ситуации, являющиеся началом опасности. Автор указывает на то, что Боулби отмечает, что причиной страха может быть либо присутствие чего-то, что обеспечивает безопасность. Страх может иметь своим предметом какого-либо человека или объект. Иногда страх не связан ни с чем конкретным, такие страхи переживаются, как беспредметные. Страх может вызываться страданием, это связано с тем, что в детстве сформировались связи между этими чувствами [1].

А.И. Захаров отмечает, что страхи детей можно разделить на возрастные и невротические. Захаров А. И. также выделил возрастные нормы страхов для детей дошкольного возраста: для мальчиков трех лет — 7, для девочек трех лет — 9 страхов являются возрастной нормой. В возрасте четырех лет у детей картина меняется — для мальчиков — 9, а для девочек — 7 страхов становится нормой. В возрасте от 3 до 5 лет дети боятся темноты, одиночества, замкнутого пространства, также боятся уколов, укусов, боли, сказочных персонажей, высоты, крови и неожиданных звуков. Для пятилетних мальчиков — 8 страхов является возрастной нормой, а для пятилетних и шестилетних девочек — 11. Для шестилетних и семилетних мальчиков, которые еще не пошли в школу, индекс страхов составляет 9, а для семилетних девочек-дошкольниц норма страхов имеет максимальное значение — 12. Типичными страхами детей 5 — 7 лет являются: страх войны, нападения, смерти, смерти родителей, животных, глубины, страшных снов, огня, пожара, заболеть и страх наказания. Если, по мнению автора, количество страхов ребенка превышает возрастную норму в 1,5 раза, то уже можно говорить о том, что психика ребенка находится в состоянии напряжения и необходимы специальные психологические меры по нормализации эмоционального состояния ребенка [5].

Возрастные страхи — страхи, возникающие у эмоционально чувствительных детей, как отражение особенностей их психического и личностного развития; с возрастом могут самопроизвольно исчезать. Невротические страхи — страхи, отличающиеся большой эмоциональной интенсивностью и напряженностью, длительностью или постоянством течения; они оказывают неблагоприятной влияние на формирование характера и личности, болезненное заострение, взаимосвязь с другими невротическими расстройствами и переживаниями. Захаров А. И. также отмечает факторы, участвующие в возникновении страхов у детей дошкольного возраста:

— наличие страхов у родителей, главным образом у матери;

— тревожность в отношениях с ребенком, избыточное предохранение его от опасностей и изоляция от общения со сверстниками;

— излишне ранняя рационализация чувств ребенка, обусловленная чрезмерной принципиальностью родителей или их эмоциональным неприятием детей;

— большое количество запретов со стороны родителя того же пола или полное предоставление свободы ребенку родителем другого пола, а также многочисленные нереализуемые угрозы всех взрослых в семье;

— отсутствие возможности для ролевой идентификации с родителем того же пола, преимущественно у мальчиков, создающее проблемы в общении со сверстниками и неуверенность в себе;

— конфликтные отношения между родителями;

— психические травмы типа испуга, обостряющие возрастную чувствительность детей к тем или иным страхам;

— психологическое заражение страхами в процессе общения со сверстниками и взрослыми [4].

Таким образом, почва для появления страхов может быть подготовлена, и как пишет Е. Е. Алексеева, остается лишь появиться угрожающему стимулу, который спровоцирует неадекватное проявление ребенка. Еще отмечает автор, страхам подвержены те дети, которым не свойственны проявления агрессивности, которые не умеют давать сдачи в ответ на выпады обидчика. Далее автор отмечает, что специфика работы с ребенком дошкольного возраста имеет особенности: взрослый, который разговаривает с ребенком по поводу страхов (лучше, если это будет близкий ребенку взрослый, но не родитель, поскольку ряд вопросов связан с взаимоотношениями ребенка и родителей), не должен делать никаких интонационных и смысловых акцентов. Говорить с ребенком нужно ровным, спокойным, эмоционально не окрашенным голосом, поскольку главное в проведении диагностики страхов — это полное принятие проблем, в данном случае страхов ребенка [1].

Анализируя научно-практическую работу профессора А. И. Захарова, Е. Е. Алексеева, предлагает использовать для диагностики страхов опросник «Страхи у детей», куда вошли вопросы, отражающие наиболее характерные страхи у детей. Диагностика не предполагает опроса детей по предложенному списку страхов, более того, спрашивать ребенка лучше всего в игре, когда вопросы задаются как бы, между прочим. Утвердительные ответы на вопросы засчитываются как один балл.

Если с ребенком беседуют родители или психолог, то можно задать дополнительные вопросы, которые касаются взаимоотношений ребенка с педагогом: «Ты боишься или не боишься (и. о. воспитателя)?»; «Ты боишься или не боишься, что тебя накажет (и. о. воспитателя)?». Положительные ответы на эти вопросы могут свидетельствовать о психологическом дискомфорте ребенка при нахождении в детском саду [1].

М. Габрунер и В. Соколовская предлагают использовать для оценки уровня развития тревожности и страхов детей дошкольного возраста тест «Сказка» (приложение), составленный знаменитым детским психологом, доктором Луизой Дюсс. Тест состоит из десяти сказок, которые сближает общий фактор — персонаж, с которым ребенок будет себя идентифицировать. Все сказки заканчиваются вопросительной фразой, ответ на которую должен дать ребенок. Авторы также приводят методические указания к проведению данного теста:

1. Необходимо предоставить ребенку тест как игру, попытаться сделать так, чтоб ребенок сам попросил рассказать сказку.

2. Не нужно комментировать ответы ребенка и торопить, говоря: «Слушай теперь другую сказку».

3. Если ребенок проявляет тревогу, излишнюю возбудимость или безразличие, рассеянность, необходимо прервать сказку и попробовать рассказать ее в другой раз.

4. При тестировании необходимо соблюдать спокойствие и дружелюбие.

Признаком хорошего психологического здоровья можно считать то, что ребенок, слушая сказку, дает волю своим чувствам, некоторые рассказы вызывают у него страх, замешанный на удовольствии и возбуждении; желание эпизодически вспомнить мрачные и будоражащие воображение ситуации — признак нормы. Признаком патологической реакции на тест является желание прервать рассказ, преждевременно закончить его, ребенок отказывается отвечать на вопросы, не хочет слушать рассказы, содержащие элементы тревоги и беспокойства, настойчиво стремится опережать события или начать сказку сначала. Для диагностики уровня развития страхов можно использовать Пятую сказку «Страх», цель: задать вопрос, искусно замаскированный и имеющий познавательную цель. «Один мальчик говорит себе тихо-тихо: „Как страшно!“ Чего он боится?» Также можно использовать Девятую сказку «Новость», цель: выявления у ребенка чувства неоправданной тревожности или страха. «Один мальчик возвращается с прогулки (из школы, со двора и т. п.), и мама ему говорит: „Наконец-то ты пришел. Я должна рассказать тебе одну новость“. Какую новость хочет сообщить ему мама?». Для каждой сказки предлагаются нормальные и настораживающие варианты ответов детей [2].

Педагог-психолог Л. М. Гусева предлагает использовать различные методы для психологической диагностики детей: 1) Проективный тест «Рисунок семьи» представляет богатую информацию о субъективной семейной ситуации исследуемого ребенка. 2) Проективная методика «Несуществующее животное». Данная методика определяет наличие страхов, тревожности, неуверенность в себе. 3) Проективная «Я, мама, детский сад» позволяет определить эмоциональное благополучие ребенка в семье и детском саду и др. [3].

Авторы пособия «Педагогическая диагностика в детском саду» Е. Г. Юдина, Г. Б. Степанова, Е. Н. Денисова в качестве основного метода психолого-педагогической оценки эмоционального состояния ребенка предлагают использовать наблюдение в следующих ситуациях, в которых можно пронаблюдать и оценить степень эмоционального реагирования ребенка на эти воздействия. Страх:

— приход в детский сад, появление где-нибудь,

— незнакомая удивительная игрушка,

— поломка игрушки,

— плач, крик сверстника, друга,

— занятие, на котором что-то не получается,

— незнакомый звук,

— воспитатель запрещает, ругается, кричит,

— незнакомое помещение,

— появление незнакомых взрослых или детей,

— приближение незнакомых людей [11].

Таким образом, определение с помощью тестов наличие страхов у детей (когда количество страхов превышает допустимую возрастную норму) позволяет взрослым определить проблему ребенка, выявить проявления страха, которые мешают ребенку адаптироваться в социальной действительности, также ориентируют взрослого на принятие необходимых психокоррекционных мер воздействия.

1.2 Методы психологической коррекции страхов у детей старшего дошкольного возраста

Среди разработанных методик коррекции детских страхов наибольшей популярностью и эффективностью пользуются рисуночные и игровые методы, разработанные Захаровым А. И., позволяющие предупредить развитие невротических отклонений в поведении детей.

Рисование страхов. Захаров А. И. на первом этапе предлагает рисование в группе по следующим, поочередно предлагаемым на каждом занятии темам: «В детском саду», «На улице, во дворе», «Дома», «Семья», «Что мне снится страшное» (или «Чего я боюсь днем»), «Что было со мной самое плохое (или хорошее)», «Кем я хочу стать». Темы данных занятий дают возможность отобразить проблемы во взаимоотношениях ребенка в детском саду, дома, отобразить наиболее яркий страх, что может послужить основой для последующей, психотерапевтически ориентированной работы. Следующим этапом рисования в группе может быть направленное устранение всех страхов, которым подвержен ребенок. Для этого в индивидуальной беседе выясняют, чего боится ребенок. Составив список страхов, воспитатель дает задание нарисовать их. Детям объясняется цель рисования страхов как способа избавления от них. Каждому ребенку дается задание нарисовать первый, идущий по индивидуальному списку страх, после выполнения задания, предлагается нарисовать следующий. Важно каждый раз выражать одобрение по поводу выполнения задания. Через несколько дней проводится обсуждение рисунков, с каждым ребенком индивидуально, во избежание подражания детьми друг друга. Последовательно показывают рисунки и спрашивают о том, боится или нет теперь. Отрицание страха закрепляется похвалой. Оставшиеся страхи предлагается нарисовать снова, но так, чтобы на рисунках ребенок изобразил себя небоящимся. Подобная установка действует в качестве косвенного внушения или дополнительного стимула преодоления страха. Через несколько дней после окончания повторного рисования страхов проводится индивидуальное обсуждение рисунков, снова задается вопрос, боится ребенок или нет, положительный успех закрепляется похвалой. Как отмечает автор, большинство детей из тех, кто после первого тура рисования еще боялся, перестают испытывать страх [4].

Программа Центра лечебной педагогики «Развитие творческих способностей ребенка на занятиях изобразительной деятельностью» по развитию творческих способностей детей, имеющих различные нарушения развития, предлагает использовать метод рисования образов, выражающих страхи ребенка, депрессию и другие состояния души. Для преодоления травмирующих ребенка ситуаций программой рекомендуется использование различных методик:

1 — Рисование знакомых ребенку персонажей, героев сказок и мультфильмов, которые так же как ребенок, испытывают страх.

2 — Рисование-игра, когда сначала изображается объект тревоги, а затем его закрашивают.

3 — Изображения образа, страшащего ребенка, гуашью или акварелью на кафеле в ванной комнате.

4 — Изображение объекта страха, трансформируя и изменяя его облик.

5 — Гармонизация состояния ребенка, переживающего страх, путем использования красок различных цветов и различной насыщенности.

6 — Рисование на больших листах бумаги широкой кистью или руками.

Авторы программы отмечают, что воплощение в рисунке образов, связанных со страхом, тревогой позволяет ребенку увидеть этот страх со стороны, пережить его еще раз, рассмотреть подробно все его качества. Ребенок может вычленить различные эмоции внутри своего переживания (страха). Силу переживания снимает и степень подробности проработки образа (страха). Присутствие педагога и тесный контакт в процессе изображения ситуации, страшащей ребенка, позволяют разделить с ним травмирующее переживание, облегчают для ребенка его тяжесть [9].

Игровая коррекция страхов. Захаров А. И. предлагает работу по коррекции детских страхов вести в несколько этапов. На первом этапе детям предлагается комплекс подвижных игр (5 + 5). В первую пятерку входят следующие игры:

1. игры с мячом, предполагающие внезапное бросание мяча друг другу детьми, сопровождающееся словами «на», «держи» и т. п. ;

2. поочередное проникновение с разбега в круг детей, держащихся за руки;

3. борьба-соревнование, сражения на саблях, метание мяча друг в друга;

4. лазание на перегонки по шведской стенке и спрыгивание вниз на мат (со страховкой взрослого), перепрыгивание веревки, небольшой ямки с песком;

5. прохождение по детским стульям, находящимся на расстоянии друг от друга, с тем, чтобы вернуться обратно и, спрыгнув с последнего стула, получить приз.

Эти игры развивают быстроту реакции, уменьшают эмоциональное торможение и скованность. Следующие пять игр развивают достигнутые результаты и позволяют уменьшить страхи и неуверенность в себе:

1. «Пятнашки» — своеобразная разминка к последующим играм, содержит ряд правил, которые осложняют задачу (ограниченность пространства, расставленные стулья, пятнать только по спине);

2. «Жмурки» улучшает настроение детей, двигательное оживление. Ведущий в этой игре всячески пытается напугать тех, кого он ищет, чтоб участники игру обнаружили себя. Игра способствует развитию выдержки, терпения у нервно ослабленных детей, также игра способствует снижению страха темноты, одиночества, неожиданного, внезапного воздействия.

3. «Прятки». Данная игра также способствует снижению интенсивности страха одиночества.

4. «Кто первый?» — в игре создаются элементы ожидания, неизвестности, путаницы и вместе с тем неожиданности и внезапности. Психологический механизм воздействия этой и следующей игры заключается в преодолении посредством эмоционального вовлечения и группового подражания состояния скованности и торможения, когда нужно действовать, снять оцепенение, страх и неуверенность в себе.

5. «Быстрые ответы». В быстром темпе детям, стоящим на одной линии, задаются вопросы, на которые нужно ответить сразу же, без долгого раздумывания.

Следующим этапом игровой коррекции страхов являются ролевые игры, проводимые по сюжетам известных сказок. Знание психологии сказочных персонажей помогает содержательно построить игровые занятия — драматизацию известных сказок — с целью объединения детей, улучшения их взаимодействия, развития ролевых функций общения и преодоления страхов. Для чтения отбираются сказки, доступные возрасту, которые читаются через день в течение определенного времени. После знакомства со сказками выбираются те из них, которые представляют наибольший интерес для детей, главное в том, чтобы ребенок сыграл роль того сказочного персонажа, которого боится, т. е. был в его образе и тем самым отреагировал чувство страха перед ним [4].

Также А. И. Захаров предлагает использовать игровую коррекцию поведения, драматизируя в группе историй на темы страхов, оставшихся после рисования. Каждый из них отражается в виде отдельных фантастических историй — это сказки типа: «Жил-был…», реальные истории воспроизводят то, чего боится ребенок в жизни по типу: «Однажды…». Истории могут сочиняться дома, о чем сообщается родителям с просьбой записать их. После того, как в группе будет подготовлено несколько историй, детям предлагается их инсценировать. Автору истории предлагается выбрать роль для главного героя и остальных действующих лиц. Цель ролевой трансформации поведения — изжить страх перед сказочным или реальным образом посредством овладения, манипулирования в игре, регулирование ранее подавленных в связи с ним эмоций [5].

Рогов Е.И. в пособии «Настольная книга практического психолога в образовании» предлагает следующие методы коррекции страхов, не связанных с нарушениями личностных отношений:

1) Повышение общего уровня эмоционального переживания ребенка, т. е. научить ребенка испытывать положительные эмоции, что может быть достигнуто разнообразными игровыми методами.

2) Разыгрывание ситуации взаимодействия с предметом страха в игре, что помогает отрегулировать остаточное напряжение от стрессового воздействия, которое порождает явление неадекватного страха в обычных неэкстремальных ситуациях. Для игры рекомендуется подобрать игрушки, похожие на тот предмет, которого боится ребенок и поиграть в «страх», разыграть тот сюжет, в котором может «расправится» со своим страхом, отыграть свои эмоции в символической форме и избавиться от напряжения.

3) Манипулирование предметом страха — способность управлять пугающим предметом, держать его в руках поможет ребенку приобрести чувство превосходства, властвования над ним.

4) Эмоциональное переключение, т. е. показать ребенку незначительность пугающего объекта, которое может быть подчеркнуто короткой фразой, выразительным жестом, как бы отбросить, проигнорировать его, при этом важна интонация, с которой произносятся слова, заражая ребенка уверенностью и спокойствием.

5) Подражание и заражение, когда ребенок, подражая взрослому не только в поведении, но и оценкам, заражается его состоянием. Поэтому из окружения ребенка должны быть удалены тревожные, истеричные люди.

6) Эмоциональные качели. Принцип заключается в переходе одного состояния в другое — противоположное. Для эмоциональных процессов качели означают попеременный переход от состояния опасности к состоянию безопасности, где ребенок испытывает прочность своих регуляторных возможностей, обучается управлять своим состоянием.

7) Эмоциональный конфликт. Поскольку страх — эмоциональное явление, то «вытормозить» его можно более сильной эмоцией. Воздействие на ребенка должно быть направлено не на его разум, а происходить опосредовано, либо через создание ситуации, в которой возможно овладение страхом, либо через формирование дополнительных эмоциональных отношений, которые устраняют страх.

8) Анатомирование страха — достаточно старый педагогический прием, это объяснение ребенку, что собой представляет пугающий его предмет, как он устроен, «откуда берется». Здесь коррекционная работа проводится не с самим страхом, а с личностным отношением ребенка к причинам их породившим, в случае успеха, страх исчезает сам.

9) Привыкание или сенсибилизация — уменьшение чувствительности по отношению к пугающему объекту, которое происходит в результате узнавания ребенком того, что из себя представляет объект его страха, а также в результате наблюдения ребенком нейтрального отношения взрослого к страшному объекту [10].

Л. Костина, анализируя основы психокоррекционной работы с детьми, отмечает, что в дошкольном возрасте одним из наиболее эффективных методов является игровая терапия. В связи с этим, автор предлагает оригинальную интегративную игровую терапию для коррекции высокого уровня тревожности, страхов у детей дошкольного возраста [6].

Л.М. Гусева в психокоррекционной работе с детьми предлагает использовать групповую терапию и следующие ее виды:

1. Танцевальная терапия, в которой движения приводят к экспрессивному освобождения чувств, снятию напряжения.

2. Терапия искусством, где образы художественного творчества отражают все виды подсознательных процессов, включая страхи, которые легче выражаются с помощью зрительных образов.

3. Двигательная терапия, тесно связана с танцевальной терапией, где все отрицательные эмоции съеживают фигуру человека, а все положительные — «развертывают».

4. Телесная терапия. Двигательные упражнения поощряют высвобождение примитивных чувств, использование физического контакта, такого, как массаж, способствует снятию напряжения.

5. Тренинг умений и навыков, целью которого является обучение приспособительным умениям, полезным при столкновении со сложными жизненными ситуациями.

6. Игровая терапия. Игра придает конкретную форму и выражение внутреннему миру ребенка [3].

7. Сказкотерапия. Как отмечает А. И. Захаров, знание психологии сказочных персонажей помогает содержательно построить драматизацию известных сказок с целью объединения детей, преодоления страхов перед сказочными персонажами: Змеем Горынычем, Бабой Ягой, Кощеем, волком [5].

А.М. Поваляева, составитель сборника «Нетрадиционные методы в коррекционной педагогике», предлагает использовать в рамках игровой терапии куклотерапию. Цель куклотерапии — помочь детям ликвидировать болезненные переживания, укрепить психическое здоровье. Продуманный подбор соответствующих игрушек способствует выражению чувств: 1) игрушки из реальной жизни (кукольное семейство, кукольный домик, машины, лодки и т. п.), 2) игрушки помогающие снять агрессию (солдатики, ружья, игрушки, изображающие диких животных и др.), 3) игрушки для творческого самовыражения и ослабления эмоций (песок и вода). Иногда кукла может вызывать у ребенка сильные эмоции, эмоциональную привязанность, можно этой кукле роль защитника (пока кукла здесь, тебя никто не обидит) [8].

Таким образом, из разнообразных методов и приемов психологической коррекции страхов выделяется использование изобразительного творчества и игры, как одних из ведущих видов деятельности детей дошкольного возраста. Тем самым можно подчеркнуть своевременность и актуальность этих способов воздействия, дающих возможность помочь детям справится с их страхами.

1.3 Особенности арт-терапии как метода коррекции страхов у детей старшего дошкольного возраста

К наиболее часто встречающимся методам можно отнести арт-терапию — терапию искусством (сказкотерапию, куклотерапию) и игровую терапию. Данные методы считаются наиболее эффективными, поскольку являются привычной и любимой деятельностью ребенка.

Игровая деятельность имеет особое значение в психическом развитии ребенка (Л.С. Выготский, 1966; А. Н. Леонтьев, 1972; Д. Б. Эльконин, 1999). Сюжетно-ролевая игра — ведущий тип деятельности ребенка дошкольного возраста (Д.Б. Эльконин, 1999, А. Н. Леонтьев, 1972). Это деятельность, в которой ребенок сначала эмоционально, а затем и интеллектуально осваивает всю систему человеческих отношений, это особая форма освоения действительности путем ее воспроизведения, моделирования [15].

Игра имеет несколько функций и одна из них — терапевтическая. По мнению Е. С. Жорняк, игровая терапия — нередко единственный путь помощи тем, кто еще не освоил мир слов, взрослых ценностей и правил, кто еще смотрит на мир снизу вверх, но в мире фантазий и образов является повелителем [19].

Г. Л. Лэндрет уравнивал по значимости речь для взрослого и игру для ребенка [12].

Кратко изложим основные теории игровой терапии.

Впервые к терапевтическим функциям игры обратились представители психоаналитического подхода. А. Фрейд и М. Кляйн исследовали деятельность ребенка в игре, поскольку метод свободных ассоциаций, предложенный З. Фрейдом, не был достаточно информативным для работы с детьми. Интерпретация игры проводилась на основе традиционных психоаналитических воззрений. А. Фрейд использовала игру для построения прочных позитивных отношений между терапевтом и ребенком, М. Кляйн рассматривала игру как средство самовыражения и интерпретировала непосредственно игровое поведение ребенка [14].

Благодаря дальнейшим исследованиям возникло направление недирективной игровой психотерапии. Оно было основано на гуманистической психологии К. Роджерса. Метод недирективной игровой терапии, разработанный В. Экслайн и Г. Л. Лэндретом, представляет собой спонтанную игру в игровой комнате при создании безопасных психотерапевтических условий.

Основная задача терапевта при проведении недирективной игровой терапии — создать доверительную атмосферу, способствующую развитию личностного ресурса ребенка. Г. Л. Лэндрет подчеркивал важность трех моделей поведения терапевта: 1) «реалистичности», позволяющей включиться в доверительные отношения с ребенком; 2) умения выражать принятие ребенка; 3) умения передавать чувство понимания ребенку, т. е. возможности войти в мир ребенка [12].

Директивная игровая терапия как направление представлена Д. Леви. Метод «освобождающей терапии» заключается в составлении сюжета, касающегося главной проблемы ребенка. А. И. Захаров отмечает, что данный метод эффективен при устранении страха, боязливости, спровоцированных травмирующим опытом [4]. Заранее разработанный план игры, четкое распределение ролей предлагаются ребенку уже в готовом виде. Это позволяет создать несколько возможных вариантов решения проблемы. В результате происходит осознание ребенком своих внутренних конфликтов и противоречий.

Направление поведенческой игровой психотерапии основывается на теориях Б. Ф. Скиннера и А. Бандуры. Сама игра не наделяется специфическими терапевтическими качествами и рассматривается как способ вовлечения ребенка в поведение, которое затем подкрепляется. Однако, подчеркивается, что игра — идеальная ситуация для разрыва связи между стимулом и неадаптивной реакцией на него [14].

Первичным источником изменения поведения ребенка, с точки зрения поведенческой игровой психотерапии, становится предъявление ребенку негативных и позитивных последствий его поведения. В первую очередь терапевт ставит задачу изменить и скорректировать установки и убеждения ребенка.

Применение игры отечественными психологами основывается на теории игры, наиболее полно разработанной в трудах Д. Б. Эльконина, Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева. Как говорилось выше, развитие и изменение всех психических процессов происходит, прежде всего, в деятельности. У дошкольника ведущая деятельность — игра, поэтому она и является ведущим средством психотерапии данного возраста.

О.А. Карабанова в своей книге «Игра в коррекции психического развития ребенка» называет основные психологические механизмы коррекционного воздействия игры: 1) моделирование системы социальных отношений в особых игровых условиях, исследование ребенком этих отношений и ориентировка в этих отношениях; 2) принятие разнообразных ролей ребенком, способствующее изменению его позиции, преодолению личностного и познавательного эгоцентризма; 3) организация ориентировки ребенка в переживаемых им эмоциональных состояниях, обеспечение их осознания благодаря вербализации; 4) формирование наряду с игровыми реальных отношений между детьми как равноправных партнерских отношений сотрудничества и кооперации [8].

Особое место в игровой деятельности детей, испытывающих различные страхи, занимает сюжетно-ролевая игра. Этот вид игры, по мнению М. Ш. Вроно, имеет важное воспитывающее значение, на ее основе, считает автор, можно моделировать различные реальные ситуации из жизни взрослых, воссоздавать положительный или отрицательный образ, воспроизводить объективную логику событий в определенной последовательности [2]. Игра выделяет и моделирует социальные отношения с помощью ролей, игровых действий, игровых предметов и замещения.

А.И. Захаров разработал методику игровой психотерапии, в том числе эффективную при работе с детскими страхами. Методика является частью целого комплекса различных воздействий на ребенка, включающего и семейную психотерапию. Игра рассматривается им и как самостоятельный метод, и как составная часть, сочетающаяся с рациональной и суггестивной психотерапией. А. И. Захаров предлагает следующую последовательность приема ребенка: 1) беседа; 2) спонтанная игра; 3) направленная игра; 4) внушение [5].

Сюжетно-ролевая игра имеет несколько функций: диагностическую, психотерапевтическую, развивающую.

А.А. Шведовской исследовались возможности сюжетно-ролевой (режиссерской) игры в диагностике детско-родительских отношений. Целью исследования было выявление качественных критериев оценки игровых действий, позволяющих эффективно диагностировать особенности детско-родительских отношений [24].

Для достижения целей была предложена игровая методика «Игра в семью», которая включает в себя следующие структурообразующие части:

1) игровой материал (позволяет проявить особенности взаимоотношений и ролевых распределений в семье);

2) тактика взаимодействия психолога с ребенком (строится на основе положительных эмоциональных отношений, содержит директивные и недирективные элементы);

3) формальные и содержательные критерии оценки игровых действий (продолжительность и основное содержание игры, степень речевой активности, используемые речевые формы, доминирующий сюжет игры, основные предметные предпочтения, выраженность эмоционального отношения, наличие агрессивных предметов в сюжете и так далее).

Игровой материал разделен на три категории: 1) персонажные игрушки с фиксированной игровой функцией; 2) игровые предметы для неструктурированных игр; 3) заместители предметов быта.

В протоколе наблюдения за игрой в свободной форме фиксируются все действия и высказывания ребенка по заданным показателям. Данные протокола оцениваются по определенным критериям, разделенным на два блока.

Первый блок критериев: средняя продолжительность игры, степень речевой активности, основные речевые формы, поло-ролевая идентификация, уровень предметного замещения, степень овладения пространством, уровень развития игровой деятельности.

Второй блок критериев: наличие основного сюжета, наличие предметных предпочтений, выраженность эмоционального отношения, использование агрессивных предметов, наличие намеренных конфликтных ситуаций, реакция на окончание, выход из направленного конфликта, выбор членов семьи.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой