Новообразования в газетно-публицистическом стиле 90-х годов ХХ века

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Журналистика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. СЕМАНТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НОВООБРАЗОВАНИЙ

1.1 Основание исследования новообразований в газетно-публицистическом стиле

1.2 Семантическая характеристика новообразований

1.3 Экспрессивно-стилистическая характеристика новообразований

ГЛАВА II. СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НОВООБРАЗОВАНИЙ

2.1 Узуальное словообразование

2.2 Окказиональное словообразование

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ПРИЛОЖЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Газетно-публицистический стиль представляет продуктивный материал для исследования новообразований, поскольку новации последних лет наиболее широко представлены в газетной публицистике, в которой в силу специфики стиля новые слова находят регистрацию гораздо раньше, чем в других источниках.

Новообразование как компонент газетного текста является отражением особенностей функционального стиля: и тех, которые являются константными, и тех., которые определяются состоянием общества и позволяют уловить общий «социокультурный «фон и своеобразный «дух времени».

Актуальность темы дипломной работы обусловлена существующими тенденциями в лингвистике, заключающимися в «движении от изучения языковой системы, к анализу живых процессов речи» (1).

Системные характеристики новообразований / семантические и словообразовательные / дополняются исследованием процессов их взаимодействия со сферой функционирования, в данном случае — газетно-публицистическим стилем. Изучение новообразований как речевых инноваций отвечает функциональному подходу и в плане внимания к динамическим процессам в языке. Новообразования наряду с другими типами новых слов представляют интерес при выявлении направления развития системы языка, в особенности ее лексического и словообразовательного уровней. Без изучения современных инноваций невозможно понять настоящего и будущего тех процессов, которые привели к современному неологическому «буму». Цель работы — системный / семантический и словообразовательный / анализ новообразований в плане описания и выявление особенностей, обусловленных сферой их функционирования — газетно-публицистическим стилем. Для ее реализации поставлены следующие задачи: 1/ определив понятие «новообразование «, выделить те критерии этого понятия, которые особенно значимы для поставленной задачи; 2/ охарактеризовав язык газеты, выявить стилеобразующие черты; определить особенности стиля, являющиеся причиной широкого распространения на его лексическом уровне новообразований; 3 / установить в рамках категориальных значений / предмет, признак, действие/ системную организацию семантики новообразований; 4 / выявить роль различных факторов, влияющих на характер экспрессии новообразований; 5 / определить способы образования и наиболее активные морфемы в производстве новообразований в границах лексико-грамматических классов; 6 / установить продуктивность основных узуальных и окказиональных способов словообразования

На обсуждение выносятся следующие положения: 1. Новообразование — новое слово речи, обладающее как номинативностью, так и экспрессивностью, созданное в соответствии со словообразовательным типом или с его нарушением, сохраняющее ощущение «новизны» независимо от момента создания и не отмеченное к этому времени в лексикографических источниках. 2. Для современных средств массовой информации по-прежнему актуален обоснованный В. Г. Костомаровым признак газетно-публицистического стиля, заключающийся в одновременной ориентации на экспрессию и стандарт. Новообразование, как ни одна другая лексическая единица отвечает этому признаку. Будучи новой единицей речи, новообразование создает экспрессию новизны, которая сопровождается и другими компонентами экспрессии, обусловленными заложенными в нем эмоциями, оценками и стилистической окраской. С другой стороны, большинство новых слов стандартны, произведены по известным и даже продуктивным моделям, поскольку созданное новое слово должно быть понято массовой аудиторией. 3. Семантика, словообразование и экспрессивность новообразований отражают особенности газетно-публицистического стиля: изображение массовых, общественных событий; ярко выраженная тенденция к разговорности; стремление к косвенному воздействию на адресата сообщения.

Объектом исследования послужили новообразования, извлеченные методом сплошной выборки из периодических изданий 1997−2000 годов /более 150 единиц/. Под новообразованиями / окказионализмами / понимаются новые слова, функционирующие в речи, сохраняющие новизну независимо от момента создания, обладающие номинативностью и экспрессивностью, образованные как в соответствии со словообразовательным типом, так и с нарушением его.

Источниками фактического материала являются центральные газеты, характеризующиеся массовым распространением и наиболее значимые в современный период / «Комсомольская правда», «Аргументы и факты», «Независимая газета», «Культура», «Сегодня», «Правда», «Литературная газета», «Новое дело» и др.

Хронологические рамки изучения лексики охватывают период 90х годов, когда вместе со сменой идеологии в нашей стране изменились специфика и роль средств массовой информации, лексическая система газетно-публицистического стиля стала характеризоваться еще большей открытостью, что не может не представлять интереса для изучения. Основой исследования являются современные тенденции, касающиеся общих характеристик языка — тесная связь и взаимообусловленность языка, мышления и культуры, опосредованное представление действительности в языке, коммуникативная предназначенность языка, системность языка, взаимоотношения языка и речи.

Практическую значимость работы мы усматриваем в возможности использования материалов, наблюдений и выводов дипломной работы при разработке спецкурсов и спецсеминаров по проблемам неологии и стилистики средств массовой информации. Возможно привлечение материалов дипломной работы к формированию словаря окказиональных слов соответствующего периода.

Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и приложения.

ГЛАВА 1. СЕМАНТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НОВООБРАЗОВАНИЙ

1.1 Основания исследования новообразований в газетно-публицистическом стиле

В данном разделе рассматриваются новообразования в качестве объекта лингвистического анализа, а также описывается язык газеты как стилевое единство и характеризуется современное состояние средств массовой информации.

На основании уже имеющейся в русской лингвистике традиции изучения новых слов (А.И. Смирницкий, Ф. Ф. Фортунатов; В. В. Виноградов, Г. О. Винокур) в последней четверти ХХ века с формированием неологии развивается несколько аспектов в изучении инноваций и их отдельных типов. Но наиболее многочисленны исследования, посвященные неологизмам современного русского литературного языка. Новые слова исследуются в них как с различных точек зрения, так и на разножанровом литературном материале.

Анализируются следующие аспекты изучения новых слов: словообразовательный (О.И. Александрова, О. А. Габинская, Е. А. Земская, М. У. Калниязов, В. В. Лопатин, Р. Ю. Намитокова, Е. В. Сенько, И. С. Улуханов, Эр. Хан-Пира, Н. М. Шанский и др.), лексико-морфологический (А.А. Брагина, А. Г. Лыков, Л. В. Пацера, И. С. Улуханов и др.), лексикографический (В.Г. Гак, Н. З. Котелова, Е. В. Розен и др.), стилистический (О.А. Александрова, Г. О. Винокур, П. Гончаров, Н. П. Колесников, Р. Ю. Намиткова, М. А. Петриченко, Эр. Хан-Пира и др.).

Подчеркивается, что в рамках стилистического аспекта новые слова исследуются на материале газетной и журнальной публицистики (А.А. Радченко, М. У. Калниязов, Л. И. Джоглидзе, Н. И. Сергеева, Л. В. Пацера, С. В. Ильясова, Г. В. Клименко, О. А. Габинская, А. Г. Новоселова, А. Д. Юдина, Е. В. Говердовская, Э.Х. Гаглоева).

При существующем разнообразии направлении и подходов к проблеме новых слов центральным для каждого из них является вопрос о предмете исследования

Концептуальным для определения понятия новообразования явилось введенное Ф. де Соссюром разграничение языка как системно-структурного образования и речи, речевой деятельности — как реализации воплощения языка. В соответствии с этим новые производные слова разделяются на новые слова языка (неологизмы) и новые слова речи (новообразования)

Новообразование отличается от неологизма тем, что является проявлением разового словотворчества; не воспроизводится, а творится; по этой причине сохраняет свою новизну независимо от времени создания (А. Г. Лыков).

Другим важным параметром для определения статуса новообразований является соответствие новых слов норме и системе языка.

Рядом исследователей при подходе к новым словам с позиции их соответствия норме еще со времен Г. О. Винокура и А. И. Смирницкого постулируется выделение так называемых потенциальных слов, то есть таких новых слов, которые полностью отвечают словообразовательным возможностям языка, то есть потенциально возможны

В вопросе их соотношения с типами новых слов в научной практике нет единой точки зрения.

Потенциальные слова как образованные в соответствии с нормой противопоставляются окказиональным, которые образуются с нарушением тех или иных законов действия словообразовательного типа (Е.А. Земская, А. Г. Лыков, Р. Ю Намитокова) Им может отводиться место и на одном уровне классификации с неологизмами и окказионализмами как новым словам на грани языка и речи (Е.В Сенько)(9).

Представляется целесообразным, придерживаясь предложенного Н. И. Фельдман и А. Г. Лыковым понимания статуса окказиональные слов использовать понятие собственно окказионализма в целях разграничения указанных типов новых слов и устранения совпадения терминов.

Потенциальные слова и нормативны, и системны. Собственно окказионализмы ненормативны, но системны, так как возможность нарушения словообразовательного типа, происходящего при окказиональном словообразовании, заложена в самой системе

Остальные из выделенных А. Г. Лыковым «признаков окказионального слова (номинативная факультативность, экспрессивность, индивидуальная принадлежность) оставляют некоторый простор для дискуссии. Так, в ситуации коммуникативного акта новое слово не может быть номинативно факультативным, поскольку имеет определенный план содержания; для целей настоящего исследования параметр «авторства» новообразования не является актуальным. «

Изучение новообразований в их функционировании в газетном дискурсе требует также разграничения понятия газетно-публицистического стиля, статус которого определяется с различных позиций — от отрицания существования особого газетного стиля вследствие наличия в нем разностилевых элементов (Н.Ю. Шведова), выделения его в составе других функциональных стилей, хотя и с различным статусом (стиль — у В. В. Виноградова, Д. Н. Шмелева, подстиль публицистического стиля — у М. Н. Кожиной, стиль речи — у А.Н. Васильевой) до признания газетной речи компонентом типа массово-коммуникативных стилей (В.Г. Костомаров).

В работе принимается термин «газетно-публицистический стиль» не только ввиду его наибольшей распространенности (В.В. Виноградов, Г. Я. Солганик), но и поскольку он отражает, с одной стороны, принадлежность языка газеты публицистическому стилю, а с другой стороны, определяет в полной мере исследуемое явление, в отличие от дискуссионных «подстиль», «стиль речи», «жанр».

«Статус языка газеты как стилевого единства подтверждается наличием специфического конституирующего принципа, выделенного В. Г. Костомаровым, заключающегося в равноправной ориентации на экспрессию и стандарт. «

Ориентация на стандарт вызвана обращенностью газетного языка к массовой и разнородной аудитории, необходимость воздействия на которую связана с поисками экспрессивных средств выражения.

Качественные изменения в сфере современных средств массовой информации (а именно; тенденция к разговорности и стремление к косвенному воздействию) не повлияли на актуальность указанного конституирующего принципа в настоящее время.

1.2 Семантическая характеристика новообразований

На основе наиболее общих, категориальных значений (предмет, признак, действие) построена типология семантики новообразований. Каждый из выделенных классов, в свою очередь, системой дифференцирующих сем в большей или меньшей степени структурно организован, что позволяет говорить о поэтапной, последовательной организации корпуса новообразований в целом.

Общая сема предметности распадается на семы «конкретность» (с выделением класса абстрактных имен) и «лицо» (с выделением классов наименований лиц и предметов).

Наименования лица характеризуются согласно концепции В. М, Грязновои (1990) агентивными и атрибутивными значениями Атрибутивные значения расчленяются дифференцирующими семами «профессия, род занятий»", «внешние/ внутренние признаки», «социальная характеристика».

Так, номинация лица по профессии происходит:

1) по процессу труда: «житники», автостопщик, фальшиворазливальщики, ''гарнизонокосильщики", антивоспитатель, партстукач, интервымогатели;

2) по предмету или по объекту труда: спиртоносцы, «куролов», наркоказаки, павлиновод, гусекрад, компьютеромучитель, «экс"-курсовод, слоновожатый;

3) по средству труда, в том числе по объекту продажи:

автомашинники, автомашинники, авиапотрошители, наркодилеры, наркосбытчики, «гербалайфисты «, «сникерщики «;

4) по продукту труда, объекту изготовления, производства, создания: бриллиантщики, фунтодобытчик, «пепсикольщики», фальшивомартинщики, «джинсовщики», фальшивосумочники, чаеделы, «бандоделы», пирамидостроитель;

5) по сфере деятельности: лжефармацввт, самодеятельница, пиаровец, бутичница. полутелевизионщик. шоп-коры, шоуменки, бизнесМММен;

6) по принадлежности к коллективу первоканальцы, эмвэдэшники, энтэвзшники, ооновки, госдумовка, «чтогдекогдашники», секундовцы, теплосетинец.

Актуальна характеристика лица по внутренним интеллектуально-эмоциональным признакам

1) по отношению к объекту убеждения: нью-большевики, необольшевики, ретро-большевики, красносотенцы, хабзисты, архинеперестройщик, «рыночник «, антирыночник;

2) по отношению к убеждениям другого лица: «явлинцы», травкинцы, жириновцы, ельцинист, мавродийцы, звиадисты, бурбулисты, сталинята, «антинанайцы», антиельцинисты, антидудаевцы;

3) по отношению к организациям: демороссы, выбороссы, КРОшники, яблочки, «пеновцы», «аумист», «козаностровцы», гринписовцы;

4)по отношению к событиям: белодомовец, забелдомовец, гэкачеписты, поПУТЧики, пущисты.

Наименования лица по внешним признакам («красномордники», МИССкулатура, десятерчата, юбконосцы, брюконосцы, предпенсионник, тинейджерки, спидоносцы) неактуальны, а среди наименований лица по внутренним качествам, свойствам активны те, которые называют лицо по увлечениям, пристрастиям, носящим массовый характер:

1)по объекту увлечения: пепсиманы, бриллиантоманки, компьютероманы, игроманы, «макареноманы», ваучероманы, чаеманы;

2)по лицу-объекту увлечения: тарантинисты, джексофаты, «толкинисты», элвисоподобные, споколюбы;

3)по течению: рейвист, псевдохиппи, хип-хоперы, неохиппи.

Среди новообразований с абстрактным значением наиболее количественно значимы названия общественно-политических, идеологических и культурных течений: горбачевизм, брежневизм, «гайдаризм», зюганизм, андропософия, явлинщина, кашпировщина, антирусизм, таксизм, юбилизм и наименования заболеваний и болезненных пристрастий: бахтиномания, «горбомания», «рабиномания», алисомания, чернофобия, магазиномания, букетогигантомания.

Общая сема признака распадается в соответствии с семами:

1)"человек, мир человека"

а)внешние качества: короткоюбкий, оклипсованный, «рэмбовидный» кайдановскоглазый, гигантолобый, камнелицый;

б)внутренние эмоциональные качества, особенности: словонеохотливый, мрачно-подавленно-стабильный, джентельменистее, проходимистый, стервизм, сверхбеззубость, «многострадальность», договороспособность

в)внутренние интеллектуальные качества человека и мира человека: околофашистский, ополиткоррекченный, гипермосковский, пробасаевский, «прожириновский», прозюгановский, антизюгановский, «антижириновство», проельцински;

2) «локальность»: заэкранный, внеледовый, нижепоясный, приподъездный, зазеркальский, подстольный, подкроватный;

3)"темпоральность" с использованием определенной «точки отсчета»: дочеченский, прединаугурационный, постюбилейный, постваучерный, пост-саддамовский, постлебедевский, «постчикатиловский», послестароновогодний, «послевосьмогомартовский».

В составе общей семы действия разграничиваются

1)состояния

а)профессиональные/регулярные занятия: правительствовать, главнокомандовать, кашпирировать, патриотничать, ремейчить, «кюрить», музеефицировать, ларечничать, клубиться, петрушничание;

б)времяпрепровождение: бомондиться, пляжиться, «стрессовать», БУШевать, VIPендрироваться;

2)действия

а)физические действия лица, а также неодушевленного предмета:

подМИГивать, «эксплуатнуть», расСОРТИРовать, оВЛАДеть, прихваТТить, разнагишаться, АУМкнуться, «отмакарить», отуТЮЗить;

б)перемещения: вспятить, ПоСаЖен, МИМИНОвать, прибалкониться;

в)действия, вызванные эмоциональным отношением: заностальгировать, наобожаться, МОЛЛИться, оЧАРАвать, обДЮРИть, поКАРРАть, оБАСРАться.

Семантическая характеристика корпуса новообразований позволяет отметить, что среди рассматриваемых лексем сильна тенденция к отображению явлений массового, общественного, социального характера: меньше внимания уделяется человеку с его внутренним миром, эмоциями, физическими и психологическими характеристиками, больше — человеку как социальному существу (носителю взглядов, выразителю идеалов, производителю вещей, политическому деятелю — основателю течений, экономическому деятелю — зачастую преступнику). На первом плане обозначения — социальные катаклизмы и человек как их носитель или жертва.

Указанная тенденция согласуется с направленностью газетно-публицистического стиля на отражение общественных явлений, внимание к отдельному лицу — участнику этого явления.

1.3 Экспрессивно — стилевая характеристика новообразований

Предметом рассмотрения являются общие понятия категории экспрессивности и компоненты экспрессии новообразований.

В работах таких исследователей, как Т. Г. Винокур, Е.М. Галкина-Федорук, И. Р. Гальперин, И. Б. Голуб, К. А. Долинин, Е. Ф. Петрищева, Ю. М. Скребнев, Г. Я. Солганик, В. Н. Телия, В. И. Шаховский, Д. Н. Шмелев проблемы объема и содержания понятия экспрессивности нашли различное решение.

В исследовании экспрессивность понимается как система языковых средств, позволяющих выразить субъективное отношение говорящего к содержанию или адресату речи, вследствие чего оказать воздействие на личность исследуемого. Экспрессивность — это результат реализации эмотивности, образности, оценочности, стилистической маркированности, а также структурно-композиционных особенностей текста.

Экспрессивный характер новообразования предопределен его природой: новизна этой лексемы нарушает непрерывность речи, создает «напряжение» восприятия, происходит актуализация не только лексики, но и текста в целом.

Новообразование как всякая лексическая единица может обладать окрашенностью (стилистической, оценочной и эмоциональной) — одним из компонентов коннотации, а значит и экспрессии.

Отмечается превалирование разговорной стилистической маркированности новообразований, создаваемой в том числе использованием в качестве производящих слов нелитературного происхождения:

1)из тюремно-лагерного жаргона — чай-хана, халявно-нахрапистый, барахолочность, VIPендриваться, ЗКдычный, лохотрон;

2)из молодежного жаргона — крутота, обломист, хохлобаксы, джексофанаты, фанатеющий, тусовочно;

3)из компьютерного жаргона — антихакерный, интерфейсисто, дисплеисто, веертуальный;

4)из жаргона чиновников — подковровый, подковерно.

В работе отмечаются также очевидные и широко изученные в современной лингвистике закономерности стилистической маркированности словообразовательных форматов с привлечением соответствующих примеров.

Другой компонент экспрессии, оценочность предполагает экспликацию в речи признаков положительного либо отрицательного отношения к обозначаемому словом. Причем экстралингвистические факторы детерминируют лингвистическую категорию оценки.

«На материале негативных оценочных коннотаций слов „дерьмократы“, демокрады, дымократия, зафиксированных в 1994 году, отмечается зависимость оценочного характера слов от ценностей социума, поскольку в 1993 году слово „демократия“ имело устойчивую положительную доминанту» (Е.Ю. Красникова).

Экстралингвистические факторы также являются доминирующими в появлении негативной оценки у новообразований, обозначающих преступную деятельность и лиц, занимающихся ею (интервымогатели, авиапотрошители, первопроходимцы, урководитель, «бандоделы»); понятия, связанные с наркобизнесом, наркотиками (наркоперспективы, наркопути, наркодилеры, «наркомилиционеры», наркосбытчики, наркостолица, наркосуп, нарконовшества, «моснаркосбыт», снаркоманиться, наркокараванный); понятия, связанные с производством порнопродукции (порновакханалия, порностудия, порноненавистник, порноартист, «порнокопытные», «порнометражный"фильм).

Из словообразовательных средств создания оценочности преобладает суффикс -щина, который соединяясь с названиями лиц, привносит отрицательную экспрессию в значение «то, что свойственно, характерно для указанного лица», «абстрактное свойство, связанное с определенной категорией лиц» (явлинщина, горбачевщина, беспоповщина, кашпировщина, «джульеттовщина», самозванщина, «кавбойщина»).

Относительно незначительное количество новообразований с открытой оценочностью позволяет сделать вывод о тенденции ухода от категоричных оценок, которая проявляется в перевоплощении их в эмоциональную, более «мягкую» и личностную сферу: негативность восприятия приобретает эмоциональную окраску от иронии и сарказма до неодобрения.

В сфере выражения эмотивности выделяются суффиксы, которые используются для создания «атмосферы» какого-то чувства (лингвочки, авенюшка, нестыковочка, гуманненькая война, радикальненькие материалы, на кладбище неспокойненько, кока-колка, партстайка).

Специальным средством создания особого «эмоционального» настроя при восприятии текста являются окказиональные способы словопроизводства, которые помимо того, что являются наиболее яркими «нарушителями» языкового стандарта, еще и связаны игрой со словом, каламбуром.

«Наличие дополнительной фактуальности у собственно окказионализмов, их опора на „фоновые значения“ и „вертикальный контекст“, плюрализм интерпретации заложенной в них иронии также являются средством создания экспрессивности».

Примерно в это же время по РТВ картина Стивена Спилберга «дочелюстного периода» «Что-то злое» (о первом фильме Спилберга «Челюсти» и его же хит того времени «Парк юрского периода»).

Несмотря на то что авторы новой версии «Птюча» считают его единственньм журналом, отражающим жизнь молодежи, … нам известен еще один (по крайней мере) журнал, о популярности которого у молодежи мы не сомневаемся. Популярность не дается дарОМ. и не приходит даже «по птючьему велению» (имеются в виду журналы «0м» и"Птюч").

Следовательно, отличительной особенностью экспрессии новообразований газетно-публицистического стиля является индивидуальность ее восприятия:

— стилистический контраст ощущается постольку, поскольку существуют знания конкретного индивида о стилях вообще;

— оценочность превращается в косвенную и таким образом не навязывается личности извне, уважая ее «суверенитет»;

— в эмоциональной окраске преобладает ирония с ее индивидуальной интерпретацией.

ГЛАВА 2. СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НОВООБРАЗОВАНИЙ

Раздел посвящен рассмотрению тех словообразовательных процессов языка, которые использовались в каждом конкретном случае производства новообразования. На основании анализа словообразовательной структуры слов выделяются активные способы узуального (2. 1) и окказионального (2. 2) словообразования, а также продуктивные форманты.

Языковые новообразования отличаются от окказиональных на основе комплекса критериев. В качестве основного критерия разграничения служит употребительность слова, тесно связанная с его воспроизводимостью.

В качестве дополнительных критериев разграничения используются данные о деривационной активности того или иного новообразования (например, омещанивать — омещание), а также данные о его вхождении в систему языка (наличие или отсутствие у нового слова синонимов и антонимов в языке, например: антиправда — ложь, антилитература — литература). Вместе с тем необходимо отметить, что различение ряда узуальных и окказиональных новообразований характеризуется разной степенью четкости, так как пополнение словаря — процесс живой, динамический. В отдельных случаях явно ощущается размытость границ между языковыми и окказиональными инновациями, что лишний раз подтверждает неразрывную связь двух понятий, двух сторон единого целого — языка и речи.

2. 1 Узуальное словообразование

Задачей раздела является прежде всего исследование словообразовательной структуры новообразований, выяснение путей и способов их производства, установление словообразовательных типов, наиболее активно функционирующих в сфере новообразований, а также выявление и описание новых типов, появившихся в исследуемый период. Словообразовательная структура новообразований устанавливалась традиционно — на основе учета связей и отношений, существующих между производной и производящей основами.

1.В количественном отношении среди новообразований преобладают имена существительные (одушевленные — неодушевленные), достаточно многочисленны имена прилагательные, немногочисленны остальные части речи — глаголы, наречия.

2. Способы образования тех или иных слов неоднозначно распределяются как по частям речи, так и внутри них. Так, в сфере имен существительных состав способов несколько различен среди одушевленных и неодушевленных имен существительных. Самыми продуктивными способами среди одушевленных является суффиксация, затем основосложение, а среди неодушевленных — сначала основосложение, затем суффиксация и словосложение. В сфере имен прилагательных доминирующими способами являются сложение, префиксация и суффиксация, остальные способы /семантический, сложение в сочетании с суффиксацией, префиксация в сочетании с суффиксацией и др. /дали небольшое количество образований. В среде глаголов самыми продуктивными способами являются префиксация, семантический способ, суффиксация, а также префиксация в сочетании с суффиксацией. В сфере наречий ведущим способом словообразования является суффиксация, в меньшей степени — префиксация в сочетании с суффиксацией, остальные способы /сложение, префиксация, сложение в сочетании с суффиксацией /характеризуют незначительное количество наречий.

Состав способов наиболее многочислен и разнообразен в сфере глаголов /1% способов/ и существительных /9способов/ Менее разнообразны способы среди прилагательных /7 способов/ и наречий 3способа/.

3. В отношении словообразовательных типов, к которым принадлежат исследуемые новообразования, можно отметить следующие моменты: а/ большинство новообразований принадлежат к определенным, известным в языке типам, некоторое количество новообразований представляет собой те или иные отклонения от словообразовательных типов или же является внетиповыми образованиями; б/ отмечается оживление ранее продуктивных или малопродуктивных типов / например, в сфере существительных---типы с суффиксами---арь, --иш, ---ств/, с префиксами под-, супер--, и др., в / расширяется сфера функционирования некоторых типов / тип с префиксом пред- и суффиксом — н — в сфере прилагательных дал образования не только в терминологии, но и в газетно-публицистической речи: предразводный; г / примечательным является и тот факт, что среди новообразований возросло количество слов. образованных по малопродуктивным или непродуктивным типам / выползыш /, с нарушением типа / женсоветчица, офонареть /. или внетипно /выпечатка., внеполитичность/,; д / новые типы отмечаются во всех частях речи, например: тип с суффиксом — онок-, мотивированный неодушевленными существительными и образующий слова с ласкательным оттенком / букваренок, жигуленок /;

е / в отношении словообразовательных формантов можно отметить высокую продуктивность таких, например, суффиксов, как -ист, -ец /-овец, -ик, -ени, -изм, -ость, -к в сфере имен существительных; -ск, -н, -ов в сфере имен прилагательных, -ова, -и- в среде глаголов., -о/-е- в среде наречий.

Так устанавливается продуктивность суффиксов

1)для имен существительных:

-ец: горбачевец, лебедевец, жириновец, МММовец, пиаровец;

-ист: звиадист, тарантинист, гэкачепист, аумист, гербалайфист, оригамист;

-тель: «увольнитель, требователь, ущемитель;

-щик: сникерщик, бриллиантщик, джинсовщик;

-ация/-изация: афганизация, ливанизация, балканизация, купонизация, губернизация, колхозизация, фискализация;

— изм: горбачевизм, зюганизм, гайдаризм, нарциссизм, стервизм, клубизм, левшизм, панкизм;

— ость: апокалиптичность, 'поперечность, лохматость, алфавитность, гейскость, утяжеленность, всенародноизбранность;

2) для имен прилагательных

— ск —: электоратский, зазеркальский, хоперский, дебирсовский, МММовский, хэппиэндовский, козаностринский;

-н-: пионерлагерный, компартийный, смачный, наоборотный, откутюрный, хайфайный;

3) для глаголов:

— и -: стукачить, эфирить, режимитъ, факсить;

-ова-/-ирова-: правительствовать, суверенизироваться, гуманизироваться.

В современном русском языке имеется 3 словообразовательных типа, по которым создаются существительные с суффиксом -изм.: а / отадъективные существительные, обозначающие названия различных направлений, склонностей / миризм, бытовизм (реализм) /; б / отсубстантивные существительные, также обозначающие названия различных научных направлений, качеств, склонностей / героизм, реваншизм /; в / отадъективные существительные, обозначающие элемент языка речи или какого-либо произведения, характеризующиеся признаком, названным производящей основой /тюркизм, вульгаризм, канцеляризм/.

Окказионализмы бездушизм, чепухизм, засоризм, наплевизм, путанизм, запугизм образованы с нарушением тех или иных условий этих трех словообразовательных типов. В словах чистюлизм, чепухизм наблюдается нарушение структуры словообразовательного типа б/: суффикс -изм, носящий книжный характер, не сочетается с основами стилистически сниженных слов, а существительные чепуха, чистюля даны в словаре с пометой «разговорное».

Кроме того, в окказионализме чистюлизм производящая основа имеет суффикс «неодобрительности» — ул` (а), а в слове бездушизм производящей основой является основа качественного прилагательного. Это противоречит нормам образования существительных на -изм. Во-вторых, происходит и семантическая несоответствие: окказионализмы на -изм не способны обозначать какие-либо научные эстетические направления, течения, а также склонности и качества.

В окказиональных словах запугизм, рассуждизм, размышлизм, засоризм нарушение состоит в том, что в качестве производящей основы используются основы глаголов, а не существительных или относительных прилагательных. Поэтому отглагольные существительные на -изм уместно отнести к окказиональным словам, созданным с нарушением словообразовательных закономерностей.

Производящая основа узуальных существительных от имен собственных на -ич не имеет семантической нагрузки, а в окказиональных словах она несет то или иное содержание, образную мотивацию. Образования на -ич в языке периодической печати служа эффективным способом сатирической характеристики персонажей, а не только средством персонификации, что свойственно подобным окказионализмам в современной периодической печати. Суффикс -ация относится к числу регулярных и продуктивных словообразовательных формантов. «И если регулярность суффикса может характеризоваться количественным показателем, то продуктивность — это понятие, характеризующее способность определенного словообразовательного форманта участвовать в образовании новых слов, а словообразовательного типа- функционировать в качестве модели.» Слова с производной основой можно разделить на две неравные в количественном отношении группы: отглагольные / мотивирующей основой которых является глагол/, и отсубстантивные / мотивирующей основой которых является существительное /.

Главенствующая роль принадлежит отглагольной словообразовательной модели: абсолютизировать- абсолютизация и т. д. Вторая, отсубстантивная, модель имеет несколько модификаций. Так, в качестве производной основы может выступать существительное с конкретным значением, а в качестве словообразовательного форманта--морф -изация, наряду с морфом -ация. Благодаря семантической определенности этих морфов на базе слов с конкретным значением образуются слова с абстрактным значением действия или процесса: азот-азотизация, битум-битумизация, люмпен-люмпенизация. Основной пласт этой лексики представлен словами с иноязычной по своему происхождению основой, но значительна и часть слов, возникших на чисто русской основе: военизация, яровизация, большевизация. Факт присоединения иноязычного по своему происхождению суффикса -ация/ - изация / к русской основе говорит о том, что этот морф стал активным элементом русской словообразовательной системы. В наши дни данная словообразовательная модель расширяется за счет существительных с абстрактным значением. Образованные от связанных и — реже — свободных основ, они структурно соотносятся с этими основами, а семантически — с абстрактными существительными с суффиксами -изм, -ость, имеющими ту же мотивирующую основу: алкоголизм-алкоголизация, архаизм-архаизация, инфантилизм-инфантилизация и др. Здесь отчетливо просматривается тенденция к дальнейшему расширению семантической структуры слова.

По мнению Ворониной Н. И., если существительное с суффиксами -изм, -ость обозначают явление или состояние, то слова, оформленные словообразовательным формантом -ация, приобретают значение «распространение явления», т. е. значение процесса или следствия этого процесса ." Алкоголизм как явление вследствие его распространенности ведет к «алкоголизации населения», инфантилизм или инфантильность как состояние — к процессу «инфантилизации молодежи». Эта разновидность словообразовательной модели имеет открытый лексический ряд; обладает большими деривационными возможностями, хотя на начальном этапе своего вхождения в язык тяготеет к окказиональным новообразованиям. Окказионализм в этом случае напоминает узуальное слово, которое, однако, изменено так, что каламбурно сближается со словами других семантических групп, чем и достигается необходимая экспрессивность и оригинальность ассоциаций.

В целом же очевиден тот факт, что из всего множества аффиксов, известных системе языка, лишь небольшая их часть участвует в образовании новых слов.

2. 2 Окказиональное словообразование

Наиболее широко встречаются в современной периодике окказиональные слова, строение которых не связано с существующими в языке словообразовательными типами, так как «под влиянием поиска экспрессии в газетном языке оформляются и развивают продуктивность специфические модели словообразования». В русском языке нет таких словообразовательных типов, с которыми можно было бы сравнить структуру подобных слов. Это, так называемые «внетиповые» окказиональные новообразования.

Анализ словообразовательной структуры окказиональных новообразований показал, что большинство относится к типовым образованиям, небольшая же часть РН представляет собой те или иные отклонения от типа / мухота/ или же внетиповые образования / мадонность, собственнохвостно./ В сфере речевых новообразований, так же, как и среди других типов новых слов отмечены новые типы и подтипы. Так среди имен существительных зафиксирован новый тип с префиксом о- и суффиксом -ние/-ение, мотивированный именами существительными /осеверение, олитературивание/, тип с суффиксом -изм, мотивированный глаголами и имеющие значение «элемент языка речи"/размышлизм, озаризм/.

Состав способов в сфере окказиональных новообразований почти тот же, что и в сфере узуальных: суффиксация, сложение, префиксация и т. д. Самыми продуктивными способами среди речевых образований являются следующие четыре способа: суффиксация, сложение, сложение в сочетании с суффиксацией, префиксация.

Рассмотрение окказиональных способов словообразования основывается на работах А. Ф. Журавлева (1982) и РЮ. Намитоковой (1989). К ним относятся 1) деривация с деформацией производящей основы и 2) композиционное скрещение производящих основ.

Деформация производящей основы в процессе деривации может быть количественной, связанной с внесением в основу новых элементов или удалением из слова отдельных морфем, и качественной, вызванной подстановкой или перестановкой морфем или сегментов слова.

Количественная деформация производящей основы создаёт редеривацию и тмезис, а качественная деформация производящей основы приводит к субституции.

Редеривация — процесс, противоположный способам, представленным узуальным словообразованием.

В исследуемом корпусе новообразовании обнаружены случаи:

1) депрефиксация (блазнить-соблазнить, достаток-недостаток, исповедимо- неисповедимо).

2) дессуффиксация (повитух-повитуха: последний пример можно рассматривать как удаление нулевого суффикса).

3)десубстантивация (в эту группу нами включены «отфамильные» адъективы, сами по себе являющиеся субстантиватами, «политковские» беседы, чацкие мальчики);

4) декомпозиции, когда из состава композита вычленяется один компонент, употребляемый в качестве самостоятельного слова: («. манка «, ген- и другие секи).

2. Тмезис заключается во вставке в узуальное слово сегмента, морфемы, слова или словосочетания.

В качестве аффикса зачастую на морфемном шве вторгается частица не, придавая слову противоположное значение: взаимонепонимание-взаимопонимание, словонеохотливыи — словоохотливый. руссконеговорящий — русскоговорящий, налогонеплательщик — налогоплательщик. В этих случаях все подвергаемые тмезису слова были композитами. Вторжение корня (основы) наблюдается в одноосновных словах: в телеприглядку, недоконтрразведывать.

3. Субституция состоит в подстановке одной морфемы на место другой морфемы или произвольного сегмента в готовом слове.

Транспрефиксация — замена префиксов — наблюдается лишь в одном случае (недоворот — переворот).

Характер трансрадиксации — замены основы — зависит от морфемной структуры «исходного» слова.

В случае, если субституции подвергается одноосновное слово, указанный процесс может рассматриваться как отмеченное ранее исследователями образование по конкретному образцу, аналогу. уматерить — усыновить; сподножный — сподручный; безвечность — безвременье; беспрокат — беспредел.

По мнению Нефляшевой И. А., именно путем трансрадиксальнои субституции одноосновных слов в языке появляются новые аффиксы, такие как компонент -гейт (кремлегейт, горбигейт и Камиллагейт по типу Уолтергейт). Также выделяется повторяющийся элемент -голик (по типу алкоголик), который еще не стал морфемой, но близок к этому, судя по количеству образований и по относительной самостоятельности передаваемого им значения, а именно: пристрастие, зависимость от объекта, называемого вносимым в результате субституции в основу компонентом. — то есть сегмент -голик и аффиксоид -ман, активность которого отмечена нами (ср. иггроман, пепсиман, крьшечкоман}, синонимичны: ". мухомороголики", работоголик, ситеголики, «шоколадоголик», «киноголик».

В тех же случая, когда субституции подвергается композит, и проявляются различия в теории вопроса. Если дефиниции термина «субституция» совпадают в различных работах (А.Ф. Журавлев, И. С, Улуханов, Р. Ю. Намитокова и др.), то на практике наблюдаются различия в трактовке этого способа окказионального словообразования в части, касающейся различения субститутивной трансрадикации, контаминации, понимаемой как объединение в речевом потоке структурных элементов двух языковых единиц на базе их структурного подобия или тождества, функциональной или семантической близости, и междусловного наложения, когда конец основы одного слова накладывается на омонимичное начало другого слова.

Для разрешения указанных противоречий, отмечает Нефляшева И. А., необходимо различить словообразовательные параметры получаемых производных. Субституция признается окказиональной разновидностью деривации, то есть в образование вовлекается одна основа (в интересующем нас случае — композит) и заменяющий радикс (при этом в результате один из двух корней композита не задействуется и остается «неповрежденным»). Контаминация находится в сфере композиции, следовательно, в производстве участвуют (и равноправно) две и более основы. Это влечет за собой определенные различия в словообразовательной семантике образованных слов.

Контаминированные слова совмещают (как при узуальном словосложении и наложении) семантику обоих слов, то есть имеют соединительное словообразовательное значение. Семантика новообразований, полученных путем субституции, «опирается» на значение исходного слова, которое становится «фоновым» значением, но не семантическим, а структурным. Кроме того, вовлекаемы в производство основы неравноправны «по определению». Однако и для тех, и для других образований свойственна «дополнительная фактуальность».

Следует отметить и то, что при субституции зачастую вычленяемый элемент заменяется на антонимичный или контекстно противопоставленный, таким образом являющий собой антитезу (несовершеннолетний — несовершенновзрослый; телевидение — телеслышание; правдоискатель — правдоустроитель; инакомыслящие -инакочувствующие). Этот признак можно рассматривать как отличительный. Для контаминации же таким признаком будет фонетическая близость частей слов. Поэтому контаминацию в некоторых исследованиях называют каламбурным способом или паронимической «игрой» со словом.

4. Наложение — соединение двух слов в одно, причем определенный отрезок нового слова принадлежит одновременно обеим мотивирующим частям. Особенностью наложения является присутствие в производном обоих мотивирующих слов.

Снятие запрета на использование любых средств, способствующих выразительности, в том числе и графических, являющееся отличительной особенностью современной прессы, создало условия для маркирования одной из подвергающихся наложению основ.

Привлечение различных видов графических средств, таких как капитализация — использование прописных букв (начальной буквы или всего слова); дефиксация — членение слова дефисами; разрядка, позволило выделить не только междусловное, но и внутрисловное наложение:

а)междусловное графически невыраженное наложение: кравчукчи — Кравчук + чукчи; Балабасня — Балабас + басня; сексотовый — сексот + сотовый;

б)междусловное графически выраженное наложение: КАЗИНОвые русские — казино + новый (русский); МИМИНОвать — Мимино + миновать; ПЕКИНематограф — Пекин + кинематограф;

На конец основы одного слова накладывается омонимичное начало другого слова, отмечает Н.А. Янко-Треницкая, причем ни один элемент словообразовательного форманта первого слова при этом не отсекается: Камаз + амазонки = камазонки (Новая газета, июнь 1998 г.), драма + рамки = драмки (Ограничен семейными драмками. Лит. Россия. 1972г).

Во взаимоотношения вступают не морфемы, а концы основ и начала слов, которые обычно не соприкасаются, тогда как при интерференции «взаимодействуют соприкасающиеся морфемы. «;

в)внутрисловное графически выраженное наложение: чай-хана — чайхана + чай + хана; «тара-барщина» — тарабарщина + тара + барщина; об Ла Скали — обласкать + Ла Скала.

5. Контаминация — проникновение части одного слова в другое путем вытеснения из этого слова его части зачастую при наличии, как уже было отмечено ранее, фонетической близости этих двух слов. В такой контаминации присутствует эффект наложения одинаково звучащих сегментов слов, которое может быть графически выраженным и невыраженным (и тех, и других вариантов приблизительно равное количество). В отличие от наложения, когда мотивирующие основы полностью или своей частью омонимичны, в контаминации участвуют паронимичные лексемы: первопроходимцы < первопроходцы + проходимцы; «коопираты» < кооператор + пират; КОЛЬсилиум < консилиум + Коль; ценизм < цинизм + цена; хиппи-энд < хэппи-энд + хиппи.

Контаминационные образования — это соединение двух узуальных слов, которое порождает третье — окказионализм, состоящий из основы одного и части другого. При контаминации — хотя бы одна из объединяющихся в целое основ обязательно претерпевает изменение, выступает в не полном виде, при этом второй элемент (основа, целое слово, фрагмент) присоединяется к концу первой основы: первопроход (ец)+проходимец= первопроходимец.

Траге (дия)+(вод)евиль=трагевиль.

Способ слияния состоит в том, что сочетание слов (чаще, устойчивое), использованное для создания окказиональных образований превращается в цельнооформленную лексическую единицу путем слияния и соединения с тем или иным словообразовательным суффиксом: нетудатаскание. Окказионализмы — слияния при обычном членении распадаются не на морфемы, а на слова, так как приходится членить по существу целое словосочетание, составляющее окказионализм: ни-куда — непуск-а-тель, ни-на-что-не-по-хож-есть.

Большое сходство со словами, образованными способом междусловного наложения и, особенно, контаминацией, имеют окказионализмы, созданные «каламбурно», то есть по принципу каламбуров. К ним относятся такие образования, в которых одно (базовое) слово вводится другое слово (его основа, часть), сходное по звучанию (или написанию) с отдельным произвольным отрезком базового слова. При этом второе слово вставляется на место омофоничного начала базового слова, поэтому окказиональное образование относится к той части речи, которую представляет базовое: (грамм)атика и хром (ать) = хроматика (само)обслуживание и СЭМ=СЭМОобслуживание.

Отличие «каламбурных» образований от контаминации и междусловного наложения состоит в том, что при их образовании не происходит наложения. В «каламбурных» окказионализмах второе слово вставляется вместо омофоничного участка базового слова, причем процесс взаимодействия обоих слов происходит в начале базового слова, а не в конце, как при междусловном наложении и контаминации.

Окказиональные слова могут создаваться по образцу какого-либо конкретного слова, не входящего ни в один из словообразовательных типов. Чаще всего структурным элементом такого окказионализма может быть сегмент, неизвестный языку как словообразовательный: футболески, сатирески — окказионализмы образованы по образцу слова юмореска, имеющему значение «небольшое художественное произведение, проникнутое юмором». Элементу-еск (а), вычленяющемуся в слове — образце и повторяющемуся в окказиональных, придается значение «небольшое художественное произведение». Окказионализм грузиньяк создан по образцу слова коньяк: угощались рюмкой грузиньяка, как здесь называют грузинский коньяк… Структурный элемент -як на фоне слов коньяк, виньяк, арманьяк приобретает значение «коньячный напиток вообще».

Окказиональные слова создаются специфическими способами образования, которые отсутствуют в современном русском языке. Производящая основа окказионализма не соответствует нормам узуального словообразования: а/ лексико-грамматическая отнесенность производящей основы не соответствует типовой; б/ основа окказионального образования не может быть производящей для узуальных слов по своей семантике; в/ производящая основа новообразования исконно русская вместо предполагаемой в узусе заимствованной; г/ производящая основа неизменяемая заимствованная вместо исконно русской изменяемой. Узуальные слова с теми же суффиксами не имеют подобных производящих. В окказиональном слове сочетаются словообразовательные морфемы, которые в узусе никогда не сцепляются. В составе окказионализма сочетаются стилистически разнородные морфемы. Окказиональные слова, созданные «внетиповыми «способами, имеют специфическое членение. Таким образом, в производстве новообразований, в основном, сохраняются тенденции нормативного словообразования.

Окказиональное словообразование проявляет различную степень активности: приблизительно равное и не столь заметное количество образований для существительных и прилагательных (наиболее продуктивных в общем массиве новообразований) и значительное число для глаголов и наречий. Следовательно, чем больше вероятность производства лексем определенного лексико-грамматического класса, тем реже используются окказиональные способы. И наоборот, чем ниже возможности узуальных способов, тем чаще применяются окказиональные. Относительно небольшое количество собственно окказионализмов в массиве новообразований позволяет говорить не столько о подвижности нормы или о ее свободной организации, а скорее о том, что ее нарушения не могут иметь деструктивного характера и свидетельствуют, наоборот, об устойчивости узуса к различным деформациям. Среди рассмотренных нами способов окказионального словообразования наибольшую продуктивность проявляют те из них, которые связаны с «языковой игрой», нацелены на каламбур, паронимическую аттракцию, имеют семантическую аппликацию.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

новообразование газетный публицистический стиль

Настоящая работа представляет собой анализ рассмотрения новообразований с точки зрения системно-функционального подхода для выявления особенностей газетно-публицистического стиля, нашедших отражение в семантике, образовании и экспрессивности этого типа новых слов.

В дипломной работе применительно к целям исследования пересмотрена дефиниция понятия новообразования; установлен характер соответствия различных типов новых слов системе и норме языка;

— дается тематическая классификация всего корпуса новообразований на единых основаниях;

— предложена система параметров абстрагированности значений для отвлеченных существительных;

Семантическая характеристика корпуса новообразований позволяет отметить, что среди рассматриваемых лексем сильна тенденция к отображению явлений массового, общественного, социального характера: меньше внимания уделяется человеку с его внутренним миром, эмоциями, физическими и психологическими характеристиками, больше — человеку как социальному существу (носителю взглядов, выразителю идеалов, производителю вещей, политическому деятелю — основателю течений, экономическому деятелю — зачастую преступнику). На первом плане обозначения — социальные катаклизмы и человек как их носитель или жертва.

Указанная тенденция согласуется с направленностью газетно-публицистического стиля на отражение общественных явлений, внимание к отдельному лицу — участнику этого явления.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой