Промышленный переворот в Германии XIX-начала XX века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Предпосылки промышленного переворота в Германии

2. Особенности промышленного переворота в Германии

3. Влияние промышленного переворота на дальнейшее развитие германской экономики

Заключение

Список используемой литературы

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность изучения данной темы, на наш взгляд, обусловлена спецификой промышленного переворота в Германии.

Германия, Россия и Япония вступили на путь индустриализации позже Англии. Общей причиной этого являлся длительное время сохранявшийся феодальный режим, обусловивший экономическую отсталость. Его разрушение происходило постепенно, путем реформ, проводившихся государством. Правительства этих стран пытались преодолеть экономическую отсталость, взяв на себя функции, которые в Англии, Франции, США выполняла буржуазия [4, с. 89].

Первой из так называемых стран «второго эшелона» по пути реформ пошла Германия, в значительной степени под воздействием внешнего фактора [4, с. 89].

Предмет исследования — исторический процесс прохождения Германией стадии промышленного переворота.

Объект исследования — исторические особенности промышленного переворота в Германии.

Исходя из всего вышесказанного, целью написания данной работы является необходимость охарактеризовать процесс промышленного переворота в Германии.

Достижение данной цели предполагает решение ряда следующих актуальных задач:

1. Охарактеризовать предпосылки промышленного переворота в Германии.

2. Выделить особенности германского промышленного переворота.

3. Определить степень влияния промышленного переворота на дальнейшее развитие германской экономики.

В процессе написания данной работы нами были использованы следующие методы:

1. Анализ источников и используемой литературы.

2. Сравнительный метод.

Данная работа была написана с использованием учебной и монографической литературы.

1. ПРЕДПОСЫЛКИ ПРОМЫШЛЕННОГО ПЕРЕВОРОТА В ГЕРМАНИИ

Внутренние предпосылки промышленного переворота в Германии формировались в течение длительного периода первоначального накопления капитала в условиях господства феодального режима на протяжении XVI—XVII вв.еков.

Решающим фактором, по мнению О. Д. Кузнецовой и И. Н. Шапкина, ускорившим формирование предпосылок промышленного переворота в Германии, явилось завоевание французской армией немецких земель и установление протектората Наполеона на территориях, вошедших в Рейнский союз [4, с. 81]. В этих областях были проведены радикальные антифеодальные реформы в экономике, административной и судебной сферах [4, с. 81].

В Пруссии, возглавившей национально-освободительную борьбу немецких государств против наполеоновского завоевания, также встала необходимость проведения реформ в хозяйственной и общественной жизни. При проведении реформ правительство преследовало политические цели — привлечение народных масс, в основном крестьянства, на свою сторону.

Самой острой в этот период была проблема освобождения крестьян, поэтому наибольшее значение в преобразованиях имела аграрная реформа [6, с. 42].

В областях, включенных в состав Французской империи и Рейнского союза, было введено французское гражданское право, отменялось крепостное право, сеньориальные платежи и повинности подлежали выкупу.

Наиболее радикальные преобразования были осуществлены в Баварии, где принятые в 1808 году законы отменили крепостное право и привилегии дворян на занятие высших должностей и сбор налогов. В большинстве государств Рейнского союза крестьянские повинности феодального характера заменялись денежным оброком. В целом аграрные преобразования осуществлялись медленно, непоследовательно, носили компромиссный характер. Законодательство, уточнявшее порядок выкупа повинностей, появилось только в 30-е годы XIX века [6, с. 43].

В Пруссии аграрные реформы были начаты в 1807 г. правительством барона Штейна и завершились после революции 1848 г. Эдикт от 9 октября 1807 г. уничтожил личную зависимость крестьян от помещиков, но сохранил прочие повинности для всех категорий крестьян. Эдикт решил вопрос, имевший важнейшее значение для создания условий формирования рынка земли. Теперь разрешался свободный переход земли от одного лица к другому, уничтожались различия между землями, принадлежавшими дворянам и представителям других сословий.

Следующим шагом реформы стал Указ от 14 сентября 1811 г. о регулировании земельно-тягловых отношений крестьян и помещиков, прекращении арендного землепользования и закреплении права собственности на землю за крестьянами, о ликвидации барщины и оброчных платежей. Практическая реализация намеченных в указе мероприятий началась в 1816 г. Однако уже в 1820 г. был принят новый указ, закрепивший право собственности на землю только за зажиточными (лошадными) крестьянами, причем за это право они должны были либо заплатить выкуп, равнявшийся 25-кратной годовой ренте, либо уступить помещику от 1/3 до ½ своего земельного участка [4, с. 82].

Все малоимущие крестьяне не получали земли, превратившись в батраков. После революции 1848 г. правительство пошло на определенные уступки крестьянам, не забывая и о соблюдении интересов помещиков. По закону 1850 г. крестьянин становился собственником участка земли, который он обрабатывал. Однако барщина и другие повинности сохранялись в полном объеме и подлежали выкупу. Повинности и платежи в пользу помещика оценивались очень высоко и переводились в денежную ренту, которую крестьяне обязаны были платить ежегодно. Рента, согласно закону, должна была быть обязательно выкуплена в течение нескольких десятков лет.

Посредником между помещиком и крестьянином стал специально учрежденный Рентный банк, имевший отделения в каждом округе. Банк выдавал помещику 4%-ные свидетельства на сумму капитализированной ренты из расчета 5% годовых [4, с. 83].

Помещик имел право ежегодно предъявить к оплате в любой частный банк соответствующий купон. С крестьянина же банк взыскивал ежемесячно 1/12, часть годовой ренты, которую он должен был платить 41 год и 1 месяц, если годовая рента была капитализирована из расчета 4% годовых, и 56 лет и 1 месяц, если рента была капитализирована из расчета 5% годовых. Ежемесячные взносы собирались сборщиком податей как уплата, приравненная по своему значению к государственному налогу. Крестьянин мог сразу уплатить всю сумму долга деньгами или частью земли. Таким образом, те крестьяне, у которых помещик еще не успел забрать всю землю путем сгона с земли, закабалялись рентными платежами [4, с. 83].

В районах Германии, где действовало французское гражданское право, в результате аграрных преобразований большинство крепостных превратилось в крестьян-собственников.

Несмотря на компромиссный характер, аграрные антифеодальные реформы, проводившиеся в Германии в первой половине XIX в., сыграли значительную роль в формировании капиталистических отношений [4, с. 84]. Освобождение крестьян от крепостной зависимости создавало условия для организации рынка рабочей силы; лишение дворянства монополии на землю открывало возможность ее свободной купли-продажи; средства, полученные помещиками (и частично государством) от выкупных операций, стали важнейшим источником накопления, способствовали формированию рынка капиталов; реформы создавали условия для развития предпринимательства в аграрном секторе экономики — помещики становились крупными предпринимателями не только в сельскохозяйственном производстве, но и в сфере переработки сельскохозяйственного сырья; из среды крестьян стал выделяться класс капиталистических фермеров (гроссбауэров), появился слой посредников, обслуживающий усложнившиеся нужды сельскохозяйственного производства.

Необходимой предпосылкой промышленного переворота являлись реформы в промышленности и торговле, поскольку их реализация создавала определенные условия для свободы предпринимательства в этих отраслях экономики.

До середины XIX в. в большинстве немецких земель сохранялась цеховая ремесленная система. Официальная отмена цеховых привилегий и цехового права сдерживалась государством, стремившимся взять в свои руки регулирование промышленного производства, наладить контроль за деятельностью предприятий. Например, в горной промышленности государственные чиновники не только выдавали разрешение на производство работ, но и определяли уровень технического оснащения производства, объем добычи, цены, сбыт, отношения с рабочими [2, с. 65].

На германских территориях, находившихся под протекторатом Наполеона, свобода предпринимательской деятельности была установлена в 1808—1810 годах.

В Пруссии в 1806 г. были сделаны только первые шаги в этом направлении, выразившиеся в отмене цеховых запретов в ряде отраслей. В 1808 г. в «Деловой инструкции» были обнародованы основные принципы будущей реформы в промышленности: охрана и рост народного благосостояния возможны только при свободе промышленной деятельности, как в добыче и переработке сырья, так и в его распределении и сбыте.

В 1810 г. в Пруссии был принят указ, законодательно установивший принципы свободы предпринимательства: право на промышленную деятельность получал любой желающий, заплативший промысловый налог. Выдача промыслового свидетельства была беспрепятственной для всех, за исключением лиц, которым подобная деятельность была запрещена судом. Цехи оставались в качестве свободных союзов. Правовые различия между городом и деревней в области промышленности были уничтожены [4, с. 85].

В 1815 г., после Венского конгресса, Пруссия уступила часть своей территории другим государствам, но в ее состав вошли новые провинции. Промышленное законодательство потеряло свою однородность: на Рейне действовало французское хозяйственное право, в Саксонии сохранялся цеховой строй. Новый закон о промысловом обложении (1820) не устранил этих противоречий. В 1835 г. был поставлен вопрос о пересмотре и создании единого для Пруссии промыслового закона.

Необходимым условием становления рыночных отношений являлось преодоление феодальной раздробленности Германии, насчитывавшей к началу XIX в. около 300 самостоятельных государств. Господство Наполеона на немецких землях уничтожило самостоятельность большого числа мелких государственных образований. Однако и после Венского конгресса 1815 г. Германия не стала единым государством. Она являлась формальным объединением 38 самостоятельных государств (Германский союз). Крупнейшими государствами союза были Австрия и Пруссия.

Германский союз номинально являлся крупнейшим государственным образованием Западной Европы. Он представлял собой конфедерацию независимых государств, между которыми отсутствовали прочные связи; не существовало единого законодательства, общей армии, общих финансов, общего дипломатического представительства. Таким образом, создание единого германского государства по-прежнему оставалось насущной задачей.

Межгосударственные таможни сдерживали развитие внутригерманской торговли; по-прежнему внешнеторговые связи развивались активнее. Поэтому таможенное объединение германских земель стало первоочередной задачей.

Прусский таможенный закон 1818 г. уничтожил внутренние границы между отдельными провинциями, входившими в ее состав, отменил всякие запреты и ограничения во внутренней торговле. Закон впервые создал в Германии крупную хозяйственную область, занимавшую площадь в 5 тыс. кв. км с населением 10,5 млн. человек [4, с. 85].

Другой серьезной преградой являлось отсутствие удобных и развитых путей сообщения. Но их создание имело смысл только после ликвидации ограничений для свободного перемещения грузов и пассажиров. Не случайно первая железная дорога была открыта в 1835 г. (через два года после заключения таможенного союза). В 1848 г. протяженность прусских железнодорожных линий составляла 2363 км. Первый немецкий локомотив был построен в 1838 г. под Дрезденом. По протяженности железных дорог Германия к середине XIX в. занимала одно из первых мест в мире. На ее территории находилось 16% тогдашней мировой сети. Быстрыми темпами строились шоссейные дороги. Успешно шло развитие водного транспорта. В 1831 г. немецкие государства заключили Рейнскую судоходную конвенцию, освободившую судоходство по Рейну от цеховых ограничений [4, с. 85].

В 1816—1823 гг. на реках Германии появились первые пароходы, но экономическое значение они приобрели только с началом массовых перевозок.

Таким образом, можно сделать общий вывод о том, что к середине XIX века в Германии сложились предпосылки для прохождения стадии промышленного переворота и дальнейшей индустриализации экономики страны.

2. Особенности промышленного переворота в Германии

Как было сказано выше, к 30-м годам XIX века сложились все предпосылки для промышленного переворота в Германии.

Тем не менее, мы считаем необходимым отметить, что ходу промышленного переворота в этой стране присущ ряд специфических особенностей.

Начало промышленного переворота можно отнести к 30-м годам XIX века, но в это время он затронул лишь текстильную промышленность и лишь в некоторых из германских государств [3, с. 168].

Традиционно промышленный переворот охватил текстильную промышленность. В Саксонии развивалось хлопчатобумажное производство, в Силезии -- льнопрядение. На Лейпцигских ярмарках широко были представлены изделия из шелка. Текстильное производство все более становилось на машинную основу. Так, в 1846 г. в областях Таможенного союза насчитывалось более 310 прядилен и 750 тыс. механических веретен [3, с. 169].

Особенно заметные изменения произошли в тяжелой промышленности. Появление паровых машин вызвало увеличение спроса на уголь. Более чем вдвое возросла его добыча, а количество рабочих, занятых на шахтах, -- даже в четыре раза. Рост числа рабочих в других отраслях тяжелой промышленности за первую половину XIX века был еще более значительным почти в 12 раз. Наибольшее развитие получил Рейнско-Вестфальский промышленный район, где были сосредоточены около 200 домен и одна четвертая часть всех рабочих Германии [3, с. 169].

Большое значение придавалось железнодорожному строительству. Первая железная дорога, связавшая Нюрнберг и Фюрт в 1835 г., имела длину 12 км. Но уже в конце 40-х гг. длина железнодорожного полотна достигла 2,5 тыс. км. Правда, собственные паровозостроительные заводы пока не поспевали за растущим спросом. И в начале 40-х гг. в стране использовали лишь чуть более 15% паровозов собственного производства [3, с. 169]. Их изготовляли на заводах Борзига в Берлине, а также в Хемнице и Касселе.

Промышленный переворот в Германии, ее индустриализация, то есть создание фабрично-заводской промышленности, имели свои особенности.
Первая особенность заключалось в том, что если в других странах переворот начинался с легкой промышленности, то в Германии в годы переворота развивались главным образом тяжелая промышленность, а легкая отставала. За период с 1850 по 1870 г. промышленное производство Германии выросло на 49%, но добыча каменного угля -- в 5 раз, а выплавка чугуна -- в 7 раз. Хотя переворот в текстильной промышленности начался в 30-х годах, но и в 1870 г. в этой отрасли еще господствовала рассеянная мануфактура [5, с. 83].

Чем объяснялся этот опережающий рост тяжелой промышленности? Тем, что главными стимулами развития промышленности в Германии были строительство железных дорог и военные потребности.
В середине XIX века в Германии началось ускоренное строительство железных дорог, причем строило эти дороги в основном государство, а не частные предприниматели. Строительство железных дорог имело не только экономические, но и стратегические цели.

Германия, как отмечалось, к этому времени оказалась в стороне от мировых торговых путей.

Но железные дороги изменили эту ситуацию: Германия, занимающая центральное положение в Европе, оказалась в центре европейской железнодорожной сети. Соседним государствам стало выгодно перевозить товары через ее территорию. И Германия вновь оказалась в центре европейской торговли.

Строительство железных дорог к тому же сближало отдельные германские государства, способствовало развитию торговли между ними и ускоряло их объединение.

Более того, строительство железных дорог создавало огромный спрос на металл, уголь, паровозы, вагоны, то есть стимулировало развитие главных отраслей тяжелой промышленности -- металлургической, угольной, машиностроительной.

Стимулом развития тяжелой промышленности были и военные устремления Пруссии [5, с. 84]. Пруссия стремилась объединить Германию, т. е. присоединить остальные германские государства. Для этого была нужна передовая военная техника. Поэтому ведущее место в прусской промышленности заняли военные предприятия, на первое место среди которых выдвинулись артиллерийские заводы Круппа. В деревне еще господствовали феодалы, в текстильной промышленности преобладали ручные станки, а у Круппа изготовлением пушек занимались 7 тыс. рабочих [5, с. 84]. Его заводы занимали первое место среди военных заводов мира. Все страны заказывали себе пушки у Круппа.

Второй особенностью индустриализации Германии было то обстоятельство, что Германия была страной молодого капитализма. Германские заводы строились на полвека позже английских и, естественно, оборудовались новейшей по тому времени техникой, приобретенной в Англии. Техническое же оснащение английских заводов к этому времени уже морально устарело. Но обновить его было сложно, так как сначала нужно было избавиться от старого оборудования.

Впрочем, у немцев было немало и своих изобретений. Здесь, например, открыли методы производства анилиновых красок, изобрели динамо-машину, а в результате этих открытий химическая и электротехническая промышленность Германии быстро вышли на первое место в мире.

Итак, по техническому уровню своей промышленности Германия вырвалась вперед, причем этому теперь способствовала и иностранная конкуренция. Если на начальном этапе развития капитализма иностранная конкуренция заглушала промышленность, то, когда промышленный переворот вступил в полную силу, та же иностранная конкуренция делала доброе дело. Она позволяла выживать только передовым, наиболее совершенным предприятиям.

И немецкие заводы строились на базе новейшей техники: они должны были выпускать продукцию лучше и дешевле, чем в Англии.

Третья особенность индустриализации Германии определялась тем, что значительная часть необходимых для развития промышленности капиталов находилась не у буржуазии, а у помещиков. Чтобы мобилизовать эти капиталы для развития промышленности, в Германии развертывается усиленное акционерное предпринимательство (грюндерство). Новые промышленные фирмы и банки создавались как акционерные, и, продавая акции юнкерам, получали их капиталы. Но в результате оказалось, что юнкеры заняли сильные позиции не только в сельском хозяйстве, но и в промышленности.

По объему промышленного производства Германия занимала 3-е место в мире. Впереди оставались Англия и США. В соответствии с ростом промышленности изменилась и внешняя торговля. Если за первую половину XIX в. внешняя торговля выросла в два раза, то за 50--60-е гг. -- в три раза. Если в первой половине столетия Германия вывозила в основном сельскохозяйственную продукцию и сырье, то теперь в вывозе преобладала промышленная продукция -- уголь, машины, ткани [5, с. 84]. И напротив, если раньше ввозились в основном промышленные товары, то теперь -- сырье и сельскохозяйственная продукция.

Итак, Германия представляет еще один вариант развития капитализма. В отличие от Англии, где базой послужила эксплуатация колоний и «огораживание», в Германии толчком к развитию капитализма стала реформа по освобождению крестьян, которая обезземелила их, ограбила и обеспечила сильные позиции помещиков-юнкеров в новом буржуазном обществе. Нужно отметить, что большую роль в хозяйстве Германии играло государство. Государство строило железные дороги, с помощью государства создавалась в Пруссии военная промышленность.

3. Влияние промышленного переворота на дальнейшее развитие германской экономики

К началу 70-х гг. Германия вступила в период нового, довольно мощного экономического подъема. Коренной перелом особенно проявился в основных технико-экономических показателях. Промышленность оснащалась новой техникой и энергетически перевооружалась. Значительно возросли объемы выпускаемой продукции, особенно в отраслях тяжелой промышленности. Вместо пудлингования нашли применение более производительные томасовский и мартеновский методы выплавки металла. Производительность труда превышала соответствующие показатели во Франции и Англии. Расширились объемы внешней торговли.

Ведущую роль в этом сыграли победа во франко-прусской войне (1870--1871) и политическое объединение страны в единую Германскую империю (1871).

Так, победа над Францией принесла победительнице огромную контрибуцию в 5 млрд. франков, направленную на оснащение немецкого производства [3, с. 170].

Кроме того, Германия заполучила богатые французские провинции -- Эльзас и Лотарингию -- и железные руды из Франции существенно пополнили германскую угольно-металлургическую базу Рейнского и Саарского бассейнов. Это вывело тяжелую промышленность Германии, особенно металлургию, металлообработку, машиностроение, на ведущие позиции в стране. Присовокупив довольно развитую хлопчатобумажную промышленность захваченных французских провинций, Германия удвоила выпуск ситценабивной продукции.

В свою очередь, образование единой Германской империи разрешало ряд важнейших проблем, ранее тормозивших ход капиталистического развития. Так, был создан единый государственный аппарат управления. Благодаря снятию внутренних таможенных барьеров был получен выход на общегерманский рынок. Установлено единое торговое законодательство. В 70-е гг. вводятся единая денежная система, системы мер и весов, общегерманское железнодорожное и почтовое право. Гражданам Германской империи декретировались гарантия частной собственности, свобода промысла и договорного соглашения.

В 1879 г. в стране была введена протекционистская политика, поощрявшая и поддерживавшая развитие отечественной индустрии повышением пошлин на импортную продукцию. По-прежнему государственной поддержкой широко пользовалось железнодорожное строительство. Многие железные дороги были национализированы.

С завершением в конце 70-х гг. промышленного переворота рост производства особенно усилился. Немецкая индустрия опиралась на новейшие технические изобретения: создание электромотора, двигателя внутреннего сгорания, паровой турбины, передачу электроэнергии на расстояние и пр. На предприятия страны поступала масса наемных работников. Источником ее пополнения был как самый высокий среди ведущих стран уровень рождаемости, так и поток разорившихся ремесленников и крестьян.

Ускорились темпы железнодорожного строительства. За первое пятилетие 70-х гг. было построено железных дорог больше, чем за предыдущее десятилетие.

За 1870--1910 гг. протяженность железных дорог выросла более чем в 33 раза и составила около 60 тыс. км. Фактически в 70-е гг. завершилось создание системы ширококолейных железных дорог. Теперь осуществлялось подведение железных дорог к каждому городу или заводу [3, с. 170].

На столь крупное железнодорожное строительство были направлены капиталы из разных источников: это и собственные денежные средства акционерных обществ, и иностранные, особенно английские инвестиции, а также контрибуция, полученная от Франции.

Масштабное железнодорожное строительство способствовало подлинному расцвету германской индустрии.

Особенно мощным толчком для развития технической базы производства, машиностроения и транспорта в конце XIX -- начале XX вв. послужило использование двигателей внутреннего сгорания и электроэнергии. Продукция металлургии и машиностроения стала основой германского экспорта. В частности, по экспорту машин Германия вышла на первое место в мире.

В конце XIX в. получили мощное развитие новые отрасли, особенно электротехническая, алюминиевая, химическая. Нехватка сырья несколько сдерживала развитие легкой и пищевой промышленности.

В целом за последнюю треть XIX в. объем производства немецкой промышленности вырос в пять раз, в то время как во Франции -- в три раза, а в Англии -- всего в два раза. В итоге к концу XIX в. Германия превратилась из аграрно-индустриальной в мощную индустриально-аграрную державу.

Неуклонно возрастало городское население, увеличившееся за 70--90-е гг. с 33 до 50%, а в 1910 г. составившее уже 60% [3, с. 170].

К 70-м годам аграрные реформы завершились. Однако рост продукции этой отрасли хозяйства несколько сдерживался феодальными пережитками, а также сохранившимся крупным феодальным землевладением и высоким размером абсолютной ренты. В ряде крупных поместий Восточной Пруссии многие крестьяне получили свободу, но не получив земли, стали наемными работниками в поместьях юнкеров [3, с. 171].

Государство продолжало принимать меры по подъему уровня сельскохозяйственного производства. В частности, был принят закон об ограничении произвола ростовщиков. Пропагандировалась агрокультура в специально созданном агрономическом обществе, опытных станциях и сельскохозяйственных школах. Складывались сельскохозяйственные товарищества. Все шире применялись сельскохозяйственная техника и минеральные удобрения.

Такие методы интенсивного ведения сельскохозяйственного производства дали положительные результаты: наполовину выросла урожайность, расширились посевы технических культур, увеличилось поголовье скота.

В последней трети XIX века концентрация производства и капитала усиленно вела к их монополизации. Преобладали картели и синдикаты, особенно в отраслях добывающей и связанной с ней тяжелой промышленности. Объединения этого типа монополизировали лишь сферу сбыта. В технико-экономическом и организационном отношениях предприятия сохраняли свободу.

Особенно крупные монополии сформировались в горной, металлургической, машиностроительной и строительной отраслях.

За 80--90-е гг. число предприятий с количеством рабочих свыше одной тысячи человек увеличилось в четыре раза. Был создан Рейнско-Вестфальский каменноугольный синдикат. Он подчинил себе 95% добычи угля Рурского бассейна и более 40% всей угледобычи страны. Крупные монополистические объединения сформировались в электротехнической (АЭГ-Всеобщее общество электричества и «Сименс»), в сталелитейной и военной (фирма «Крупп»), химической (Г. Фарбениндустри), судостроительной (Северо-Германский Ллойд и Гамбургско-Американская компании) и других отраслях промышленности. Число картелей и синдикатов выросло в 50 раз: с шести в 1870 г. до 300 в 1900 г. Своеобразие германских монополий сводилось их величине -- порою они объединяли десятки и даже сотни предприятий [3, с. 172].

Монополизация затронула и банковскую сферу.

В начале XX в. девяти крупнейшим банкам принадлежала половина все вкладов или более четырех пятых банковского капитала Германии. Значительные внутренние инвестиции направлялись на подъем немецкой индустрии.

В конце XIX века Германия активизировал пропаганду плана империалистических аннексий, оправдывая его острой нехваткой рынков сырья и сбыта. Страна переросла рамки внутреннего рынка, а большой колониальной империи, откуда могли бы поставляться по низким ценам сырье и куда беспошлинно сбывались бы товары, у Германии не было.

Идея расширения жизненного пространства проявилась создании Пангерманского союза (1891), в необходимости захвата новых территорий. Были захвачены Того, Камерун, Северо-Западная Африка, Каролинские, Марианские и Маршалловы острова и др. И все же германские колониальные владения оставались меньше английских более чем в 11 раз по площади и 32 раза по населению [3, с. 173].

Агрессивные аппетиты Германии, подогреваемые внешнеторговой конкуренцией с Англией и Францией, росли. Внешнеэкономические столкновения коснулись и российско-германских взаимоотношений. Так, в конце XIX в. юнкеры добились увеличения таможенных пошлин на импорт российской сельскохозяйственной продукции. А когда Россия ответила тем же на ввозимые из Германии машины и оборудование, разгорелась таможенная война. Победа оказалась за экономически более зрелой Германией. Но взаимоотношения между странами не смягчились.

В Германии складывался мощный военно-промышленный комплекс, на который работала индустрия страны. Значительно увеличились расходы на армию и флот. Совершенствовалось вооружение сухопутных войск. Формировался крупный военно-морской флот. Страна серьезно приступила к подготовке войны за передел мира, захват не только английских и французских колоний, но и территорий в Европе, установление мирового господства.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, подводя итог всему вышесказанному необходимо сделать ряд важных выводов.

Промышленный переворот в Германии начался значительно позднее остальных стран. Сдерживающим фактором экономического развития в этой стране было существование множества феодальных пережитков, которые препятствовали дальнейшему эффективному экономическому развитию в стране.

Тем не менее, к 30 — м годам XIX века в Германии были решены ряд насущных проблем и создались все предпосылки для вступления страны в стадию промышленного переворота, который затем и начался.

Промышленному перевороту в Германии присущ ряд специфических особенностей, которые на наш взгляд были обусловлены объективным ходом исторического процесса в сфере экономики, а также теми задачами, которое решало Германское государство, в частности четко прослеживается зависимость проведения экономического переворота с военными целями Германии.

Ход дальнейшего развития промышленного переворота в этой стране способствовал дальнейшему экономическому росту и развитию в основном отраслей тяжелой промышленности, а также активизации железнодорожного строительства.

В последней трети XIX века концентрация производства и капитала усиленно вела к их монополизации. Преобладали картели и синдикаты, особенно в отраслях добывающей и связанной с ней тяжелой промышленности.

В Германии складывался мощный военно-промышленный комплекс, на который работала индустрия страны. Значительно увеличились расходы на армию и флот. Совершенствовалось вооружение сухопутных войск. Формировался крупный военно-морской флот.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Делепляс, Г. Лекции по истории экономической мысли/ Пер. с франц. Н. Шехман, И. Блам.- Новосибирск: Издательство НГУ, 2000.- 328с.

2. Заславская, М. А. История экономики/ М. А. Заславская.- М.: Издательство «Московский государственный индустриальный университет», 2009.- 200с.

3. История мировой экономики/Под ред. Г. Б. Поляка, А. Н. Марковой.- М.: ЮНИТИ, 2002.- 727с.

4. История экономики: Учебник/Под общ ред. О. Д. Кузнецовой, И. Н. Шапкина.- М.: Инфра — М, 2002.- 384с.

5. Конотопов, М. В., Сметанин, С. И. История экономики зарубежных стран/ М. В. Конотопов, С. И. Сметанин.- М.: Кнорус, 2007.- 320с.

6. Стрыгин, А. В. История мировой экономики. Учебное пособие для вузов/ А. В. Стрыгин.- М.: Кнорус, 2009 — 159с.

7. Титова, Л. А. История экономики: Учебное пособие/ Л. А. Титова.- Ярославль, 2007.- 125с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой