Новоторговый устав 1667 года

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат

Тема: Новоторговый устав 1667 года

План

1 А.Л. Ордин-Нащокин как государственный деятель

2 Новоторговый устав 1667 года

2.1 Правила внутренней торговли

2.2 Регламентация внешней торговли

Список использованной литературы

1. А.Л. Ордин-Нащокин как государственный деятель

Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин известен как виднейший государственный деятель 2-й половины неспокойного XVII века, незаурядный дипломат, специалист по военному делу, энергичный администратор, организатор почты, экономист — таким он вошел в историю России.

На первый поверхностный взгляд может показаться, что XVII век был той эпохой, которая по самой природе своей не могла породить крупный государственный ум. Между тем весь этот продолжительный период был заполнен напряженной работой, борьбой России с окружающими странами во внешней политике, реформаторских и консервативных тенденций во внутренней. Царь Алексей Михайлович создал в русском обществе преобразовательное настроение. Первое место в ряду государственных деятелей, захваченных таким настроением, бесспорно, принадлежит самому блестящему из сотрудников царя Алексея, наиболее энергичному провозвестнику преобразовательных стремлений его времени, боярину Афанасию Лаврентьевичу Ордыну-Нащокину.

По уточнённым данным Афанасий родился между декабрём 1605 — ноябрём 1606 годов. После смерти отца ему отошло 150 четей земли «на прожиток» в 4-х губах Опочецкого уезда. С ранних лет проявилась его любознательность и тяга к знаниям. Он обучался латинскому, польскому, латышскому языкам, математике и риторике. Любовь к знаниям он сохранил на всю жизнь, выписывал книги из-за границы, имел хорошую библиотеку. В 15 лет «Афонка» был записан в Пскове в полковую службу, как сын боярский. В середине 30-х годов Афанасий Лаврентьевич женится на дочери псковского дворянина, стоявшего во главе псковских стрельцов Василия Колобова и окончательно перебирается в Псков.

Многими талантами обладал Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин.

В самом начале царствования Алексея Михайловича он обратил на себя внимание молодого царя своей распорядительностью во время псковского бунта. К 50-м годам XVII в. Афанасий Лаврентьевич уже считался в Пскове видным деятелем и усердным слугой московского правительства.

С открытием шведской войны он, будучи друйским воеводой показал себя отличным полководцем и дипломатом; сильно восставал против грабежей русских войск и особенно казаков, которые не щадили даже своих и тем отвращали ливонцев от русского подданства. Ордин-Нащокин на личном опыте убедился, что в армии нужно проводить коренные реформы, чтобы повысить ее боеспособность. Он настаивал на полном преобразовании войска и замене дворянской конницы «новыми конными и пешими полками» предложил ввести рекрутские наборы, увеличить стрелецкое войско. Тогда эти мероприятия были прогрессивными.

Афанасий стал известен еще при царе Михаиле: его не раз назначали в посольские комиссии для размежевания границ со Швецией. В 1642 г. он ездил на шведскую границу для осмотра и исправления пограничной линий по pp. Меузице и Пижве и для принятия, на основании столбовского договора, пограничных земель, неправильно захваченных шведами. Уже тогда о нем говорили в Москве, что он знает «немецкое дело и немецкие нравы». Высоко ценивший его службу царь Алексей писал ему: «а служба твоя забвенна николи не будет».

Почти единоличными трудами его было заключено перемирие со шведами (1658 г.), сохранившее за Россией все завоевания ее в Ливонии. Важнейшим делом было заключение андрусовского мира 3 января 1667 г., который даже поляки приписывали уму и стараниям Ордин-Нащокина. «Гремевшая в Европе слава тринадцатилетнего перемирия, которого желали все христианские державы», говорит один современник-поляк, «воздвигает Нащокину благороднейший памятник в сердцах потомков». После этого он был пожалован званием ближнего боярина и дворецкого и получил в управление посольский приказ, с титулом «царственные большие печати и государственных великих посольских дел оберегателя», то есть стал канцлером Московского государства. Затем ему были вверены смоленский разряд, малороссийский приказ, чети новгородская, галицкая и владимирская и некоторые другие отдельные управления.

Состоя в 1665−66 гг. воеводой во Пскове, Ордин-Нащокин ввел ряд реформ в городском управлении (самоуправление, выборное начало), допустил беспошлинную торговлю с иностранцами, устроил торговые компании и вольную продажу вина. Хотя все эти нововведения продержались там очень недолго, но взгляды на торговлю нашли применение в «Новоторговом уставе». По его мнению, главный недостаток русской торговли был в том, что «русские люди в торговле слабы друг перед другом», неустойчивы, не привыкли действовать дружно и легко попадают в зависимость от иностранцев. Главные причины этой неустойчивости — недостаток капиталов, взаимное недоверие и отсутствие удобного кредита.

В период руководства Посольским приказом Ордин-Нащокин значительно активизировал внешнюю политику России. Он выступал сторонником союза с Речью Посполитой для борьбы со Швецией за выход к Балтийскому морю и для отражения турецкой агрессии.

Он способствовал учреждению почты в Курляндию и Польшу, сделал безопасным путь в Москву для среднезиатских купцов, установил, посредством перевода векселей, заграничный денежный курс на Россию.

Главный дипломат Московского государства интересовался и садоводством. И не просто интересовался, а немало сделал, чтобы улучшать и распространять его по стране.

С именем А.Л. Ордина-Нащокина связано и учреждение в 1666 году международной почты. Установилась почтовая связь с Польшей и Курляндией. Из Москвы в Вильнюс и Ригу и обратно стала регулярно доставляться корреспонденция. Причем торговый маршрут на Ригу проходил через Псков. В 1669 году вместо ямской гоньбы наладилась более надежная почтовая связь Москвы с Киевом, а затем с Архангельском и Сибирью.

Современники отмечали, что Ордин-Нащокин был тверд в своих убеждениях, постоянно деятелен и совершенно неподкупен, вел постоянную борьбу с канцелярской рутиной и противниками-боярами, которым не по нутру были нововведения. Один его современник, поляк, отмечал, что заключение Андрусовского мира «воздвигает Нащокину благороднейший памятник в сердцах потомков».

Если внимательно вдуматься в суть реформ, которые проводил глава Посольского приказа в различных областях русской жизни, и оценить его постоянное стремление вывести страну из отсталости, твердо укрепиться на берегах Балтийского моря, то станет ясно, что его деятельность во многом предвосхитила реформы Петра I.

Он глубоко интересовался экономикой страны, способствовал развитию промышленности. Немало сделал по развитию внешней торговли. Создавал торговые компании, устраивал торговые дворы. Организовал метало-обрабатывающую, кожевенную, бумажную и стеклодувную мануфактуры. При нем в России усилилась торговля шелком. Взгляды Ордина-Нащокина на торговлю нашли свое отражение в Новоторговом уставе, который он разработал в 1667 году, ставшего на долгое время ведущим документом в торговых делах России, особенно в торговле с иностранцами.

Таким образом, Ордин-Нащокин был самым образованным и передовым человеком своего времени (в чем согласны почти все иностранцы).

Можно только подивиться широте и новизне его замыслов, разнообразию деятельности. В какую бы сферу государственного управления ни попадал Нащокин, он подвергал суровой критике установившиеся в ней порядки и давал более или менее ясный план ее преобразования. Одно время по Москве ходили даже слухи, будто он занимается перестройкой всего государства в духе децентрализации, ослабления столичной приказной опеки, с которой он воевал всю жизнь. В его уме неясные преобразовательные порывы времени Алексея Михайловича впервые стали облекаться в отчетливые проекты и складываться в связный план реформы.

Это не был еще радикальный план, требовавший общей ломки: Нащокин далеко не был безрасчетным новатором. Его преобразовательная деятельность сводилась к трем основным требованиям:

— к улучшению правительственных учреждений и служебной дисциплины,

— к выбору добросовестных и умелых управителей,

— к увеличению казенной прибыли посредством подъема народного богатства и путем развития промышленности и торговли.

Несмотря на то, что многие из реформ Афанасия Лаврентьевича Ордин-Нащокина так и остались на бумаге, а другие не были реализованы до конца, он стал провозвестником реформ Петра Великого и одной из ярчайших личностей в российской истории XVII века.

2 Новоторговый устав 1667 года

В годы царствования Алексея Михайловича развитию внешней торговли препятствовала система привилегий, которыми пользовались иноземные торговцы, русские купцы страдали от конкуренции иностранных торговцев, особенно с Запада. Засилье иноземного торгового капитала на внутреннем рынке России вызывало у русских купцов острое недовольство, поэтому, на всем протяжении XVII столетия, русские купцы продолжали просить царя упразднить эти привилегии, изгнать купцов-иноземцев (англичан, голландцев, гамбуржцев и др.) с внутреннего рынка. Внутри страны, русские купцы имели основания жаловаться на притеснения со стороны предъявителей администрации. Кроме этого, и в самом купеческом классе не было единства. Розничные торговцы, принадлежащие к тягловым городским общинам (посадам), возражали против преимуществ состоятельных оптовых купцов (гостей).

В докладной записке царю они жаловались, что иноземцы в торгах своих обижают русских торговцев, привозят худые и поддельные товары и что торговые русские люди разоряются в государевых заповедях и промыслах, которые страшно стесняют русскую торговлю, и просили, чтобы торги были свободными и производились согласно составленным московским купечеством уставным статьям, которые при докладе и были представлены государю. Впервые это требование прозвучало в челобитной 1627 г. и затем было повторено в 1635 и 1637 гг. На Земском соборе 1648−1649 гг. русские торговые люди вновь потребовали высылки иностранных купцов. Настойчивые домогательства увенчались успехом: для защиты интересов русских купцов решено было принять Новоторговый устав, принятый 22 апреля 1667 года и завершивший первую таможенную реформу в Российском государстве. Он считается первым таможенным тарифом на Руси.

Во внешней торговле правительство с помощью Устава стремилась достичь активного торгового баланса. Поэтому главными целями Новоторгового Устава были увеличение импорта из заграницы золота и серебра, стимулирование товарооборота для сбора больших таможенных пошлин и помощь русским купцам в конкуренции с иностранцами.

Устав подробно излагал правила торговли русскими и иностранными купцами. Лейтмотивом Устава является то, что торговлю следует считать делом государственной важности, правительство должно поощрять купцов и предоставлять им свободу в ведении дела. Главное значение Новоторгового Устава состояло в том, что он вместо множества мелких торговых пошлин (явочной, езжей, мостовой, полозовой и др.) устанавливал единую пошлину в размере 5% с цены продаваемого товара. Кроме того, повышал размер пошлины с иностранных купцов.

Торговый устав, таким образом, способствовал развитию внутреннего обмена. В нем торговля рассматривается как важнейшая статья дохода Российского государства, торговая политика должна придерживаться идеи превышения вывоза товаров над ввозом, что будет способствовать накоплению национального капитала.

В «Новоторговом уставе» 94 статьи посвящены внутренней торговле и только 7 статей приложения — внешней торговле — «Устав торговли» (для иностранцев).

«Великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович, слушав докладные выписки и торговых статей с своими великого государя бояры и с думными людьми, указал, а его царского величества бояре приговорили: по челобитью Московского государства гостей и гостиных сотен и чорных слобод торговых людей от приезжих иноземцов во многих обидных торгех, которые проходили в Московском государстве и Великие Росии в порубежных городех помешкою продолжительные войны, и того ради приезжие иноземцы безстрашно учали товары худые поддельные, как в серебре и в золоте в литом и в пряденом, так и в поставах в сукнах и в ыных заморских товарех в царствующий град Москву и в городы Великие Росии привозить, в которых товарех подлинно обличены, и такие худые товары сысканы, и руским торговым людем в заповедех в промытах многие убытки и домовные разорения учинились.

И ныне всемилосердным великого государя его царского величества на всенародное слезное челобитье воззрением, чтоб Московского государства и порубежных городов Великие Росии торговые люди имели свободные торги, как годитца быти, чего и во всех государствах окрестных в первых государственных делах свободные и прибыльные торги для збору пошлин и для всенародных пожитков мирских со всяким бережением остерегают и в полности держат, по нижеписанным торговым статьям ис Посольского приказу приезжим иноземцом для ведомостей заморских, чтоб к торговле в порубежные городы приезд их с товары был ведом, на письме дано. А подлинные статьи за руками гостей и лутчих торговых людей и слобод Чорных приходов их отцев духовных за руками ж в Новгородцкой четверти, а к городу Архангельскому и в порубежные городы таковы ж статьи будут посланы.

А по очереди и по выбору из гостей и из лутчих торговых людей головы и целовальники в царствующем граде Москве и в порубежных городех Великие Росии за верою по заповеди Христове святого евангелия и за страхом суда праведного божия, прежних постановленных государственных указов в целости остерегая, также и последствующих ко всякой государственной зборов таможенных прибыли и к обороне торговых людей от всяких сторонних разорительных обид со всяким усердством радети и беречи того всего накрепко. А выбраны имеют быти как с началу нынешнего постановления к городу с Москвы гость и ему товарыщи по разсмотрению, а не по дружбе и ни по недружбе, но самою христианскою правдою без оскорбления, и выбрав досужих и богу угодных людей, не на животы смотря, но ведая от жития их христанского к богу душевную добродетель и правду.

А домовные недостатки наполнять по достоинству из московские таможни и из городовых земских изб мирскою подмогою, такж в радостной службе безо всякого оскорбления. И того накрепко беречь, чтоб мимо торговых людей чинов белых всякие люди с иноземцы торгу и подрядов не чинили, а свои товары прикладывали к руским торговым людем, к высокой цене и к пожиткам добрым, также и торговые маломочные люди у гостей и у лутчих людей были в береженье, чем им торгами завестись меж рускими людьми складом к большим товаром, а собою в продаже иноземцом цены не портили и в подряд денег у иноземцев не имали. А покажетца у них товаров много, и в том будут роспрашиваны, от кого хто торгует, чтоб в утайке ни что не было. И для того основанного и впредь укрепленного великого государственного и всенародного пошлинного збору дела выбранным быть лутчим людем, и збор чинить великого государя казне, как ниже сего статьи указуют: …".

2. 1 Правила внутренней торговли

Вопросы внутренней торговли Новоторгового Устава 1667 года трактовались на основе Торгового устава 1653 года. В Новоторговом Уставе были детализированы правила внутренней торговли, организация которой вместе с таможенной службой изымалась из ведения воевод. В нем подробно изложены правила и порядок досмотра товаров. В соответствии с Новоторговым уставом товары, предназначенные для внутреннего пользования, не подвергались оплате пошлины. Подробно рассмотрены вопросы о сроках и порядке уплаты пошлин, их размерах и т. д., а нарушителей таможенного порядка строго наказывали: так, купца, потерявшего грузовые документы, либо занизившего стоимость товара, наказывали конфискацией товара в пользу Великого Государя.

Что касается процедуры таможенного оформления, то она была довольно детально разработана. Ее осуществлял вместе со своими помощниками (целовальниками) выборный из верхушки купечества представитель правительства — таможенный голова, который был вправе чинить «всякую полную расправу в торговых делах» (ст. 2 Устава). Воеводы не могли вмешиваться в его деятельность, чтобы «великого государя казне в зборах порухи не было» (ст. 1 Устава). Товары, привозимые на продажу, подвергались подробному и тщательному досмотру.

Особое внимание обращалось на их качество. Оценивать качество импортных товаров полагалось таможенному голове, который в случае обнаружения некачественного товара должен был «огласить приговор воровскому мастеру и отослать с бесчестием с ярмарки». Он же следил за ввозом ювелирных изделий, которые нередко «пересекали» границу с сокрытием от досмотра.

Вот как в Новоторговом уставе описывается процедура таможенного контроля: «У купецких Русских людей и у иноземцев взять товаром росписи за их руками, сколько они своих товаров отпущают с Вологды к Архангельскому городу… А как они приедут к Архангельскому городу, и им явитись в Таможне и подать им выпись ту, которая им дана на Вологде, и в Таможне у города, те их товары против выписи записать в книги имянно на те же имяны, на которыя написаны товары в выписи… Когда уже судно будет наполнено товаром, принесть роспись всем товарам, которые кладены в судно, … написать имянно и принесть в Таможню, и те росписи справить с теми росписьми, каковы таможенный Голова гостю подписал и печать таможенную приложил… «

Во избежание волокиты по разным приказам всех купецких людей ведать в одном пристойном приказе, где государь укажет своему боярину, и чтобы этот приказ во всех городах был защитой и управой купеческим людям от воеводских налогов; и на кого бы купеческие люди ни стали бить челом, суд и управу на тех людей давать только в этом одном приказе.

В случае жалоб купеческих людей на извозчиков в недовозе и пропаже товаров против записей по записям этим давать суд и полную расправу в Москве и по городам таможенным головам на всех извозчиков, чей бы кто ни был.

По всем городам в торговых делах суд и управу чинить выборным таможенным головам, а воеводам в те дела не вступаться.

Всяких ремесленных и торговых людей, прихожих и приезжих, по городам и в слободах без явки и без записей не держать и смотреть за этим сотским и десятским. А кто из них скажет, каким ремеслом или торговым промыслом захочет кормиться, то в тот чин записаться и дать за себя поручную запись. Также товаров помимо обычных рядов и лавок в порозжих местах нигде не продавать.

Новый устав создавал благоприятные условия для торговли внутри страны русским торговым людям, а именно:

а) если кто из купеческих чинов станет своими товарами торговать у Архангельска с русскими людьми и с иноземцами, тем все свои торги записывать в таможне в книги и к тем торгам прикладывать свои руки;

б) с продажи всяких товаров русским людям платить пошлину: с весчих товаров по 10 денег с рубля, с невесчих — по 8 денег с рубля, с денег, привозимых торговцами на покупку товаров, — также по 8 денег с рубля;

в) при отвозе товаров из Архангельска в русские города до загрузки в суда должно приносить к гостю роспись всех товаров поименно; по этой росписи гость, досмотрев товары, записывает в книги и, приложив к ней печать и подписав ее, отдает хозяину товара, не требуя никаких отвозных пошлин. Если у кого из русских людей останутся какие-либо товары непроданными, то с тех непроданных товаров пошлин в том году не брать, а записать те товары на новый год в осталые и взять с них пошлину, когда будут проданы;

г) когда торговые русские люди повезут свои товары, то по дороге ни в каких городах никаких проезжих пошлин с них не брать и по городам воеводам и таможенным головам на проезд их нигде не задерживать, и вольно им нанимать извозчиков и всяких рабочих людей без воеводского ведома;

д) все товары при продаже взвешивать в рядах на казенных весах, а не по лавкам и в домах;

е) если купец, живя в Москве и в городах, купит в своем городе какой ни есть товар, то ему с того товара пошлин не платить, потому что торговые люди, живя в своих городах, со своих товаров всякие службы служат и подати платят, а платят торговые пошлины те люди, которые привозят из иных городов.

Для облегчения торговых отношений с Западной Европой был впервые установлен заграничный денежный курс для России.

2. 2 Регламентация внешней торговли

Многие статьи Новоторгового Устава 1667 года были посвящены регламентации торговли иностранцев. Иностранная торговля на территории России была резко ограничена. Их торг ограничивался местом (пограничными городами), временем (сроком ярмарок), перечнем товаров. Наиболее крупные ярмарки Макарьевская в Нижнем Новгороде и Ирбитская Сибирь.

Иностранцам запрещалась розничная торговля и торг между собой, детально регламентировался учет их товаров. Иноземцам всех земель никаким заморским товаром в розницу не торговать, по ярмаркам ни в какие города с товарами и деньгами не ездить и приказчиков не посылать.

Из Архангельска, Пскова и Новгорода пропускать в русские города только тех иноземцев, у которых будут государевы жалованные грамоты о торгах за красной печатью. А узорочные товары в государеву казну и заморские вина на государев обиход покупать по подряду, кому государь укажет, и отправлять в Москву с русскими людьми, но не с иноземцами.

Большинству иностранных купцов было запрещено торговать во внутренних городах России. С тех же заграничных купцов, которые получали такое право, стали брать, помимо рублевой пошлины, проезжую пошлину в повышенном размере.

Таким образом, иноземцы платят 5% в пограничных городах; но «буде которые иноземцы похотят товары свои от города (пограничного) возить к Москве и в иные городы, и им платить с тех заморских товаров у Архангельского города проезжих пошлин по гривне с рубля» (10%), в этом случае вдвое, причем ему разрешалось вести только оптовую торговлю. Это повышенное обложение мотивируется тем, что «русские люди и московские иноземцы пятину и десятину и всякие подати платят и службы служат, а иноземцы ничего не платят». А к этому присоединяется еще «с продажи по 2 алтына с рубля» (6%) «по прежнему».

Торговать иноземцу с иноземцем иностранными товарами запрещалось. Новоторговый устав ограждал русских торговых людей от конкуренции иностранных купцов и в то же время увеличивал размер поступлений в казну от сбора пошлин с иноземных купцов.

Под запрет попали операции с розничным сбытом заморских товаров. На таможне вводились значительно более высокие пошлины. Сами таможни в Архангельске и Астрахани -- северных и южных торговых воротах нашей страны -- ставились под контроль представителей отечественного купечества. Напротив, внутренние транзитные пошлины в городах России отменялись, поскольку они были слишком разорительными для русских торговых людей.

Кроме того, иностранец вынужден был вносить пошлину не рублями, а золотыми дукатами или серебряными иохимсталерами (ефимками) по установленному курсу, составлявшему лишь половину от реального. Экспорт золота и ефимок запрещался. Между тем рубль составляет — как указывает Кильбургер — 100 коп, — дукат же поднимается до 125 и в Новгороде дукат часто невозможно достать.

Иностранные купцы имели право продавать товары русским оптовикам, но не розничным купцам. Западным купцам дозволялось торговать в Архангельске и в городах, расположенных по западной границе Московии. Если они хотели доставить свои товары в Москву и продать их там, им приходилось платить двойную пошлину. Если какой-либо иностранный купец продавал товары розничному торговцу, и товары, и полученные им деньга подлежали конфискации.

Разумеется, иностранные купцы всполошились, принялись подавать коллективные челобитные («новой торговой вредной устав отставить, который по се время, малой образ в пошлинах царского величества казне доставил, но привел лишь «ко отогнанию всяких чюжеземцов точию корысти некоторого числа самолюбивых человек»), прося отменить статьи «Устава», прямо затрагивавшие их интересы. Однако правящая элита Московского государства твердо держалась за этот экономический курс.

Современный историк Н. В. Козлова пишет: «…наличие таких законодательных актов, каким был „Новоторговый устав“, свидетельствует о том, что в России, где формирование отечественного торгового капитала происходило трудно и медленно, а крупная промышленность практически не обслуживала потребности населения, иностранный торговый и промышленный капитал вынужден был действовать в строго очерченных для него рамках, т. е. на тех же принципах, что и в западных странах».

Уставные статьи излагают особые правила для разных видов иноземной торговли по народам:

во-первых, с западными европейцами, в Архангельске, Пскове и Новгороде;

во-вторых, с Персией, Бухарой, Индией и Кавказом -- в Астрахани;

в-третьих, с народами, живущими у Черного моря, -- в Путивле;

в-четвертых, с Литвой и Польшей -- в Смоленске.

Главным пунктом торговли с западными европейцами, по Новоторговому уставу, был г. Архангельск. Порядок иноземной торговли по Уставу был определен следующим образом.

1. Перед Архангельском в устье Двины должно сделать шанцы и в них построить двор, каждый корабельщик должен со своим кораблем остановиться в пристани и подать начальнику двора роспись товарам, и как кораблю имя, и к какому иноземцу он прислан, начальник же, оставив у себя роспись за корабельщиковой рукой, даст ему другую, за своей рукой, и отпустит в Архангельск. В Архангельске корабельщик является в таможню к московскому гостю, таможенному начальнику, и подает роспись, которую гость пишет в книги поименно. А когда иноземец захочет свои товары выгрузить с корабля на берег, то должен подать гостю в таможне роспись, сколько он выгрузит товара; гость пишет роспись в книги и по досмотре товаров и по записи в книги позволяет выгружать.

При обмене русских товаров на немецкие и при покупке немецких товаров должны присутствовать голова и целовальники, чтобы досматривать на товарах клейма, печати и другие признаки, чтобы знать, из какого города и чьего мастерства товар, и клейма и печати писать в книги, чтобы в случае подделки потом писать в то государство, чтобы худых товаров не посылали, а худые товары, обличив на весь свет, с бесчестьем отослать с ярмарки. А также следует иметь строгий надзор, чтобы русские товары в продаже и в обмене были добрые и в счете и в весе прямые.

2. При записи товаров в книги платить в казну с продажной цены с весчих товаров по 10 денег с рубля, а с невесчих -- по 8 денег с рубля, с денег, привезенных на покупку товаров, брать по 8 денег с рубля; все товары при продаже взвешивать в рядах на казенных весах, а не по лавкам; с заморских вин: с одних сортов брать по 60 ефимков с бочки, а с других -- по 40 ефимков, на церковные же французские вина оставить прежнюю пошлину -- по 6 ефимков с бочки; на сахар головной -- по рублю с пуда, на красный леденец -- по 40 алтын, на белый -- полтора рубля. И отпускать эти товары в русские города не иначе как по уплате полной пошлины в Архангельске.

3. Иноземец, желая везти из Архангельска свои товары в русские города, должен подать в таможне роспись своих товаров за своей рукой; роспись эта записывается в таможенные книги, и по досмотре товаров по росписи и по приложении к товарам таможенной печати выдается иноземцу проезжая выпись с прописанием, сколько отпускается товаров мерой, весом и счетом.

4. Золотые и ефимки, привозимые иноземцам, не облагаются никакой пошлиной, но иноземец, привезший иностранные деньги, должен немедленно в порубежном городе отдать их в государеву казну, откуда выдадут ему русскими деньгами: за золотой -- по рублю, за любский ефимок, которых по четырнадцати в фунт, -- по полтине.

5. Если у иноземцев на кораблях у Архангельска останутся непроданные товары, то с них заранее должно брать пошлину, хотя они и не проданы, чтобы иноземцы по прежнему обычаю не передавали тех товаров тайно в подряд русским людям, желая таким образом избежать платежа таможенных пошлин.
В торговле с иноземцами, приезжающими с азиатской границы, Новоторговый устав полагает следующие правила:

а) если персы, индийцы, бухарцы, армяне и горцы захотят везти свои товары из Астрахани в Москву и другие города, то брать с них пошлины по гривне с рубля, а если станут торговать в Астрахани, то брать с них только по десяти денег с рубля;

б) когда же они повезут из Москвы и из других городов товары в свою сторону, то брать с них проезжую пошлину по гривне с рубля в Астрахани и досматривать, чтобы они не вывозили лишние товары против таможенных выписей;

в) золотых и ефимков азиатцам у русских людей не покупать и русским людям азиатцам не продавать, а если у них найдут золотые и ефимки, то отбирать на государя без платы за это русскими деньгами.

В Путивле:

а) с греков, волохов и других иноземцев брать привозные пошлины с их товаров по гривне с рубля;

б) если они будут торговать в Путивле на золотые и ефимки, то пошлины с них не брать, а золотые и ефимки у них брать в государеву казну, им же выдавать русскими деньгами: за золотой -- по рублю, а за ефимок -- по полтине;

в) если они в Путивле будут менять свои товары на русские, то брать с них пошлины по 10 денег с рубля.

Новоторговым уставом 1667 года определен сбор с весчих товаров — в 5% (десять денег), с невесчих — 4%, как с привозных, так и с вывозных товаров, и кроме того сбор в 5% и с продажные цены", «как он тот товар продаст на городе».

Таким образом, Новоторговый Устав 19 667 года является крупнейшим законодательным актом: он определял нормы внешней и внутренней торговли России и подводил итог борьбе русских торговых людей за отечественный рынок. С позднейшими дополнениями он действовал до середины 50-х гг. XVIII в., когда в 1755 году был заменен Таможенным уставом.

Список использованной литературы

1. Архангельская И. Д. Из истории ярмарок в России / И. Д. Архангельская // Вопросы истории. — 2001. — № 11/12.

2. Гуревич А. Я. Средневековый купец / А. Я. Гуревич // Одиссей. Человек в истории. Личности и общество. — М., 1990. — С. 129.

3. Демкин А. В. Западноевропейское купечество в России в XVII в. / А. В. Демкин. / М., 1994. Вып. 1.

4. Новиков А. А. История предпринимательства в России / А. А. Новиков. — М.: МИЭМП, 2009.

5. Лодыженский К. Н История русского таможенного тарифа / К. Н. Лодыженский. — М.: Из-во Социум, 2005;

6. Преображенский А. А. Итоги изучения начального этапа складывания всероссийского рынка (XVII в.) / А. А. Преображенский, Ю. А. Тихонов //Вопросы истории. — 1961. — № 4.

7. Российское законодательство X—XX вв. В 9 т. Т. 4. Законодательство периода становления абсолютизма / Отв. ред. А. Г. Маньков. — М.: Юридическая литература, 1986. — С. 116−136.

8. Сакович С. И. Из истории торговли и промышленности России конца XVII в. / С. И. Сакович // Тр. Гос. истор. музея. — 1956. — Вып. 30.

9. Струве П. Б. Торговая политика России. Вып. 3. / П. Б. Струве. — М.: Из-во Социум, 2007;

10. Тихонов Ю. А. Таможенная политика Русского государства с сер. XVI в. до 60-х гг. XVII в. / Ю. А. Тихонов // Исторические записки. Т. 53. — М., 1955;

11. Чистякова Е. В. Новоторговый устав 1667 г. / Е. В. Чистякова // Археографический ежегодник за 1957 г. — М., 1958.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой