Развитие связной речи у детей старшего дошкольного возраста в процессе театрализованной деятельности

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение… 3

Глава 1. Теоретические основы проблемы развития связной речи у детей дошкольного возраста… 6

1.1. Лингвистические основы формирования словообразовательной стороны речи у дошкольников… 6

1.2. Обзор литературы по изучаемой проблеме… 13

1.3. Состояние изучаемой проблемы в теории и практике дошкольного воспитания… 17

Глава 2. Экспериментальное исследование… 18

2.1. Содержание и методика развития связной речи детей старшего дошкольного возраста… 8

2.2. Пути формирования связной речи у детей старшего дошкольного возраста… 28

2.3. Результаты эксперимента… 37

Заключение… 42

Список литературы… 43

Приложения… 46

Введение

Развитие связной речи является центральной задачей речевого воспитания детей. Это обусловлено, прежде всего, ее социальной значимостью и ролью в формировании личности. Именно в связной речи реализуется основная, коммуникативная, функция языка и речи. Связная речь — высшая форма речи мыслительной деятельности, которая определяет уровень речевого и умственного развития ребенка (Т.В. Ахутина, Л. С. Выготский, Н. И. Жинкин, А. А. Леонтьев, С. Л. Рубинштейн, Ф. А. Сохин и др.).

Овладение связной устной речью составляет важнейшее условие успешной подготовки к обучению в школе. Психологическая природа связной речи, ее механизмы и особенности развития у детей раскрываются в трудах Л. С. Выготского, А. А. Леонтьева, С. Л. Рубинштейна и др. Все исследователи отмечают сложную организацию связной речи и указывают на необходимость специального речевого воспитания (А.А. Леонтьев, Л.В. Щерба).

Обучение связной речи детей в отечественной методике имеет богатые традиции, заложенные в трудах К. Д. Ушинского, Л. Н. Толстого. Основы методики развития связной речи дошкольников определены в работах М. М. Кониной, А. М. Леушиной, Л. А. Пеньевской, О. И. Соловьевой, Е. И. Тихеевой, А. П. Усовой, Е. А. Флериной. Проблемы содержания и методов обучения монологической речи в детском саду плодотворно разрабатывались А. М. Бородич, Н. Ф. Виноградовой, Л. В. Ворошниной, В. В. Гербовой, Э. П. Коротковой, Н. А. Орлановой, Е. А. Смирновой, Н. Г. Смольниковой, О. С. Ушаковой, Л. Г. Шадриной и др.

Большинство педагогических исследований посвящено проблемам развития связной речи детей старшего дошкольного возраста. Дальнейшей разработки требуют вопросы формирования связности речи в средней группе с учетом возрастных и индивидуальных различий детей старшего дошкольного возраста. Пятый год жизни — период высокой речевой активности детей, интенсивного развития всех сторон их речи (М.М. Алексеева, А. Н. Гвоздев, М. М. Кольцова, Г. М. Лямина, О. С. Ушакова, К. И. Чуковский, Д. Б. Эльконин, В. И. Ядэшко и др.). В этом возрасте происходит переход от ситуативной речи к контекстной (А.М. Леушина, А. М. Люблинская, С. Л. Рубинштейн, Д.Б. Эльконин).

Цель исследования — выявить, при каких педагогических условиях возможно более эффективное развитие связности речи у детей старшего дошкольного возраста.

В ходе работы решались следующие задачи:

— изучить особенности связных монологических высказываний детей старшего дошкольного возраста;

— определить педагогические условия развития связной повествовательной речи у детей старшего дошкольного возраста;

— разработать методические рекомендации по развитию связности речи у детей старшего дошкольного возраста.

Теоретическую основу проведенной работы, положения о ведущей роли деятельности и общения в развитии личности, теории речевой деятельности, сформулированные в трудах Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна, А. А. Леонтьева, концепции речевого развития дошкольников, разработанной Ф. А. Сохиным и О. С. Ушаковой, опирающейся на формирование у детей языковых обобщений и элементарного осознания явлений языка и речи. В системе обучения родному языку формирование связной речи выступает во взаимосвязи с освоением звуковой стороны языка, словарного состава, грамматического строя языка, особое место занимает работа над семантическим компонентом речи.

Центральным понятием для нашей работы являлось понятие «текст», которое рассматривается в современном научной литературе как основная единица речевого общения. Исследователи текста (И.Р. Гальперин, С. И. Гиндин, Л. П. Доблаев, Т. М. Дридзе, Г. А. Золотова, Л. А. Киселнв, Г. В. Колшанский, А. А. Леонтьев, Л. М. Лосева, Н. С. Поспелов, Е. А. Реферовская, И. П. Севбо, З. Я. Тураева, И. А. Фигуровский, Г. Д. Чистяков и др.) определяют место текста в системе языка или речи, вычленяют собственнотекстовые категории, присущие только этой единице. Основными характеристиками текста являются цельность и связность.

Связность как один из самых значимых категориальных признаков текста характеризуется взаимодействием нескольких факторов: содержания текста, его смысла, логики изложения, особой организации языковых средств; коммуникативной направленности; композиционной структуры.

Лингвистические исследования показывают, что построение цельного и связного текста требует от ребенка овладения ряда языковых умений: строить высказывание в соответствии с темой и основной мыслью; соблюдать структуру текста; соединять предложения и части высказывания с помощью различных типов связей и разнообразных средств; отбирать адекватные лексические и грамматические средства.

Принципиально важными для нашей работы были выводы, полученные в ходе анализа психологической и лингвистической литературы о том, что раньше всего к связному изложению дети переходят в рассказах спокойного характера (А.М. Леушина и др.). В педагогических исследованиях также доказано, что связность прежде всего формируется в текстах повествовательного и контаминированного характера (Л.Г. Шадрина и др.)

Поскольку в научно-методической литературе излагаются протворечивые точки зрения на роль разных методов и средств в развитии связной речи дошкольников, мы считали целесообразным проведение поисково-экспериментальной работы, в которой участвовали дети от 4 до 5 лет (20 человек).

Глава 1. Теоретические основы проблемы развития связной речи у детей дошкольного возраста

1.1. Лингвистические основы формирования словообразовательной стороны речи у дошкольников

«…Не только интеллектуальное развитие ребенка, но и формирование его характера, эмоций у личности в целом, находится в непосредственной зависимости от речи» (Л. С. Выгодский) [19, с. 23].
Вот почему среди многих важных задач воспитания и обучения в дошкольных учреждениях, задача обучения родному языку, развитие речи, речевого общения — одна из главных. Это общая задача состоит из ряда специальных, частных задач:

— воспитание звуковой речи;

— закрепление, обогащение и активизация словаря;

— развитие и совершенствование грамматического строя речи.
Понятие грамматического строя речи включает в себя знание по грамматически и словообразованию.

Грамматика — раздел науки о языке содержащий учение о формах словоизменения, о строении слов, видах словосочетаний и типах предложений. Он включает в себя две части — морфологию и синтаксис. Если синтаксис изучает словосочетания и предложения, то морфология — грамматическое учение о слове. Сюда входит учение о структуре слова, формах словоизменения, способах выражения грамматического значения, а также учение о частях речи и присущих им способов словообразования. 3, c. 157].

Своеобразное освоение грамматического строя языка важное условие полноценного речевого развития ребенка. Современные исследователи детской речи считают: ребенок овладевает грамматическим строем языка в неразрывной связи со всем ходом своего психического развития, в единстве с развитием предметно-практической деятельности, обобщения мышления. Ученые характеризуют формирование синтаксического компонента языковой способности, как спонтанный процесс при взаимоотношениях ребенка с окружающим миром. Речь взрослого для ребенка — основной источник освоения грамматического строя языка. В особенности это касается детей с нарушениями интеллекта.

В дореволюционный период сведения о словообразовании включались обычно в описание грамматического строя речи русского языка. Наибольшую ценность в теоретическом освещении проблемы имеют работы преподавателей Казанской лингвистической школы, в первую очередь И. А. Бодуэна де Куртене. Заслуга этих преподавателей — тезис о необходимости разграничения синхронного (языковые связи данного этапа) и дисхронного (пути образования слов в прошлом), подходов к словообразованию.
Крушевский Н. В. проводит также мысль о том, что словообразование представляет собой систему (слово, содержащее общую морфему, связи морфем внутри слова).

Значительный вклад внес в теорию словообразования Ф. Ф. Фортунатов. В лекциях 1901 — 1902 гг. он четко разграничивает подходы к словообразованию, создает учение о форме слова, его способности делится на основу и суффиксы[11, с. 34].

На изучение словообразования большое значение оказали работы Г. О. Винокура и В. В. Виноградова. Винокур в «Заметках по русскому словообразованию» сформулировал принципы синхронного словообразовательного анализа. В работах Виноградова словообразование формируется как самостоятельная дисциплина. В статьях 1951 — 1952 гг. сформулирована связь словообразования с лексикой и грамматикой, дана классификация способов словообразования в русском языке.

С середины 50-х годов появляется многочисленные работы по разным вопросам словообразования: Б. Н. Бловина, В. П. Григорьева, Е. А. Земской, Н. М. Шапского, В. М. Максимова. Раздел «словообразование» включен в «Грамматику русского языка» (1970г.), «Русскую грамматику» (1980г.).

На протяжении последних десятилетий отмечается активный процесс словообразования в русском языке. В этом процессе находят непосредственное отражение постоянные изменения в словарном составе языка обусловленные различными переменами в жизни нашего общества.

Термин «словообразование» в лингвистике употребляется в двух значениях: как название процесса образования новых слов в языке и как название раздела языкознания, изучающую словообразовательную систему языка.

Словообразование, как особый раздел науки о языке, включает две составные части — морфемику и непосредственно словообразование. Морфемика — наука о значимых частях слова — морфемах, т. е. учение о строение, структуре слова.

Предметом словообразования является слово, способы его образования.

Словообразовательная система языка тесно связана с другими его сторонами (уровнями) — лексикой и грамматикой. Связь с лексикой проявляется в том, что новые слова пополняют словарный состав языка. Связь с грамматикой, в частности с морфологией, проявляется в том, что новые слова оформляются в соответствии с законами грамматического строя русского языка.

Так, образующиеся в языке новые слова, всегда оформляются как определенные части речи (существительные, прилагательные, глаголы) со всеми грамматическими признаками этой части речи.

Двойной контакт словообразования — с лексикой и грамматическим строем — находит свое выражение в многообразии способов образования слов. Эти способы могут быть в схематической записи, приведенной ниже[22, с. 19].

I Морфологический

1. Аффиксация:

— префиксальный способ,

— суффиксальный способ,

— префиксально-суффиксальный способ.

2. Безаффиксальный способ;

3. Словосложение;

4. Аббревиация;

II Морфолого-синтаксический;

III Лексико-семантический;

IV Лексико-синтаксический.

Названные способы имеют не тождественную роль в процессе словообразования. Наиболее важный — морфологический способ, с помощью которого пополняются разные части речи, хотя с разной продуктивностью: существительные редко (сверхприбыль), прилагательные часто (премилый, сверхмощный).

Формирование речи, а именно монологической и диалогической зависит от того, как ребенок овладевает словообразованием и грамматическим строем. Если ребенок делает ошибки в словообразовании, воспитатель должен фиксировать свое внимание на них, чтобы позднее исправлять их в подходящей обстановке.

Речь — сложившаяся в процессе исторической эволюции человека форма общения, опосредствованная языком. Выделяют три основные функции речи[7, с. 36]:

1) Речь — это наиболее совершенное емкое, точное и быстродействующее средство общения между людьми. В этом состоит ее межиндивидуальная функция;

2) Речь служит орудием осуществления многих психических функций, поднимая их до уровня ясного осознания и открывая возможности произвольно регулировать и контролировать психические процессы. В этом состоит внутрииндивидуальная функция речи;

3) Речь представляет отдельному человеку канал связи для получения информации из общечеловеческого социально-исторического опыта. В этом состоит общечеловеческая функция речи.

Функции речи отражают ступени реального процесса развития речи в онтогенезе. Речь возникает первоначально как средство общения в своей межиндивидуальной функции и сразу же оказывает внутрииндивидуальный эффект. Даже первые ранние вербализации ребенка перестраивают его чувственный опыт. Но все-таки внутрииндивидуальная функция речи формируется несколько позже межиндивидуальной: диалогическая речь предшествует монологической. Общечеловеческая функция (использование письменной речи и чтение) реально оформляется у детей в школьные годы. Ей предшествует овладение устной речью ребенком на 2 году его жизни.

Каждая из трех функций речи в свою очередь разделяется еще на ряд функций. Так, в рамках коммуникативной межиндивидуальной функции различаются функции сообщения и побуждения, указания (индикативная) и суждения (предикативная), а также эмоционально-выразительная. В общечеловеческой функции выделяются речь письменная и устная.

Коммуникативная функция речи является исходной и основополагающей. Речь как средство общения возникает на определенном этапе общения, для целей общения и в условиях общения. Ее возникновение и развитие обусловлены, при прочих равных и благоприятных условиях (нормальном мозге, органах слуха и гортани), нуждами общения и общей жизнедеятельности ребенка. Речь возникает как необходимое и достаточное средство для решения тех задач общения, которые встают перед ребенком на определенном этапе его развития.

Речь автономная детская. Один из ранних этапов развития речи ребенка, переходный к овладению речью взрослых. По своей форме «слова» ее являются результатом искажения детьми слов взрослых или их частями, повторенными дважды (например, «коко» вместо «молоко», «кика» вместо «киска» и пр.). Характерными особенностями являются[7, с. 39]:

1) ситуативность, влекущая за собой неустойчивость значений слов, их неопределенность и многозначность;

2) своеобразный способ «обобщения», основанный на субъективных чувственных впечатлениях, а не на объективных признаках или функциях предмета (например, одним словом «кика» могут обозначаться все мягкие и пушистые вещи — шуба, волосы, плюшевый мишка, кошка);

3) отсутствие флексий и синтаксических отношений между словами.
Автономная детская речь может принимать более или менее развернутые формы и сохраняться продолжительное время. Это нежелательное явление задерживает не только формирование речи (всех ее сторон), но и умственное развитие в целом. Специальная речевая работа с детьми, правильная речь окружающих взрослых, исключающая «подстраивание» под несовершенную речь ребенка, служат средством профилактики и коррекции автономной детской речи. Особенно развитые и затяжные формы автономная детская речь может принимать у близнецов или в замкнутых детских группах. В этих случаях рекомендуется временное разъединение детей.

Речь внутренняя. Беззвучная речь, скрытая вербализация, возникающая в процессе мышления про себя. Является производной формой внешней (звуковой) речи. В наиболее отчетливой форме представлена при решении различных задач в уме, при мысленном планировании, запоминании и пр. Посредством ее происходит логическая переработка полученного опыта, его осознание и понимание, дается самоинструкция при выполнении произвольных действий, осуществляются самоанализ и самооценка своих поступков и переживаний.

Внутренняя речь является важным и универсальным механизмом умственной деятельности человека. По своему генезису возникает из эгоцентрической речи — разговора дошкольника с самим собой вслух во время игры или других занятий. Постепенно этот разговор обеззвучивается, синтаксически редуцируется, становится все более сокращенным, идиоматическим, с преобладанием глагольных форм. На пороге школьного возраста эгоцентрическая речь превращается во внутреннюю — речь для себя и про себя.

Речь эгоцентрическая. Состоит в том, что ребенок раннего и особенно дошкольного возраста, занимаясь какой-либо деятельностью, сопровождает свои действия речью вне зависимости от присутствия собеседника.

Ж. Пиаже характеризовал ее как[14, с. 29]:

а) Речь в отсутствии собеседника (не направленную на коммуникацию);

б) Речь со своей точки зрения без учета позиции собеседника.

В настоящее время существует относительно устоявшееся отделение эгоцентрической речи от «Речи для себя» (private speech) как другого феномена речевого развития ребенка. Понятие эгоцентрической речи связано с эгоцентрическим характером интеллектуальной позиции ребенка, неспособного учитывать точку зрения слушающего. «Речь для себя» образуют высказывания, не имеющие намеренной коммуникативной направленности, не адресованные кому-либо и не предполагающие знаков понимания со стороны слушающего. «Речь для себя» полифункциональна: в некоторых случаях может служить средством непрямого обращения ко взрослому в целях привлечения его внимания; основная ее функция связана с регуляцией деятельности самого ребенка — созданием плана отображения в речи собственных действий, планирования собственных действий. Роль «Речи для себя» в психическом развитии ребенка состоит в соотнесении формирующихся значений слов с предметным содержанием действий.

Развитие речи проходит три этапа[21, с. 17].

1. Довербальный — приходится на первый год жизни. В этот период в ходе довербального общения с окружающими складываются предпосылки развития речи. Ребенок не умеет говорить. Но складываются условия, обеспечивающие овладение речью ребенком в последующем. Такими условиями является формирование избирательной восприимчивости к речи окружающих — предпочтительное выделение ее среди других звуков, а также более тонкая дифференцировка речевых воздействий по сравнению с другими звуками. Возникает чувствительность к фонематическим характеристикам звучащей речи. Довербальный этап развития речи завершается пониманием ребенком простейших высказываний взрослого, возникновением пассивной речи.

2. Переход ребенка к активной речи. Он приходится обычно на 2 год жизни. Ребенок начинает произносить первые слова и простейшие фразы, развивается фонематический слух. Большое значение для своевременного овладения ребенком речью и для нормального темпа ее развития на первом и втором этапах имеют условия общения со взрослым: эмоциональный контакт между взрослым и ребенком, деловое сотрудничество между ними и насыщенность общения речевыми элементами.

3. Совершенствование речи как ведущего средства общения. В ней все точнее отражаются намерения говорящего, все точнее передается содержание и общий контекст отражаемых событий. Происходит расширение словаря, усложнение грамматических конструкций, четче становится произношение. Но лексическое и грамматическое богатство речи у детей зависит от условий их общения с окружающими людьми. Они усваивают из слышимой ими речи только то, что необходимо и достаточно для стоящих перед ними коммуникативных задач.

Так, на 2−3 году жизни происходит интенсивное накопление словаря, значения слов становятся все более определенными. Ко 2 году дети овладевают единственным и множественным числом и некоторыми падежными окончаниями. К концу 3 года ребенок владеет набором примерно из 1000 слов, к 6−7 годам — из 3000−4000 слов.

К началу 3 года у детей формируется грамматический строй речи. К концу дошкольного возраста дети практически владеют почти всеми законами словообразования и словоизменения. Ситуативность речи (отрывочность и понятность лишь в конкретных условиях, привязанность к наличной ситуации) становится все менее выраженной. Появляется связная контекстная речь — развернутая и грамматически оформленная. Однако элементы ситуативности еще долго присутствуют в речи ребенка: она изобилует указательными местоимениями, в ней много нарушений связности. В школьные годы ребенок переходит к сознательному овладению речью в процессе обучения. Усваиваются письменная речь, чтение. Это открывает дополнительные возможности для дальнейшего развития лексической, грамматической и стилистической сторон речи — как устной, так и письменной.

1.2. Обзор литературы по изучаемой проблеме

В настоящее время нет необходимости доказывать, что развитие речи самым тесным образом связано с развитием сознания, познанием окружающего мира, развитием личности в целом. Центральным звеном, с помощью которого педагог может решать самые разные познавательные и творческие задачи, являются образные средства, точнее, модельные представления. Доказательство этому — многолетние исследования, проведенные под руководством Л. А. Венгера, А. В. Запорожца, Д. Б. Эльконина, Н. Н. Поддъякова. Эффективным способом решения проблемы развития интеллекта и речи ребенка является прием моделирования. Благодаря моделированию дети учатся обобщенно представлять существенные признаки предметов, связи и отношения в реальной действительности. Личность, обладающая представлениями о связях и отношениях в реальной действительности, владеющая средствами определения и воспроизводства этих связей и отношений, необходима сегодня обществу, в сознании которого происходят существенные изменения. Общество пытается осмыслить и переосмыслить действительность, для чего нужны определенные умения и определенные средства, в том числе умения смоделировать действительность.

Обучение моделированию целесообразно начинать в дошкольном возрасте, так как, по данным Л. С. Выготского, Ф. А. Сохина, О. С. Ушаковой, дошкольный возраст — это период наиболее интенсивного становления и развития личности. Развиваясь, ребенок активно усваивает основы родного языка и речи, возрастает его речевая активность. Дети употребляют слова в самых разнообразных значениях, выражают свои мысли не только простыми, но и сложными предложениями: учатся сравнивать, обобщать и начинают понимать значение абстрактного, отвлеченного смысла слова[20, с. 65].

Усвоение отвлеченного значения языковых единиц, обусловленное овладением логическими операциями обобщения, сравнения, сопоставления, абстрагирования, позволяет использовать моделирование не только для решения задач развития логического мышления дошкольника, но и для решения задач развития речи, прежде всего связной речи. Степень разработанности проблемы и теоретическая база исследования. Особенности овладения детьми языком и речью в самых различных аспектах: связь языка и мышления, связь языка и объективной действительности, семантика языковых единиц и характер их обусловленности — являлись предметом изучения многих исследователей (Н.И. Жинкин, А. Н. Гвоздев, Л.В. Щерба). При этом в качестве основного результата в процессе овладения речью исследователи называют овладение текстом. Особенности развития связной речи изучались Л. С. Выготским, С. Л. Рубинштейном, А. М. Леушиной, Ф. А. Сохиным и другими специалистами в области психологии и методики развития речи.

По определению С. Л. Рубинштейна, связной называет такую речь, которая может быть понята на основе ее собственного предметного содержания. В овладении речью, считает Л. С. Выготский, ребенок идет от части к целому: от слова к соединению двух или трех слов, далее — к простой фразе, еще позже — к сложным предложениям. Конечным этапом является связная речь, состоящая из ряда развернутых предложений. Грамматические связи в предложении и связи предложений в тексте есть отражение связей и отношений, существующих в действительности. Создавая текст, ребенок грамматическими средствами моделирует эту действительность.

Закономерности развития связной речи детей с момента ее возникновения раскрываются в исследованиях А. М. Леушиной. Она показала, что развитие связной речи идет от овладения ситуативной речью к овладению контекстной, затем процесс совершенствования этих форм протекает параллельно, формирование связной речи, изменение ее функций зависит от содержания, условий, форм общения ребенка с окружающими, определяется уровнем его интеллектуального развития. Формирование связной речи у детей дошкольного возраста и факторы ее развития изучались также Е. А. Флериной, Е. И. Радиной, Э. П. Коротковой, В. И. Логиновой, Н. М. Крыловой, В. В. Гербовой, Г. М. Ляминой.

Уточняют и дополняют методику обучения монологической речи исследования Н. Г. Смольниковой о развитии структуры связного высказывания у старших дошкольников, исследования Э. П. Коротковой об особенностях овладения дошкольниками различными функциональными типами текстов. Разносторонне изучаются также методы и приемы обучения дошкольников связной речи: Е. А. Смирнова и О. С. Ушакова раскрывают возможность использования серии сюжетных картин в развитии связной речи, о возможности использования картины в процессе обучения дошкольников рассказыванию достаточно много пишет В. В. Гербова, Л. В. Ворошнина раскрывает потенциал связной речи в плане развития детского творчества.

Но предлагаемые методы и приемы развития связной речи более ориентированы на представления фактического материала для детских рассказов, интеллектуальные процессы, значимые для построения текста, в них менее отражены. На подходы к изучению связной речи дошкольника оказали влияние исследования, выполненные под руководством Ф. А. Сохина и О. С. Ушаковой (Г.А. Кудрина, Л. В. Ворошнина, А. А. Зрожевская, Н. Г. Смольникова, Е. А. Смирнова, Л.Г. Шадрина). В центре внимания этих исследований находится поиск критериев оценки связности речи, и в качестве основного показателя ими выделено умение структурно выстраивать текст и использовать различные способы связей между фразами и частями разных типов связных высказываний, видеть структуру текста, его основные композиционные части, их взаимосвязь и взаимообусловленность.

Таким образом, анализ психолого-педагогической литературы позволил нам обнаружить противоречие между особенностями речевого развития ребенка старшего дошкольного возраста и теоретическим обоснованием использования моделирования при обучении старших дошкольников связной речи, между потребностями практики в использовании моделирования в работе по развитию связной речи и отсутствием педагогических технологий, ориентированных на моделирование в работе по формированию у дошкольников умений в области текста.

1.3. Состояние изучаемой проблемы в теории и практике дошкольного воспитания

В современной педагогической практике наблюдается весьма противоречивая картина состояния обучения детей этого возраста связной речи. С одной стороны, во многих дошкольных образовательных учреждениях занижаются возможности детей от 4-х до 5-ти лет в овладении родным языком, обучение связной речи ограничивается только рамками диалога или пересказом хорошо знакомых сказок и рассказов, описанием отдельных предметов, с другой — неоправданно переносятся содержание, формы и методы обучения связной речи старших дошкольников в средние группы. Такой подход отражен и в ряде многочисленных вариативных программ.

Таким образом, наблюдается противоречие между потребностями массовой практики в методике формирования связности речи детей среднего дошкольного возраста и ее недостаточной разработанностью.

Глава 2. Экспериментальное исследование

2.1. Содержание и методика развития связной речи детей старшего дошкольного возраста

На первом этапе исследования решались следующие задачи:

1. Обогащать жизненный опыт детей; учить видеть и называть характерные признаки, качества и действия предметов.

2. Дать детям представления о последовательности действий персонажей в литературном произведении, изображенных на картинке, в игровых ситуациях; о структуре связного повествовательного высказывания.

3. Учить детей располагать картинки в определенной логической последовательности, в соответствии с развитием действий.

Эти задачи решались, главным образом, в процессе подгрупповых и индивидуальных занятий, на которых создавались условия для высокой речевой активности детей, формировался интерес к обучающим занятиям.

С целью обогащения содержания речи проводились наблюдения за окружающей действительностью, рассматривание картин, беседы на интересующие детей темы, в ходе которых создавались условия, побуждающие ребенка к связному высказыванию.

Большое место занимало чтение художественной литературы, в процессе которого обращали внимание детей на композицию произведения (как начинается, о чем рассказ или сказка, как и чем заканчивается), на его языковые особенности. Использовали приемы подбора синонимов к характеристикам героев сказок (зайчик в сказке «Заюшкина избушка» — трусишка, маленький, жалкий, косой, серенький, слабый; лиса — хитрая, обманщица, плутовка, злющая; петух — храбрый, удалец, голосистый), отдельных предметов (в той же сказке избушка лубяная — деревянная, из досок, бревен, теплая, прочная, не растает; ледяная — холодная, не прочная, снежная, для зимы, прозрачная, быстро растает весной).

Параллельно обогащался детский словарь. Проводились игры типа «Чего не стало?», «Что игрушка рассказывает о себе?», «Угадай игрушку», в которых педагог привлекал внимание детей к отдельным признакам объектов, описывал игрушки, предлагал детям найти, что описано. Так, в играх «Чего не стало?», «Угадай игрушку» дети учились подбирать существительные соответствующие предмету, объекту (заяц, медведь, лиса, колобок и т. п.), а в игре «Что игрушка рассказывает о себе» они подбирали прилагательные, характеризующие соответствующую игрушку (медведь — неуклюжий, большой, добрый, мохнатый, косолапый; колобок — круглый, румяный, душистый, свежий, веселый и т. п.), существительные соответствующие месту нахождения игрушек-персонажей (заяц — норка, избушка, лес, теремок; колобок — домик, печка и т. п.).

В ходе игр учили дошкольников отвечать на вопросы воспитателя не одним словом, а фразой, предложением, несколькими предложениями. При проведении игр отметили, что некоторые дети легко справляются с заданиями, поэтому с целью усложнения были предложены игры типа «Что лишнее?», «Узнай по описанию», игры-соревнования, разработанные еще Е. И. Тихеевой: «Кто больше увидит и скажет про медвежонка», «Скажи, что ты знаешь про куклу Машу». В них дети учились самостоятельно выделять объект, его признаки, называть их, рассказывать двумя-тремя предложениями.

За каждый правильный ответ ребенок получал фигурку игрушки, о которой рассказывал (фигурка для фланелеграфа), что повышало речевую активность детей и позволяло в последующем использовать этот материал в играх на фланелеграфе при составлении сюжетов для последующих рассказов (сказок).

Роль взрослого в играх менялась. Так, в начале взрослый брал на себя ведущую роль и давал образцы описания игрушек (предметов), а затем детям предоставлялась самостоятельность и взрослый лишь контролировал, направлял ход игры, следил за правильным согласованием существительных и прилагательных в роде, числе и падеже. Особое внимание уделялось глаголу, поскольку в повествовании, как подчеркивают лингвисты, он выступает в качестве основного средства развития сюжета. Умение выделять и называть разнообразные действия объекта явится необходимым условием создания рассказов повествовательного типа.

С этой целью детям предлагались дидактические игры, которые проводились как часть занятий по развитию речи, а также вне их. В качестве примера приведем описание некоторых игр: «Что этим можно делать?».

Цель: активизация в речи детей глаголов, обозначающих характерные действия, которые можно выполнять при помощи тех или иных предметов.

Ход игры: педагог приносит детям посылку. В коробке различные предметы (машина, кукла, мишка, карандаш, кисточка, дудочка и т. д.), которые каждый раз могут быть разными. «Рассмотрите предметы, — предлагает педагог, — они останутся у нас в том случае, если вы не только назовете их, но и ответите на вопрос: «Что этим можно делать?». Дети по очереди выбирают предметы, называют их, отвечают на вопрос. Если все выполнено верно, то предмет остается у детей. Желание получить предмет побуждало ребёнка к поиску нужного слова (машина — ездить, катать друзей, кататься, возить груз; мишка — играть, укладывать спать; кисточка — рисовать и т. п.). Педагог с остальными детьми контролирует выполнение заданий. В игре натуральные предметы могут быть заменены игрушками, картинками.

После того, как дети научились быстро определять название предмета и его назначение была предложена следующая игра: «Кто что умеет делать?».

Цель — активизировать в речи детей глаголы, обозначающие характерные действия животных (людей разных профессий и т. д.).

Ход игры: игра начинается с краткой беседы о животных (о разных видах труда и т. д.), в ходе которой дети вспоминают о разных животных, профессиях и т. д. Затем воспитатель напоминает ее правила. У каждого играющего есть картинка: «котята играют», «куры клюют зернышки», «дети играют» и т. д. («птичница кормит кур», «дети едут на поезде», «дети строят дом», «дети встречают новенькую» и т. п.). Перед всеми на столе фрагменты парных картинок. Детям предлагается как можно быстрее собрать подобную картинку из фрагментов. Выигрывает тот, кто первым ее сложил и назвал, что делают животные (люди, дети и т. д.).

Цель игры «Где мы были, не скажем, а что делали, покажем» — учить называть действие словом, правильно употреблять глаголы (время, лицо).

Ход игры: воспитатель, обращаясь к детям, говорит:

— Сегодня мы поиграем так: тот, кого мы выберем водящим, выйдет из комнаты, а мы договоримся, что будем делать. Когда водящий вернется, он спросит: «Где вы были? Что вы делали?» Мы ему ответим: «Где мы были, не скажем, а что делали покажем».

Выбирают водящего, он выходит. Воспитатель изображает, что будто бы он рисует.

— Что я делаю? — спрашивает он у детей.

— Рисуете.

— Давайте все будем рисовать.

Приглашают водящего. Отгадав, выбирают нового водящего. Игра продолжается. Педагог предлагал самим детям придумать действие (в качестве подсказки использовались сюжетные картинки, которые изображали действия взрослых, детей, животных и т. д.). В данной игре учим не только придумывать и показывать разные ситуации, но и подбирать соответствующие слова, строить фразу, предложение.

Работа над семантикой слова осуществлялась и в свободной деятельности с детьми. Им объясняли, что одни и те же слова могут иметь разное значение в зависимости от ситуации общения, контекста. Например: ручка — у куклы, шкафчика и т. д.; колючий — кактус, ежик, куст и т. д. Проводили упражнения: «Как можно сказать по другому?», «Скажи наоборот». В ходе выполнения первого дети получали возможность поупражняться в подборе синонимов (медведь — большой, огромный, большущий; заяц — маленький, крошечный; солнце — яркое, лучистое, теплое, жаркое, горячее и т. п.). Во втором упражнении дошкольники подбирали антонимы (большой — маленький, добрый — злой, мохнатый — гладкий, теплый — холодный, храбрый — трусливый и т. п.).

Рассматривая связный текст как совокупность предложений, мы большое внимание уделяли работе над предложением, учитывая при этом его роль в тексте.

Кроме подгрупповых, проводились фронтальные занятия, на которых знакомили детей с разными вариантами начала и окончания сказок, рассказов на материале готовых литературных произведений и серии иллюстраций к ним. Дети пересказывали сказки и отдельные их части.

На первом занятии учили детей строить предложения для начала и окончания сказки. Педагог просил детей вспомнить сказку «Маша и медведь» (рис. Е. Рачева) и ответить на вопросы: «О чем эта сказка? Как она начинается? Чем заканчивается?». После того, как дети ответили, взрослый, в определенной последовательности выкладывал иллюстрации к сказке (три) перед ними и просил сказать, используя текст сказки, что изображено на картинках. Особое внимание обращалось на первую и последнюю картинки, детей подводили к точному воспроизведению начала и конца сказки. В случае затруднения, педагог оказывал помощь, которая заключалась в том, что он начинал предложение, а детям нужно было добавить нужное слово.

В свободное от занятий время предлагались знакомые сказки и картинки к ним («Заюшкина избушка», «Три медведя» и т. п.). Некоторым детям было трудно самостоятельно придумать предложение по картинке и определить последовательность иллюстраций. Поэтому взрослый, в зависимости от ситуации, либо сам раскладывал картинки, либо делал это вместе с ним. В данных ситуациях дети учились составлять предложения, находить иллюстрации, соответствующие тексту сказок и раскладывать их в заданной последовательности.

С целью закрепления умения строить предложение, определяющее основное содержание изображенного на картинке, а также определения последовательности действий проводилось упражнение «Узнай и назови».

Детям предлагались наборы картинок с последовательным развитием действия на тему «С утра до вечера» (разработанные автором). Педагог спрашивал: «Посмотри внимательно и скажи, кто нарисован на картинках? Что он делает на первой картинке? Как ты думаешь, что он будет делать потом? Найди картинку (ребёнок должен найти необходимую картинку). Чем всё закончится? (Ребёнок вновь находил картинку и называл, что на ней нарисовано)». Выполнение заданий проверялось путем наглядного сравнения с правильным расположением картинок. Сравнивая, ребенок передавал содержание картинок в речи.

В ходе выполнения данного задания многие дети испытывали трудность в определении последовательности действий и раскладывании картинок, поэтому очень часто обращались к помощи воспитателя.

Параллельно серии картинок использовались инсценировки с игрушками, в которых главные герои — выполняли ряд действий (мишка и зайчик качаются на качелях; кукла Маша и ежик строят дом; лисенок катается на лошадке и т. п.). Затем предлагались готовые игровые ситуации, созданные взрослым с помощью игрушек и фигурок на фланелеграфе.

Приведём пример такой ситуации: «К кукле Маше приходят гости». На столе стоят игрушки, расставленные в виде комнаты: стол, на столе чашки, сахарница, чайник; кукла Маша стоит рядом со столом; за столом сидят зайчик, мишка.

Педагог говорит: «Сегодня к Маше пришли гости. Она решила напоить их чаем. Что сделала Маша?»

Дети: «Поставила чашки и чайник».

Дальше педагог производит действия, которые дети называют: «Маша села за стол; разливает чай; угощает конфетами гостей; подаёт чашку мишке». В заключение воспитатель предлагал придумать, что будут делать Маша и гости, когда попьют чай. Дети придумывали ситуацию, а педагог инсценировал ее с помощью игрушек («День рождения», «Идем в гости», «Строим дом» и др.).

Важную роль выполняли вопросы: «Как вы думаете, о чем хотят рассказать нам игрушки? (картинка на фланелеграфе?)» («…о том, как Маша встречала гостей; о дне рождения щенка и т. д. «). Такого рода вопросы помогали определять тему высказывания.

Игровые действия повышали умственную активность детей, ставили их в такие обстоятельства, которые требовали нужного высказывания. Повторность игровых действий способствовала многократному проговариванию слов, фраз, предложений, фрагментов рассказа и их перенос в самостоятельное высказывание.

Игровые ситуации позволяли детям овладевать навыками необходимыми для построения связного монологического высказывания: отбирать лексический материал в соответствии с темой и ситуацией высказывания, использовать разнообразные синтаксические конструкции. Они вызывали у детей большой интерес и переносились ими в самостоятельные игры, сопровождались высокой речевой активностью.

Вместе с тем, некоторым детям по-прежнему было трудно самостоятельно составить предложения по ситуации, они лишь договаривали за педагогом отдельные слова, фразы.

С целью закрепления умения определять последовательность высказывания, видеть и исправлять неточности в тексте при использовании картинок было проведено второе занятие.

На нем к детям из сказки приходил Торопыжка и сообщал о том, что все книжки у них «заболели». Все в них перепуталось: вместо начала конец и, наоборот; в сказке про «Красную Шапочку» появляется Колобок и т. д. Сказочные герои просят у детей помощи. Если они определят, где в рассказе (сказке) начало, а где конец; найдут неточности в тексте и сами исправят их, то все книжки в сказке станут здоровы. Торопыжка выражал беспокойство по поводу того, справятся дети с заданием или нет. Педагог успокаивал его и говорил: «Не беспокойся, Торопыжка! Для того чтобы научиться замечать непоследовательность, неточность в рассказе или сказке, у нас есть замечательные картинки и интересные игры, которые помогут детям». Дети при участии Торопыжки вновь раскладывали картинки серии «С утра до вечера» в логической последовательности. Задание проводилось по подгруппам. Каждый из них получал по две картинки: зайчик спит, делает зарядку, умывается, обедает, занимается, играет. Нужно было назвать сначала первое действие и показать первую картинку, затем вторую и назвать действие. Если вначале обучения эти картинки использовались для того, чтобы научить дошкольников строить предложения, а помощь в определении последовательности оказывал взрослый, то в данной ситуации каждый ребенок действовал самостоятельно. После выполнения задания дети могли проконтролировать себя. Пособие было изготовлено таким образом, что на обратной стороне каждая картинка имела окошечко, внутри которого была стрелка, указывающая направление действия. В ходе выполнения данного задания все дети смогли назвать действия, изображенные на картинках, многие рассказывали двумя-тремя предложениями, но наблюдалось нарушение последовательности в изложении событий, на что указывало неправильное расположение карточек (8 человек из 20).

Для закрепления навыка определения последовательности действий, детям предлагали другие серии сюжетных картинок с последовательно развивающимися событиями (картинки из книги Н. Радлова «Рассказы в картинках»).

С целью проверки, насколько они могут замечать нарушения последовательности в речи без использования наглядного материала, проводилась игра «Так бывает или нет?»

Она способствовала развитию логического мышления, умения замечать непоследовательность в рассказах, устанавливать связи между явлениями и выражать их в слове.

Ход игры: педагог объясняет правила игры:

— Сейчас я буду вам о чем-то рассказывать. В моем рассказе вы должны заметить то, чего не бывает. Кто заметит, тот пусть, после того как я закончу, скажет, почему так не может быть.

Примерные рассказы воспитателя:

«Наступила осень. Все птицы улетели. Грустно стало детям. „Давайте сделаем для птиц скворечники!“ — предложил Вова. Когда повесили скворечники, птицы поселились в них, и стало опять весело детям».

«Все дети обрадовались наступлению осени. «Вот теперь мы будем собирать красивые листья, и делать букеты», — сказала Света. «А я люблю купаться в реке, — сказала Люда, — мы с мамой будем ездить на речку и загорать».

(Сначала рассказы педагога сопровождались показом картинок, которые наглядно демонстрировали нарушения последовательности и логики действий. При повторном проведении игры наглядность не использовалась). Правильное выполнение задания поощрялось цветной фигуркой для фланелеграфа. Побеждал в игре тот, кто имел больше фигурок и мог составить сюжет картинки на фланелеграфе без нарушения логики развертывания событий. Взрослый побуждал детей к составлению предложений и коротких рассказов по этим картинкам, что способствовало закреплению представлений детей о структуре связного высказывания и формировало умения использования разнообразных синтаксических конструкций в зависимости от контекста. Все эти задания требовали большой индивидуальной работы с детьми. Так, педагог демонстрировал им картинки на фланелеграфе и задавал вопросы: «Нравится тебе эта картинка? Всё на ней правильно? Что ты можешь изменить в ней? Давай сделаем это вместе?»

Если ребёнок легко и быстро справлялся с заданием, ему предлагалось послушать рассказ или сказку по данной картинке. Далее и сам ребёнок договаривал отдельные слова, фразы (использовались знакомые детям литературные произведения «Колобок», «Маша и медведь», «Три медведя», «Пузырь, лапоть и соломинка»).

На последующих двух занятиях продолжали знакомить детей с разными вариантами начала и конца сказок. С целью создания интереса и желания участвовать в последующей деятельности детей приглашали в комнату сказок. В ней их встречали Торопыжка и бабушка-сказительница. Торопыжка благодарил за детей за помощь, все книжки у них «выздоровели», но теперь ему очень хочется самому сочинять рассказы и сказки, а как это сделать он не знает. Вот он и хочет узнать, как получаются рассказы и сказки? «А правда, как они получаются?» — спрашивал педагог у сказительницы. Она отвечала: «Сказок и рассказов я много знаю, люблю их рассказывать детям, а вот, как они получаются, не знаю, а может и знала да забыла. Стара я стала». Тогда педагог обращался к детям с вопросами, которые помогали вспомнить, как сказки или рассказы могут начинаться, заканчиваться. Так, воспитатель спрашивал: «С чего бы вы начали составлять рассказ или сказку?» Дети отвечали: «Жили-были… «, «В некотором царстве…». Педагог помогал детям припомнить некоторые варианты, например: «А я бы начала со слова: «Однажды…» и т. д. «Как можно закончить рассказ или сказку?» — спрашивали у детей дальше. Ответы: «Вот и сказке конец… «, «Стали жить-поживать…».

В ходе занятия обращалось внимание на то, что и в рассказе, сказке есть последовательность, которую нельзя нарушать. В заключении сказительница задала детям загадку: перед ними были выложены иллюстрации к сказке «Маша и медведь», нужно отгадать из какой они сказки и восстановить последовательность. После правильного отгадывания, детям рассказывали это произведение.

С целью побуждения детей к созданию самостоятельных высказываний были использованы готовые ситуации. Так, педагог предлагал: «Помоги мне, пожалуйста. Я буду рассказывать свою историю (сказку), а ты показывать её». (Ребёнок внимательно слушал и расставлял фигурки на фланелеграфе или игрушки. Воспитатель помогал ребёнку, направлял его действия.)

«Я уже приготовила игрушки, чтобы рассказать Руслану и Саше вчерашнюю историю. Ведь их не было в детском саду, но мне нужна твоя помощь. Ты очень внимательно слушал рассказ, а я забыла некоторые слова. Давай расскажем историю вместе».

«К нам пришли гости (3−4 ребёнка из параллельной группы). Они услышали, что вы учитесь придумывать разные рассказы и сказки. Давайте покажем, чему мы научились». Воспитатель обговаривал с детьми, какую ситуацию создать. Затем один из них рассказывал по этой ситуации. Взрослый подсказывал ребенку начало предложений, отдельные слова, фразы, соединяющие части текста. Так, взрослый создавал следующую ситуацию при помощи игрушек: девочка собирает грибы в лесу, а навстречу ей идет медведь. Приведем пример совместного рассказа:

Р.: — Пошла девочка в лес и заблудилась.

Э.: — Шла она шла и вдруг…

Р.: — увидела мишку.

Э.: — Девочка очень…

Р.: — испугалась.

Э.: — Но мишка ей сказал…

Р.: — не бойся меня.

Э.: — Я могу тебя…

Р.: — привести домой. Взял девочку за ручку и повел.

К концу первого этапа обучения дети научились раскладывать картинки в заданной последовательности; создавать с помощью взрослого сюжеты из игрушек, фигурок на фланелеграфе; устранять нарушения логики в готовых ситуациях; переносили игры и игровые ситуации в самостоятельную деятельность.

2.2. Пути формирования связной речи у детей старшего дошкольного возраста

На втором этапе эксперимента решались следующие задачи:

1. Формировать самостоятельность высказываний, их структурную оформленность.

2. Закреплять умения по-разному соединять предложения в тексте, используя разнообразные способы связи.

На этом этапе, как и на первом, применяли игрушки, фигурки на фланелеграф, настольный театр с целью создания игровых ситуаций, позволяющих обогатить содержание речи ребёнка; избежать шаблонности в детских высказываниях; структурно их оформить.

На первом занятии продолжали знакомство детей с началом повествования; закрепляли представления о различных вариантах начала на примере знакомых сказок и рассказов; закрепляли умения детей определять главную тему повествования. Развивали у них представление о том, что в начале высказывания обычно называются главные герои произведения и рассказывается о том событии, которое даёт толчок развитию сюжета.

Основным содержанием занятия был пересказ сказки «Маша и медведь». Занятие проводилось в комнате сказок. Сказительница предлагала детям отгадать ее загадки: «Посмотрите на картинку. Из какой сказки (рассказа) эти герои? Назовите их. Вспомните, как начинается эта сказка (рассказ)». Если дети справлялись с заданием и отгадывали загадку, то сказительница дарила детям книгу с этим произведением и картинки, которые дети могли использовать в самостоятельных играх.

В игровых ситуациях дети учились называть главных героев, изображённых на картине, пересказывать начало произведения.

С целью закрепления полученных на занятии умений детям предлагали при помощи картинок показать последовательность литературного произведения; подводили к воспроизведению знакомых сказок, рассказов. Для примера приведем фрагмент записи занятия: «Посмотрите, ребята, кто это? (воспитатель показывает картинку с изображением девочки, которая гуляет в лесу, рис. Е. Рачева к сказке «Маша и медведь»).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой